logo
Институт геополитики профессора Дергачева
Сетевой проект
Аналитический и образовательный портал
«Пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет». Мартин Хайдеггер

Геополитика. Русская энциклопедия

Интернет-журнал

Геополитика. Русская энциклопедия

Геополитика. Русская энциклопедия

Введение

Глава 1 Геополитическая трансформация
Природа богатства и цивилизационный разлом
Геополитические коды государства
Геополитические доктрины
Региональная трансформация. Три Украины
Природа украинских контрреформаций

Глава 2 Геоэкономическая трансформация
Страна мифологического хаоса
Макроэкономическая трансформация
Имитация открытой экономики
Свободные экономические зоны и трансграничное сотрудничество
Признаки неконкурентоспособности государства

Глава 3 Геотранспортная трансформация
Особенности европейской транспортной политики
Трансформация евразийских транспортных коридоров
Трансформация европейских коридоров и транспортная политика Украины
Забытый евроазиатский коридор

Глава 4 Трансформация властной элиты
Три волны цунами бездумной демократии
Третья Руина и украинский фундаментализм
Искусственная политическая структуризация общества
Властные элиты в технологиях новейшей геополитики

Глава 5 Западный геополитический вектор внешней политики
Геополитическая трансформация Центрально-Восточной Европы
Геоэкономическая трансформация Центрально-Восточной Европы
Сюрпризы европейской интеграции
Украина и НАТО

Глава 6 Восточный геополитический вектор внешней политики
Трансформация постсоветского пространства
«Брак» по любви или несчастью?
Русско-украинская культура
Какая Украина нужна России?
Славянский проект Европы будущего

Глава 7 Южный геополитический вектор внешней политики
Геополитическая трансформация в Черноморском регионе
Черноморская геоэкономическая политика Европейского Союза
Черноморская геополитика США

Глава 8 Угрозы национальной безопасности
Коррупция и «успешная» криминальная интеграция
Бизнес на государственных ресурсах
Меткая стрельба мимо намеченных целей
Интеллектуальная катастрофа
Имитационный тупик инновационного развития
Признаки полураспада государственности

Заключение




   
   
   
Союз образовательных сайтов    
Яндекс цитирования    
Рейтинг@Mail.ru    
   



Лекции Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи


Обсудить статью в дискуссионном клубе

Владимир Дергачев Геополитическая и геоэкономическая трансформация Украины.
Дергачев В.А. Научные труды в семи книгах. Кн. 6. Электронное издание на CD. — Издательский проект профессора Дергачева, 2008.


Глава 4. Трансформация властной элиты 

«У украинцев ужасная черта – нетерпимость и желание добиться всего сразу; в этом отношении меня не удивит, если они решительно провалятся. Кто желает все сразу, тот, в конце концов, ничего не получает».
Гетман Павел Скоропадский «Воспоминания». 

Геополитическая трансформация зависит от внешней политики и политического устройства государства. Советская Украина была  первой среди  равных,   идеологическим и политическим  тоталитарным форпостом коммунистической номенклатуры,  поставляющем наиболее «верные» кадры. Именно «днепропетровский клан»  обеспечил  «золотой» застойный период и при отсутствии  стратегических целей подготовил  стихийный распад  страны. Поэтому не случайно в независимой Украине  воплотилась в жизнь своеобразная «модель»  капитализма на фундаменте сталинского социализма. Здесь наиболее образно дефицит колбасы сменился  дефицитом высоких  и материальных энергий  — дефицитом совести и энергетических ресурсов.
Самостийная Украина из-за утраты военной и экономической мощи стала  зависимой как от России (по энергоносителям), так и от Запада. За счет  снижения качества жизни, включая сокращения продолжительности жизни и рождаемости,  демографические потери Украина  стали   сопоставимы с результатами голодомора и политических репрессий.  Крупномасштабное  казнокрадство  разлагает души людей, облученных радиацией атеизма.
За короткий срок произошла кардинальная трансформация политического устройства Украины. Сторонники перехода к парламентско-президентской республике ссылались на успешный европейский опыт, забывая, что в условиях другой цивилизации и социума эта политическая форма может привести к очередным плачевным результатам. Об этом свидетельствуют общие тенденции трансформации политического пространства Восточной Европы. 

Три волны цунами бездумной демократии

 «Если посуда недостаточно чиста, скиснет все, что бы ты туда ни влил». Гораций

В Восточной Европе выделяется три волны цунами «бездумной» демократии. Первая волна цунами демократии прошла под девизом «общечеловеческих ценностей». Её вершиной стало присуждение главному прорабу «Перестройки» Нобелевской премии мира, после которой он переквалифицировался в буревестника общечеловеческих ценностей и парил высоко в небесах над планетой Земля. В результате первой волны состоялся де-юре распад Советского Союза.
Вторая волна цунами демократии прошла под девизом «ничто человеческое не чуждо». Местные Емельки Пугачевы были провозглашены «последними оплотами демократии», которым позволили разворовать общенародную собственность и создать «семейный бизнес»  за лояльность Западу. Главным достижением второй волны стал рыночный фундаментализм — олигархический бизнес без моральных ограничений. Способствовал доминированию духа наживы, привел к становлению криминально-коррумпированных демократий с исключительно выраженным социальным неравенством и «элитой в законе».  В результате второй волны образовался своеобразный рынок теневых социальных отношений, и произошла деиндустриализация.
Своеобразным результатом трансформации Украины и других новых независимых государств и российских автономий в постсоветском пространстве стала султанская модель демократии. Демократическим путем к власти приходят президенты (по-современному) или султаны и ханы (по средневековому), которые при бедной казне раздают государственные преференции или разрешают подворовывать местным корпоративным группировкам за их лояльность к  власти и оказание материальных услуг во время президентских выборов. В результате трансформации восточноевропейские государства напоминают Османскую империю периода упадка. Когда султан за личную лояльность раздавал льготы холопам и разрешал им подворовывать.
В султанской модели демократии центральное место занимают «семейные» корпоративные группировки. Для своего долголетия «семьи»  и другие группировки нанимают политических менеджеров (шестерок, по-славянски), обслуживающих их интересы.
Третья волна цунами демократии подняла на виртуальные вершины «буревестников» и «непорочных ангелов революции». Так как идеи демократии были подмочены второй волной, пришлось их подкрашивать в яркие цвета «роз» и «оранжевых  апельсинов». Соединенные Штаты, фонд удачливого финансового спекулянта и лондонский Колокол российской демократии сделали ставки на комплекс неполноценности молодых политиков, обладающих низким качеством общегражданской культуры*36, но стремящихся использующих демократию в качестве «булыжника»*37 в борьбе за власть. Буревестники успешно парили над долинами Кавказа и в небесах Майдана, но стоило им спуститься  на грешную землю, как оказалось, что и эти «короли толпы» голые. За «последними» оплотами  и буревестниками «честной» демократии во власть вошла очередная алчная толпа.
Третья «цветная» волна цунами демократии накрыла в первую очередь новые независимые государства, где власть добилась особенно впечатляющих результатов в падении уровня жизни граждан. Восточная Европа пошла по третьему кругу демократии, осталось ждать пришествие новых Нобелевских лауреатов из буревестников революций и окончательную деградацию государств от избытка демократии.
Наивные западноевропейские интеллектуалы поспешили известить, что после «оранжевой революции»  в Украине  возникла политическая нация, реализующая соблюдение прав свободы и демократии. И этот успех был бы не мыслим без движущей силы украинского национализма, принявшего форму восстания за открытое общество.
Победу «оранжевых», как многим хотелось бы,  нельзя отождествлять с победой демократии. Победила не демократия. Это очередная глупость в одичавшем за годы независимости информационном пространстве Украины. Победила  партия толпы  и протеста против коррумпированной власти, эта победа временно привела к власти «истинных украинцев». Демоны провинциализма с помощью Запада вновь вышли на широкую столбовую дорогу в свой последний и решительный бой за штурвал власти. Фактически страна отброшена в политическом поле на десять лет, когда «истинные украинцы» утратили власть. Украинские националисты отчетливо понимают, что еще одного шанса прихода к власти у них не будет. При катастрофическом падении доверии народа им приходится спешить по принципу, чем хуже, тем лучше.

