logo
Институт геополитики профессора Дергачева
Сетевой проект
Аналитический и образовательный портал
«Пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет». Мартин Хайдеггер

Геополитика. Русская энциклопедия

Интернет-журнал

Геополитика. Русская энциклопедия

Геополитика. Русская энциклопедия




   
   
   
Рейтинг@Mail.ru   
Союз образовательных сайтов    
Яндекс цитирования    



Лекции Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи


Обсудить статью в дискуссионном клубе

Геополитическая трансформация Латинской Америки

Владимир Дергачев

Статья опубликована в журнале «Вестник аналитики», 2013, № 2 – 3.

 

latinskaya-amerika-bednostЛатинская Америка выходит на мировую арену после «веков одиночества».  Идут перманентные интеграционные процессы. Бразилия  демонстрирует  социал-демократическую модель с отечественной спецификой. Популярна модель социализма двадцать первого столетия, создателем которой является  бывший президент Колумбии Уго Чавес. Левое движение в Латинской Америке представлено так же партизанами, ренессансом  индейских народностей (Боливия, Перу)  и левокатолическим движением.  Колумбия провозгласила  решительный бой наркоторговли путем достижения мира с местной повстанческой группировкой.


Важнейшей составляющей геополитической мощи  Латинской Америки является консолидирующая сила духа — регион  является по числу верующих мировым оплотом католицизма. Геополитическая мощь Латинской Америки прирастает экономикой, регион  производит 8 % мирового ВВП, а Бразилия, Мексика и Аргентина входят в Большую двадцатку. Выделяется два экономических локомотива — Мексика в Мезоамерике и Бразилия в Южной Америке. На Латинскую Америку приходится 20 % мировых запасов нефти (второе место после Ближнего Востока). Но по объемам  доказанных запасов нефти  на первое место в 2011 году вышла Венесуэла (296,5  млрд. баррелей), а Саудовская Аравия впервые за последние десятилетия уступила лидерство (265 млрд. баррелей). Россия  (88,2 млрд. баррелей) занимает 8 место в мире.


Латинская Америка эффективно противостоит мировому кризису, за последние годы индекс экономического роста  в несколько раз превышал аналогичный показатель постиндустриальных стран. В 2010/11 гг. в среднем по региону экономический рост составлял от 4% до  6%. Регион стал привлекательным для  международных инвесторов, особенно из Китая.


Геополитическая трансформация Латинской Америки представляет интерес для России и постсоветского пространства в связи с богатым опытом проб и ошибок на пути либерализации экономических отношений и противоречивых интеграционных проектов.  Сторонники евразийской доктрины, основанной на пограничной комплементарности и консолидации восточнославянских и тюркских народов,  должны, прежде всего, обратить внимание на цивилизационные особенности  Латинской Америки.  


Латиноамериканская пограничная цивилизация. Латинская Америка характеризуется как региональная молодая пограничная цивилизация, формирующаяся на рубежах индейско-метисной, африкано-мулатской и иберийско-европейской рас. В результате еще не сложился цивилизационный архетип. У латиноамериканцев преобладает влияние языка, культуры и обычаев романских (латинских) народов — испанцев и португальцев. Большинство латиноамериканцев являются потомками эмигрантов, пошедших на риск и преодоление опасностей, ради новой жизни 1.


Население Латинской Америки выросло за период 1920 – 2010 гг. с 88 до 570 млн. человек, из них в Бразилии проживает 201 млн. (пятое место в мире) и в Мексике — около 114 млн. человек. К латиноамериканцам кроме испано- и португалоязычных народов Центральной и Южной Америки относят франкоязычные народы Карибского региона. Условно выделяются белые латиноамериканцы, которые составляют  в Аргентине и Уругвае  более 80 % населения и в Бразилии немного более половины населения. В Мексике и Чили доминируют метисы, а в Доминиканской Республике  — мулаты и негры. В Боливии, Перу, Гватемале  и Южной Мексике  преобладают индейцы. Президент Венесуэлы Уго Чавес даже предложил  восстановить историческую справедливость  и переименовать Латинскую Америку в Индейскую Америку в честь коренного населения.


