logo
Институт геополитики профессора Дергачева
Сетевой проект
Аналитический и образовательный портал
«Пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет». Мартин Хайдеггер

Геополитика. Русская энциклопедия

Интернет-журнал

Геополитика. Русская энциклопедия

Геополитика. Русская энциклопедия

 




   
   
   
Рейтинг@Mail.ru   
Союз образовательных сайтов    
Яндекс цитирования    



Лекции Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи


Обсудить статью в дискуссионном клубе

Геополитическая трансформация Африки

Владимир Дергачев

Электронная версия статьи «Геополитическая трансформация Африки» (Вестник аналитики, 2012, № 4) в авторской реакции. 

 

АфрикаГеополитическая трансформация Африки находится в тени формирующейся новой геополитической архитектуры мира. Однако этот процесс стал самым драматическим и кровопролитным в новейшей истории. После геополитического самоубийства СССР, когда закончилось противостояние двух сверхдержав, Запад стал применять в Африке технологии пиратской (криминальной) геополитики —  захват  сырьевых, материальных и людских ресурсов третьих стран «акулами» мирового бизнеса, включая транснациональные корпорации с использованием местной коррумпированной власти и частных военных компаний, состоящих из профессиональных наемников.


Если новая технология «неоколониализма»  (оффшорная геополитика) позволила превратить  Россию и другие постсоветские  государства в сырьевые  протектораты Запада, используя финансовые схемы вывода активов стратегических предприятий, то пиратская геополитика стала искрой зажигания Великой африканской войны, заложникам которой стали миллионы африканцев. По самым приблизительным оценкам из Африки по теневым криминальным схемам (читай, контрабандой) вывезено стратегического сырья на $800 млрд. 


В процессе деколонизации бывшие метрополии потеряли де-юре власть в Африке, но сохранили «вечные интересы» к природным ресурсам континента. Перефразируя одно известное выражение, западные метрополии  вышли из Африки через парадную дверь и вернулись обратно через узкую щель.  Борьба великих держав за  ресурсы континента не прекращалась. Деколонизация  сопровождалась геополитическим противостоянием двух сверхдержав, его передовыми фронтами являлись африканские войны в Анголе и Мозамбике, между Сомали и Эфиопией и другие. Этим пользовались и  африканские национальные лидеры1.

 

Африка — «Клондайк» стратегических природных и трудовых ресурсов. На долю континента приходится от 30% до 40% разведанных мировых запасов минерального сырья, в том числе  97% запасов металлов платиновой группы, 95% - хромитов, 92% - алмазов, 81% - марганцевых руд, 68% - фосфоритов, 62% - золота, 40% - бокситов и многие другие минеральные ресурсы (золота, платины,  кобальта,  ванадия, тантала). На континенте  сосредоточены  огромные запасы медных и железных руд, полиметаллов, асбеста, урана, титана, нефти и природного газа,  драгоценных камней и многих других ископаемых. Если руды черных, цветных и редких металлов, а также алмазы и урановые руды добываются в Центральной и Южной Африке, то на севере материка и на побережье Гвинейского залива разведаны значительные запасы нефти и газа, а также фосфоритов, бокситов, марганцевых и железных руд осадочного происхождения.


Запад во главе США  импортировал на рубеже веков почти 70 % африканской нефти, а  транснациональные корпорации продолжают доминировать в экономике большинства африканских стран. Особо следует отметить зависимость  военно-промышленного комплекса США от импорта  африканского хрома (из ЮАР и Зимбабве), кобальта (из Конго, Замбии, Марокко и Ботсваны), тантала и марганца.


Одновременно в Африке  сосредоточен мировой полюс бедности и самые дешевые в мире трудовые ресурсы. Более 10 млн. африканцев работает в Европе. Благополучие самой богатой на континенте  страны  — Южно-Африканской Республики — в значительной степени  обусловлено использованием дешевого рабского труда мигрантов из соседних бедных африканских стран.  

 

После распада СССР Африка на некоторое время оказалась брошенной – прекратилась финансовая помощь не только Москвы, но и Вашингтона.  Когда противостояние двух политических и экономических центров силы закончилось, нарушилась относительная стабильность на африканском континенте. Если раньше за политическую ориентацию сверхдержавы оказывали существенную и зачастую безвозмездную помощь, развращавшую местную власть, то в последствие в этом исчезла необходимость. В результате пали марионеточные  режимы в Эфиопии, Заире и других африканских странах. 


