logo
Институт геополитики профессора Дергачева
Сетевой проект
Аналитический и образовательный портал
«Пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет». Мартин Хайдеггер

Геополитика. Русская энциклопедия

Интернет-журнал

Геополитика. Русская энциклопедия

Геополитика. Русская энциклопедия




   
   
   
Союз образовательных сайтов    
Яндекс цитирования    
Рейтинг@Mail.ru    
   



Лекции Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи


Обсудить статью в дискуссионном клубе

Зона коммунизма. Забайкалье. Бичи

Владимир Дергачев

Бичи

(Забайкалье. Сретенск. Могоча. Усть-Кара)

«Лед тронулся — бичи тронулись».
 Народная поговорка

 

Бич в советской стране  — бескорыстный человек-романтик без комсомольской путевки на стройки  пятилетки. Образование иногда  среднее, чаще  семилетнее; зимует  в Средней Азии и на Кавказе; летом трудится в Сибири.  Верит в коммунистическое завтра  и не заботиться  о стаже и пенсии на  закате лет. В зрелые годы  создает семью,  одну-две  — в местах трудовой деятельности  и зимнего отдыха. Очень подвижен  в смене  того  и другого; уважает уголовный  кодекс, но не всегда взаимно; не отказывается выпить, еще чаще сам  угощает  окружающих; придерживается правила; деньги  — зло, заработал — пропил. Начальники  отделов кадров  сибирских приисков и  экспедиций  не любят бичей, но относятся к  ним с уважением. Бич летом — главная производительная сила  на Востоке СССР.

Паромная переправа через Шилку у Сретенска. На левом берегу в начале  двадцатого столетия заканчивалась Транссибирская магистраль. И дальше на Дальний Восток грузы отправлялись по Шилке и Амуру. 

a

Город Сретенск был основан в 1689 году как пограничный острог. Здесь начинался великий водный путь к Тихому океану.  Здесь  первоначально была конечная станция Транссибирской железнодорожной магистрали, и  Сретенск с 1897 года становится крупной перевалочной базой и торгово-купеческим центром Забайкалья. В городе работали банки, рестораны и другие заведения с  русской, китайской и японской спецификой.  На снимке  — центральная часть Сретенска в эпоху развитого социализма.  

a

Сретенск

В камеру предварительного  заключения  Сретенского отделения  милиции настойчиво постучали. Дежурный  милиционер  Ваня  открыл  дверь — на пороге стояли крепкие  парни.
— Вот что, друг, приготовь-ка постель, возьми три рубля и валяй  за поллитром,  — приказал здоровый  детина.
— Да Вы  знаете, я Вас за  это..., — попытался возразить  сержант Ваня.
— На, читай, — здоровяк протянул записку. «Ваня! Пусти мальчиков и будь с ними вежлив — могут побить! С приветом, майор Басалай!»
— Слушаюсь, — выпалил  сержант  и отдал честь  мальчикам, — все  будет сделано.
На утро мальчики отправились к старому  купеческому дому с масленой вывеской: «ДОМ ОДИНОКОГО КОЛХОЗНИКА (во дворе злая собака)».
— Ето плохо, что для одиноких, без баб значит, а собака  гавкать будет — прибьем, — решили  бичи.
Устроившись  с ночлегом, ребятишки занялись  личной собственностью и пустыми животами.  Бич по  клички  «Сиплый» отправился на тупиковую  железнодорожную  станцию.  Встав у края перрона, он просил  приезжих  геологов: «Возьмите дяденьки на работу, я лопатой умею  ворочать!». — «Не можем, не надо», — отвечали  приезжие. «Тогда  дайте 50 копеек», — обижался «Сиплый»  и ему давали.
Бич «Пусик» никуда не пошел, он достал замызганный бывший офицерский планшет и развернул  географическую карту. «Так, Букачача — шахтерка Маруся,  Давенда — буфетчица Роза, Ксеньевка — японка Си-Сена, Светлый Ключ — Джамиля»,  — читал  «Пусик» надписи. Наконец, в углу карты  вблизи  советско-китайской границы  он наткнулся  на прииск с романтическим названием «Любовь». «О, тут - то  у меня никого нет, завтра поеду же, приласкаю кого-нибудь», — решил «Пусик» и  заснул  крепким сном.
Остальным  бичам в эти  трудные для живота  минуты было  не до  женщин. Планов было  много, предлагали продать  картины  знаменитых русских  художников, щедро развешанных по гостиничным номерам. Пригласили местного специалиста — учителя рисования для оценки товарной  стоимости. Он долго рассматривал  «Девятый вал» мариниста Айвазовского  и пришел к  заключению, что художник, написавший копию, добавил  десятый вал,  вероятно, от  щедрости натуры. В копии картины Шишкина  «Утро в сосновом  лесу» к удивлению непросвещенных  бичей, кроме косолапых мишек,  была обнаружена  гончая собака, а в глубине лесной чащи  отчетливо различалась фигура охотника. Заключение учителя было  суровым: «Халтура, в базарный день не пройдет».
Томительно медленно  тянулось время, как вдруг раздался  крик  старухи-администраторши: «Верните,  нехристи!».  Она преследовала бичей,  уносящих  по деревянному  скрипучему тротуару в сторону городского базара  бюст вождя всемирного пролетариата.
— Отстань,  пережиток капитализма, ты что думаешь — не продадим? Да за Ленина  люди жизнь отдадут, — с гордостью  парировали  бичи. 