Сложная комбинация человеческих контактов латиноамериканской пограничной цивилизации приводит к слабости институционализации и правового начала и стремлению её компенсировать на путях спонтанных харизматических действий. К ним относятся популистские идеологии и вождизм, теневая экономика2. О молодости цивилизации свидетельствуют нескончаемые карнавалы и революции (перевороты). На фоне критического разрыва в доходах между богатыми и бедными (как в России) у многих латиноамериканцев по сравнению с продажными политиками пользуются популярностью «хорошие» популисты, диктаторы,  бандиты  и партизаны. Политический карнавал Латинской Америки, вероятно, самый пестрый  с диаметрально противоположной красочной палитрой. Вот несколько имен: Симон Боливар, Сальвадор Альенде и Аугусто Пиночет, Хуан и Эва Перон, Фидель Кастро и Эрнесто Че Гевара, Сильва де Лука, Эво Моралес, Ольнта Умала, Уго Чавес  и другие.


«Другое небо» Нового Света.  Христофор Колумб в глубине души был убежден, что открыл  земной рай. Но почему такое разительное отличие в уровне и качестве жизни в  Соединенных Штатах и Латинской Америке? Как рассуждал философ Мераб Мамардашвили,  в Новом Свете  европейцы встретились со своим  собственным  мифологическим прошлым. Миф не знает  личности и истории. А межцивилизационный контакт, акт понимания  возможен внутри истории. У современных цивилизаций нет контакта с  инкскими  сооружениями или  с египетскими  пирамидами, а с греческими памятниками установлен. Древняя Греция  продолжает быть  частью  непрерывного контакта, на котором вся история расположена3.


В Новом Свете  американцы  пришли туда, где у них  не было прошлого. Они смели  начисто все, загнав оставшихся в живых  индейцев в  резервации, «совершив жуткую несправедливость и жестокость».  В результате американцы имели дело с чистым (не имеющим прошлого) пространством. В нем они создавали свою историю, используя энергетику ренессансного  человека. На своем знамени американцы несли  правовую идею Великой хартии, все остальное зависело от человека,  от того, что он есть. И Новый Свет действительно произошел, не в образе  совершенного  и идеального райского общества, а страны с особым образцом свободы. Это великолепное  человеческое  приключение и историческая драма  одновременно. 


В Латинской Америке  конквистадор  имел дело со своим  собственным, непереваренным, непонятным  прошлым, с которым  не мог  установить контакт. Завоеватели несли индейцам  символы христианства, а те не понимали, что это благо. Тогда приходилось «внедрять» передовую веру с помощью  огня и меча. В отличие от США «во всех испано-американских странах испанцы уселись на индейцах. И получился кентавр. Потому что они срослись — в себе, на этой подавленной основе. В Северной Америке не было этого срастания. У североамериканцев была только одна априорная идея, которую они принесли с собой»4.


Против бескультурья и язычества, прикрытого христианством, испанских конквистадоров выступали иезуиты,  выработавшие  идею прав человека. Парадоксальный факт,  историческим источником  Декларации прав человека и гражданина, провозглашенной Французской  революцией,  стало покорение Америки. Права человека  изобретены испанскими иезуитами. Завоеватели  Южной Америки стали  участниками  движения за права  человека.


Геополитическая доктрина Монро. «Задний двор Америки». После длительного периода преимущественно испанского и португальского владычества,  Латинская Америка стала «вотчиной» США. В послании американского президента Джеймса Монро (1758-1831) Конгрессу 2 декабря 1823 года была провозглашена декларация принципов внешней политики США. Эта декларация, получившая название «доктрина Монро» была разработана в связи с угрозой интервенции Священного союза в Латинскую Америку и возможного восстановления господства Испании в её владениях. Она стала первой геополитической доктриной Соединенных Штатов, выдвигающей принципы разделения политического влияния в мире между Европой и США. Доктрина провозгласила главенствующую роль США в Латинской Америке, отделила Северную и Южную Америку от Старого Света по признакам абсолютной гегемонии Соединенных Штатов. Латинская Америка признавалась зоной, закрытой для колониальных и политических притязаний европейских государств, в том числе Российской империи. Доктрина рассматривала Латинскую Америку как «задний двор» Вашингтона, осуществляющего здесь военно-политический, экономический и демократический контроль.


После Второй мировой войны Советский Союз расширяет  связи с экономическим лидером Южной Америки Аргентиной, а советский лидер Иосиф Сталин предложил создать латиноамериканским государствам интеграционное (антиимпериалистическое) объединение Соединённых Штатов Южной Америки5.