Главным событием геополитической трансформации Африки является  усиливающееся здесь противостояние  двух сверхдержав — Соединённых Штатов и Китая. В последнее десятилетие коммунистический Китай настолько успешно осваивает Африку, что  в западных СМИ пишут о «кровожадном» неоколониализме Поднебесной.

 

Красная Африка.  В африканской геополитике появился новый  влиятельный мировой игрок — коммунистический Китай, проявивший огромный интерес к энергетическим и другим ресурсам Черного континента.  В рамках геоэкономической стратегии «идти вовне» Китай активизировал экспансию в Африку, прибрал к рукам  африканские страны, утраченные Москвой, и стал вторым экономическим партнёром Чёрного континента после США. Возрастание роли Поднебесной в Африке, особенно в Центральной, способствует усилению экономической мощи Южно-Африканской республики и морского пути вокруг мыса Доброй Надежды. По предложению Китая ЮАР была принята в группу наиболее динамично развивающихся стран – БРИКС.


С 2000 по 2011 гг. товарооборот между КНР и Африкой увеличился в 2,2 раза и достиг $150 млрд. Объем прямых  китайских инвестиций в 48 африканских государств только в 2010 году по данным ЮНКТАД составил $50 млрд. Увеличиваются инвестиции китайских компаний в сферу высоких технологий. Китайский частный бизнес обеспечивает мобильную связь в  Нигерии, Кении и Зимбабве. Поставки африканской нефти в Китай составляют 30 % от всего экспорта этого энергетического сырья с континента2


Китай не просто занял место Советского Союза в Африке, но и  реализует прагматичную экономическую политику. Экспортирует сырье в обмен на инвестиции. Тогда как СССР часто осуществлял экономическую помощь в обмен на лояльность Москве. Главная особенность экономической политики Китая в отношении африканских стран – предоставление кредитов без политических требований (при условии непризнания Тайваня). Кроме того в период мирового финансового  кризиса  долларовые кредиты  позволили Пекину  частично избавиться от американской валюты, конвертируемой в сырьевые активы.  Китай установил  дружеские  отношения с режимами богатых природными ресурсами африканских стран, которые Запад считает диктаторскими.  Правда, если бы диктаторы выбрали  проамериканскую политику, они моментально бы превратились в «буревестников» демократии.


Ключевыми экономическими партнерами Китая в Африке стали Судан, Демократическая республика Конго и Ангола. Эти три крупных африканских государства образуют «красный пояс» от Атлантики до Красного моря. Страны богаты полезными ископаемыми, в первую очередь нефтью, алмазами, золотом, медью  и танталитом (редкоземельным металлом, широко используемым в индустрии высоких технологий). По стоимостному объему экспорта в Китай среди африканских стран доминирует Конго и Судан, здесь 60 - 70 % всего экспорта страны приходится на Поднебесную. Ангола по поставкам нефти в Китай опережает даже Саудовскую Аравию.


Одним из ключевых механизмов китайско-африканского взаимодействия стал Форум сотрудничества Китай - Африка, в состав которого входят 49 африканских стран, имеющих дипломатические отношения с Пекином. В 2009 году в Шарм-эль-Шейхе (Египет) состоялся четвертый Форум китайско-африканского сотрудничества. На нем были подведены итоги сотрудничества за прошедшее десятилетие, а также оглашены дальнейшие планы китайских вливаний в африканскую экономику. Пекин выделил $10 млрд. кредитов  африканским странам  в обмен на поставку минерального сырья и заключение контрактов  на возведение объектов инфраструктуры компаниями КНР. Это решение позволяет трудоустроить в Африке сотни тысяч китайцев.  Среди крупнейших проектов — освоение месторождений нефти в Либерии, строительство 1315-ти километровой  железной дороги в Нигерии и ГЭС в Гане.  В качестве дара африканским народам Китай  построил в Аддис-Абебе  Центр конгрессов Африканского Союза, открытый в 2012 году. 


Эффективно реализуется план стратегического партнёрства Китая с африканскими государствами в  науке, технологиях,  высшем образовании и культуре. В Африке создаются институты Конфуция по изучению китайской истории, культуры и китайского языка. Пекин реализует множество социальных проектов  на африканском континенте, а ежегодно на учебу в Китай отправляется свыше 15 тыс. африканских студентов. Китай утверждает социальной направленности экономической экспансии, списывает долги безнадежным должникам, создает ирригационные  системы, строит госпитали и школы, расширяет программы обучения африканцев в китайских вузах и повышения квалификации африканских врачей, агрономов  и учителей.  Десятки тысяч китайских специалистов  оказывают помощь в реализации  сельскохозяйственных проектов и в области здравоохранения.


