logo
Институт геополитики профессора Дергачева
Сетевой проект
Аналитический и образовательный портал
«Пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет». Мартин Хайдеггер

Геополитика. Русская энциклопедия

Интернет-журнал

Геополитика. Русская энциклопедия

Геополитика. Русская энциклопедия




   
   
   
Рейтинг@Mail.ru   
Союз образовательных сайтов    
Яндекс цитирования    



Лекции Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи


Обсудить статью в дискуссионном клубе

ГЕОПОЛИТИЧЕСКАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ УКРАИНЫ

Владимир ДЕРГАЧЕВ — Вестник аналитики, 2006, №2

«При существовании у нас и свободном развитии русской и украинской культур мы можем расцвести, если же мы теперь откажемся от первой культуры, мы будем лишь подстилкой  для других наций и никогда  ничего великого создать не сумеем».
Гетман Павел Скоропадский «Воспоминания»

 

Современная национальная безопасность  в первую очередь связывается  с принадлежностью к статусным коммуникациям (военно-стратегическим и экономическим блокам). В международной политике не существует  интеграционной модели на основе «дружбы народов». Хотя опыт страны, достигшей впечатляющих масштабов упадка экономики, мало привлекателен, он остается поучительным для сторонников простых решений. В Украине наибольшее распространение получила имитационная модель   догоняющего развития, исходящая из предпосылки,  что Запад будет ждать  аутсайдера, примет его с распростертыми объятьями и компенсирует разворованное национальное богатство. Украина в качестве основного механизма «реформ»  использовала раздачу преференциальных режимов в интересах отдельных корпоративных группировок за их лояльность власти. В результате создана  модель  бизнеса на государственных ресурсах, являющаяся преступной по нормам европейского права. Страна за годы независимости стала маргиналом мировой политики и экономики и отброшена на Периферию. Рассмотрим особенности разрушенного геополитического кода Украины.

Геополитический код Украины

За годы независимости Украины предлагались различные геополитические концепции, среди которых доминируют прозападоевропейская (вступление в ЕС), проамериканская (в ЕС через НАТО),  пророссийская, компромиссная “и Россия и Запад”.
В  геополитическом коде Украины выделяются внешние и внутренние векторы, обеспечивающие баланс национальных интересов. Геополитический код содержит  три главных внешнеполитических, внешнеэкономических и цивилизационных  вектора: западный (НАТО и ЕС,  западноевропейская цивилизация), восточный (Россия и ЕЭП,  православная цивилизация), южный (ЧЭС, средиземноморские цивилизации). Генеральным направлениям Запад, Восток и Юг (морские рубежи) соответствует внутренний код,  отражающий особенности  Западной, Восточной и Южной Украины.
В соответствии с теорией Больших многомерных пространств1 в геополитическом коде Украины заложено три «страта» традиционной, новой (геоэкономической) и новейшей (цивилизационной) геополитики2. Поэтому в зависимости от выбранной размерности будет меняться определение кода.
Геополитический код Украины с позиций традиционной политики характеризуется утратой военной мощи и добровольным отказом от статуса ядерной державы. Геоэкономический код обусловлен утратой экономической мощи, частичным разрушением российского внешнеэкономического вектора. После провозглашения независимости был в буквальном смысле уничтожен южный (морской) геэкономический вектор, создаваемый последние два столетия в российском  геополитическом пространстве. Украинские патриоты «мудро» решили, что раз  Черноморское пароходство (торговый флот) и другие отрасли морского хозяйства были союзного подчинения, то в самостийной Украине они автоматически стали ничейными и были успешно разграблены.
Главная особенность геополитического кода Украины с позиций новейшей геополитики заключается в цивилизационном (конфессиональном)  разломе, проходящем через территорию государства. В цивилизационном коде заложены особенности украинского менталитета. Независимость свалилась на Украину как манна небесная. И, казалось, что «истинные украинцы» бросятся строить государственность, однако  у них возобладал инстинкт дележа добычи, когда власть не думает о ближайшем будущем. Возможно, ответ на этот парадокс лежит в различиях менталитета русских и украинцев. У русских доминируют стратегическое мышление. Русский с удовольствием рассуждает о том, что за горизонтом, об освоении Арктики, Сибири, космоса, Мирового океана, о всемирной революции, тогда как собственным дом часто остается не обустроенным. 
Для украинцев с менталитетом запорожских казаков наиболее характерно тактическое мышление. Утром совершил набег на кочевников в степи, взял добычу и полонил женщин. Вечером разделил добычу и с горилкой отметил очередную удачу с полонянками и на следующий день цикл повторяется. Думать о далеком будущем, когда можно было погибнуть в ближайшем завтра,  было бессмысленно. Возможно, не случайно после провозглашения независимости истинные «патриоты»  вышли на большую дорогу политики в поисках добычи и начали грабить страну.

