logo
Институт геополитики профессора Дергачева
Сетевой проект
Аналитический и образовательный портал
«Пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет». Мартин Хайдеггер

Геополитика. Русская энциклопедия

Интернет-журнал

Геополитика. Русская энциклопедия

Геополитика. Русская энциклопедия




   
   
   
Союз образовательных сайтов    
Яндекс цитирования    
Рейтинг@Mail.ru    
   



Лекции Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи


Обсудить статью в дискуссионном клубе

Уроки китайского

Владимир Дергачев 28.04.2012

КитайУроки китайского заключаются в богатых традициях социального долга, открывшего секреты силы, порядка и стабильности. Ныне  философское наследие  творчески используется  для решения стратегической геополитической задачи — воссоединения в единых границах государства-цивилизации. Отсюда, по мнению китайских руководителей, возможность постепенной конвергенции социализма и капитализма, преодоление идеологических догм. За особые заслуги перед отечеством в коммунистическую партию принимают наиболее отличившихся крупных капиталистов. Легистская политика инноваций и открытых дверей  умело сочетается с  конфуцианскими традициями уважения к интеллекту и открытости сознания  миру. Конфуцианские идеи человеческого общения и согласия способствуют  расширению  творческих горизонтов общества и эффективности высоких технологий в постиндустриальную эпоху. В свою очередь конфуцианство опиралось  на «Книгу перемен», в которой  за тысячелетие  до жизни великого китайского  философа  разнообразие  внутреннего и внешнего мира человека сводилось  к определенным правилам, помогающим ориентироваться в жизни.


Всякое приумножение, как трактуется в «Книге перемен», может привести к  переразвитию, то есть  переходу через край. Стремление подняться выше  положенных возможностей  приводит к утрате того, что может быть достигнуто. Чтобы не потеряться в такой ситуации, необходимо большое напряжение внутренней правдивости, на которой должно быть обосновано всякое высказывание. Чтобы найти эту внутреннюю правдивость, следует исходить  из самого себя.  Требуется «победа» над самим собой. Добродетельный человек ищет причину неудачи не в цели, а в себе, дорожит старыми знаниями и постоянно приобретает новые. Низкий человек, наоборот, старается приобрести как можно больше известности, почета, званий и должностей.


Поколения людей рождаются и умирают, а китайское государство  живет тысячелетиями, выступает гарантом  преемственности. Поэтому отдельный человек  никогда не являлся  высшей ценностью. Отличительная  китайская традиция — представление о человеке как частице более крупной и важной общности — семьи, рода, клана, нации и государства. По Конфуцию, для того чтобы была гармония в государстве, необходима гармония в семье, а для  этого должна быть гармония в каждом человеке.


В условиях, когда подавляющая часть  миллиардного населения живет натуральным хозяйством  государство обязано быть сильным. Культ государства и приоритет его интересов над личными способствовал  формированию традиции идеала  человека социального долга, основная обязанность которого  — приносить пользу стране. Естественно, всегда встречаются люди, которые в первую очередь не забывают  о себе. Главное заключается в том, что традиция человека  социального долга доминирует в обществе. Не случайно, что в Азиатско-Тихоокеанском  регионе отмечают трудности  деловых контактов с постсоветскими странами, где наблюдается дефицит людей социального долга, а во власти доминируют физические лица, чьи личные «шкурные» интересы  выше государственных.


Единство китайской цивилизации основывается на гуманитарной образованности и иероглифической письменности, отсюда  истоки конфуцианских традиций сосредоточенности на важном деле и уважение к интеллекту. Только система   экзаменов и  их успешная сдача открывала Путь в императорском Китае к государственной  службе. При этом очки  считались  как бы знаком отличия, высшего достоинства.  Человек с ученой степенью обязан был носить очки, даже если  обладал превосходным  зрением. В европейских школах, часто  прилежного одноклассника обзывают «очкариком», совершенно не задумываясь об истоках  этой традиции.


