logo
Институт геополитики профессора Дергачева
Сетевой проект
Аналитический и образовательный портал
«Пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет». Мартин Хайдеггер

Геополитика. Русская энциклопедия

Интернет-журнал

Геополитика. Русская энциклопедия

Геополитика. Русская энциклопедия

Введение

Глава 1 Теоретические основы геоэкономики
Истоки геоэкономики
Геополитика и геоэкономика
Концепция рубежной коммуникативности
Геоэкономическая рента
Коммуникационная революция

Глава 2 Многомерное коммуникационное пространство Украины
Природа богатства
Геополитический ландшафт

Глава 3 Экономическая мощь и национальная безопасность
Макроэкономическая динамика
Экономическая безопасность
Оборонно-промышленный комплекс и военная доктрина
Информационная безопасность
Экологическая безопасность
Имитация открытой экономики
Криминальная и теневая экономика

Глава 4 Конкурентоспособность открытой экономики
Стратегическая продукция промышленности
Стратегическая продукция АПК
Совместное предпринимательство
Внешняя торговля
Международный туризм

Глава 5 Свободные экономические зоны

Намерения
Практика

Глава 6 Трансграничное сотрудничество

Еврорегионы
Приграничное сотрудничество

Глава 7 Коммуникационные коридоры

Европейские транспортные коридоры
Энергетический мост
Коммуникационный каркас Украины
Евроазиатский коридор (украинский вариант)

Глава 8 Черноморское экономическое сотрудничество

Уроки прошлого
Субрегиональное сотрудничество
Открытая экономика
Морское хозяйство

Глава 9 Морские рубежи Украины

Утрата морской мощи
Береговая зона
Портово-промышленные комплексы
Демографическая и рекреационная привлекательность
Эколого-экономические проблемы

Глава 10 Региональная трансформация

Политико-административное устройство
Особенности украинского регионализма
Западная, Восточная и Южная Украина

Глава 11 Южная Украина

Трансформация кода
Одесса
Крым
Буджак

Глава 12Геоэкономический прогноз
Украина и Европейское Сообщество
Украина в Восточной Европе
Украина и Черноморье

Заключение

Литература




   
   
   
Союз образовательных сайтов    
Яндекс цитирования    
Рейтинг@Mail.ru    
   



Лекции Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи


Обсудить статью в дискуссионном клубе

Дергачев В.А. ГЕОЭКОНОМИКА УКРАИНЫ (теоретические и прикладные основы). Научная монография. — Одесса: ИПРЭЭИ НАНУ, 2002. – 244 с.


Глава 11.  Южная Украина

Южная Украина или  Причерноморье (Автономная Республика Крым, Одесская, Николаевская и Херсонская области)  играет исключительно  важную роль в формировании геополитического кода государства. Регион расположен в  геополитическом центре Евразии на пересечении коммуникаций «из варяг в греки» и запад - восток, включая Дунайско-Черноморский  путь. Самая крупная концентрация морских торговых портов в Восточной Европе обеспечивает  внешнеторговые связи государства. Близость  европейского и ближневосточного рынка,  наличие  относительно развитой социально-производственной инфрастуктуры  создают  предпосылки для развития открытой экономики.

Геоэкономический код

После падения «железного занавеса» изменилась геополитическая и геоэкономическая обстановка в Причерноморье. Регион «вернулся»  на северную периферию  средиземноморского  пространства, где  его хозяйство  оказалось неконкурентоспособным, а исторические функции транзитной торговли утрачены. Вновь обострившийся Восточный вопрос, включая статус  Черноморских проливов;  нерешенные проблемы непризнанной Приднестровской республики,   крымских татар, украинско-румынский конфликт вокруг черноморского шельфа и острова Змеиный; украинско-российский спор о статусе Азовского моря и другие проблемы усиливают геостратегическую неопределенность.
Современные проблемы Причерноморья  часто сводятся к  формированию  местных маршрутов транспортировки каспийской нефти. Согласно такому подходу,  стоит только Украине вписаться в разрабатываемые международные проекты,  и процветание региона  будет обеспечено. Рассмотрим особенности региональной трансформации на основе   концепции рубежной коммуникативности  многомерного  пространства с учетом  функций места и социального времени,  чтобы выявить скрытую энергетику «пограничных состояний». 
В Причерноморье проходят геополитические и социокультурные  рубежи  евразийских цивилизаций. Наиболее характерной особенностью региона является  геополитическая биполярность  на осях Запад - Восток и Север - Юг. Самые обособленные в Мировом океане  и глубоко  вдающиеся в сушу Черное и Азовское моря  встречаются здесь с Великой Евразийской степью. Крупнейшие евразийские государства и империи  включали Причерноморье в свое геополитическое и социокультурное   пространство, но всегда сохранялись коммуникационные функции места и открытой экономики.
За многовековую историю причерноморская земля блистала плодородием, города — свободной торговлей,  люди — ремеслами, предприимчивостью и талантами. Здесь нет крупных месторождений полезных ископаемых. Главное бесценное богатство Причерноморья, веками создаваемое природой и человеком, — коммуникационные функции места. Его нельзя купить не за какие деньги, но можно в одночасье потерять из-за отсутствия стратегического видения. Ныне  проявились негативные тенденции утраты этих функций. О хлебной житнице Европы и самом рыбопродуктивном в мире Азовском море говорят в прошлом  времени, местный рынок  насыщен второсортными  товарами  с Ближнего Востока,  отсутствует благоприятный инвестиционный климат и скоростные транспортные магистрали.

Причерноморские земли от Дуная до Таганрогского залива длительное время  входили в геополитическое пространство Османской империи и являлись для России «новыми» или «барьерными» (буферными).  В середине ХVIII в. степь занимали преимущественно ногайские орды — вассалы  крымских ханов и турецких султанов. После  вхождения Причерноморья  в Российскую империю  началась колонизация Дикого Поля.  В заселении земель  принимали участие  украинцы,  русские,  белорусы,  греки и армяне из Крыма,  болгары,  молдаване, поляки, сербы, выходцы из Центральной Европы (немцы  и швейцарские французы), евреи из Польши и Белоруссии. 
После выхода России к Черному и Азовскому морям на землях Дикого Поля и Тавриды в геополитическом пространстве Империи сформировалась историческая область Новороссия, включающая  территории Екатеринославской, Херсонской и Таврической губерний от Южной Бессарабии (Буджака) и Крыма до Кубани.
Новороссия активно включается в  международное разделение труда. В связи с  возросшей ролью  черноморских портов Одесса, Херсон, Таганрог и Феодосия  выделяются в особые градоначальства (получают определенные  права самоуправления). Позднее к ним  прибавляется другие  портовые города юга империи.  К 1914 г.  самоуправление сохранилось  в Одессе,  Николаеве, Керчи, Севастополе и Ростове-на-Дону (пять из восьми градоначальств России).
Градоначальством  управлял  администратор «из чиновников  высших классов», не подчинявшийся   местным губернаторским властям  и зависевший  только от министра коммерции (в дальнейшем финансов),  министра внутренних дел и по судебным делам — от генерал-прокурора (Дружинина, 1970).  Новороссия  выделялась в империи высоким уровнем  европейской культуры  первых губернаторов и градоначальников, обладавших  инициативой и  большими организаторскими способностями (Г.А. Потемкин, А. Ришелье, А. Ланжерон, И.Н. Инзов, М.С. Воронцов и др.).  
Развитие отечественного торгового флота  отставало от потребностей Российской империи, экспортно-импортные перевозки  осуществлялись  главным образом на иностранных  судах. В 1883 г. разрабатывается  десятилетняя программа  строительства портов.  В Азово-Черноморском регионе строились новые причалы и создавались  более глубокие  подходные портовые каналы в Одессе, Николаеве, Феодосии, Мариуполе, Новороссийске,  Поти и Батуми. 
Политика открытых  дверей 80-х годов (беспошлинное десятилетие)  практически распространило  одесский опыт  свободной торговли  на всю территорию Российской империи. Однако, как и в период одесского порто-франко, беспошлинная торговля  и низкий таможенный тариф  сдерживали  развитие  российской промышленности. В 1891 г. создается новый таможенный тариф, запретительный для ввоза  товаров иностранного производства и протекционистский для отечественного предпринимательства и ввоза капитала. 
К этому времени в основном была создана  инфраструктура  предпринимательской деятельности (программы строительства  железных дорог и торгового флота), что способствовало  притоку  зарубежных инвестиций.  В Новороссии  большинство  крупных предприятий было  создано с участием иностранного капитала. С помощью  западных предпринимателей  началась разработка криворожских  руд  и была  создана  металлургическая  база в Донбасс.

