logo
Институт геополитики профессора Дергачева
Сетевой проект
Аналитический и образовательный портал
«Пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет». Мартин Хайдеггер

Геополитика. Русская энциклопедия

Интернет-журнал

Геополитика. Русская энциклопедия

Геополитика. Русская энциклопедия

 




   
   
   
Союз образовательных сайтов    
Яндекс цитирования    
Рейтинг@Mail.ru    
   



Лекции Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи


Обсудить статью в дискуссионном клубе

НОВАЯ ГЕОПОЛИТИЧЕСКАЯ АРХИТЕКТУРА ЧЕРНОМОРСКОГО РЕГИОНА И БЕЗОПАСНОСТЬ ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ

Владимир Дергачев

Мониторинговый доклад «Института геополитики профессора Дергачева», озвучен на Международной конференции «Большое Причерноморье: вызовы XXI века и поиск стратегических решений» (Москва, 14 – 17 июня 2008 г). Доклад готовится к публикации Институтом Европы РАН совместно  с Институтом стратегических оценок и анализа. Последующие мониторинговые доклады по Черноморью с учетом событий на Кавказе готовятся к печати в журнале «Геополитика» (Болгария, София) и на Украине (Одесса, Донецк, Симферополь). 

Доклад опубликован в сборнике материалов Международного круглого стола. Проблемы безопасности Причерноморья и нейтральный статус Украины. — Симферополь: СОНАТ, 2008. - 144 с

 

Черноморье расположено в геополитическом центре Евразии на пересечении  двух мировых коммуникаций «из варяг в греки»  и запад - восток, включая Дунайско-Черноморский путь. Здесь проходят геополитические и социокультурные  рубежи  евразийских цивилизаций. Наиболее характерной особенностью региона является  геополитическая биполярность  на осях Запад - Восток и Север - Юг. Самые обособленные в Мировом океане  и глубоко  вдающиеся в сушу Черное и Азовское моря  встречается здесь с Великой Евразийской степью.
За последнее время повысился интерес мировой политики к Черноморскому региону. За короткий промежуток времени прошли многочисленные  международные форумы, по количеству которых регион уступает только Ближнему Востоку.

Новая геополитическая архитектура

 Современная геополитическая архитектура в Черноморском регионе обусловлена усилением военно-политического присутствия НАТО и США, а так же энергетической геополитикой  (перестройкой  генеральных направлений транспортных коммуникаций). К региону приковано внимание  западных  нефтяных компаний в связи с перспективами освоения  богатых углеводородами месторождений  Каспия и выбора  путей транспортировки  нефти и газа.
Военно-политическое положение региона характеризуется утратой Российской Федерацией своих позиций. В результате дележа военно-морского флота между Россией и Украиной Восточная Европа впервые после падения Османской империи утратила военный паритет в Черноморье. Черноморский Флот России, дислоцированный в основном в Севастополе, включает бригаду противолодочных кораблей  с ракетным крейсером «Москва», бригаду десантных кораблей, бригаду ракетных катеров и пр. Личный состав флота насчитывает 18 тыс. военнослужащих. Черноморские флоты России и Украины  уступают по боевой мощи турецкому флоту в 4,5 раза и Шестому американскому флоту в Средиземноморье в 20 раз.
Различается геостратегия Соединенных Штатов и Европейского Союза в Черноморье. США стремятся к военно-политическому присутствию  в регионе, чтобы взять под контроль рубежи евразийских цивилизаций и коммуникационные коридоры между главными соперниками в глобальной  конкуренции (ЕС и АТР)1.
Европейский Союз после неоправдавшихся надежд на европейскую интеграцию Украины, сделал ставку на создание коммуникационного выхода к Черноморью через территорию Румынии. Европейская комиссия объявила Констанцу восточными воротами Европейского Союза. Для того чтобы усилить конкурентоспособность морских перевозок и транспортного коридора на Южный Кавказ  оперативное управление свободными портами в Констанце (Румыния)  и Поти (Грузия) передано компании JAFZA International  (Объединенные Арабские Эмираты). Это международное подразделение самой эффективной свободной экономической зоны мира «Джебель Али».
Причерноморские государства  обладают разными геополитическими возможностями. Российская Федерация остается второй ядерной и самой мощной энергетической державой мира. Россия  на протяжении двух столетий  затратила  огромные материальные и финансовые ресурсы   и создала  мощную инфраструктуру  для коммуникационного «южного окна»  в Европу и другие части света. Усиление позиций НАТО в Черноморье,  принятие Турцией в одностороннем порядке ограничений  режима судоходства  в Проливах, нанесло существенный ущерб  интересам  России. Формируется новая коммуникационная ось Санкт-Петербург - Москва -  Воронеж - Ростов-на-Дону - Новороссийск. Создание  нового пути «из варяг в греки» еще больше сузит  хинтерланд  украинских портов  и усилит тяготение  районов Восточной Украины к этой скоростной магистрали.
В последние годы активность самой мощной энергетической державы мира возросла в связи с новой геополитикой (проекты «Голубой поток» и «Южный поток»  по дну Черного моря в обход Украины). Попытки США вытеснить Россию из Черноморского региона за счет усиления роли Украины и превращения её в региональную державу пока не увенчались успехом. Однако отсутствие у России последовательной и твердой черноморской политики может привести к утрате геополитических позиций в регионе.
Турция реально усилила военно-морские и экономические позиции в регионе. Страна входит в военно-политический блок НАТО, имеет  многочисленную армию и  самый мощный в регионе модернизированный военно-морской флот. Румыния и Болгария не только стали членами НАТО, но разрешили создание на своих территориях американских баз. Румыния так же стремится возродиться в качестве региональной державы Юго-Восточной Европы. На пути к вступлению в  НАТО находится и Грузия, претендующая на роль «морских ворот» Южного Кавказа (проект грузинского Дубая).
Геополитическая трансформация энергетических коммуникаций.  В настоящее время Европейский Союз зависит на 44 % от поставок российского газа и на 27 % от российской нефти.  В Евросоюзе за период 2007/20 годы потребление природного газа увеличится с 500 до 720 млрд. куб. м. Здесь доля импорта природного газа возрастет с 40 до 65 %.  Доходы от российского транзита  составляют в национальных бюджетах стран Балтии 16 %, на Украине и Польше  – 13% и в Финляндии – 10 %. 
Россия до сокращения поставок природного газа в 2006 году ежегодно субсидировала Украину на сумму от 3 до 5 млрд. долларов. Что более чем в четыре раза  превышало помощь  США Украине в 2000\05 гг. (менее 800 млн. долларов). Украина будет оставаться крупнейшей транзитной страной для российского и среднеазиатского газа (около 110 млрд. куб. м в год в 2007 г.) до 2012 года. С вводом в строй газопроводов «Северный поток» (55 млрд. куб. м в год) и «Южный поток» (30 млрд. куб. м в год), нефтепровода Бургас – Александрополис (2009)  Украина утратит значение главной транзитной страны.
Как становится очевидным, энергетических «пряников» на всех не хватает. Если в 90-е годы большинство коммуникационных проектов в Черноморье исходило из безусловной ориентации энергетических ресурсов Каспийского региона  на Запад, то эта политика уходит в прошлое. В настоящее время страны Центральной Азии учитывают интересы России и потребности Китая и Индии. Под патронажем США принято решение о строительстве трансафганского газопровода из Туркмении в Индию. Иран заключил долгосрочное соглашение о поставках нефти в Китай, имеется проект строительства газопровода в Индию.  
Преувеличенной оказалась роль региональных группировок. Черноморское экономическое сотрудничество осуществляется в условиях ограниченных финансовых возможностей стран-участниц и лимитирующих факторов (энергетических, транспортных, экологических, водных, трудовых). Поэтому  каждое государства ведет поиск  оптимальной модели открытой экономики с надеждой на зарубежные инвестиции. Парадоксальная особенность  Черноморского  экономического сотрудничества  заключается в том, что большинство стран, игнорируя реальную  географию и геополитику,  декларируют стратегический европейский или проамериканский выбор. Конкуренция между ними за транзитные функции доминирует над интеграционными проектами субрегионального сотрудничества. Многолетний  безуспешный опыт Турции свидетельствует о трудностях  интеграции стран,  принадлежащих к разным цивилизациям,  имеющим социокультурные  и конфессиональные различия.
Украина символически присутствует в проекте международного транспортного коридора TRACECA, тогда как основные грузопотоки идут через Турцию. Участие в антироссийском «мыльном» образовании ГУАМ не принесло Киеву политического капитала и экономических выгод. Внешнеторговый оборот со странами этой группировки не превышает 2 %.   
После падения «железного занавеса» происходит существенная геополитическая трансформация в Черноморье. Здесь сталкиваются интересы крупных геополитических игроков (США, ЕС и России). Так как в геополитическом коде Украины западный и восточный вектор «курируют», соответственно, Европейский Союз и Российская Федерация, Соединенные Штаты вклинились в регион под традиционным флагом главных буревестников демократии. Для этого они успешно оседлали «ничейный»  и разрушенный (разграбленный) южный морской геополитический вектор Украины.