Конфуций был убежден, что управлять государством должны  самые образованные и добродетельные люди, от этого выиграют и люди физического  и умственного труда. Отсюда важная китайская традиция — ответственность  национальной элиты, объединяющей  государственных деятелей и интеллектуалов, перед обществом. Не случайно, что после разрушительной «культурной революции» китайская элита  выделила  из своих рядов Дэн Сяопина, а не что-то среднее между Емелькой Пугачевым и Гришкой Распутиным. «Великий архитектор китайской реформы» Дэн Сяопин подтвердил  древнюю традицию: реальная власть  обусловлена  не занимаемым  местом, а личностью. Отсюда феномен Дена, не имевшего  официального руководящего поста  в коммунистической партии.


Благодаря конфуцианству китайский аристократизм отличается от  японского и европейского. Китайская  государственная элита  формировалась не на принципах благородства крови, а  на принципах  «самой чистой морали». Среди великих китайских изобретений  наряду с компасом,  бумагой, порохом особо  следует выделить  экзамен на чин и первые публичные школы, где преподавалось  шесть традиционных «искусств» — письмо, счет, ритуалы, музыка, стрельба из лука и езда на боевой колеснице. На государственную службу отбирали  благодаря экзаменам самых образованных и добродетельных.  Воспетый Конфуцием идеал  меритократии (элиты качества)  указывает  путь  активного переустройства общества. С именем Конфуция китайская традиция связывала  исключительный пиетет к грамотности и «книжной учености». Конфуций впервые в истории Китая открыл частную школу, где изучались практические философские проблемы  нравственности и управления.


В подходах к общественному развитию отмечаются существенные различия между европейцами и китайцами. Динамичная, взрывная европейская модель, особенно «зарекомендовавшая» себя у восточных братьев-славян, когда требуется «до основанья мир разрушить», неприемлема в условиях государства-цивилизации. Если по западной формуле «время - деньги», то конфуцианская традиция  толкует время как постепенность: «чем больше спешки, тем труднее достичь цели». Традиции умеренного развития проявляются в отношении к качеству продукции и техники. На Западе качество продукции оценивается стандартами и нормами, а в Китае  качественно все, что может использоваться по назначению, например старые машины и паровозы. В деловом мире приоритет отдается не временным  выгодам  фирмы, а государственным  интересам.


***
Мировоззрение  и менталитет традиционной китайской  цивилизации  сложился и стал  нормативным эталоном два тысячелетия назад  и изменился с тех пор  весьма незначительно. Сила, стабильность  и неисчерпаемые регенеративные потенции  традиционного Китая  — в его имманентной  ориентации на великий порядок, основанный на  социальной гармонии и справедливости.


Как бы китаец не прожил жизнь, его главный долг перед предками — забота о продолжении рода, родить здорового сына. Кто бы ты ни был, — простой смертный, старый солдат или  Сын Неба. Поэтому  неудивительно, что в императорском маньчжурском Китае одним из основных «министерств»  была Палата  важных дел. Главноуправляющий  Палаты (евнух) отвечал не за международные отношения, а осуществлял контроль за  «политику»   потомства. С его разрешения наложницы доставлялись в  постель  императора, он  регламентировал  время их нахождения  в покоях и,  в конце свидания  выполнял самое важное дело.  В зависимости от принятого решения  Сына Неба   главноуправляющий   нажимал на живот женщины таким образом, чтобы  вышло все «драконово семя»  или наоборот, оставлял запись в специальной книге, что император «осчастливил» наложницу в такое-то время. Это служило доказательством, если  она забеременеет. Это казалось бы всего лишь пикантный эпизод из жизни Поднебесной. Однако он играл и играет определяющую роль в преемственности власти.  Чистота престолонаследия превыше всего. Здесь не может быть случайностей. 


И сегодня в коммунистическом Китае  смене власти предают первостепенное значение. Здесь никому в голову не придет идея назначать «национального лидера», технических премьер-министров и президентов, как в демократической России.  Но где в России набрать такое количество евнухов, руки которых бы не лезли в  государственную казну, а голова думала только о чистоте преемственности власти? 