 Новороссия, включая Крым, является  родиной нескольких поколений восточных славян, а для крымских татар и других —  историческим месторазвитием. Край  заселялся и осваивался украинскими казаками и крестьянами, русскими, европейскими колонистами, переселенцами из Османской империи. Исключительной особенностью этого этнокультурного региона было широкое распространение среди колонистов и других переселенцев гарантий личной свободы. На основе “разноплеменности” и веротерпимости здесь сложилась оригинальная  субкультура. В  условиях российского бездорожья на Новороссию  пришлись  основные тяготы Крымской  войны и Севастополь по праву является городом славы   новороссов.
Эта космополитичная страна на рубежах евразийских цивилизаций пережила свой   звездный час в девятнадцатом столетии. В дальнейшем, и  при  советской власти, и в независимой  Украине и в нынешней России  вольный ветер Новороссии пытаются забыть, а название  исторической области — вывести из употребления. В Советском Союзе Забытую страну называли безликими именами:   Югом,   южным экономическим районом СССР,  Южным регионом, хотя  многие другие территории  были расположены южнее. Не нашлось места Новороссии и в  Украине  в одном ряду с другими историческими областями, например, Галицией и  Волынью. Историческую область,  теперь  называют преимущественно Востоком и Югом Украины, голосующими «не так» на парламентских и президентских выборах.
В Российской Федерации в борьбе  за власть широко использовалась проблема «города русской славы» Севастополя и  раздела Черноморского флота и практически незамеченным оказался «дрейф» Новороссии — самого крупного «отколовшегося» геополитического «острова» с преимущественно русскоязычной культурой. Россия, второй раз  в ХХ в. после трагедии дальневосточной Желтороссии и русского Харбина, демонстрирует приоритет «железа» (дележа железной дороги и флота)  над судьбами русскоязычных территориальных общин.
После распада Советского Союза вскрылись потенциально “сейсмические”  зоны, обнажились старые политические, экономические и этнические границы. Обратимся к основным тенденциям трансформации исторической области Новороссии в новом  геополитическом пространстве, которые наиболее наглядно  иллюстрируются на примере  Одессы, Крыма и Придунавья (Буджака).

