logo
Институт геополитики профессора Дергачева
Сетевой проект
Аналитический и образовательный портал
«Пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет». Мартин Хайдеггер

Геополитика. Русская энциклопедия

Интернет-журнал

Геополитика. Русская энциклопедия

Геополитика. Русская энциклопедия




   
   
   
Союз образовательных сайтов    
Яндекс цитирования    
Рейтинг@Mail.ru    
   



Лекции Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи


Обсудить статью в дискуссионном клубе

ТРАНСФОРМАЦИЯ ТЕХНОЛОГИЙ НОВЕЙШЕЙ ГЕОПОЛИТИКИ.

Владимир Дергачев - Вестник аналитики, 2007, № 1.

"Пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет" Мартин Хайдеггер


Россия неумолимо приближается к очередной вехе своей истории, что вызывает определенную тревогу в обществе за будущее страны. Казалось бы, после многих лет демократического строительства  выборы законодательной власти и президента  должны стать обычной процедурой. Но, вероятно не для евразийской России, где по-прежнему велика роль личности во власти, и можно говорить о наступившей относительной стабильности, когда нет желающих войти в очередную смуту. Особенно опасна она, когда тактические вопросы борьбы за власть доминируют над необходимостью стратегического виденья, а так же  для возможного распада федеративного государства. От стабильной России зависит в значительной степени будущее новых независимых государств на постсоветском пространстве и поэтому её судьба, как представляется автору, не безразлична бывшим «братским народам».  
По инерции правопреемницы советской державы, российское аналитическое сообщество с особым вниманием прислушивается к профессиональным голосам из-за океана. Предлагаю взгляд русского геополитика из ближнего зарубежья, наблюдавшего изнутри «оранжевую революцию» и неоднократно посещавшего Балканы, на  возможную трансформацию технологий «захвата» чужих территорий. Но прежде необходимо уточнить, что понимается под новейшей геополитикой.

Сюрпризы геополитики

 В Восточной Европе к геополитике относятся по-разному. Одни по инерции с советских времен продолжают её считать реакционной буржуазной наукой, другие  многократно пересказывают основные понятия традиционной геополитики столетней давности. Прагматичные американцы, взяли на вооружение основные принципы классической европейской геополитики, не злоупотребляя при этом самим названием междисциплинарной науки. По сути, в США геополитика стала одним из фундаментов профессиональной аналитики, обслуживающей внешнеполитический курс Белого дома.  

В мае 2006 года был установлен своеобразный рекорд в Интернете. Самая мощная  в мире поисковая система Google  выдала более 5 млн. страниц со словом «геополитика», в том числе в русскоязычном сегменте впервые  преодолен миллионный рубеж. По прогнозам автора этот показатель удвоится к началу 2007 года. Это триумфальное шествие запрещенной в советском прошлом буржуазной науки началось с падением Советского Союза. В лучших славянских традициях вначале  разрушили государство, а потом вспомнили о геополитике.
Но прежде чем отпраздновать победу геополитики на восточноевропейских просторах, обратим внимание на особенность информационных ресурсов Интернета. Выясняется, что достижения Рунета (русского сегмента Сети) относятся к пирровой победе, так как страдают качеством. Здесь в основном идет речь о традиционной геополитике преклонного возраста (70 – 100 лет), тогда как в англоязычном сегменте — о новейшей геополитике.
Геополитика — это наука о закономерностях  распределения и перераспределения  сфер влияния (центров силы)  различных государств и межгосударственных объединений в многомерном коммуникационном пространстве. Различается традиционная (фундаментальная), новая и новейшая геополитика.
Пока в Восточной Европе пишут воспоминания о традиционной геополитике, которая стала достоянием истории, время не стоит на месте и не ждет аутсайдеров. Более полувека американцы эффективно использовали в холодной войне против Советского Союзе  новую геополитику (геоэкономику), исходящую из экономической мощи государства. В конце прошлого века начала формироваться новейшая геополитика, преодолевающая узость традиционной и новой геополитики с доминирующим географическим или экономическим детерминизмом. Новейшая геополитика переносит акцент  на многомерное пространство, учитывающее разнообразие  культурно-генетических кодов. Поэтому в её основе захват территорий с помощью воздействия на сознание (подсознание) человека с опорой на технологии манипулирования сознанием (подсознанием) граждан государства, которое является объектом воздействия.

