logo
Институт геополитики профессора Дергачева
Сетевой проект
Аналитический и образовательный портал
«Пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет». Мартин Хайдеггер

Геополитика. Русская энциклопедия

Интернет-журнал

Геополитика. Русская энциклопедия

Геополитика. Русская энциклопедия

 




   
   
   
Союз образовательных сайтов    
Яндекс цитирования    
Рейтинг@Mail.ru    
   



Лекции Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи


Обсудить статью в дискуссионном клубе

Владимир Дергачев

Золотой век «китайской цивилизации» в контексте особенностей китайской геополитики. – Вестник аналитики, 2012, № 2.

Электронная версия статьи  публикуется в авторской редакции.

На мировом небосклоне восходит звезда  коммунистического Китая, не только занявшего место второй сверхдержавы, но семимильными шагами идущего к мировому господству. В китайской мифологии наряду с драконом особенно почитается тигр, который олицетворяет силу, властолюбие, суровость и отвагу. И наступает время, когда некому не позволено безнаказанно «дергать за хвост китайского тигра».


В последнее время «буревестники демократии» из постсоветских государств отравляются в Пекин в основном за кредитами и предпочитают не распространяться об успехах коммунистического режима. И вместе с тем гордятся  стратегическим партнерством с Китаем, подразумевая под этим симметричное равновеликое и взаимовыгодное сотрудничество на основе «братской дружбы народов». Но надо знать, что китайцы, наоборот, трактуют «стратегическое партнерство» как ассиметричное понятие, подразумевающее  неравенство между старшим и младшим братом. Исходя из самой сущности  китайского государства-цивилизации  (Срединного государства, взаимодействие Поднебесной и «варваров»). За десятилетия существования коммунистического Китая только при Сталине Советский Союз  рассматривался как  «старший брат». Поэтому в «стратегическом партнёрстве», например, стран Восточной Европы с Пекином, можно рассчитывать только на роль сырьевого  китайского протектората.  


Поднебесная на фоне деградации экономики и общественной жизни в России и постсоветских государствах  совершила феноменальный скачок в золотую эпоху цивилизации. Но ошибкой было бы бездумно копировать китайский опыт. Сформировалось молодое поколение, которое  не желает возврата к советскому прошлому, но и не видит будущего в стране с коррумпированным режимом. Вряд ли молодые граждане России захотят связать свое будущее с коммунистическим Китаем, где нет тех свобод, например в Интернете, к которым они привыкли. Где  в партии сохраняются  сторонники романтизации «культурной революции», искалечившей или унесшей жизни миллионов. Но надо знать, почему прошедшие два десятилетия  называются «золотым веком» китайской цивилизации и реального социализма, а Россия и большинство постсоветских стран построили государства криминально-коррумпированной демократии. Поэтому и актуально обращение к Поднебесной в поисках утраченного здравого смысла. Различные аспекты этой проблемы в контексте особенностей китайской геополитики уже рассматривались автором1 и изложены в труде «Падение и взлет китайского Дракона»2.


Анатомия падения Поднебесной. Пятьсот лет назад Китай был мировой державой, лидирующей в торговле, по промышленным нововведениям, производительности сельскохозяйственного труда и уровню жизни. Еще в начале 19 века Китай обладал крупнейшей экономикой мира (примерно 1/3 мирового ВВП). По экономической мощи Поднебесная превосходила  совокупный показатель Западной Европы (27%), Индии (16%) и США (всего лишь 2% от мирового ВВП). Но в дальнейшем произошла трагедия. Внутриполитическая обстановка в Поднебесной, поверившей в свою исключительность, приводит к свёртыванию  внешней торговли. Китайская империя отгородилась от окружающего мира и была отброшена на задворки  цивилизаций. Политика изоляционизма пагубно отразилась  на развитии общества, привела к  гибельным для страны последствиям. И наоборот, христианская  традиция преобразования мира способствовала  Великим географическим открытиям и созданию новых рынков. В отличие от Европы, где состоялся союз Ума и Капитала, в Поднебесной, согласно китайской традиции,  люди умственного труда  шли в бюрократию. И это, как считают историки,  послужило длительному застою.  В результате внешней экспансии «Срединная империя» стала испытывать унижение и оскорбление чувства собственного достоинства, особенно со стороны Великобритании, России, Японии и США.


