logo
Институт геополитики профессора Дергачева
Сетевой проект
Аналитический и образовательный портал
«Пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет». Мартин Хайдеггер

Геополитика. Русская энциклопедия

Интернет-журнал

Геополитика. Русская энциклопедия

Геополитика. Русская энциклопедия




   
   
   
Союз образовательных сайтов    
Яндекс цитирования    
Рейтинг@Mail.ru    
   



Лекции Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи


Обсудить статью в дискуссионном клубе

Протектораты Красного Дракона

Владимир Дергачев 28.04.2012

 

КитайПоднебесной необходимо жизненное (ресурсное) пространство, которое она будет создавать не за счет присоединения новых территорий, а путем экономической экспансии и создания марионеточных государств (протекторатов), в первую очередь в Африке и постсоветском пространстве. Колониальная эпоха давно завершилась, но, в результате  цунами бездумной демократии, расколотое постсоветское пространство постепенно, но уверенной поступью  трансформируется в протектораты (см., «Демократические» криминально-коррумпированные протектораты).

 

***
КитайКитайские протектораты в Африке. Когда автор в 70-е годы принимал экзамен по географии в МГУ, то на затруднительный ответ абитуриента, стоящего у экономической карте Африке, о политической ориентации стран этого континента, добавлял, что нет ничего более простого. Если нет полезных ископаемых, то эти страны-голодранцы, как правило, строят социализм. Если имеются богатые полезные ископаемые, то местные государства преимущественно находятся под контролем Запада. В условиях противостояние двух сверхдержав Африка была поделена на два лагеря.
После распада Советского Союза началась геополитическая трансформация Африки. В наибольшей степени от неё пострадала Черная Африка — страны, расположенные к югу от Сахары. Здесь образовался мировой полюс бедности и нищеты. Ежегодно сокращался валовой национальный продукт, падал уровень и качество жизни, росла коррупция, а страны не могли существовать без иностранных кредитов и гуманитарной помощи. Местные модели общественного развития оказались несостоятельными, а «судьбоносные» экономические программы возрождения  имитируют деловую активность. Пришедшие во власть на волне демократии политики быстро теряли авторитет и доверие. Многие «демократические» лидеры оказались не только некомпетентными, но и коррумпированными в впечатляющих Запад масштабах. Например, в Нигерии местная «элита в законе» живет  на «фазендах», обнесенных колючей проволокой и стенами с пулеметными гнездами.
Китай стал вторым экономическим партнёром Чёрного континента после США. С 2000 по 2008 гг. товарооборот между КНР и Африкой вырос на 45% и достиг $107 млрд. Поставки африканской нефти в Китай составляют 30 % от всего экспорта этого энергетического сырья с континента. Главные экономическими партнерами Китая в Африке стали Судан, Демократическая республика Конго и Ангола. Эти три крупных африканских государства образуют «красный пояс» от Атлантики до Красного моря. Страны богаты полезными ископаемыми, в первую очередь нефтью, алмазами и золотом. По стоимостному объему экспорта в Китай среди африканских стран доминирует Конго и Судан, здесь 60 - 70 % всего экспорта страны приходится на Поднебесную. Ангола опережает даже Саудовскую Аравию по поставкам нефти в Китай.


Прямые иностранные инвестиции КНР в африканские страны по итогам 2008 года достигли $5,5 млрд., то есть почти 9,8% всех прямых иностранных инвестиций Китая пришлись на Африку. Пекин реализует множество социальных проектов  на африканском континенте, а ежегодно на учебу в Китай отправляется свыше 15 тыс. африканских студентов.


Одним из ключевых механизмов китайско-африканского взаимодействия стал Форум сотрудничества Китай - Африка, в состав которого входят 49 африканских стран, имеющих дипломатические отношения с Пекином. С 2000 года данное мероприятие проводится раз в 3 года. В 2009 году в Шарм-эль-Шейхе (Египет) состоялся четвертый Форум китайско-африканского сотрудничества, на котором были подведены итоги за прошедшее десятилетие, а также оглашены дальнейшие планы китайских вливаний в африканскую экономику.