 Новейшую геополитику называют по разному: «цивилизационная геополитика», «геофилософия», «геокультура»,  «геопсихология» и «информационная геополитика». Но независимо от названий современная геополитика превратилась в междисциплинарную науку, создающую фундамент профессиональной аналитики, требующей разнообразных знаний в области международный отношений, географии, экономики, истории, политологии, военного дела, международного права и др., и их философского синтеза, учитывающего аналитическую психологию. Новейшая геополитика вооружена современными информационно-коммуникационными технологиями, позволяющими эффективно вести сетевые войны.
Новейшая геополитика оперирует  Большими пространствами многомерной сопряженности. Большие пространства остаются фундаментом  мирового порядка  и гарантом множественности  миров, создающих  альтернативы неолиберальной глобализации. Великие и региональные державы стремятся создать эффективное геополитическое пространство, но не всем это удается. Важной основой современного геополитического прогноза является выработка геостратегии — искусства нейтрализации разрушительных для социума последствий  внешнего или внутреннего  вызова (отрицательной энергетики) многомерного коммуникационного пространства. Геостратегия создает основу для  разработки технологий реализации приоритетов национальной безопасности, предотвращения военно-политических, социально-экономических  и других  катастроф, зарождающихся на энергонасыщенных рубежах.
Теория Больших многомерных пространств акцентирует внимание на рубежные процессы, создающие энергетику разрушения или созидания на границах рационального и чувственного восприятия мира1. Необходимо различать информационно-интеллектуальную мощь государства и информационно-психологические технологии воздействия на разум человека или на его чувственную природу (человеческую душу).
Неолиберальная глобализация ускорила внедрение технологий новейшей геополитики с помощью психотропного оружия. Новейшая геополитика эффективно применяется Соединенными Штатами в глобальной конкуренции. Янки эффективно научились использовать в качестве булыжника (в прошлом орудия пролетариата) для достижения своих геополитических и экономических целей демократические ценности и права человека. Не страдая при этом славянской сентиментальностью. В глобальной конкуренции Америка ведет борьбу под флагом распространения демократии за  свободный доступ  к новым рынкам сбыта  за счет разрушения политических барьеров. Кроме того, существует проблема выживания и единственной сверхдержавы. Чтобы Америка не распалась необходимо поддерживать высокий уровень и качество жизни. Отсюда неизбежные сражения за мировые ресурсы, не зависимо оттого, кто будет в Белом доме. Америкой правит капитал, как правильно учили в советской школе. И от его величества Капитала зависит избрание президента – лица наемного труда. 
С позиций новейшей геополитики идеальным объектом для захвата представляют территории, где доминируют атеистические души. Не мусульманский Восток, где большое количество истинно верующих людей. В последние годы экспорт американской демократии в этот регион привел к созданию крупнейшего центра радикальный фундаменталистов в Ираке. После победы «маковой демократии» в Афганистане  возник Великий, но нешелковый  путь «Слезы Аллаха»,  а производство этого сильнодействующего наркотика  резко возросло. Не коммунистический Китай с моралью конфуцианства,  где цивилизация за тысячелетия выработала защитные функции от внешнего воздействия в духовной и нравственной сфере. В этом скрыта загадка успешного развития Китая в условиях глобализации, последствия которой стали разрушительными для восточноевропейских стран. Применение технологий новейшей геополитики оказалось исключительно эффективным в Восточной Европе, где в результате радиации воинствующего атеизма человек живет в пространстве одичавшего сознания с опустошенной душой. Где почти ничего не осталось от коммунистической веры, а истинно верующим человеком нельзя стать по волшебству.
Западу нужна не российская демократия, а слабое государство с лидером, ориентированным на Запад, и доступными ресурсами. При этом не важны его истинные убеждения, главное «правильная» ориентация, за что Запад уже обеспечивал легитимность «последним оплотам демократии» и позволял ограбить народ в интересах «семей».
После падения сверхдержавы в условиях глобализации возросла угроза «культурного империализма», подчиняющего себе сознание, образ мышления, жизни и  являющегося самым унизительным видом поражения. И России как пишут в СМИ отступать уже некуда из окопов Нового Сталинграда.
На Западе говорят об энергетической геополитике Кремля, а в России сформировалось несколько аналитических геополитических центров, представленных профессиональными военными и гражданскими системными аналитиками. Отметим вышедшие только в последнее время книги2. Несомненно, что наибольший вклад в популяризацию геополитики в России внесли труды Александра Дугина, обладающего эрудиций политического мыслителя. Можно организовать дискуссию об изложенных геополитических прогнозах, но обратим внимание, что все пишут о роли информационных войн в «захвате» чужих территорий.  Однако в российском аналитическом сообществе, на взгляд автора, не всегда учитывают происходящую трансформацию в геополитических технологиях.

В аналитическом докладе Валентина Фалина и Геннадия Евставьева «О вероятном сценарии действий США в отношении России в 2006-2008 годах» не берется во внимание то обстоятельство, что для американских аналитиков характерна оперативность. И ошибки в технологиях «цветных революций» будут учтены к следующей попытки воздействия на Россию. То есть важно в прогнозах не проецировать существующие технологии на другие территории, а предугадать их трансформацию. Как уже отмечал автор3, хотя «оранжевая революция» на Украине застала врасплох  московский Кремль, опасность оказалась призрачной в контексте «демократического выбора».  И экспорт «цветной революции» в Россию не состоится и  в этом, несомненно, заслуга украинских буревестников революции, окончательно похоронивших  «большой скачок в Европу». «Цветной» волны цунами демократии в России не будет по простой причине. Во-первых, использовать демократию в качестве булыжника в борьбе за власть в Восточной Европе уже не возможно. Выборы на Украине показали, что вложения олихаргического капитала под патронажем Запада в новые демократические проекты заканчиваются абсолютным провалом. Унесенные ветром избирательных компаний капиталы не приносят политических дивидендов. Зять экс-президента  и «последнего оплота украинской демократии» пана Кучьмы вложил деньги в избирательные компании слишком ранних  демократических и других озимых  всходов, представленных не только молодыми политиками, но и студентами и эти проекты («Вече» и  «Пора») с треском провалились. То, что побеждает  партия олигархического капитала вполне логично, а  вот  победа «ангелов» с косами требует более пристального внимания.
Во-вторых, как это не парадоксально звучит, цветная «бурая революция»  мирным путем прошла и в России. В девяностые годы на постсоветском пространстве страна была буревестником неолиберальной трансформации, но затем сменила курс на управляемую демократию и патриотизм. Кто будет спорить, державный патриотизм  - это хорошо. Но где та незаметная грань между патриотизмом и национализмом, который вновь отбросит страну на мировую обочину? Под партийным флагом «русского медведя» осуществился крен к патриотической модели государства с ограничением свободы слова. Так же как и на Украине в России усиливается патриотический провинциальный национализм, что снижает возможность государств в глобальной конкуренции. Большинство патриотических моделей делают ставку не на профессионализм, а на национальную принадлежность физических лиц, рвущихся к власти. Это создает дополнительный ресурс для коррупции и делает борьбу с ней абсолютно невозможной. Так как на криминальном рынке взяток победившие «честные демократы» из национал-патриотов стоят дороже, чем демократы не той ориентации. Российский патриотизм часто напоминает украинский провинциальный национализм начала 90-х годов и временно воскресший в личине «оранжевой революции». 

Можно писать бесконечные романы о конспирологических заговорах, но допустим существование нескольких центров внешних сил, заинтересованных в дестабилизации и ослаблении России, включая не только США с госдепартаментом, спецслужбы с стратегической разведкой и аналитикой, но и западное христианство, лондонского и других колоколов российской демократии. При этом и в Америке есть сторонники сильной и слабой России. В западном христианстве различаются подходы Ватикана  и католических орденов, выполняющих, как и в средневековье, авангардную роль при захвате чужих конфессиональных территорий. Особо выделяется роль евангелистских сект, имеющих американские корни. И ощутимый удар по Восточной Европе может быть нанесен не исламским фундаментализмом, а западно-христианским. Велика роль сионистских организаций и связанных с ними мировыми СМИ.  То есть будут одновременно осуществляться воздействия в разных многомерных пространствах (политическом, социокультурном, конфессиональном и других), на рубежах которых и  проявится разрушительная энергетика. И для этого Россия с одичавшим сознанием и  опустошенной душой остается самым слабым звеном.
В этих целях наиболее эффективны сетецентричные технологии, которым была посвящена обстоятельная статья Александра Дугина4. Сетецентричные войны постиндустриальной эпохи (глобальной конкуренции) ведутся в многомерном коммуникационном пространстве: географическом, информационном, когнитивном (рассудочном или психосфере), социокультурном, экономическом. Эффективность технологии достигается за счет кумулятивного эффекта целенаправленного «залпа» по конкретной «вражеской» территории, создающего разрушительную энергетику на рубежах многомерного пространства. В качестве «пороха» кумулятивного снаряда используется концентрированная и целенаправленная информация. Преимущественно в информационном пространстве разворачиваются основные стратегические разведывательные и военные операции, включая разведку и контрразведку, а также медийное, дипломатическое, экономическое и техническое  сопровождение.  В качестве основных «родов войск»  кроме традиционных, выступают информационное обеспечение операций, формирование общественного мнения, наука, инновации.  Особое место здесь занимает психотропное оружие (аналитическая психология), обеспечивающая воздействие на этническую, религиозную  и коллективную психологию граждан «вражеской» территории. Внешняя сила формируют модель поведения через манипуляцию основными властными и другими социальными группами. 
Кумулятивный эффект этих технологий многократно усиливается, если вместо площадного информационного «бомбометания» главный удар направляется на часть местной элиты или электрета,  наиболее подверженных внешнему воздействию. Поэтому необходимо обратить внимание, что после распада Советского Союза уже менялись направления главного удара. В геополитических технологиях, направленной против бездумной Восточной Европы,   выделяется три волны цунами демократии5.

