logo
Институт геополитики профессора Дергачева
Сетевой проект
Аналитический и образовательный портал
«Пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет». Мартин Хайдеггер

Геополитика. Русская энциклопедия

Интернет-журнал

Геополитика. Русская энциклопедия

Геополитика. Русская энциклопедия




   
   
   
Союз образовательных сайтов    
Яндекс цитирования    
Рейтинг@Mail.ru    
   



Лекции Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи


Обсудить статью в дискуссионном клубе

Османская империя. Восточная элита качества

Владимир Дергачев

Османская империяНа Востоке раньше, чем в  Западной Европе появилась  меритократия или элита качества, что обеспечило в значительной мере   расцвет 600-летней Османской империи.  Эта уникальная космополитичная  цивилизации в  смысле этнонационального и этноконфессионального объединения была создана  в пределах одного века. Османская империя  позаимствовала римскую традицию  предоставления гражданства иностранцам, их натурализации для собственной  выгоды, так и для выгоды империи.  Подданным султана христианского происхождения   была  предоставлена   наравне с мусульманами от рождения  возможность достигать  высших  официальных постов в государстве.

 

Османская империя

 

В 1456 году султан Мехмед начал строительство  в Стамбуле нового  дворца, Великого Сераля, или  Дворца Пушечных ворот. Для него была выбрана территория на мысе, господствующем  над местом слияния  трех «морей» — Мраморного, Босфора и Золотого Рога, где  в прошлом размещался  византийский Акрополь.  Дворец был разделен  на внешний и внутренний двор, где находился тронный зал  и апартаменты султана  с помещениями для евнухов и  пажей.  Позже сюда переместился и  «Дом Блаженств», включающий гарем.

Жан Огюст Доминик Энгр  Большая одалиска (1814). Так на Западе называли  всех наложниц гарема (в переводе с турецкого — служанка).  Ниже так же картина Энгра Турецкая баня.

Османская империя

 

Османская империя Сообщение между  султанским  Сералем и  внешним миром регулировал  ага или начальник белых евнухов. Параллельно действовала служба черных евнухов, контролирующих гарем. Традиция использования  евнухов в управлении государством была заимствована  османами у Византии и Востока. Османы импортировали  евнухов при посредничестве  еврейских купцов  преимущественно из  христианских стран. 
Персонал дворца султана  состоял из нескольких сотен христиан, ими были и  все гражданские  и большинство военных  чиновников  турецкой державы от великого визиря до провинциальных губернаторов  и сборщиков налогов. Все они были  членами султанского «Домовладения рабов» или Сераля  — личные и пожизненные  рабы своего господина. Сила этого государственного управления основывалась не на наследственной, потомственной аристократии и знати,  а на принципах  заслуги. Если на  средневековом Западе   господствовала   аристократия, то в Османской  империи  было впервые на континенте   создано государство  меритократии (элиты качества).
Христианские дети, принимая  ислам,  становились духовными врагами своих родственников. У них оставалась только одна привилегия — служить султану, который щедро  вознаграждал за преданность. Таким образом,   исключалось  политическое соперничество и крупномасштабное  казнокрадство потомственной османской аристократии. Ненаследственный  правящий класс из христиан  с равными  для всех  возможностями  формировался исключительно по  принципу заслуги. Дети пастухов, совершившие восхождение во власть, не стыдились своего происхождения. Они считали, что «элита»  это  сочетание дара небесного с  результатами образования,  труда и усидчивости.  Таким образом, туркам удалось на протяжении нескольких веков оставаться правящей нацией и постоянно расширять свои границы.  Общественный раб  занимал  ключевые посты в государственном правлении, куда не допускалась мусульманская  турецкая аристократия, обремененная клановыми и родственными связями. Первые трещины этой системы появились позже. Когда  рабы  султана  захотели повторить  свою судьбу в своих детях, а местная мусульманская знать вошла во власть.