Традиция  быть собранным перед важным делом, сосредоточится, прежде чем отравиться в Путь, пронизывает   китайское бытие. Неотъемлемая часть  китайской философии — прием пищи палочками, позволяющими  сосредоточиться на еде, что способствует пищеварению и,  в конце концов,  экономии продуктов питания за счет их лучшего усвоения.  Если человек сыт — сосредоточенность не наступает. Европейцы предпочитают  есть ложкой, и одновременно читать газету.


Сосредоточенность перед важным делом — характерная черта  китайской традиции.  В Запретном городе в Пекине  дорога к императорскому  дворцу вымощена булыжниками, что заставляет смотреть  под ноги, а не по сторонам.  Перед общением с императором  требовалось сосредоточиться и отключиться от земных забот,  и вымощенная булыжниками дорога способствовала этому. Европейцы заимствовали эту традицию при сооружении мемориалов памяти о погибших.


В современном Китае особо почитается конфуцианская традиция  уважения интеллекта. С древних времен, как только человек  доказывал ученость, он обзаводился  очками, даже если  и обладал неплохим зрением. Очки считались  знаком  отличия  высшего достоинства. В коммунистическом Китае сохранилась  традиция почитания учености.


В начале 90-х годов  автор в составе советской  экономической  делегации прибыл в один из  центров крупной китайской провинции.  В Советском Союзе  вплоть до распада   такие  делегации   возглавлялись партийными «товарищами».  После обмена визитными карточками с  встречающими,  хозяева  должны были решить задачу по размещению  гостей в  двух автомобилях  с разной степенью комфортности. В  Тойоту-люкс»  представительского класса  посадили с старшим встречающим   профессора и предпринимателя, а  в просто «Тойоту» — руководителя советской делегации — секретаря горкома партии. Ответственный партийный работник  обиделся. И ему долго пришлось объяснять,  почему к профессору, да еще в очках, было проявлено  больше почтения. В Китае, где  уже были разделены  партийные и хозяйственные функции,  приоритет отдали  ученым и деловым людям.


Социокультурные особенности и традиции учитываются  при   деловых контактах. Здесь китайский коллективизм противостоит  европейскому индивидуализму.  Если европеец предан своей компании, то китаец считает  главной своей обязанностью  приносить  пользу стране, а не временным  выгодам  фирмы. Поэтому часто во время деловых переговоров,  восточный партнер предлагает заключить  сделки по  закупке сырья и оборудования,  необходимых стране, а не данному предприятию.


На Востоке  существует свое понимание  времени. Если на Западе «деньги — время», то в конфуцианском Китае «чем больше спешки, тем труднее  достичь  цели». Качество  продукции в Европе оценивается  стандартами и  нормами, а в Китае  качественно  все,  что  можно использовать по назначению, например, старые  машины, станки и паровозы.


В Китае важной этической нормой  утверждения своего социального статуса  является фактор «сохранения лица». В гостиницах для иностранцев   часто можно наблюдать следующую  картину. Молодая китаянка, служащая  отеля,  выполняет обязанность  носильщика  чемоданов и других вещей. Галантный европеец безуспешно пытается оказать её помощь, которая расценивается как  «потеря лица» служащей при исполнении  своих обязанностей. 


Существует  пропасть в представлениях о  деловой «семье» на Западе и Китае, где семнадцатиюродная тетя является близкой родственницей. Европейцу  не хватит  фантазии, чтобы представить  потенциальную мощь  такого семейного клана.


На деловых встречах  важная функция отводится «чайным девушкам». В офисах, это, как правило, молодые работницы, референты-секретари,   подающие  чай, кофе и сигареты. Если  официальная встреча  завершается обедом в  ресторане или в другом месте, где как бы закрепляются достигнутые результаты,  присутствует «чайная девушка» в уже безопасном для большинства  мужчин возрасте —  особое доверенное лицо руководителя  фирмы. Солидный возраст такой «чайной девушки»  служит дополнительным гарантом, что не  произойдет утечки  информации на почве обольщения. За столом произносятся тосты  за успешный бизнес,  о погоде,  политике,  женщинах, о здоровье и, как правило, со временем развязывается язык, а, значит, может быть получена дополнительная ценная информация.