В настоящее время латиноамериканская зона «жизненных интересов» США находится под «патронажем»  Южного командования Вооружённых сил США в зоне Центральной Америки  (USSOUTHCOM), штаб-квартира которого находится в Майами (Флорида).  Американские военные контролируют театр военных действий,  осуществляют полицейский «миротворческие» функции и «операции подавления». Официально американские военные базы присутствуют на острове Куба (Гуантанамо) и в Гондурасе.


В Соединённых Штатах накоплен большой опыт по устранению (убийству) неугодных политиков в Латинской Америке. Здесь в 70-80-е годы диктаторскими латиноамериканскими режимами под патронажем ЦРУ осуществлялась террористическая  операция «Кондор» по уничтожению  политической оппозиции коммунистов и  социалистов.  Жертвам террора стало  около 60 тыс. человек, в том числе 30 тыс. аргентинцев и 3 тыс. чилийцев.  Этот опыт пригодился после теракта 11 сентября 2001 года, когда Белый Дом разрешил ЦРУ создавать  секретные подразделения для уничтожения  боевиков «Аль-Каиды».  Эти задачи были возложены на частную  охранную фирму Blackwater. Как пишет журналист  Эван Райт в книге «Generation Kill» (Поколение убийц) американское правительство  впервые отдало на внешний подряд  тайные заказные убийства. Таким образом, был заложен  фундамент пиратской геополитики.


Выступая в Гарвардском университете,  президент Аргентины Кристина Фернандес, сторонница  антиимпериалистического курса  Уго Чавеса,  образно  высказалась о геополитической роли США в Латинской Америке — в Соединённых Штатах  не может быть государственных переворотов, потому что  в стране нет американских посольства.


После распада СССР не произошло усиления роли США в регионе. Американские агрессии на евразийском континенте не позволили Вашингтону уделять больше внимание традиционной зоне американского влияния. Соединенным Штатам не только не удалось превратить Латинскую Америку в «свой «демократический» протекторат, но в условиях кризиса «плавильного котла» и демографических факторов возникла угроза латиноамериканизации Соединенных Штатов. США отгородились от Латинской Америки (Мексики) Великой высокотехнологичной  стеной протяжённостью 3 тыс. км.  Но это не спасает от мигрантов-латиносов. В США насчитывается свыше 40 млн. граждан и 11 млн. нелегалов латиноамериканского происхождения.


Уроки бездумной геоэкономической трансформации. После Второй Мировой войны Латинская Америка стала полигоном для международных финансовых институтов, где доминируют США. Методом проб и ошибок были апробированы различные подходы к антиинфляционной политике. Неолиберальная стратегия стабилизации, основанная на монетаристской макроэкономической теории, делала упор на сокращение денежной массы, отсутствия контроля над ценами и зарплатой, сочетание мер бюджетной политики с регулированием валютного курса. Этот подход лежал в основе программ стабилизации Международного Валютного Фонда. Монетаристский подход, примененный к латиноамериканским странам с неразвитым рынком, потерпел полный провал.


В Латинской Америке была апробирована и стратегия регулирующей стабилизации,  позволяющей избежать резкого и социально опасного спада производства. Первоначально программа дала сенсационные результаты, доведя инфляцию до нуля. Она пользовалась огромной популярностью у населения, но медовый месяц сменился признаками нарастания диспропорций, контроль цен стал сдерживать производство товаров.


В 70-е годы двадцатого столетия между   Латинской Америкой  и Юго-Восточной Азией развернулось соревнование  за лидерство в индустриализации.  Казалось бы,  стартовые позиции  Латинской Америки  были наиболее предпочтительны. Регион  раньше Азии и Африки  вступил  в  фазу промышленного развития.  Великая депрессия 30-х годов и  застой международной торговли  во время мировых войн  породил  мощные стимулы к  замещению импорта. Историческая связь с Соединенными Штатами, разнообразные сырьевые ресурсы и  квалифицированные кадры  способствовали  индустриальному развитию. Предпочтение отдавалось  производству потребительских  товаров кратко-  и среднесрочного пользования.  При этом  экспорт продукции обрабатывающей промышленности  сдерживался её низкой конкурентоспособностью. Возникший  хронический дефицит иностранной конвертируемой валюты превратился  в главный тормоз  экономического развития. Со временем был развеян миф о «чилийском экономическом чуде»,  на грани банкротства с огромным внешним долгом оказалась Аргентина, которая после Второй мировой войны входила в первую десятку крупнейших экономик мира.  


