logo
Институт геополитики профессора Дергачева
Сетевой проект
Аналитический и образовательный портал
«Пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет». Мартин Хайдеггер

Геополитика. Русская энциклопедия

Интернет-журнал

Геополитика. Русская энциклопедия

Геополитика. Русская энциклопедия




   
   
   
Союз образовательных сайтов    
Яндекс цитирования    
Рейтинг@Mail.ru    
   



Лекции Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи


Обсудить статью в дискуссионном клубе

Зона коммунизма

Владимир Дергачев

Директор проекта Ю.А. Марышев.
© В.А. Дергачев, 2010.

 «Главное… не утрачивать поэзию жизни». Иван Пущин

Предисловие

Известна истина, что каждый человек может написать в жизни одну книгу – книгу жизни. Она может быть адресована самому себе, близким людям или иметь более широкую аудиторию. Книга может стать своеобразным учебным пособием по курсу житейской мудрости или философии жизни.
Но как сделать мемуарный жанр полезным для других? Каждая человеческая жизнь бесценна. Но невозможно представить, чтобы миллиарды людей уселись писать собственные воспоминания и одновременно читать чужие. Обычно интерес привлекают книги людей, добившихся определенного успеха в жизни. Одних привлекает технология восхождения к славе, других – интимные подробности личной жизни. 
Где проходит та незримая граница на рубежах внутреннего и внешнего мира, которую нельзя переходить при создании мемуаров? Казалось, при неограниченной свободе слова писать можно все, но тогда появляется большой риск превратить «ландшафты жизни» в «физиологию жизни» или выяснения отношений с окружающими. Поэтому иногда автор воспоминаний ставит условие об их публикации после смерти и это делает его труд более откровенным. Мемуары являются в большинстве случаев субъективным взглядом на собственную жизнь.

Ландшафты жизни создают индивидуальное биполярное энергетическое поле духовной жизни человека,  формирующееся на рубежах его месторазвития (малой родины) и множества других мест его реального пребывания в многомерном пространстве. Ландшафты  жизни человека образуются  множеством  воплощений его внешнего и внутреннего мира. Они не имеют политических, экономических или таможенных границ, так как  пределы их распространения определяются такими понятиями, как честь, совесть и долг.
Любой биограф может только с той или иной степенью достоверности приблизиться к раскрытию образа, но никому не дано право на последнюю истину, которая навсегда уходит в другой мир вместе с человеком. На закате жизни образуется все больше «черных дыр», неумолимо   поглощающие индивидуальное информационное поле с событиями, эмоциями, страстью и любовью.

 

«Ландшафты жизни» создают  индивидуальное «государство», в котором присутствует своеобразное геополитическое мышление. С рождения человека в его личной жизни происходит борьба за своеобразное «жизненное пространство». Одни ограничиваются пространством выживания, другие с помощью статусных коммуникаций стремятся завладеть «чужими» территориями. Можно «захватить» королевство кривых пространств и усесться, увешенным наградами и званиями, на троне. И так ли важно, что захваченное псевдопространство рухнет под тяжестью «голого» короля? Для многих, главное, чтобы хватило почести и славы на его век. А после меня….  Человечество давно уже бы вымерло, если бы в нем перевелись личности, зачастую стоящие на краю официальных общественных отношений, но достигающие  духовных вершин, облучающих мир энергией созидания. 

