logo
Институт геополитики профессора Дергачева
Сетевой проект
Аналитический и образовательный портал
«Пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет». Мартин Хайдеггер

Геополитика. Русская энциклопедия

Интернет-журнал

Геополитика. Русская энциклопедия

Геополитика. Русская энциклопедия




   
   
   
Рейтинг@Mail.ru   
Союз образовательных сайтов    
Яндекс цитирования    



Лекции Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи


Обсудить статью в дискуссионном клубе

РОКОВЫЕ РУБЕЖИ ЕВРОПЫ. — Вестник аналитики, 2009, № 1.

Владимир Дергачев

«Абсолютно правильного миропорядка не существует.
 Справедливость остается задачей, не имеющей завершения»
 Карл Ясперс

 

После Второй Мировой войны Европа была поделена  на два военно-политических блока Организации Североатлантического  Договора (НАТО) и Варшавского договора (ОВД)1.  Договоры закрепили геополитический раскол  Европы. После распада ОВД и  СССР  началась геополитическая трансформация на европейском континенте, которая еще не завершилась. Парижская хартия об образовании  новой свободной и безблоковой Европы (ноябрь 1990 г.), бездумно подписанная первым и последним советским президентом, явилась  крупных геополитических поражений Кремля.
Отправимся к энергонасыщенным  (геополитическим, экономическим, духовным, информационным и другим) рубежам многомерного пространства Европы, которые в результате поспешного расширения  ЕС на восток при ограниченных финансовых возможностях могут стать взрывоопасными. Что подтверждают митинги протеста и погромы в Венгрии, Латвии, Болгарии и других новых членах ЕС. И роковые рубежи Европы, часто отождествляемые с Балканами, при стечении обстоятельств могут охватить обширный регион между Западной Европой и Россией от Балтики до Черноморья.

Геополитическая трансформация Европы.

После самоубийства могучего и несокрушимого Союза бывшие страны «социалистического лагеря» устремились на Запад. «Приступ глупого оптимизм»  овладел национальными элитами и широкими трудящимися массами в ожидании скорейшего пришествия вместо светлого коммунистического еще более просветленного капиталистического будущего. После падения Берлинской стены «социалистический лагерь» полностью отказался  от своих социальных достижений, пытаясь заимствовать западную модель развития. О пагубности этого пути и почти автоматической смены коммунизма магической силой рыночной системы  предупреждали ведущие западные и российские мыслители. Но, несмотря на это многим казалось, что «плавильный котел» западноевропейской цивилизации смещается от коммуникационной оси Рейн — Дунай на Восток, где наблюдается встречный дрейф государств бывшей народной демократии. И осталось мгновение до того момента, когда эти части Европы сольются в экстазе «дружбы народы» и взаимопомощи. Но как становится очевидным — этого не произошло. В западной цивилизации прагматизм всегда доминировал над славянской сентиментальностью. 
После предательства мирового социалистического лагеря очередным этапом геополитического отступления явился уход России с Балкан. Внешняя политика России на Балканах  понесла крупные потери и нанесла серьезный ущерб международному положению России. Значительные европейские территории оказались под воздействием тектонических геополитических сдвигов. Когда такие понятия, как Центральная, Восточная  и Юго-Восточная Европа меняют содержание и геополитическую принадлежность. Появились новые геополитические концепции. Например, польская концепция Центрально-Восточной Европы исходила из доминирующей роли Польши как региональной державы. В отличие от подлинно Центральной Европы, где традиционно ведущим государством является Германия. Российская концепция Восточно-Центральной Европы делала акцент на сохранение ведущих позиций России в регионе. Прагматичные американцы разделили континент на Старую и Новую Европу.
Проамериканская ориентация новых членов ЕС после вступления в НАТО усилила конфликтность в ЕС, и привела к образованию «двух Европ». В американской  интерпретации «Старая Европа» отождествляется с чем-то архаичным и устаревшим. В отличие от «Новой Европы» — «правильно» ориентированной, занимающей часто проамериканские позиции, например в отношении поддержки войны в Ираке. Таким образом, произошла подмена реальной подлинной и иждивенческой Европы. При этом новых членов ЕС не смущает, что так называемая «Старая Европа» во главе с Германией и Францией является основным донором консолидированного бюджета ЕС.
Обеспечив относительно высокое качество жизни, западноевропейская цивилизация впервые в истории человечества осуществила, казалось бы, успешную «холодную» экспансию. Интенсификация рынка потребовала либерализации экономики и расширение его «жизненного пространства». Возникло одно из основных противоречий современного мира. Стремление многих стран и народов обеспечить достойное человека качество жизни часто подменяется несбыточным желанием импортировать западную модель. Несмотря на мирный характер западной экспансии, сущность ее не изменилась за последние пятьсот лет — сделать другие страны подобными себе в социально-экономическом отношении, идеологии и культуре. Это означает мирное включение других стран и народов в сферу западного влияния и эксплуатации. В западной экспансии эффективно использовались технологии информационных войн. «Гуманитарным интервенциям» на Балканах предшествовала информационная война, наполненная массированной ложью о геноциде сербов против косоваров.
Во время грузинского блицкрига многих в Восточной Европе шокировала ложь западных СМИ.  Но пора уже давно спуститься на грешную землю. Западные СМИ могут быть и лживыми и циничными в зависимости от социального заказа, возможного рейтинга и прибыли. По аналогии с горячими войнами на информационной войне первой погибает правда. Особенности информационных войн заключается в том, что в условиях рыночной экономики СМИ должны с наибольшей нормой прибыли продать ожидаемую информацию. В результате продолжительной информационной войны сложился образ агрессивной России, обижающий «гордую» Грузию, чья власть получает довольствие в Америке. Поэтому когда начался грузинских блицкриг, фотографии подбитых российских танков продавались на Западе лучше, чем грузинских.