Утрата морской мощи Украины

Украина за годы независимости утратила морскую мощь, являющуюся одним из стратегических ресурсов государства, а так же геополитические позиции  в Черноморье  и на Дунае. Поэтому важнейшей  проблемой национальной безопасности Украины является восстановление морской мощи государства с учетом геополитической трансформации. В условиях открытой экономики  морское хозяйство Украины оказалось неконкурентоспособным. Турция  после двухвекового перерыва  вновь лидирует в черноморской  торговле, а бывшие монополисты социалистической  индустрии отдыха — курорты Крыма и Одессы — при свободе выбора  мест отдыха  и лечения  уступили первенство Средиземноморью.
В 90-е годы  широкое распространение  получила  идея создания свободных экономических зон в портовых  городах.  При отсутствии  развитого  отечественного  предпринимательства  возобладали проекты точечных зон, где нет единых для всех субъектов (отечественных и зарубежных)  правового поля и преференциальных условий хозяйствования. Наличие нерешенных геополитических проблем, кризис украинской государственности2, отсутствие современной  инфраструктуры и экологические проблемы  превратили  морское хозяйство в зону  высокого риска для вложения  иностранного капитала.
Необоснованно  декларируемое стремление Украины стать морскими воротами  Западной Европы (Европейского сообщества) или Центрально-Восточной Европы. Главные морские ворота Украины (Большая Одесса) утратили роль крупнейшего транспортного узла Черноморья и по суммарному  грузообороту значительно  уступают Стамбулу, Новороссийску и Констанце.
Президент Украины поручил Кабинету Министров подготовить в течение двух месяцев законопроект о прекращении с 2017 г. действия  международных договоров  о временном пребывании на территории Украины Черноморского флота  Российской Федерации». Об этом говорится в решении СНБО от 16 мая 2008 г. «О мероприятиях по обеспечению развития Украины как морского государства». С позиций умеренного оптимизма, можно утверждать, что на  антиевропейской (американизм и «нацификация») и антирусской политики морскую мощь государства возродить невозможно. Поэтому решение СНБО останется благим пожеланием или очередным миражом уходящего в историю «оранжевого» Майдана. 
Перед Украиной стоит проблема 2012 года. Исполнится двадцать лет деинустриализации и деинтелллекуализации страны и попыток создания националистического государства без ощутимых результатов в социально-экономической сфере. Будут окончательно разрушены доставшиеся в наследие верхние высокотехнологические «страты» советской технологической пирамиды. Украина утратит значение главной транзитной страны (13 % дохода бюджета от транзита), завершится  полным провалом имитации создания международных транспортных коридоров.  Вступление Украины в НАТО и возможный вывод российской военно-морской базы из Севастополя будет сопровождаться дестабилизацией обстановки в Крыму.
Крым занимает особое место в геополитической трансформации в Черноморском регионе  и в ближайшем будущем  станет полигоном испытания  украинской государственности. Крым никогда за свою тысячелетнюю историю не был связан на протяжении длительного периода с слабым националистическим государством. На фоне не прекращающейся российско-украинской конфронтации Крым может быть навсегда потерян для Киева и Москвы. Мировая империя добра поддержит стремление крымских татар к независимости.  Наиболее вероятным является «балканизация» обстановки в Крыму,  создание здесь марионеточного крымско-татарского государства под американским протекторатом3.
Украина последовательно сдает доставшиеся ей в наследие геополитические   позиции в Придунавье. В украинско-румынских отношениях остаются спорные вопросы по делимитации континентального шельфа и острову Змеиный. Украинское Придунавье  является одним из  наиболее депрессивных  регионов страны, неблагоприятных для иностранных инвестиций. Это обусловлено не только последствиями балканского конфликта,  но и неопределенным геоэкономическим положением. Трансграничное сотрудничество не стало локомотивом развития региона.  Обострились  транспортно-энергетические проблемы региона, не имеющего  собственных генерирующих энергетических мощностей. Придунавье слабо интегрировано в транспортно-коммуникационный каркас Украины. За последнее десятилетие Украина  утратила функции главного коммуникационного узла на Нижнем Дунае, уступив первое место соседней Румынии.