Этому способствуют и  глубокие  различия в подходах к  употреблению спиртного. Согласно китайской традиции, для того чтобы  прекратить пить, необходимо  рюмку оставить  наполненной, что в представлениях братьев-славян  расценивается как  большой «грех». Чтобы уважить хозяев надо пить до дна. Несовпадение обычаев  часто приводит к  печальному результату. Образованные китайцы, зная, что  воздействие  алкоголя  зависит от массы человека, со временем  перестают пить рисовую водку, чтобы  сохранить «лицо». И «чайная девушка» начинает им незаметно наливать в рюмки воду, а  гостям, из-за «приличия» осушающих  очередную порцию,  разливается водка. Так как «чайная девушка» выпитую рюмку или фужер рассматривает как сигнал для наполнения.  И так может наступить состояние невменяемости.  В Советском Союзе, многие партийные деятели, возвратившись из  Китая,  рассказывали о коварстве местных товарищей, уложивших не одну делегацию под  стол.  


Отсутствие значительных  зарубежных инвестиций в восточноевропейских странах объясняется не только бездарной политикой властей, но и нежеланием создать для иностранцев  привычный для них микроклимат,  а часто навязыванием дорогого и  убогого отечественного  сервиса. Политика открытой экономики Китая началась со строительства  отелей международного класса, где все подчинено  созданию комфортной среди обитания для иностранцев.


Кто  бывал в  деловых поездках  на Востоке,  испытывал после первых восторгов от восточной экзотики  ностальгию  об привычном и обыденном, например, о пшеничном или ржаном  хлебе и о многом другом. Ничего не поделаешь, традиция передается по наследству. Поэтому в  отелях для иностранцев существует  китайская и европейская кухня.


Деловой человек  надолго оторван  от дома и семьи. Не будем ханжами, тем более китайцы это понимают. Поэтому  кроме  индивидуальных дамских услуг, которые контролируются администрацией  отеля, можно посетить коллективом  ночной клуб. Высокопоставленный  чиновник (естественно, член коммунистической партии) предложивший это мероприятие,  может сам его и возглавить,  чтобы  не «потерять лицо». И не какая партийная организация не заведет  персонального дела, а жена не посмеет сказать то, что она думает  по этому поводу. Чиновник был при исполнении служебных обязанностей. Если бы он по личной  инициативе  часто  злоупотреблял  дамскими услугами на стороне, это   могло иметь нежелательные для него последствия  дома, на службе и в партии. 


***
Еще раз  ответим на вопрос, почему Китай  совершил неожиданный для многих рывок в будущее на рубеже третьего тысячелетия?  Стабильность государства-цивилизации  обеспечивается  сосуществованием взаимоисключающих начал:  открытости и закрытости к внешнему миру; двуединства  природной и общественной сущности человека,  вместо борьбы двух начал, ведущих к разрушению. «Брачные отношения» Китая с  внешним миром  осуществляются  по аналогии с экзогамией (открытости) и эндогамии (закрытости)  взаимодополняемостью,   расширение  международных экономических отношений   сопровождается  созданием барьеров  против инкорпорации, стремлением сохранить государство-цивилизацию.


Крупнейшие мировые центры  философской мысли —  китайский и немецкий, разделенные  гигантскими  евразийскими просторами и временем, объединяет   отношение к рубежам. Китаец и немец  везде видят границы, тогда как славянская душа «ушиблена ширью». Если «плавильные котлы» христианского мира — Палестина,  Западной Европы — коммуникационная ось Рейн - Дунай,  России — пограничье леса и степи, то Китая — Великие рубежи Земли. Это — Великие реки,  Великая равнина,  Великие горы,  Великий океан, Великий Антициклон, Великий океан людей, Великие коммуникации Великого Шелкового пути  и  Великие барьеры Великой Китайской стены, давшие сплав  традиции Великого порядка.  В многомерном коммуникационном пространстве Великий Китай расположен между Великим океаном и Великой горной страной, между Великой Евразийской степью и Великими джунглями. По аналогии с Северным и Южным  географическими полюсами, можно выделить  Коммуникационный полюс  или Полюс многомерного коммуникационного пространства Земли. Возможно, он формируется на пересечении Великого Шелкового пути и  будущей Азиатско-Североамериканской магистрали с тысячелетними традициями Великого Порядка.