Одесса

Феномен Одессы сформировался в результате  пространственно-временной стратификации природных, геополитических,  социокультурных и других рубежей многомерного  коммуникационного пространства  в данном месте и социальном времени. Созидательная рубежная энергетика была обусловлена  притяжением пассионариев, «европейским либерализмом», полиэтничностью, традициями экономической свободы и самоуправления, транзитной  торговлей  и повышенными  социокультурными  контактами граждан.
Современная ностальгия о «жемчужине у моря»  есть «пограничное состояние» между внутренним и утраченным  внешним миром  вольного  портового  города. Отсутствие непосредственного контакта с прошлым, которое остается в мыслях человека, вызывает боль и определенное  поведение, в том числе предпринимательский риск. Возрождение Одессы — это  обретение  в духе утраченного  мира через  страстную ностальгию. Город, пронизанный солнцем, вольным ветром  моря и степи, проникнут духом свободы.
Генерал-губернатор Новороссийского края  и первый градоначальник Одессыгерцог Эммануил Ришелье называл город «лучшей жемчужиной в русской  короне». Ришелье,  объяснявшийся на пяти языках, стремился  превратить «жемчужину у моря» в передовой европейский город. Обстановка открытости  была характерна для одесского общества. В отличие от официального Петербурга Одессу называли демократической республикой.
Одесса рождена в российском  геополитическом пространстве на коммуникационных  осях запад - восток  и север - юг. Уникальное положение  на рубеже  Великой Евразийской степи и средиземных морей  в месте сходимости судоходных рек  Днепра, Южного Буга, Днестра, Дуная и глубоководного  морского  подхода способствовали  быстрому  росту  портового города как  главных  южных ворот империи. Россия, объединившая Евразийскую степь, основала на её западных и восточных границах с интервалом в столетие Одессу и Харбин — ставшими процветающими городами. Здесь удалось  создать  комплиментарную модель, обеспечивающую социально-экономический прогресс, этнонациональную и этноконфессиональную  терпимость на суперэтническом  уровне.
Одесса становится третьим по величине, богатству  и благоустройству  городом Российской империи после Санкт-Петербурга и Москвы, ведущим наряду с Северной Пальмирой  центром  внешней торговли и предпринимательства, крупнейшим  европейским портом по экспорту  зерна. Предоставление  прав самоуправления (градоначальство) и установление  режима  порто-франко  благоприятствуют росту города. «Золотой век» Одессы  (первая  половина Х1Х в.) отмечен созвездием личностей. Особую причастность к судьбе  города имели  маргиналы-бикультуралы (носители двух культур). Стратегическое  виденье государственных деятелей и реформаторов определило на многие  десятилетия будущее  города, его архитектуру и культуру.
Вместе с тем, рубежность  разномасштабных процессов порождает «пограничные состояния» социально-психологического дискомфорта, характеризующегося  активизацией социальных маргиналов. За двухсотлетнюю  историю города  неоднократно отмечались вспышки антисемитизма. Одесса была центром  террористического  народовольческого движения, других революционных организаций, «красного» и «белого» террора. Советскую власть  в Одессе представляли преимущественно  маргиналы-«беспочвенники».
Рассмотрим  роль геополитической, геоэкономической и социокультурной рубежности в формировании феномена Одессы. На становление  города  существенное влияние  оказывала геополитическая  обстановка в Евразии. В Черноморье, географически самом  обособленном в Мировом океане, проходят суперэтнические  рубежи вражды и мира. Здесь периоды конфронтации сменяются  комплиментарным развитием, интенсивным торговым и информационным обменом и наоборот. Особо следует выделить  Восточный  вопрос, включая проблему Черноморских  проливов.
В начале Х1Х  века Российская империя  окончательно  встала  на путь поощрения  черноморской торговли, фокусом  которой  со временем становится Одесса. К ней перешли  функции  транзитной торговли  Крыма, ставшего  на два столетия  главной  российской  черноморской  военно-морской базой. Таким образом, были разделены  геополитические и геоэкономические  функции между Крымом и Одессой.
Геоэкономическое  положение  Одессы  обусловлено  уникальными особенностями функции места. Именно  здесь Великая Евразийская степь выходит  широким фронтом к средиземным морям, наиболее  глубоко вдающимся в континент. Одесса стала морскими воротами в Европу для степного «золота» (хлеба), как в свое время  испанская Севилья — для золота Нового Света. Рост торговли  и её направления зависели от геополитической обстановки в Черноморье и других регионах. Когда в результате Континентальной блокады, установленной Наполеоном, прервались  торговые связи  между Россией и  Англией через балтийские порты, а многие  европейские страны лишились  возможности получать  товары из восточных стран-экспортеров, транзитная торговля  через Одессу  испытывала подъем. Присоединение Закавказья к России  создавало  благоприятные  условия  для транзита  товаров из Центральной Европы через Одессу и  далее морским путем к Кавказскому  побережью  и в Иран.
В Одессе в условиях  преодоления узости  внутреннего рынка, необходимости  привлечения капитала и отсутствия торгового флота родилась и была  реализована  идея открытой экономики. Крупным событием стало объявление Одессы   зоной порто-франко. По царскому манифесту от 16 апреля 1817 года город-порт  получил право беспошлинной торговли на тридцать лет. Фактически преференциальный режим был введен в 1819 году. Наступил «звездный час» Одессы. Городу предоставлялось право беспошлинного ввоза заграничных  товаров и их продажи  на строго ограниченной территории.
Крымская война (1853 — 1856 гг.) Российской империи с  экономически наиболее развитыми  западноевропейскими государствами  (Англией и Францией)  вскрыли  несостоятельность феодально-крепостного строя, замкнутость национальной экономики, что ускорило  российские реформы  60-х годов. В новых обстоятельствах изменилась  и торговая политика, режим порто-франко в Одессе был упразднен.   
Обращаясь к урокам  прошлого, можно перечислить  много  доводов «за» и «против» порто-франко. Но поднимемся над этим и с высоты  нынешнего времени выделим наиболее существенное. Порто-франко  явилось предпосылкой  процветания  Одессы, прорывом в европейский цивилизованный мир, предвестником перехода  Российской империи  к открытой экономике и свободному предпринимательству. В течение  всего периода  существования порто-франко продолжалась борьба  между  сторонниками и противниками  льготного таможенного режима. Свободная торговля  имела  отрицательное значение  для  развития мануфактурной промышленности. Местные изделия не могли  конкурировать  по качеству  с зарубежными товарами.
После Крымской войны  вновь меняется  геополитическая и геоэкономическая обстановка в Черноморье, замкнутом Российской и Османской  империями. С освобождением  Молдавии, Валахии и провозглашением Румынии образуется  западноевропейское  «окно» к Черному морю. Строительство железной дороги к дунайскому порту Галацу, доступному морским судам, способствовали превращению его в лидеры черноморской торговли зерном  (из Венгрии). Геополитические изменения в регионе  и отсутствие современных транспортных  подходов к Одессе приводят к упадку  экономику города, откуда торговый капитал  начал  «перетекать»  в Галац и Брэилу. Как ни парадоксально, но «золотой век» Одессы  закончился  с эпохой великих  российских  реформ, у истоков  которых  было и местное порто-франко.
В дальнейшем международное  значение Одессы  возросло с открытием  в 1869 г. Суэцкого канала  и нового торгового пути в Азию, включая  Дальний Восток. В 1865 г. был построен  первый участок железной дороги от Одессы  до Балты, а в 1870 г.  железная дорога соединила портовый город с Киевом и, соответственно, с Москвой и Петербургом.  Для пароходного  сообщения  между  черноморскими и заграничными портами  было учреждено Русское  общество пароходства  и торговли (РОПИТ). В 1870 г. Общество  получило от казны Одесскую железную дорогу и  превратилось в крупнейшую  российскую монополию  в морском  торговом судоходстве.
В российских реформах были учтены отрицательные  последствия свободной торговли  для мануфактурной промышленности, изделия  которой не могли  конкурировать по качеству с зарубежными  товарами. Опыт порто-франко способствовал созданию таможенного  режима  Российской империи, протекционистского для отечественного предпринимательства и ввоза иностранного капитала. У истоков этой политики стояли выпускник  Новороссийского  университета  граф С.Ю. Витте и великий русский  ученый Д.И. Менделеев, судьба  которого  также связана с Одессой.
Рубежная коммуникативность Одессы, обусловленная  сочетанием интенсивного  информационного обмена, в том числе межэтнической передачи наследственной  информации, нашла отражение  в становлении  талантов  реформаторов, деловых людей, ученых, деятелей искусства, особенно  в литературе и музыке. Появлению талантов способствовали  свобода личности, социальный заказ, интенсивные  межэтнические, экономические и информационные  контакты. Разнообразие природных, социокультурных и других рубежей создало  благоприятные предпосылки для становления  творческой активности в приморском портовом городе.
На основе рубежной коммуникативности сложился  субэтнос одесситов. Полиэтническая  рубежность в условиях  относительного либерализма  и экономической свободы  создала  качественно новые интеллектуальные  свойства и богатства генофонда. Чем сильнее этнический контакт и свобода выбора, тем больше  вероятность появления не только красивых, но и талантливых личностей. На координате  времени «пик» рождения одесских талантов  приходится  на конец Х1Х века. Этому предшествовала «золотая эпоха» либерализма и экономической свободы, что подтверждает  общую закономерность  асинхронности социального заказа и появления  талантов как стратегического ресурса.
Феномен Одессы  проявился в открытости  разным культурам,  комплиментарное сосуществование  которых способствовало  расцвету  каждой из них, прежде всего еврейской, русской и украинской. Здесь пересеклись  западноевропейские, славянские и средиземноморско-понтийские  культурно-исторические традиции. Полиэтническая Одесса  была преимущественно  русскоязычной. Путь к русскому языку  шел через приобщение к русской  культуре, обладавшей «драгоценным свойством» маргинальности (открытости к внешнему миру).
В прошлом большое значение для Одессы имело «пограничное» сочетание личной свободы  граждан с экономическими и административными преференциями, среди которых выделялись порто-франко  и самоуправление (градоначальство). На фоне  небольших «островков» самоуправления в Российской империи Одесса, несомненно, была звездой первой величины, которую  зажгла искра «европейского либерализма» и экономической свободы.
При советской власти, утратив преференции, Одесса была низведена до провинциального административного  ранга  города областного подчинения. В результате  централизации управления экономикой и партийного контроля на местах в центре внимания оказался не человек, а производство. Во многих областях главной  функцией  местной власти являлось  управление сельским хозяйством. Определяющее  влияние на социально-экономическое развитие оказывал административный ранг города, а также расположенные  на его территории крупные производства. В Украине, например, Харьков является  крупным центром  машиностроения, Донецк — угольной промышленности, Днепропетровск — черной металлургии. В Одессе до разрушительного «цунами»  девяностых годов выделялось Черноморское пароходство, непосредственное влияние  которого на решение  социально-экономических  городских проблем было ограничено. В недавнем прошлом  прибыль от экспорта  транспортных услуг «оседала» в Москве. Одесса относится к наиболее пострадавшим  от советской  административной  системы городам. Власть маргиналов-«беспочвенников» стремилась  вытравить память о вольнолюбивом  прошлом и личностях реформаторов. Произошел крупнейший в истории города  исход  талантов и личностей.
Постсоветская  Одесса унаследовала кризисное состояние  городской среды. Жизнь города характеризуется  хроническим  дефицитом бюджета и  развитой теневой экономикой,  криминогенной обстановкой, высоким уровнем скрытой безработицы, неудовлетворительной  демографической ситуацией, низкими нормами  обеспечения жильем  и стационарным  медицинским обслуживанием, требующим модернизации коммунальным  хозяйством (транспорт, водоснабжение, теплофикация, энергетическое  обеспечение) и острой экологической обстановкой. В прошлом знаменитые одесские пляжи ныне по санитарно-гигиеническим и другим  нормам  представляют реальную опасность для здоровья отдыхающих. Эти обстоятельства усиливают  социально-психологический дискомфорт. Искусственное  создание «островков»  качества жизни не только  углубляет социальное расслоение, но и может  в очередной раз стать «детонатором» этнонационального конфликта.
За последние годы  предпринимались  многочисленные  попытки  использовать социально-экономические  и экологические проблемы  Одессы в тактической борьбе за власть. Но если бы в обсуждении одесских проблем приняли участие  великие мыслители и государственные деятели, их самые гениальные идеи  были бы  бесполезны при существующей административно-территориальной  системе. В результате несоответствия  общегосударственных функций  и административного  ранга Одессы  десятилетиями продолжалась конфронтация между  властью области и города.
В независимой Украине изменилось  геостратегическое положение Одессы, ставшей главным портом  и центром  морского хозяйства страны. Но город по-прежнему  не имеет административных прав, которыми располагают многие морские  «столицы», например, главный российский портовый город Санкт-Петербург. Поэтому  приоритетным является восстановление исторической справедливости — возвращение Одессе реальных прав  городского самоуправления. Еще в конце 80-х годов в качестве  альтернативы  самоуправления была предложена концепция свободной экономической зоны, «плодотворно» использовавшаяся в борьбе за власть.
Развернувшаяся в первые годы независимости Украины борьба между столичными и местными корпоративными группами  за право контроля деятельности Черноморского пароходства, приносившего государственной казне значительные поступления в твердой валюте, привели, практически, к гибели торгового и пассажирского флотов. Большая Одесса  вместе с Ильичевском  и  Южным утратила функции главного транспортно-коммуникационного  узла Черноморья.
В отличие от многих других городов Украины Одесса наиболее открыта к внешнему миру, располагает  профессиональными кадрами с опытом  делового сотрудничества с зарубежными партерами. Город является наряду с Киевом ведущим центром развития открытой экономики, здесь расположено  подавляющее большинство  предприятий с иностранными инвестициями Причерноморья. Однако большинство из них  осуществляют не производственную, а торгово-посредническую деятельность. Вместо Черноморского пароходства основным градообразующим предприятием Одессы стал  крупнейший в стране  оптово-розничный рынок, обеспечивающий  рабочие места многим одесситам и являющийся основным гарантом социальной стабильности. Курортно-рекреационное хозяйство города в условиях свободы  выбора мест отдыха и лечения оказалось неконкурентоспособным  в Средиземноморье.
Негативное влияние на развитие Одессы  оказывает  нестабильная остановка на Балканах, Кавказе и Черноморье, где вновь обострилась  проблема Проливов. Из-под «брони» Советского Союза обнажились потенциально «сейсмические» активные зоны  — вокруг Одессы, в Крыму, Южной Бессарабии и Приднестровье — со старыми  политическими, этническими и экономическими границами. В результате геополитических факторов, внутренней политической и законодательной нестабильности, медленного формирования рынка ценных бумаг  инвестиционная привлекательность  Одессы остается  низкой.
Будущее Одессы  обусловлено местоположением города в изменившемся многомерном коммуникационном пространстве. Возможно несколько  сценариев развития Одессы.
С распадом СССР отчетливо  обозначился  Евразийский геополитический разлом на рубеже цивилизаций, откуда  усилился отток православных славян, начатый из Харбина и ныне продолженный из Центральной Азии и Кавказа, Боснии и Косова.  На геополитической оси  север - юг славянский  мир простился  с тысячелетней  мечтой о Константинополе, а русскоязычными  форпостами остались Одесса и Севастополь.
В постбиполярном  мире феномен Одессы может иметь  исключительно большое значение для  поиска модели  развития на  внешних суперэтнических и внутренних социокультурных рубежах. Стратегия города  должна  вырабатываться  на основе  геополитической  концепции Украины как рубежного государства, предусматривающей сбалансированное  развитие  и создание преференциального режима на пересечении транспортных коридоров  север - юг и запад - восток. Формирование  коммуникационного узла технологического развития  связано с реструктуризацией  городской экономики, усилением  функций транзитной торговли и сокращением удельного  веса промышленности, кроме  припортовой, ориентированной на экспорт или импорт. Для этого необходимо  создание  современных скоростных   коммуникаций между Одессой и столицей государства, а также  с  Крымом, Придунавьем, Приазовьем и зарубежными портами (Стамбул, Констанца, Варна), строительство транспортного перехода  через Дунай как части кольцевой  черноморской автострады. Возможно  создание  нового коммуникационного коридора  «из варяг в греки» через Гданьск, Варшаву, Львов и Одессу.
Формирование преференциального режима  на пересечении  транспортных коридоров не только ускорит оборачиваемость финансового, торгового и промышленного капитала, но и будет гарантом  этнонациональной и этноконфессиональной  терпимости в космополитичном городе.
Феномен Одессы  проявляется в усилении социально-психологического фактора  ностальгии, способствующей деловой  активности. Создалась уникальная ситуация биполярной  ностальгии между русскоязычным городом и Россией, одесситов-евреев  к  «земле обетованной» и одесситов-израильтян к малой родине. Эта психологическая энергия     концентрируется  на Одессе, которая может стать мостом деловой активности и моделью рубежной  суперэтнической коммуникативности.
Будущее определяется не только  тенденциями  гарантированного  поступательного прогресса.  Проблемы города не имеют исключительно  административного или экономического  решения. Развитие  Одессы обусловлено  противостоянием  различных  альтернативных идеологий  государственного строительства. При существующих  административно-территориальном статусе  города областного  подчинения и бюджетных отношений с Киевым сохраняются  тенденции  упадка хозяйства и разрушения городской среды. Социально-психологический дискомфорт, вызванный  внутренней нестабильностью, кризисом  в обществе и экономике, приведет к усилению социальной  маргинализации  и обострению этнонациональной напряженности.
Сценарий  стабильного развития  обусловлен  предоставлением  Одессе  реальных прав  самоуправления, предусматривающего не  только  выход из областного подчинения,  но и формирование социальных условий для становления личности и экономического достоинства граждан. Вольный ветер  перемен благоприятствует  проявлению  деловой активности  и таланта.
Феномен Одессы — это редкое, исключительное явление «пограничного состояния», которое никогда  не повторится, но идеализированный  и воспетый  образ  вольного города  всегда будет  его путеводной звездой,  благоприятствующей  проявлению  деловой активности  и таланта.