 

Первая волна цунами демократии прошла под девизом «общечеловеческих ценностей». Её вершиной стало присуждение главному прорабу «Перестройки» Нобелевской премии мира, после которой он переквалифицировался в буревестника общечеловеческих ценностей и парил высоко в небесах над планетой Земля. В первой волне использовались информационные технологии, воздействующие как на разум «одичавшего сознания», так и на чувственную природу человека,  на всем советском пространстве. В результате первой волны состоялся де-юре распад Советского Союза.

 

Вторая волна цунами демократии прошла под девизом «ничто человеческое не чуждо» и «последних оплотов демократии», которым было позволено разворовать общенародную собственность и создать «семейный бизнес»  за лояльность Западу. В геополитических технологиях этого периода учитывался природный инстинкт добычи, «низменных чувств» развращения капиталом и «международным признанием». Направление главного удара было выбрано против властной элиты, обладающей низким качеством общеобразовательной культуры. Главным достижением второй волны стал рыночный фундаментализм — олигархический бизнес без моральных ограничений. Он способствовал доминированию духа наживы, привел к становлению криминально-коррумпированных демократий с исключительно выраженным социальным неравенством и «элитой в законе».  «Последние оплоты демократии», скомпрометировав идеалы гражданского общества, растлили души людей,  проявив цинизм по отношению к большинству и заботу о собственных «шкурных интересах». В Восточной Европе произошла крупномасштабная имитация Реформации (борьбы за совесть). В России рыночный фундаментализм стал детонатором для протестного исламского фундаментализма. 
В результате второй волны сформировался своеобразный рынок теневых отношения в социальной сфере, ставшие нормой общественной жизни. К ним относятся  теневые политика, право, образование, наука, культура, медицина и другие  сферы. Эти отношения привели к созданию своеобразных корпораций. Если фундаментом производительного капитализма стали западные транснациональные корпорации, то основой теневых социальных отношений стали паразитические корпорации. Теневые национальные корпорации (ТНК) — «производственные» объединения в восточноевропейских странах по извлечению высокой коррупционной нормы прибыли преимущественно в «бизнесе» на государственных ресурсах. 

 

Третья «цветная» волна цунами демократии накрыла в первую очередь новые независимые государства, где власть добилась особенно впечатляющих результатов в падении уровня жизни граждан. Восточная Европа пошла по третьему кругу демократии, осталось ждать пришествие новых Нобелевских лауреатов и окончательную деградацию государств. Так как идеи демократии были подмочены второй волной, пришлось их подкрашивать в яркие цвета «роз» и оранжевых  апельсинов. При этом «честные демократы» уже ассоциировались не с «последними оплотами демократии» второй волны, скомпрометировавшими себя коррупцией и семейным «бизнесом» в особо крупных размерах, а с «ангелами» революции, парящими высоко в облаках над местными Майданами. Так почти незаметно для непросвещенного взгляда произошла трансформация технологий захвата чужих территорий. Впервые главным направлением удара был выбран не разум «одичавшего сознания», а  подсознание человека. Полюби «честного» демократа и ты выиграешь. Остановимся более подробно на различиях геополитических технологий воздействия на сознательный и подсознательный уровень граждан «чужих» территорий.  

Центрическая технология воздействия на «одичавшее сознание»

Советская власть использовала интеллектуальный ресурс  предыдущего общественно-политического строя. Когда ресурс иссяк, начался застой и закат Советского Союза. Думающий человек  был смертельным врагом советской власти и еще остается таковым во многих странах. В начале шестидесятых годов интенсивно проводилась политика КПСС на ротацию интеллигенции. Партия стремилась, чтобы интеллигенция  была преимущественно  в первом поколении. Она была более послушна и меньше думала. В этих целях был возобновлен льготный прием в вузы с производственным стажем рабочей и сельской молодежи, демобилизованных воинов Советской Армии (повторении политики 20-х годов). Как отмечают и многие западные исследователи, недооценка продуктов  ума (за исключением сферы ВПК) привели к краху советской системы. 
Интеллигенция в первом поколении более подвержена внешнему информационно-психологическому воздействию и испытывала присущие советскому человеку чувства страха перед более компетентным западным обществом. За исторически короткий срок эффективно внедряется  миф о «великом реформаторе» Горбачеве и «последнем оплоте демократии» Ельцине.
Поэтому в технологиях первой волны эффективно использовался комплекс  крестьянского парня или «элиты» в первом поколении. Выросший где-то на ставропольском, уральском  или украинском хуторе парень, получив советское коммунистическое образование, в один прекрасный день просыпается носителем «общечеловеческих ценностей» или «буревестником демократической революции». Это захватывающая перспектива его настолько увлекает, что он, находясь у штурвала страны, не замечает её полураспада или распада. Как, правило, является хорошим семьянином. Заботиться о том, чтобы дети не в чем не нуждались. Поэтому после ухода с властного олимпа, обнаруживается семейный бизнес  в особо крупных размерах.    
Технологии «первой волны» оказались исключительно эффективными для  распада мировой социалистической системы и «коммунистической империи». Даже самые изысканные интеллектуалы не могли предвидеть возможных союзников, оказавших неоценимую помощь, чтобы разрушить  евразийский Хартленд. Этим верным  и неожиданным союзником стала давно уже ориентированная на западные «сантехнические» стандарты жизни, бывшая партийная номенклатура. В тактической борьбе за власть было разрушено геополитическое  пространство Хартленда.
Произошло тройное предательство в особо крупных масштабах.  Бездумная советская власть сверхдержавы в одночасье предала коммунистическую идею, Третий мир и братьев-славян (не только сербов). Плюс предательство в ближнем зарубежье по отношению к русским и представителям других народов, воспринявшим русский язык и культуру как носителей межцивилизационного диалога. Здесь стала доминировать внешняя политика «дружбы» Кремля с коррумпированными режимами, не особенно считающимся с русским меньшинством. Не случайно в некоторых странах бывшей народной демократии, Россию (власть) как  правопреемницу Советского Союза, не только не любят, а презирают. Быть многие годы в авангарде движения к светлому коммунистическому будущему, заплатить за это неимоверные человеческие жертвы и отказаться от идеи духовного превосходства, чтобы «авангард всемирного пролетариата» раньше других стал частью богатого и жирного «брюха» Запада. И эта попытка позорно провалилась. На второе место в мировой иерархии претендует опять коммунистический режим.
«Современный» Кремль абсолютно не учитывает психологические последствия этого поворота на 180 градусов,  лихорадочно предлагая для постсоветской интеграции Большие проекты, в которых, как правило, доминирует имитация действительности (политическое структурирование общества сверху, союзное государство, международные транспортные коридоры, свободные экономические зоны, таможенные союзы и зоны свободно торговли, инновационная модель развития и много другое).  
Например, политическое структурирование общества сверху ведет к имитации партийного строительства. Власть должна быть заинтересована в использовании всего политического спектра для выработки стратегического курса страны. А не выбивать из оборота демократов не той ориентации, обладающих определенным интеллектуальным потенциалом, конструируя искусственную оппозиционную демократическую партию власти из «жизни», «родины» и пенсионеров. Вероятно, политтехнологи не читали в детстве басни Крылова. Пенсионеры являются самой пострадавшей от бездумной демократии социальной прослойкой общества. И получается в итоге гремучая смесь обездоленных, патриотов и любящих жизнь или партия «Лебедь, рак и щука». 