Несомненно, что после «оранжевой революции» в Украине стало больше демократии, а точнее, целых две — «честных»  демократов и демократов не той ориентации. Внешнеполитический курс государства был бесповоротно взят на Брюссель и НАТО.  Наибольших, но скоропортящихся успехов, Украина достигла на внешнем фронте. Были определены самые стратегические партнеры (США и Польша), создана коалиция «демократический выбор» (Украина и Грузия).  Эти две бедных страны, не обладающих военно-политической и экономической мощью, понесли розово-оранжевый булыжник демократии в несознательные страны.  Украина и Грузия выступили с инициативой создания Содружества демократий  Балто-Черноморско-Каспийского региона или Сообщества демократического выбора.
Реванш провинциального национализма в американской «оранжевой» упаковке выдвинул страну в лидеры, только не той Европы. «Оранжевая» Украина,  не имея представлений о геополитике, стала претендовать на статус региональной державы. Но условный регион влияния ограничился серой зоной Европы, куда вошли Молдова и непризнанная Приднестровская республика. Задекламированный экспорт революции из бедной страны на Кубу и Белоруссию, имеющие более высокие макроэкономические показатели, привел к осложнению межгосударственных отношений.
Наибольших «успехов» на внутреннем фронте буревестники демократии достигли в разрушении государственной системы управления. Десятки тысяч руководителей  и чиновников разных уровней заменены «истинными украинцами» и «честными» демократами с еще большим и непреодолимым стремлением к казнокрадству. Произошла дальнейшая концентрация политических проходимцев во власти. Оранжевая власть при отсутствии масштабных политиков и системных аналитиков все чаще напоминает карикатуру на прежний криминальный режим. Резко снизилось качество принимаемых решений, часто лишенных элементарной логики.
Украина стала «оранжевым сердцем» серой зоны Европы. Спустившись с высоких трибун Майдана  на грешную землю, власть не смогла  конвертировать политическую победу в качество жизни украинского народа. Вожди «оранжевой революции» пообещали гражданам золотые горы вместо того, чтобы, как пишет один из депутатов Европарламента,  «затянуть потуже пояса и начать меньше тратить  и больше работать». 
Многие представители оранжевой власти успешно служили предыдущему режиму и принимали участие  в продаже крупных национальных экономических активов  по сильно заниженной цене. Эту продажу на Западе окрестили промышленным бандитизмом, приведшего к реиндустриализации и крупномасштабной безработице.

Эксперт Немецкой консультативно группы при украинском правительстве Ларс Хандрих отмечает, что после революции в Украине ни чего не изменилось, кроме новых старых  лиц*38. Реальных экономических реформ не видно. Произошло безумное повышение пенсий и минимальных зарплат. Украина стала уникальной страной, где получающий минимальную зарплату  человек, при выходе на пенсию получает  более высокие доходы. Из-за увеличения доходов населения растет инфляция, а бизнес-климат  остается плохим. Пенсионный фонд забирает  до 34 % от фонда заработной платы. Как отмечает эксперт, «в Германии за Украиной закрепился имидж  немного странной страны, где одна половина населения проститутки, а другая — бандиты». Конъюнктурные шараханья Киева во внешней политике надоели не только Москве, но и Евросоюзу. В современной Европе Украина воспринимается страной, богатой на политические скандалы.

Группировка, пришедшая к власти с помощью Майдана, не располагала собственными денежными ресурсами, сопоставимыми с основными финансово-промышленными группировками украинских олигархов. Такими закромами для политической и деловой «элиты» традиционно являлся дешевый российский газ. Именно в этом нужно искать ответа на запутанный лабиринт  газовых отношений между Москвой и Киевом.
Нельзя сказать, что самостийные украинцы всегда подворовывали газ единолично. В этом им оказывали братскую нерушимую помощь русские братья. Когда отмечалось десятилетие создание СНГ, на международном форуме один немецкий аналитик, не мог получить ответ на вопрос, почему это сообщество оказалось нежизнеспособным, но продолжает существовать. Сохраняющаяся нерушимая и братская  дружба в рамках СНГ эффективно способствовала созданию совместных криминально-коррумпированных схем по эксплуатации энергетических и других ресурсов.  
Газовый конфликт не прояснится до тех пор, пока не будут озвучены все теневые схемы в «братских» межгазовых отношениях. Но есть и то, что  на поверхности.  Газовая война началась с попыток вождей оранжевой революции установить личный контроль над транзитными  потоками газа. Тимошенко рассматривала это как заслуженный приз за ведущую роль на Майдане. Президент, справедливо опасаясь повышенной пассионарности «ангела» революции в газовых делах, решил взять личный контроль над транзитной трубой.  
Правда, в начале «оранжевая власть» решила наказать демократов из олигархической группировки миллиардеров не той ориентации реприватизацией. Но Запад к этой идее отнесся прохладно, а инвестиционный климат в стране окончательно вошел в эпоху оледенения. Тогда власть решила разорить олигархов пророссийской ориентации, чье состояние было получено за счет энергоемких отраслей промышленности, в первую очередь металлургии. Бизнес крупнейшей донецкой финансово-промышленной группировки зависит от цены на российские энергоресурсы. Поэтому «оранжевая» власть  обратилась к России с просьбой перейти на мировые цены в расчетах за энергоносители. Правда,  экспорт продукции украинской металлургии дает основные поступления в ВВП страны.

Сократились зарубежные инвестиции, Украина традиционно продолжает занимать последнее место в Европе по конкурентоспособности. Практически прекратился экономический рост, а власть распространяет ложь о миллионе созданных рабочих мест, фантастическом приросте заработной платы. Инфляция в два раза больше официальной. Оказалось, что легче порхать в небесах «буревестниками революции», чем заниматься реальным делом на грешной земле.