Современный европейский миропорядок определяется преимущественно геостратегическим партнерством Евросоюза и США, Евросоюза и России.  Эти взаимосвязанные геополитические полюса характеризуются асимметричностью. Россия остается второй ядерной державой мира, тогда как ЕС находится под ядерным зонтиком США, на которые приходится 90% военного потенциала НАТО. В экономическом отношении ЕС значительно опережает Россию, но зависим от поставок энергетического сырья.
Все попытки создать вооруженные силы Объединенной Европы не выходят из области деклараций. Вместе с тем, как отмечает крупнейший западный социолог Иммануил Валлерстайн, предпосылки такого союза беспокоят Белый дом больше, чем Китай и Иран2. Однако создание европейских вооруженных сил означает увеличение военных расходов и снижение уровня и качества жизни. На что европейцы, отвыкшие от дискомфорта,  пойти не могут и политические партии и лидеры,  выступающие за создание военной мощи, будут сметены с политического Олимпа. События на Кавказе показали, что Запад и НАТО не будут воевать за националистические режимы бедных коррумпированных государств. «Файнейшел таймс» пишет «Членство в НАТО будет означать, что жители Америки и Западной Европы обещают  сражаться, защищая Грузию и Украину, если их атакует Россия. Но подобные  обещания вызывают сомнения». После грузинской авантюры на Западе все больше сторонников «реальной политики», выступающих за уважение российских прав  на доступ к Черному морю. Поэтому, как пишет другая британская газета «Таймс»,  Украина, возможно, должна передать Крым России, «прежде чем встанет вопрос  о её членстве в НАТО»3.

«Головокружение от успехов».