На пограничное  чувственное и рациональное  восприятие мира оказали влияние индивидуальные ландшафты  жизни неизвестной для внешнего мира родины,  наполненной автобиографическими событиями:

  • факт рождения в  Забайкалье на восточных рубежах Великой Евразийской степи вблизи родины Чингисхана, основателя Монгольской империи;
  • детство и юность, которые прошли в окрестностях  городища нижневолжской «Помпее» — бывшей столицы  Золотой Орды Сарай Бату, расположенной в природном коммуникационном узле Великой реки и Великой степи;
  • учеба в шестидесятые годы в интернациональном Московском государственном университете  им. М.В. Ломоносова, своеобразной Зоны коммунизма и  контактов социокультурных традиций народов не только социалистического лагеря;
  • работа и служба  в пограничье (западных, восточных и южных  форпостах советской империи)  в Белоруссии (Минск и под Гродно), на  российском Дальнем Востоке (Владивосток) и на Украине (Одесса);
  • жизнь в «жемчужине у моря» — Одессе, пронизанной морем, степью и солнцем;  основанной на западных рубежах Великой Евразийской степи, откуда в прошлом степное золото (хлеб) поступало на европейские рынки;
  • встречи со Львом Гумилевым  и его трудами об истории народов Великой Евразийской степи, знакомство с книгой «Цивилизация и  великие  исторические реки», написанной  Львом Мечниковым;
  • многочисленные мониторинговые поездки  по  бывшим советским республикам; европейским, арабским, тюркским странам и в Китай.

Эти факты оказали влияние на формирование авторской геополитической теории Больших многомерных пространств. Воспоминания писались в первую очередь для самого себя. Возможно, некоторые фрагменты «ландшафтов жизни»  и индивидуальный человеческий опыт будут полезны для других.
«Зона коммунизма» охватывает советский период, который стал достоянием истории, включает фрагменты личных дневников и «прозы», написанной преимущественно в шестидесятые годы.

 

Советская эпоха неоднозначно оценивается в современной России. Но и в советском прошлом существовали диаметрально противоположные образы вождя советских народов Иосифа Сталина, запечатлённые в песнях и поэзии.  

 

На просторах родины чудесной
 (два куплета)
Слова А. Суркова. Музыка М. Блантера

 

На просторах Родины чудесной,
Закаляясь в битвах и труде,
Мы сложили радостную песню
О великом друге и вожде.

 

Сталин — наша слава боевая,
Сталин — нашей юности полет.
С песнями, борясь и побеждая,
Наш народ за Сталиным идет.


Сталин


Мы живём, под собою не чуя страны
Осип Мандельштам

Мы живем, под собою не чуя страны,
 Наши речи за десять шагов не слышны,
 А где хватит на полразговорца,
 Там припомнят кремлевского горца.
 Его толстые пальцы, как черви, жирны,
 И слова, как пудовые гири, верны,
 Тараканьи смеются глазища
 И сияют его голенища.

 А вокруг него сброд тонкошеих вождей,
 Он играет услугами полулюдей.
 Кто свистит, кто мяучит, кто хнычет,
 Он один лишь бабачит и тычет.
 Как подкову, дарит за указом указ –
 Кому в пах, кому в лоб, кому в бровь, кому в глаз.
 Что ни казнь у него – то малина
 И широкая грудь осетина.

Ноябрь 1933

По мере работы и появившихся возможностей использовать фотографии и технологию постеров проект «Ландшафты жизни» предполагает размещение на портале следующих книг:

Ландшафты жизни
Кн. 1. Зона коммунизма.
Кн. 2. Время «золотого» застоя.
Кн. 3. По просторам Родины чудесной.
Кн. 4. Час чрезмерного торжества капитализма.
Кн. 5. Хождение по заморским  странам.
Кн. 6. Ландшафты жизни. Память.
Кн. 7. Ландшафты мысли.
Кн. 8. Ландшафты души. Про ЭТО.

Главная мысль воспоминаний заключается в том, что распаду Советского Союза  предшествовал распад в душах людей. Думающий человек был смертельным врагом советской власти и остается таковым в странах криминально-коррумпированной демократии. Вера в будущее возможна только с опорой на человека, который, прежде всего, стремится не изменить окружающий мир, а изменить себя.