Соединенные Штаты разочарованы  «оранжевым другом», не способным конвертировать политические результаты Майдана в экономические успехи и в ощутимые результаты борьбы с коррупцией. Примитивны попытки стать  буревестником демократии на постсоветском пространстве (региональной державой) вызвали только раздражение Кремля, опасающегося создания «санитарного кордона».  Принято считать, что официальная Россия была не в восторге от «оранжевой революции», тогда как российские демократы её приветствовали. Но как-то незамеченным осталось неофициальное восприятие украинской «революции» в соседних странах. Те, кто помнит или знает об особенностях украинского национализма в Польше, Венгрии и Румынии, не в восторге от  новоявленных буревестников революции, вошедших во власть с помощью сомнительной западной финансовой поддержки.   
Не добившись элементарных успехов на европейском направлении, Украина продолжила разрушение экономических отношений не только  с Россией. Пекин стал дистанцироваться от Украины, где власть была взята с помощью толпы на Майдане. Такой сценарий повторения событий на площади Тяньаньмэнь является смертельным для Китая. «Оранжевая революция» особенно произвела впечатление на Туркменбашы Великого, что привело к повышению цен на туркменский газ, поставляемый на Украину. 

Главный итог «оранжевой революции» на Украине заключается в том, что её опасность для Россия оказалась призрачной. Экспорта цветной революции в Россию не состоится и в этом она должна быть, прежде всего,  благодарна киевской власти, окончательно похоронившей «большой скачок» в Европу. Во-первых, использовать демократию в качестве булыжника в борьбе за власть в Восточной Европе уже не возможно. Парламентские выборы на Украине показали, что вложения олигархического капитала прозападной или точнее проамериканской ориентации в новые демократические проекты заканчиваются абсолютным провалом. Унесенные ветром избирательных компаний капиталы не приносят политических дивидендов. Как отмечалось в СМИ, зять экс-президента  и «последнего оплота украинской демократии» пана Кучмы финансировал избирательные компании слишком ранних  демократических и других озимых  всходов, представленных не только молодыми политиками, но и студентами и оба проекта («Вече» и «Пора») с треском провалились, как и проект партии «Народный блок». Победили «собственные» партии олигархического капитала, на противоречиях которых пока еще снимают свой урожай немногочисленные социалисты и быстро тающие коммунисты. Например, в предприимчивой Одессе, как и следовало ожидать, раньше чем в других крупнейших городах Украины,  произошло историческое событие. Коммунисты впервые после 1917 года проиграли выборы в местные советы.
Во-вторых, как это не парадоксально звучит, цветная «бурая революция»  мирным путем прошла и в России. Под флагом русского медведя осуществился крен к патриотической модели государства с ограничением свободы слова. Так же как и в Украине в России усиливается патриотический провинциальный национализм, что снижает возможность государств в глобальной конкуренции. Большинство патриотических моделей делают ставку не на профессионализм, а на национальную принадлежность физических лиц, рвущихся к власти. Это создает дополнительный ресурс для коррупции. На криминальном рынке взяток победившие «честные демократы» из национал-патриотов стоят дороже, чем демократы не той ориентации.    
В-третьих,  в Восточной Европе установлен мировой рекорд чрезмерного торжества «демократии». Еще некому не удавалось так успешно и в короткий срок скомпрометировать  западные ценности, создав пропасть социального расслоения между кучкой свербогатых и остальным народом. Это вероятно верхний предел развития мировой демократии.

«Оранжевая» власть  продемонстрировала, что Украина остается страной «некомпетентного  суверенитета». Попытка руководства бедной страны стать буревестниками революции и региональной державой полностью провалилась. Как писал в начале двадцатого столетия известный американский демократ Дж. Фрэзер: «Гораздо больше несчастий принесли честные дураки, занимающие  более высокое  положение, чем умные мошенники».
«Оранжевая революция» ускорила процесс, ведущий к распаду государства.  Когда власть честных демократов тянет одну Украину на Запад, а демократы не той ориентации  -  в другую сторону, жди беды.  Националисты справедливо считают, что удержать власть меньшинства можно будет только при вступлении в НАТО и надо торопиться. Так как парламентские выборы 2006 года показали, что группировка истинных украинцев «Наша Украина»  собрала всего 14 % голосов электората.

Украинский политолог Юрий Романенко в статье, опубликованной в киевской газете «День»,  «Над Украиной безоблачное небо?» с эпиграфом Мандельштама: «Мы живем, под собою не чуя страны…» приводит размышления накануне национальной катастрофы. Буревестники революции, олигархи и т.д. и т.п. «своей мышиной возней отвлекают от главной проблемы, которая стоит сейчас на повестке дня — мы теряем Украину». Украинские политические группировки уже не имеют никакого отношения к реальности, в которой живет украинский народ. Слушая лепет буревестников демократии  о европейской интеграции и борьбе с коррупцией, приходят на ум  слова одного из лидеров украинской оппозиции о «козлах и мудаках, мешающих жить». По мнению политолога,  полураспад украинской государственности, несомненно, усилит социальный запрос на «сильную руку»*39.
Унитарное государство через пятнадцать лет независимости превратилось в угрозу распада Украины.  Федерация необходима Украине, если она  на деле ставит цель формирования единой политической нации, построения правого гражданского общества, где отдается приоритет правам конкретного человека, независимо от национальности и вероисповедования. Борис Березовский пишет о возможном сговоре Ющенко с представителями прежнего криминального режима.
Не вызывает сомнения искренность президента Украины навести порядок в стране. Но чтобы оправдать надежды украинских граждан нужно сделать нечто большее и при этом сделать как можно меньше ошибок, ценой которых может стать целостность страны.  
К многолетнему топтанию на месте у порога Европейского Союза добавляется еще десять-пятнадцать лет ожиданий. Таким образом, Украина может установить своеобразный рекорд —  четверть века пребывания в серой зоне Европы. Несмотря на «оранжевую революцию», Россия и Украина остаются сиамскими братьями-близнецами. Никогда в новой истории не было другого прецедента, чтобы под флагом демократии страны были разграблены не врагом, а собственной  корыстной властью и «элитой в законе».  Здесь одновременно установлен мировой рекорд чрезмерного торжества «демократии». Еще некому не удавалось так успешно и в короткий срок скомпрометировать  западные ценности, создав пропасть социального расслоения между кучкой свербогатых и остальным народом. Это вероятно верхний предел развития мировой демократии. Александр Солженицын выразился следующим образом. Для отстающих  стран железный занавес приподнялся лишь настолько, чтобы под него смогла протечь навозная жижа Запада.

