logo
Институт геополитики профессора Дергачева
Сетевой проект
Аналитический и образовательный портал
«Пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет». Мартин Хайдеггер

Геополитика. Русская энциклопедия

Интернет-журнал

Геополитика. Русская энциклопедия

Геополитика. Русская энциклопедия




   
   
   
Союз образовательных сайтов    
Яндекс цитирования    
Рейтинг@Mail.ru    
   



Лекции Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи


Обсудить статью в дискуссионном клубе

Владимир Дергачев "ЧТОБЫ СОЙТИ С УМА - НАДО ЕГО ИМЕТЬ": тенденции постсоветской имитации Реформации и Просвещения. - Мир перемен, 2007, № 2.

"Средства у нас есть, а вот ума - нет"

Кот Матроскин

 "Если свобода  шествует впереди  Просвещения, то такая дорога ведет к хаосу"

Екатерина Дашкова, Президент  Российской Академии наук (XVIII век).

Как становится очевидным, после падения <железного занавеса>,  самая протяженная страна в мире, вдруг повернула на 180 градусов от светлого коммунистического будущего и устремилась к богатому <пузу> другой - западной - цивилизации. И после оглушительной неудачи на этом пути, встает неожиданный вопрос: <Может быть, Восточная Европа сошла с ума?>. Сегодня, на фоне выдающихся российских успехов  на газовых фронтах, имитация в духовной сфере кажется невинной забавой.

Падение советской сверхдержавы совпало с началом постиндустриальной эпохи. На смену пролетариата, являющегося  носителем индустриальных ценностей вышел   новый социальный класс интеллектуалов, носителей знания. Знание рождается движением мысли, а не языком. Богатые страны обладают капиталом в форме качественного образования и  человеческих ресурсов (знания). Бедные страны часто имеют богатые природные ресурсы,  но испытывают дефицит знания. Среди важнейших ресурсов власти известный американский социолог и футуролог Элвин Тоффлер в <Метаморфозах власти> (1990, русский перевод 2003) выделяет насилие, богатство и знания. Насилие дает власть низкого качества, богатство дает власть среднего качества. Высококачественная власть постиндустриальной эпохи формируется на основе знания - самого демократического источника власти. Новые знания выступают в качестве заменителей  традиционных ресурсов и видов транспорта и ускоряют время, выступающее в качестве  важного экономического ресурса. В политике знание является самым демократическим источник власти высочайшего качества. Здесь знание одновременно выступает в качестве  интеллектуального продукта  и средства коммуникации. Новая экономика, основанная на знании, потенциально опасна для всех держателей власти. В бизнесе особенно актуально  выдвижение знания или идеи, которую можно превратить в необходимую и выгодную производительную  деятельность. По мнению ученого, переоценка материального производства  и недооценка  продуктов ума (за исключением сферы ВПК) привели к краху советской системы.

Смертельный враг советской власти

Западная цивилизация прошла длительный путь умственной работы Души, Восточная Европа оказалась в стороне от пройденной эпохи европейской Реформации и Просвещения. Главной идеологической целью коммунистической власти было формирование советского человека, лишенного качества думать. Коммунистическая власть пристально следила за тем, чтобы творческая элита формировалась преимущественно из интеллигенции первого поколения. Её характерная черта - относительно низкий уровень общеобразовательной культуры. Отсюда меньше сомнений в торжестве государственной идеологии. Думающий человек был смертельным врагом советской власти. Сегодня я крестьянский сын, а завтра, благодаря советской власти, -  директор завода или профессор. Зачем думать? Я должен обслуживать эту власть в знак признательности. Коммунистической партии, безусловно,  удалось выковать бездумную советскую интеллигенцию. И когда от неё потребовалось разрушить созданный фундамент социализма, она это блестяще  осуществила.

Советский Союз стал  мировой державой благодаря научно-техническим достижениям  в области производства ядерного оружия. Однако массовый приток в советскую науку был обусловлен не только  техническим прогрессом и относительно высокой оплатой труда, но и идеологическими целями. Если сталинский набор  в партию из низов использовался в борьбе  со <старой гвардией>, то массовость  способствовала партийности общественной науке, где можно было сделать  карьеру  на борьбе с инакомыслием личности. Последствия <массового призыва> в вузы   в 60-х годах  в конце ХХ века  проявились  в  посредственности  руководства высшего образования и науки.

Многие доморощенные <демократы> вышли из этой среды, неспособной думать, и выбрали путь наживы в большой политике. За ними потянулись доморощенные киллеры из политтехнологов,  имиджмейкеров, юристов и журналистов, стреляющих в народ по заказу власти. Образовавшаяся <пятая колонна> разрушительным смерчем пронеслась над Восточной Европой.

Попытки преодолеть  отставание в духовной сфере после разгула воинствующего атеизма в исторически короткие сроки постсоветской трансформации привели к крупномасштабной имитации Возрождения. Вместо эпохи Реформации (борьбы за совесть)  и Просвещения (влечения к правде и чести) наступил <ренессанс> Криминала и <порчи нравов> (коррупции). Сформировалась  криминально-коррумпированная  демократия с <элитой в законе>, представляющей  угрозу для западных ценностей правового гражданского общества. В новых независимых государствах при низком общеобразовательном уровне <элиты> часто  используется  внешняя упаковка Знания (Идеи), а не её содержание, что создает <идеологическую> базу беспрецедентной имитации деловой активности, ведущей не только к  падению уровня и качества жизни народа, но и к  реальной <черной дыре>  на геополитической карте мира.