Крым

Крым занимает уникальное  геополитическое  положение в Евразии. Эта классическая природная, этническая и экономическая рубежная зона — исторический перекресток народов и  торговых путей. Здесь оставили «стратифицированный» след  древнегреческая, древнеримская, иранская, иудаистская, эллинистическая, византийская, мусульманская, генуэзская, армянская, русская и украинская культуры. Из века в век в Крыму  формировались  комплиментарные отношения между народами, основанные  на интенсивных контактах (торговых, культурных, информационных). Когда  побеждала вражда,  и международный обмен  нарушался — Таврида приходила в  запустение.

Особенность геостратегического положения Крыма, историческое время которого  насчитывает более 2,5 тысяч лет,  определялась общностью судьбы  с мировыми евразийскими государствами и империями. Среди них — Афинский морской союз, империя Александра Македонского, Римская и Византийская империи, Тюркский и Хазарский каганаты, Монгольская империя (Золотая Орда), Киевская Русь и Великое княжество Литовское, Османская и Российская империи. Свыше пяти столетий Таврида  развивалась  под влиянием  культуры  Древней Эллады, более трех веков — Древнего Рима, тысячелетие — Византии,  около  трехсот лет  — под  покровом  Османской империи  и двести лет — Российской/Советской империи. Здесь оставили свой след  Херсонес и другие города-государства, Скифия и Боспорское  царство, генуэзские города-колонии с черноморской столицей в Кафе (Феодосии), княжество Феодоро и Крымское ханство, для которых  Таврида стала месторазвитием культур.
В середине ХV века  в очередной раз меняется геополитическая и геоэкономическая обстановка  в Черноморье. В 1443 г. при поддержке Великого княжества Литовского  было создано  независимое Крымское ханство. В 1453 г. после взятия  Константинополя и  падения Византийской империи, турки-османы на два столетия «закрывают» европейскую торговлю  в Черноморье. В 1475 г. генуэзские колонии в Крыму  захвачены  и разгромлены Османской империей и её вассалом Крымским ханством, а Южный берег Крыма  вошел в личные  владения турецкого султана.
Согласно Кючук-Кайнарджийскому мирному договору 1774 года Крымское ханство объявлено независимым от Турции, а Россия получила во владения Керчь, крепость Еникале и выход к Черному морю.  В 1783 г. последний хан из рода Гиреев подписывает  отречение от престола и покидает Бахчисарай. По Ясскому  миру  1791 года  произошло окончательное  присоединение  Крыма к России.
В дальнейшем неоднократно менялось  политико-административное  устройство Крыма: губерния, национальная автономия, административная  область и территориальная автономия.  В период гражданской войны здесь провозглашались  Крымско-татарское национальное правительство (1917 –1918), Крымское краевое правительство  белых (1918), Советская социалистическая республика  Таврида (1918) и Крымская ССР (1919), правительство Юга России (1920).
В годы советской власти в Тавриде  при существующей Крымской АССР  предпринимались попытки реализации проектов еврейской и немецкой автономий.  В 1923 г.  появилась идея создания в Крыму еврейской автономии в обмен на международную экономическую помощь. Один из проектов предполагал  создание автономии, включающей кроме Северного Крыма, украинское Приазовье  и российское Причерноморье до Абхазии.  В 1928 г.  Крымская АССР наряду с Дальневосточным краем становится основной базой еврейского переселения. Это вызвало обострение этнонациональной обстановки в Крыму в связи с остротой земельного вопроса. Кремль ответил репрессиями в отношении татарских лидеров и  ограничился созданием двух  еврейских  и двух немецких национальных  районов. Во время  Второй мировой войны вновь была реанимирована идея создания еврейской автономии в обмен на  американскую финансовую помощь в восстановлении разрушенного войной советской экономики. Проект «Крымской Калифорнии» отличался масштабностью и   предусматривал создание Еврейской Советской Социалистической Республики на всей территории полуострова. Этому способствовала ликвидация Крымской ССР и принудительная депортация  крымских татар, немцев, армян, болгар и  греков. В дальнейшем  Москва выступила в  поддержку создания государства Израиль на Ближнем Востоке и крымский проект  остался не осуществленным. 
В 1954 г. в период борьбы за власть  перед ХХ съездом КПСС  Крым передается  Украинской ССР, а с 1992 г.  является суверенной  территорией  Украины на правах автономии.
За многовековую историю Крым неоднократно был рубежом вражды и мира. Военно-стратегическое положение превратило Крым в арену геополитических, этнонациональных и этноконфессиональных конфликтов, в полигон выяснения отношений между  странами, разрешения вопросов евразийской  и мировой политики. За последние полтора  века Крым  трижды был эпицентром военных конфликтов (Восточная, гражданская и Великая Отечественная войны). На Ялтинской  конференции 1945 года здесь были заложены  основы  нового мирового порядка и принципы ООН,  включая принцип незыблемости границ. Этот мировой порядок, уходящий в историю, ныне оказался неспособен разрешить многочисленные этнонациональные и этноконфессиональные  конфликты. В Крыму  истоки православия на Руси, приобщения  её к высокой Византийской  культуре. Крымская военная компания ускорила  проведение  Великих  российских реформ Х1Х века. Российский Крым никогда не знал крепостного  права.

Геоэкономическое положение  Крыма менялось под воздействием  геополитической обстановки и направлений  мировых торговых коммуникаций. Великий Шелковый путь и другие  коммуникации с Востока  на Запад и из «варяг в греки», пересекаясь в Черноморье,  создавали особые  выгоды для транзитной торговли.  В Тавриде сходились  Дунайский  и Волжско-Донской  торговые пути, здесь проходила  дорога за три моря в Индию.
На протяжении  тысячелетий главной экономической функцией  Крыма  в многомерном коммуникационном пространстве  Евразии была свободная  торговля.  На рубежах античной, генуэзской и степных культур на берегах Тавриды  возникали вольные торговые  города. Казалось бы не составляло труда  кочевым народам сбросить  в море их обитателей. Но  это была бы пиррова победа. С появлением пепелища исчезал  товарный рынок, а значит  путь к взаимообогащению культур. 
За двухсотлетнее вхождение полуострова в российское геополитическое  и геоэкономическое пространство  коммуникационный узел свободной торговли  был разрушен, а Крым превращен в военно-морской форпост империи. Из-за вечной  российской проблемы (плохих дорог) и ограниченности связей с внутренним рынком  не удалось  поднять торговую значимость  крымских городов. Российская империя на два века «закрыла» один из евразийских узлов  транзитной торговли. В Крыму вблизи руин вольного Херсонеса, откуда самый короткий путь к Босфору, была создана  крупнейшая  военно-морская база, а южными торговыми воротами  империи стала Одесса, правопреемница торговых функций  Крыма. Именно тогда наступил «звездный час» Одессы, где  создание  преференциального режима (порто-франко) в контексте  изменившейся геополитической  обстановки в Евразии способствовало формированию нового  центра  черноморской торговли Российской империи.