Третья Руина и украинский фундаментализм  

«Национализм — это провинциализм в политике».
Известная истина

Последствия цунами бездумной демократии оказались особенно ощутимыми для Украины, где на политическую трансформацию наложилась национальная специфика становления государсвенности. Она проявилась в «современной» контрреформации (Третьей Руине), усиленной украинским фундаментализмом.
Фундамент становления украинской государственности напоминает образ гоголевской “дороги”, разрушающей все статические границы между явлениями. Создаются предпосылки реально скомпрометировать на долгие годы такие понятия как демократия, права человека, частная собственность и открытая экономика. Эти и другие образы цивилизованного мира ныне используются не как форма модернизации общества, а как предмет или “пролетарский булыжник” в борьбе за власть.
Конституцией Украины декларируется построение правового демократического государства. Однако социальные институты, обеспечивающие преобразования в западноевропейском обществе, не всегда приемлемы для других культур, где существует приоритет государства над личностью, либерализация не всегда означает демократизацию или где любовь к ближнему выше закона, а чувство коллективизма доминирует над индивидуализмом. В результате на пути европейской интеграции “опьяненная свободой” Украина погрузилась в мифологический хаос. При этом предпринимаются попытки совместить несовместимое — открытое общество и экономику с некомпетентностью в политике, бизнесе и науке.
В Украине происходит маргинализация общества “сверху” (клановая) и “снизу” (люмпенизация), противостоящая как национальным, так и демократическим ценностям. Корни этого явления были заложены в прошлом при советской власти, не ценившей индивидуальные качества личности. Среди основных исторических причин маргинализации: отчуждение гражданина от собственности (крестьянина от земли), упадок духовности, снижение пассионарности (самопожертвования ради бескорыстного патриотизма). Потеря экономического достоинства способствовала укоренению рабской уравнительной психологии и явилась основой произвола власти по отношению к личности. Власть привыкла иметь дело с самым дешевым товаром — человеком.
Стартовые условия для преобразования в обществе и экономике принципиально отличаются от России и других стран незавершенностью процесса формирования украинской элиты. При строительстве социализма большевики использовали стратегический интеллектуальный ресурс предшествующей социально-экономической эпохи, что способствовало успешной индустриализации и реализации других планов социалистического строительства. Ныне ограничены возможности использования ресурса советского интеллектуального сословия, лишенного специфического самосознания элитного характера. В условиях политической свободы и отсутствия целей начала ускоряться маргинализация структурированного в прошлом тоталитарного общества. Социально-психологический фактор маргинализации характерен для украинской политической, деловой и научной элит.

 «Элита в законе». Лидером украинской контрреформации  выступает отечественная  «элита в законе»  — маргинальная социальная прослойка, всплывшая на поверхность общественно-политической  жизни за годы «самостийности». В отличии от цивилизованного мира, где власть представлена  аристократий и меритократией (элитой качества),  в Украине  правит бал «элита», которую на Западе называют преимущественно  клептократией с характерным для неё  болезненным, непреодолимым стремлением к казнокрадству*40. Полученная сверху независимость при дефиците пассионарности способствовала вхождению во власть  физических лиц без моральных ограничений, способных ухватить больше, чем положено по закону. «Элита в законе» стремится к имитации деловой активности и приобретению государственных степеней  отличия (правительственных наград и званий), которые «повязывают» её с властью и таким образом создают гарантию безнаказанности и пожизненных материальных благ. Благоденствие  «элиты в законе» обусловлено преступным бизнесом на государственных ресурсах, «нецелевым» использованием западных кредитов и подворовыванием российских энергетического сырья. Украинские националисты, представленные в основном  интеллигенцией  в первом поколении, пошли  не в народ, а на союз и обслуживание партии  власти.
Корпоративные интересы  «элита в законе» выше партийных, государственных и национальных. Эта Объединенная  незарегистрированная партия  маргиналов «сверху» и обслуживающих  их холопов «снизу»  реально правит в стране, имитируя программу  крупномасштабных социально-экономических преобразований. Природа этого явления  обусловлена не только экономическим неравенством, но и отсутствием социальных ценностей. В Украине  одержали победу  маргинальные силы социальной стратификации, обусловленной неравномерным распределением  прав и привилегий, ответственности и обязанностей.
«Элита в законе» заинтересована в решении  не вопросов  экономической стратегии, а текущих тактических проблем сохранения власти. Чем больше  бедных и нищих, тем крепче эта власть. Карьера здесь зависит не от деловых качеств, а от холуйства, за что  каждый получает   часть государственной  собственности на рынке должностей и привилегий. Трагическим  заблуждением является ожидание от этой власти благоразумия в отношении тех, кто искренне служит своему призванию  и  обществу. Талантливый человек и обладающий экономическим достоинством гражданин смертельно опасны для «элиты в законе». И чтобы сохраниться во власти «демократическим» путем, «элита» вынуждена регулярно решать главную  тактическую задачу — как победить народ на очередных выборах.
Следует обратить внимание  на криминальную  природу  маргинального синдрома. Когда говорят об украинской мафии и коррупции, необходимо искать  не западные аналоги, а отечественные особенности. Мафия по-украински — это, прежде всего, «элита в законе». Полученная сверху независимость при дефиците пассионарности способствовала вхождению во власть  физических лиц без моральных ограничений, способных ухватить больше, чем положено по закону. «Элита в законе» стремится к имитации деловой активности и приобретению государственных степеней  отличия (правительственных наград и званий), которые «повязывают» её с властью и таким образом создают гарантию безнаказанности и пожизненных материальных благ. Можно сказать, что фамилия, имя и отчество  украинской мафии — некомпетентность в политике, экономике и науке  физических лиц, вошедших во власть. Любая здравомыслящая идея, попадая в корпоративное  политическое  поле, как правило, доводится до абсурда, будь то  созидательная  программа  демократизации  или приватизации. Несомненную поддержку  «последним оплотам демократии» оказывает  часть  интеллигенции, привыкшей обслуживать власть за похлебку с барского стола.
«Элита в законе»  вынуждена  функционировать  в условиях открытого общества и экономики, что умножает  непредвиденные  последствия её некомпетентности. Понятие «демократия» в соответствии со старой большевистской традицией  используется   корпоративными группировками в качестве булыжника в борьбе за власть.  Вместе с тем реальное становление  правового демократического  государства и цивилизованного бизнеса  смертельно опасно для будущего «элиты в законе», так как она не может существовать  без нищих граждан, лишенных экономического достоинства. Чем больше  «элита в законе»  декларирует  приоритет социальной защиты населения и борьбы с коррупцией, тем больше вероятность  падения уровня  жизни, больше бедных и воров. «Элита в законе»  заинтересована  «урвать» у тех, кто лучше работает, и раздать «всем сестрам по серьгам», в том  числе и тем, кто не желает  трудиться.
Под лозунгом социальной  защиты граждан  решаются тактические  задачи укрепления партии власти. «Элита в законе»  внедряет  общинно-распределительные  традиции в ограниченных  масштабах при разделе государственной собственности и передаче её в частное управление между собой. Идет процесс «вестернизации» власти — построение номенклатурного капитализма с человеческим лицом  «для  товарищей по партии». Власть вместо «низких» потребительских цен  вернула из прошлого  самый главный и дешевый товар —  человека, лишенного  экономического достоинства, сохранившего  рабскую  уравнительную  психологию. Вновь создаются  предпосылки произвола  против личности.