Европейская интеграция  по своей глубине и масштабам расширения должна была стать эффективным ответом на вызов глобализации и превратить Европейский Союз в сильного игрока на мировых рынках. Расширение на Восток  увеличила потребительский рынок Сообщества и улучшила демографическую ситуацию. В результате основные четыре свободы Евросоюза — свобода перемещения товаров, услуг, людей (рабочей силы) и капиталов наиболее рельефно проявились в использовании дешевой рабочей силы из новых членов ЕС. Но из-за мирового финансового кризиса и сокращения рабочих мест в Западной Европе трудовые мигранты из новых член ЕС оказались в западне. Они лишаются работы за границей, и её нет на родине.
Хозяйство новых членов ЕС оказалось неконкурентоспособным. Это привело к экономическим трудностям и росту безработицы.  Пребывание стран народной демократии в советском геополитическом пространстве  сыграло злую шутку. Советский Союз оказывал «братьям» по соцлагерю безвозмездную и бескорыстную помощь, не всегда думал о собственной экономической выгоде и  списывал долги ради «дружбы народов».  Поэтому новые члены ЕС, привыкшие к иждивенчеству в советском геополитическом пространстве, надеялись на соответствующую политику Брюсселя. Но этого не произошло. Стратегия иждивенчества новых членов ЕС особенно проявилась и в финансовой политике, крупных масштабных заимствований  у международных финансовых институтов. Надежда на «дружбу народов» и взаимопонимание не оправдались. Но ответственность за иждивенчества переложена с Советского Союза на плечи Европейского Союза.
Поспешная европейская интеграция привела к определенной социальной напряженности. Почти треть населения новых членов ЕС превратилась в «новых бедных», в том числе за счет  размывания  сложившегося в прошлом  среднего класса. Реформы  не сохранили  предшествующие социальные завоевания, а неолиберальный  романтизм о всесилии рынка оказался ложным. Пока еще не осознаны социально-психологические последствия  перехода стран из восточно-европейского в западноевропейское экономическое пространство. Чехия, Польша и Венгрия выделялись в «социалистическом лагере»    своим  цивилизационным и культурным статусом, что служило примером подражания  для восточных славян. Это в душе осознавали  чехи, поляки и венгры. В ЕС эти страны заняли место  маргиналов, выступающих в качестве дешевого сборочного цеха.
В результате поспешного расширения на восток возможности Европейского Союза по модернизации экономики новых членов оказались ограниченными, и это обстоятельство обострит в ближайшем будущем геополитические проблемы. Во-первых, стало еще более очевидным, что

Европейский Союз в военно-политическом отношении  – импотент, не может брать ответственность за безопасность европейских стран. Европа лишь может заседать  в международных судах по правам человека или рождать Монбланы информационного  мусора по проблемам прав человека и гражданского общества. 
Во-вторых, возрастает энергетическая зависимость ЕС. В настоящее время Европейский Союз зависит примерно на 40 % от поставок российского газа и на 30 % от российской нефти. Как становится очевидным, энергетических «пряников» на всех не хватает. Если в 90-е годы большинство коммуникационных европейских проектов в Черноморье исходило из безусловной ориентации энергетических ресурсов Каспийского региона  на Запад, то эта политика уходит в прошлое. В настоящее время страны Центральной Азии учитывают интересы России и потребности Китая и Индии.
В-третьих, одними из важных сдерживающих факторов, влияющих на политику ЕС,  являются исламизация Европы,  численность иммигрантов-мусульман составляет примерно 25 млн. человек. Прослеживается тенденция  перехода католиков и других христиан в исламскую веру.
В прошлом создание ЕС удерживало Европу от конфликтов. Но наступило «головокружение от успехов». Так охарактеризовал состояние Европейского Союза академик Николай Шмелев на одной из международных конференций. Нелепейшая война в Югославии вновь превратила Балканы в пороховой погреб (Косово, Македония, далее Трансильвания). Произошло чрезмерно быстрое расширение ЕС. Не секрет, что впервые за свою историю Европейский Союз принятие новых членов из ЦВЕ было политическим решением. Не одна из стран не выполнила на все требования по макроэкономическим показателям.
Бывший «буревестник» рыночных преобразований в ЦВЕ, а ныне профессор Гарвардского университета Янош Корнаи отмечает, что  геополитическая трансформация с точки зрения повседневной жизни не принесла полного удовлетворения. Множество граждан новой Европы подобно любовникам разочаровалось в демократии с коррумпированной властной элитой и лживыми обещаниями. Президент Чешской Республики Вацлав Клаус отмечает в качестве единственного эффекта трансформации политическое признание  новых членов ЕС4. Но прямой финансовый эффект был небольшим, а возможность влиять на процессы принятия решений внутри Евросоюза  являются чистой формальностью.
Эти оценки были даны до мирового финансового кризиса, который обострил экономическую ситуацию в новых членах ЕС. Сохранились геоэкономические рубежи на Эльбе,  углубляется дифференциация  между государствами по  основным гуманитарным и  макроэкономическим показателям. Произошел реальный раскол между Старой  и Новой Европы. Старая Европа на фоне утраты международных позиций вряд ли согласится быть экономическим донором новых членов, ориентированных в военно-политическом плане на Соединенные Штаты. Проамериканская политика новых членов и их иждивенчество  вызывает раздражение в Берлине и Париже. Странам с переходной экономикой рекомендуется проявлять большую ответственность по преодолению финансового кризиса, а не просить  из консолидированного бюджета ЕС дополнительных вливаний.