Чтобы постигнуть горизонты столь притягательной  для многих европейской культуры недостаточно «быстрой езды» (интеграции,  вхождения в «общий дом»)  в реальном географическом пространстве. Вместо  вечного славянского вопроса «что делать»  и каких коней запрягать,  необходимо согласно традиции европейской мысли научиться думать. А это порой так трудно и обременительно.  Как отмечал философ Мераб Мамардашвили6,  состояние общегражданской грамотности просто чудовищно. Человек с одичавшим сознанием живет в пространстве, в котором накоплена  огромная  масса отходов производства мысли и языка.
Восхождение к европейскому гражданскому обществу  шло через религиозные войны, когда люди жертвовали жизнью в борьбе за  совесть. Европейский человек,  боровшийся за  свободу религиозной совести, установил свободу мысли, свободу совести в самом широком смысле как самый бесценный продукт цивилизации. Этот продукт нельзя бездумно перенести на другую почву или получить с дипломом  той или иной степенью  образования. Просвещение — это «взрослое состояние»  человечества, т.е. способность людей думать   и ориентироваться своим умом без наставников и авторитетов. 
Но как  это сделать, если  старые идеалы разрушены или оказались мнимыми, а радиация воинствующего атеизма создала социум с маргинальной властью, живущей только сегодняшним днем? Как проложить  дорогу к истине? И здесь появляется соблазн заимствовать истину в реальном географическом пространстве или в прошлом отечества. Но на этом пути  каждого из нас подстерегают опасности.
Философия предупреждает, что энергия зла черпается из энергии истины, уверенности в видении истины. И только цивилизация блокирует разрушительную энергетику  на основе  формальных механизмов упорядоченного, правового поведения. Противостоять  одичавшему сознанию и алчности собственной природы может только гражданин, обладающий правом мыслить своим умом. Нельзя, руководствуясь наилучшими намерениями и высокими «идеями», внедрять  самый «справедливый» закон административным путем.
Созидательная энергия человека не имеет границ, если она рождена  воспитанием и  образованием, знанием и культурой, волей и целеустремленностью к победе, прежде всего над самим собой. Чтобы начать думать, надо совершить усилие над собой. В движении мысли рождаются знания пути.
Казалось бы, в условиях глобальных вызовов, проще  всего отсидеться  на восточноевропейском Хуторе близ Европы. Но вряд ли  это удастся. В нестабильном мире чаще всего «взрываются»  государственные  институты, имитирующие  действительность.
В результате огромных жертв двадцатого столетия в Восточной Европе был подорван не только генетический код народов, а разрушен «реактор» Души, производящий энергию Ума. Власть в полной мере не осознает масштабов катастрофы, а знаменитая гоголевская тройка, замененная в политическом поле одиноким медведем,  мечется в виртуальном безграничном пространстве  на рубеже самых правильных намерений в опасной близости от  крупномасштабной имитации.
Технологии «первой волны» для захвата «чужих территорий» делали акцент на формирование сознания через убеждение. И здесь особая роль отвадилась новоиспеченным политтехнологам, чья задача  напоминала часто роль киллера по-славянски — эффективно выстрелить в электорат за очень большие деньги. «Вторая волна» исчерпала возможности дальнейшего эффективного применения  технологию формирования сознания, настало время новых приемов в геополитике.

Центрические технологии манипулирования подсознанием

В «третьей волне» технологии захвата «чужих территорий»  были направлены на разрушение цивилизационного (культурно-генетического) кода православной цивилизации. Пока крупномасштабный эксперимент был осуществлен на Украине. Но как справедливо отмечает российский политтехнолог Сергей Марков,  переход в западноевропейское геополитическое пространство (ЕС и НАТО)  не только усилит цивилизационную перекодировку православной цивилизации, но и приведет к окончательному распаду России.
Восточноевропейская цивилизация переживает глубокий кризис  идентичности, вызванный радиацией воинствующего атеизма. Ныне расколотая цивилизация может погибнуть, если не  возродится центр в душах людей. На рубеже веков Россия безуспешно пыталась отказаться от собственной идентичности и стать частью благополучного Запада.
В прошлом противостояние Запада и Востока  Европы  привело не только к этноконфессиональным конфликтам на суперэтническом уровне, но и к расколу в восточнославянских землях, где наряду с католической и православной образовалась маргинальная униатская или греко-католическая церковь. Православно-католическая конфронтация послужила углублению культурно-исторических различий между восточными и западными украинцами, что дает о себе знать через триста лет.