Время показало, что  реальным  геоэкономическим лидером стал Азиатско-Тихоокеанский   регион, формирующийся как  зона преимущественно японского влияния. Япония была ближе в социокультурном  отношении к другим  азиатским странам,  и сама прошла  путь  догоняющей страны. На Востоке  не принято руководствоваться  чужими советами, они могут носить  преимущественно  рекомендательный характер. Преобразования в Латинской Америке осуществлялись  под патронажем  международных финансовых институтов, не всегда  владевших местной спецификой.


Неудачи с экономическими экспериментами в Латинской Америке под мудрым руководством МВФ и США, глубокое социальное расслоение в обществе привели к популярности «хороших» бандитов.  Экономическая столица Колумбии — «город вечной весны» Медельин — в последней  четверти  двадцатого столетия была одновременно столицей мирового наркобизнеса.  Здесь находилась штаб-квартира  лидера колумбийского (медельинского) картеля Пабло Эскобара (1949 – 1993), латиноамериканского мафиози и «Робин Гуда» или Эрнесто че Гевара преступного мира.  Наркобарон  был одним из самых богатых людей мира с состоянием в $30 млрд. и в  отличие от российских олигархов покупал не только яхты  и  зарубежные футбольные команды, но строил массовое жилье для бедных. Пользовался  невероятной популярностью у колумбийских крестьян.


Перманентные интеграционные проекты. В Новом Свете выделяются  Большие геополитические пространства  Северной Америки (США и Канада) и Латинской Америки, включающей Центральную  Америку с Карибским регионом  и Южную Америку, где различаются Тихоокеанское (Андское) и Атлантическое  латиноамериканские пространства. На геополитическую трансформацию и региональную интеграцию оказывают влияние природные факторы – не только географическая удалённость от Старого Света, но и  тектонические особенности континента.


Вдоль западного  побережья Южной Америки проходит  Тихоокеанская сейсмическая зона. Здесь Южно-Американская тектоническая плита наплывает на погружающуюся под неё океанскую тектоническую плиту Наска. В результате  сформировался глубоководный Перуанско-Чилийский желоб с глубинами, превышающими 8 км, а перепад  высот с ближайшими вершинами Анд достигает почти 15 км. Территории Перу и Чили находятся в исключительной  сейсмоопасной зоне. Из многочисленных землетрясений выделятся самое катастрофическое в истории Америки Перуанское землетрясение 1970 года (более 100 тыс. погибших и 358 тыс. раненых). В результате катастрофического землетрясения и последующего цунами в Чили в 2010 году погибло более 800 человек и  около 2 млн. чилийцев осталось без крова. Власть государств вынуждена в своих геополитических приоритетах учитывать этот природных фактор. Поэтому в интеграционных проектах ориентируется на экономические сверхдержавы, способные оказать не только гуманитарную помощь.


В бурлящем политическом и экономическом  латиноамериканском котле  популярны идеи интеграции в целях наращивания экономической мощи, в том числе для преодоления крепкого объятья США. Несмотря на множество интеграционных проектов, они привязаны к основным геополитическим пространствам: Андское сообщество (1969),  Карибское экономическое  сообщество КАРИКОМ (1973), латиноамериканское экономическое объединение МЕРКОСУР (1991), Боливарианский  альянс для народов  нашей Америки ( 2004), Сообщества стран Латинской Америки и Карибского бассейна (2011), Тихоокеанский экономический альянс (2012) и другие. 


Боливарианский  альянс для народов  нашей Америки (ALBA) был создан в 2004 году по инициативе  «заклятых друзей»  США — президентами Венесуэлы и Кубы (Уго Чавесом и Фиделем Кастро). Хотя цели  этой субрегиональной группировки заключаются в  содействии торговле и кооперации между странами, альянс проводит жёсткую антиамериканскую политику.  В состав АЛБА входят Боливия, Венесуэла, Куба, Эквадор, Никарагуа, Доминика, Антигуа и Барбуда, Сент-Винсент и Гренадины. «Боливарианские» страны стремятся дистанцироваться от крепкого объятия США. Альянс активно взаимодействует с другими латиноамериканскими странами.  Иран и Сирия имеют статус пригашенных членов ALBA, декларировала свои намерения Россия (но передумала).