В результате сложилась бездумная традиция, не вникая в мысль,  провозглашать  <судьбоносные> идеи, реализуемые в реальной жизни со знаком наоборот. Перестройка - перестрелка, рынок - базар,  социальная защита - нищета, <чистые руки> - коррупция, возрождение - вырождение. Борьба с олигархами привела к фантастическому их росту и Россия по этому показателю стала <пупердержавой> при бедном народе. Наведение государственного порядка на алкогольном рынке привела к увеличению смертности от главной национальной забавы. Это и есть признаки хронического системного кризиса управления, которые Запад  вылечить не в силах.

Но куда делась бывшая советская интеллигенция, выступившая в качестве буревестника социальных преобразований? Ответ может показаться парадоксальным. Если понимать под интеллигентом думающего человека,  служащего истине, то  такой социальной прослойки к распаду Советского Союза почти не сохранилось. В советском человеке поощрялось развитие технического интеллекта и бездумность в общественной жизни. Коммунистической властью была выведена новая социальная <порода> - советская интеллигенция в первом поколении, неспособная жить своим умом. Советская интеллигенция внесла неоспоримый вклад в распад  цивилизации и трансформировалась в  маргиналов - разрушителей социума.

Думающий человек остается опасным врагом для  <оплотов демократии>, разгуливающих на евразийских просторах в поисках добычи. На фоне непрекращающихся разговоров о духовном возрождении, властная элита кровно не заинтересована в том, чтобы было больше думающих людей. Потому что она присвоила себе качества не только политической, но и деловой и интеллектуальной элиты.

Несколько лет назад  автор принимал участие в международной конференции, которая проходила в конференц-зале российского академического института, известного тем, что этот коллектив был мозговым центром советского Политбюро, а ныне остается ведущим в Восточной Европе научным центром в области мировой экономики и международных отношений. На фоне капиталистических преобразований Москвы поразила убогость помещения. Отсутствие кондиционеров, устаревшая мебель и выгоревшее под солнцем панно с изображением мавзолея с мумией вождя всемирного пролетариата, на фоне которого обсуждались проблемы европейской интеграции. И это в то время, когда на Чукотке или Крыжополе можно найти конференц-зал, модернизированный по евростандартам.

Естественно, возник наивный вопрос, кто является мозговым центром российской властной элиты? Если я вошел во власть и считаю себя не только политиком, но и самым умным и находчивым, зачем мне Академия наук? Свято место пусто не бывает,  и его заполнили фонды самых эффективных политик во главе с новой категорией <мыслителей>  - политтехнологами. Это очередное западное заимствование, которое получило в Восточной Европе новое звучание. Политтехнолог на Западе является преимущественно политическим аналитиком, обеспечивающим эффективную выборную компанию в рамках существующего правового поля (законов).  Политтехнолог по-славянски - это киллер, стреляющий по заказу власти в народ. Может экспортироваться в ближнее зарубежье для выполнения соответствующей миссии против других <братских народов>. И действительно, зачем власти Российская Академия наук, проедающая в год бюджетный средств аж столько, сколько средний американский университет (600 млн. долларов в год), когда можно нанять политтехнолога за смешную сумму в несколько сот тысяч условных единиц?

Почему в постсоветских странах мобилизационная модель сменилась не инновационной, а имитационной моделью развития?  Сочетание советской мобилизационной и инновационной модели позволили создать с нуля новую наукоемкую атомную отрасль. Парадокс, авторитарная власть обеспечила реализацию крупнейшего инновационного <Атомного проекта>, а демократическая власть оказалась неспособной  обеспечить внедрение инновационной модели. 

После распада Советского Союза все разговоры об инновационном пути развития неприметно превращаются в пустой звук. В Российской Федерации, где разрушена советская технологическая пирамида, а устаревшие баллистические ракеты откланяются от курса,  государственное финансирование науки мизерно. Расходы на образование (2006) составят 206 млрд. рублей или 7 млрд. долларов. Доля России на мировом рынке высоких технологий в 12 раз меньше города-государства Сингапур. Ведущая на TV  передачу <про Это> получает 15 тысяч долларов, а профессор МГУ - 200 - 300 долларов или в 50 - 70 раз меньше. Оклад профессора зачастую меньше заработка московского дворника или водителя мусоровоза.

Получила широкое распространение иллюзия: имея отсталое производство и низкий уровень жизни  большинства населения страны развивать высокие технологии. Залогом технологического прогресса является, прежде всего, нравственная чистота <реактора> души. Если этого нет, отрицательная энергетика воспроизводит не только информационный мусор, но пыль и грязь на улицах городов и других весях  страны.  Когда между кучами мусора возводятся аркадийские дворцы, а  после  защиты купленных  диссертаций об инновационном пути развития рождаются новые Монбланы  информационного мусора, страна не имеет технологического будущего. И наоборот, если в стране экологический рай, то можно быть уверенным в нравственной чистоте её граждан и в возможном технологическом прогрессе.