Западные ангелы смерти. К внутренним ошибкам правящей китайской династии добавилась смертельная угроза. Против Китая Запад применил самое эффективное психологическое оружие — опиум.


В XVIII веке на Западе большим спросом пользовались товары из Поднебесной, особенно шелк, чай и фарфор. За товары приходилось расплачиваться серебром. Самодостаточная Китайская империя не нуждалась в импорте товаров,  а серебра, которое поставлялось в Европу после открытия Нового Света, становилось все меньше. Когда серебра стало не хватать, Британская Ост-Индская компания начала внедрять технологию торговли в обмен на опиум, выращиваемый на плантациях Компании в Индии. В результате контрабанды наркотиков к 1833 году была достигнута заветная цель Британской империи – положительный торговый баланс с Китаем. Английские купцы стали требовать  от Лондона военного вмешательства в целях заставить Китай отказаться от изоляционистской политики.


В результате Первой (1839 -1842 гг.) и Второй (1856 – 1860 гг.) Опиумных войн Поднебесная окончательно была открыта для внешней торговли. Победа владычицы морей была достигнута на море и за счет технического прогресса  — парового военного корабля. Была легализована продажа наркотиков, а Китай  оказался в значительной степени протекторатом Великобритании и Франции.  Вместо риса и чая стали выращивать опиум. Началась массовая деградация коррумпированного китайского общества, посаженного на наркотическую иглу. Уже к 1830 году  опиум стал  неотъемлемой частью повседневной жизни китайцев. В результате произошла депопуляция китайского населения3, которое сократилось  за период 1851 по 1874 гг. на 73 млн. человек — с 452 до 379 млн., из них 120 млн. стали наркоманами.  На покупку опиума китайцы тратили такое количество серебра, что оно почти исчезло из оборота. Платить налоги стало практически нечем, государственная казна опустела. Чиновники погрязли в коррупции.


Маньчжурский правящий двор  попытался осуществить  реформы, направленные на индустриализацию и  модернизацию Китая. Однако в государстве с коррумпированными чиновниками и при отсутствии гражданского общества капиталистические отношения развивались медленно. На бывшей Великой державе был поставлен крест. Нация наркоманов, как считали европейцы, навсегда  проиграла в борьбе  за мировую гегемонию.


Когда в 1949 году к власти в Китае пришли коммунисты, маковые плантации занимали  более миллиона гектаров. В короткие сроки они были уничтожены, 80 тыс. наркодельцов было арестовано, многие из них расстреляны. Битва с наркоманией стала массовым народным движением. Главным орудием борьбы  стала вера в светлое будущее, которое придет на смену многовекового застоя  деградации.  И у китайцев со временем исчезла потребность уходить от реальности с помощью наркотиков.  

 
Поиски путей благоденствия. Диктатура Красного Дракона. После трагедии, постигшей Поднебесную и превратившую империю в протекторат Запада, в начале двадцатого столетия начались  поиски выхода из трагического тупика, начиная с программы китайских либералов «Сто дней реформ»4,  растянулись на столетие проб и ошибок.


После победы китайской революции и провозглашения в 1949 году Китайской Народной Республики, в 1950 году Мао и Сталин подписали договор «О дружбе, союзе и  взаимной помощи». Но уже к середине 50-х годов китайское руководство, осознав  неприемлемым слепое копирование советского опыта,  стало искать  свой путь благоденствия.  Собственно говоря, к этому времени к этим мыслям  пришли в большинстве  стран народной демократии.  Хотя броненосец Старшего брата  стоял на запасном пути, периодически он выходил на магистральный путь братских стран в качестве стального   аргумента преодоления сомнений. Но до Великой Китайской стены бронепоезд не дошел. В Китае началась децентрализация административного социализма и делегирование власти на  нижний уровень. При этом не удалось избежать крайностей.


Во время «Большого скачка» (1966 – 1976) в связи с ростом промышленности население городов увеличилось в два раза, но от 20 до 30 млн. преимущественно крестьян погибло от голода.  «Культурная революция» (1966—1976) привела не только к дальнейшему  развалу экономики и массовым репрессиям в отношении интеллигенции.  Необразованная  молодёжь («хунвейбины») использовалась в борьбе за власть против элитарного процесса отбора лучших 5.  Вероятно и в России, где, по мнению известного социолог Бестужева Лады,  идет процесс оподления,  отупения и остервенения в обществе, власть желает иметь собственных хунвейбинов, создав прокремлевские молодежные движения. Когда молодёжь меньше думает, ею легче манипулировать для достижения своих целей.    