Крым — этноконфессиональный  микрокосмос. Здесь около 988 г. киевский князь Владимир принял крещение, что способствовало  приобщению Руси  к высокой  Византийской культуре. В XIII – XV вв. в юго-западном Крыму  получает развитие политически автономное княжество Феодоро, пестрое по этническому составу  (аланы, греки,  караимы,  потомки крымских готов и др.). Этот микрокосмос  являлся  сплавом местных  и византийско-греко-христианских традиций в противовес  генуэзцам-католикам и мусульманам. Важной предпосылкой создания  княжества стал  религиозный конфликт  между иконоборцами и иконопочитателями, часть которых бежала из Византии в Тавриду. Таким образом,  в Крыму  сфокусировались в миниатюре не только раскол православия, противостояние  католического  Запада и мусульманского Востока, но и вырабатывалась  конфессиональная  терпимость.
Этноконфессиональный конфликт  явился одной из причин Восточной войны,  эпицентром которой была Крымская компания 1855 –1856 гг. Россия, утратившая геополитические позиции на Балканах и Ближнем Востоке, приняла попытки укрепления православия в Святых местах Иерусалима и Вифлеема, что вызвало  протест Запада. Формальным поводом послужил франко-русский религиозный конфликт.

Крым — своеобразный  исторический этнический котел, в котором  зарождались и ассимилировались народы. Еще в  античных источниках отмечается факт смешения народностей, что нашло отражение  в терминах «скифотавры и «тавроскифы». Тесное общение  скифов с греками способствовало варваризации эллинистической культуры. В результате комплиментарных отношений на евразийских рубежах Таврида явила миру своеобразные и  неповторимые греко-скифскую и греко-сарматскую  культуры. Влияние  более высокой  античной  и местной  скифско-сарматской  культуры  ускорило развитие  крымских готов.
Таврида — месторазвитие  крымских татар, адаптированных к вскормившим их ландшафтам и выработавших экологически сбалансированное отношение  человека и природы. Под покровом Османской империи, правопреемницы Византии, прошел  золотой век  культуры крымскотатарского народа, превратившего родину  в цветущие  сады и виноградники.
Российская/Советская империя на протяжении  полутора веков от Екатерины до Сталина осуществила крупномасштабную депортацию  крымских татар и других местных народов (греков, армян, болгар, немцев). Их исход подорвал  фундамент местной экономики. Лишившись большинства  торгового  и земледельческого  населения, адаптированного к  местным условиям, Крым пришел в запустение. Русские и другие мигранты, принесли чуждые традиции  земледелия,  жаловались администрации, что плохо растет «картоха».

Крым — это уникальные ландшафтные  рубежи, каждый из которых  заселялся и осваивался с учетом этнических  культурно-исторических традиций. Одни народы осваивали степь, другие — горы, третьи —  морские побережья. На юге полуострова, от мыса Фиолент на западе  до Феодосии на востоке, тянутся  невысокие  горы, в которых отчетливо  выделяется три гряды: самая высокая Главная и две предгорных — Внутренняя и Внешняя, с их пологими северными склонами и крутыми южными, создающими  куэстовый рельеф.
Северные склоны Внешней гряды заняты лесостепью, где лето менее знойное, чем в степи. Крымская лесостепь стала  местообитанием древнего человека, здесь  сосредоточены  крупные города прошлого и настоящего, в том числе  столицы Скифии (Неаполь), Крымского  ханства (Солхата или Крым, Бахчисарай) и автономной Республики Крым (Симферополь).
Внутренняя  горная гряда с  наличием труднодоступных плато (столовых гор с круто обрывающимися  южными склонами) и водных источников служила в прошлом идеальным местом для создания оборонительных сооружений. Не случайно, в юго-западном нагорье  в прошлом существовал  этнический микрокосмос. В античности здесь обитали тавры, а в средневековье возникли и расцвели «пещерные» города и монастыри, княжество Феодоро.
Вдоль моря тянется  самая южная и высокая Главная горная гряда, которая отступая от моря, образует живописные ландшафты Южного берега. Выше  покрытых  лесом гор расположены  яйлинские нагорья с богатыми лесными пастбищами. На рубежах суши и моря оставили свой след античная, (эллино-римская), византийская, христианская (романо-германская и православная) и мусульманская культуры. В Российской/Советской империи здесь  создаются  крупнейшая курортно-рекреационная зона  и летние резиденции царей, генеральных секретарей, первого и последнего президента. На западных и восточных окраинах Главной горной гряды  в природной контактной зоне  море — горы — степь с удобными  сухопутными  подходами, расположены  крупные торговые  города античности и средневековья — Херсонес и Кафа.
Своеобразие Крыму  придают  ландшафтно-этнокультурные рубежи. Неброский киммерийский ландшафт Восточного Крыма, опаленная солнцем неуютная земля воспета в местной пейзажной школе, отразившей межэтнический сплав, гармонию человека и природы: армянин Айвазовский, грек Куинджи, польско-русские корни Богаевского, немец Феслер, итальянец Лагорио, абхазец Шервашидзе, армяно-английско-греческие корни Гагри. Киммерийская земля прославлена писателями и поэтами-маргиналами. Предки Макса Волошина по отцовской линии — запорожские казаки, по материнской — обрусевшие немцы. У Александра Грина — польские корни. В местных родословных прослеживается связь времен. Жена художника Богаевского — Жозефина Дуранте, род которой берет начало от отдаленных потомков генуэзских консулов в Кафе, а по семейному преданию — от великого Данте. Центрами общественной и интеллектуальной жизни Киммерии являлись Феодосия, Судак, Старый Крым и Коктебель. Феномен Киммерии, также как Флоренции и Одессы,  обусловлен рядом факторов. Свободная торговля в сочетании  с этнокультурными и ландшафтными рубежами  способствовала  становлению талантов.

Во всесоюзной специализации  Крым  выделялся  курортно-рекреационным хозяйством, как главная  южная военно-морская  база и часть военно-промышленного комплекса. С падением «железного занавеса» Крым оказался не только в другом государстве, но и возвратился  после двухсотлетнего  «затворничества» на северную  периферию средиземноморского геоэкономического пространства,  где его хозяйство оказалось неконкурентоспособным, а исторические  функции транзитной торговли  утрачены. Индустрия отдыха и экология  требуют огромных инвестиций, которыми Украина в обозримом будущем не будет располагать.
На примере Крыма особенно наглядно иллюстрируются  противоречивые тенденции геоэкономической  трансформации. После  провозглашения украинской независимости  здесь большие  надежды возлагались на перспективы развития открытой экономики. Казалось бы, для этого были созданы  определенные предпосылки. С приобретением территориальной автономии повысился политико-административный статус Крыма и расширились возможности принятия решений. Широкое распространение получили намерения по созданию свободных и «экспериментальных территориально-режимных» экономических зон,  региональные концепции и программы социально-экономического развития, разработанные с участием ученых Киева, Москвы и Одессы. Особые надежды возлагались на  демократически  избранного  местного президента, приглашенных во власть московских «варягов» и на  неформальные  межличностные связи с действующим президентом Украины. Увы, Крым так и не стал Островом процветания и благоденствия. Крупномасштабная имитация  современных форм  мирохозяйственной интеграции создала реальные  предпосылки для превращения Крыма в зону стопроцентного риска для зарубежного капитала и криминализации отечественного. Как нам представляется, в Крыму  утрачено то, что  невозможно  сиюминутно воспроизвести. Но что именно?
Остров Крым, отколовшись от геополитического  монолита советской империи и де-юре став территорией  Украины, де-факто продолжает  дрейф с неопределенным курсом. Здесь отсутствуют  геостратегические  ориентиры  — технология  реализации  региональных приоритетов в изменившемся  многомерном  коммуникационном пространстве.
Курс на открытую  экономику  особенно проявился в многочисленных намерениях по созданию  свободных экономических зон (Севастополь, Керчь, Черноморское, Ялта, Феодосия и другие города). Широко разрекламированная в средствах массовой  информации первая в Украине  специальная экономическая зона «Сиваш» скомпрометировала на долгие годы местный  инвестиционный климат для зарубежного капитала.
Крым, получивший права территориальной автономии в суверенной   Украине, продолжает оставаться геополитическим «островом», коммуникационный каркас которого еще плохо вписан в многомерное пространство государства.  В результате возникла парадоксальная ситуация. Крым  наряду с западными пограничными  областями,  наиболее  открытыми к внешнему миру, оказался  среди депрессивных  территорий с исключительно низким экспортным потенциалом и  инвестиционной привлекательностью.   
С начала 90-х годов  распространение  получила  идея возрождения  Крыма на основе  открытой экономики и мирохозяйственной интеграции. Несмотря на декларируемый курс,  незначительна численность предприятий с иностранными инвестициями, большинство из  них не осуществляют производственную деятельность.  Если по численности  населения Крым (с Севастополем) занимает  восьмое место, то по внешнеторговым связям  входит в число аутсайдеров  открытой экономики, наряду с Закарпатьем,  Волынской, Черновицкой и Кировоградской областями. Местная власть связывает  перспективы развития Крыма  с курортно-рекреационным хозяйством, нефтегазодобычей, агропромышленным комплексом и использованием  транспортных функций местных портов и аэродромов.
В 80-е годы Крым посещало ежегодно  до 8 млн.  отдыхающих, в дальнейшем наметились тенденции к снижению этой  численности. В 2000 г. в Крыму отдыхало  4 млн. человек. В ближайшем десятилетии  нереально довести  число отдыхающих до достигнутого  в прошлом  уровня, что обусловлено  рядом причин. В условиях открытости Крым  не смог составить конкуренцию  средиземноморским  и российским  черноморским курортам, предлагающим  более высокий  сервис услуг за  умеренную цену. Отсутствие  продуманной государственной политики, дефицит энерго- и водоснабжения  сдерживают развитие  рекреационного хозяйства. Принятые Россией меры по  поддержке  отечественных курортов и ограничению вывоза за границу бюджетных средств  на оздоровление трудящихся уменьшили  численность традиционных отдыхающих из ближнего зарубежья.   
Возможности для благоприятного инвестиционного климата  в Крыму ограничены наряду с  политико-экономическими факторами последствиями экологической катастрофы. Рубежность ландшафтов, теплое лето, мягкая зима, чистый воздух, напоенный ароматом  горных лесов и степных трав, близость моря  создают  неповторимое сочетание  природно-климатических ресурсов. Это хрупкое  равновесие  между человеком и ландшафтом  легко  нарушить и утратить. Во второй  половине ХХ века Крым стал наглядным  воплощением социалистического лозунга: «Мы не можем  ждать милостей от природы, взять их у неё — наша задача». Здесь был создан  своеобразный  микрокосмос  «преобразований» природы.
Местные запасы подземной питьевой воды тысячелетиями являлись стратегическими для  жизнеобеспечения населения. В настоящее время  из-за  превышения установленных  норм  водоотбора, подземные  запасы вод резко  сократились. Происходит  подпитка  морскими водами  сарматских горизонтов, куда также осуществляется сброс хозяйственных стоков. Дефицит водных ресурсов является лимитирующим  фактором  развития  хозяйства Крыма, а в засушливые годы  создает угрозу  эпидемий.
Необходимо осознать факт экологической  катастрофы, которой способствовала депортация местных народов, адаптированных к крымским  ландшафтам. Мигранты принесли  другую  культуру земледелия, что в сочетании с чрезмерным  развитием  промышленности, особенно химической, привело к дефициту пресной воды, засолению почв, антропогенному  загрязнению. Крымская природа больна и требует не очередного хирургического вмешательства, а длительной и осмысленной  терапии. От этого  будет зависеть и будущее курортно-рекреационного  хозяйства, которое в условиях открытого общества  и отсутствия современной инфраструктуры индустрии отдыха  оказалась  неконкурентоспособным в Средиземноморье.
Украина в обозримом будущем не сможет обеспечить  функционирование сложной и рукотворной  природно-технической системы, каковой является    Южный берег Крыма. Огромные  финансовые затраты, выделявшиеся  богатой империей на поддержание гармонии   между  деятельностью человека и уникальными южнобережными ландшафтами,   непосильны  экономически слабому государству.  Южный берег Крыма по аналогии с  Черноморским пароходством терпит бедствие.  При отсутствии  реальных капиталов с каждым годом   усиливаться роль природно-стихийного фактора (оползни, разрушение  дорог, берегов и  пляжей,  дефицит питьевой воды, гибель архитектурных памятников и  уникальной  флоры).