Для создания института власти требовалось соответствующее  воспитание,  образование и интеллект. И этому  султаны уделяли  особое первостепенное  внимание.  В Великом Серале размещалась  школа  подготовки правящей элиты из христианских подданных султана. Последующая история Османской империи свидетельствует, что пока султаны, зачастую обладающие высоким  интеллектом и единственной привилегией — заботиться о своих подданных,  отдавали первостепенное внимание  воспитанию и образованию  правящей элиты  — держава процветала. Конечно, и самые выдающиеся султаны не были святыми. Но когда  жесткая власть, воля, ум  и сладострастие были в соответствующей  пропорции,  можно было спать спокойно за будущее державы.
Дворцовые школы  на протяжении пятисот лет  создавали  фундамент управленческой элиты империи. Система воспитания  кадров включала  два уровня подготовительных школ и  два-три  уровня профессиональных школ.  Процесс  отбора учеников начинался по интеллектуальным и физическим данным с  семи-восьми лет, и  обучение продолжалось четырнадцать лет. Большинство учеников получало назначение  на   младшие военные и правительственные посты, и только наиболее одаренные становились личными  слугами султана. В школах  много внимание уделялось  индивидуальным  способностям  учеников,  выявляющих их  инициативу и лидерство.  Хотя идеологической основой было обучение на Коране,   в школы   были привлечены  ученые и писатели, обучающие по  греческой и латинской модели. Качество преподавания было так высоко, что турецкую державу   современники сравнивали с Республикой Платона.
Образование предусматривало изучение  турецкого,  арабского и персидского языков, историю, математики и геометрию. Особое внимание уделялось выявлению  призвания и наклонностей учеников к науке, ремеслам и искусству. Физическая подготовка включала все виды спорта, поддерживающие  отличное здоровье,  силу и ловкость.
Самый  драгоценный плод османской системы  воспитания и образования — расцвет Блистательной Порты. Поданные империи отличались не только беспрекословным повиновением, но и самоотверженной готовностью служить и пожертвовать собой ради державы. Османская империя в период  наивысшего могущества располагалась  на землях  трех континентов и берегах многочисленных, преимущественно средиземных и окраинных морей  бассейнов  Атлантического и  Индийского океанов. Черное, Азовское, Мраморное и Эгейское моря стали внутренними морями  державы. Численность населения Османской империи в период своего могущества  при султане Сулеймане (1520—1566)  достигла 20—25 млн. человек, в том числе в азиатских провинциях проживало  около 40 %, немногим больше — в европейских провинциях, а в Египте и  других североафриканских  владениях султана — примерно 15 %  населения.
Османская империяЧерез империю проходили  важнейшие евразийские  коммуникации, образующие на рубежах  Востока и Запада мировой торговый перекресток. Можно сказать, что могущество империи прирастало  не новыми землями, а  историческими коммуникациями. Географические контуры  империи в период наивысшего расцвета свидетельствовали  об уникальном  коммуникационном каркасе державы, открытом к внешнему миру. Здесь  не только эффективно использовались исторические  сухопутные  торговые пути, но и предпринимались попытки создать новые. В XVI веке при великом визире Мехмеде  Соколлу (выходце  из боснийских славян),  реально правившем при султане Селиме II турки планировали построить канал Дон — Волга. Он должен был соединить  внутреннее Турецкое озеро (Черное море)  с Каспийским и возродить  Великий шелковый путь  на участке между Центральной Азией и Крымом. Таким образом, предпринималась попытка  возродить проект Селивка Никатора,  военачальника  Александра Македонского. Канал был прорыт на одну треть, однако ограниченные технические возможности не позволили  полностью реализовать проект.  Не удалось  реализовать и другой  проект «века» —  строительство канала  на Суэцком перешейке, соединяющем Средиземное и Красное моря.