Если Запад в основном интересуют  только нефть и другие минеральные ресурсы, то Китай вкладывает капиталы в разные отрасли африканской экономики и инфраструктуру.  В  Африке Пекин использует более эффективную, чем Запад модель борьбы с коррупцией. Инвестиции идут не через коррумпированных местных чиновников, а  выделяются китайским компаниям, осуществляющим  африканские проекты. Китайский опыт  создания свободных экономических зон реализуется  в «медном поясе» Замбии, Маврикии, Танзании и других странах. Так, например, в островном государстве Маврикий создается крупный международный торговый центр. Китай обеспечивает привилегированные условия доступа к китайскому бизнесу для 21 государства — членов Общего рынка  стран Восточной и Южной Африки. 


Экономическая экспансия Китая в Африку сталкивается с проблемами конкуренции на рынках развивающихся стран, значительным притоком китайских мигрантов (дешевой рабочей силой), недовольством засилья дешевого  китайской импорта текстильных и других изделий.  Но в целом китайская экспансия положительно  воспринимается в Африке, так как  коммунистический Китай уделяет внимание социальным проблема развития Черного континента. Успехи китайской политики в Африке объясняются так же и большими  валютными резервами. Китай начал принимать участие в миротворческих операциях, например,  в Судане и Южном Судане, но в отличие от США не ведёт войны против суверенных государств. Многие позиции африканских стран на мировой арене совпадают с  Китаем, и они видят в Поднебесной союзника.


Арабские революции, спровоцированные Западом в Тунисе, Ливии и Египте стали  отражением борьбы США и Китая за мировое лидерство и на африканском континенте. Несомненно, что Китай найдет ассиметричный ответ на возросшую активность США в Африке.  Для большинства африканских стран Запад во главе с Соединёнными  Штатами остаётся носителями империалистических ценностей, враждебных Африке, а успешно развивающийся коммунистический Китай является примером подражания.  

 

Американский «ангел» хаоса на Африканском континенте. Американская супердержава была уверена, что Африка досталась ей как один из призов после геополитического самоубийства советской сверхдержавы. Но в результате «головокружения» от мнимой победы в «холодной войне» Соединённые Штаты с опозданием заметили  активность в Африке коммунистического Китая,  а так же  динамично развивающихся стран (Индия, Бразилия). Вашингтону пришлось отбросить излишнюю сентиментальность, не характерную для самой правильной страны мира, и вновь призвать «демократические ценности» в качестве дубины в глобальной конкуренции. На африканском континенте началась реализация технологии «управляемого хаоса» под прикрытием НАТО и  европейских вассалов Вашингтона, чтобы остановить  «кровожадный» неоколониализм Китая.  


Первая попытка внедрения  американской «демократии» была предпринята в регионе Африканского Рога, который на протяжении нескольких десятилетий был объектом противостояния США и СССР. Регион Африканского Рога позволяет контролировать Аденский залив, через который проходит крупнейший международный морской путь между Европой и Азиатско-Тихоокеанским регионом (ежегодно перевозятся грузы на десятки миллиардов долларов). В 90-е годы попытка высадка американского спецназа в столице Сомали закончилась позором. Как писали европейские СМИ,  американский спецназ бежал из Сомали как «побитая собака».  Прагматичные американцы оправились от поражения и чтобы перекрыть морской путь Китаю и европейским соперникам в глобальной конкуренции  начали финансировать  через посредников (частные военные компании)  сомалийский пиратов, обеспечивая их современным навигационным оборудование и оружием. Пик активности пиратов пришелся на 2006/07 гг., когда Китай начал активную экономическую экспансию в Северо-Восточную Африку. США вместе с Великобританией выступили против принятия международного законодательства по борьбе с пиратством. А геополитическое противостояние в богатом нефтью Судане закончилось  созданием  нового государства Южный Судан, власть которого ориентируется на Пекин.  

 

На арабско-африканском фронте главной задачей США было устранение лидера ливийской революции  и переформатирование Ливии, которая была признана Программой ООН лучшей страной для жизни человек в Африке. По мнению американцев  единственной в мире страной для подражания является непорочная американская демократия. Чтобы стереть с лица Земли последний оплот социализма или «народного капитализма» на арабском Востоке и добить ливийского лидера Каддафи Соединённые Штаты подключили международные организации и приняли экономические санкции. Самый «справедливый»  суд в мире — Гаагский трибунал – лихорадочно собирал компромат против преступлений ливийского «диктатора». Соединённые Штаты  получили одобрение Совбеза ООН на бомбардировку  Ливии. Среди воздержавшихся — Китай, Германия и Россия. Несомненно, решение Совбеза явилось драгоценным подарком для радикальных исламистов, получивших возможность открыть долгожданный третий фронт борьбы с «американским шайтаном»3. И убийство в 2012 году американского посла в Ливии подтвердило этот прогноз.