Многомерное коммуникационное пространство  Украины как независимого государства никогда не планировалось. Поэтому геополитическая  и социокультурная рубежность отразилась в формировании  исторических областей,  представляющих  своеобразные геостраты (геополитические острова), обладающие  собственной энергетикой развития. В мощном  геополитическом и геоэкономическом полях они объединялись  и, наоборот, в период войн, смут и анархии распадались  на самостоятельные страты (гуляй-поле). Наибольший вклад в  собирание целостной Украины  внесла Российская/Советская империя.
Территория Украины в современных границах  сложилась в результате длительного  развития  на рубежах Запада и Востока, где под воздействием  различных внешних факторов сформировались  три  геополитических «плиты» Западной, Восточной и Южной Украины с социокультурными особенностями  исторических областей. Исторический срок пребывания  Западной Украины в  западноевропейском  геополитическом пространстве  насчитывает 700 лет, Восточной и Южной Украины в российском геополитическом пространстве, соответственно, 300 и 200 лет.  Причерноморье  более двух тысячелетий  прибывало в  средиземноморском пространстве. 
Утрата одного из внешних направлений ведет к разрушению многомерного коммуникационного пространства государства.  Уникальность Украины заключается в том, что здесь процессы становления национального государства безуспешно пытаются совместить с неолиберальной моделью европейской интеграции, где приоритет отдается конкретному человеку, независимо от национальности и вероисповедования. Бросок в Европейский Союз по макроэкономическим показателям закончился еще боле глубоким дистанцированием от Запада.
Украина — рубежная страна, что отражено не только в ее названии, но и в положении на западе Великой Евразийской степи, на суперэтнических рубежах западноевропейской, славянской и исламской цивилизаций. Рубежная биполярность проявляется в наличии на территории страны географического центра Европы в Карпатах и евразийского геополитического полюса в Крыму. На протяжении веков мировые империи Запада, Востока, Юга и Севера формировали на этноприродных рубежах Евразийской степи и Черноморья геополитические форпосты вражды и мира, обеспечивающие как военный паритет, так и комплиментарные отношения между народами, включая свободную торговлю.
Киевская Русь распалась на Залесскую, Поднепровскую, Червонную, Черную и Белую Украину. Залесская Украина стала ядром Московской Руси, а Поднепровье — этническим ядром украинцев. В эпоху Руины Украина была разделена между Польшей и Россией. Это усилило этнокультурные различия между восточными и западными украинцами, которые проявляются и ныне. Историческая Украина разделилась на Левобережную и Правобережную.
Различаются  стартовые возможности России и Украины на пути к открытому обществу.  Россия стала  правопреемником не только Советского Союза, но и профессионального  государственного аппарата, сформировавшейся  политической, деловой и научной элиты.  Украина — пока еще часть  постсоветского пространства, где государственность надо построить. В России в борьбе за власть использовалась зарождающаяся демократия, а в Украине — национальная идея. В результате  принципы демократии и национального государства в условиях «шоковой» либерализации  были скомпрометированы с одинаковым успехом.
Геоэкономический код Украины формировался под воздействием традиций городского (западноевропейского) и казачьего самоуправления. В Речи Посполитой магдебургское право было даровано многим украинским городам. Природный фактор также наложил отпечаток на местном хозяйственном укладе. В отличие от московской Руси, где природно-климатические условия требовали объединения крестьян, обрабатывающих землю общиной, на Украине было распространено единоличное хозяйство.
За годы независимости Украина разрушила  сложившийся геоэкономический код и превратилась в одно из самых бедных европейских государств. Добровольный отказ от статуса ядерной державы не был подкреплен международным соглашением о возможном «плане Маршалла»  или других компенсационных программах, позволяющих сохранить  научно-технический потенциал в области высоких технологий.  По этому сценарию Украина под нажимом Запада закрыла Чернобыльскую АЭС, не компенсировав утраченные мощности с зарубежной помощью. В экономическом отношении Украина обладает ограниченным суверенитетом. Экономика страны зависит от поставок преимущественно российской нефти и газа.  Проблема энергетической безопасности  является одной из важнейших в геоэкономическом коде государства. Отечественная промышленность  выделяется исключительной энергоемкостью.
Украина — крупнейший потребитель  российского газа в Европе,  занимает по   потреблению  природного газа шестое место в мире. Газотранспортная система Украины пока еще занимате важное геостратегическое положение,  являясь своеобразным «газовым мостом» между крупнейшими в мире газодобывающими регионами России и Западом. Если в России  экспорт газа является важной составляющей государственной политики, то в Украине —  контроль за транзитом газа  служит одним из самых выгодных  «бизнесов»  на государственных ресурсах, приносящих политические и  материальные дивиденды.

Геополитическая трансформация зависит от внешней политики и политического устройства государства. В России активно обсуждается проблема очередных президентских выборов и возможность перехода к парламентско-президентской республике. При этом в очередной раз её сторонники ссылаются на успешный европейский опыт, забывая, что в условиях другой цивилизации и самого протяженного государства  эта политическая форма может привести к очередным плачевным результатам. Поэтому обратимся к украинской политической реформе и её влияния на геополитическую трансформацию государства.  