  
Конфуцианский социализм. Руководящей идеологией в Поднебесной является китаизированный марксизм, а в Советском Союзе как убеждены китайские руководители был догматизированный  марксизм. Однако если учитывать древнюю китайскую философию, то европейский марксизм предстанет плагиатом на идеи,  высказаны китайскими мыслителями тысячи лет назад. Это в Европе бродил призрак коммунизма, а в Китае коммунистические идеи заложены в одном из течений древнекитайской философии. Коммунистическая партия Китая взяла курс на гармоничное постепенно развитие на основе китаизации марксизма на конфуцианском фундаменте. В 1979 году во время беседы с премьер-министром Японии Масиёси Охирой Дэн Сяопин подчеркнул  отличие намечаемой китайской модернизации от японской. В противоположность  японскому конфуцианскому капитализму  Китай будет строить конфуцианский социализм, формально называемый «социализмом с китайской спецификой»6, предусматривающий постепенный переход от гармонии  личности к гармонии семьи, общества и государства.


Дэн Сяопин (1904—1997) стал «Великим архитектором китайских реформ», основанных на постепенной конвергенции капитализм и социализма под руководством коммунистической партии. Он был действительно национальным лидером, не назначенным  правящей партией, одним из немногих в мировом коммунистическом движении, доказавший, что реальная власть обусловлена не занимаемым местом, а личностью. В начале  реформ  Дэн Сяопин  обратился с просьбой к американскому президенту Рейгану направить в американские университеты  сто тысяч молодых китайцев. К настоящему времени более миллиона китайцев получили образование в Америке. Многие из них вернулись на родину и стали эффективными рыночными менеджерами. По версии американского журнала  «Time» Дэн Сяопин дважды назывался «человеком года» (1978, 1985).


Трижды закаленный силой духа Китай. Восхождение Китая к сверхдержаве нельзя объяснить только наличием сильной центральной власти. Китайской цивилизации путем падений и взлетов удалось выработать модель контактов на суперэтнических рубежах, основанную на сочетании открытости материальных коммуникаций с внешним миром и ограничений для заимствований в духовной сфере. Стратегический геополитический ресурс  Китая  заложен в  силе духа и стабильности исторической традиции,  в имманентной ориентации  на Великий порядок,  основанный на социальной гармонии и справедливости. В этом отношении Китай является трижды «закаленным» государством — закаленным коммунистической идеологией, конфуцианством и буддизмом. Соединенные Штаты  Америки с двухсотлетней историей не только не обладают таким богатством, но и  выглядят наивными дилетантами в своем стремлении претендовать на мирового господство.


Коммунистическую идеологию исповедует крупнейшая в мире правящая политическая партия (80 млн. членов). КПК сменила стратегию «мирного подъема»  на стратегию «гармоничного мира».  Руководство КПК уделяет пристальное внимание изучению  обстоятельств  гибели СССР, в том числе  ошибкам в кадровой политике. Компартия постоянно обновляет руководящие кадры. В 2002 году КПК опубликовала «Программу построения  гражданской нравственности», обязательной для реализации центральными органами власти и на местах. В ней заложена реинтерпретация  традиционного  конфуцианского учения о первичности  морали и невозможности реформировать  государство без реформирования человека. Конфуцианство, основанное на принципах  нравственного совершенства человека, становится  фундаментом государственной идеологии Китая.


В отличие от демократической России взявший курс  на создания потребительского  общества по западному образцу, коммунистический Китай приступит к очередному этапу эпохальных реформ, в центре которых не только семья со «среднем» уровнем «зажиточности», но и с определённым нравственным уровнем. По мнению российского философа академика В.С. Степина китайские реформы возникли на почве, взрыхленной культурной революцией, а в России почва была утрамбована стабильной системой «развитого» социализма.