Учитывая возникшую китайскую угрозу «жизненным интересам» США, Вашингтон с некоторым запаздыванием вынужден был  создать Командование  объединённых сил  США в Африке (АФРИКОМ) со штаб-квартирой в Штутгарте (Германия). Следует отметить, что африканские страны с оглядкой на Пекин отказали Вашингтону в размещении штаб-квартиры АФРИКОМа на своих территориях. Поэтому свержение режима Каддафи американцы рассматривали и как возможность обосноваться в  Африке. И Ливия как считалось идеально для этого подходит.


Частью новой стратегии Запада является геологический проект «Большое Средиземноморье». Это проект Европейского Союза в рамках европейской политики добрососедства, направленный на более эффективное экономическое сотрудничество средиземноморских стран.  Создана международная организация средиземноморского сотрудничества Европейского Союза с арабскими странами Северной Африки (от Марокко до Египта). Эта форма сотрудничества не предусматривает  членства в ЕС. Главная задача – превратить Средиземное море во внутреннее море НАТО — форпост для контроля Арабского Востока и Африки.  


Многие аналитики недоумевают, что Вашингтон активно использует стратегию управляемого  хаоса. Но в этой  американской стратегии есть логика. Противостоять эффективно хаосу, как считают на Западе, может «демократический неоколониализм». Кроме того, американцы убеждены, что  Пекин в отличие от бывшего СССР не предпримет  военного вмешательства для предотвращения  хаоса в зарубежных странах. В свою очередь, Соединённые Штаты не готовы в отличие от бывшей Британской империи экспортировать в Африку человеческую энергию и капитал. А граждане Америки не готовы отдавать свою жизнь за процветание африканцев.

 

Геополитические вулканы на этноприродных рубежах. Не отрицая влияния Запада на конфликтогенность  на Африканском континенте, неизученной   проблемой является исследование влияния величайшей в мире Восточно-Африканской зоны тектонических разломов на энергетику этно-природных рубежей и этнических конфликтов. Когда формировались основы традиционной геополитики, не были известны факты о природных особенностях формирования тектонических разломов Земли и возможного их влияния на энергетику этно-природных рубежей и этнических конфликтов. Автор уже рассматривал с позиций геополитической теории Больших многомерных пространств особенности и уникальность Ближневосточного геополитического узла, ставшего самым взрывоопасным в современном мире4


В недавнем прошлом не было известно об одной уникальной особенности многомерного коммуникационного пространства Афроазии. В геологическом пространстве здесь расположена Великая зона разломов на границе Аравийской и Африканской тектонической плиты. В пределах этой тектонической зоны разломов локализуются  два геополитических «фронтира»  — Ближневосточный  и Арабо-Африканский. Геологи выделяют в пределах Африканской платформы Сахарскую плиту  и Южно-Африканский щит (Высокую Африку), где преобладают территории с высотой более 1000 метров. На Восточно-Африканском  плоскогорье  поднимается крупнейший  вулканический массив и гора Африки Килиманджаро (5895 м.).


Величайшая в мире Восточно-Африканская зона тектонических разломов протянулась на 6500 км от залива Аккабы в Красном море до нижнего течения африканской реки Замбези. Восточный рифт этой зоны разломов проходит от Афарской впадины через озеро Рудольфа,  восточнее озера Виктория мимо вулкана Килиманджаро, впадины озера Ньяса. Западный рифт проходит через впадины озер Альберта, Эдуарда, Танганьике к нижнему течению реки Замбези.  Характерной  особенностью  рифовой зоны  является вулканизм, высокая сейсмичность и выходы теплового потока  из более глубоких  недр Земли.  Восточно-Африканская зона тектонических разломов проходит через территорию  десяти африканских государств, отличающихся исключительной  конфликтностью.  Как известно, из зоны разломов  тектонических платформ  выходит мощная  энергия, что фиксируется  искусственными спутниками Земли.  В зонах разлом происходит  электромагнитное воздействие не только на  электронное оборудование самолётов, но и, возможно, психику человека.