Сегодня понятны чувства российского патриотизма по отношению к  Крыму и Севастополю, его героическим  защитникам. Но приобретя Крым, Россия на протяжении  двух  веков упорно шла к его утрате. Страна интенсивной исторической жизни была изъята из средиземноморского культурно-исторического пространства. Полуостров  на долгие годы превратился  в глухую провинцию и военно-морскую крепость на южных рубежах империи. Проблема Севастополя берет отсчет с падения  Порт-Артура, ознаменовавшего начало распада Российской империи. В конце ХХ века  долгая дорога  русских и украинцев к черноморским  рубежам, за которую  заплачено дорогой ценой,  закончилась утратой  геополитических и геоэкономических позиций в Черноморье.
Крым может стать  полигоном  испытания  украинской государственности.  Его территориальная автономия   служит моделью возможного федеративного  устройства Украины. Многолетнее существование Крыма как рядовой административной области, когда важные, но текущие  вопросы  проведения посевной кампании  и снабжения её горюче-смазочными  материалами  доминировали над стратегией  развития, сказываются на отсутствии государственного мышления местной власти. Крымский опыт показал, что переход  к новому  политико-административному  устройству требует время для формирования элиты с психологией, ориентированной  на демократические принципы  местного самоуправления.
Угрозу стабильности  создает экономически слабое государство. Поэтому  центробежные тенденции можно  предотвратить  не политическими и националистическими лозунгами, а созданием  в государстве достойного  человека качества жизни. С «возвращением» Крыма в средиземноморское  пространство, его конкурентоспособность  возможна не через имитацию открытой экономики, а путем реального возрождения  евразийского коммуникационного узла свободной торговли с преференциальным режимом  на геоэкономических осях Север - Юг и Запад - Восток.
Будущее Крыма не имеет  простого экономического  решения,  необходима геостратегическая технология  здравого  смысла, создание конкурентоспособности региональных условий хозяйствования.  Именно это отсутствует в  «мыльных» программах  социально-экономического развития («возрождения»).  Без политической и законодательной стабильности, современной инфраструктуры, обеспечивающей  гарантированное и бесперебойное  энергоснабжение, качество питьевой воды;  без преодоления  высокой  ресурсоемкости  производства, без современных скоростных коммуникаций бессмысленно  говорить об инвестициях в Крым.
Крым — евразийский микрокосмос,  многомерное коммуникационное пространство, на геополитических, геоэкономических и социокультурных рубежах которого  вырабатывались  отношения между народами, человеком и природой. Крым вновь может стать  у истоков созидательного  развития или  вражды на рубежах цивилизаций. Игнорирование этих реалий, популизм, откуда бы он не исходил, опасны для судьбы Крыма и украинской государственности. Нужно  спешить предвидеть возможные варианты  развития  событий, чтобы своевременно  предвидеть опасные  тенденции, помня «забытый гул погибших городов» Тавриды.

Буджак

В постсоветском пространстве вскрылась  «сейсмически» активная зона на рубежах Великой Евразийской степи и Балкан. Междуречье низовьев Днестра, Прута и Дуная, известное  в российском геополитическом  пространстве  как Южная  Бессарабия, имело другое  образное историко-географическое название — Буджак  («угол» Золотой Орды). Здесь проходили  рубежи  евразийских  империй и государств: Древней Эллады, Римской империи (Троянов вал), Византии, Болгарского царства, Киевской Руси, Золотой Орды, Генуи (торговые фактории), Молдавского княжества, Османской  и Российской/Советской империи  и Румынии.
Буджак — плавильный  этнический котел и лесостепной клин между Карпатами и  Черноморьем. Через эту узкую горловину  Дикого Поля — гигантского степного  коридора — ураганом  проходили кочевые  и другие племена, особенно в период  так называемого Великого переселения народов. С VI века н.э. началось  продвижение  славян в лесостепное междуречье  Нижнего Дуная и Днестра. На рубеже второго тысячелетия  здесь  сложилась народность  гагаузов из остатков  печенегов Дикого Поля. В буджакской степи  кочевали ногайцы, сюда уходили болгары из Османской империи и украинские казаки  из царской России.
Во втором тысячелетии  неоднократно менялся  геополитический код Буджака. В X —XI вв. край входил в состав Киевской  Руси, в  XII—XIII вв. — в Галицко-Волынское  княжество, с середины XIV века  — в Молдавское княжество, а с начала XVI века — в Османскую  империю. В результате  русско-турецкой  войны 1806—1812 гг. по Бухарестскому  мирному договору 1812 года Буджак  был аннексирован Россией. По Парижскому  договору 1856 года край отошел к Румынии, а решением Берлинского  конгресса 1878 года  возвращен России, где стал частью Бессарабской губернии. Россия приобрела выход к Дунаю, а в качестве компенсации Румынии  была передана Добруджа с плодородными землями и черноморским побережьем.  В период 1918—1940 гг. Буджак  вновь находился в составе  Румынии.
Согласно секретного  дополнительного протокола  к Договору о ненападении между Германией и Советским Союзом Бессарабия  стала советской, а Измаильский, Аккерманский и Хотинский  уезды присоединены к Украинской ССР.  В Бессарабии  проживало  примерно 100 тыс. этнических  немцев, которые  Германия предполагала  переселить на историческую родину. Советский Союз депортировал  большинство  бессарабских немцев в Сибирь и Среднюю Азию. В Великую Отечественную войну  Буджак  был оккупирован и вошел вместе с Одессой, Северной Буковиной и Северной Бессарабией в Транснистрию, переданную  Германией союзной Румынии. Румынский  режим  отличался относительным  либерализмом, особенно в торговле.
Геополитическая и геоэкономическая рубежность Буджака   наглядно «стратифицировалась» в истории  городов Белгород-Днестровского и Измаила. В XI веке до н.э. на берегах  Днестровского лимана был основан древнегреческий  торговый  порт Тира. Через тысячелетие славяне  заложили  здесь древний Белгород, ставший  торговым форпостом Киевской Руси на пути из Европы на Восток.  Во времена Золотой Орды  здесь была создана фактория  генуэзских купцов. В 1362 г. они были изгнаны  горожанами, объявившими  Белгород вольным городом.  В XV веке Белгород входит в Молдавское княжество, а в 1484 г. завоеван турками.  В эпоху русско-турецких  войн город неоднократно  занимался русскими войсками и возвращался  Турции. С 1770 г. Белгород  шесть раз  становился российским, три раза турецким и  два раза румынским.
История Измаила также характеризуется геостратегической  нестабильностью. В XII в. здесь была заложена генуэзская  торговая фактория и крепость, принадлежавшая   затем  Молдавскому княжеству.  С XVI в. Измаил  становится турецкой крепостью,  где султан в 1569 г. поселил ногайцев. Крепость Измаил  была  впервые  взята русскими в 1770 году,  создавшими здесь базу  Дунайской военной флотилии. По Кючук-Кайнарджийскому миру 1774 года  Измаил возвращен  Турции и вновь взят штурмом в 1790 году  русскими войсками под командованием А. В. Суворова. По Ясскому  договору  1791 года город вновь возвращен Турции и в третий раз взят  русскими войсками в 1809 году  и согласно  Бухарестского договора 1812 года  оставлен за Россией. В результате Крымской войны  по Парижскому  трактату  1856 года Измаил  отошел  с южной частью Бессарабии  к Турции, а во время русско-турецкой войны 1877—1878 гг. по Сан-Стефанскому договору передан России. С 1918 по 1940 гг.  Измаил вновь в составе Румынии,  затем после непродолжительного пребывания  в Советском Союзе,  с 1941 по 1944 гг. оккупирован немецко-румынскими войсками. После Великой Отечественной войны до 1954 года Измаил являлся  областным центром.