В конце ХХ века в Восточной Европе произошла великая смута. Распалась не только сверхдержава. В преимущественно безбожном пространстве образовался хаос опустошенной души. Государства  неоднократно распадались в истории, но  если оставалась в душах людей  Вера, сохранялся  фундамент для будущего оптимистического сценария. Когда истинной Веры нет, происходит движение к периферии  души с размытыми  границами  идеала. При отсутствии целей здравого смысла наступает  системный кризис политических элит,  характеризующийся  крайностями  суждений — от приступа глупого оптимизма до глубокого пессимизма. И так было не раз в истории. Утрата исторической памяти — характерная черта  общества, облученного радиацией атеизма. Когда   на поверхность общественно-политической  жизни поднимается все то, что имеет удельный вес  меньше единицы — наступает анархия и хаос. Реальная география подменяется мифологической.
«Холодная война» нанесла Восточной Европе более сокрушительный ущерб, чем Великая Отечественная война. Защищенный  межконтинентальными  ракетами с атомными боеголовками  Советский Союз  рухнул в одночасье как «глиняный колосс». Оказалось, что радиация души воинствующим атеизмом (идеологическим фундаментализмом)  сильнее  атомных бомб. 

Россия пронизана самым протяженным пространством с богатыми Недрами и широкой Душой. Но Недра и Душа, как показывает отечественная история,  оказываются порой несовместимы. Природные богатства часто развращают, и в Душе угасает энергия Ума. Таким образом, в наступившей информационной эпохе, в центре которой мыслящий человек, создающий интеллектуальный продукт, русская душа оказалась атакованной с двух направлений. Внешних геополитических технологий манипулирования сознанием и внутренней бедой, обусловленной высокими мировыми ценами на энергоресурсы. Но что остается делать, ждать, когда иссякнуть Недра, когда отсутствие нефти и газа и высоких мировых цен на энергетические ресурсы заставят Россию думать? Но не будет ли слишком поздно для великой страны, унесенной ветром истории? 
Знаменитый историк двадцатого столетия Арнольд Тойнби предупреждал: «Духовные процессы происходят  в человеческой душе, ибо только Душа способна переживать  человеческий опыт и откликаться  на него духовными проявлением. Раскол в человеческой душе — это эпицентр раскола, который проявляется в общественной жизни.  Поэтому, если мы хотим иметь  более детальное представление о глубинной реальности, следует  подробней остановиться на расколе в человеческой душе».7
В России написано множество трудов о демографической, экологической и ядерной катастрофе. Меньше всего уделяется внимание главной катастрофе, российского происхождения. Если в результате демографической катастрофы ежегодно население России сокращается на один миллион человек, то «Чернобыль души» облучил весь советский социум. Общество пронизано «лучевой» болезнью, которая страшнее Хиросимы. Хаос опустошенной и традиционно «ушибленной ширью» русской души обусловлен антропологической катастрофой8, ускоренной применением геополитических технологии манипулирования сознанием,  «захватом» вражеской советской территории путем воздействия на «одичавшее» за железным занавесом сознание советского человека.
Пока  существует человек, в любом мироустройстве  наряду с доминированием политики, экономики или философии присутствует его двуединая природа. И здесь на границах чувственного и рационального идет вечный процесс зарождения созидательной или разрушительной энергетики. Каких бы высоких горизонтов не достиг человек, его чувственный мир не покидают  эгоизм,  психология раба и другие  страсти. И самые совершенные технологии не могут заменить совесть человека. Она есть или её нет.  
Не достаточно принять самые совершенные (справедливые) законы, главное — надо стремиться, чтобы они соответствовали совести.

Геополитическая мощь государства определяется в первую очередь не материальными ресурсами, а силой духа. Не случайно американская власть с таким вниманием следит за «духовным климатом» в мире. В Ежегодном докладе Государственного департамента США о свободе вероисповедования в странах мира, подготовленном в сентябре 2006 года,  констатируется большая роль американских служителей культа в Восточной Европе. В частности отмечается, что «большинство иностранных служителей культа на Украине — граждане США, и «посольство продолжает вмешиваться  по мере необходимости для защиты их прав в соответствии с законом». Рекомендуется продолжать мониторинг, отражающий проблемы и успехи евангелистских сект, включая баптистов и мормонов, на территории самостийного государства9
Учитывая, что в галицкой Украине доминируют греко-католики, т. е. представители западного христианства, американские миссионеры сконцентрировали свою деятельность на «вражеских» территориях востока и юга Украины, где доминируют  православная церковь Московского патриархата. Где богатые заокеанские секты возводят свои храмы в селитебных городских районах раньше, чем православная церковь. Западно-украинские националисты наивно считают, что если они не могут придти к власти демократическим путем без помощи светского Запада,  пусть  тоталитарные и другие секты «завоюют» для них Восточную Украину. 
Необходимо добавить и заигрывание украинских националистов с крымскими татарами. Использование их в борьбе за власть в Киеве и систематическое  невыполнение обещаний уже привело к подрыву авторитета мусульманских лидеров умеренного толка. Местные мусульмане все больше прислушиваются к радикальным исламистам, пропагандирующим создание интернационального исламского государства. После того, как «оранжевая власть» потерпела поражение на парламентских выборах, крымские татары перешли к  крупномасштабному захвату земель на Южном берегу Крыма.
Несмотря на неудачи «оранжевой революции» на Украине, следует более пристально обратить внимание на особую технологию манипулирования подсознанием, что привело к  эффективному использованию эмоционального ресурса электората.

Технология «непорочной Девы Марии»

Это условное название. В СМИ отмечается следующая особенность  использования технологии внушения для воздействия  на эмоциональную сферу человека, минуя разум и логику10.  На парламентских выборах 2006 года «непорочный ангел оранжевой революции» (Юлия Тимошенко) пошла на очередной штурм властного олимпа под «управлением любви» и её  партия стала главной оппозиционной силой. Которая в особых торжественных случаях облачается в Верховной Раде  в белые одежды со значком пульсирующего красного сердца. Она обращается к чувствам и вере вместо разума и логики. А там где бездумная любовь разум бессилен.
Это имеет такое же отношение к европейской демократии, где логика является фундаментом цивилизации, как (извините за выражение) «к корове седло». Многие российские политологи неолиберальной ориентации ошибочно отождествляют это явление с демократической оппозицией, выдавая желаемой за действительное. Смотрите, в путинской России нет такой красивой и демократической оппозиции, а в Киеве заседает «европейский» парламент.
Под управлением  безумной «любви» проще нейтрализовать разум, который мог задать нелицеприятные вопросы «буревестникам» оранжевой революции. В какой советской школе они получили представления о европейской демократии и правах человека? Как самые «честные» демократы в ночь с воскресенья на понедельник  после распада СССР стали обладать не малым материальным богатством и за чей счет? И хотя не было достигнута абсолютная победа, но и полученных свыше двадцати процентов голосов электората достаточно, чтобы обеспечить политическую нестабильность на Украине. Практически технология «непорочной Девы Марии» обеспечила второе место партии «Батьковщины» в Верховной Раде. В этом заключается главный итог прошедших парламентских выборов на Украине. Не имея шансов сохранить «оранжевую власть», был реализован запасной вариант дестабилизации за счет бездумной «демократической» оппозиции, созданной «под управлением любви».   