Великая африканская война. Этнонациональный конфликт между африканскими племенами тутси и хуту в государствах Руанда и Бурунди, расположенных в границах западного рифта Восточно-Африканской зоны тектонических разломов привел к гибели миллиона человек, не считая 2 млн. беженцев из Руанды. Этот этнонациональный конфликт стал эпицентров Великой африканской войны или Первой мировой африканской войны (так окрестила бывшая госсекретарь США Мадлен Олбрайт конголезский конфликт 1998 – 2002 гг.).  Малозаметная на Западе и на Востоке война стала самым кровопролитным военным конфликтом после Второй мировой войны, унесший жизни по разным оценкам от 4 до 5,4 млн. человек, в основном гражданского населения, погибшего преимущественно от голода и эпидемий. Одной из главных причин войны  стала борьба за стратегические ресурсы индустрии высоких технологий. 


Природные богатства Демократической Республики Конго (золото, алмазы, уран, медь, тантал,  кобальт, вольфрам, марганец, цинк, серебро и свинец) обернулись бедой для  африканского государства.  Именно здесь  за последние десятилетия использовались в широких масштабах  технологии криминальной геополитики. На стороне  противоборствующих  сторон участвовали наряду со сверхдержавами десяти других стран,  транснациональные компании (бельгийские, германские, американские) в союзе с международной мафией. Непосредственно на фронтах Первой Африканской мировой войны принимали участие Демократическая Республика Конго, Руанда, Уганда, Бурунди, Ангола, Зимбабве и Намибия. Война стала  геополитическим противостоянием сверхдержав — США и Китая, а так же их союзников. В Великой Африканской войне на стороне правительства Демократической Республики Конго были Китай, Ливия, Куба, Иран, Судан, Северная Корея. Руанду и Уганду поддерживали США, Великобритания, Германия  и Дания. Одновременно шло противоборство между  англосаксами (США, Великобритания) и франкофонами (Францией), потерявших влияние в Центральной Африке. В этой войне приняли участие  русские и украинские летчики, лишенные работы на родине благодаря «демократическим» преобразованиям (см. публикации в российских СМИ о Викторе Буте).


Традиционно природные ресурсы Африки в первую очередь ассоциируются с нефтью, золотом и алмазами. Но в эпоху высоких технологий на первое место выходят другие редкоземельные металлы. Здесь особое место занимает редкоземельный металл тантал, который нашел широкое применение в сфере высоких технологий  и производстве высококачественных  твердых сплавов. Металл служит стратегическим сырьем в атомной, авиа-космической и электронной  промышлености,  при изготовлении ядерного оружия и мобильных телефонов. Потребление тантала  за период 1990 -2010 гг.  увеличилось в три раза и составляет примерно 3 тыс. тонн в год при цене  до одной тысячи долларов США за килограмм. Более половины мирового потребления тантала приходится на США и две других экономических сверхдержавы — Японию и Китай. 


В африканских джунглях действовали (и действуют?) многочисленны «подпольные» полевые аэродромы, через которые  стратегическое сырье попадает на Запад. Отсюда «металл будущего» – тантал начинает свой опасный и длинный путь к миллионам  мобильных телефонов, при изготовлении которых он используется. И появление  нового поколения мобилок приводит к танталитовой лихорадке и росту  цен на металл5.  Основные месторождения танталитовой руды  сосредоточены в  восточных конголезских провинциях, которые многие годы контролировали наемные банды и повстанческие группировки, поддерживаемые Руандой и Угандой. До открытия месторождений в Австралии,  эксперты оценивали  конголезские запасы танталита  в две трети от мировых.   

 

В Африке выделяется два Больших континентальных геополитических пространства: преимущественно исламская Африка вокруг Сахары, включая Афроазию (Арабскую Африку) и  зону Сахель, а так же Черная Африка, включая Южную Африку.  После «победоносной» войны Запада во главе с США в Ливии нарушился геополитический баланс в Сахаре. Первым результатом стало появление  самопровозглашённого государства Азавад на северо-востоке Мали.