Украинская власть и геополитическая трансформация 

Ныне Украина — государство  де-юре, а де-факто  часть постсоветского пространства, на котором различные корпоративные  группы с опорой на внешние силы ведут борьбу за  власть и передел  собственности.  Парламентские выборы показывают, что  в Украине  произошла политическая структуризация не  общества, а борющихся за власть корпоративных  групп.  Большинство  политических партий,  образованных непосредственно перед выборами, формировались  по технологии «мыльных опер», включая в  авангард  партийный паровоз, больших или малых олигархов,  владельца рекламной фирмы и телеканала, а также артиста, певца или спортсмена, а в «левых»  партиях — крестьянина или рабочего с серпом или молотом. На последних парламентских выборах большинство партий и блоков скромно именовались по имени «вождя», а в первые номера списка включалась «дюже гарная» дивчина, задача которой заключалась в том, чтобы переманить часть электората, влюбленного в «непорочного ангела оранжевой революции» с фальшивой косой. Портреты большинства  «вождей» выполняли роль фиговых листков, прикрывающих пустоту партийных программ и неспособность взять всю полноту ответственности за будущее страны и консолидацию общества. 
Многие продвинутые  кандидаты  в народные депутаты выбирали  партии (покупали места в списке) не по идейным соображениям, а исходя из прогнозируемых возможностей вхождения во власть.  Поэтому  в списке  коммунистов можно было встретить  капиталистов,  а среди социал-демократов — самых «крутых» представителей  бывшей коммунистической номенклатуры.
В политическом пространстве Украины при слабом центре наблюдается соперничество  региональных корпоративных кланов, имеющих ту или иную  политическую окраску. Если  попытаться  нарисовать собирательный образ «партий», то, скорее  всего  это будут … беспартийные  региональные группировки, ведущие борьбу за передел собственности или её сохранение. Различия между  самыми «крутыми»  реформаторами и консерваторами настолько условны,  что когда начинается борьба за власть, «цвета»  местных партийных организаций не имеет существенного значения.
Искусственная политическая  структуризация украинского  общества «сверху» не привела  к созданию  цивилизованного  политического поля, а только  усилила анархические тенденции. Несмотря на множество зарегистрированных партий любителей власти (130) не одна из них не является таковой по европейским понятиям. Большинство созданных партийных группировок обсуживают интересы крупного бизнеса, не имеют выраженной идеологии, обладают слабым интеллектуальным потенциалом и не способны взять ответственность за будущее страны и преодоление цивилизационного разлома. Многие партийные лидеры обзавелись купленными учеными степенями и званиями3,  обладают невероятной продажностью и сменой ориентиров в зависимости от собственных корыстных интересов. Желание каждого украинского Хутора создать свою партию привела к очередному снижению конкурентоспособности украинской политической элиты, международный рейтинг которой по данным Всемирного экономического форума  традиционно оценивается как нижайший.
Парламентские выборы 2006 года показали углубление геополитического (цивилизационного)  раскола Украины. Через год после «оранжевой революции»  правящий блок «Наша Украина» потерпел сокрушительное поражение и набрал 13,95 %,  арифметическим победителем стала партия регионов (32,14 %) и неожиданно для местных социологов на второе место вышел «блок Юлии Тимошенко» (22,29 %), далее с большим отрывом идут социалисты и коммунисты. Всего в выборах приняло участие несколько десятков партий и блоков, между которыми оказалась рассеяна зарождающаяся и профессионально слабая политическая элита страны. В результате, при переходе от президентского к парламентско-президентскому устройству государства, власть будет еще более некомпетентной. Одновременно усилится роль внешних сил на формирование векторов внешней политики.
Оставим для политологов анализ возможных коалиций и обратим внимание на геополитические результаты выбора.  На Западной Украине4 в преимущественно греко-католической Галичине, включающей Львовскую, Тернопольскую и Ивано-Франковскую области, наибольшее число голосов получил блок «Наша Украина», реальным лидером которого является действующий президент, академик двух академий, кандидат экономических наук Виктор Ющенко. Фактически здесь голосовали за вступление в НАТО, ЕС и дальнейшее дистанцирование от России.
Если посмотреть на карту Российской империи 1914 года, то окажется, что за Кавалера Ордена святой великомученицы Варвары, кандидата экономических наук  Юлию Тимошенко и её одноименный блок голосовали бывшие украинские православные губернии, входящие в Киевское генерал-губернаторство. Преимущественно русскоязычная Новороссия, голосовал традиционно против украинской Украины. Так же как она это делала и во время Гражданской войны, только другими способами. Поэтому партия регионов, выступающая в период предвыборной компании за союз с Россией и за русский язык, возглавляемая доктором экономических наук Виктором Януковичем, фактически использовала особенности геополитического разлома. Если бы на этой ниве собирала урожай, например, партия Пападопуло, выступающая за союз с Россией и русский язык,  то результат был бы тот же.  И в этом, как нам представляется, заключается одна из распространенных ошибок российской власти. 
Российская Федерация не имеет четкой политики в отношении Украины. Можно перед очередными политическими выборами в Украине демонстрировать по российскому телевиденью фильмы о «бендеровцах». Но самостийная Украина уже создала аналогичные страшилки о коварных чекистах, орудующих в карпатских лесах. Кремль, как правило,  выступает на стороне финансово-промышленных группировок, использующих в борьбе за власть российский фактор. В очередной раз допускается одна и та же ошибка, поддерживая партийного лидера, декларирующего курс на интеграцию с Россией и введение русского языка в качестве государственного. После вхождения во власть прокремлевский политик, как правило, забывает о своих обещаниях. И это объясняется не только дефектами памяти. В стране, через которую проходит цивилизационный разлом, чисто пророссийский или проамериканский политик  не способен консолидировать общество. Но какую Украину должна поддерживать российская власть? Если стратегический курс Российской Федерации направлен на возрождение великой державы, то Москва должна быть заинтересована в целостной Украине. Тем более, что с «победой» оранжевой революции усилился американский фактор присутствия в регионе. Белый дом в отличие от Кремля четко знает, что ему надо, а американский прагматизм не страдает сентиментальностью.  

Американский геополитический фактор

Так как в геополитическом коде Украины западный и восточный вектор «курируют», соответственно, Европейский Союз и Российская Федерация, Соединенные Штаты вклинились в регион под традиционным флагом главных буревестников демократии. Для этого они успешно оседлали «ничейный»  и разрушенный (разграбленный) южный морской геополитический вектор Украины. Особые перспективы Украины на южном направлении связывались с  формированием Черноморского района  экономического сотрудничества. Однако большинство стран-участниц ЧЭС  декларируют  намерения о  вступлении в Европейское сообщество. Многолетний  безуспешный опыт Турции свидетельствует о трудностях  интеграции стран,  принадлежащих к разным цивилизациям,  имеющим социокультурные  и конфессиональные различия.
Учитывая, что Москва может утратить окончательный контроль над Черноморьем после завершения срока аренды военно-морской базы в Севастополе, Соединенные Штаты после неудач на Ближнем Востоке взяли курс на Украину.  Для этого имеется несколько оснований.
Во-первых, после распада Советского Союза у США появилась возможность создания новых зон «жизненных интересов» на рубежах евразийских цивилизаций в непосредственной близости к России и главным соперникам в глобальной конкуренции  — Западной Европе и Китаю.
Во-первых, в Пентагоне давно со вниманием прочитали классиков геополитики, и отлично представляют, что такое Хартленд (Восточная Европа)  и почему Крым называют геополитическим полюсом  Евразии, позволяющем контролировать огромные пространства на рубежах мировых цивилизации. Учитывая американский прагматизм, Белый дом решил превратить Украину в регионального лидера (местечкового буревестника демократии), преследуя свои геополитические цели в Евразии.
В-третьих, учитывая обстановку на Ближнем Востоке Соединенные Штаты обратили внимание на возможность с помощью энергетического моста в Украине оказывать воздействие на России и особенно ЕС. Хотя Россия взяла курс на диверсификацию поставок природного газа в Европу и строит трубопроводы в обход Украины, в будущем будет создан и энергетический мост от Каспия через Южный Кавказ и Черноморье (Констанцу) в ЕС. То есть, Черноморье с Крымом в любом случае должны стать для Америки  важной «зоной жизненных интересов».  
Соединенные Штаты, оставаясь в Ираке на неопределенное время,  приняли решение о постепенном уходе с Ближнего Востока (сокращение зависимости от поставок нефти из региона). Это еще больше усилит давление США на Украину, так как очередная  проигранная борьба за американскую демократию в Евразии (Восточной Европе) нанесет невосполнимый удар по геополитической мощи Америки. Не случайно, в Америке некоторые аналитики считают, что Украина — центральный вопрос национальной безопасности США. В докладе Совета по международном отношении, подготовленным Стивеном Сестановичем, Строубом Тэлботтом и Майклом Макфолом в 2006 году, утверждается, что у России нет национальных интересов на Украине5. В свою очередь,  Соединенные Штаты  имеют право делать все возможное, чтобы  присоединить Украину к  НАТО. При этом уход Украины станет смертельным ударом для России. Ричард Холбрук, претендующий на должность  госсекретаря  в случае победы демократов на президентских выборах,  считает, что Украина является центральным вопросом национальной безопасности США6. Фактически он повторил мысли известного американского политолога  Збигнева Бжезинского о том, что Украина – квинтэссенция и высший смысл крушения СССР. А без Киева Российскому евразийскому исполину  уже не суждено подняться никогда. Поэтому независимость Украины стала источником вдохновения американской геополитики, которая не намерена делить власть  на Земле с Россией7. Эти слова Бжезинского стали настоящим бальзамом для украинских националистов, хотя сам американский политолог в последующем стал воздерживаться от таких резких высказываний в адрес России8.  
Таким образом, после окончательного провала экспорта демократии на Ближний Восток (Ирак), усилится стремление создать американский форпост на Украине. Сделают это Соединенные Штаты не ради высоких гуманистических идей, а для закрепления своей роли на рубежах евразийских цивилизаций, контроля энергетических потоков.