После вхождения края в Российскую империю он заселялся наряду с украинцами и русскими   европейскими колонистами (немцами, сербами, выходцами из Швейцарии). В независимой Украине здесь преобладают украинцы, в Измаиле и других местных городах  значительна доля русского населения. В Придунавье  выделяются  группы компактного проживания болгар, молдаван и гагаузов.
Геополитическая рубежность Буджака  способствовала не только межгосударственной конфронтации, но и развитию геоэкономических функций свободной торговли.  Транзитная торговля доминировала  в экономике края в эпоху Киевской Руси, Золотой Орды и Молдавского  княжества. Геополитическая обстановка в  Юго-Восточной Европе  неоднократно приводила  к смене направлений основных торговых коммуникаций.
Цареградское направление (на Константинополь) было настолько важным в Киевской Руси, что князь Святослав  после  похода  на Хазарию, подорвавшего  монополию  внешней торговли и ростовщичества местных еврейских купцов,  решил  устроить  новую столицу государства  на Нижнем Дунае, где в 967 г.  был основан  город Переяславец, или малый Преслав. В  IX—XII вв. населенная преимущественно  славянами Дунайская земля (остров русов)  с центром в Переяславце являлась стратегической военно-торговой   базой Руси на пути в Византию. Первый международный договор Руси с Византией, подписанный в 911 году,  предоставлял  русским купцам право  беспошлинной торговли в Константинополе.
В  эпоху средневековья  около  двухсот лет  транзитную торговлю Буджака  контролировали западноевропейские (генуэзские) купцы, добившиеся передачи от Золотой Орды  во владение Кафы и других причерноморских торговых город. В этой политике проявилось стратегическое мышление  золотоордынских ханов, отличавшихся не только на полях сражений, но и в ведении хозяйства. Сохранение  автономии  генуэзских  колоний способствовало процветанию Золотой Орды и эффективному разделению  международного труда, при котором  внешнеторговые связи осуществлялись  опытными купцами, превосходно знавшими европейский рынок. В Буджаке  центрами  транзитной торговли  стали  генуэзские фактории  в Ак-Кермане (Белграде)  и  в основанном монголами самом западном городе Килие.
Когда Османская империя перекрыла  средиземноморские торговые коммуникации с Востока, возросло значение Молдавского  торгового пути, по которому   восточные товары из генуэзских факторий  Кафы и Белгорода направлялись во Львов, Краков и  другие города Центральной Европы. В дальнейшем на протяжении  трех веков  Черное море становится  внутреннем водоемом  Османской империи,  контролирующей  местную торговлю.
С выходом Российской  империи к черноморским  берегам изменяется не только  геополитическое, но и геоэкономическое положение Придунавья.  С основанием Одессы к ней переходят  функции свободной торговли  Крыма и Буджака,  город становится крупнейшим  европейским  портом  по экспорту  пшеницы. После Крымской войны  вновь меняется  геополитическая обстановка. С освобождением Молдавии и Валахии и провозглашением Румынии образуется  западноевропейское «окно»  к Черному морю. Строительство железной дороги дало выход Австро-Венгрии  к дунайскому порту  Галацу,  доступному  морским судам. Это  способствует  превращению города в лидера  черноморского  экспорта  зерном (в основном  из Венгрии) и приводит к упадку  экономики Одессы, не располагавшей железнодорожными подходами. Одесский торговый капитал начал «перетекать» в Галац и Брэилу.  Этот исторический пример наглядно иллюстрирует  обусловленную геополитическими и геоэкономическими факторами смену «полюсов» деловой активности.

Украинское Придунавье  является одним из  наиболее депрессивных  районов страны, неблагоприятных для иностранных инвестиций. Буджак стал Островом, отделенным от  остальной территории страны  водной преградой Днестровского лимана. Основные  железнодорожная и автомобильная магистрали Одесса — Рени проходят  через территорию соседнего государства Молдовы. Транспортные коммуникации  через гирло  Днестровского  лимана имеют  ограниченную пропускную способность. Возможно, Украина и Румыния  остались единственными европейскими  соседними странами, между которыми  отсутствует  стационарный  транспортный переход. Обострились  транспортно-энергетические проблемы Буджака,  получающего  электроэнергию  через подстанцию в Гагаузии (Молдова) с крупной  тепловой  станции, расположенной в непризнанной Приднестровской республике.  Местное газоснабжение так же  осуществятся  от проходящего через  Приднестровье магистрального газопровода Россия — Болгария.
Буджак — регион  экологического бедствия с низким качеством питьевой воды. При осуществлении  одной из последних советских дорогостоящих «строек века» — водохозяйственного комплекса Дунай — Днепр  здесь возникли непредвиденные экологические проблемы и нанесен значительный ущерб  биологическим, бальнеологическим и другим природным ресурсам. Изменился  режим  функционирования  экологически сбалансированной и высокопродуктивной системы река-лиман-море.  
За последнее десятилетие Украина  утратила функции главного коммуникационного узла на Нижнем Дунае, уступив первое место соседней Румынии. Несмотря на экономические трудности,  Румыния завершила  грандиозный проект, начатый в недавнем прошлом по созданию  крупнейшего и современного  коммуникационного узла в Юго-Восточной Европе. С завершением строительства канала  Рейн - Майн - Дунай   введены в эксплуатацию  румынские  каналы Чернавода -  Констанца-Юг, пропускной способностью до 100 млн. т в год, и  Меджидия - Новодари. Констанца стала  основными  дунайскими  воротами Центрально-Восточной Европы.  Кроме того, имеется и естественный  выход  в Черное море через глубоководное Сулинское гирло, ведутся  дноуглубительные работы на Георгиевском гирле. За последние двадцать лет  в инфраструктуру  торгового судоходства  вложено свыше  трех миллиардов долларов. Румыния успешно проводит политику  открытости, приватизации  крупных судоходных компаний.
Ухудшились  условия судоходства на украинском участке нижнего Дуная.  Здесь в середине 50-х годов  был создан судоходный канал Прорва  для прохода  советских судов типа «река-море». Из-за прекращения дноуглубительных работ канал заилился и украинские суда  стали  терпеть  убытки  из-за высоких  ставок канальных сборов при прохождении  по румынскому Сулинскому гирлу  (более 5 тыс. долл. за сухогруз ). После восстановления  судоходства по  Прорве, проблема  глубоководного  канала для морских судов остается нерешенной.