«Украинская «элита в законе» представляет реальную угрозу ценностям западной демократии и смертельную опасность для государственности. Она болеет одновременно четырьмя неизлечимыми болезнями:

  • глупостью, от которой нет лекарств,
  • клептоманией, непреодолимым стремлением к казнокрадству,
  • «комплексом неполноценности»,
  • продажностью.

Эти болезни создают гремучую смесь «некомпетентности и «шкурных интересов». Известный украинский психиатр Семен Глузман пишет: «Публичная игра наших нуворишей в так называемую «политическую элиту», взаимное одаривание  друг друга блестками незаслуженных орденов и академическими маниями, вступление в «аристократические ложи», придуманными циничными проходимцами, — все это имеет лишь одно объяснение  — попытку преодоления собственного комплекса неполноценности»*41.  Если в постиндустриальную эпоху снижается роль статусных коммуникаций, то в Украине, наоборот. Без псевдостатусной коммуникации политическая элита превратится в ничтожно малую величину.
Либерализация в хрущевскую «оттепель» и особенно в брежневский «застой»  имела свою особенность. Если в сталинское время любой начальник мог быть не только подвергнут критики, но и репрессирован или расстрелян, то теперь страх у властной элиты за собственную шкуру прошел. Главным законом «элиты» является закон быдла: если холоп служит хозяину, не жалея живота, власть разрешает ему  подворовывать.

Среди восточнославянских братьев Украина стала самой передовой страной национального фундаментализма, основанного на аморальном  «бизнесе» на государственных ресурсах.  Попытка  с помощью многовекторной политики протянутой руки   выгодно продать «геополитическое положение» Украины закончилась его полной утратой (добровольный отказ от статуса ядерной державы,  разграбленный морской флот, упадок экономики и морали, одичавшее информационное пространство).  На место «номенклатурного национализма», доминирующего в первые годы самостийности, претендует нечто новое — партия «истинных украинцев»,  напоминающая партию «истинно русских людей» начала двадцатого века. 
Панукраинизм (украинский фундаментализм) – национальная идея «истинных украинцев», мечтающих, чтобы в созданном ими государстве криминально-коррумпированной демократии,  все граждане, независимо от национальности и вероисповедования мыслили на украинском языке. Остается только догадываться о чем должны мыслить граждане, о коррупции, имитации интеллектуальной или деловой активности, о покупке выгодной должности, ученой степени или звания, очередной медной награды? Кроме того, всем гражданам было приказано быть честными. И брать образцовый пример с буревестников «оранжевой революции», присвоивших себе звание «честных демократов». Но от природы человеческой не куда не деться. Как оказалось, и самой «честной» властной элите присущи человеческие слабости. 
Призыв «думать по-украински» для русских украинцев означает понижение своего социокультурного статуса. Он может рассматриваться двояко, как призыв к провинциализму и коррупции. Потому что за годы самостийности «национальное» стало ассоциироваться с провинциальны и коррупционным. Призыв «думать по-украински» стимулирует активизацию русского населения и создания русской партии, способной защитить их гражданские права на язык и вероисповедование. Примитивный панукраинизм разрушает фундамент государственности. Как стало это возможно в европейской по своему географическому положению стране?

В реальном мире поля природных, политических, экономических, социокультурных и информационных коммуникаций не совпадают в географическом пространстве и, накладываясь друг на друга, образуют рубежные зоны, обладающие энергетикой интенсивного взаимодействия. При этом следует учитывать, что рубежная коммуникативность  имеет не только географическую интерпретацию, но и проходит через эмоциональную сферу — «ландшафты души человека». Таким образом, формируется многомерное пространство, коммуникационная природа которого двояка. Его рубежность может служить стратегическим ресурсом социально-экономического развития и духовного возрождения или в условиях утраты  связей превратиться в непосильное бремя для страны. Тогда коммуникационная природа пространства разрушается, а государство распадается. Это особенно проявляется в современном мире, где одновременно идут процессы глобализации и регионализации международных отношений, сопровождающиеся ростом национального самосознания*42
Глобализация, регионализация и национализм. Глобализация является объективным мировым процессом, порожденным  господством  неолиберализма в  идеологии, политики,  экономике и культуре. Это одна из форм  интернационализации  жизни  человечества, игнорирующая разнообразие его культурно-генетического цивилизационного кода.  Вызовам глобализации успешно противостоят те страны, где патриотизм ассоциируется с профессионализмом, а не с национальным провинциализмом.
Происходит множественная самоидентификация человека в многомерном пространстве глобализующегося мира (политическом, цивилизационном, конфессиональном, социокультурном, профессиональном и др.). Однако устойчивость  глобализующегося мира зависит и от разнообразия локальных (региональных) форм. На уровне цивилизации это открытие сделали китайцы, благодаря которому государство-цивилизация прошло через тысячелетия. В самом названии «Срединное государство»  заключается не только положение «по вертикали» между Небом и Землей, но и в географическом пространстве. Исторически сложились и другие социокультурные региональные общности, такие как Средиземноморье, Балканы и Скандинавия.
Происходящий  параллельно с глобализацией рост национального самосознания  выступает защитной реакцией на единообразие и унификацию социальной жизни, включая влияние массовой культуры.  Глобальные вызовы придают национализму на уровне этносов взрывную социальную энергетику.

На политическом уровне  глобализацию  сопровождает оживление  националистических тенденций. Каждой стране приходится искать  формы сочетания национализма с процессами глобализации и регионализации международных отношений. Польша, Венгрия, Чехия, Словения и частично страны Балтии продемонстрировали  относительно успешную международную интеграцию и экономическую либерализацию с утверждением национальной идентичности. Украина, наоборот, не смогла найти оптимальную форму, предприняв неудачную попытку реванша провинциального национализма в оранжевой американской упаковке. Провинциальный национализм отдает приоритет титульной национальности, а в основе единой Европы  права конкретного человека, не зависимо от  национальности и вероисповедования. В Украине столкнулись процессы глобализации (МВФ, ВТО, ТНК), регионализации (ЕС) и строительства национального государства, которые нейтрализуют друг друга.
Как совместить построение украинского  национального государства  и европейский регионализм, в котором  приоритет отдается не объединению национальных государств, а гражданскому обществу, поэтапному переходу от наднационального  таможенного,  валютного и экономического союза к Европе регионов? Эти два взаимоисключающих  направления играют саморазрушающую роль для государственности.  Бездумная попытка одновременно  реализовать  противоположные тенденции привели к формированию государства с «некомпетентным суверенитетом». Как пишет академик Петр Толочко: «Нельзя одновременно выйти  в открытое цивилизационное море и остаться  в национальной гавани. Мы должны осознавать, что глобализация неизбежно сопряжена с потерей не только экономической независимости, но и национально-культурной идентичности»*43