Конфуцианский социализм позволил Поднебесной, не отказываясь от своего прошлого, после проб и ошибок избежать заимствования чужой модели Запада, куда с тупым упорством и известным результатом рванули некоторые новые независимые государства, образованные на обломках СССР. В результате, Китай успешно отражает информационно-психологические  войны, используемые Западом против Пекина (атипичная пневмония, поддержка сепаратизма в Синьцзяне и Тибете, попытки подрыва  доверия к национальной валюте и др.). Китайская власть каждый  раз доказывает эффективность государственного управления кризисными процессами,  демонстрирует исключительно эффективные технологии новейшей геополитики, направленные на нейтрализацию внешних информационных атак.


Третьей составляющей Силы духа китайского общества  является буддизм, получивший особое распространение в Южном Китае, где под патронажем Компартии Китая только в последние два десятилетия воздвигнуты грандиозные культовые сооружения  (бронзовая статуя Большой Будда в Гонконге,  Трехлицая статуя богини Гуаньинь высотой в 108 метров  в провинции  Хайнань и др.).  


Золотой век китайского Дракона. Как показывает история «золотой век» цивилизации бывает непродолжительным. «Золотой век» Древней Греции исчислялся несколькими десятилетиями.  Совсем недавно  авторитетные западные аналитики прогнозировали, что  Япония станет первой сверхдержавой.  Но смена поколений привела к замедлению  экономического роста, а природная стихия (цунами) и техногенная катастрофа на атомной  станции окончательно выбили  страну Восходящего солнца из борьбы за мировое лидерство. В начале 90-х годов многие аналитики прогнозировали вслед за Советским Союзом распад   последней империи — Поднебесной. Но прогнозы не оправдались, а коммунистический Китай продемонстрировал фантастические темпы экономического роста и модернизации. Поэтому  прогнозы  о распаде Китая умолкли,  но появились другие —  рост благосостояние неизбежно приведет к требованию свобод. Если это будут свободы по-российски — с безбрежной свободой коррупции и безнаказанностью, то это представляет угрозу китайской государственности. Но пока Китаю это не грозит.


Китай, став сверхдержавой, не претендует на членство в «клубе»  семи ведущих держав мира, где на дополнительной «табуретке» сидит экономически слабая и коррумпированная Россия. Традиционные представления о Поднебесной как центре мира не позволяют опускаться  до уровня  «варваров» из окружающего мира, а когда геополитическая  мощь  Китая станет неоспоримой, все само собой станет на свои места. Коммунистическое руководство  постоянно подчеркивает, что Китай развивающаяся страна, находящаяся на первой стадии строительства социализма. Являясь лидером третьего мира, Пекин успешно укрепил свои экономические позиции в Африке и Латинской Америке.  Экономический рост требует энергетических и других ресурсов и усиливается китайскую экспансию, прежде всего в Азии. 


Можно понять российские прокремлевские СМИ,  скупо освещающие успехи Поднебесной. С начала 80-х годов Китай демонстрирует темпы экономического роста от 8 до 15 % в год. ВВП Китая увеличилось за тридцать лет более чем в двадцать раз, а в России за двадцать лет формально удалось восстановить уровень 1990 года. В 2007 году на XVII съезде КПК  было намечено увеличить к 2020 году абсолютный показатель ВВП на душу населения в четыре раза по сравнению с 2000 годом. Была принята программа перехода к построению «среднезажиточного общества» на основе качественных показателей развития экономики и социальной справедливости. Для этого локомотивом роста должен стать внутренний потребительский спрос, а не зарубежные инвестиции и экспорт.


По промышленной мощи Китай  стал сверхдержавой, производя  половину мирового производства стали, больше автомобилей, чем Соединённые Штаты и Япония вместе взятые, значительную долю продукции  электроники.  Успешно создается инфраструктура китайского капитализма. Чтобы «идти вовне» Китай сосредоточился на модернизации внутреннего коммуникационного каркаса державы. Поднебесная реализует самые масштабные в мире  инфраструктурные проекты. 


Растущие потребности в ресурсах, стимулируют геополитику Пути, не забывая при этом проблемы внутренней продовольственной безопасности. Китай вышел в мировые лидеры по производству зерна и мяса, в результате обеспечивает население в основном отечественным продовольствием. Всего 8% орошаемых земель планеты кормит 20% ее населения. Вместе с тем, отмечается большая дифференциация в доходах городского и сельского населения, велика безработица, что вызывает социальную напряженность в обществе.