 

Восточное Забайкалье относится к регионам на «краю света». На фоне города Могочи.

a

Могоча

«Бог создал Сочи, а черт — Могочи!» (поговорка)
«Могочи — не Сочи» (из разговоров)

 

«За паразитический  образ жизни, проституцию  и другие пороки выслать в Могочинский район  Читинской области женщин-тунеядок Московской, Рязанской, Орловской и Пензенской областей. Определить  место поселения  — город Могоча и поселок  лесорубов Амазар» (Из приказа  Министерства  охраны общественного порядка РСФСР от 2 ноября  1962 года).

 

Тревожные дни наступили для  матерей  Могочи — по  Транссибирской магистрали в  город завезли первые многообещающие  партии  советских  женщин с недалеким прошлым и казенным будущим из центральных областей Черноземной России.
Благодаря  заботам родной партии  и правительства жизнь в городе  несколько оживилась. По-прежнему, по пустынным и немощёным  улицам вдоль  покосившихся, набитых благополучием забайкальских изб, проносился пустой, но полный собственного достоинства,   видавший виды автобус — единственная гордость  городского транспорта. Но ничто  уже не могло уберечь  многих  почтенных граждан от  неумолимо  надвигающейся  второй молодости.
Неузнаваемо  изменилась  подрастающая молодежь, период  возмужания  пришел на  смену  сопливого детства. Крепла мощь Советской Армии  — в авиацию, на  флот, в мотопехоту и артиллерию пошло новое  поколение  зрелых, познавших жизнь воинов-могочинцев. В этом  скромная заслуга и  временно падших  женщин. Не только  местных граждан, но  бездомных  бичей  согревали они лаской  в суровом  и мужественном забайкальском краю.

 