Как не парадоксально, эта технология известна со средневековья и использовалась католическими орденами для захвата чужих конфессиональных территорий, а в современной Европе эффективно применялась на Балканах. Здесь традиционно большую роль имеют монашеские ордена  иезуитов и францисканцев, которые выполняют авангардную роль западного христианства.
История явления девы Марии хорошо известна на Балканах и описана в книгах11. В 1981 г. после смерти президент федеративной Югославии Иосип Броз Тито произошли волнения албанцев в Косово, а в Герцоговине вблизи Междугорья молодыми боснийскими пастухами была «замечено» ведение Девы Марии, которое «говорило» на хорватском языке. А еще в этот же день через десять лет 25 июня была провозглашена независимость Хорватии. В последующие годы место получило всемирную известность и стало центром паломничества для тысяч верующих. Официально католическая церковь (Ватикан) рассматривала  очередное явление Девы Марии  как интрига францисканцев упрочить свое влияние и авторитет на Балканах. Надо отметить, что «интрига» удалась и  позволила де-юре расширить продвижение наступления западного христианства на Балканах.  После первой балканской войны 1991-95 гг. на основе Дейтонского соглашения была создана Мусульмано-Хорватская федерация, то есть государство мусульман и католиков,  на территории нежизнеспособного образования  Боснии и Герцеговины.
Технологии захвата чужих конфессиональных территорий через воздействия на эмоциональную сферу использовались  при создании тоталитарных сект на территории бывшего Советского Союза: АУМ Синрикё, Дева Мария Христос (из бывших комсомольских работников), или других образований, лидеры которых были готовы претендовать на светскую власть (явление Гробового и др.). Напомним, что основной целью этих авторитарных организаций было  достижение абсолютной единоличной власти  их лидеров  и беспрекословного подчинения на основе не только религии, но и современных достижений  психологии и политтехнологий.
Эти технологии были творчески применены при осуществлении «оранжевой революции». Пока остается тайной, кому из западных политтехнологов пришла гениальная мысль создать образ некой мессии из вождей «правильной» оранжевой оппозиции. Чтобы  и без того потерявший ориентиры преимущественно безбожный электорат получил «ангелов с крылышками»  в демократической упаковке. При этом ангельские лики  особенно оказались к месту для вошедших  во власть физических лиц, предварительно «приватизировавших» общенародную собственность в особо крупных размерах.
Во время бунт миллионеров против миллиардеров, по чьей то глупости названный «оранжевой революцией», впервые эффективно были совмещены  американские технологии «борьбы за демократию и права человека» с манипулирование подсознания электората. В качестве «ангелов» революции, направленной на раскол православной цивилизации,  были назначены лидеры,  … исповедующие православие. Основу оппозиционного блока «Наша Украина» составляли националисты с идеологией провинциального панукраинизма и среди них доминировали греко-католики. До оранжевого бунта они практически потерпели поражение в политическом пространстве Украины в борьбе за «свою» Украину. И второе пришествие с помощью Запада было возможно не только с помощью подкрашенной в оранжевые цвета «революции», но и создания новых образов демократических лидеров, которые  могли ассоциироваться на подсознательном уровне электората с божескими «ангелами», парящими в безоблачном небе Украины. Стратегическая геополитическая цель — окончательно расколоть православную цивилизации.
Западными (преимущественно американскими) политтехнологами был изящно осуществлен захват «чужой территории» без единого выстрела. Если раньше внедрялись во властную элиту агенты влияния, то впервые они были избраны «демократическим» путем на олимп президентской (исполнительной) власти. Заблаговременно были подготовлены и молодые волонтеры, умело размахивающие оранжевыми флагами на Майдане и бездумно кричащие нужные лозунги. Благодаря превосходной работе заокеанских политтехнологов и консультаций лондонского колокола российской демократии  в декабрьских сумерках киевского Майдана порой казалось, что на землю Украины сошли не транзитные политики, а Иисус Христос и непорочная Мария Магдалина. 

Во «второй волне» цунами бездумной демократии, когда  «последние оплоты демократии» появлялись на экранах телевизоров при посещении церковных храмах, где держали свечи по номенклатурной традиции «как граненые стаканы», значение их вероисповедования было не существенным.  В «третьей волне»  в отличие от стран Балтии, которые вернулись в свое конфессиональное пространство, в  технологиях «захвата» на Украине ставилась другая задача. Оторвать часть православия из социкультурного пространства восточноевропейской цивилизации и включить ей в Европейский Союз, где доминируют западные христиане. Где окотоличить или по иному охристианить будет проще простого. Чтобы привлечь максимум электората,  принципиально важным было назначить «ангелов демократии» из среды православных. И с их помощью расколоть православный электорат.  А «истинных украинцев» из «Нашей Украины», исповедующих греко-католицизм, оставить в тени до поры до времени. Так как было очевидно, что они не смогут собрать большое количество голосов. Поэтому лидером «Нашей Украины», то есть группировки украинских националистов, ориентированных на Ватикан в качества главного «ангела» назначается представитель православного вероисповедования.
Казалось бы, какая разница, к какой конфессии принадлежит человек. Если западная демократия провозглашает главенство прав человека над вероисповедованием и национальность. Увы, действительность далека от идеалов демократии. Что наглядно продемонстрировали события на Балканах.
Во время этнонацинальных и этноконфессиональных конфликтов на Балканах, было осуществлено разделение труда между НАТО и ЕС. НАТО, то есть американцы, согласно взятым обязательствам исключительно эффективно  разрушили местную инфраструктуру, на территориях, где проживают преимущественно православные сербы. Европейский Союз должен был восстановить разрушенную инфраструктуру и интегрировать Сербию в западноевропейское пространство. Когда было достигнуто это соглашение, Брюссель по известной славянской традиции не думал о своих финансовых возможностях. Но когда разбомбили инфрастуктуру,  выяснилось, что средств в консолидированном бюджете ЕС недостаточно. И Брюссель начал концентрировать внимание только на «точках роста», которыми, естественно оказались, братья по христианскому духу, то есть хорваты-католики. 