Имитация Реформации (борьбы за совесть)

Основой европейской Реформации была борьба за совесть. Если страна принадлежит к христианской цивилизации, то, чтобы запустить  реактор души, воспроизводящий производительный Ум, необходимо пройти путь борьбы за совесть. А этот путь долгий и трудный. Проще заменить его имитацией Реформации.

Возжеланная Европа стала Европой  благодаря христианской традиции. На евразийских рубежах  цивилизаций  человечество впервые получило ответ на вечную проблему политического и социального  выбора. Этот ответ красной нитью проходит  через  христианскую Библию, в которой пророки  отдали  приоритет не  восточным и западным моделям развития, а духовности, чистоте нравственной  жизни народа.  Этот путь проходит  не в реальном географическом пространстве. Этот путь проходит через совесть.  Необходим, как призывали великие пророки, бросок на Юг и Восток к колыбелям   мировой цивилизации, истокам духовной жизни. Бросок души, а не плоти в кирзовых  солдатских  сапогах  или самых <праведных и демократических> бомб и ракет.

Высокая энергетика этого пути  содержится в знаменитых заповедях. В Евангелии заключена идея, что у человека есть внутренний голос. Достаточно услышать и последовать за ним, чтобы Бог помог в пути. Но надо помнить, что заповеди  рождались в другом  социокультурном  пространстве, и слепо перенесенные в современный мир, они могут таить и разрушительную силу.  Одна из библейских заповедей гласит <возлюби врага своего>. В интерпретации Мераба Мамардашвили, это не значит, что надо лобызать оппонента. Следует   сказать ему спасибо. Спасибо за то, что позволил  взглянуть в глубины души своей и увидеть вырастающие (вырывающиеся)  оттуда тени. Другая заповедь  призывает  не заботиться о завтрашнем дне. Не заботиться о будущем - это не праздный образ  жизни в настоящем, а усилие  что-то совершить  сегодня и сейчас. "Завладеть" будущим сможет только тот, кто владеет собой, своей душой, сейчас, в данном месте и времени.  В этом заключается глубокий смысл христианского ответа на выбор пути. 

Прислушаемся к полузабытому христианскому пророку,  великому  писателю, ворвавшемуся на русской тройке в пространство европейской мысли и проложившему дорогу к диалогу западной и  русской культур. Многие мыслители от Евгения Трубецкого до Михаила Бахтина акцентировали внимание на гоголевской философии пространства. Разве может  и сегодня отсутствовать  эта тема в самой протяженной  стране мира? Как, например,  соотносится демократия и многомерное пространство?  Возможно, Гоголь  был у истоков геофилософии,  родоначальником  которой на Западе считают философа <неприятных истин> Фридриха Ницше.  

Николай Гоголь, олицетворяющий  синтез  украинской и русской культур, создал образ  беспредельного не одухотворенного пространства. Как преодолеть безграничный простор, изгнать из него темные силы бесов (<нравственных уголовников>)  и наполнить  творческой деятельностью? Как  бы ни были необходимы  внешние преобразования,  для этого нужно  внутреннее дело  души,  прочное дело жизни. Как часто в прошлом  человек выбирал искривленные дороги, стремясь достигнуть вечной истины, и только оказавшись перед пропастью, начинал рассуждать: <ГДЕ ВЫХОД, ГДЕ  ДОРОГА?>.

И смеясь над неразумием своих предков,  современное поколение  вновь выбрало бездумную <быструю езду> в географическом пространстве, <где не успевает  означиться пропадающий предмет>. Забыв, что бесу легче всего  вновь разгуляться  не на тесном Западе,  а на просторах  восточно-европейской равнины. Сакральное пространство пути к вершинам духовным  подменяется  реальным географическим. Мы хотим,  как бы  выпрыгнуть из  месторазвития. Что нам до того, что и  возжеланная Европа не стала бы обольстительной для других народов, если  бы не возродилась в духе, а тупо  рыскала на <тройках> по  евразийским просторам.  

Может быть,  дело не в том, что в буквальном смысле  <нет лошадей>? Как писал великий писатель, <мы еще  расплавленный металл, не отлившийся в свою национальную форму...>.  И  преодолеть пространство беспредельности можно,  следуя завещания Гоголя,   только в духе, наполнив его творческой  духовной энергией.

 

Но как тогда обустроить жизнь? Согласно европейской философской традиции (по Канту), проблема не в том, чтобы хорошо устроить жизнь в государстве, а в том, чтобы была форма и чтобы она не содержала в себе оснований для уродства и извращений. Но ощущение формы - это продукт не только философии, а, прежде всего определенной культуры. Поэтому демократией нельзя владеть как предметом. 

Бесконечное движение мысли,  сопрягаясь  с великим движением капитала, обеспечило  процветание западноевропейской цивилизации. Чтобы постигнуть горизонты столь притягательной  для многих европейской культуры недостаточно <быстрой езды> (интеграции,  вхождения в <общий дом>)  в реальном географическом пространстве.  Вместо  вечного славянского вопроса <что делать>  и каких коней запрягать,  необходимо согласно традиции европейской мысли научиться думать. А это порой так трудно и обременительно.  Как отмечал Мераб Мамардашвили,  состояние общегражданской грамотности просто чудовищно. Человек с одичавшим сознанием живет в пространстве, в котором накоплена  огромная  масса отходов производства мысли и языка.