***
Вертолет  повис над  походной кухней, вокруг которой суетилась  баба Марфа,  давно уже вышедшая из женского возраста.
— Утюг нагрей-ка,  чертова баба! — послышалось сквозь  шум  лопастей.
Прилетела  поисковая партия. В лагере оживление. На тентах  жилых палаток и просто на  даурских лиственницах  плакаты: «Трудолюбивый в СССР — самый счастливый!», «В Поле  можно  подхватить  насморк, а в Могоче  — гриппер!». Несмотря на последнее  предупреждение, над входом в одну из палаток  висит  скромная табличка «Осторожно,  триппэр». Ясно. Убедительно. Скоро дело делается,  да не  быстро лечится.
Поисковая  партия бичей-рабочих,  отутюжив штаны, сбросив щетину, устремилась в направлении районного города.  А в это время  с другой стороны из  поселка  не только лесорубов  Амазар в Могочу  торопились  тунеядки черноземных областей  России, совращая на пути своем все  живое и распевая  популярные куплеты:
«А путь не  далек и не близок,
И нельзя повернуть назад.
Крепись  геолог, крепись географ,
Та-та, тра-та-та, та-та...»
К вечеру избранное общество  было в сборе. Мужчины  гуськом ходили вокруг   единственной  и перевернутой  городской танцплощадки. То одна, то другая тунеядка  незаметно от подруг задирала подол, её хватали и уводили в сторону  возбужденные мужчины.  И потоптавшись, час-другой,  общество разбрелось —  кто куда.
И зря в понедельник  вертолет  натружено рвал лопастями  сибирский воздух — бичи-рабочие  на базу не явились. В Могочу  срочно вылетел  чрезвычайный представитель  экспедиции, в райцентр летели  грозные  телеграммы «Верните  наших мальчиков!».
Чрезвычайный представитель арендовал гордость  могочинцев — городской автобус, работники отдела   народного образования совместно  с отделением  милиции  составили план-набросок  «центров сексуального просвещения» и поиски начались.
Автобус подкатил  к ветхому дому.
— Эй, Манька, — крикнул милиционер  Гришка, — опять  Ваньку в заперти держишь?
— Не отдам и все  тута, — парировала любвеобильная женщина.
— Эх ты, пропадешь, девка, к сознательной жизни  задом  поворачиваешься, а  передом к Ваньке, — и чрезвычайный представитель перешел на понятный  в народе  язык. Ваньку вытащили  из дальнего  угла кровати,  тот сопротивлялся и плакал, его связали и отнести в  автобус.
К счастью, Петра Сисякина  никто не искал, он  сам  выполз из знаменитой  горсоветовской лужи. Провожая мимолетного  друга,  хрюкали свиньи. Макса Балаганова  застали в  перевернутом  виде. С достоинством,  одевшись и поцеловав  Любку  в носик, Макс ретировался.
Поздно  ночью  поисковая партия  была в сборе.

Забайкалье. Река Шилка
a
© dimorphotheca

 

aУсть-Кара

«Укус энцефалита (таежного клеща)
вызывает легкое нарушение умственной деятельности,
что не мешает человеку добраться без посторонней помощи
до желтого дома  и написать завещание»
(Из разговоров)

На практике в Читинской лаборатории Иркутского Института географии СО АН СССР. На Шилке после плавания со стажером исследователем Львом Наумовым по маршруту Сретенск – Усть-Кара  (бывшая царская печально знаменитая каторга) не могли вылететь в Читу из-за погоды. Деньги были на исходе. Кроме того, обнаружили на теле следы укуса сибирского таежного клеща (энцефалита). Роль местного аэровокзала выполняла изба на опушке тайги, поэтому аэродром получил у народа название «Усть-Дыра». Свинцовые тучи из-за китайской границы  брезгливо брызгали  атмосферными осадками и «Анушка» (12 пассажиров или 12 мешков почты) надолго застряла в неизвестности.  Образовалась очередь из пассажиров. Первым был неудачный местный охотник, которого сильно помял в тайге медведь-шатун. Начальник аэроизбы Митрич ежедневно приходил из поселка, чтобы проверить целостность амбарного замка. Изба запиралась на ночь и мы, натаскав лапника, ночевали на крыше. 

 

aПредостережение и наказание

(самая короткая повесть на свете)

 

«Я всегда размышлял о твоем будущем, Володька,
и был твердо уверен,
что твои похождения  по Забайкалью
кончатся плохо»
Лев Наумов, февраль 1967 года.

 

Не зная по молодости  нравы местной  братвы, я получил удар  кастетом, когда провожал девушку с танцев в Чите. 

СТОМАТОЛОГИЧЕСКАЯ КЛИНИКА
ЧЕЛЮСТНОЛИЦЕВОЙ ХИРУРГИИ 
ЧИТИНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО МЕДИЦИНСКОГО ИНСИТУТА

СПРАВКА

Дергачев В.А. находился на стационарном лечении в клинике с диагнозом: Двойной открытый перелом носа без смещения отломков,
с 11 августа по 16 августа 1965 года.

