logo
Институт геополитики профессора Дергачева
Сетевой проект
Аналитический и образовательный портал
«Пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет». Мартин Хайдеггер

Геополитика. Русская энциклопедия

Интернет-журнал

Геополитика. Русская энциклопедия

Геополитика. Русская энциклопедия




   
   
   
Союз образовательных сайтов    
Яндекс цитирования    
Рейтинг@Mail.ru    
   



Лекции Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи


Обсудить статью в дискуссионном клубе

Ландшафты жизни. Нижнее Поволжье. Детство

Владимир Дергачев

Я родился 9 сентября 1945 года в Забайкалье, где в результате случайного пересечения обстоятельств (война и романтика дальних дорог) встретились мои родители. В 1942 году на Дальний Восток Ставка Верховного Главнокомандования перебросила гвардейский минометный полк «Катюш», в котором служил мой будущий отец, лейтенант медицинской службы. Моя будущая мама, после окончания  Астраханского педагогического училища, была направлена на Востокпо комсомольской путевке. Я родился, когда отец был в действующей армии на Забайкальском фронте в Маньчжурии в районе Мукдена. Спустя год после капитуляции императорской Японии отец демобилизовался, и мы переехали в Астраханскую область  на малую родину мамы в село Тамбовка Харабалинского района Астраханской области, где жили бабушка Марфа и дед Иван по материнской линии.
Несмотря на обширную географию жизни, моей малой родиной остается Нижнее Поволжье, где прошло детство и куда долгое время, пока живы были родители,  можно было возвращаться к родному очагу.

 

***
Отец, демобилизовавшись из армии, трудоустроился в районном центре — селе Харабали, вначале замполитом машинно-тракторной станции (МТС), а затем заведующим сельскохозяйственным отделом райисполкома. Мама после декретного отпуска (в 1947 году родилась моя сестра Валя) работала вхарабалинской школе учителем начальных классов. Младшая сестра жила в Тамбовке у бабушки и дедушке, а меня часто запирали дома на ключ, который оставляли. Мой самый первый друг Витька Грибцов приходил ко мне, открывал замок, и мы гуляли, ходили купаться на речку Вонючку, которая жарким летом пересыхала. Затем операция повторялась в обратном  порядке. У реки жил наш приятель, которому мать, уходя на работу, оставляла хлеб, соль и немого подсолнечного масла. Мы ловили бредешком мальков и жарили их. Однажды решили расширить географию наших прогулок и отправились на Ахтубу – главную местную реку после Волги. Узнали родители, отец пригрозил своим комсоставским ремнем. Это был первый и последний случай, когда я доставил родителям огорчение. 

 

Семья Дергачевых. Харабали, 1952 год  
Семья ДергачевыхВ Вольном, куда отец был направлен в 1952 году  председателем колхоза «Красный партизан»,  я пошел в школу. До семи лет не хватало всего девяти дней, и по строгим правилам того времени меня нельзя было принимать в первый класс. Поэтому  месяц я ходил как «вольнонаемный», но, отметив мои успехи по сравнению со сверстниками, родители добились, чтобы меня зачислили в школу в виде исключения. Во  время учебы в начальной школе с первого по четвертый класс я был отличником. И ежегодно получал почетную грамоту с фотографиями Ленина и Сталина, изображение которого исчезло после известного съезда партии.
Когда приняли в пионеры,  меня избрали председателем совета отряда, а мама была в школе председателем месткома. Поэтому, когда сестра училась в первом классе, она часто говорила родителям: «Папа — председатель, мама — председатель, а меня хотя бы санитарной назначили». По иронии судьбы  во взрослой жизни Валя более всех родственников проработала и работает председателем — председателем месткома.
Село Вольное и Тамбовка расположены  в двух противоположных «пригородах» столицы Золотой Орды (Сарае). Поэтом запомнились рассказы о захоронениях, в которых находили золото, и даже широкое распространение получил легенда о золотом коне хана. Школьные музеи были переполнены черепками с археологических раскопок. 