В отношении к личности  заключается  одно из самых  важных различий между китайской и западноевропейской цивилизацией.  В китайской традиции  нет твердого ядра своего «я», открыто  отстаивающего  свои личные интересы. Если на Западе  с традициями индивидуализма приоритет  принадлежит становлению гармоничного человека,  то в  Китае  доминирует приоритет  государства над конкретным отдельным человеком.


Знаменитый английский историк Арнольд Тойнби обратил внимание  на  следующие исторические различия. Восточные общества не испытали  западного религиозного фанатизма. И если в  истории японского общества  отмечались  крайности в подходах к вестернизации, то  Китай этого избежал.  Поэтому он ищет  срединный путь,  способный соединить  добродетели традиционного  образа жизни, отвергнув  его пороки, с позитивным  опытом западного общества. Но традиционный путь в сочетании с  индустриальным  образом жизни  может создать негативное  напряжение в обществе, расколоть его на привилегированный и эксплуатируемый класс: «Если коммунистический Китай сумеет одержать  победу в этой социальной и  экономической борьбе, он может преподнести миру дар... Этот дар будет  счастливым соединением  современного  западного  динамизма с традиционной  китайской  стабильностью». 

 

Резюме

Трудолюбивый народ, не утративший способности сосредоточиться на важном деле и на умении радоваться жизни, с оптимизмом смотрит в будущее. Как говорит китайская пословица, «чтобы собрать плоды — надо дать им созреть».
Внешняя и внутренняя политика Китая подчинена главной геополитической цели воссоединения в единых границах государства-цивилизации.


В подходах к общественному развитию отмечаются существенные различия между европейцами и китайцами. Динамичной, взрывной европейской модели Китай противопоставил глубокую традицию умеренного развития, когда новое, непременно, произрастет в старом.
Если суммировать позитивные результаты китайской реформы, то успех объясняется отказом от слепого заимствования чужого опыта и творческим использованием местных культурно-исторических особенностей, исключительно успешной капитализацией главного богатства — гигантского человеческого ресурса.

 

Современная китайская живопись
Китай

 

Литература к электронному изданию книги «Падение и взлет китайского Дракона»

Бергер Я. Ужесточение позиции. Стремление Китая к мировому лидерству требует пояснений. — Независимая газета, 26 января, 2011 г.
Буров В.Г., Федотова В.Г. Китайский опыт модернизации: теория и практик. — Вопросы философии, 2007, №3.
Ван Синь Влияние плана демократизации Большого Ближнего Востока на безопасность КНР. – Вестник аналитики, 2007, № 2. 
Васильев Л.С. Проблемы генезиса китайского государства. — М.: Наука, 1983.
Васильев Л.С. Проблемы генезиса китайской мысли. — М.: Наука, 1989.
Гумилёв Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. — Л.:Гидрометеоиздат, 1990.
Гумилев Л. Н. Этносфера: История людей и история природы. – М.: Экопрос, 1993.
Древние китайцы в эпоху  централизованных империй. — М.: Наука, 1983.
«Жэньминь жибао» («Народная  ежедневная газета»). Интернет-сайт на русском языке.
Исторический след: Почему КПК может? — М.: Новый мир, 2011.
Конфуций. Уроки мудрости. — М.:Эксмо-Пресс; Харьков: Фолио, 1998.
Конфуций Я верю в древность. — М.: Республика, 1995.
Кузык Б. Н., Титаренко М.Л. Китай – Россия 2050: стратегия соразвития. — М.: Институт экономических стратегий РАН, 2006.
Магазета. — Интернет-газета на русском языке (Шанхай). — http://magazeta.com/
Малявин В. В. Китайская цивилизация. — М.: АСТ и др., 2003. 
Малявин В.В. Конфуций. — М.: Молодая гвардия, 1992.
Мигунова О. В. Китай — владыка морей? В поисках геополитической идентичности: Чжан Вэньму о «стратегических границах» и «морской власти» Китая // Азия и Африка сегодня 2010, № 5.
Нестеров В. США обрели «старшего брата». —  http://www.fondsk.ru/news/2011/01/20/ssha-obreli-starshego-brata.html
Официальный сайт агентства Синьхуа . — http://russian.news.cn/
Панцов А. В. Мао Цзэдун. — М.: Молодая гвардия, 2007 (ЖЗЛ).
Китайский информационный Интернет-центр. —  http://russian.china.org.cn/
Сайт «Новости Коммунистической партии Китая» http://russian.cpc.people.com.cn/
Сидихменов В. Я.  Маньчжурские  правители Китая. — М.: Наука, 1985.
Тойнби А. Дж. Постижение истории. — М.: Прогресс, 1991.
Храмчихин А.  До Балхаша и далее… Китай не собирается обороняться. Он собирается нападать. – Независимая газета. Военное обозрение.
Цзинлянь У. Экономическая реформа в КНР. — М.: Наука, 1990.
Чернышев С. Ветхая стратегия. — Известия, 22 сентября 2011 г.
Чжан Вэньму. Логика подъема великих держав // Геополитика и безопасность № 1(13) — СПб, 2011.