Произошла трансформация евразийской политики Соединенных Штатов, создающих новый «розово-оранжевый» геополитический пояс верности на рубежах евразийских цивилизаций. С учетом известной американской геополитической доктрины этот пояс можно назвать «петлей Анаконды». Реальностью стали военные базы НАТО в странах Балтии, Польше, Юго-Восточной Европе (Румынии и Болгарии), американское присутствие на Южном Кавказе  (Грузии) и Центральной Азии (Киргизия). 
Для создания нового евразийского пояса «верности» в Америке был разработан геополитический проект. В Черноморье по инициативе Украины совместно с Молдовой, Грузией, Азербайджаном, Туркменией и Узбекистаном создано искусственное межгосударственное политическое и   экономическое объединение ГУУАМ. Начиная с названия объединения,  созвучного названию заморской территории США (Гуам) и заканчивая  отсутствием экономического фундамента для стратегического партнерства, это объединение  выглядит искусственным.
Может сложиться впечатление, что это абсолютно мыльное межгосударственное образование, если бы не одно НО. Оно функционирует под патронажем и финансовой помощи США. Если прагматические американцы курируют этот проект, значит им это надо. Несомненно, что этот проект чисто геополитический, не имеющий экономическую целесообразность, так как  внешнеэкономические связи стран, вошедших в эту региональную группировку, ничтожны. Доля ГУАМ  во внешнеторговом обороте  Украины  составляет около 2 %.  Задача этого геополитического проекта  после ухода на Запад стран Балтии заключается в том чтобы оторвать остальные бывшие советские республики от России,  сделав Украину новой региональной державой. Первая попытка в 90-е годы закончилась неудачно, Украина не тянула на предоставленную её роль. После «оранжевой революции», осуществленной с помощью Америки и лондонского Колокола российской демократии, был вновь реанимировано мыльное образование ГУУАМ, правда с одной буквой У и при участии Румынии. Узбекистан после американского присутствия в этой республики решил уйти из объединения. Вновь была предпринята попытка назначить Украину на роль  региональной державы, украсив её терновым венком буревестника  демократии. При этом США ничуть не смущает, что Украина, утратившая экономическую мощь и по уровню жизни уступающая всем соседних стран, за исключение Молдовы, в этой роли будет выгладить смешно. В срочном порядке создается коалиция   «Демократический выбор» (Украина и Грузия). Эти страны занимают, соответственно, 86 и 94 место в мире (из 104) в мировом рейтинге конкурентоспособности экономического роста государств (по данным Давосского всемирного форума за 2003-04 гг.).
Все это не имеет значения для Соединенных Штатов, видящих Украину в качестве лучшей «пятой колонной» США в Европе между ЕС и Россией.  Однако внешнеполитический курс Украины  на регионального лидера в ГУАМ вновь провалился. «Оранжевые ангелы» революции с этой задачей не справились. Создана пародия на региональную державу в серой зоне Европы, включающей кроме Украины, Грузию, непризнанную Приднестровскую республику и временно Молдову, тяготеющую к Румынии. Здесь Украина выступает в качестве буревестника виртуальной демократии.
В долгосрочной  перспективе не выдерживает критики  широко  разрекламированный  проект  Евро-Азиатского  международного  транспортного коридора (ТРАСЕКА) через Украину   из Западной и Северной Европы на Кавказ и Центральную Азию в Китай. Достаточно  взглянуть не на карту, а на географический глобус,  чтобы  убедиться в том, что наиболее короткий маршрут  Великого «шелкового пути» из Китая в Западную Европу проходит через Россию и Белоруссию. Если бы украинские политики на свои личные деньги купила товар и отправились по этому маршруту, то в Киев они вернулись бы голыми после пересечения многочисленных таможенных и других границ стран «демократического выбора» Южного Кавказа и Центральной Азии.
После вступления Румынии и Болгарии в ЕС процесс продвижения на Восток будет приостановлен. Не только из-за финансовых ограничений. В тылу ЕС окажутся Западные Балканы, где холодный мир поддерживается только благодаря войскам НАТО и потребуется длительное время для мирной европейской интеграции региона. Возможно, за проамериканский курс и лояльность Украину примут в НАТО, где она будет выполнять роль «пятой колонны» США и регионального «лидера» в серой зоне Европы. Однако не только Россия, но и Европейский Союз не заинтересован иметь в своих рядах такого новоиспеченного буревестника демократии. Брюссель сделал другую ставку.

Геополитическая трансформация в Юго-Восточной Европе 

За годы самостийности уменьшился политический и экономический вес Украины в Юго-Восточной Европе. Если в 1990 году ВВП Украины на душу населения превышал  показатели соседних западных стран, то в настоящее время он более чем в два раза меньше, чем в Венгрии, уступает Румынии, Болгарии и даже Албании,  Боснии и Герцеговине.
На протяжении ХХ века Румыния постоянно испытывала угрозу со стороны Российской/Советской  империи  в  связи с  Восточным  вопросом и  проблемой Черноморских проливов, в контексте которой  историческая область  Добруджа  рассматривалась как  стратегический коридор  России к Стамбулу, с возможной её передачей Болгарии.
Как  подтверждают  ныне открытые материалы  российских архивов, советские  вожди были последовательными  продолжателями  царской политики в данном вопросе. Мало известен факт  подготовки  в 1939-1940 гг. проекта  тройственного пакта  между Германией, Италией и Советским Союзом новой конвенции о Черноморских  проливах, затрагивающим проблемы территориальной целостности Румынии (возможного отторжения Добруджи). Приход к власти  режима генерала Антонеску  временно снял эту проблему. Германии был предоставлен доступ к  местной нефти и  транспортный коридор к черноморским портам  в обмен на присоединение Транснистрии  с  портом Одесса, что фактически означало утрату «жемчужиной у моря»  транзитных  функций и создание  крупнейшего коммуникационного узла  Черноморья в Констанце.
Угроза  территориальной целостности Румынии со стороны Советского Союза сохранялась и в послевоенные годы, особенно до начала 50-х годов.  На Стамбульский  театр военных действий  были ориентированы элитные воздушно-десантные части  советской армии, расположенные в украинском Причерноморье. Учитывая  эти обстоятельства и относительно «холодные» отношения Румынии с Советским Союзом  при режиме Чаушеску был осуществлен  крупномасштабный проект создания нового коммуникационного коридора к Черному морю. Он был ориентирован на страны Западной и Центральной Европы (включая строительство канала Чернавода - Констанца), который  стратегически рассматривался как гарант национальной безопасности и территориальной целостности Добруджи в составе Румынии.