Проблемы расширения НАТО

Саммит НАТО в Бухаресте отсрочил последнее наступление Запада на Восточную Европу. А празднование 225-й годовщины Черноморского флота еще раз продемонстрировало остроту проблемы. Но все это уже в прошлом, наступило время летних отпусков и может быть стоит успокоиться до тех пор, когда натовский петух не клюнет в очередной раз уязвленное самолюбие России? Несмотря на осторожные заявления Московского Кремля, в российском аналитическом сообществе какая-то обреченность о неизбежности вступления Украины в НАТО. Политики постоянно повторяют, что российское государство осталось в одиночестве и ни на кого не может положиться в вопросах национальной безопасности. Российские «демократические» силы не видят в возможной очередной геополитической утрате ничего предосудительного. И им не откажешь в последовательности. После «оранжевой революции» некоторые московские демократы не только приветствовали приход к власти президента-националиста и раскольника канонического православия, пропитанного русофобией, но и записались к нему в советники. 
На фоне бесспорных российских достижений последних лет мало кто задумывается, каковы будут психологические последствия раскола восточнославянской цивилизации и перехода миллионов русских под ядерный зонтик преимущественно западно-христианской цивилизации, что позволит не только осуществить тотальную украинизацию русских на Украине, но нанести невосполнимый удар по русскому языку и культуре. До декабрьского саммита министров иностранных дел стран-участниц НАТО осталось не так много времени. Поэтому обратимся к тому, как его использует украинская власть, Соединенные Штаты и Россия. 
Позиция киевской президентской власти. Оценив провал в Бухаресте «как исключительную победу», доморощенные националисты погрузили тяжелую артиллерию украинского «гуманитарного простора» (голодомороведов, русофобов и панукраинистов) в скрипучую бричку и отправились интегрироваться в Европейский Союз. Их не смущает, что за годы самостийности Украина заняла «почетное» второе место в мире по естественной убыли населения (после Ботсваны) — вымерло 6 млн. граждан или в два раза больше, чем в период Голодомора 30-х годов. Поэтому символично, что объявленный на Украине Год памяти жертв Голодомора совпал с этим событием. Киеву осталось приказать украинским послам, чтобы во всех европейских столицах были установлены  памятники жертвам украинского Голодомора, и общественность Европы пропиталась ненавистью к русским. И только после этого дать согласие на интеграцию с малопросвещенной Европой. Правда, Брюссель уже давно не горит желанием принять в свои ряды националистическую страну криминально-коррумпированной демократии, рвущейся занять место еще одной «пятой колонны» США в Европе. Уже не говоря о том, что по макроэкономическим показателям Украине стала дальше от Европы, чем пятнадцать лет назад.
При этом нужно отдать должное последовательной антиевропейской (американизм и «нацификация») и антирусской политики киевской власти, которая справедливо считает, что она заслужила расположение Америки. Украина внесла весомый  вклад в раскол восточноевропейского геополитического пространства, сыграв роль «пятой колонны» Запада. На Украине успешно применяются антироссийские геополитические технологии, направленные на разрушение многомерного коммуникационного пространства Восточной Европы. В конфессиональном пространстве стратегическая геополитическая цель — окончательно расколоть православную цивилизацию — в значительной степени достигнута. В военно-политическом пространстве стратегической целью является недопущение военного союза с Россией.
Вступление Украины в НАТО будет сопровождаться глубинной геополитической трансформацией, последствия которой для Восточной Европы и будущего украинского государства не просчитаны. Вступление в НАТО усилит наступление западного христианства и евангелистского фундаментализма. На Украине находится родина «мыльных» проектов дезинтеграции геополитического пространства Восточной Европы (ГУАМ, энергетические и другие коридоры). Стратегической целью украинских националистов является передача суверенитета Западу в обмен на свою легитимность. В политическом поле Украины с учетом численности электората они являются маргинальной силой, не способной самостоятельно осуществить украинизацию русскоязычных территории. Поэтому заявленный курс на вступление в НАТО  нужен националистам лишь в качестве фигового листка в борьбе за создание моноэтнического националистического государства на фундаменте панукраинизма.
Целью этой идеологии «нацификации» (украинского фундаментализма) является «захват» всего жизненного пространства Украины «истинными украинцами», попытки заставить всех граждан, не зависимо от национальности, «думать по-украински». В результате уже построено государство криминально-коррумпированной демократии, непривлекательной для многих украинцев и тем более для украинских русских и не титульных народов. Эта политика привела к кризису украинской государственности. Понятие «национальный» стало синонимом коррупции.
Поэтому, несмотря на очередной интеграционный маневр в сторону ЕС, украинские националисты никогда не откажутся от вступления в НАТО до тех пор, пока не развалят Украину. Они надеются, что размещение американских баз в Крыму и на востоке страны будет не только гарантией целостности территории Украины, но и позволит окончательно решить проблему местных русских за счет их насильственной украинизации. При этом озвученные объяснения причин вступления в НАТО рассчитаны на наивных дураков. От сказки о том, что на территории Украины не будет американских баз до светлого будущего и качества жизни под ангельскими крылышками военного блока, когда вступление в НАТО позволит украинцам пить экологически чистую воду из под водопроводного крана.
Украинская президентская власть, осуществляет  антирусскую внешнюю и внутреннюю политику с опорой на американских политтехнологов. В экономической сфере  создаются административные преференции для американизации местного рынка. В качестве стратегических игроков на энергетическом и продовольственном рынке приглашаются американские компании с сомнительной репутацией (Westinghous, Vanco  и др.). 