По аналогии с рубежами евразийских цивилизаций в Африке выделяется зона Сахели, означающая в переводе с арабского - берег, граница, «побережье» не только моря, но и пустынь Сахары. Это природная зона африканской тропической саванны протянулась от Атлантики до Индийского океана (Африканского Рога) и далее к югу вдоль побережья Индийского океана до устья реки Замбези.  Она включает бассейн реки Сенегал, верхнее и среднее течение Нигера, озер Чад и крупнейшее  пресноводное  озеро Виктория. Сахель  является одновременно «берегами» двух  «морей» — песчаной Сахары и  «морем» дождей Тропической Африки. Если не считать средиземноморскую Афроазию (Арабскую Африку) и Южную Африку,  зона Сахели  наиболее  пригодна для комфортной жизни человека. Современная Сахель выделяется в Африке относительно высокой плотностью населения наряду с другими очагами (Магриб, долина и дельта Нила, Претория, нижнее течение и дельта Нигера) и на фоне  редконаселенной Сахары и пустыни Калахари на юге. В зоне Сахели проходит главная граница распространения ислама и главная конфликтогенная зона на рубежах цивилизаций и религий, которая в Восточной Африке совпадает с Восточно-Африканской зоной тектонических разломов. Сахельская зона тропических саванн испытывает периодические  засухи и тогда обостряется борьба за источники пресной воды. В результате геополитической  трансформации здесь провозглашены новые государства Южный Судан, Азавад, практически распалось Сомали. 

 

Арабо-Африканский «фронтир» характеризуется многочисленными этнонациональными и этноконфессиональными конфликтами в странах северо-восточной Африки (Дарфур в Судане, Огаден в Эфиопии, пираты Сомали). Судан и Сомали являются преимущественно мусульманским странами, тогда как Эфиопия — один их самых ранних очагов христианства. Международные институты, включая войска  («голубые каски») ООН оказались не способными обеспечить мир в регионе. После многолетнего геополитического противоборства в регионе Советского Союза и США, активность проявляет Китай. Пекин вкладывает миллиарды долларов в добычу  и транспортировку местных минеральных ресурсов. Идет процесс радикальной исламизации арабского севера Судана, который может распространиться на Египет и привести к созданию «нового халифата». Аналитики называю регион геополитической бомбой замедленного действия.

 

В процессе деколонизации и последующей геополитической трансформации в наибольшей степени пострадала Черная Африка —  страны, расположенные к югу от Сахары. Произошла деиндустриализации  региона, где образовался мировой полюс бедности и нищеты. Ежегодно сокращался валовой национальный продукт, падал уровень и качество жизни, росла коррупция, а страны не могли существовать без иностранных кредитов и гуманитарной помощи. Местные модели общественного развития оказались несостоятельными, а «судьбоносные» экономические программы возрождения  имитировали  деловую активность. Пришедшие во власть  на волне демократии национальные политики быстро теряли авторитет и доверие. Многие «демократические» лидеры оказались не только некомпетентными, но и коррумпированными во впечатляющих масштабах.


В результате национально-освободительного движения сформировался антиколониальный неотрадиционализм, основанный на эгоцентризме (отрицательном отношении к Западу) и самоценности африканской модели «духовной гармонии цивилизации без машин». Проявляется неэффективность очередного обращения к традиционным ценностям, уже дважды демонстрирующим свою слабость в столкновении с внешним миром. Отмечается неспособность африканцев интегрировать мировые достижения путем оживления традиционных ценностей заимствованиями извне или обращением к науке. Этот путь, показавший прогрессивность в Азиатско-Тихоокеанском регионе, оказался неприемлемым в Африке, где психология находится на средневековом уровне, а ученых ненавидят. Центральноафриканская цивилизация испытывает сложный процесс формирования самосознания и отличается высокой конфликтностью. Колонизация Черной Африки разрушила сложившееся многомерное пространство, включая социальные, экономические, торговые и другие коммуникации. В процессе деколонизации получили распространение идеи панафриканской идеологии и «афросоциализма». В Африке потерпели поражение «просветители», предлагавшие использовать европейские традиции вместо местных африканских и создать «Черную Европу». Новая африканская элита представлена преимущественно бюрократами и политиками, а не промышленной аристократией. В среде этой элиты доминирует христианство, тогда как среди бедных масс усиливаются позиции ислама. Если в прошлом, христианство ассоциировалось с колонизаторами, то теперь как проводник глобализации, усиливающий маргинализацию африканского общества 6


Неолиберальная глобализация привела к смене нескольких авторитарных режимов в Черной Африке, но одновременно ослабила непрочные основы государственности и социальных отношений и усилила международную криминализацию экономики (наркотики, торговля оружием). Бедные африканцы становятся важной средой для исламского фундаменализма.