Становление западноевропейской цивилизации и восхождение к гражданскому обществу  шло через религиозные войны, когда люди жертвовали жизнью в борьбе за  совесть. Европейский человек,  боровшийся за  свободу религиозной совести, установил свободу мысли, свободу  совести в самом широком смысле как самый бесценный продукт цивилизации. Этот продукт нельзя бездумно перенести на другую почву или получить с дипломом  той или иной степенью  образования.

Но как  это сделать, если  старые идеалы разрушены или оказались мнимыми, а радиация воинствующего атеизма создала социум с маргинальной властью, живущей только сегодняшним днем? Как проложить  дорогу к истине? И здесь появляется соблазн заимствовать истину в реальном географическом пространстве или в прошлом отечества. Но на этом пути  каждого из нас подстерегают опасности.

Философия предупреждает, что энергия зла черпается из энергии истины, уверенности в видении истины. И только цивилизация блокирует разрушительную энергетику  на основе  формальных механизмов упорядоченного, правового поведения. Противостоять  одичавшему сознанию и алчности собственной природы может только гражданин, обладающий правом мыслить своим умом. Нельзя, руководствуясь наилучшими намерениями и высокими <идеями>, внедрять  самый <справедливый> закон административным путем.

Свобода личности - тяжелый моральный  груз и ответственность, измеряемые совестью. Совесть выражает высшую способность личности к моральному самоконтролю, усвоенному  ограничению, владению собой.  Совесть проявляется как в форме рационального осознания нравственного значения совершаемых действий, так и в форме подсознательных эмоциональных переживаний. В  отличие от  политики и  экономики невозможна имитация совести, её не может быть много или мало, она есть или её нет. Совесть это долг человека перед природой. И какие бы самые справедливые законы не принимали  парламенты или думы,  у гарантов Конституции одна  главная  задача. Президент страны обязан делать все от него зависящее, чтобы  государственные  законы соответствовали совести.

 

В социальном развитии, которое никогда не было прямолинейным и поступательным (революции сменялись контрреволюциями, реформы - контрреформами и наоборот), выделяются (по Тойнби) четыре тенденции: вера в светлое будущее, попытка возврата к прошлому, уход от реальной действительности (от настоящего) и преображение, спасение через духовный мир. Как свидетельствует мировой опыт, преображение и спасение  через духовный мир - длительный и мучительный процесс. Граница, разделяющая людей, проходит не через партийную принадлежность к истинным демократам, а через внутренний мир человека и определяется наличием совести.   

Казалось бы,  целое столетие  Восточная Европа только и делала, что шла  <верным путем>, правда, то в одну сторону, то  в другую. Вот и сейчас  большинство <правильных> граждан вновь свернуло с пути <западных демократий>  к патриотизму, а на горизонте проявляются конторы чего-то  другого. Маршируем мы в одном социальном пространстве, а мечтаем  достигнуть цели, принадлежащей  другой культуре. И результат <как всегда>.

В период Перестройки часть опьяненной свободой  интеллигенции,  присвоила себе (приватизировала) новые  качества. Почему  один бывший пионер, комсомолец  и коммунист объявил себя демократом, а другой  это не сделал? Вероятно, граница принятия решения проходила через совесть. У одного она есть,  у другого - нет. Подавляющее большинство  <последних оплотов демократии> из Восточной Европы таковыми по определению не являются. Свобода  и права человека, как известно, это тяжелый моральный груз и ответственность, измеряемая совестью.  Правами  владеет тот, кто владеет собой. Разве можно стать демократом в ночь с  воскресенья на понедельник, если  ты не воспитан в традициях правового гражданского общества и получил другое гуманитарное образование? Конечно, нет. Демократия это форма, а не предмет. Но нашлись сообразительные граждане, которые в старых большевистских традициях,  посчитали, что демократией можно пользоваться в качестве  <булыжника> в борьбе за власть и статусные коммуникации. Понятие <свобода личности> многими <оплотами демократии> был воспринято как благословение в поисках добычи. Владение  демократией потребительски как предметом есть элементарная форма воровства.  <Борцы> против статусных коммуникаций с незаконными привилегиями,  по сути,  сами стали ворами и создали прецедент для братания с криминалом. Почему одним можно украсть статусные коммуникации, а другим нельзя? И образовался братский союз демократов и криминала. 

Криминальный <ренессанс>  проявился в использование демократических институтов для расширения преступного бизнеса  и сохранения личной свободы.  В Восточной Европе, чтобы быть гарантированным от тюрьмы, надо очень много украсть. Власть обычно стыдится  признаться, что кто-то ворует больше, чем она сама. Любой физическое лицо, совершившее уголовное преступление (<приватизировавшее> общенародную собственность в особо крупных размерах),  с помощью демократических процедур (адвоката или избрания в органы законодательной власти) может избежать любого наказания и остаться на свободе. В коррумпированной стране профессиональному адвокату не представляет больших трудностей с помощью демократических процедур доказать, что <вор в законе> менее грешен,  чем  государственная <элита в законе>.  Электорат на демократических выборах часто отдает предпочтение  всевозможным <Прыщам> и другим <ворам в законе> как более честным. И народ в данном случае ушел  не далеко от истины. 