Позиция Соединенных Штатов. Прагматичные американцы в Евразии делают ставку преимущественно на криминальный или коррумпированный этнонационализм (Косово, Белуджистан, Киргизия, Мьянма, Украина, Грузия и др.), а не на принципы демократии. Результатом этой геополитики стали и так называемые «цветные» революции в бедных странах криминально-коррумпированной демократии. США поддержали  создании в Черноморском регионе антироссийского геополитического  проекта ГУАМ, которому оказывают спонсорскую помощь.
В Восточной Европе (Хартленде), происходит столкновение интересов крупных геополитических игроков (США, ЕС, России). Но зачем Украина Америке? Соединенные Штаты никогда не откажутся от военного присутствия в Восточной Европе (Украине), чтобы не допустить  усиления Германии и России в глобальной конкуренции и завершить геополитическую агонию России. Достаточно вспомнить, что после создания Североатлантического военно-политического блока его генеральный секретарь Й. Лунс сформулировал основополагающую геополитическую формулу организации: «НАТО необходима, чтобы держать Россию вне Европы, Америку в Европе, а Германию под Европой»4.
В военно-политическом пространстве стратегической целью США является недопущение военного союза Украины с Россией и сохранение элементов конфронтации между «братьями славянами». По оценкам многих американских политиков и аналитиков (а не только Бжезинского), в этом заключается главная геостратегическая задача  США в Восточной Европе. Интегрированная в прошлом Восточная Европа  имела возможность получать высокую  геоэкономическую ренту (сверхприбыль) за счет  единого коммуникационного каркаса «от моря до моря» (Балтика, Черноморье, Каспий, и северные моря). Теперь эти преимущества в глобальной конкуренции утрачены. 
Несомненно, в Восточной Европе главным призом Соединенных Штатов за победу в холодной войне будет военное присутствие США в Крыму. Крым наряду с Балканами и Афганистаном является одним из крупнейших геополитических узлов Евразии и становится эпицентром соперничества великих держав. Крым за свою многовековую историю всегда  находился в геостратегическом пространстве  крупнейших  евразийских государств и никогда не был бедным придатком националистического коррумпированного государства. Практически на Крым претендовали  все великие державы. Включая, кроме Российской, Британскую и Германскую империю, Третий Рейх, а так же мировую еврейскую диаспору, крымских татар, украинцев и, наконец, американцев. И с позиций геополитики, абсолютно логично желание единственной американской сверхдержаве иметь военные базы в Крыму. Но вряд ли Севастополь станет городом американской славы, по той же причине, по которой не стали Сайгон, Белград, Кабул и Багдад. Но эффективно дестабилизировать обстановку в новой зоне «жизненных интересов» самая правильная страна в мире может. И тогда украинские националисты потеряют все, выключая награбленное советское добро, хранящееся в сундуках на персональных еврохуторах. 
После распада Украины в Крыму может быть провозглашено Русское государство. Но сегодняшние реалии таковы, что под давлением Запада Россия по уже сложившейся традиции предаст диаспору. На полуострове, получившем  права территориальной автономии, особенно остра  проблема вернувшихся  на родную  землю крымских татар. Поэтому наиболее вероятно создание Крымско-татарского государства под американским протекторатом. Когда двое дерутся — выигрывает третий. Крым, возможно,  не будет не российский, ни украинский. Мировая империя «добра» поддержит стремление крымских татар к независимости. Крымские татары, требования которых неоднократно не выполняли украинские националисты,  переориентируются на самую правильную страну мира, и с её  помощью будет провозглашена независимая республика крымских татар и начнется массовый исход русских с полуострова, дестабилизирующий обстановку в России.
Хотя Крым для России уже был потерян де-юре после Беловежского сговора,  вступление Украины в НАТО и приход американцев в Севастополь будет, несомненно, иметь  огромный психологический удар по России. Станет вершиной окончательного унижения России после распада Советского  Союза. Крым превратиться в «непотопляемый» броненосец американской геополитики в Евразии и позволит осуществлять контроль за ракетно-ядерными силами России и  нарушениями принципов «честной» российской демократии, контроль над энергетическими коммуникациями из России, Каспия и Большого Ближнего Востока в Европу.
В Крыму с приходом американцев по сложившей традиции (Албания, Косово, Афганистан) будет создан крупнейший узел наркотрафика. Спецслужбы договорятся с местными полевыми командирами, чтобы те не отстреливали янки, за это Америка будет закрывать глаза на криминальный наркобизнес, несущий смерть в Россию и Европу. Курорты Южного Берега Крыма придут в запустение, так как с исходом русских уйдет и традиционный российский турист и отдыхающий. Других желающий отдыхать в криминальном протекторате практически не будет.     
Последнее падение Севастополя будет самым болезненным ударом не только по имперским амбициям Москвы. Исход русских из Крыма и Севастополя будет означать окончательный распад православной цивилизации и приведет к дестабилизации в России, особенно на Северном Кавказе. Вступление Украины в НАТО явится самым сильным психологическим ударом по российскому менталитету. Не только миллионы русских окажутся в сфере влияния западной цивилизации, но произойдет окончательный раскол православной церкви и усилении западного христианства. Будет подорвана геополитическая мощь государства, определяемая силой духа. Усилится активность западного христианства, что наряду с углублением капиталистических отношений (индивидуализации человека) приведет к психологическому дискомфорту православного человека, лишенного общинного (коллективного) самосознания. И, в конце концов, у него возобладают чувства крови и почвы в самой очевидной их форме — радикальном национализме. Таким образом, украинская власть получит вместо идеологии галичанского панукраинизма,  национализм Малороссии и Новороссии. Это сделает абсолютно невозможным формирование украинской нации и приведет к этнонациональным и этноконфессиональным конфликтам, и, в конце концов, завершится распадом государства. Русские украинцы окажутся примерно в том же положении, в котором находились западные украинцы в составе Польше и Австро-Венгрии. Каким будет реальный сценарий, нынешняя украинская власть не способна просчитать.