Румыния является членом НАТО и с 2007 года станет членом Европейского Союза. Националистическая партия «Большая Румыния» является второй по численности в местном парламенте. Партия выступает за пересмотр государственных границ и воссоединения с Румынией южной Бесарабии и северной Буковины. Заметную роль в политической пространстве Румынии играет Партия этнических венгров, которые отстаивают интересы самой крупной нетитульной этнической группы.
1 января 2007 года Румыния и Болгария станут членами ЕС. О важности Румынии для ЕС свидетельствуют планы финансирования из консолидированного бюджета Сообщества. За три года после вступления Румынии в ЕС её взносы составят 2,5 млрд. евро, тогда как страна получит  от Брюсселя 11 млрд. евро. В дальнейшем самые крупные капиталовложения из бюджета ЕС будут направлены  на создание транспортной инфраструктуры, охрану окружающей среды и рекреационную деятельность. Эти вложения составят в первое десятилетие после вступления в ЕС, соответственно, 25 и 26 млрд. евро. Если вспомнить позорно низкий объем прямых иностранных инвестиций в Украину за годы независимости, то можно хотя бы представить последствия притока капитала в Румынию для будущего Украинского Придунавья и Причерноморья, включая морские порты и рекреационный Крым.   
В 1995 г. обострился  украинско-румынский конфликт   вокруг острова  Змеиный. Румыния предъявила права на остров площадью 1,6 кв. км и 12-мильную экономическую зону, ссылаясь на Парижский мирный договор 1947 года  между государствами-победителями  во Второй  мировой войне и союзной Германии Румынией. На основании  советско-румынских договоров о мире и дружбе 1948 и 1961 гг. остров принадлежал СССР.
Бухарест считает, что Змеиный не является островом, а непригодной для жизни скалой и поэтому не имеет права на континентальный шельф. Украина настаивает на противоположном, выдвигая доказательства островного статуса острова Змеиного (наличие хозяйственной деятельности, воинской части и т.д.). На острове дислоцируется воинская часть, ведущая с помощью мощных радаров круглосуточный контроль воздушного и морского пространства. Это дает возможность оперативно пресекать малейшие нарушения границы. Змеиный расположен на пути миграции перелетных птиц, поэтому Указом Президента Украины создан заповедник «Остров Змеиный», который ежегодно принимает до 200 видов перелетных птиц, пересекающих весенне-осенние сезоны в Черное море.
В  1997 г. в Киеве был парафирован украинско-румынский политический договор. В частности, Украина  обещала не размещать на острове Змеиный  наступательного вооружения, однако экономические проблемы шельфа были вынесены за рамки  договора. Принято решение воздержатся от ведения хозяйственной деятельности на шельфе. Подписание Договора  рассматривалось как успех украинской дипломатии. С румынской стороны двухсторонне соглашение  явилось временной уступкой в связи с  планами вхождения в НАТО и соответствующими требованиями  со стороны руководства военного блока. После отказа  приема Румынии в НАТО руководство страны продолжает занимать жесткие  позиции в отношении спорных проблем  континентального шельфа  и демаркации государственной границы, а также защиты  прав  проживающих в Буджаке  молдаван, которых в соседней стране считают этническими румынами. Для разрешения конфликта вокруг острова Змеиный  румынская власть обратилась в Международный суд в Гааге.
Этот конфликт занимает особое место, так как затрагивает основы  мирового порядка, установившегося после  Второй мировой войны. Можно утверждать, что конфликт вокруг острова Змеиный имеет, в первую очередь, не экономический  аспект раздела шельфа, а   носит геополитический характер. В Румынии сторонники  жестких позиций в вопросах делимитации украинско-румынской границы рассматривают  возвращение Змеиного как возрождение геополитической роли Румынии в Юго-Восточной Европе. И для этого, как считает румынская сторона,  наступил долгожданный исторический момент. Если   международный суд не учтет решение Парижского мирного договора, это создаст прецедент  для Финляндии и той же Румынии требовать возврата,  соответственно, части Карельского перешейка и Северной Буковины.
Хотя континентальный шельф  вокруг  острова  Змеиный потенциально богат на углеводородные ресурсы, Украина не располагает  финансовыми  и техническими возможностями для  крупномасштабной сейсморазведки, а зарубежные компании  воздерживаются  от деловой активности в регионе до политического  решения вопроса.
Для Румынии возвращение  острова Змеиный является символом  возрождения  геополитической роли  страны в Юго-Восточной Европе. Таким образом,  делимитация  украинско-румынской границы, особенно вокруг острова Змеиный, затрагивает исключительно сложные аспекты формирования нового мирового порядка. Остров Змеиный — это  не проблема  обмена  квадратных метров  или  раздела перспективного на энергетические ресурсы континентального шельфа, а сложная  геополитическая проблема  постбиполярного мира, требующая  высокого профессионализма и ответственности договаривающихся сторон.