Став экономической сверхдержавой, Китай вышел на второе место в мире по военным расходам. 15 октября 2003 года  в космос  была запущена ракета с  первым китайским тайконавтом (космонавтом). К 2020 году будет  построена китайская орбитальная станция и Китай может стать мировым лидером в освоении космоса. В Китае насчитывается 340 млн. пользователей Интернета, и в Народно-освободительной армии созданы самые эффективные в мире киберподразделения.


Китай производит больше электроэнергии, чем Япония и располагает самыми крупными запасами угля в мире, на его долю приходится свыше 80% в топливно-энергетическом балансе страны. На великой китайской реке Янцзы построена крупнейшая в мире гидроэлектростанция «Три ущелья» с проектной мощностью 22,4 ГВт. Дефицит в электроэнергии Китай так же  стремится частично покрыть за счет нетрадиционных источников энергии. Поднебесная стала второй страной в мире после Германии по использованию энергии ветра,  около 10 % горячей воды для жилых домов получается от солнца.


За счет исключительно низкой стоимости труда Китай, подобно гигантской воронке  засасывает  в себя  чужие ресурсы в виде капитала  и рабочих мест, что угрожает мировой экономике  убийственной  дефляцией (уменьшением  количества находящихся в обращении денег). Опровергается  классическая теория свободной торговли, когда специализация  каждого участника в международном разделении труда ведет к экономическому прогрессу все остальных.


За последние десятилетия улучшилось качество жизни. Антикризисная программа Пекина была направлена на стимулирование внутреннего спроса путем кредитования населения, строительство дорог и модернизации предприятий. По объему государственной помощи по отношению к  ВВП страны Китай является абсолютным мировым лидером. По индексу гуманитарного развития и продолжительности жизни страна находится на среднемировом уровне, что является большим достижением, учитывая гигантскую численность населения. Трудно обеспечить качество жизни крупнейшего в мире демографического океана людей. Большинство  китайцев живёт бедно, но как они сами говорят, «с каждым годом все лучше».


Миф о безграничной открытости китайской экономики. Девиз стратегического курса открытой экономики Китая сформулирован Дэн Сяопином: «Посеешь закрытость — пожнешь бедность».  Но чрезмерная открытость экономики, как и изоляционизм, чреваты негативными последствиями для развития. Поэтому Пекин  обеспечивает защищенность китайского рынка от западного «рынка без границ», проводит продуманную внешнеэкономическую политику под жестким контролем  государственного регулирования, не допускает чрезмерного открытия   внутреннего рынка для  зарубежных инвестиций, чтобы не допустить зависимости от колебаний мировой финансовой конъектуры. Как это происходило в Мексике, Аргентине, Индонезии, России и других странах. В Поднебесную привлекается только продуктивный капитал. Во внешнеэкономической политике  Пекин осторожно подходит к либерализации рынка финансовых и страховых услуг.


Полузакрытость китайской экономики наглядно демонстрирует финансовая политика Пекина7. Государство осуществляет контроль за  валютным регулированием. Приветствуется неограниченный ввоз валюты в Китай и её конвертируемость в юань, а вывоз валюты за границу частными физическими и юридическими лицами затруднён многоступенчатой процедурой разрешений и строго контролируется государством. Большинство расчетов и платежей осуществляется только в китайских юанях. В России все наоборот, национальной валютой стали американский доллар и евро.  Социализм с китайской спецификой гарантировал сохранность вкладов населения, и за годы реформ ни разу не обманул граждан Поднебесной.


Глобальный финансовый кризис позволил Китаю обрести второе дыхание для дальнейшего развития на фоне снижения мощи США, Японии и Европейского Союза. Китай совершил новый рывок не только в экономике, но и на мировом финансовом рынке, где доля расчетов в юанях  превысила 20%  за счет массового вывоза китайского капитала. Это приводит к  возникновению нежелательного торгового дефицита для других участников мирового рынка. В результате китайской открытости только вовнутрь Пекин накопил  более $3,2 трлн.  золотовалютных резервов и продолжает скупать казначейские бумаги США, спасая стабильность доллара и мировой финансовой системы. Китай  выкупил часть долговых обязательств Греции, Португалии и готов это сделать в отношении других стран еврозоны. Китай стал главным инвестором  Африки, а местные страны в торговле с Поднебесной перешли на юани.