В Восточной Европе о национальном принципе государственного устройства вспомнили, когда Западная Европа успешно демонстрирует противоположную тенденцию, двигаясь в направлении к федерации.  Как писал один из  западных идеологов «открытого общества», принцип национального государства — это миф, мечта племенного инстинкта, надежный способ популизма для политика, которому нечего больше предложить. Кто же тогда является  в первую очередь ярым борцом за «самостийность»? При выходе из советского геополитического пространства  выиграли  национальные элиты. Обособление от Москвы автоматически  превратило вторых лиц  в коммунистической иерархии   в первые лица независимого государства в ранге президента, «султана» или  «отца нации».  Но чтобы закрепить успех обособления, не подкрепленного консолидирующей национальной идеей и экономическим фундаментом, власть использует в качестве борьбы за власть символы Демократии и Рынка. Так появились последние «оплоты демократии»,  с помощью которых Запад нанес непоправимый удар по Хартленду.
В постсоветском пространстве образовались национальные государства,  исповедующие многовекторную политику протянутой руки в поисках нового хозяина.  Национальное государство преимущественно с коррумпированными дирижерами оказалось  неспособным к  самостоятельной внешней политике. Единственным достижением   стало  становление  местной национальной  «элиты в законе», вышедшей на большую дорогу в поисках добычи и  приватизировавшие  общенародную собственность в особо крупных размерах.

Коммуникационная природа  культуры основана на драгоценном свойстве  пограничья. Если эта рубежность разрушается   ради «чистой» национальной культуры или возводится  «железный занавес»  в духовном или интеллектуальном пространстве, демоны провинциализма начинают вырываться на поверхность общественной жизни.
Так уже сложилось, что после провозглашения независимости  носителям «национальной идеи» стали «истинные» украинцы. И хотя в их ряды влились граждане, не зависимо от партийной принадлежности, было бы не справедливо не назвать главных героев. В качестве самых «истинных» украинцев  выступили национал-демократы, присвоившие  право учить других, какой должна быть украинская культура и язык. 
В 90-е годы  среди  национал-демократов была популярна идея о том,  что Галичина выступает в качестве «украинского Пьемонта», по аналогии с  исторической областью в Северной Италии, ставшей оплотом не только национального, но и экономического возрождения. Галичина должна  была бы  стать флагманом  капиталистического труда, создания  благоприятного инвестиционного  климата и образцом свободного предпринимательства.  В реальной действительности регион превратился в один из самых дотационных. Слабая конкурентоспособность  промышленности, в первую очередь, машиностроения на внешнем рынке и снижение спроса внутри страны обусловили высокий уровень  безработицы.  Сложилась своеобразная межрегиональная специализация. Западная Украина во главе с национал-демократическими партиями  специализируются на национальной идее украинского фундаментализма (панукраинизма),  а Восток выделяется своим  основательным  вкладом  в экономическую  мощь государства.
Преувеличенной оказалась западная ментальность украинцев, а этнополитические  притязания национал-демократов на  абсолютную истину  не  подтвердились созидательной деловой  активностью. Здесь истоки самой большой трагедии Украины и, возможно, политического кризиса национал-демократического движения. Вместо того,  чтобы услышать социокультурное  многоголосие не только Галичины, но и Волыни, Закарпатья, Буковины, Черниговщины, Северщины, Полтавщины, Слобожанщины, Подолья, Запорожья, Новороссии, Крыма и других исторических земель,  на основе которого  и строить  украинскую государственность,  власть пошла по наиболее  простому пути. В качестве  фундамента  была взята  лишь  галичанская  традиция как общенациональная.
Привыкшая в прошлом к примитивизации «новая»  власть нашла себе достойных  союзников в виде  национал ориентированных «истинных» украинцев, приватизировавших себе право от всего украинского общества выступать «буревестниками»  и оплотами демократии.  Национал-демократы перепутали  «научный»  или дремучий национализм с современной европейской социал-демократией.  Предложенный обществу пропахший нафталином  вариант  «национальной идеи» скомпрометирован небывалым для европейской страны  провинциализмом и коррупцией. Страна реально отброшена от цивилизованной Европы. Нанесен непоправимый  ущерб становлению  украинской государственности. 
Доморощенные  национал-демократы  вычеркнули из списка «истинных» украинцев многих великих соотечественников по языковому признаку и  пытаются принудить большинство граждан  на понижение своего социокультурного статуса за счет отказа от рубежной русско-украинской культуры. Все часто называемые беды последнего десятилетия (коррупция, упадок экономики и морали)  вторичны по сравнению с воинственным провинциализмом.

Искусственная политическая структуризация общества 

«…нет деления на радикалов и либералов — это псвевдоделение, сколько бы  ни говорили. Свет сам по себе  настолько  радикален, что есть лишь деление на  светлых и темных,  то есть разумных  и неразумных…»  Мераб Мамардшвили

Украинский парламент играет большую роль в политическом пространстве, чем в России. Однако этот плюс превращается в минус, если допустить, что в Украине нет партий европейского типа, а имеются многочисленные партийные группировки, представляющие различные  бизнес-интересы.
В политическом поле Украины сформировалось несколько партий (группировок)  «борцов» за власть. В основном они дублируют крупнейшие промышленно-финансовые  группировки: донецкая, днепропетровская и «истинных украинцев», опирающихся на  галицкий национализм и преимущественно еврейский капитал. Проиграли парламентские выборы 2006 года «семейная» группировка и «объединенная»,  представляющая смесь  социал-демократических лозунгов и умеренных националистов. В каждой группировке есть хозяин и нанятый им менеджер. Между группировками идет борьба за власть. После так называемой «оранжевой революции» непомерно большую власть временно получила  «Наша Украина», объединившая радикальных политических маргиналов, которые еще в начале 90- годов продемонстрировали неспособность консолидировать украинское общество. На Украине имеются многочисленные местные группировки, где власть возглавляет региональный бизнес. В стране нет чрезмерной  столичной централизации, региональные элиты регулярно совершают набеги на Киев, который в результате выполняет дестабилизирующую роль, ведущую к распаду государства. 