Позиция Турции. Обращает на себя внимание особенности членства Турции в НАТО. Турецкая власть сохраняет суверенное достоинство в этом военно-политическом блоке, на территории страны нет «чисто» американских военных баз и Анкара может сказать нет Вашингтону в тех случаях, которые противоречат национальным интересам. Поэтому Турция выступает против усиления военно-политического присутствия США в регионе.
Позиция Румынии. Румыния поддерживает вступление Украины в НАТО, что позволит Бухаресту решить территориальные проблемы. Южная Бессарабия (ныне украинское Придунавье) и Северная Буковина должны быть по мнению румынских властей переданы Молдове в обмен на Приднестровье. В свою очередь, Молдова, зажатая  между двумя странами НАТО, вынуждена будет объединиться с Румынией. Но отмена Пакта Молотова-Риббентропа вызовет цепную реакцию. Польша потребует возвращения Галиции с Львовом.  
Позиция Москвы. На фоне американского прагматизма, граничащего иногда с цинизмом, Кремль проявляет неслыханную политкорректность в  отношении русских в ближнем зарубежье, оказавшихся за границей по воле очередного  Емельки Пугачева. На российско-украинских встречах на высшем уровне, как правило, не поднимается вопрос о положении 10 миллионов русских на Украине. Доминирую интересы Большой трубы и российского олигархического капитала. В интервью о возможном вступлении Украины в НАТО, бывший российский президент пообещал направить ракеты на Украину. Как будто в Кремле не знают, что  американские базы будут размещены в русскоязычной Украине, что является для украинских националистов гарантией, что они не потеряют эти территории. И лучшего подарка Киеву не будет, если русские Украины будут уничтожены российскими ракетами, а не за счет постепенного выдавливания русского языка и культуры.
Избранный российский президент в интервью британской газете «Файнэншл Таймс» следующим образом сформулировал свои позиции в вопросах внешней политики: «Ситуация вокруг Грузии и Украины нас не радует (здесь и далее выделено В.Д.). Мы считаем её крайне неприятной для существующей  конструкции европейской безопасности. Я вообще хотел бы сказать, что любое государство  не может получать удовольствия от того, что к твоим рубежам приближаются  представители военного блока, в котором ты не принимаешь участия».  Президент все еще великой державы говорит языком прилежного воспитанника детского сада. НАТО – это не игрушка и не благотворительная организация, чтобы она «радовал» или не радовала как ребенка. «Крайне неприятно» — это когда муха сядет на бутерброд с маслом. А здесь речь идет о будущем восточнославянской цивилизации, канонического православия,  целостности России и Украины, о миллионах русских и православных, которые окажутся в другом цивилизационном пространстве.
Возможно, закономерно, что в стране Большой трубы и шоу-бизнеса очередной российско-украинский конфликт после многоголосного пустословия завершается  телевизионным шоу, тогда как Соединенные Штаты идут другим более верным путем. Утвержденный Конгрессом США в марте 2007 г. Законопроект о расширении НАТО позволяет превратить Севастополь в американскую базу НАТО  уже в 2012,  а не в 2017 г., когда заканчивается договор с Россией об аренде. Фактически упрощается задача  поддержки со стороны США националистов у власти в Киеве всего на ближайшее пятилетие. Верхняя палата американского Конгресса 19 мая 2008 г. вновь единогласно утвердила  резолюцию сената № 523 от 28 апреля в поддержку  стремления Украины и Грузии стать членами НАТО, принявшего обращение к министрам иностранных дел стран-членов НАТО о необходимости присоединения Украины и Грузии к ПДЧ. В мае на саммите европейских стран — бывших братьев по социалистическому лагерю — поддержано стремление Украины стать членами НАТО и ЕС.
Американский аналитик Анатоль Ливен  пишет: «Отношение  Украины и НАТО в особенности следует  рассматривать в качестве  примера глубокой иррациональности, пронизывающей  политику США в бывшем Советском Союзе. Это не просто вопрос украинской интеграции в НАТО, раздражающий  Россию, хотя угроза и очевидна. В конце концов,  гораздо больше русских  погибло в боях на украинской  территории в различных войнах, чем Америка потеряла  солдат  во всех войнах вместе взятых, а российский флаг развевался над военно-морским портом Севастополя, когда Соединенных Штатов еще не существовало. Гораздо более весомое значение имеют два других фактора, которые  почти никогда не упоминаются  в ходе дебатов в США по этой проблематике… Первый заключается в том, что … подавляющее большинство  украинцев  просто не хочет членства в НАТО, будучи убежденными, что вместо обеспечения безопасности Украины это может  привести  к ожесточению внутреннего разделения и, возможно, даже к расколу страны, а также к повышению уровня угрозы со стороны  России…Второй фактор заключается в том, что если Украина станет членом НАТО, США не смогут  её защитить»5.
Позиция Московского Кремля, последовательно сдающие геополитические позиции,  напоминает бесконечные словесные предупреждения коммунистического  Пекина в адрес «бумажного тигра» сорокалетней давности. Сегодня китайская власть и общество молниеносно реагируют на любые недружественные проявления из-за рубежа, не зависимо от того, от кого они происходили —  со стороны президента западноевропейского государства  или американской актрисы. Московскому Кремлю каждый раз что-то или кто-то мешает дать адекватный ответ. Возможно, в первую очередь из-за интересов олигархического капитала и «Большой трубы» или опасности потерять дополнительное место в нелегитимном с позиций международного права клубе «Большой семерки». Или власть имеет реальное представление о состоянии военно-промышленного комплекса, отличное от ежедневных оптимистических телевизионных картинок на эту тему.