 

Труды на китайском языке, в которых рассматриваются геополитические проблемы:  
«И все-таки Китай способен сказать нет». Коллективный труд. — Пекин, 1996 (на кит. яз.).
«Китай недоволен». Коллективный труд. — Пекин, 2009 (на кит. яз.).
Чжан Вэньму. Лунь Чжунго хайцюань (О морской власти Китая).–  Хайян чубаньшэ, 2009 (на кит. яз.).

 

Публикации профессора Дергачева:
Владимир Дергачев Падение и взлет Китая. — Одесса: Судоходство, 1996.
Владмир  Дергачев Великий Шелковый путь. — География в школе (Москва), 2001, № 8.
Владимир Дергачев Великий китайский порядок. – в кн.: Дергачев В. А. Цивилизационная геополитика (Геофилософия), Киев: Вира-Р, 2004.
Владимир Дергачев Геополитика Пути и Стены. — В кн.: Дергачев В. А. Геополитика. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2004.
Владимир Дергачев Особенности китайской геополитики. — Вестник аналитики (Москва), 2008, № 2.
Владимир Дергачев Китайская империя. — Имперская геополитика. — Институт геополитики профессора Дергачева, 2010.
Владимир Дергачев На сопках Маньчжурии. Желтороссия
Владимир Дергачев Что общего между Желтороссией и Новороссией?
Владимир Дергачев Китайская геополитика перед броском в Сибирь
Владимир Дергачев Верной дорогой к китайскому протекторату в России
Владимир Дергачев Российский соловей китайской геополитики

 

Падение и взлет китайского Дракона
(содержание электронной версии книги, которая публикуется на Портале с октября 2011 года)

 


 

«Геополитика сверхдержав»

Америка. Утомлённая супердержава Падение и взлет китайского Дракона Имперская геополитика. Великий час мировых империй Путь к процветанию государства

 


Воспоминания
Ландшафты памяти
Ландшафты путешествий. Города и страны
Ландшафты поэзии, музыки и живописи


Избранные статьи и посты
ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ПРОСТОРАМ РОДИНЫ ЧУДЕСНОЙ
Шейх Заид. Самая выдающаяся исламская личность


Павел Флоренский. Русский Леонардо да Винчи
Максим Горький. Писатель, купленный любовью народа
Иван Бунин. Певец пограничья природы
Анна Ахматова. Парящая в небесах
Николай Гумилев. Конкистадор истоков человеческой природы 
Николай Заболоцкий. Поэт философской лирики


Бесподобная Элеонора. Королева мужских сердец
Анна Вырубова. Фрейлина, монахиня, оклеветанная
Трафальгарская Венера. Символ красоты и силы духа
Париж. Лувр. Гимн обворожительным женщинам


Трансильвания. Замок Дракулы. Вампирский бренд Румынии
Где присуждают и вручают Нобелевские премии
Олимпийские игры. От Древней Греции до Сочи
Гибель мировой секретной империи
Великий час кораблей пустыни
Неугасающий ослепительный блеск Венеции
Карибы. Святой Мартин. Остров двух господ