Из детства запомнился вкусный домашний хлеб. Вероятно, выходцы с Украины, основавшие село Вольное, сохранили технологию приготовления пышных караваев. Хлеб казенной выпечки такого качества я впоследствии нигде не встречал, кроме Нижнего Поволжья. Когда папа работал председателем колхоза, хлебные караваи пекли дома. Хлеб был очень вкусный и долго не черствел, завернутый в полотенце. Как нужно было через полвека испохабить «бизнесом» выпечку хлеба, что многие сорта хлебобулочных изделий становятся несъедобными через день. Не говоря уже о вкусе. А настоящий хлеб можно отведать где-то в Аравийской пустыне в Эмиратах или в северной Норвегии.  

Запомнились выборы в Верховный Совет СССР. Правление колхоза превращалось в избирательный участок. Устанавливался огромный портрет Сталина, изображенного на фоне Кремля в форме генералиссимуса, и около него стояли в почетном карауле пионеры. Когда Сталин умер, у правления колхоза «Красный партизан» была установлена тарелка радио, стояли колхозники, женщин плакали. В Вольном я закончил три класса, когда родители переехали в Тамбовку.

 

гербТамбовка расположена на берегу реки Ашулук между степью и лугами Волго-Ахтубинской поймы. Эта самая восточная протока поймы, берет начало и впадает в Ахтубу. Заливные луга за рекой (займище) простираются до Ахтубы и пересекаются ериком, получившим название «Лишняя работка». Так как ежегодно после паводка приходилось вместо моста возводить земляную насыпь для транспорта. Река Ашулук была  судоходной вовремя паводка, но к концу лета мелела и даже пересыхала. Весной степь покрывалась зеленым покрывалом ковыля, в низинах между бэровскими буграми образовывались даже озера и цвели тюльпаны. Но к концу мая степь выгорала, сохранялась преимущественно полынь и верблюжья колючка.

 

Тюльпаны
Источник: фотография из Интернета, автор не известен.

 

Кроме степных тюльпанов вблизи Тамбовки в степном «урочище Кордон» в естественных природных условиях  растет мексиканский кактус (из рода опунции), цветущий  в начале июня. Это, вероятно, единственно место в России, где это экзотическое растение нашло вторую родину.  

Кактусы
© Михаил ?

 

Первые документальные свидетельства об образовании села Тамбовки относятся к 1827 году. В соответствии с программой Российской империи по хозяйственному освоению новых земель, «государственные крестьяне» при переселении на Нижнюю Волгу получали  денежное пособие, лес на избу  и 15 гектаров земли (пашни и покосов) на душу. Село было основано выходцами из Тамбовской губернии и Павловского  уезда Воронежской губернии. Переселенцы кроме сельского хозяйства занимались рыбным промыслом. В 1848 году на средства прихожан была построена деревянная церковь, разрушенная в 30-е годы двадцатого столетия. После отмены крепостного права на вольные земли Нижнего Поволжья пошли новые переселенцы.
До революции село было богатым, о чем свидетельствовало количество раскулаченных усадьб. При становлении советской власти многие зажиточные крестьяне из соседних сел (Харабали и Сасыколи) ушли в банду Попова, на борьбу с которой из Астрахани был направлен бронепоезд и карательный отряд. Банда была разгромлена и остатки ей бежали в Среднюю Азию.
В 1905 году вблизи Тамбовки прошла железная дорога Саратов – Астрахань и была основана железнодорожная станция «Ашулук» с паровозным депо и водокачкой. На станции стрелочником трудился мой дед Иван ПавловичБатаев. Через село проходила грейдерная дорога из Астрахани в Сталинград, которая в 80-е годы  была покрыта асфальтом.
В 30-е годы в Тамбовке были организованы колхоз «Ленинский путь» и рыболовецкая артель «Большевик».  В результате непрерывных перевыполнений планов, запасы промысловой рыбы были подорваны и артель ликвидировали.
Впервые годы после окончания Великой Отечественной войны в результате засухи был сильный голод и бедность. Многие местные мужчины не вернулись с войны. Приусадебные сады одичали. Повседневной обувью были «поршни» из сыромятной кожи.

В Тамбовской семилетней школе я учился в четвертом классе у Капитолины Яковлевны Востриковой, любимой учительницы (вторая слева на фотографии). У моей мамы (первая справа) последовательно учились три её сына Владик, Сергей и Толик. Семьями дружили взрослые и дети.  В центре фотографии директор школы Ольга Федоровна.