 

Советский постер

 

 

Продолжение


Зона коммунизма

Ландшафты жизни. Нижнее Поволжье
Ландшафты жизни. «Страна разгула и торговли»
Ландшафты жизни. Память. Родители
Ландшафты жизни. Нижнее Поволжье. Детство
Ландшафты жизни. Астрахань. Интернат

 

Зона коммунизма. Московский университет
Зона коммунизма. МГУ. Сталинский Храм науки и образования
Зона коммунизма. МГУ. Хрущевский символ советской эпохи
Зона коммунизма. МГУ. Нам нет преград на суше и на море
Зона коммунизма. МГУ. Географический факультет
Зона коммунизма. Подмосковье. Вышгород
Зона коммунизма. Подмосковье. Красновидово
Зона коммунизма. По просторам братских республик

 

Память. Ректоры МГУ
Память. Николай Баранский
Память. Лев Гумилев
Память. Профессор Саушкин
Память. Профессор Хрущев
Память. Доцент Игумнова
Память. Адмирал Бурханов
Память. Андрей Капица
Память. Ляля Аляева

 

Зона коммунизма. МГУ. Агитбригада. Лицом к деревне
Зона коммунизма. МГУ. Конкурс красоты
Зона коммунизма. Комсомол
Зона коммунизма. Василий Сталин. Время сушить сухари
Зона коммунизма. Похождения «короля Фарука»
Зона коммунизма. Гробовых дел мастер. Целина
Зона коммунизма. МГУ. Студенческий отдых
Зона коммунизма. Коллекция студенческой рекламы

 

Зона коммунизма. По просторам Родины чудесной
Зона коммунизма. Забайкалье
Зона коммунизма. Забайкалье. Бичи

Зона коммунизма. Якутия
Зона коммунизма. Якутия. Советские алмазы

 

Ландшафты жизни. Белоруссия. Путь партизан
Ландшафты жизни. Минск. Дело молодого специалиста
Ландшафты жизни. Белоруссия. Коммунистическая деревня
Ландшафты жизни. Белоруссия. Зеленая гостиница
Ландшафты жизни. Белоруссия. Республика Вилия

 

Ландшафты жизни. Дальний Восток
Дальний Восток. Владивосток. ТИГ
Дальний Восток. По долинам и по взгорьям


Ландшафты жизни. Аспирантура МГУ
Аспирантура МГУ. Москва — столица коммунистического быта

Ландшафты жизни. Последняя битва за Мировой океан
Научный сотрудник океанских масштабов

 

Путешествие в Советский Союз
Путешествие по Средней Азии в поисках утраченной «дружбы народов»
Путешествия на советский Кавказ


Зона коммунизма. Послесловие


 


 

«Геополитика сверхдержав»

Америка. Утомлённая супердержава Падение и взлет китайского Дракона Имперская геополитика. Великий час мировых империй Путь к процветанию государства

 


Воспоминания
Ландшафты памяти
Ландшафты путешествий. Города и страны
Ландшафты поэзии, музыки и живописи


Избранные статьи и посты
ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ПРОСТОРАМ РОДИНЫ ЧУДЕСНОЙ
Шейх Заид. Самая выдающаяся исламская личность


Павел Флоренский. Русский Леонардо да Винчи
Максим Горький. Писатель, купленный любовью народа
Иван Бунин. Певец пограничья природы
Анна Ахматова. Парящая в небесах
Николай Гумилев. Конкистадор истоков человеческой природы 
Николай Заболоцкий. Поэт философской лирики


Бесподобная Элеонора. Королева мужских сердец
Анна Вырубова. Фрейлина, монахиня, оклеветанная
Трафальгарская Венера. Символ красоты и силы духа
Париж. Лувр. Гимн обворожительным женщинам


Трансильвания. Замок Дракулы. Вампирский бренд Румынии
Где присуждают и вручают Нобелевские премии
Олимпийские игры. От Древней Греции до Сочи
Гибель мировой секретной империи
Великий час кораблей пустыни
Неугасающий ослепительный блеск Венеции
Карибы. Святой Мартин. Остров двух господ