В восточноевропейском обществе утрачены ценности, кроме непреодолимого стремления к наживе. Перестал существовать криминал в традиционной форме.  Наиболее продвинутые  уголовные <авторитеты>  сделали для себя вывод, что в коррумпированном государстве с демократическим законами красть (приватизировать) статусные коммуникации  значительно выгоднее, чем элементарное  материальное воровство (кошелек или завод). Среди наиболее популярных статусных коммуникаций - <демократ>, <ученый>, <юрист>, <экономист>, <академик>, <государственный деятель>. Образовался сплав, кентавр  демократии и криминала. <Шестерки> стали  политическими менеджерами, обслуживающими  криминальную власть и <семьи>. Ректоры наиболее продвинутых университетов и директора научных учреждений стали <паханами>, кующими по рыночным ценам в подпольных цехах кадры и диссертации  для самого инновационно-продвинутого  будущего. Неслучайно, за должность руководителя вуза или института часто идут настоящие бои местного значения.

Тайный союз коммунистической номенклатуры  с уголовным миром существовал на протяжении всего советского периода. Власть всегда отдавала приоритет уголовнику над интеллигентом. Для сохранения во власти она временно воспользовалась  услугами <псевдодемократами> и после победы <опустила> большую часть интеллигенции на социальное дно. Сегодня нет необходимости  скрывать союз власти и криминала. Поэтом телевиденье  прославляет не  Кавалера золотой (трудовой) звезды, а <умного> пахана.  В пространстве Восточной Европы вместо Возрождения наступил <ренессанс> криминала и <порчи нравов> (коррупции). Образовалась гремучая триада <либеральной интеллигенции> (<псевдодемократы>), номенклатуры (<последних оплотов демократии>)  и криминала (<воров в законе>). 

Имитация Просвещения (влечения к правде и чести)

 

Одним из важнейших элементов социальной трансформации является просвещение и наука. Деловая созидательная активность невозможна, если человек не  научится жить своим умом, без наставников. Без этого фундамента европейского Просвещения трудно представить современное цивилизованное общество.  В высокоразвитых странах интеллектуальный продукт  становится стратегическим ресурсом развития, самым дорогим и выгодным для  долгосрочного инвестирования.

В области  экономики западноевропейское Просвещение отдает приоритет  соревновательности  частных интересов,  выступает с требованиями свободной торговли и правовых гарантий частной собственности. На этом фундаменте столетиями формировалась культура  рыночных отношений.  Большинство  восточноевропейских стран  было в стороне от этого  процесса. Естественно, было бы наивно призывать   современников к идеологии  Просвещения прошлого.  У каждого времени свои идеалы. Но хотелось бы не путать Просвещение с образованием. Можно за  исторически короткое время переименовать   учебные институты в  университеты и  академии, но это еще не гарантия  нового качества. Как писал  французский монах и священник Франсуа Рабле(1494 - 1553): <Свободный, выросший в благородной среде человек уже от  природы имеет влечение к правде и отвращение  к пророку: это влечение новые люди называют  честью>.  Таким образом, явление Просвещения  характеризуется  энергетическим состоянием  общества, в котором  доминирует <влечение к чести>. 

Восточная Европа вошла  в новый век  с <одичавшим сознанием>, упрощенным представлением  о социальной реальности. Модным стало утверждение о необходимости пройти  свое Возрождение? Пожалуйста, как грибы  растут  соответствующие  партии и движения, разрабатываются  государственные и  региональные программы, имитирующие  реальность. Что там еще в Европе проходили - Просвещение? Еще раз, пожалуйста. Институты  переименовываются  в национальные  университеты  и академии, часто не имеющие  материальной основы  для качественного образования, а оплата  труда не обеспечивает  профессиональное достоинство преподавателей. При этом не вспоминается действительная природа Просвещения  - дать  входящему  в современный мир человеку  вместо арифметического набора  разных дисциплин способность думать  своим умом  и ориентироваться в социуме без внешних наставников и авторитетов. Истинное Просвещения - это неистребимое  человеческое стремление к чести, скромности  и правдивости  перед  самим собой.

Нечестное образование и наука

 

В Восточной Европе в странах с богатой властью и бедным народом большинство ученых и педагогов высшей школы утратили качество думать, так как заняты выживанием (до 90 % педагогов высшей школы из-за низкой оплаты труда вынуждено подрабатывать). Произошла моральная деградация  академического  и педагогического сообщества, поставленного в 90-е годы на грань выживания и люмпенизации. Вузовские педагоги в советском прошлом часто были интеллигентами с большой буквы. В настоящее время растет число педагогов высшей школы берущих взятки. Произошла порча нравов и повышением оклада эту болезнь не излечишь.

Потерянная совесть не восстанавливается. 