В политико-административном  отношении Османская империя была поделена  на области Анатолия и Румелия под контролем генерал-губернаторов и далее на провинции и  феодальные владения, которые жаловались  кавалеристам  турецкого происхождения. Эти кавалеристы (сипахи) возглавляли  местные отряды  воинов, составляющих костяк  вооруженных сил империи. Владения не были наследственными и, если  сипахи не  мог собрать воинов, он лишался  прав собирать налоги с крестьян.
В целях содержания большой армии на  основе средневековой экономики  была создана система «фрагментарного владения», когда  государство,  сипахи и крестьянин делили  права и обязанности в отношении земли. Землей владело государство, сипахи был  его уполномоченным собирать  определенные  оговоренные доходы  с крестьян в обмен на  военную службу. Крестьянин обрабатывал и пользовался  плодами  земли, переходившей по наследству его сыновьям.
Основные доходы империи поступали от  различных государственных учреждений и  предприятий (таможен, портовых сборов, монопольной торговли  солью, мылом и воском для свечей, рудников по добыче  серебра, меди и свинца). Доходы  государства  поступали  от  подушевой  подати,  выплачиваемой только покоренными немусульманами, составляющими  большинством  крестьянского и городского населения. Турки и другие мусульмане  не платили данный налог,  но в случае  ведения  военных действий выплачивали  десятину со своего  имущества. Налоговые источники  империи включали дань, выплачиваемую  государствами-вассалами. В целях пополнения казны  для поддержания  высокой боевой готовности вооруженных сил  использовалась  девальвация денег за счет чеканки новых серебряных монет.
Однако важнейшим  источником доходов  государства и финансирования армии  была стратегия торгово-экономического развития. В период нависшего расцвета под контролем империи оказались  важнейшие торговые пути между Востоком и Западом. Пролив Босфор не только соединял средиземные моря, но и являлся  морскими воротами для  транзитной торговли. В наиболее узком месте пролива, где  его ширина  составляет 700 метров, турецкие султаны  в период завершающей борьбы с Византией воздвигли  крепости Румели Хисар (на европейском берегу)  и Анадолу Хисар (на азиатском берегу). Все торговые суда обязаны были  платить пошлину за право прохода и в случае отказа топились мощной артиллерией. Таким образом,  Константинополь был отрезан от ввоза  жизненно важного для византийской столицы  хлеба  из Северного Причерноморья, что ускорило гибель Византии. 
В Блистательную Порту из Индии и Аравии через Дамаск  доставлялись пряности,  из Северного Причерноморья и Египта поступал хлеб, из Персии шли шелковые караваны. Железная руда  и другие товары экспортировались из Анатолии  в Египет, европейские  шерстяные и другие изделия отправлялись на Восток. Османы еще в  последние годы существования  Византийской империи отменили  беспошлинную торговлю европейцев  через Босфор, наложив  десятипроцентный налог  от стоимости товаров. Султан Мехмед  удвоил налог, но объем  европейской торговли... увеличился.  Гарантия политической стабильности и безопасности   коммуникаций  оказались более привлекательными, чем  преференции (льготы)  в торговле.
Главную силу  армии  составляли янычары, численность  которых  возросла до  десяти тысяч  человек.  Это ядро пехоты состояло  из безземельных, христианского происхождения рабов.  Янычары были вооружены современным  огнестрельным оружием и получали высокое денежное содержание. Равным по силе  янычарам не было противника не в одной стране Запада. Янычары стояли  гарнизоном  в столице, являясь противовесом  любой оппозиции султана, гарантом  против  независимой феодальной  аристократии, типичной для  средневековой Европы.
Османская империя Такая  государственная феодальная организация была  создана  при правлении  султана Мехмеда Завоевателя (1445—1481), лично обладавшим  высоким качеством  культуры и образования. Он свободно  владел  шестью языками — турецким, греческим, арабским, латинским, персидским  и еврейским,  изучал философию, исламскую и греческую литературы. Однако это не мешало ему для  укрепления института абсолютной власти  султана, назначенного Богом,  узаконить  практику  братоубийства ради благополучия государства.
Институт миритократии  неоднократно  компенсировал ту или иную ущербность самого  султана. Об этом, например, свидетельствует  история захвата  Османской империей  Кипра. С геополитических позиций  военная операция  была закономерна,  так как  турки контролировали  большую часть Восточного Средиземноморья. Но на принятие решения султана оказало влияние и пристрастие  Селима II к вину. Влиятельный  фаворит-еврей  напомнил  Селиму, что Кипр обладает не только  богатством хлопка и сахара, но и  превосходным вином. Султанский двор разработал безупречный план захвата.  Кипр  являлся «дальневосточным» владением  Венеции и местные православные  крестьяне-греки находились в крепостной зависимости от западных католиков. Турки  высадились на остров, где не встретили особого сопротивления местных жителей. После осады венецианских крепостей Никосии и Фамагусты  Кипр был присоединен к Турции, упразднившей  латинскую  систему крепостничества и восстановившей привилегии греческой православной  церкви. 

Как в природе  рассвет  чередуется с закатом, так и  здоровый социальный организм не может существовать вечно. Настало время, когда  держава  осман превратилась в «больного человека Азии» и ... обратила свои взоры к европейской модели  государственного устройства. Последствия оказались роковыми.