Вашингтону очень хочется  наказать Китай за нежелание повышения курса юаня, позволяющие китайским товарам иметь ценовое преимущество на мировых рынках. Но Пекин располагает долговыми обязательствами американского казначейства почти на $900 млрд.  и Поднебесная является крупнейшим в мире держателем внешнего долга Америки. А Евросоюз не желает из-за курса юаня ссориться с важнейшим торговым партнером. Китай, опередив Европейский Союз, стал крупнейшей мировой державой по объему внешней торговли, вышел на первое место в мире по объему экспорта.
В противовес мировому финансовому рынку во главе с Западом Китай выступает с идеей создания азиатского рынка с единой валютой. Основой такого образования должен стать валютный союз Большого Китая, включая материковый Китай, Сянган, Аомынь и Тайвань. Такой подход позволяет решить не только геополитическую задачу воссоединения Большого Китая,  но и создать в перспективе единый азиатский рынок, защищенный от колебания мирового (западного) валютного рынка.


Убить Дракона китайской коррупции. Коммунистическое руководство успешно реализует одно из завещаний Дэн Сяопина – «Мягкой рукой с преступностью не повоюешь и социальные уродства не выведешь». Коррупция является неизменным спутником китайских реформ и усугубляется местной традицией доминирования неформальных связей в деловых отношениях. Когда шестнадцатиюродная тетя является близкой родственницей, становится понятной сила неформальных связей в семейном бизнесе. Власть время от времени проводит жесткие компании по борьбе с коррупцией, высокопоставленные чиновники приговариваются к смертной казни. Но Пекин понимает, что нужно умело использовать подобные меры. В последние годы Пекин принял ряд законов для борьбы с коррупцией. В обнародованной Белой книге «Усилия Китая по борьбе с коррупцией и формированию неподкупного партийного и правительственного аппарата» подчеркивается, что «оптимальное решение проблемы требует как радикальных, так и паллиативных мер, сочетания мер наказания и профилактики с акцентом на профилактику». Эффективность борьбы с коррупцией в Китае связана, прежде всего, с тем, что она велась и ведётся в неразрывной связи с борьбой с организованной преступностью.


Высокие темпы экономического роста Китая привели к высокому уровню организованной преступности, слиянию бизнеса, криминала и власти. Особое место в международных отношениях занимают китайские триады — самая организованная мафия в мире, крупнейшая группировка мирового этнического бизнеса. Если за период коммунистического правления триады в Китае были практически полностью уничтожены, то во время реформ вместе с инвестиционными компаниями из Гонконга пришла и контролирующая их мафия. Пока криминальный капитал работал на китайские экономические реформы, власть закрывала глаза на его происхождение. Со временем триады внесли такой вклад в коррумпированность китайских чиновников, что стали представлять угрозу для социальной стабильности.


За период с 2000 по 2010 гг. в Китае было приговорено к смертной казни около 10 тыс. преступников, включая убийц, лидеров мафии, наркодельцов, чиновников и военных. Среди них  коррупционеры не являются самой массовой категорией. Согласно уголовному кодексу КНР при незаконных доходах чиновников свыше 100 тыс. юаней ($14,3 тыс.) предусматривается срок заключения 10 и более лет, вплоть до пожизненного. Но за взятки в особо крупных размерах  выносится смертный приговор с конфискацией всего имущества. 


Обращает на себя внимание, что  высшая мера  принимается в отношении  чиновников  самого высокого ранга. Среди высокопоставленных чиновников, приговоренных за последние годы  к высшей мере или пожизненному заключению, бывший заместитель  председателя  Высшего народного суда КНР; председатель Народного политического консультативного совета провинции Гуандун; вице-мэр Пекина, председатель Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей; вице-спикер парламента КНР, несколько крупных партийных функционеров, руководителей министерств, мэров и вице-мэров крупных городов. Средний размер взяток составил $1,4 млн., что является смешной суммой по российским масштабам коррупции в высших эшелонах власти. В Поднебесной участились случаи  крупномасштабной  коррупции высокопоставленных чиновников из-за обилия «наложниц». Так как положение в китайском обществе  традиционно определяется  не только богатством, но и наличием любовниц, Компартия Китая приняла решение о регистрации дам сердца (вероятно, в разумных количествах). 