Подводные рифы геополитической трансформации.

В 90-е годы основное внимание политиков и аналитического сообщества было приковано к геополитической трансформации Балкан, которые традиционно называют роковыми рубежами Европы, где периодически накапливается энергия «пороховой бочки», взрывающая не только «южное предбрюшье» континента, но евразийский цивилизационные рубежи вражды и мира. Запад не смог своевременно предложить мирный сценарий геополитической трансформации и произошел взрывоопасный вариант  размежевания по национальному признаку. Вместо приоритетности создания торговых и других экономических коммуникаций были введено эмбарго против Югославии, что привело к усилению криминализации  на Балканах, где значительная часть населения лишилась законных средств существования.  В результате геополитической трансформации на Балканах  сложилось три группы стран:

  • форпосты европейской интеграции (Словения, Хорватия и Румыния);
  • аутсайдеры, виноватая Сербия и с неопределенным будущим Македония;
  • криминально-коррумпированные (проамериканские) Албания и Косово. 

Многократные попытки  создания на рубежах цивилизаций национальных государств (с выделением  титульного этноса) принесли балканским народам неисчислимые беды. На Балканах наблюдается провал западной политики этнонационализма. Ограниченные, как оказалось,  возможности консолидированного бюджета ЕС и проблемы трансформации Балкан практически останавливают процесс продвижения на Восток.
Наряду с Балканами геополитические «мины» оказались заложены на всем трансформирующемся пространстве от Балтики до Черного моря. Националистические партии в Польше, на Украине, Румынии  и других странах призывают признать Пакт Молотова – Риббентропа преступным и требуют пересмотра положений Ялтинской конференции 1945 года, на которой были установлены принципы нового мирового порядка. При этом игнорируется факт, что некоторые новые демократии  должны будут вернуть  земли их законным владельцам или доказать, что договор  восстановил  историческую справедливость. Польский вопрос был одним из самых острых на переговорах лидеров антигитлеровской коалиции. На Ялтинской конференции три державы под нажимом Сталина  договорились об аннексии прусских земель в пользу Польши, которая получила значительное приращение территории  на севере и на западе. Была осуществлена  поголовная депортация 15 млн. коренного немецкого населения.  Благодаря твердой позиции Сталина  была принята схема симметричного геополитического смещения Польши на Запад. Львов и Галиция сохранялись в составе Советского Союза, а часть немецких земель Померании и Восточной Пруссии (Кенигсберг), Западной Пруссии (вольный и ганзейский Данцинг) включались в состав Польши. Таким образом, современным границам Польша обязана Сталину, увеличившему площадь страны на одну треть.
Немцы не забыли о приростании польских земель за счет Пруссии.  В Германии созданы организации, объединяющие перемещенных лиц и их потомков («Союз изгнанных» и др.), выступающие за цивилизованное возвращение исторической малой родины. Бывшие судетские немцы ставят вопрос о возможности реституции собственности, национализированной чехами после Второй мировой войны. Другие немцы, изгнанные из народной Польши, выдвигают требования в отношении Померании и Гданьска (Данцинга).
Многие в Восточной Европе считали Венгрию примером успешной и бесконфликтной интеграции в ЕС. Поэтому беспорядки в венгерской столице осенью 2006 года были восприняты как гром среди ясного неба. Однако кризис созревал постепенно. Макроэкономические показатели Венгрии не отвечали требованиям Брюсселя. В течение десятилетия перед вступлением в ЕС проводились  непопулярные экономические реформы, затрагивающие уровень жизни населения. Многолетняя адаптация к требованиям ЕС сопровождалась снижением жизненного уровня, расхождением надежд и реальностей. Завышенные надежды, что с вступлением в ЕС жизнь станет лучше, не оправдались. «Светлое капиталистическое будущее» не наступило. В результате мирового финансового кризиса Венгрия оказалась на грани банкротства.
Не оправдались надежды в отношении национального вопроса. В сопредельных странах проживает более 5 млн. венгров, включая Трансильванию, Воеводину, Словакию и украинское Закарпатье. За исключением Словакии в других сопредельных странах имеются проблемы по соблюдению прав национальным меньшинств.  Во внешней политике Венгрия играет стабилизирующую роль в срединной Европе и дистанцируется от вхождения в альянсы, направленные против России5.
На протяжении ХХ века Румыния постоянно испытывала угрозу со стороны Российской/Советской  империи  в  связи с  Восточным  вопросом и  проблемой Черноморских проливов, в контексте которой  историческая область  Добруджа  рассматривалась как  стратегический коридор  России к Стамбулу, с возможной её передачей Болгарии. Поэтому возрастает стремление  Румынии  при благоприятных  обстоятельствах   претендовать на роль  региональной державы. Создание Великой Румынии  на основе воссоединения с Молдавией  всегда будет  находить  сторонников среди  политической элиты страны. В будущем может обостриться проблема Северной Буковины (Черновицкой области Украины), включение которой в состав  Советского Союза  не было  предусмотрено  секретными статьями  пакта Молотова – Риббентропа. Многочисленные сторонники «Великой Румынии» выступают за территориальные претензии на Северную Буковину, где 20 % трудоспособного населения вынуждено работать за границей. Румынская власть уже выдала паспорта  жителям Черновицкой области, чьи предки до 28 июня  1940 года были румынскими гражданами.
Обострился  украинско-румынский конфликт   вокруг острова  Змеиный. Румыния предъявила права на остров площадью 1,6 кв. км и 12-мильную экономическую зону, ссылаясь на Парижский мирный договор 1947 года  между государствами-победителями  во Второй  мировой войне и союзной Германии Румынией. На основании  советско-румынских договоров о мире и дружбе 1948 и 1961 гг. остров принадлежал СССР. В  1997 г. в Киеве был парафирован украинско-румынский политический (рамочный) договор, в котором спорные вопросы были вынесены за скобку. Однако дальнейшие переговоры ни к чему не привели,  и Румыния подала материалы в Международный суд в Гааге по проблемам юрисдикции украинского острова Змеиный и континентального шельфа.