Ольга Федоровна

 

Школа представляла несколько сельских домов, оставшихся от раскулаченных в  начале 30-х годов. Главное здание было расположено на месте уничтоженной деревянной церкви. Помню, что при строительных земляных работах был обнаружен клад серебряных монет  20-х годов, которые были действительны в 50-е годы. Вероятно, горшок с кладом был раздавлен гусеницами трактора, и монеты надо было искать в песке.  Ученики стремились быть изгнанными с урока, чтобы принять участие в кладоискательстве. Старшие ученики во время перемен брали за шиворот младших школьников и вытрясали из карманов монеты.  

 

В Тамбовской сельской библиотеке я перечитал все книги. Однако бедные фонды были переполнены макулатурной (идеологической)  литературой. Классики было очень мало. И пробелы пришлось наверстывать уже в университете. Отец как коммунист был обязан выписывать районную газету «Ленинский путь» и областную газету «Волга». Для детей выписывали молодежный журнал «Смену» и для взрослых «Роман-газету».

 

Внизу снимок шестого класса Тамбовской семилетней школы (1957 год). Саша Паршина, Маша Гусева, Люба Елкина,  Женя Шерстнева, Люба Пронякина, Ваня Лысиков, Миша Попов, Маша Кобзева, Дуся Канищева, Витя Колдаев, Толя Дейкин и другие. В центре классный руководитель — молодая учительница из Грузии.

 

школьный снимок

За жизнь одного поколения произошел головокружительный прогресс. В детстве по вечерам я читал по вечерам книги, сидя за столом с керосиновой лампой с самодельным абажуром, сделанным из листка ученической тетради.
В середине пятидесятых годов Тамбовка была радиофицирована, дома появились больше черные тарелки, приносящие новости из Москвы. У родителей был патефон московского завода «Серп и молот», пластинки «На солнечной поляночке», «На сопках Маньчжурии», песни в исполнении Лидии Руслановной. Появились приемники, работающие на батареях. 
Началась электрификация, на бугре был установлен дизель с динамо-машиной, который давал ток для хозяйственного колхозного двора и по вечерам в домах на несколько часов загорались лампочки Ильича.
Личное хозяйство в начале 50-х годов было преимущественно натуральным. Овощи и фрукты выращивались в саду и огороде. В большинстве сельских семей имелась корова, куры, свиньи и несколько овец, которые паслись в степи в общественном стаде. Урожай с огорода обеспечивал семью, а остатки продавались на железнодорожной станции, где долго до 30 минут стояли пассажирские поезда из-за смены паровозов.
Еда готовилась в русской печи. Традиционное меню зимой состояло из щей, которые варились в чугунке. Если к зиме зарезали овцу или свинью, щи были с мясом. К концу зимы обычно варили картофель в мундирах и ели с вареной воблой, которая хранилась на чердаке и приобретала к зиме ржавый вид. Часто варили в чугунке будан из молока и тыквы.
В местном магазине сельской потребительской кооперации (сельпо) покупали хлеб, соль, сахар и керосин. В качестве лакомства для детей – конфеты в подушечку с начинкой из повидла. В сельпо завозили так же пряники, которыми можно было забивать гвозди. Всегда в продаже была водка с картонной пробкой, залитой сургучом. Ценилась водка с белым сургучом, её называли «белоголовой». Кроме водки имелось и крепленое вино типа «Солнцедар», получившее в народе название «чернила». Несколько раз в году привозили из райцентра бочку с пивом или квасом.
Летом основным питанием была свежая рыба (жареная красноперка в томатах), отварная малосольная щука, жареный судак или бершик. Овощи и фрукты были преимущественно с огорода. Иногда отец приносил (выписывал) колхозные полевые помидоры, которые были очень вкусные. Колхозные арбузы выписывались членам колхоза по цене 3-5 копеек за килограмм. Фруктовые деревья в саду не обрабатывались ядохимикатами, поэтому основным фруктом была «падалка» — яблоко, подточенное червем и упавшее на землю. Каждый день надо было собирать «падалку» и резать её для приготовления сухофруктов для зимы. Летом закатывалось огромное количество варенья и джема. Но для этого надо было запастись дефицитным сахаром, банками и крышками. 
Весной ловили и вялили воблу. Когда я учился в школе, то весной все свободное время проводил с ребятами на реке Ашулук. Даже когда сдавал экзамены в седьмом классе, на реку брался будильник, чтобы не опоздать на очередную консультацию. Когда шла вобла, на реке было почти все местное мужское население. Лучшим деликатесом являлась майская вяленая вобла, которая просвечивалась на солнце, с дефицитным пивом и с первой редиской. Летом ловились раки.
Каждая семья колхозника, а так же служащие,  получала надел для выращивания картошки. После паводка в займище под это выделялись участки (сотки). Картошку надо был регулярно полоть, а по возможности дополнительно орошать.
В жарком астраханском климате огород надо было поливать. Имелось два колодца с солоноватой холодной водой, из которых с утра до вечера черпалась вода с помощью журавля. Колодец имел определенную емкость, после того как вода заканчивалась, надо было дать время, чтобы колодец вновь наполнился из водоносных горизонтов. В пятидесятые годы появились ветряки, которые с помощью поршня качали воду.  С приходом электричества  появились электродвижки.