Вызовы для безопасности Восточной Европы

Россия и США являются гарантом целостности Украины. Но в отличие от Соединенных Штатов, сделавших ставку на украинский национализм, Российская Федерация не имеет четкой политики в отношении Украины. Если Кремль проиграет последнюю битву за Восточную Европу и  целостность православной цивилизации можно будет поставить крест на возрождении великой державы. Россия добилась определенных успехов в новой (энергетической) геополитике. Но за геополитикой «Большой трубы» Украина видится из Кремля как транзитное государство, а не самое большое за пределами пространство русского языка и культуры.
Время не стоит на месте. Современная геополитическая мощь государства определяется в первую очередь не материальными ресурсами, а силой духа. Соединенные Штаты эффективно используют технологии новейшей геополитики, направленные на подрыв силы духа возможного противника или конкурента.  А, как известно высшей формой проявления человеческого духа является язык и вера, ставшие геополитическими категориями. Сегодня, чтобы подорвать мощь страны, не обязательно разрушать материальные объекты, главным направлением удара является разрушения пространства языку и национальной культуры. А рубежная русская культура и русский язык пока остаются самым величайшим завоеванием и стратегическим ресурсом России, ее главным энергоносителем.
Академик Вернадский, провозглашенный на Украине «Человеком века», пророчески писал: «Больше всего я  боюсь развала русского государства — вновь связать  разорвавшиеся части обычно  никогда не удается; Украина и Грузия — наиболее  опасные части. Украина  силою удержана быть не может — этого, по-моему, не понимают русские...». Ученый верил в будущее украинской культуры и языка, если эти процессы будут развиваться не на враждебной к русской культуре «дикой и возбуждающей» украинизации.   
Американская власть с исключительным вниманием следит за «духовным климатом» в мире. В ежегодных докладах Государственного департамента США о свободе вероисповедования в странах мира констатируется большая роль американских служителей культа в Восточной Европе.6 Этот регион, переживший Чернобыль души, пронизанный радиацией воинствующего атеизма и вступивший в олигархический капитализм с бедным народом при неприлично богатой власти, является самым уязвимым на Земле местом для применения центрических технологий манипулирования  подсознанием человека. 
Генеральной репетицией для этих технологий явился телевизионный спектакль, транслируемый с киевского Майдана во время так называемой «оранжевой революции».  Благодаря превосходной работе заокеанских политтехнологов и консультаций лондонского колокола российской демократии  в декабрьских сумерках киевского Майдана порой казалось, что на землю Украины сошли не транзитные политики, а Иисус Христос и непорочная Мария Магдалина. 
Во «второй волне» цунами бездумной демократии7, когда  «последние оплоты демократии» появлялись на экранах телевизоров при посещении церковных храмах, где держали свечи по номенклатурной традиции «как граненые стаканы», значение их вероисповедования было не существенным.  В «третьей волне»  в отличие от стран Балтии, которые вернулись в свое конфессиональное пространство, в  технологиях «захвата» на Украине ставилась другая задача. Оторвать часть православия из социкультурного пространства восточноевропейской цивилизации и включить ей в Европейский Союз, где доминируют западные христиане. Где окотоличить или по иному охристианить будет проще простого. Чтобы привлечь максимум электората,  принципиально важным было назначить «ангелов демократии» из среды православных. И с их помощью расколоть православный электорат.  А «истинных украинцев» из «Нашей Украины», исповедующих греко-католицизм, оставить в тени до поры до времени. Так как было очевидно, что они не смогут собрать большое количество голосов. Поэтому лидером «Нашей Украины», то есть группировки украинских националистов, ориентированных на Ватикан в качества главного «ангела» назначается представитель православного вероисповедования.
Казалось бы, какая разница, к какой конфессии принадлежит человек. Если западная демократия провозглашает главенство прав человека над вероисповедованием и национальность. Увы, действительность далека от идеалов демократии. Что наглядно продемонстрировали события на Балканах.
Во время этнонациональных и этноконфессиональных конфликтов на Балканах, было осуществлено разделение труда между НАТО и ЕС. НАТО, то есть американцы, согласно взятым обязательствам исключительно эффективно  разрушили местную инфраструктуру, на территориях, где проживают преимущественно православные сербы. Европейский Союз должен был восстановить разрушенную инфраструктуру и интегрировать Сербию в западноевропейское пространство. Когда было достигнуто это соглашение, Брюссель по известной славянской традиции не думал о своих финансовых возможностях. Но когда разбомбили инфрастуктуру,  выяснилось, что средств в консолидированном бюджете ЕС недостаточно. И Брюссель начал концентрировать внимание только на «точках роста», которыми, естественно оказались, братья по христианскому духу, то есть хорваты-католики. 