 

В постколониальную эпоху в этнонациональных и этноконфессиональных конфликтах, гражданских войнах на Африканском континенте погибло около 10 млн. человек. В 90-е годы в Африке насчитывалось 7 млн. беженцев и 20 миллионы перемещённых лиц. Эпицентром конфликтов служит  Черная Африка. Здесь особенно проявляется фактор этничности в клановой системе, получившей название трайбализм (от англ., «племя»). Многие конфликты вызваны экономическими проблемами (бедность, дефицит финансовых и материальных ресурсов, огромный внешний долг),  последствиями изменения климата  (дефицит осадков и пресной воды). В Западной Африке военные перевороты и гражданские войны в Сьерра-Леоне и Либерии привели к полному упадку  экономики. В Восточной Африке перманентно возникают очаги конфликтов в странах Африканского Рога (Эфиопия, Эритрея и Сомали).


В Черной Африке сложилась драматическая социально-экономическая обстановка. Многие местные политические деятели заявляют, что жить при колониализме было во много раз лучше, чем сегодня. Например, в Заире, где до провозглашения независимости в 1960 г. функционировало 140 тыс. км. дорог с твердым покрытием, уцелело только 15 тыс. км. В Анголе, Сомали и других странах разрушены заводы. Большинство граждан африканских стран разочарованы в способностях и честности национальной элиты и не верят политическим руководителям.


Негативные результаты геополитической трансформации Черной Африки особенно наглядно демонстрируют две бывших британских колонии, а ныне независимые государства  Замбия и Зимбабве,  установившая в недавнем прошлом мировой  рекорд инфляции (200 000 000 %) национальной валюты  по отношению к американскому доллару. Сегодня Зимбабве постепенно оправляется от кризиса с помощью преимущественно китайских кредитов. Но по сравнению с  соседней Ботсваной и особенно  ЮАР Зимбабве остаётся одной из самых бедных стран Черной Африки.

 

Нигерия  несколько десятилетий назад считалась одной из самых богатых стран Западной Африки. Но подсев на нефтяную «иглу»  страна быстро деградировала. Политическая элита и чиновники, армия и полиция коррумпированы. По ВВП на душу населения богатая  нефтью Нигерия занимает 13 место в Черной Африке и 177 место в мире. Нигерийская нефть дает свыше 90% валютных поступлений и обеспечивает 80 % доходной части государственного бюджета. Колоссальные доходы от экспорта нефти присваиваются небольшой кучкой «элиты в законе», включая членов правительства и других коррумпированных чиновников.  Межобщинные столкновения на социальной и религиозной почве между  христианами и мусульманами продолжаются  несколько лет. Совершаются нападения на нефтепромыслы,  процветает крупномасштабное воровство нефти из трубопроводов. В стране наблюдается  дефицит профессиональных национальных  менеджеров. 

 

Африканские уроки для России и новых независимых государств. Демократическая Россия утратила свое политическое,  экономическое и культурное влияние  и растеряла бывших африканских союзников СССР.  Но экономика России испытывает дефицит в ресурсах, которыми богата Африка.  В России  марганец, бокситы и уран —  остродефицитное сырье, соответственно,  для сталелитейной, алюминиевой промышлености и атомной энергетике. Сегодня о былом советском влиянии в Африке напоминает Институт Африки РАН, чудом сохранившийся в процессе бездумной «модернизации» России.
Между Африканским континентом и евразийской Россией  есть много общего — планетарные кладовые стратегических полезных ископаемых, крупномасштабная коррупция, неудачи демократизации.  И если Россия  будет ослаблена, могут быть против неё применены те же технологии захвата ресурсов, которые  используются в Африке. Когда «братья славяне» из Восточной Европы посещают независимые государства Черной Африки, то обращают внимание  не только на местную экзотику, но отмечают много общего с процессами, происходящими на постсоветском пространстве (деиндустриализации, деморализация, дезинтеллектуализация общественной жизни).  Олигархическая модель демократии оказалась несостоятельной, а «судьбоносные» экономические программы возрождения  имитируют деловую активность. У богатой нефтью России много общего с центральноафриканскими странами (особенно, Нигерий, Экваториальной Гвинеей, Габоном). И там и там чрезмерно богатство энергоресурсами делает невозможным подлинную модернизацию. Бюджет государств зависит от цены на нефть.


С Черной Африкой успешно конкурируют по основным макроэкономическим показателям, коррупции и нищете населения некоторые новые независимые государства постсоветского пространства. Где  правят «демократические» баи и ханы, создавшие  успешный «семейный бизнес».  Когда смотришь телевизионные программы стран Черной Африки, они часто напоминают телепрограммы  новых независимых государств. И там и здесь «успехи» правящих племенных вождей, партий и кланов сопровождаются песнями и плясками  примитивного местного шоу-бизнеса, выполняющего  важную функцию отупения электората. Правда, Черная Африка благодаря доморощенным националистам уже заняла  достойное место на мировой периферии, а большинство постсоветских государств упорно и последовательно  туда стремится. Например, несмотря на неудачи  европейской интеграции, происходит успешное братание с Черной Африкой самостийной Украины, чей  ВВП (ППС) более чем в два раза меньше  африканских государств (ЮАР, Ботсваны и др.).