 

***
Когда в стране развернулась программа по созданию межконтинентальных ракет, способных нести ядерные заряды, в Астраханской области был создан секретный полигон Капустин Яр (Капяр). В 50-е годы был заложен космодром Байконур, а для учений регулярных ракетных частей полигоны «Ашулук» и «Балхаш». Прикаспийский зенитно-ракетный полигон «Ашулук» был основан в 1960 году. Вблизи Тамбовки на месте недостроенного машинно-тракторной станции (МТС) заложили военный городок, а в пустыне в 50 км от села –  создали полигон с ракетными установками и проложили к нему  железную дорогу. Ракетные части со всего Советского Союза, стран Варшавского договора и Ближнего Востока приезжали ежегодно на стрельбы. На этой базе противовоздушной обороны (ПВО) провели учебные стрельбы воинские части из 35 стран мира.
В летний сезон пика стрельб станция Ашулук являла фантастическое зрелище. От Саратова на юг из окон фирменного поезда «Лотос» можно было увидеть палящий зной, одиноких сусликов и верблюдов.  И вдруг на перроне станции Ашулук перед пассажирами представала  интернациональная толпа офицеров, а на стоянке стояли военные джипы с эмблемами многих стран.
В конце золотого застойного советского периода (середина 80-х годов) сложилась  следующая традиция успешных стрельб. Доблестные советские ракетные части стреляли с помощью «столичной» водки, для чего к железнодорожному составу подцеплялся вагон с национальным русским напитком. Водка должна была иметь улучшенный дизайн с закручивающим горлышком. Доблестные воины Чехословакии стреляли с помощью хрусталя, поляки – косметикой и нижним женским бельем. Братья-болгары почему-то выбрали кейсы, обитые изнутри красным бархатом. Арабы стреляли египетским бальзамом и дефицитным в России пивом. У офицеров ракетной базы по сложенным штабелями в коридоре «сувениров» можно было определить страну прибытия. В период перестройки один из эшелонов с сувенирной водкой был задержан в пути. Горбачев под воздействием любимой жены боролся с алкоголизмом. Но где теперь та страна и тот вагон?

 

***
Присутствие крупной военной базы и богатого колхоза способствовало улучшению быта и дорог. Была проложена ЛЭП от Волгоградской ГЭС в направлении Астрахани. В Тамбовке построили Дом культуры (проект для районного центра) и трехэтажную среднюю школу.  Центральные улицы села были покрыты асфальтом, в усадьбы пришел водопровод привозной газ в баллонах.  В военном городке я впервые увидел чешский проект жилого 9-и этажного дома. Ничего общего он не имел  с  упрощенными «чешкам», заполонившими впоследствии советские города.
Когда была создана ракетная база «Ашулук» был построен водопровод для нужд военных, а впоследствии от него был проведен колхозный водопровод. В усадьбы пришла речная пресная вода, что способствовало более быстрому росту растений. Но началась другая беда. В результате крупномасштабной мелиорации колхозных земель поднялся уровень грунтовых вод, которые начали затапливать погреба  и подвалы.
Ситуация еще больше обострилась из-за поземных испытаний ядерного оружия на территории Астраханской области, когда произошло уплотнение водоносных горизонтов. Местные жители об испытаниях практически ничего не знали. Я сам узнал об этом в зрелом возрасте по опубликованным американцами картам советских поземных ядерных взрывов. Косвенным подтверждением было и увеличение числа раковых заболеваний с летальным исходом.  Моя однокурсница по аспирантуре МГУ написала диссертацию по медицинской географии. Когда в компетентных органах увидели корреляцию между заболеванием рака и локализацией места секретных ядерных взрывов, публичная защита диссертации была запрещена. Защита с грифом «секретно» была проведена в спецотделе  МГУ, и соискатель ученой степенной степени дала подписку, что она забудет все, о чем писала. 