Китай не просто занял место Советского Союза в Африке, но и  реализует прагматичную экономическую политику. Экспортирует сырье в обмен на инвестиции. Тогда как СССР часто осуществлял экономическую помощь в обмен на лояльность Москве.


Возрастание роли Китая в Африке, особенно в Центральной, способствует усилению экономической мощи Южно-Африканской республики и морского пути вокруг мыса Доброй Надежды. В 2008 году грузооборот порта Ричардс Бэй составил 82,7 млн. т, Дурбана — 75 млн. т. и 2,6 млн. TEU (эквивалентным двадцатифутовым контейнерам), Элизабет — 10 млн. т и Кейптауна — 2,9 млн. т. Это стало возможным и благодаря возрастанию объема внешней торговли Бразилии со странами Индийского океана.


***
После длительного периода преимущественно испанского и португальского владычества, Латинская Америка стала «вотчиной» США. В послании американского президента Джеймса Монро (1758-1831) Конгрессу 2 декабря 1823 года была провозглашена декларация принципов внешней политики США, получившая название «доктрина Монро».  Она стала первой геополитической доктриной Соединенных Штатов, выдвигающей принципы разделения политического влияния в мире между Европой и США. Доктрина рассматривала Латинскую Америку как «задний двор» Вашингтона, осуществляющего здесь военно-политический, экономический и демократический контроль. После Второй Мировой войны Латинская Америка стала полигоном для международных финансовых институтов, где также доминируют США. После распада СССР не произошло усиления роли США в регионе. Американские агрессии на евразийском континенте не позволили Вашингтону уделять больше внимание традиционной зоне американского влияния. Соединенным Штатам не только не удалось превратить Латинскую Америку в «свой «демократический» протекторат, но в условиях кризиса «плавильного котла» и демографических факторов возникла угроза латиноамериканизации Соединенных Штатов.


Латинская Америка превращается в один из ключевых регионов для внешней политики Китая. Товарооборот Пекина с латиноамериканскими странами  превысил $143 млрд. (2008). Наиболее развитые латиноамериканские страны (Бразилия, Мексика, Аргентина) стали главными торговыми партнерами и крупнейшими в регионе рынкам потребления китайских товаров. Особое место занимает Венесуэла, ставшая   одним из важнейших экспортеров нефти в Китай в обмен на инвестиции из Поднебесной. В энергетическом направлении Китай расширяет сотрудничество с Эквадором и Бразилией,  где открыты крупные месторождения нефти на шельфе.


***
Впервые после завершения колониальной эпохи появился новый эффективный тип протекторатов — государства криминально-коррумпированной демократии с компрадорской буржуазией и властью, ставшей дешёвой марионеткой Запада. Главным достижением последнего двадцатилетия стало формирование новой мировой периферии на постсоветском пространстве, где завершается создание протекторатов Евросоюза, США и Китая.


Коммунистический Китай при Мао Цзэдуне уже предъявлял территориальные претензии Советскому Союзу на 1,5 млн. км территории. По мере углубляющейся деградации российского пространства, которая успешно завершится  под мудрым руководством правящей партии «жуликов и воров» Российская Федерации при жизни нынешнего поколения станет ресурсным протекторатом Поднебесной.