В партийных школах, где проходят подготовку госслужащие, рекомендовано проводить  специальные занятия, помогающие  будущим чиновникам  бороться с соблазном  получить взятку. Во время антикоррупционных занятий совмещаются элементы медитации, восточных единоборств и силовых упражнений. Социологические опросы показывают  удовлетворённость  китайской общественности  результатами такой борьбы с коррупцией. 


В демократической России успехи  борьбы с коррупцией не возможны по определению. Если она не будет учитывать «талантливых» в бизнесе  жен, сыновей и любовниц  выдающихся деятелей партии власти, губернатор и мэров крупнейших регионов и городов. Но чрезмерная политическая воля в борьбе с такой коррупцией может разрушить вертикаль российской власти. И под её обломками может оказаться кремлевский тандем. Поэтому правящая партия имитирует борьбу с коррупцией.


Российский соловей китайской  геополитики8. За последние два десятилетия  Россий предала большинство своих союзников и теперь  играет роль  соловья китайской геополитики, голосуя в Совбезе ООН с оглядкой на Пекин. И если позицию «воздержания» Пекина в отношении Ливии можно было понять, то Московский Кремль предал не идеологического, а делового партнёра и потерял миллиардные контракты.


Российская власть озвучила  идею нового «эпохального» образования — Евразийского Союза как формирующегося на обломках СССР одного из новых мировых полюсов экономической силы. Но евразийский полюс уже создан, но не той «силы». Евразийский Союз уже может с полным правом позиционироваться в мире как евразийский полюс коррупции, наряду с Центральной Африкой.


Уроки китайского. Возрождение великой  державы-цивилизации происходит на основе сочетания мировых достижений, мировоззрения и менталитета китайской традиции. В отличие от России Китай не пошел по пути неолиберального фундаментализма, а отдает предпочтение сильному государству, контролирующего приоритет материально-технологического импорта над социокультурным. Уроки китайского заключаются в богатых традициях   социального долга, открывшего секреты  силы, великого порядка и  стабильности. Философское наследие  творчески используется  в модели конфуцианского социализма на основе постепенной конвергенции  социализма и капитализма, преодоления идеологических догм и традиций уважения к интеллекту. В отличие от российской китайская бюрократия ориентирована на обеспечение достижений стратегических целей страны, а не удовлетворение своих «шкурных интересов».  В Китае недопустимо, чтобы «патриоты» от власти использовали американских политтехнологов, чтобы обеспечить «мыльный» рейтинг и затем победить народ на выборах.


В коммунистическом Китае не занимаются переписыванием отечественной истории. В Поднебесной невозможно представить, чтобы представитель клана, обласканного Великим кормчим, тыкал лицом Мао в торт, как это талантливо сделал известный российский режиссер с «вождем советских народов».  В надежде получить на Западе второго Оскара.  Если бы Китай по российскому сценарию «мочил» на государственном телевиденье свою непростую историю ради возвеличивания очередного правителя, Поднебесная давно бы престала существовать.


Демократические институты на Западе частично законодательным порядком ограничивают деградацию политических элит. Коммунистический Китай так же с учетом печального опыта Советского Союза  строго следит за сменой поколения политического руководства, которое произойдет в очередной раз в этом году. А как  стало очевидным, Россия решила удивить мир. В стране декларируемой демократии бессменный тандем обещает бесконечную коррупционную стабильность. При коррумпированном режиме и оффшорном  правительстве происходит застой не только в политике и экономике, но и в обществе.


Продуманная валютно-финансовая политика не позволила втянут Китай в «черную дыру» долгового кризиса Запада. Стратегической ошибкой США и ЕС явилось убеждение, что  Китай станет мировой фабрикой на условиях протектората Запада. Мировой системный кризис показал пределы современного капитализма жить в долг и за счет использования материальных и финансовых ресурсов третьих стран, включая новые государства криминально-коррумпированной демократии.  Но, в конце концов, Запад  найдет пути стабилизации  экономической обстановки. А больше всего пострадают страны, которые застряли между евроинтеграцией,  желанием стать частью «богатого пуза» Запада и евразийством. Когда выбор ограничивается географией – перспективами стать сырьевыми протекторатами  Запада или Китая. 