Нечестное образование стало нормой в Восточной Европе. Теневой рынок высшей школы оценивается в России в два миллиарда долларов, включая взятки за поступление и обучение в вузах, подготовку мыльных диссертаций, продажу дипломов о высшем образовании и ученых степеней и званий. По данным Высшей школы экономики объем коррупции (криминальный бизнес)  в вузах составляет  около миллиарда долларов. Он включает взятки за поступление  и обучение в вузах.  До 20 % абитуриентов поступают в вуз за взятки, размер которой за поступление в московский вуз  составляет  5-10 тысяч долларов. Широко распространена продажи дипломом, в том числе поддельных (фальшивых). За зачеты и экзамены приходится платить наличными,  а девушки иногда вынуждены расплачиваться  интимными услугами. Цена зачета и экзамена возрастает от курса к курсу. Самыми криминализованными являются экономические и юридические вузы, где за один экзамен взятка может составить от трехсот до тысячи долларов. Стоимость диплома о высшем образовании колеблется от 500 долларов до 10 - 20 тысяч в зависимости от степени <подлинности>. Большие масштабы составляет плата за возможность <откосить> от армии на студенческой скамье. 600 российских вузов ежегодно выпускают до 300 тысяч экономистов и менеджеров, преимущественно с низким качеством высшего образования.

В Советском Союзе произошло перепроизводство интеллигенции с универсальным, т.е. претенциозным, но непрактичным образованием. В современной России и новых независимых государствах в геометрической  прогрессии увеличилось подготовка экономистов и юристов с высшим образованием. В результате произошло перепроизводство уже  специалистов практической направленности (бухгалтеров и юристов) с низким качеством образования при сохраняющемся дефиците бухгалтеров и юристов высокого профессионального уровня. 

Самыми дефицитными и востребованными  профессиями  стали менеджеры и аналитики. Российские фирмы, специализирующие на поиске менеджеров с качественным образованием с зарплатой не менее  6 - 8 тысяч долларов в месяц или годовым доходом 100 тысяч долларов, берут за услуги более 30 тысяч евро.  Нуждается ли такой менеджер в советах (докладных записках) ученых, получающих 200 долларов в месяц или имеющих <мыльный> диплом? Крупномасштабная имитация качества высшего образования в Восточной Европе  подрывает научный фундамент инновационного пути развития.

Труд ученого не терпит суеты. Карл Ясперс писал в труде <Духовная ситуация времени>: <Подлинная наука является аристократическим занятием тех, кто сам  посвящает  себя этому>. Особенности труда ученого, каким бы он не был творческим и престижным, заключается в тяжелой и самоотверженной работе на пределе полной самоотдачи. Условны критерии научных достижений - Нобелевские  и другие премии, количество (рейтинг) публикаций и проданных лицензий, индекс цитирования, членство в зарубежных научных обществах и академиях. Адам Смит, написавший за свою жизнь всего две книги, безнадежно отстал от многих отечественных <ученых>, подписавших  дюжину чужих трудов. Даже такой критерий, о котором уже говорилось выше, как звание <академик> весьма относителен и не всегда свидетельствует о степени ума. Пессимист Шопенгауэр вообще считал, что <...в академиях всегда  восседает  посредственность>.

В целях  создания конкуренции и плюрализма  по западному образцу  были созданы  многочисленные общественные академии, которые в другом социуме привели к опасной девальвации  ученых званий. Несомненно, Восточная Европа  добилась  впечатляющих  успехов  в развитии  науки и по числу  академиков на душу населения вышла на первое место в мире. Но вместе с чувством  гордости, закрадываются сомнения. Или славянская земля  начала ускоренными  темпами рождать гениев или это <новые ломоносовы>, вышедшие на столбовую дорогу  науки и власти в поисках добычи.

Наука и образование как стратегический ресурс общества  не нужны в тактической борьбе за власть. Когда норма прибыли при номенклатурном капитализме  и бизнесе на государственных ресурсах   достигает  сто и более процентов наука становится обузой для власти. Общественная нааука стала частью теневых социальных отношений и ориентирована на обслуживание корпоративно-криминальных  групп. При этом реально возрос лишь спрос на  политологию,  социологию, юриспруденцию, призванных обслуживать партию  власти в борьбе за власть  и охрану  приватизированной (разворованной) собственности.  Конечно, дико в  начале XXI века, отрицать  науку, но её можно  имитировать. Подлинная наука опасна, так как  вызывает у исследователя естественное  безусловное желание знать, что есть  на самом деле.

Низкий уровень общеобразовательной культуры  был  характерной  особенностью советской власти. В условиях тоталитарного государства  этот недостаток  компенсировался <железным занавесом>, замкнутой экономикой и возможностями использования дешевого рабского труда и  интеллектуального  потенциала  дореволюционного поколения - царских специалистов и инженеров. В современных  правовых демократических государствах Запада  <власть посредственности> компенсируется, преимущественно,  общеобразовательным уровнем культуры меритократии и аристократии,  среднего класса   и  их экономическим достоинством. Но когда  эти сословия отсутствуют в Восточной Европе,   низкий общеобразовательный уровень  власти в условиях открытого общества и экономики превращается в  огромную  разрушительную силу. Причем, часто внешние атрибуты  образованности (дипломы  ведущих  советских  вузов) не  обеспечивают уровень культуры и гуманитарного (европейского) образования.  Даже Московский государственный университет  им. М.В. Ломоносова, занимавший в советском прошлом среди  мировых вузов  ведущее место  в  табеле о рангах (в естественных науках),  давал гуманитарное (марксистско-ленинское) образование не адекватное европейскому.  Что наглядно продемонстрировали последние  советские лидеры своими  действиями по реформированию общества и экономики. После падения <железного занавеса>   многие политические лидеры превратились  в абсолютно  безграмотных  людей,  не умеющих мыслить по-современному. И именно им  было доверено  управление  государственным кораблем,  плывущим к берегам другого социума.  Символы демократии  использовались в качестве  булыжника (популярного в прошлом оружия  люмпен-пролетариата) в борьбе за власть. 