Страны Балтии.

По прогнозам Института  международных финансов (IIF)6 в наибольшей степени от финансового кризиса в Европе пострадали страны Балтии. В постсоветском пространстве по прогнозам МВФ отрицательный или незначительный рост прогнозируется кроме стран Балтии в Грузии и Украине. Эти страны объединяет последовательная антироссийская политика. Как стало очевидным сам факт членства в ЕС и НАТО не спасает от кризиса. Страны Балтии взяли  слишком много кредитов за  рубежом, и им не хватает денег по обслуживанию долга. Эстонии и Латвии прогнозируют в ближайшие два года отрицательный рост ВВП. Экономическому кризису в этих странах способствовала и антироссийская внешняя политика, в результате которой сузился рынок транспортных услуг за счет утраты транзита российских грузов7
Страны Балтии, как и ранее Польша надеялись, что антироссийская политика будет экономически компенсирована Европейским Союзом и Соединенными Штатами. Но у западных стран прагматизм всегда доминирует во внешнеэкономической политике, где отсутствует категория «дружба народов». Страны старой Европы, отдающие приоритеты собственным интересам,  совершенно спокойно восприняли проект Северо-Атлантического газопровода в  обход Польши и стран Балтии. А Белый дом всегда подчеркивает новым вассалам, что они проводят антироссийскую политику ради торжества демократии, а не в надежде получить американскую помощь.  

Геополитический проект биполярной Большой Европы.