В расколотом конфессиональном пространстве Восточной  Европы  наступает христианский фундаментализм (евангелистский протестантский), победоносно шествующий  по просторам славянской души, опустошенной радиацией атеизма и межцерковным расколом. В отдельных областях России и Украины протестантские общины доминируют над православными. Таким агитаторам как в евангелистских сектах мог бы позавидовать коммунистический режим. Члены сект уже отчуждены от отечества, им нельзя служить в армии. Свидетели Иеговы не принимают участие в общественной жизни (не голосуют, не служат в армии, не отмечают государственные праздники). Другие секты, наоборот активно участвуют в общественной жизни и выполняют свои социальные программы лучше государства (кормят бесплатно обездоленных, имеются случаи излечения от пьянства и наркомании  и других трудно излечимых болезней). Если социальные программы Кремля окончатся очередной крупномасштабной имитацией, произойдет «тихая» революция. Достаточно сигнала «правильно» голосовать за назначенного Западом «ангела». Власть от Бога и пастырь укажет за кого молиться перед очередными выборами. И нет необходимости в абсолютной победе на выборах «демократического» кандидата, достаточно иметь во власти «правильную» оппозицию, способную дестабилизировать обстановку в стране и ослабить в очередной раз российскую государственность.

Властные элиты в технологиях новейшей геополитики

Технологии новейшей геополитики, учитывающие природу человека,  эффективно применяются в Восточной Европе против постсоветских властных элит, получивших немыслимую свободу действий и решивших одновременно стать самыми деловыми, умными, пушистыми и святыми. Основными объектами «нападения» являются не промышленные и другие стратегические объекты, а часть властной элиты, страдающей манией величия и комплексом неполноценности. Этому способствует то обстоятельство, что постсоветская элита новых независимых государств в своем подавляющем  большинстве оказалась значительно хуже,  наглее и циничнее коммунистической номенклатуры.
Если с высот исторического времени окинуть единым взором современную Восточную Европу, то предстанет живописная картина. Вместо Петра и Екатерины Великих обнаружишь «Стенку Разина» Непросыхающего, многочисленных Киндер-сюрпризов, простых парней в кепках и с анекдотами, ханов и баев,  шутов, непорочных ангелов революции с косами, паханов, шестерок  и многих других лиц из театра абсурда, выбранных на свои роли самым демократическим путем.
Парадокс  чрезмерного торжества демократии, создавшей в Восточной Европе идеальное поле для применения технологий новейшей геополитики. Здесь в качестве геополитических агентов влияния используются физические лица, скоропостижно вошедшие в политику и использующие демократию в качестве предмета (булыжника) в борьбе за власть. Эти представители новейшей «элиты в законе» особенно проявили себя в незаконной приватизации общенародной собственности в особо крупных размерах, отличаются низким уровнем общеобразовательной культуры, чьи смутные представления о демократии и гражданском обществе легко могут быть изменены в должном направлении.
Агенты влияния занимаются лоббирование геополитических проектов своих зарубежных хозяев, за что получают звание «буревестников демократии».  Их деятельность  направлена на замену одной геополитической системы на другую, является разновидностью подрывной  деятельности с позиций национальной безопасности. Масштабы воздействия геополитической агентуры, как правило, превосходит стратегическую разведку спецслужб, так как может привести к распаду государства. 

Новые сетевые технологии позволяют дешево купить часть властной элиты и представить  их в качестве буревестников демократии, которые в собственной стране выполняют роль агентов влияния. Как правило, в цивилизованных странах они квалифицируются как предатели национальных интересов. В этом принципиально отличие агента влияния от изменника родины. Услуги последнего  стоят дороже, и его существование требует конспирации. Тогда как агентов влияния можно внедрить на ключевые посты в государстве самым демократическим путем.
Предприимчивые и находчивые физические лица, стремящиеся во власть, сделали  великое открытие. Западу нужны не их знания азов демократии и гражданского общества, не их честь совесть и долг перед отечеством, а лояльность перед новым зарубежным хозяином. За эту лояльность Запад обеспечивает легитимность «элиты в законе», разрешает подворовывать отечественные ресурсы, закрывает глаза на нарушение прав человека,  грабеж народной собственности и создание «семейного» бизнеса. Единственное, что не допускают европейцы и особенно чувствительные американцы, это воровство их собственных финансовых и других ресурсов.   
Насильственная смена режима в Украине при крупных вливаниях Запада показал гражданам страны, что демократию можно купить. По данным британской газеты «The Guardian» американская администрация  потратила на смену режима в Украине  около 14 млн. долларов12. Вероятно, американцам мало врагов в Евразии в лице радикального ислама, они еще решили воскресить в качестве непримиримых противников восточных христиан, финансируя сомнительные цветные революции. Активную роль в насильственном продвижении демократии приняли участие неправительственные американские организации «Freedom House», Институт открытого общества миллиардера Джорджа Сороса и лондонский Колокол российской демократии (Березовский), который, как пишут, слал на Украину не только апельсины в бочках.

Когда Западу было выгодно сохранить пана Кучьму на второй строк, в «свободных» западных СМИ на фоне незначительных критическим материалов доминировали статьи об украинском президенте как «последнем оплоте демократии».  Но стоило пану президенту не проявить стопроцентную лояльность Белому дому, как был найден другой кандидат в «буревестники демократии».  При этом с использование сетевых технологий  до и во время «оранжевой революции» в западных СМИ печатались страшилки типа «Агония Кучмы», «Страхи Кучмы», «Главная проблема Украины это её президент»,  «Клан Кучьма не выпустит власть из своих когтей», «Киевский правитель может оказаться на скамье подсудимых», «Кучма не остановится перед кровопролитием». Самое интересное, что оказались манипулируемыми и российские сетевые СМИ, где эти страшилки переводились на русский язык, выступающий транслятором этой информации на большую часть Украины.  

Что и говорить, если представить Украину как великую шахматную доску, уставленную преимущественно политическими фигурами, то первый сеанс игры американских гроссмейстеров закончился победой над российскими политтехнологами. Американцы более умело передвигали пешками украинской политики. Российские политтехнологи проиграли битву за Украину так же из-за чрезмерной самоуверенности и незнания современных украинских реалий.  
А вот дальше, после победы, начинаются сбои в технологиях, проявившие себя  раньше на Балканах, Афганистане, Ираке, и, наконец, на Украине. Военной или финансовой мощи оказывается достаточной на первой (неконтактной) стадии, управляемой из Пентагона или комфортных кабинетов американских посольств. Но чтобы закрепить «честную» демократию  на чужой территории необходимы контактная стадия. Когда военные и гражданские американские советники и специалисты будут помогать местным «братьям»  внедрять демократию в каждом конкретном ауле, населенном пункте или на украинском Хуторе и…  отдавать свои жизни за идеалы свободы в борьбе с местной мафией, бандитами или коррумпированной властью. К этому Америка не готова13, она слишком богатая страна для такой жертвенности ради других народов.
На каждый украинский Хутор нужно будет посылать американского шерифа (комиссара демократии). Вряд ли это придется по душе властной элите криминально-коррумпированного государства. Поэтому на хутора из ближайших лесов и степей на мерседесовских тачанках будут набегать «истинные украинцы»,  расправляясь с  заокеанскими буревестниками демократии. Правда, пока не видно граждан самой правильной страны мира, жаждущих отдать свою жизнь за самостийную Украину. Даже среди американских негров и латыносов, составляющих костяк контрактной армии. 