 

Пройдя через потерянные десятилетия проб и ошибок, национальные элиты многих африканских государств осознали  пагубность слепого заимствования  западной модели демократии и ведут поиск интеграционных моделей, объединяющих африканский континент. Имеется даже проект создания единого африканского государства  —  Соединённых Штатов Африки. Но пока идет болезненный процесс мутации новых обществ, это не реально. В будущем, возможно, будут созданы предпосылки для такой интеграции. Несмотря на мировой финансовый кризис темпы экономического роста  стран Африки выше среднемировых, меньше, чем в Китае, но больше чем на Западе. Появились  тенденции, что после «шоковой терапии» и  «потерянных десятилетий» для многих  африканских стран, континент, в конце концов, найдет свой путь к благоденствию.  

 

Другие статьи автора о геополитике Африки и африканских странах.

 


1 Автор в 70-е годы принимал вступительные экзамены по географии на экономическом факультете МГУ и на затруднительный ответ абитуриента, стоящего у экономической карты Африки, о политической ориентации стран этого континента, добавлял, что нет ничего более простого. Если нет полезных ископаемых, то эти страны, как правило, строят социализм. Если имеются стратегические полезные ископаемые, то страны  преимущественно находятся под контролем Запада.

2 Татьяна Дейч Китай «завоевывает» Африку. — http://www.daokedao.ru/2012/06/28/kitaj-zavoevyvaet-afriku/. Владимир Нестеров Китай – США: борьба за Африку разгорается. –  http://www.fondsk.ru/news/2011/06/03/kitaj-usa-borba-za-afriku-razgoraetsja.html. Александр Рублев Африканский полигон китайско-американской холодной войны. — http://old.win.ru/usa/982.phtml. Роман Томберг Успехи африканской стратегии Китая . — http://www.fondsk.ru/news/2010/01/24/9948.html

3 Владимир Дергачев Ливия. Прыщ на «ангельском носу» американской демократии. — Интернет портал «Институт геополитики», http://dergachev.ru/geop_events/210311.html

4 Владимир Дергачев Раскаленные рубежи Ближнего Востока. — Вестник аналитики, 2009, № 3.

5 Олег Туров Танталитовы муки. — «Эксперт» №19,  20 мая 2002 г.

6 Френкель М.Ю. Африка: взаимодействие цивилизаций. — Мировая экономика и международные отношения, 2001, № 5.  Лебедева Э. Е. Тропикоафриканская цивилизация в современном мире. — Мировая экономика и международные отношения, 2004, № 4. Владимир Дергачев Центральноафриканская цивилизация.  – В кн.: Дергачев В.А. Глобалистика. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2005.


Вернуться на главную страницу

 

 


 

«Геополитика сверхдержав»

Америка. Утомлённая супердержава Падение и взлет китайского Дракона Имперская геополитика. Великий час мировых империй Путь к процветанию государства

 


Воспоминания
Ландшафты памяти
Ландшафты путешествий. Города и страны
Ландшафты поэзии, музыки и живописи


Избранные статьи и посты
ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ПРОСТОРАМ РОДИНЫ ЧУДЕСНОЙ
Шейх Заид. Самая выдающаяся исламская личность


Павел Флоренский. Русский Леонардо да Винчи
Максим Горький. Писатель, купленный любовью народа
Иван Бунин. Певец пограничья природы
Анна Ахматова. Парящая в небесах
Николай Гумилев. Конкистадор истоков человеческой природы 
Николай Заболоцкий. Поэт философской лирики


Бесподобная Элеонора. Королева мужских сердец
Анна Вырубова. Фрейлина, монахиня, оклеветанная
Трафальгарская Венера. Символ красоты и силы духа
Париж. Лувр. Гимн обворожительным женщинам


Трансильвания. Замок Дракулы. Вампирский бренд Румынии
Где присуждают и вручают Нобелевские премии
Олимпийские игры. От Древней Греции до Сочи
Гибель мировой секретной империи
Великий час кораблей пустыни
Неугасающий ослепительный блеск Венеции
Карибы. Святой Мартин. Остров двух господ