Лечащий врач. Подпись
Главный врач. Подпись.

 

Назад :: Продолжение


Зона коммунизма

Ландшафты жизни. Нижнее Поволжье
Ландшафты жизни. «Страна разгула и торговли»
Ландшафты жизни. Память. Родители
Ландшафты жизни. Нижнее Поволжье. Детство
Ландшафты жизни. Астрахань. Интернат

 

Зона коммунизма. Московский университет
Зона коммунизма. МГУ. Сталинский Храм науки и образования
Зона коммунизма. МГУ. Хрущевский символ советской эпохи
Зона коммунизма. МГУ. Нам нет преград на суше и на море
Зона коммунизма. МГУ. Географический факультет
Зона коммунизма. Подмосковье. Вышгород
Зона коммунизма. Подмосковье. Красновидово
Зона коммунизма. По просторам братских республик

 

Память. Ректоры МГУ
Память. Николай Баранский
Память. Лев Гумилев
Память. Профессор Саушкин
Память. Профессор Хрущев
Память. Доцент Игумнова
Память. Адмирал Бурханов
Память. Ляля Аляева

 

Зона коммунизма. МГУ. Агитбригада. Лицом к деревне
Зона коммунизма. МГУ. Конкурс красоты
Зона коммунизма. Комсомол
Зона коммунизма. Василий Сталин. Время сушить сухари
Зона коммунизма. Похождения «короля Фарука»
Зона коммунизма. Гробовых дел мастер. Целина
Зона коммунизма. МГУ. Студенческий отдых
Зона коммунизма. Коллекция студенческой рекламы

 

Зона коммунизма. По просторам Родины чудесной
Зона коммунизма. Забайкалье
Зона коммунизма. Забайкалье. Бичи

Зона коммунизма. Якутия
Зона коммунизма. Якутия. Советские алмазы

 

Ландшафты жизни. Белоруссия. Путь партизан
Ландшафты жизни. Минск. Дело молодого специалиста
Ландшафты жизни. Белоруссия. Коммунистическая деревня
Ландшафты жизни. Белоруссия. Зеленая гостиница
Ландшафты жизни. Белоруссия. Республика Вилия

 

Ландшафты жизни. Дальний Восток
Дальний Восток. Владивосток. ТИГ
Дальний Восток. По долинам и по взгорьям


Ландшафты жизни. Аспирантура МГУ
Аспирантура МГУ. Москва — столица коммунистического быта

Ландшафты жизни. Последняя битва за Мировой океан
Научный сотрудник океанских масштабов


Зона коммунизма. Послесловие


 


 

«Геополитика сверхдержав»

Америка. Утомлённая супердержава Падение и взлет китайского Дракона Имперская геополитика. Великий час мировых империй Путь к процветанию государства

 


Воспоминания
Ландшафты памяти
Ландшафты путешествий. Города и страны
Ландшафты поэзии, музыки и живописи


Избранные статьи и посты
ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ПРОСТОРАМ РОДИНЫ ЧУДЕСНОЙ
Шейх Заид. Самая выдающаяся исламская личность


Павел Флоренский. Русский Леонардо да Винчи
Максим Горький. Писатель, купленный любовью народа
Иван Бунин. Певец пограничья природы
Анна Ахматова. Парящая в небесах
Николай Гумилев. Конкистадор истоков человеческой природы 
Николай Заболоцкий. Поэт философской лирики


Бесподобная Элеонора. Королева мужских сердец
Анна Вырубова. Фрейлина, монахиня, оклеветанная
Трафальгарская Венера. Символ красоты и силы духа
Париж. Лувр. Гимн обворожительным женщинам


Трансильвания. Замок Дракулы. Вампирский бренд Румынии
Где присуждают и вручают Нобелевские премии
Олимпийские игры. От Древней Греции до Сочи
Гибель мировой секретной империи
Великий час кораблей пустыни
Неугасающий ослепительный блеск Венеции
Карибы. Святой Мартин. Остров двух господ