Российская власть впервые твердо озвучила провал однополярного мирового порядка во главе с Соединенными Штатами, претендующего на смену биполярной модели мироустройства. Достигнута «красная черта» в лицемерие и двойных стандартов Запада, американского высокомерия по отношению ко второй ядерной державы, у которой, по их мнению, не должно быть геостратегических интересов. За «красной чертой» начинается противостояние НАТО и Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). До мирового финансового кризиса, порожденного неолиберальной политикой Америки, был вероятен сценарий более тесного союза с Западной Европой в борьбе за ресурсы Евразии. Но этот шанс упущен, а Европейский Союз стал главным соперником в глобальной конкуренции.
Наиболее приемлемая геополитическая европейская архитектура должна строиться на основе проекта Большой биполярной Европы, где ведущая роль принадлежит истинной «старой» Европе, обладающей экономической мощью, и крупной ядерной и энергетической державы мира —  Российской Федерацией. Именно эти две силы могут стать гарантами безопасности на континенте. Биполярный мир более устойчив, чем однополярный не только в масштабах всей планеты, но и на региональном уровне. Будущее Европы — в двухполюсной конфигурации Европейского континента, межцивилизационном диалоге  западноевропейских и восточноевропейских традиций.  Фундаментом Большой биполярной Европы должен стать союз России и подлинной континентальной Европы, дополняющих друг друга. На этих принципах целесообразно строить  деятельность Совета Европы. Восточноевропейские страны  как члены Совета Европы, должны отстаивать право на собственную  цивилизационную идентичность.
Важной основой общеевропейской безопасности  служит геополитическая ось Берлин – Париж – Москва – Рим. В экономическом пространстве  континента  целесообразно создание  геоэкономической оси Европейский Союз — Восточноевропейское сообщество со своим Страсбургом. Создание «Восточноевропейского Союза» в настоящее время  находит сторонников и в Европарламенте. Новая Восточная  Европа должна включить кроме России, Белоруссии и Украины, Молдову и возможно страны Южного Кавказа. В Черноморском регионе, который втягивается в международный глобальный конфликт, необходимо усилить взаимодействие России и Турции в решении проблем Южного Кавказа. Эти страны в отличие от США  имеют глубокий исторический опыт решения региональных проблем.
Главный роковой рубеж в Европе прошел между желанием жить не по средствам новых членов ЕС  в надежде на «правильного» старшего брата и  природой западной экспансии, в которой важная роль принадлежит экономическому киллерству. Международные финансовые институты, где руководящая роль принадлежит американцам и европейцам, охотно предоставляли кредиты, за которые в результате банкротства приходится рассчитываться натурой — материальными и другими ресурсами. Россия первой из бывшего социалистического лагеря протрезвела от бездумного стремления к богатому «пузу» Запада.  Осталось только с умом распорядиться  собственным богатством и зажечь созидательную человеческую энергию.


1 Советское руководство (Сталин) обратились к руководству НАТО  с  предложением о включении СССР в создаваемый «миролюбивый» блок и только после отказа была создана военно-политическая Организация Варшавского договора (ОВД).  

2 В фокусе эксперт: Давид Ситон. — Эксперт, 24 апреля 2008 г.

3 www.inosmi.ru

4 Янош Корнаи Великая трансформация  Центрально-Восточной Европы: успех и разочарование. — Мир перемен, 2006, № 2. Вацлав Клаус Проблемы конвергенции стран Центральной и Восточной Европы в Европейский Союз. — Мир перемен, 2008, №2.

5 Шишелина Л. Венгрия: весна надежд и сомнений. — Современная Европа, 2006, № 2.

6 Известия, 21 октября 2008 г.

7 Модрис Аузиньш Конец игры. Совершенно секретно, 2008, № 7.


Вверх

 


 

«Геополитика сверхдержав»

Америка. Утомлённая супердержава Падение и взлет китайского Дракона Имперская геополитика. Великий час мировых империй Путь к процветанию государства

 


Воспоминания
Ландшафты памяти
Ландшафты путешествий. Города и страны
Ландшафты поэзии, музыки и живописи


Избранные статьи и посты
ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ПРОСТОРАМ РОДИНЫ ЧУДЕСНОЙ
Шейх Заид. Самая выдающаяся исламская личность


Павел Флоренский. Русский Леонардо да Винчи
Максим Горький. Писатель, купленный любовью народа
Иван Бунин. Певец пограничья природы
Анна Ахматова. Парящая в небесах
Николай Гумилев. Конкистадор истоков человеческой природы 
Николай Заболоцкий. Поэт философской лирики


Бесподобная Элеонора. Королева мужских сердец
Анна Вырубова. Фрейлина, монахиня, оклеветанная
Трафальгарская Венера. Символ красоты и силы духа
Париж. Лувр. Гимн обворожительным женщинам


Трансильвания. Замок Дракулы. Вампирский бренд Румынии
Где присуждают и вручают Нобелевские премии
Олимпийские игры. От Древней Греции до Сочи
Гибель мировой секретной империи
Великий час кораблей пустыни
Неугасающий ослепительный блеск Венеции
Карибы. Святой Мартин. Остров двух господ