Ныне Украина — государство  де-юре, а де-факто  часть постсоветского пространства, на котором различные корпоративные  группы с опорой на внешние силы ведут борьбу за  власть и передел  собственности.  Парламентские выборы показывают, что  в Украине  произошла политическая структуризация не  общества, а борющихся за власть корпоративных  групп.  Многие продвинутые  кандидаты  в народные депутаты выбирали  партии (покупали места в списке) не по идейным соображениям, а исходя из прогнозируемых возможностей вхождения во власть.  Поэтому  в списке  коммунистов можно было встретить  капиталистов,  а среди социал-демократов — самых «крутых» представителей  бывшей коммунистической номенклатуры. Различия между  самыми «крутыми»  реформаторами и консерваторами настолько условны,  что когда начинается борьба за власть, «цвета»  местных партийных организаций не имеет существенного значения.
Искусственная политическая  структуризация украинского  общества «сверху» не привела  к созданию  цивилизованного  политического поля, а только  усилила анархические тенденции. Несмотря на множество зарегистрированных партий любителей власти (130) не одна из них не является таковой по европейским понятиям. Большинство созданных партийных группировок обсуживают интересы крупного бизнеса, не имеют выраженной идеологии, обладают слабым интеллектуальным потенциалом и не способны взять ответственность за будущее страны и преодоление цивилизационного разлома. Желание каждого украинского Хутора создать свою партию привела к очередному снижению конкурентоспособности украинской политической элиты, международный рейтинг которой по данным Всемирного экономического форума  традиционно оценивается как нижайший.
Парламентские выборы 2006 года показали углубление геополитического (цивилизационного)  раскола Украины, за исторически короткий срок превратившейся в страну скоропортящихся апельсинов. Через год после «оранжевой революции»  правящий блок «Наша Украина» потерпел сокрушительное поражение и набрал 13,95 %,  арифметическим победителем стала партия регионов (32,14 %) и неожиданно для местных социологов на второе место вышел «блок Юлии Тимошенко» (22,29 %), далее с большим отрывом идут социалисты и коммунисты. Всего в выборах приняло участие несколько десятков партий и блоков, между которыми оказалась рассеяна зарождающаяся и профессионально слабая политическая элита страны. В результате, при переходе от президентского к парламентско-президентскому устройству государства, власть будет еще более некомпетентной. Одновременно усилится роль внешних сил на формирование векторов внешней политики.
Обратим внимание на геополитические результаты выбора.  На Западной Украине*44 в преимущественно греко-католической Галичине, включающей Львовскую, Тернопольскую и Ивано-Франковскую области, наибольшее число голосов получил блок «Наша Украина», реальным лидером которого является действующий президент, академик двух академий, кандидат экономических наук Виктор Ющенко. Фактически здесь голосовали за вступление в НАТО, ЕС и дальнейшее дистанцирование от России.
Если посмотреть на карту Российской империи 1914 года, то окажется, что за Кавалера Ордена святой великомученицы Варвары, кандидата экономических наук  Юлию Тимошенко и её одноименный блок голосовали бывшие украинские православные губернии, входящие в Киевское генерал-губернаторство. Преимущественно русскоязычная Новороссия, голосовал традиционно против украинской Украины. Так же как она это делала и во время Гражданской войны, только другими способами. Поэтому партия регионов, выступающая в период предвыборной компании за союз с Россией и за русский язык, возглавляемая доктором экономических наук Виктором Януковичем, фактически использовала особенности геополитического разлома.
Российская Федерацияне имеет четкой политики в отношении Украины. Кремль, как правило,  выступает на стороне финансово-промышленных группировок, использующих в борьбе за власть российский фактор. В очередной раз допускается одна и та же ошибка, поддерживая партийного лидера, декларирующего курс на интеграцию с Россией и введение русского языка в качестве государственного. После вхождения во власть прокремлевский политик, как правило, забывает о своих обещаниях. И это объясняется не только дефектами памяти. В стране, через которую проходит цивилизационный разлом, чисто пророссийский или проамериканский политик  не способен консолидировать общество. Но какую Украину должна поддерживать российская власть? Если стратегический курс Российской Федерации направлен на возрождение великой державы, то Москва должна быть заинтересована в целостной Украине. Тем более, что с «победой» оранжевой революции усилился американский фактор присутствия в регионе. Белый дом в отличие от Кремля четко знает, что ему надо, а американский прагматизм не страдает сентиментальностью.  

Властные элиты в технологиях новейшей геополитики   

  В Восточной Европе к геополитике относятся по-разному. Одни по инерции с советских времен продолжают её считать реакционной буржуазной наукой, другие  многократно пересказывают основные понятия традиционной геополитики столетней давности. Прагматичные американцы, взяли на вооружение основные принципы классической европейской геополитики, не злоупотребляя при этом самим названием междисциплинарной науки. По сути, в США геополитика стала одним из фундаментов профессиональной аналитики, обслуживающей внешнеполитический курс Белого дома.   
Янки эффективно научились использовать для достижения своих геополитических и экономических целей демократические ценности и права человека. Не страдая при этом славянской сентиментальностью. В глобальной конкуренции Америка ведет борьбу под флагом распространения демократии за  свободный доступ  к новым рынкам сбыта  за счет разрушения политических барьеров.
В Украине слово «геополитика» стало модным, но даже в государственных институтах  власти используется чаще всего не впопад. Несомненно, украинская властная элита не  обладает геополитическим мышлением. Что, вероятно и послужило тому обстоятельству, что самостийная Украина превратилась в страну скоропортящихся апельсинов с «некомпетентным суверенитетом».
Глобализующийся мир не терпит имитации и жестоко наказывает те страны, которые превращают внешнюю и внутреннюю политику в элементы шоу в виртуальном пространстве. Начала формироваться новейшая геополитика, преодолевающая географический и экономический детерминизм традиционной и новой геополитики *45. В основе новейшей геополитики захват «чужих» территорий с помощью воздействия на сознание (подсознание) человека.  Фундаментом этого захвата служат информационно-коммуникационные технологии, философский синтез и аналитическая психология, позволяющие эффективно вести сетевые войны. Новая геополитическая формула «Кто владеет (манипулирует)  сознанием граждан «вражеских» территорий, тот владеет миром»  дополняет устаревшую «Кто владеет нефтью и ядерным оружием, тот владеет миром».