О возможной  трансформации России и Украины в китайские протектораты автор писал еще в 2000 году в первом издании «Геополитики». Тогда для многих  этот сценарий казался чистой ы фантазией.  Но со временем и сказка становится былью. При сохранении системного кризиса управления, дальнейшей деградации правящей элиты и падения уровня жизни народа наиболее реальным становится сценарий вхождения в экономическое пространство, контролируемое Китаем и Западом. Россия, Украина и Белоруссия    имеют  основания оказаться  под влиянием экономической экспансии  Китая. Казалось бы,  «большой скачек» на Восток самый  фантастический сценарий. Но не будем торопиться с выводами. Действительно,  отсутствуют  прогнозы  китайских аналитиков  на эту тему. Но они и не могли «досрочно»» появиться в социокультурном пространстве  китайской традиции, согласно которой «белое постепенно переходит в черное и наоборот».  А когда   Восточная Европа  реально окажется в  экономическом пространстве Китая,  это станет свершившимся фактом,  а не предметом прогнозирования.


В этой связи следует обратить внимание, что обладая второй по величине  экономикой, Китай не претендует на  участие в «большой семерки» в отличие от России, сохраняющей  угасающий комплекс  «мании величия».  Согласно конфуцианской традиции неявное, само собой, станет явным, когда  не потребуется подтверждать то, что есть на самом деле.


О  возможности вхождения в геоэкономическое пространство Китая свидетельствуют следующие тенденции. По уровню коррупции и нищеты населения Россия, Украина  и большинство  других постсоветских государств уверенно соревнуются с Черной Африкой, олигархическая модель демократии в России и националистическая на Украине оказались несостоятельными, а «судьбоносные» экономические программы возрождения  имитируют деловую активность. И там и здесь  пришедшие во власть  на волне демократии политики быстро теряют авторитет и доверие. Многие «демократические» лидеры оказались не только некомпетентными, но и коррумпированными в впечатляющих Запад масштабах.


На китайский опыт проведения реформ иногда ссылаются в постсоветских странах под впечатлением уведенного во время многочисленных визитов.  Успех преобразований в Китае  в условиях  ограничения гражданских свобод  обусловлен  постепенными и продуманными действиями, а не политикой «шоковой терапии». Именно игнорирование концепции поэтапного открытия  рынка обернулась  угрозой гибели российской и  всей постсоветской экономики.  При отсутствии нормального инвестиционного климата  слабая валюта была  подставлена под финансовые спекуляции.   В Китае  осуществлена  экономическая модель, ориентированная  на либерализацию  для прямых инвестиций и абсолютный запрет для  спекулятивного  капитала  и вывоза валюты.


Таким образом,  исходя из сложившихся тенденций,  в будущем устойчивое падение уровня и качества жизни неизбежно приведет Россию и новые независимые государства  в  сферу  китайского геоэкономического пространства. Осуществиться мечта   власти  о сильной китайской модели, но только с одним уточнением. Если  долги по западным кредитам  можно  периодически разворовывать,  реструктуризировать или списывать за  холопскую лояльность, то восточная традиция этого не предусматривает. Заемные на Востоке  капиталы должны  будут  возвращаться в установленные сроки. Власть, чтобы  держать под контролем  миллиардный народ, не имеет права  проявлять слабость к «вассалам», обязанным ежегодно возвращать долги пекинским правителям. Поэтому не из области преданий возможен следующий сценарий не во сне, а наяву. Например, из-за ежегодных недоимок дани  на праздник Международной солидарности  трудящихся Первого мая в экономических протекторатах будут устраиваться образцово-показательные казни местной коррумпированной власти (особо «выдающихся» деятелей партии власти и чиновников).


Не следует забывать, что международная организованная преступность идет в авангарде мирохозяйственной интеграции.  По архивным данным установлено, что в 80-е годы  более 70% «советских» воров в законе  в той или иной степени сотрудничали со спецслужбами  КГБ и МВД. И организованная преступность  была создана под патронажем карающих органов. Спецслужбы США  в свое время распространили  версию о  массовом исходе  «воров в законе» после распада Советского Союза  на Запад как тайной и  спланированной   операцией КГБ. Где русская мафия внедрится в загнивающую экономику  и подорвет фундамент капитализма. Однако «теория десанта  воров в законе на Запад» не выдержала проверку временем**. Многие из них оказались не приспособлены к другой социальной среде и были выловлены как цыплята.