В 2011 году лидеры 33 американских государств  подписали в Каракасе (Венесуэла) соглашение об образовании Сообщества стран Латинской Америки и Карибского бассейна (CELAC), выступающего  за окончательную ликвидацию «заднего двора» Соединённых Штатов в регионе.  В это крупное региональное объединение Западного полушария не входят США и Канада. Таким образом, новое Сообщество будет  конкурировать с Организацией американских государств (ОАГ), где доминируют США. CELAC  с население в 600 млн. человек, крупнейшими в Новом Свете запасами нефти и пресной воды  претендует на роль одного из центров многополярного мира во главе с Бразилией. Время покажет, сможет ли новое объединение выжить на фоне многочисленных других региональных группировок. Венесуэльский президент Уго Чавес считает образование  CELAC самым важным событием после 100 лет одиночества Латинской Америки. Многие латиноамериканские политики призывают к интеграции на принципах, провозглашенных в 1828 году Симоном Боливаром.

 

В 2012 году создан Тихоокеанский экономический альянс (Мексика, Колумбия, Перу  и Чили) с населением  более 200 млн. человек и 40 %  ВВП Латинской Америки (2011). Стратегическая цель нового блока заключается в развитие экономических связей со странами Азиатско-Тихоокеанского региона, особенно с Китаем, США, Австралией и Новой Зеландией.  Мексика, Перу и Чили являются так же членами АТЭС. В геополитическом плане Соединённые Штаты рассматривают Альянс как противовес  леворадикальному  Боливарианскому альянсу. Происходит геополитический сдвиг  или возвращение Мексики в Латинскую Америку. Де-факто Альянс нацелен на формирование нового экономического полюса  Латинской Америки во главе с Мексикой в противовес Бразилии. Это своеобразный вызов Южноамериканскому  общему рынку (МЕРКОСУР) во главе с Бразилией.   Одновременно Мексика является членом Североамериканской зоны свободной торговли  (НАФТА), куда входят США и Канада (Окончание).

1 Майданик К. Латиноамериканская цивилизация в глобализирующемся мире. — Мировая экономика и международные отношения, 2003, № 5. Владимир Дергачев Латиноамериканская цивилизация. — В кн.: Дергачев В.А. Глобалистика. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2005.

2 Шемякин Я.Г. Европа и Латинская Америка. Взаимодействие  цивилизаций в контексте  в контексте всемирной истории. — М.: Наука, 2001.

3 Мераб Мамардашвили  Другое небо (интервью) — В кн.: «Три каравеллы на горизонте». – М: Международные отношения, 1991.

4 Там же.

5 Россия – СССР – Аргентина: становление отношений. – М.: Институт Латинской Америки, 1984.


Вверх

 


 

«Геополитика сверхдержав»

Америка. Утомлённая супердержава Падение и взлет китайского Дракона Имперская геополитика. Великий час мировых империй Путь к процветанию государства

 


Воспоминания
Ландшафты памяти
Ландшафты путешествий. Города и страны
Ландшафты поэзии, музыки и живописи


Избранные статьи и посты
ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ПРОСТОРАМ РОДИНЫ ЧУДЕСНОЙ
Шейх Заид. Самая выдающаяся исламская личность


Павел Флоренский. Русский Леонардо да Винчи
Максим Горький. Писатель, купленный любовью народа
Иван Бунин. Певец пограничья природы
Анна Ахматова. Парящая в небесах
Николай Гумилев. Конкистадор истоков человеческой природы 
Николай Заболоцкий. Поэт философской лирики


Бесподобная Элеонора. Королева мужских сердец
Анна Вырубова. Фрейлина, монахиня, оклеветанная
Трафальгарская Венера. Символ красоты и силы духа
Париж. Лувр. Гимн обворожительным женщинам


Трансильвания. Замок Дракулы. Вампирский бренд Румынии
Где присуждают и вручают Нобелевские премии
Олимпийские игры. От Древней Греции до Сочи
Гибель мировой секретной империи
Великий час кораблей пустыни
Неугасающий ослепительный блеск Венеции
Карибы. Святой Мартин. Остров двух господ