Московский патриархат при поддержке Кремля осуществил объединение с зарубежной русской церковью. На Украине вмешательство светской власти в церковные дела привело не только к расколу православной церкви, но ведет к распаду государства.
В расколотом конфессиональном пространстве Восточной  Европы  наступает христианский фундаментализм (евангелистский протестантский), победоносно шествующий  по просторам славянской души, опустошенной радиацией атеизма и межцерковным расколом. Свыше 50-ти евангелистских высших учебных заведений на постсоветском пространстве, преимущественно в России и на Украине, готовят кадры для баптистов и пятидесятников. Действую под прикрытием международных общественных организаций, они осуществляют «теневую» коммерческую деятельность8. Часто именуясь филиалами московских и других христианских вузов, например, Венского международного университета, они в действительности осуществляют деятельность под патронажем американских евангельских церквей. Особое внимание в программах уделяется процессам глобализации, во главе которой стоит мировая империя добра.
В отдельных областях России и Украины протестантские общины доминируют над православными. Таким агитаторам как в евангелистских сектах мог бы позавидовать коммунистический режим. Члены сект уже отчуждены от отечества, им нельзя служить в армии. Свидетели Иеговы не принимают участие в общественной жизни (не голосуют, не служат в армии, не отмечают государственные праздники). Другие секты, наоборот активно участвуют в общественной жизни и выполняют свои социальные программы лучше государства (кормят бесплатно обездоленных, имеются случаи излечения от пьянства и наркомании  и других трудно излечимых болезней). Если социальные программы Кремля окончатся очередной крупномасштабной имитацией, произойдет «тихая» революция. Достаточно сигнала «правильно» голосовать за назначенного Западом «ангела». Власть от Бога и пастырь укажет за кого молиться перед очередными выборами. И нет необходимости в абсолютной победе на выборах «демократического» кандидата, достаточно иметь во власти «правильную» оппозицию, способную дестабилизировать обстановку в стране и ослабить в очередной раз российскую государственность.
Когда сошла шелуха с «честных» демократов, стала очевидной роль «оранжевых» лидеров как раскольников и националистов в разрушение канонического православия — основы восточно-славянской цивилизации и фундамента украинско-русского единства. Националистическое государство пытается подменить  православие духовным фальсификатом — украинизацией церкви  и созданием антиканонической  автокефалии на основе культа крови и национального превосходства9.
В Кабине Министров, возглавляемым Юлией Тимошенко, ключевые позиции занимали  руководители тоталитарных евангелических и неохаризматических сект. Её ближайший соратник Александр Турчинов является адептом подпольной церкви  пятидесятников, в 2005 году возглавлял Службу Безопасности Украины, а в 2008 г. был первым вице-премьером. Сама Тимошенко, объявляя себя православной,  посещала  молитвенные мероприятия секты (церкви) «Посольство Божье». В «оранжевой революции» авангардную роль выполняли евангелистские фундаменталисты — пятидесятники и баптисты, ориентированные на американские головные церкви. На киевском Майдане  до 80 % сержантского и офицерского состава  (организаторов) были членами протестантских церквей  Украины. Они прошли специальную подготовку  в закрытых лагерях  на территории  Польши и Украины10. Мэр столицы Украины Леонид Черновецкий, который себя считает православным, является поклонником секты  «Посольство Божье», которая исключительно активно и единогласно поддерживает его на выборах. Нигерийского пастора Сандея Аделаджи, возглавляющего эту секту, называют сторонником  и духовным пастырем Черновецкого. Харизматы (протестанты) и тоталитарные секты  ведут себя на выборах как партийные группировки, используя сетевые технологии.  Каждый истинно верующий приводит на участки для выборов  до 30 человек.
Секта «Посольства Благословенного царства  Божьего Всем Народам» (полное название «Посольства Божьего») по заявлению главного пастора11 насчитывает  истинно верующих (посвятивших себя служению) только в украинской столице 25 тыс. человек, а по стране до 100 тысяч12. Кроме того  более двух миллионом тех, кто пришел в секту, чтобы покаяться в своих  грехах, но не стал истинно верующим протестантом.  В результате такой гибкой конструкции в одичавшем духовном пространстве Восточной Европы стало возможным сочетание  по аналогии с «православным большевиком» — «православный протестант». 
«Посольство Божье» известно в Западной Европе и США. Главный пастор выступал в 2007 году на организованном ООН  форуме христианских церквей, посвященный проблемам глобализации. Члены секты «Посольство Божье» приняли активное участие в «оранжевой революции» на Украине и избрания прозападного президента Виктора Ющенко. По распространенной в Интернете информации так называемые православные лидеры «честных» оранжевых демократов не гнушались поддержкой харизматическых сект. Непорочный ангел революции, выступающий как рупор православия, одевает себя и своих бездумных партийцев в белые одежды, подавая визуальный сигнал многочисленным харизматическим и тоталитарным сектам. Которые бездумно голосуют за своего «ангела» не зависимо от его реальных действий, ведущих к ухудшению качества жизни. Этот электорат не принимает участие в социологических опросах. Поэтому не случайно социологи и политтехнологи часто ошибаются в результатах опросов. 
Но за все в жизни надо платить. Поэтому, не случайно, с таким остервенением «оранжевая» власть принялась за раскол канонического православия. Расколотая церковь в обозримом будущем не сможет противостоять харизматическом и тоталитарным сектам. Если они уже доказали свое превосходство перед организованными партийными группировками в украинской столице.  И если ослепленные «шкурными интересами» вхождения во власть украинские «патриоты» будут и дальше для расширения своего электората не брезговать самым святым для православного человека, они потеряют и историческую Украину.    
Есть и еще одна угроза каноническому православию в Восточной Европе. Как подчеркивает российский вице-президент Российской академии геополитических проблем, генерал-полковник Леонид Ивашов, традиционная религия, ценностные ориентиры  и национальные  жизненные установки  и нормы заменяются на Украине стандартизированным суррогатом — хасидо-православной верой 13.
Хасиды представляют обособленное религиозно-мистическое течение в иудаизме, основанное на мистической связи  хасидов с духовным лидером (цадиком или реве). Движение возникло  в Речи Посполитой в 18 веке после погромов времен освободительной войны  украинского народа («хмельнитчины»). Хасидизм распространился на Украине, Галиции, Бесарабии и других местах Восточной Европы. На Украине наиболее известна группа брацлавских хасидов, сплотившихся вокруг изучения наследия  Ребе Нахмана (1772 – 1810). Его могила в Умане является местом ежегодного паломничества хасидов. В начале двадцатого столетия хасидизм потерял  значительную часть своих сторонников из-за глубокого кризиса  еврейских местечек Восточной Европы, вызванного развитием капитализма, а последовавший холокост  физически уничтожил большинство хасидов. В современной Украине хасиды ориентируются на поддержку прозападных украинских националистов и их основных партийных группировок, за что получают преференции в бизнесе. 