Вызывает особую тревогу, что транспортный коридор «из варяг в греки»  и черноморский кольцевой  обходят  стороной  крупнейшие  украинские порты на Черном море и Дунае, на которые приходится  70 % грузооборота  страны. Основной маршрут в Юго-Восточной Европе проходит через Будапешт и Кишинев  в обход Украинского Придунавья. В этой связи  участие Украины в создании очередной «мыльной»  свободной экономической зоны  на границе  с Молдовой и Румынией  будет иметь катастрофические последствия для портов Рени и Измаил.
В 1995 г. обострился  украинско-румынский конфликт   вокруг острова  Змеиный. Румыния предъявила права на остров площадью 1,6 кв. км и 12-мильную экономическую зону, ссылаясь на Парижский мирный договор 1947 года  между государствами-победителями  во Второй  мировой войне и союзной Германии Румынией. На основании  советско-румынских договоров о мире и дружбе 1948 и 1961 гг. остров принадлежал СССР.
В  1997 г. в Киеве был парафирован украинско-румынский политический договор. В частности, Украина  обещала не размещать на острове Змеиный  наступательного вооружения, однако экономические проблемы шельфа были вынесены за рамки  договора. Принято решение воздержатся от ведения хозяйственной деятельности на шельфе. Подписание Договора  рассматривалось как успех украинской дипломатии. С румынской стороны двухсторонне соглашение  явилось временной уступкой в связи с  планами вхождения в НАТО и соответствующими требованиями  со стороны руководства военного блока. После отказа  приема Румынии в НАТО руководство страны продолжает занимать жесткие  позиции в отношении спорных проблем  континентального шельфа  и демаркации государственной границы, а также защиты  прав  проживающих в Буджаке  молдаван, которых в соседней стране считают этническими румынами.
Конфликт вокруг острова  Змеиный  занимает особое место, так как затрагивает основы  мирового порядка, установившегося после  Второй мировой войны. Можно утверждать, что конфликт вокруг острова Змеиный имеет, в первую очередь, не экономический  аспект раздела шельфа, а   носит геополитический характер. В Румынии сторонники  жестких позиций в вопросах делимитации украинско-румынской границы рассматривают  возвращение Змеиного как возрождение геополитической роли Румынии в Юго-Восточной Европе. И для этого, как считает румынская сторона,  наступил долгожданный исторический момент. Если   международный суд не учтет решение Парижского мирного договора, это создаст прецедент  для Финляндии и той же Румынии требовать возврата,  соответственно, части Карельского перешейка и Северной Буковины.
Хотя континентальный шельф  вокруг  острова  Змеиный потенциально богат на углеводородные ресурсы, Украина не располагает  финансовыми  и техническими возможностями для  крупномасштабной сейсморазведки, а зарубежные компании  воздерживаются  от деловой активности в регионе до политического  решения вопроса. Падение на мировом рынке  цен  на нефть и газ также не способствует освоению новых месторождений на шельфе.
Для Румынии возвращение  острова Змеиный является символом  возрождения  геополитической роли  страны в Юго-Восточной Европе. На протяжении ХХ века Румыния постоянно испытывала угрозу со стороны Российской/Советской  империи  в  связи с  Восточным  вопросом и  проблемой Черноморских проливов, в контексте которой  историческая область  Добруджа  рассматривалась как  стратегический коридор  России к Стамбулу, с возможной её передачей Болгарии.
Как  подтверждают  ныне открытые материалы  российских архивов, советские  вожди были последовательными  продолжателями  царской политики в данном вопросе. Мало известен факт  подготовки  в 1939-1940 гг. проекта  тройственного пакта  между Германией, Италией и Советским Союзом новой конвенции о Черноморских  проливах, затрагивающим проблемы территориальной целостности Румынии (возможного отторжения Добруджи). Приход к власти  режима генерала Антонеску  временно снял эту проблему. Германии был предоставлен доступ к  местной нефти и  транспортный коридор к черноморским портам  в обмен на присоединение Транснистрии  с  портом Одесса, что фактически означало утрату «жемчужиной у моря»  транзитных  функций и создание  крупнейшего коммуникационного узла  Черноморья в Констанце.
Угроза  территориальной целостности Румынии со стороны Советского Союза сохранялась и в послевоенные годы, особенно до начала 50-х годов.  На Стамбульский  театр военных действий  были ориентированы элитные воздушно-десантные части  советской армии, расположенные в украинском Причерноморье. Учитывая  эти обстоятельства и относительно «холодные» отношения Румынии с Советским Союзом  при режиме Чаушеску был осуществлен  крупномасштабный проект создания нового коммуникационного коридора к Черному морю. Он был ориентирован на страны Западной и Центральной Европы (включая строительство канала Чернавода - Констанца), который  стратегически рассматривался как гарант национальной безопасности и территориальной целостности Добруджи в составе Румынии.
Таким образом,  делимитация  украинско-румынской границы, особенно вокруг острова Змеиный, затрагивает исключительно сложные аспекты формирования нового мирового порядка. Остров Змеиный — это  не проблема  обмена  квадратных метров  или  раздела перспективного на энергетические ресурсы континентального шельфа, а сложная  геополитическая проблема  постбиполярного мира, требующая  высокого профессионализма и ответственности договаривающихся сторон.

После распада СССР и утраты   былой геополитической роли  России в Юго-Восточной Европе Украина последовательно сдает доставшиеся ей в наследие геоэкономические  позиции в регионе. Власть без критического анализа восприняла предлагаемый Западом  основной маршрут  девятого  европейского транспортного коридора в обход украинского Придунавья и  Одессы.  С согласия украинской стороны Парламентская Ассамблея причерноморских государств утвердила основной маршрут  транспортного коридора вокруг Черного  моря  так же в обход  Придунавья и Одессы.

***
Трансформация Украинского Причерноморья будет оказывать  реальное влияние на геоэкономический код государства. Будущее в Юго-Восточной Европе зависит от геополитической обстановки на Балканах, Черноморье и  Кавказе. Оптимистический сценарий  обусловлен  возрождением коммуникационных функций Причерноморья. Великая Евразийская степь и на рубеже  третьего тысячелетия остается главной коммуникационной осью континента, вдоль которой осуществляется интенсивный  материальный, культурный и информационный обмен между Западом и Востоком. Здесь  могут  пройти   транспортные коммуникации будущего между  полюсами  экономического и технологического  развития в Западной Европе и Азиатско-Тихоокеанском регионе, когда на  рубежах Евразийской степи  возродятся исторические  узлы  свободной торговли и культурного диалога между цивилизациями.
Нельзя отрицать и  интеграционные  тенденции «плавильного котла» — формирования субкультуры  новороссов. От Киевской Руси берут начало  славянские ветви великороссов, малороссов и белорусов, образовавших  ныне независимые государства. Двести лет назад в геополитическом пространстве России  на степных просторах Причерноморья  зародилась, основанная преимущественно   на возрождении духа «разноплеменности», субкультура, в становлении которой  кроме малороссов и великороссов  приняли участие  многие другие народы. Ныне  историческая Московская Русь оказалась оккупирована «ордой» рыночного фундаментализма, разрушительного для евразийского суперэтноса. И если при татаро-монгольском нашествии  восточнославянский центр переместился в Залесскую Украину, то в начале  ХХI века, возможно,  наблюдаются тенденции его смещения к южному пограничью.
Наметились диаметрально противоположные тенденции в  украинско-российском Причерноморье  —  создания комплиментарной модели космополитизма новороссов  на  стыке евразийских цивилизаций и  конфронтационной модели размежевания,  ориентированной на восточнославянские традиции  пограничников православия —  усиления  роли  субэтноса казаков вплоть до образования  южнорусского  православного государства как форпоста противопоставления исламскому фундаментализму. Развитие  событий по  балканскому (американскому) сценарию — размежевание  по этническому признаку на  рубежах цивилизаций  чревато непредсказуемыми последствиями.
Необходимо приступить к  разработке геоэкономических региональных  проектов, учитывающих  воздействие внешние факторов, предусматривающих формирование  современной рыночной  инфраструктуры,  создание  скоростных магистралей, гарантии качественного энерго- и  водоснабжения. Особо следует выделить  инвестиционные проекты   создания коммуникационных узлов с преференциальным режимом  (Большая Одесса, Крым и Придунавье). На причерноморской земле   можно не только  успешно выращивать хлеб, но и свободное предпринимательство на  плодородной почве  инвестиций  и транзитных функций. Перспективы   регионального развития не имеют исключительно экономического решения,  требуют политической воли и профессионализма.


  Назад   Далее

 

 


 

«Геополитика сверхдержав»

Америка. Утомлённая супердержава Падение и взлет китайского Дракона Имперская геополитика. Великий час мировых империй Путь к процветанию государства

 


Воспоминания
Ландшафты памяти
Ландшафты путешествий. Города и страны
Ландшафты поэзии, музыки и живописи


Избранные статьи и посты
ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ПРОСТОРАМ РОДИНЫ ЧУДЕСНОЙ
Шейх Заид. Самая выдающаяся исламская личность


Павел Флоренский. Русский Леонардо да Винчи
Максим Горький. Писатель, купленный любовью народа
Иван Бунин. Певец пограничья природы
Анна Ахматова. Парящая в небесах
Николай Гумилев. Конкистадор истоков человеческой природы 
Николай Заболоцкий. Поэт философской лирики


Бесподобная Элеонора. Королева мужских сердец
Анна Вырубова. Фрейлина, монахиня, оклеветанная
Трафальгарская Венера. Символ красоты и силы духа
Париж. Лувр. Гимн обворожительным женщинам


Трансильвания. Замок Дракулы. Вампирский бренд Румынии
Где присуждают и вручают Нобелевские премии
Олимпийские игры. От Древней Греции до Сочи
Гибель мировой секретной империи
Великий час кораблей пустыни
Неугасающий ослепительный блеск Венеции
Карибы. Святой Мартин. Остров двух господ