 

***

В отличие от Блистательной Порты  христианская Европа придет к институту меритократии только через несколько столетий, но с важным отличием.  В современных  государствах Запада  граждане, обладающие экономическим достоинством, могут позволить  государственную модель  управления по классической формуле «демократия — власть посредственности».
Как это не парадоксально, но османскую модель  формирования  государственной элиты  использовала советская власть. Коммунистическая партия  стремилась к тому, чтобы  элита всегда состояла  из интеллигенции первого поколения, которая меньше рассуждает  и  более преданно служит  партии и державе. Однако, обеспечив количество, партия не смогла  дать качество элиты.
В большинстве постсоветских стран  демократические институты  стали имитацией западноевропейской модели при отсутствии граждан, обладающих экономическим достоинством. Здесь создана  государственная модель, напоминающая бледную  тень восточных средневековых деспотий, основанных на  холопской лояльности  «султану». На смену коммунистической номенклатуры  вместо меритократии (элиты качества) пришла политическая «элита» с низким общеобразовательным уровнем,  отсутствием стратегического видения  и с непреодолимым стремлением к казнокрадству. Власть,  имитируя  экономические реформы, раздает  разрешения на «бизнес» на государственных ресурсах,  включая  свободные зоны преференций (налоговые и таможенные льготы)  местным   корпоративным группам, получая с этого политический капитал —  холопскую лояльность. 

Чем больше в постсоветском пространстве политические элиты рассуждают о европейском выборе, тем отчетливее  просматриваются на горизонте другие контуры. Многие новые независимые государства все больше напоминают  не возжеланный Запад, а Османскую империю  периода упадка.  Растет внешняя зависимость, богатеет «элита в законе», а население становится еще беднее.
Современные султаны (президенты) раздают преференции за  лояльность отдельным корпоративным группировкам за счет государственного бюджета и за безмерную преданность разрешают подворовывать и взаимовыгодно приватизировать народное добро.

Литература

Бродель Ф. Время мира. Материальная цивилизация, экономика и капитализм {XV-XVIII вв.), том 3. - М.: Прогресс, 1992.
Дергачев В.А. Расцвет и гибель империй. Блистательная Порта. – В кн. Цивилизационая геополитика (Геофилософия). – Киев: ВИРА-Р, 2004.  
Кинросс Лорд  Расцвет и упадок Османской империи/Перевод с английского М.Пальникова. — М.: КРОН-ПРЕСС, 1999.
Лоуренс Т.Э. Перемены на Востоке. — Иностранная литература, 1999, № 3.

 

Имперская геополитика. Великий час мировых империй

Римская империя
Китайская империя
Византийская империя
Монгольская империя
Османская империя. Воспоминания о Блистательной Порте
Восточная элита качества
Гибель империи
Генуэзская «империя»
Венецианская «империя»
Испанская колониальная империя
Португальская колониальная империя
Японская империя
Британская империя
Российская империя
Австро-венгерская империя
Советский Союз

 


 

«Геополитика сверхдержав»

Америка. Утомлённая супердержава Падение и взлет китайского Дракона Имперская геополитика. Великий час мировых империй Путь к процветанию государства

 


Воспоминания
Ландшафты памяти
Ландшафты путешествий. Города и страны
Ландшафты поэзии, музыки и живописи


Избранные статьи и посты
ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ПРОСТОРАМ РОДИНЫ ЧУДЕСНОЙ
Шейх Заид. Самая выдающаяся исламская личность


Павел Флоренский. Русский Леонардо да Винчи
Максим Горький. Писатель, купленный любовью народа
Иван Бунин. Певец пограничья природы
Анна Ахматова. Парящая в небесах
Николай Гумилев. Конкистадор истоков человеческой природы 
Николай Заболоцкий. Поэт философской лирики


Бесподобная Элеонора. Королева мужских сердец
Анна Вырубова. Фрейлина, монахиня, оклеветанная
Трафальгарская Венера. Символ красоты и силы духа
Париж. Лувр. Гимн обворожительным женщинам


Трансильвания. Замок Дракулы. Вампирский бренд Румынии
Где присуждают и вручают Нобелевские премии
Олимпийские игры. От Древней Греции до Сочи
Гибель мировой секретной империи
Великий час кораблей пустыни
Неугасающий ослепительный блеск Венеции
Карибы. Святой Мартин. Остров двух господ