Возможный распад Украины

Геополитический анализ возможного распада страны не является очередной страшилкой. Американские аналитики, которые бережно относятся к будущему Соединенных Штатов, регулярно публикуют варианты распада  для того, чтобы Белый дом своевременно вносил коррективы во внутреннюю политику. Что американская администрация пока успешно делает.
У украинских националистов вызвало ярость рассуждения российского геополитика Александра Дугина о суверенной Украине: «Украина как самостоятельное государство с какими-то территориальными амбициями представляет  собой огромную опасность для всей Евразии, и без решения украинской проблемы вообще говорить  о континентальной политике бессмысленно»9. Однако волнения оказались преждевременными. Как стало очевидным, украинская  власть оказалась не только не способной проявлять территориальные амбиции, но и сама провоцирует распад Украины, доставшейся в наследии от Советского Союза.
Как уже отмечалось выше, в отличие от Польши, Литвы, Латвии и Эстонии, вернувшихся после распада СССР в свое западнохристианское конфессиональное пространство, цивилизационный разлом проходит через души людей. Об опасности такого рубежа для будущего страны пишет в «Столкновение цивилизаций»  известный американский политолог Самюэль Хантингтон, классифицирующий Украину как расколотую страну с разными культурами и где линия разлома западного христианства и православия пронизывает государство.
Наибольший вклад в  раскол Украины вносят не конспирологические внешние заговоры, а власть, не зависимо от цвета,  на протяжении всех лет самостийности, перманентно ориентируясь на Брюссель, Кремль или Белый дом. В борьбе за власть доморощенные политики, не обладающие стратегическим виденьем, обострили проблему «расколотой Украины». Самостийной власти показалось мало, что конфессиональный рубеж делит страну на греко-католиков и православных, и спровоцировала раскол последних на «украинскую» и промосковскую церкви.
Чтобы победить на президентских выборах претенденты, не имея консолидированной программы,  осознанно делали ставку на электорат запада или востока Украины. Заботясь только о своих корыстных целях вхождения во власть, а не думаю о будущем страны. Для того, чтобы заманить в свои сети электорат восточных регионов, по традиции в программу претендента на высшую власть включается обещание  придать русскому языку  статус государственного. И это обещание традиционно не выполняется. Чтобы победить на очередной срок, ставка делается на электорат  западных областей и административных ресурс в восточных областях. Эту модель особенно успешно применил бывший «последний оплот демократии» пан Кучма. Главный буревестник «оранжевой революции» так же обещал не забывать о русском языке, но, придя к власти, стал требовать, чтобы граждане «думали по-украински».

Бунт миллионеров против миллионеров, по чей-то очередной глупости названный «оранжевой революцией»,  ускорил полураспад украинской государственности. Когда власть «честных» демократов тянет Украину на Запад,  а власть демократов не той ориентации  -  в другую сторону, жди беды. Об этом с горечью писал в «Заповедях» известный украинский писатель и политик  Владимир Винниченко: «Самостоятельное  Украинское государство должно строиться, опираясь на собственный  народ,  а вовсе  не на внешние силы. Последствием ориентации Хмельницкого на Москву, а Мазепы — на Швецию стала полная гибель национальной государственности». 
Украинская политическая «элита в законе»  представляет угрозу национальной безопасности, однако сама по себе она не способна развались государство. Энергетика распада образуется на рубежах многомерного коммуникационного пространства, в результате стратификации двух разномасштабных процессов — столкновения геополитических интересов США, России и ЕС в регионе и проблемы выживания (сохранения и лигимитации собственности) компрадорской элиты. 
Киевский Майдан показал, что насколько близко проходит опасная граница раскола, тенденции которого закладывались с первых лет «самостийности». Непосредственно искрой распада страны скоропортящихся апельсинов  может послужить кроме случайного и непредвиденного стечения обстоятельств, ухудшение уровня и качества жизни народа. При этом происходит трансформация самоидентификации не титульных народов и их ориентация на большую родину, где растет благосостояние.
Украина входит в период политической нестабильности и углубления кризиса во всех сферах жизнедеятельности общества. Положительные тенденции экономического роста утрачены. На дальнейший прогнозируемый экономический спад  особое влияние будет оказывать неспособность политической «элиты» предложить консолидирующую модель государства вместо «трех Украин». Крупномасштабная имитация европейской интеграции в пространстве одичавшего сознания пронизывает все сферы общественной жизни и уже привела к созданию государства криминально-коррумпированной демократии. Преступная ориентация в борьбе за власть «истинных украинцев»  на западный или восточный электорат подвела страну к угрозе распада. 

Искрой для распада могут послужить тлеющие многие годы потенциальные конфликты и территориальные проблемы. В отличие от далекой Америке, пришедшей в восторг от победы «оранжевой революции», западные соседи Украины не разделяют глупого оптимизма. Некоторые польские публицисты10 рассматривают Украину в современных границах как искусственное творение Кремля. Примитивный и чрезвычайно агрессивный украинский национализм навсегда останется злейшим врагом Польши. И в этой связи рекомендуют польской власти воздерживаться от поддержки националистической Украины. Которая уже дорого обходится Варшаве в связи с решением Москвы строить газопровод в Европу в обход Польши. Существует проблема признания украинской властью геноцида против польского населения на Волыни со стороны Украинской Повстанческой Армии, уничтожившей десятки тысяч местных поляков.
В Словакии и Венгрии  рассматривают победу «честных демократов» как реванш провинциального украинского национализма в оранжевой упаковке. В Словакии имеются сторонники территориальных претензий к Украине, так как в прошлом Советский Союз присоединил часть территории Чехословакии. Венгрия выдала всем  венграм, проживающим в Закарпатье гринкарты. А местные закарпатские русины обвиняют Киев в геноциде. 
В будущем может обостриться проблема Северной Буковины (Черновицкой области Украины), включение которой в состав  Советского Союза  не было  предусмотрено  секретными статьями  пакта Молотова – Риббентропа. После распада  Советского Союза среди украинских националистов  была популярна идея  суда над коммунистическим режимом и осуждения действий  советской власти в Западной Украине. Как это не парадоксально, но отмена секретных  статей пакта Молотова – Риббентропа ставит под угрозу  территориальную целостность  современной Украины,  которая будет  вынуждена вернуть Румынии Северную Буковину, а  Галичину и  Западную Волынь — Польше, владеющей этими территориями до 1939 г. на законных основаниях. Согласно Сен-Жерменского мирного договора  1919 года, являющегося составной частью Версальско-Вашингтонской правовой системы, определившей послевоенное устройство мира, Австрия отказывалась от Буковины в пользу Румынии. Многочисленные современные сторонники «Великой Румынии» выступают за территориальные претензии на Северную Буковину, где 20 % трудоспособного населения вынуждено работать за границей. Румынская власть уже выдала паспорта  жителям Черновицкой области, чьи предки до 28 июня  1940 года были румынскими гражданами.
Особое место занимает проблема окончательного статуса непризнанной Приднестровской Молдавской республики, от решения которой зависит преодоление криминализации пограничных районов Украины. Приднестровский рубеж внешней политики Украины стал испытанием для оранжевой власти Украины, взявшей курс на борьбу с коррупцией и криминалом. Криминал не возможно победить, если под боком останется непризнанная территория, где имеются интересы украинского «семейного» и другого бизнеса, а Одесса будет оставаться криминальными воротами Приднестровья во внешний мир. Нерешенная проблема оказывает негативное воздействие на инвестиционный климат в Украинском Причерноморье. 
Рубежные (приграничные) территории в больше степени подвержены геополитической трансформации и в экономически слабом государстве являются  повышенными источниками политического и экономического сепаратизма. Они чаще рассматриваются деловыми кругами как зоны неблагоприятного инвестиционного климата. 
Особое место в геополитической трансформации Украины занимает Крым, который в ближайшем будущем  Крым  может стать полигоном испытания  украинской государственности. Угрозу стабильности создает  экономически слабое государство, не способное обеспечить  достойное человека качество жизни. Крым, расположенный  на геополитических,  геоэкономических и социокультурных рубежах, за свою многовековую историю всегда  находился в геостратегическом пространстве  крупнейших  евразийских государств и никогда не был  бедным придатком.