Другое дело китайская мафия — один из передовых отрядов китайской геополитики «идти вовне».  Для китайских триад криминально-коррумпированные государства являются лакмусовой бумажкой. Триады чувствуют себя особенно благополучно в странах с высоким уровнем коррупции в Юго-Восточной Азии. Перспективным регионом для триад являются страны криминально-коррумпированной демократии в Восточной Европе, Центральной Азии и на Южном Кавказе.
Естественно,  направляющей и руководящая роль в геополитике «идти вовне» принадлежит   и будет принадлежать Компартии Китая. Но нельзя принижать роль китайских триад.  Возможно, между руководством  КПК  и мафией существует определённая договорённость. Китайские  триады идут в авангарде наступления на государства с криминально-коррумпированными режимами. Китайские триады обеспечивают самую надежную «крышу» для бизнеса, так как в коррумпированной  стране могут с потрохами купить  чиновников, деятелей партии власти, спецслужб и полицаев. Которые душат бизнес на корню, так как хотят получить коррупционные блага сегодня, пока находятся у власти. Бессмертные триады оставляют возможность для расширенного воспроизводства бизнеса, но при одном условие. Предательство наказывается только высшей мерой.


Естественно, китайская мафия столкнется с бизнес - интересами  доморощенной организованной преступностью. В 90-е годы на Западе опасались, что российская организованная преступность станет альтернативной коррумпированной государственной власти.  На демократических выборах электорат часто отдавал предпочтение «ворам в законе», как более честным и порядочным (например, эффект «Прыща» в Нижнем Новгороде). В дальнейшем эту проблему  удалось решить за счет братания партии власти с организованной преступностью, что наглядно демонстрируют события в станице Кущевской и  уральской деревне Согра.


Сочетание трех факторов — коррумпированной власти в союзе с международной мафией и отечественной организованной преступностью — неизбежно приведёт к утрате суверенитета и превращению России и постсоветских государств в протектораты Китая и Запада.  

 


** Олег Утицин Третья воровская война. — Совершенно секретно, август 2011 г.

 

Другие статьи профессора Дергачева на эту тему:
Китайская геополитика перед броском в Сибирь
Верной дорогой к китайскому протекторату в России
«Демократические» криминально-коррумпированные протектораты

 

Падение и взлет китайского Дракона
(содержание электронной версии книги, которая публикуется на Портале с октября 2011 года)

 


 

«Геополитика сверхдержав»

Америка. Утомлённая супердержава Падение и взлет китайского Дракона Имперская геополитика. Великий час мировых империй Путь к процветанию государства

 


Воспоминания
Ландшафты памяти
Ландшафты путешествий. Города и страны
Ландшафты поэзии, музыки и живописи


Избранные статьи и посты
ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ПРОСТОРАМ РОДИНЫ ЧУДЕСНОЙ
Шейх Заид. Самая выдающаяся исламская личность


Павел Флоренский. Русский Леонардо да Винчи
Максим Горький. Писатель, купленный любовью народа
Иван Бунин. Певец пограничья природы
Анна Ахматова. Парящая в небесах
Николай Гумилев. Конкистадор истоков человеческой природы 
Николай Заболоцкий. Поэт философской лирики


Бесподобная Элеонора. Королева мужских сердец
Анна Вырубова. Фрейлина, монахиня, оклеветанная
Трафальгарская Венера. Символ красоты и силы духа
Париж. Лувр. Гимн обворожительным женщинам


Трансильвания. Замок Дракулы. Вампирский бренд Румынии
Где присуждают и вручают Нобелевские премии
Олимпийские игры. От Древней Греции до Сочи
Гибель мировой секретной империи
Великий час кораблей пустыни
Неугасающий ослепительный блеск Венеции
Карибы. Святой Мартин. Остров двух господ