 

Что делать или как начать думать?

 

Преодолеть расколотое геополитическое пространство и обустроить огромную страну возможно  через созидательную энергию Ума и Веры, прокладывающих путь в многомерных коммуникациях. Но, чтобы это осуществилось, в межцивилизационном диалоге  необходимо определенное соотнесение социокультурных, военно-политических,  торговых, информационных и этнокультурных коммуникаций.

И так,  что делать? Ничего не надо делать говорит знаменитый европейский мыслитель  Хайдеггер, пока нет ответа на вопрос  <как начать думать>? Философу принадлежит, ставшее знаменитым, высказывание: <Пока  мы не вникнем  мыслью в то, что  есть, мы никогда не сможем  принадлежать тому, что  будет>.  В одном из своих <малых> философский поэм <Отрешенность>  Хайдеггер пишет: <Не надо дурачить  себя. Все мы,  включая  и тех,  кто думает по долгу службы,  достаточно  часто бедны мыслью,  мы слишком легко становимся  бездумными. Бездумность - зловещий гость,  которого  встретишь  повсюду в сегодняшнем мире, поскольку  сегодня познание всего и вся доступно так быстро и дешево, что в следующее мгновение  полученное так же  поспешно и забывается>.

Но наивно думать, что стоит только освободиться от  <почвы>  и  идеологии и начнется торжество разума. Другой европейский мыслитель  Карл Поппер подчеркивал, что  для разумного  управления  обществом  недостаточно  выбрать  людей умных,  компетентных и  моральных. Главное противоречие  ХХ века  заключается не  в отставании морали от  <умственного>  прогресса науки и техники. Людям не хватает <ума>, умения  рационально  обсуждать принимаемые решения. Широко распространился миф о  безошибочности  общественного мнения. Благие намерения, не подкрепленные  традицией рационального  критицизма,  часто приводят к  нежелательным последствиям.  Спор о  культурных ценностях   цивилизаций может привести  и к конфликту, и к взаимообогащающему диалогу.

ХХ век показал <дефицит>  личностей,  сочетающих  профессионализм с гражданской ответственностью,  должным мировоззрением и нравственным сознанием. Последние <оплоты демократии> восточноевропейских стран могут рассуждать  о гражданском обществе и правах человека преимущественно с помощью ненормативной лексики  великого русского языка. Вопрос <как начать думать> и логически мыслить по-прежнему остается актуальным.

В Восточной Европе сложилось заблуждение,  что так называемые молодые  демократы ассоциируются с  интеллектом, то есть отождествляются с людьми, которые думают. Это глубокое заблуждение. Во-первых, молодость - это недостаток, который со временем проходит. Во-вторых, непорочное зачатие буревестников восточноевропейской демократии состоялось в недрах коммунистического строя, воспроизводящего бездумную интеллигенцию. Широко  распространенно мнение, что лидеры российской демократии вышли из младших научных сотрудников и кандидатов наук и пожертвовали своей научной карьерой ради идеалов  демократии. Сермяжная правда заключается в том, что жертвовать было нечем. Возможно, большинство из них  сменило поле деятельности ради  наживы, так как в координатах европейской мысли они абсолютно безграмотные люди. Но в отличие от большинства, они присвоили себе право учить других жить, так как не  страдали моральными комплексами. 

В пронизанной радиацией воинствующего атеизма душе открыты все шлюзы для трансцендентного Бога.  Как уже отмечалось выше, думающий человек был самым опасным врагом  советской власти. Теперь новая <демократическая> власть предлагает гражданам вслед за собой отправиться в храмы молиться за неё и за себя. Стоит только поверить, что она ходит под Богом, а не под Дьяволом.

Власть, ослепленная <глупым оптимизмом>,  в начале 90-х годов предложила западный путь, включая европейскую интеграцию, но при этом  была упущена природа другой цивилизации. Европейский выбор - это не только политико-экономическая интеграция. Это путь к пока еще таинственному материку, где торжествует свобода личности, основанная на западноевропейских ценностях, включая права человека и экономическое достоинство. Чтобы быть в обольстительной и желанной Европе надо научиться думать.

В восточноевропейских странах эту обязанность имитирует власть. Она предлагает народу  оставаться слепым.  Зачем думать, если о тебе <думает> власть? Но, как оказалось, нельзя выпрыгнуть  из природы человека. Вошедшие во власть физические лица заботятся, прежде всего,  о себе и своих корыстных эгоистических интересах. Эта власть  уже давно покинула родную землю и живет по европейским стандартам. Живет не по закону, а по понятиям, поэтому она никогда не будет принята европейской политической и деловой элитой.  Поэтому восточноевропейская элита <в законе> оказалась как бы в виртуальном пространстве, хотя и живет за реальными каменными заборами и пуленепробиваемыми стеклами. Огромное пространство расколотой цивилизации оказалось открыто всем ветрам и врагам.