Украина имеет территориальные проблемы со всеми соседними странами, среди них выделяются украинско-румынская проблема острова Змеиный и черноморского шельфа;  украинско-российская проблема Азовского моря и Керченского пролива, украинско-молдавская проблема (Днестровская ГЭС и др.).  Белорусский парламент не ратифицировал  договор об украинско-белорусской границе  1997 года и увязывает его с выплатой долга. Во всех  сопредельных странах имеются политики или оппозиционные движения, предъявляющие территориальные претензии к Украине. Число спорных проблем будет увеличиваться по мере утраты военно-политической и экономической мощи государства.
Оранжевый бунт в Украине и приход к власти «честных» демократов усилил вероятность распада государства. Вместо статуса буферного нейтрального государства между ЕС и Россией, страна может распасться на множество самостийных образований. Для этого необходимо обратиться к истории Гражданской войны и подсчитать, сколько «самостийных» образований был провозглашено в ту лихую годину. Поэтому возможны следующие сценарии распада Украины:

  • украинско-русская федерация,
  • галичанская Украина, исповедующих виртуальный идеализм (греко-католическая Галичина),
  • украинская Украина с доминированием православия и рубежной русско-украинской культуры, для которых одновременно дорог Гоголь, Шевченко и Пушкин, 
  • русская Украина (Новороссия), 
  • Крым,
  • Закарпатье с проблемой закарпатских русин и венгров. 
  • возвращение Галиции Польше, а Северной Буковины и Южной Бесарабии (Буждака) Румынии после вступления в ЕС и признанием преступным пакта Молотова – Риббентропа и др.

Россия и Украина геополитически обречены на взаимопонимание  и сотрудничество. Но воссоединение Украины с Россией  на федеративной основе в обозримом будущем невозможно из-за раздвоенности украинского самосознания и пока еще экономически слабой (не привлекательной) России. Кроме того, Украина внесла весомый  вклад в раскол восточноевропейского геополитического пространства, сыграв роль «пятой колонны» Запада и превратилась в новую «серую» зону Европы. Стала лидером рыночного фундаментализма, основанного на бизнесе на государственных ресурсах и представляющем угрозу европейской демократии.  Здесь  находится родина «мыльных» проектов дезинтеграции геоэкономического пространства Восточной Европы (ГУАМ, энергетические и другие коридоры).  Украинская власть, установившая в 90-е годы мировой рекорд падения ВВП в три раза, гордится, что достигла этого результата без этнонациональных и этноконфессиональных конфликтов на территории  страны. Но и Советский Союз рухнул как «глиняный колос»  после  многолетнего заклинания «главное — нет войны».
В России подросло новое молодое поколение, лишенное чувства ностальгии  к славянской дружбе народов и рассматривающую Украину как страну, подворовывающую  российские материальные и интеллектуальные ресурсы  и одновременно осуществляющую недружественную политику в отношении русского языка и культуры. Таким образом, Украина как страна криминально-коррумпированной демократии будет представлять угрозу российской государственности при создании федерации или конфедерации.    

Как это не парадоксально, но и не только в российских, но и западных СМИ появляются публикации, что большая Украина Европейскому Союзу, России  и НАТО не нужна. Русская Украина должна отойти к России, а украинская Украина  — к Западу. Но и это наивное заблуждение.
Во-первых, кто сказал, что страна распадется только на две Украины? Как отмечалось, парламентские выборы 2006 года уже показали существование трех Украин со следующим примерным соотношением. Украина «истинных украинцев» (Галичина) занимает площадь 50 тыс. кв. км с населением  4,7 млн. человек. Украинская Украина занимает площадь 280 тыс. км с населением 18 млн. жителей. Русская Украина занимает площадь свыше 260 тыс. кв. км  и насчитывает 23 млн. жителей.
Во-вторых, кто будет делить Украину – господь Бог или кто-то другой? История свидетельствует, что бархатного сценария не будет. Распад Украины по конфессиональному признаку, как отмечают аналитики, будет сопровождаться кровавыми столкновениями по линии цивилизационного разлома вокруг Киева и Одессы. Особенно кровопролитные бои будут идти за черноморские порты, чтобы обеспечить выход к морю  Украины «истинных украинцев»  или «украинской» Украины. 

Русские Украины.

Русские стали самой разъединенной нацией в Европе. Крупнейший отколовшийся  русский остров (8 млн. человек) находится на Украине и не имеет территориальной или культурной автономии. Что находится в противоречии с принципами европейского регионализма. Русские и украинцы русскоязычной культуры не хотят утрачивать более высокую статусную коммуникацию, идя под националистов, доминировавших во власти первое десятилетие независимости и опустивших страну до уровня  одной из самых бедных стран Европы.
Федерализация Украины находится в полном соответствии с принципами европейского регионализма. Как можно объяснить стремление к евроинтеграции при полном игнорировании Европейской хартии региональных языков и языков меньшинств, ратифицированной Верховной Радой в 1999 году? В этом противоречии заключается еще одна государственная тайна Украины.  Дело не в том, что русский язык станет вторым государственным или региональным. Дело в том, что русский язык расширит профессионализм власти, что станет смертельным приговором для «истинных украинцев».
Постоянно игнорировать факт проживания миллионов русских и 32 млн. граждан, использующих русский язык в повседневном общении в бедном государстве, представляет большую опасность. Предлагая им «думать по-украински» власть пытается насильно заставить русских пойти на понижение  своего социокультурного статуса. Язык это категория не только этническая, но и экономическая. Когда власть не может обеспечить достойного качества жизни своим гражданам, знание русского языка как языка межцивилизационного общения, позволяет выжить миллионам гражданам не только Украины, но и Молдовы, Азербайджана, Армении, Грузии и других постсоветских государств.
Однако «бархатное» воссоединение русской нации в обозримом будущем за счет населенных преимущественно русскими украинских территорий невозможно.  Поэтому внешняя политика России как великой державы должна быть ориентирована на поддержание целостности Украины. Россия не сможет вернуть всех русских на большую родину, но она может стать привлекательной державой и региональным интегратором, если продемонстрирует успешную модернизацию. Автор статьи солидарен с Александром Дугиным, который в одном из интервью подчеркнул, что  для России важна партнерская цельная Украина,  пусть даже одновременно ориентированная на запад и восток. 