В 2003 году родовая усадьба была продана, поддерживать её в рабочем состоянии после смерти отца и матери, оказалось невозможным. Село Тамбовка приспособилось к рыночным отношениям. Самым прибыльным бизнесом стал сбор цветных металлов в степи от падающих элементов ракет. Часть металла сдавалась на базы вторцветмета, а отдельные детали ракет приспосабливались в хозяйстве. Так, например, в местных усадьбах были уставлены баки от ракетного топлива. В результате наступил «звездный час» Тамбовки, попавшей в информационные новости  многих стран мира. Хозяйственный муж вывез из степи на усадьбу неразорвавшуюся боеголовку, которая при разборке рванула так, что от дома и хозяина ничего не осталось.
В результате «демократических» российских реформ, традиционным и важным занятием населения Волжского Понизовья стало браконьерство (рыбная ловля) и воровство сельскохозяйственной продукции на полях. Хороший хозяин-семьянин никогда не купит арбуз и помидоры на рынке, так как свежеворованный продукт чаще обходится дешевле.
Идеал хозяйственного мужа для местной женщины – умеренно пьющий мужчина, несущий в дом все, что плохо лежит вокруг. Вместе  с демократией в местные села пришла наркомания. Поэтому местные жены теперь говорят примерно следующее: «Соседке Дуньке повезло, её третий муж только алкоголик, а мой вдобавок и наркоман». 

В 90-е годы вблизи военного городка российская компания «Лукойл» построила автозаправку, которую пришлось закрыть. Мировая нефтяная компания не выдержал конкуренции — ворованный бензин  оказался намного дешевле. Некоторые офицеры с ракетной базы  через подставных лиц (жена или других)  являлись арендаторами в местных сельскохозяйственных предприятиях. Совмещение стрельбы ракетами и выращивание помидоры способствовало существенному пополнению семейного бюджета военнослужащих некогда великой державы.

Резюме

Не зависимо от общественно-экономического строя большинство людей выполняет жизненно важные функции, рождают и воспитывают детей, выращивают хлеб или становятся педагогами.  
На воспитание определяющее влияние оказывают не нравоучения, а пример и образ  жизни родителей.
Советская школа могла давать качественное образование, основанное на профессионализме педагогов, у которых отсутствовал дух стяжательства и наживы. Особенно это касалось естественных наук, испытывающих меньшее идеологическое воздействие.

Ландшафты жизни. Нижнее Поволжье

Ландшафты жизни. «Страна разгула и торговли»
Ландшафты жизни. Память. Родители
Ландшафты жизни. Нижнее Поволжье. Детство
Ландшафты жизни. Астрахань. Интернат


 


 

«Геополитика сверхдержав»

Америка. Утомлённая супердержава Падение и взлет китайского Дракона Имперская геополитика. Великий час мировых империй Путь к процветанию государства

 


Воспоминания
Ландшафты памяти
Ландшафты путешествий. Города и страны
Ландшафты поэзии, музыки и живописи


Избранные статьи и посты
ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ПРОСТОРАМ РОДИНЫ ЧУДЕСНОЙ
Шейх Заид. Самая выдающаяся исламская личность


Павел Флоренский. Русский Леонардо да Винчи
Максим Горький. Писатель, купленный любовью народа
Иван Бунин. Певец пограничья природы
Анна Ахматова. Парящая в небесах
Николай Гумилев. Конкистадор истоков человеческой природы 
Николай Заболоцкий. Поэт философской лирики


Бесподобная Элеонора. Королева мужских сердец
Анна Вырубова. Фрейлина, монахиня, оклеветанная
Трафальгарская Венера. Символ красоты и силы духа
Париж. Лувр. Гимн обворожительным женщинам


Трансильвания. Замок Дракулы. Вампирский бренд Румынии
Где присуждают и вручают Нобелевские премии
Олимпийские игры. От Древней Греции до Сочи
Гибель мировой секретной империи
Великий час кораблей пустыни
Неугасающий ослепительный блеск Венеции
Карибы. Святой Мартин. Остров двух господ