«Золотой век» китайской экономики не может длиться бесконечно, особенно в условиях ухудшения мировой конъюнктуры. Завершается стадия подъема 40-летнего геополитического цикла Китая, что ведет к падению  темпов роста. Наращивание внутреннего производства даже  при реализации крупномасштабных инфраструктурных проектов не принесло ожидаемого долговременного эффекта. Госдолг увеличился до $ 2,8 трлн. Рост оплаты труда и благосостояния  сопровождается утратой конкурентоспособности китайских товаров. Поэтому уже в настоящее время  китайские бизнесмены стали создавать производственные мощности в страны Четвертого мира (Бангладеш, Мьянма, Центральная Африка и деградирующие постсоветские государства).  Китай пока не стал локомотивом мировой экономики.  


Геополитическая мощь Китая включает наряду с политической стабильностью, военной, экономической, технологической мощью, главную составляющую — силу духа и Великий порядок в душе. Внешняя и внутренняя политика Китая подчинена главной геополитической цели воссоединения в единых границах государства-цивилизации.  Во внешней политике Пекин не вмешивается в чужие конфликты и с достоинством отражает попытки вмешательства  Запада во внутренние дела. С точки зрения современных китайцев, три распавшиеся империи — Великобритания, Россия и Япония — уже наказаны за колониальную политику в отношении Поднебесной. 

 

Если суммировать позитивные результаты китайской реформы, то успех объясняется, прежде всего, исключительно успешной капитализацией главного богатства — гигантского человеческого ресурса. Трудолюбивый народ, не утративший способности сосредоточиться на важном деле и на умении радоваться жизни, с оптимизмом смотрит в будущее. Как говорит китайская пословица, «чтобы собрать плоды — надо дать им созреть».


1 Владимир Дергачев Особенности китайской геополитики.  — Вестник аналитики, 2008, № 2.

2 Владимир Дергачев Падение и взлет китайского Дракона. — Интернет-портал «Институт геополитики». http://dergachev.ru/anons/23.html.

3 Владимир Дергачев Великий час Южных морей. —  http://dergachev.ru/Landscapes-of-life/Indo-chinese/02.html.
Марк Завадский Приход с профицитом. — http://expert.ru/printissues/expert/2009/01/prihod_s_proficitom/. Антон Попов Чайно-опиумный узел. — Вокруг света, 2011, № 6.

4 В России либерализация так же началась с наивной программы «500 дней» (1990).

5 Дмитрий Косырев Китайский тридцать седьмой. — http://www.izvestia.ru/news/374819

6 Анатолий Лукьянов, Леонард Переломов Конфуцианский социализм. – Мир Востока, 2003, № 1. 

7 Андрей Девятов Китайский путь для России. — http://www.ideologiya.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=8513

8 Владимир Дергачев Российский соловей китайской геополитики. — Портал «Институт геополитики». http://dergachev.ru/geop_events/120709.html


Вернуться на главную страницу

 

 


 

«Геополитика сверхдержав»

Америка. Утомлённая супердержава Падение и взлет китайского Дракона Имперская геополитика. Великий час мировых империй Путь к процветанию государства

 


Воспоминания
Ландшафты памяти
Ландшафты путешествий. Города и страны
Ландшафты поэзии, музыки и живописи


Избранные статьи и посты
ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ПРОСТОРАМ РОДИНЫ ЧУДЕСНОЙ
Шейх Заид. Самая выдающаяся исламская личность


Павел Флоренский. Русский Леонардо да Винчи
Максим Горький. Писатель, купленный любовью народа
Иван Бунин. Певец пограничья природы
Анна Ахматова. Парящая в небесах
Николай Гумилев. Конкистадор истоков человеческой природы 
Николай Заболоцкий. Поэт философской лирики


Бесподобная Элеонора. Королева мужских сердец
Анна Вырубова. Фрейлина, монахиня, оклеветанная
Трафальгарская Венера. Символ красоты и силы духа
Париж. Лувр. Гимн обворожительным женщинам


Трансильвания. Замок Дракулы. Вампирский бренд Румынии
Где присуждают и вручают Нобелевские премии
Олимпийские игры. От Древней Греции до Сочи
Гибель мировой секретной империи
Великий час кораблей пустыни
Неугасающий ослепительный блеск Венеции
Карибы. Святой Мартин. Остров двух господ