 

Успешная социальная трансформация общества возможно только тогда, когда государство осознает значимость производительной силы науки как высшей школы мышления, а власть в этом будет кровно заинтересована. Сохранение  низкого уровня  науки и образования создает  морально-психологический климат  для торжества посредственности над талантом и  благоприятные условия для приватизации ученых званий и степеней, чужих мыслей и идей.  Содержание  многочисленной и малоэффективной  науки  становится  непозволительной роскошью  и этической  проблемой для  бремени налогоплательщиков.

Но было бы несправедливо во всем винить власть. Если ученый ищет  причины бедственного положения  только вне себя и не предъявляет  повышенные требования к личному творческому труду, продолжает излагать мысли <дубовым> языком, почему-то называемым <академическим>, трудно рассчитывать на успех.  Но ни одни - даже самый лучший  президент в мире, ни одно самое  замечательное правительство не смогут  это сделать, если сами научные работники  не изменят себя. Например, в условиях становления отечественного капитализма профессор от экономики должен иметь рыночную стоимость своего интеллектуального труда. Если этого нет, нечего жаловаться на власть. Требуется длительное  время для формирования науки здравого смысла, в основе которого  приоритет личности ученого и его интеллектуальный труд. 

Известный западный философ и психоаналитик Эрих Фромм так сформулировал ответ на вечный славянский вопрос <что делать>: <Для интеллигента, интеллектуала, есть только одна задача, которую он решает во-первых, во-вторых и третьих. Эта задача состоит в том, чтобы любыми способами искать  правду, находить правду и говорить правду. Составление политических программ не исконная функция интеллигенции: Но есть одна специфическая функция, которая отличается (или, по крайней мере, должна отличать) интеллигента, - это функция бескомпромиссного следования  истине, невзирая  на личные, групповые или иные интересы. А когда интеллектуалы служат какой-то партии, политическим целям (какими бы благими они не казались), то функция обнаружения и выражения всей правды ограничивается. И в этот момент не только совершается грех (людей отрывают от их предназначения), но в конечном счете этим наносится ущерб  решению важнейшей политической задачи интеллигенции.  Ибо я все же считаю, что политический прогресс зависит от того, насколько много правды мы знаем, как ясно и смело умеем её высказывать и какую её часть внушить людям>.

Среди российских мыслителей  особое место занимает Сергей Сергеевич Аверинцев (ум. 2004) выдающийся литературовед, историк и культуролог, гражданская позиция которого о <работе мысли> заслуживают внимания. Ученый считал, что интеллигент занимается работой мысли и <должен  хотя бы в момент мышления ощущать  себя вне игры. Ему нельзя  быть конформистом и лучше не быть и мятежником, потому что амплуа мятежника  требует  слишком много ангажированности, т.е. пристрастности, мыслительной несвободы>. Позиция <вне игры> требует личного подвига и не приносит лавров победителя, но она необходима, когда речь идет о будущем страны в глобализующемся мире.

Чтобы достигнуть успеха, следует уйти от суеты жизни. Отчетливо сознавая, что <на свете счастья нет, но есть покой и воля>. Этим, возможно, объясняется творческая продуктивность немногих великих людей. Одним из итогов отечественной культуры ХХ века является феномен Великих маргиналов, оказавшихся  на <краю> официальных общественных отношений. Зачастую вершины мысли  достигали  не купленные властью  и пресыщенные  материальными благами  деятели от науки и культуры, а наиболее гонимые и преследуемые, прошедшие  через эмиграцию или застенки ГУЛАГа, испытавшие материальные  и физические лишения, находившиеся на границе выживания и смерти. Но именно они, в конце концов,  поднялись из небытия к заоблачным  вершинам мировой  науки и культуры (В. Леонтьев, П. Сорокин, Н. Бердяев, Н. Кондратьев, М. Бахтин, А. Чижевский, А. Лосев,  Л. Гумилев  и немногие другие). И, наоборот, сколько остепененных высокими званиями и должностями, выставляющими себя за царство истины, поглотил  бушующий океан иллюзий. Каждый выбирает свою судьбу. У каждого  свои  ландшафты  жизни.


Вверх

 


 

«Геополитика сверхдержав»

Америка. Утомлённая супердержава Падение и взлет китайского Дракона Имперская геополитика. Великий час мировых империй Путь к процветанию государства

 


Воспоминания
Ландшафты памяти
Ландшафты путешествий. Города и страны
Ландшафты поэзии, музыки и живописи


Избранные статьи и посты
ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ПРОСТОРАМ РОДИНЫ ЧУДЕСНОЙ
Шейх Заид. Самая выдающаяся исламская личность


Павел Флоренский. Русский Леонардо да Винчи
Максим Горький. Писатель, купленный любовью народа
Иван Бунин. Певец пограничья природы
Анна Ахматова. Парящая в небесах
Николай Гумилев. Конкистадор истоков человеческой природы 
Николай Заболоцкий. Поэт философской лирики


Бесподобная Элеонора. Королева мужских сердец
Анна Вырубова. Фрейлина, монахиня, оклеветанная
Трафальгарская Венера. Символ красоты и силы духа
Париж. Лувр. Гимн обворожительным женщинам


Трансильвания. Замок Дракулы. Вампирский бренд Румынии
Где присуждают и вручают Нобелевские премии
Олимпийские игры. От Древней Греции до Сочи
Гибель мировой секретной империи
Великий час кораблей пустыни
Неугасающий ослепительный блеск Венеции
Карибы. Святой Мартин. Остров двух господ