Заключение.

В обозримом будущем геополитическая  обстановка в Черноморье будет характеризоваться проблемами вступления Украины и Грузии в НАТО и возможной «балканизацией». Тогда Черноморье превратиться в самый нестабильный регион в Евразии. Геополитическая обстановка  будет определяться так же  реальными политико-экономическими возможностями  контроля  транспортировки каспийской нефти и газа. Черное море  становится  зоной «жизненных интересов» Соединенных Штатов, что уже по сложившей традиции может привести к дестабилизации в регионе.
Проблемы безопасности Восточной Европы не могут быть решены только энергетической геополитикой «Большой трубы». Россия стала мировым игроком в экономическом пространстве. Тогда как внешние угрозы в конфессиональном и других многомерных пространствах ведут к перекодировки и распаду православной цивилизации. Защита русского языка и культуры, канонического православия должна стать приоритетной во внешней политике московского Кремля. 
Внешняя политика России должна быть ориентирована на поддержание целостности и возможного нейтралитета и федерализации Украины, защиту последнего самого крупного зарубежного форпоста русского языка и культуры. Россия не сможет вернуть всех русских на большую родину, но она может стать привлекательной державой и региональным интегратором, если продемонстрирует успешную модернизацию и трансформирует олигархическую модель государства в социально ориентированную. И станет притягательной для интеграции и белорусов и украинцев.
Будущее Украины зависит не только от возможных путей преодоления кризиса государственности, но и создания геополитического баланса внешнеполитических векторов в треугольнике ЕС – США – Россия. Возрождение морской мощи Украины будет возможным только при условии преодоления кризиса украинской государственности и сохранения статуса нейтрального не блокового государства. Националистическое государство криминально-коррумпированной демократии не сможет быть привлекательной для иностранных инвестиций, необходимых для возрождения морской мощи. Если Украина выберет вместо нейтралитета  и создания геополитического баланса, проамериканскую или пророссийскую сторону, она будет разорвана без особого сожаления для основных геополитических игроков в Восточной Европе.


1 Дергачев В. Демократическая «петля Анаконды»: новые рубежи евразийской геополитики США. — Вестник аналитики (Москва), 2007, № 3.

2 Дергачев В. Кризис украинской государственности. — Вестник аналитики, 2007, № 4.

3 Более подробно см. раздел «Будет ли Севастополь городом американской  славы?»  в аналитическом докладе Демократическая «петля Анаконды», опубликованного в «Вестнике аналитики» (2007, № 3).

4 Цит. по: Ивашев Л. Геополитические горизонты России. — Международная жизнь, 2007, № 5, с. 43.

5 Анатоль Ливен Взаимная ответственности и безответственность Запада и России. — Международная жизнь, 2007, № 7-8, с. 50 – 51.

6 www.allamericanpatri-ots.com; Украина: международный доклад о свободе вероисповедования. — Еженедельник «2000», 13 октября 2006 г.

7 Дергачев В. Последствия цунами бездумной демократии. — Мир перемен, 2006, № 2.

8 В христианских университетах можно увидеть на доске объявлений предупреждение с примерно следующим содержанием : «Кто вовремя не сдаст в ректорат добровольное пожертвование, будет отчислен из вуза». 

9 Табачник Дм. Унификация духа. Эволюция тоталитаризма: от «Аненэрбе» до Триполья. — Еженедельник 2000, 25 апреля – 2 мая.

10 Грач Л.И. Духовное противостояние  президента Украины и народа. – Русский Дом, 2008, № 6.

11 Заместителем главы секты является украинская гражданка, бывшая работница Червоноградского горисполкома София Жукотанская, ставшая пастором  киевской церкви «Наисветлейшая Святыня». 

12 Сандей  Аделаджа: «Мы имеем свои силы в Верховном Совете». — Интервью  газете «Ведомости», 16 мая 2008г.

13 Ивашов Л.Г. Глобальное сумасшествие. – Русский Дом, 2008, № 4.


Вверх

 

 


 

«Геополитика сверхдержав»

Америка. Утомлённая супердержава Падение и взлет китайского Дракона Имперская геополитика. Великий час мировых империй Путь к процветанию государства

 


Воспоминания
Ландшафты памяти
Ландшафты путешествий. Города и страны
Ландшафты поэзии, музыки и живописи


Избранные статьи и посты
ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ПРОСТОРАМ РОДИНЫ ЧУДЕСНОЙ
Шейх Заид. Самая выдающаяся исламская личность


Павел Флоренский. Русский Леонардо да Винчи
Максим Горький. Писатель, купленный любовью народа
Иван Бунин. Певец пограничья природы
Анна Ахматова. Парящая в небесах
Николай Гумилев. Конкистадор истоков человеческой природы 
Николай Заболоцкий. Поэт философской лирики


Бесподобная Элеонора. Королева мужских сердец
Анна Вырубова. Фрейлина, монахиня, оклеветанная
Трафальгарская Венера. Символ красоты и силы духа
Париж. Лувр. Гимн обворожительным женщинам


Трансильвания. Замок Дракулы. Вампирский бренд Румынии
Где присуждают и вручают Нобелевские премии
Олимпийские игры. От Древней Греции до Сочи
Гибель мировой секретной империи
Великий час кораблей пустыни
Неугасающий ослепительный блеск Венеции
Карибы. Святой Мартин. Остров двух господ