Заключение

В условиях современных процессов глобализации и европейской регионализации попытки внедрения в государстве с цивилизационным разломом провинциального национализма, не дающего ощутимых результатов улучшения качества жизни,  ведет к усилению центробежных тенденций и  распаду страны.
Самой большой проблемой Украины является низкое качество власти. Раскол в христианской цивилизации между западными христианами и православными церковь не может преодолеть более тысячи лет. Было бы наивным заблуждением, что преимущественно коррумпированной светской власти удастся выступить моральный авторитетом нации для преодоления цивилизацинного разлома и конструктивного диалог между разными Украинами.
Преступная ориентация в борьбе за власть «истинных украинцев»  (не зависимо от цвета) на западный или восточный электорат подвела страну к угрозе распада. Украине нужна сильная президентства власть. Необходим политических лидер или партия, способные установить конструктивный диалог между западом и востоком страны. Пока эта категория политической элиты на Украине отсутствует.
В геополитическом коде Украины по аналогии с генетическим кодом человека  заложено три внешнеполитических вектора: западноевропейский, восточный (российский) и средиземноморский.  И задача власти заключается в поиске оптимального сочетания этих направлений. Задача политиков – найти грамотный баланс между всеми направлениями.  Любое шараханье из одной стороны в другую приводит к утрате геополитического кода и возможному распаду страны.
В Восточной Европе (Хартленде), происходит столкновение интересов крупных геополитических игроков (США, ЕС, России и исламского фундаментализма), что может привести к распаду не только Украины, но и России. Искрой этого процесса может стать третья волна цунами демократии, спровоцированная извне. Геополитическая судьба Украины зависит не только от трансформации внутренних  геополитических «плит», но и от событий в России,  на Балканах и  на Кавказе.

Как легко дойти до самодовольства, повторяя, что «дюже гарна»  Украина – пуп земли – здесь расположен географический центр Европы и разгуливают «последние оплоты честной демократии». Но все это пустая болтовня, если не приведено в соотнесение с европейскими  ценностями, отсутствует понятие цивилизованной формы. 

Необходимо время, стратегическое видение и политическая воля для государственного строительства.  Украина не хуже и не лучше другой Европы. Чтобы обустроить собственный дом, надо жить своим умом. Геостратегия умеренного оптимизма  основывается  на уверенности, что у европейского народа образуется  критическая масса  личностей в политике, бизнесе и науке,  способных зажечь «искру зажигания»  потаенного богатства  энергонасыщенных рубежей  многомерного коммуникационного пространства государства. Украина,  несомненно,  обладает высоким потенциалом созидательной энергии народа, и искусство политиков заключается в том, чтобы от самолюбования перейти к созданию  цивилизованной формы гражданского общества. И народ ответит на это достижениями во всех сферах человеческой деятельности. Чтобы быть в Европе, надо научиться думать.


1 Дергачев В.А. Геополитика. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2004.

2 В арсенале новейшей геополитики — технологии манипулирования сознанием и подготовка агентов влияния из числа ведущих политиков государства, которое является объектом воздействия.

3 Автор статьи не случайно акцентирует на это внимание. Как объясняют психологи, многие украинские политики, проявившие особые способности в  сомнительной приватизацией общенародной собственности,  испытывают определенный комплекс неполноценности. Такова природа человека, благодаря которой трудно обмануть самого себя. И приходится в качестве защитного пояса целомудренности использовать различные возможности.  Поэтому  политики пытаются подтвердить свои статусные коммуникации купленными учеными степенями и званиями, святыми и другими медными знаками отличия. 

4 В России сложилось упрощенное представление о Западной Украине. Здесь кроме греко-католической Галичины выделяются православная Волынь, а так же Закарпатье и Северная Буковина, имеющие с учетом конфессиональной  и геополитической памяти собственную природу электорального поведения.

5 Как бы вел себя Белый дом, если бы  миллион американцев вдруг стали жителями другой страны?

6 США навязывают России новую «холодную войну»? — Известия, 10 марта 2006 г.

7 Бжезинский Зб. Великая шахматная доска. — М: Международные отношения, 1999.

8 Бжезинский Зб. Выбор. – М.: Международные отношения, 2005.

9 Дугин А. Основы геополитики. — М.: Арктогея, 1999, с. 348.

10 Марианн Калуски Поговорим об Украине откровенно. — «Wirtualna Polonia», www.inosmi.ru


Вверх

 


 

«Геополитика сверхдержав»

Америка. Утомлённая супердержава Падение и взлет китайского Дракона Имперская геополитика. Великий час мировых империй Путь к процветанию государства

 


Воспоминания
Ландшафты памяти
Ландшафты путешествий. Города и страны
Ландшафты поэзии, музыки и живописи


Избранные статьи и посты
ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ПРОСТОРАМ РОДИНЫ ЧУДЕСНОЙ
Шейх Заид. Самая выдающаяся исламская личность


Павел Флоренский. Русский Леонардо да Винчи
Максим Горький. Писатель, купленный любовью народа
Иван Бунин. Певец пограничья природы
Анна Ахматова. Парящая в небесах
Николай Гумилев. Конкистадор истоков человеческой природы 
Николай Заболоцкий. Поэт философской лирики


Бесподобная Элеонора. Королева мужских сердец
Анна Вырубова. Фрейлина, монахиня, оклеветанная
Трафальгарская Венера. Символ красоты и силы духа
Париж. Лувр. Гимн обворожительным женщинам


Трансильвания. Замок Дракулы. Вампирский бренд Румынии
Где присуждают и вручают Нобелевские премии
Олимпийские игры. От Древней Греции до Сочи
Гибель мировой секретной империи
Великий час кораблей пустыни
Неугасающий ослепительный блеск Венеции
Карибы. Святой Мартин. Остров двух господ