Согласно правилам новейшей геополитики, патриотическая идеология национализма, не сопровождаемая кардинальным ростом благосостояния, лопается как мыльный пузырь примерно в течение двух десятилетий. Поэтому для примитивного панукранизма практически не остается времени, так как он ведет к утрате государственности.
Следует обратить внимание, что во время «оранжевой революции» главным лозунгом был не «За европейскую демократию и права человека», а очень понятный «Бандит должен сидеть в тюрьме». После того как «буревестники» демократии уселись в руководящие государственные кресла, они впервые  хорошо подумали и решили, что если выполнить это обещание, то окружение президента потеряет многих «честных демократов». И все остались на своих местах.
Наглядно проявился еще один недостаток технологий воздействия на эмоциональную сферу человека. Лидер революции так вошел в роль, что по пришествию к президентской власти стал читать проповеди  в криминально-коррумпированном государстве. Эти выступления перед самыми коррумпированными органами государственной власти имели такой же эффект как «мертвый от припарка».

Падение Советского Союза было обусловлено системным кризисом, в котором важнейшее место занимает «одичавшее» за железным занавесом сознание. Казалось после геополитической катастрофы на место мобилизационной модели придет вместе с демократией инновационная стратегия развития страны. Но этого не произошло. В отличие от многократно оболганного «последними оплотами демократии» советского государства, сумевшего в самые критические и трудные послевоенные годы создать с нуля новую инновационную атомную и ракетно-космическую промышленность, обеспечившую статус мировой сверхдержавы.

В заключении следует подчеркнуть, что «оранжевая революция» не была движением за демократию, а являлась проявлением технологий захвата чужих территорий путем манипулирования «вождями» и воздействия на подсознании электората, обладающего протестным потенциалом.
Каковы уроки для России? Как уже отмечалось выше, «оранжевая революция» в чистом виде невозможна в России, и «демократический» ставленник Запада не имеет шанс на абсолютную победу. Но вполне реальна победа некой партии под «управлением любви», способной дестабилизировать обстановку в стране и ослабить российскую государственность.  Имитация действительности может привести к  очередному ослаблению российской  государственности.
Как сказал одни из крупнейших европейских философом двадцатого столетия: «Пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет»14.  Патриотизм, незаметно сползающий к  грани провинциального национализма, не способен обуздать коррупцию, так как сужает делегирование вверх по статусным коммуникациям граждан по профессиональным, а не по этническим признакам. Если борьба с коррупцией и социальные программы трансформируются в крупномасштабную имитацию действительности, Россия вновь войдет в период окончательной смуты и распада. Так как при эффективном применении технологии манипулирования подсознанием электорат самым  демократическим путем, голосуя не разумом, а сердцем, сметет власть, имитирующую  или упрощающую действительность.

В эпоху глобализации главная коммуникация проходит не в реальном географическом пространстве, а через внутренний мир человека. Нельзя изменить Мир,  не изменив себя.


1 Дергачев В. А. Геополитика. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2004.

2 Ивашев Г. Россия или Московия? Геополитическое измерение национальной безопасности России. — М.: Эксмо, 2006; Панарин И. Информационная война и геополитика. — М.: Поколение, 2006.

3 Дергачев В. Последствия цунами бездумной демократии. — Мир перемен, 2006, № 2.

4 Дугин А. Сетецентричные войны. — Вестник аналитики, 2005, № 4.

5 Дергачев В. Последствия цунами бездумной демократии. — Мир перемен, 2006, № 2.

6 Мамардашвили М. Как я пониманию философию. — М.: Прогресс, 1992.

7 Тойнби А. Постижение истории. — М.: Прогресс, 1991, с. 358.

8 Мамардашвили М. Как я понимаю философию. — М.: Прогресс, 1992, с. 107- 121.

9 www.allamericanpatri-ots.com; Украина: международный доклад о свободе вероисповедования. — Еженедельник «2000», 13 октября 2006 г.

10 Александр Леонтьев Сублимация любви. – Еженедельник  «2000», 29 сентября 2006 г. 

11 На русский язык переведена книга британского писателя и журналиста Ричарда Уэстона  «Иосип Броз Тито: власть силы» (1998), где это явление подробно описано. 

12 Трейнер И. За беспорядками в Киеве стоят американцы. – Гардиан, 26 ноября 2004 г. www.inosmi.ru

13 В отличие даже от Советского Союза, посылавших партийных работников и других специалистов строить социализм в братские страны.

14 Мартин Хайдеггер Время и бытие. — М.: Республика, 1993, с. 258.


Вверх

 


 

«Геополитика сверхдержав»

Америка. Утомлённая супердержава Падение и взлет китайского Дракона Имперская геополитика. Великий час мировых империй Путь к процветанию государства

 


Воспоминания
Ландшафты памяти
Ландшафты путешествий. Города и страны
Ландшафты поэзии, музыки и живописи


Избранные статьи и посты
ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ПРОСТОРАМ РОДИНЫ ЧУДЕСНОЙ
Шейх Заид. Самая выдающаяся исламская личность


Павел Флоренский. Русский Леонардо да Винчи
Максим Горький. Писатель, купленный любовью народа
Иван Бунин. Певец пограничья природы
Анна Ахматова. Парящая в небесах
Николай Гумилев. Конкистадор истоков человеческой природы 
Николай Заболоцкий. Поэт философской лирики


Бесподобная Элеонора. Королева мужских сердец
Анна Вырубова. Фрейлина, монахиня, оклеветанная
Трафальгарская Венера. Символ красоты и силы духа
Париж. Лувр. Гимн обворожительным женщинам


Трансильвания. Замок Дракулы. Вампирский бренд Румынии
Где присуждают и вручают Нобелевские премии
Олимпийские игры. От Древней Греции до Сочи
Гибель мировой секретной империи
Великий час кораблей пустыни
Неугасающий ослепительный блеск Венеции
Карибы. Святой Мартин. Остров двух господ