Новейшая геополитика оперирует  Большими пространствами многомерной сопряженности. Большие пространства остаются фундаментом  мирового порядка  и гарантом множественности  миров, создающих  альтернативы неолиберальной глобализации. Великие и региональные державы стремятся создать эффективное геополитическое пространство, но не всем это удается.
В условиях усиливающейся глобальной конкуренции получили развитие качественно новые технологии геополитики. В информационном пространстве Укрнета и Рунета сведения о них приближаются к абсолютному нулю. В традиционных бумажных изданиях можно отметить публикацию российского геополитика Александра Дугина в московском журнале «Вестник аналитики»*46.   
Сетецентричные войны — войны постиндустриальной эпохи (глобальной конкуренции), ведутся в многомерном коммуникационном пространстве: географическом, информационном, когнитивном (рассудочном или психосфере), социокультурном и экономическом. Эффективность технологии достигается за счет кумулятивного эффекта целенаправленного «залпа» по конкретной «вражеской» территории, создающего разрушительную энергетику на рубежах многомерного пространства. В качестве «пороха» кумулятивного снаряда используется концентрированная и целенаправленная информация. Преимущественно в информационном пространстве разворачиваются основные стратегические разведывательные и военные операции, включая разведку и контрразведку, а также медийное, дипломатическое, экономическое и техническое  сопровождение.  В качестве основных «родов войск»  кроме традиционных, выступают информационное обеспечение операций, формирование общественного мнения, наука, инновации.  Особое место здесь занимает психотропное оружие (аналитическая психология), обеспечивающая воздействие на этническую, религиозную  и коллективную психологию граждан «вражеской» территории. Внешняя сила формируют модель поведения чрез манипуляцию основными властными и другими социальными группами. 
Основными объектами «нападения» являются не промышленные и другие стратегические объекты, а часть властной элиты, страдающей манией величия и комплексом неполноценности. Этому способствует то обстоятельство, что постсоветская элита новых независимых государств в своем подавляющем  большинстве оказалась значительно хуже,  наглее и циничнее коммунистической номенклатуры. Среди многочисленных комплексов, можно выделить в качестве примера  следующий.
Комплекс крестьянского парня. Выросший где-то на ставропольском, уральском  или украинском хуторе парень, получив советское коммунистическое образование, в один прекрасный день просыпается носителем «общечеловеческих ценностей» или «буревестником демократической революции». Это захватывающая перспектива его настолько увлекает, что он, находясь у штурвала страны, не замечает её полураспада или распада. Как, правило, является хорошим семьянином. Заботиться о том, чтобы дети не в чем не нуждались. Поэтому после ухода с властного олимпа, обнаруживается семейный бизнес  в особо крупных размерах.    
Этот комплекс способствовал созданию новых способов захвата «чужих территорий» или распада «коммунистической империи». Эта технология новейшей геополитики была успешно применена впервые на Балканах и получила название технологии «Девы Марии». При осуществлении «оранжевой революции»  она была использована с  учетом опыта тоталитарных сект, которые особенно успешно разгуливали по восточноевропейским равнинам в 90-е годы.  Напомним, что основной целью этих авторитарных организаций было  достижение абсолютной власти  их лидеров на основе не только религии, но и современных достижений  психологии и политтехнологий. Пока остается тайной, кому из западных политтехнологов пришла гениальная мысль создать образ некой мессии из вождей «правильной» оранжевой оппозиции. Чтобы  и без того потерявший ориентиры преимущественно безбожный электорат получил «ангелов с крылышками»  в демократической упаковке. При этом ангельские лики  особенно оказались к месту для вошедших  во власть физических лиц, предварительно «приватизировавших» общенародную собственность в особо крупных размерах.
Технологии новейшей геополитики, учитывающие природу человека, в том числе  комплекс неполноценности постсоветских властных элит, получивших немыслимую свободу действий и решивших одновременно стать самыми деловыми, умными, пушистыми и святыми, эффективно применялись в информационных войнах на рубеже веков.    
В результате произошла крупномасштабная имитация западных технологий властвования. Восточноевропейские элиты скопировали упрощенную модель технологии властвования: президент – имиджмейкеры и политтехнологи. Между главой государства и политтехнологами образовывается интеллектуальная пустота за счет отсутствия или слабых профессиональных аналитиков. Академическая гуманитарная наука оказалась абсолютно невостребованной властью.
Новые сетевые технологии позволяют дешево купить часть властной элиты и представить  их в качестве буревестников демократии, которые в собственной стране выполняют роль агентов влияния. Как правило, в цивилизованных странах они квалифицируются как предатели национальных интересов. В этом принципиально отличие агента влияния от изменника родины. Услуги последнего  стоят дороже, и его существование требует конспирации. Тогда как агентов влияния можно внедрить на ключевые посты в государстве самым демократическим путем.
Предприимчивые и находчивые физические лица, стремящиеся во власть,  за годы самостийности Украины сделали  великое открытие. Западу нужны не их знания азов демократии и гражданского общества, не их честь совесть и долг перед отечеством, а лояльность перед новым зарубежным хозяином. За эту лояльность Запад обеспечивает легитимность «элиты в законе», разрешает подворовывать отечественные ресурсы, закрывает глаза на нарушение прав человека,  грабеж народной собственности и создание «семейного» бизнеса. Единственное, что не допускают европейцы и особенно чувствительные американцы, это воровство их собственных финансовых и других ресурсов.   
Насильственная смена режима в Украине при крупных вливаниях Запада показал гражданам страны, что демократию можно купить. По данным британской газеты «The Guardian» американская администрация  потратила на смену режима в Украине  около 14 млн. долларов*47. Вероятно, американцам мало врагов в Евразии в лице радикального ислама, они еще решили воскресить в качестве непримиримых противников восточных христиан, финансируя сомнительные цветные революции. Активную роль в насильственном продвижении демократии приняли участие неправительственные американские организации «Freedom House», Институт открытого общества миллиардера Джорджа Сороса и лондонский Колокол российской демократии (Березовский), который, как пишут, слал на Украину не только апельсины в бочках.

Когда Западу было выгодно сохранить пана Кучьму на второй строк, в «свободных» западных СМИ на фоне незначительных критическим материалов доминировали статьи об украинском президенте как «последнем оплоте демократии».  Но стоило пану президенту не проявить стопроцентную лояльность Белому дому, как был найден другой кандидат в «буревестники демократии».  При этом с использование сетевых технологий  до и во время «оранжевой революции» в западных СМИ печатались страшилки типа «Агония Кучмы», «Страхи Кучмы», «Главная проблема Украины это её президент»,  «Клан Кучьма не выпустит власть из своих когтей», «Киевский правитель может оказаться на скамье подсудимых», «Кучма не остановится перед кровопролитием». Самое интересное, что оказались манипулируемыми и российские сетевые СМИ, где эти страшилки переводились на русский язык, выступающий транслятором этой информации на большую часть Украины.  

«Оранжевая революция»  является блестящим примером успешного начала сетевой войны, осуществленной американскими политтехнологами на территории Украины. Впервые захват «чужой территории» был осуществлен без единого выстрела с помощью суперновейших геополитических технологий. Если раньше внедрялись во властную элиту агенты влияния, то впервые они были избраны «демократическим» путем на олимп президентской (исполнительной) власти. Заблаговременно были подготовлены и молодые волонтеры, умело размахивающие оранжевыми флагами на Майдане и бездумно кричащие нужные лозунги.
Что и говорить, если представить Украину как великую шахматную доску, уставленную преимущественно политическими фигурами, то первый сеанс игры американских гроссмейстеров закончился победой над российскими политтехнологами. Американцы более умело передвигали пешками украинской политики. Российские политтехнологи проиграли битву за Украину так же из-за чрезмерной самоуверенности и незнания современных украинских реалий.  
А вот дальше, после победы, начинаются сбои в сетецентричных технологиях, проявившие себя  раньше на Балканах, Афганистане, Ираке, и, наконец, на Украине. Военной или финансовой мощи оказывается достаточной на первой (неконтактной) стадии, управляемой из Пентагона или комфортных кабинетов американских посольств. Но чтобы закрепить «честную» демократию  на чужой территории необходимы контактная стадия. Когда военные и гражданские американские советники и специалисты будут помогать местным «братьям»  внедрять демократию в каждом конкретном ауле, населенном пункте или на украинском Хуторе и…  отдавать свои жизни за идеалы свободы в борьбе с местной мафией, бандитами или коррумпированной властью. К этому Америка не готова*48, она слишком богатая страна для такой жертвенности ради других народов.
На каждый украинский Хутор нужно будет посылать американского шерифа (комиссара демократии). Вряд ли это придется по душе властной элите криминально-коррумпированного государства. Поэтому на хутора из ближайших лесов и степей на мерседесовских тачанках будут набегать «истинные украинцы»,  расправляясь с  заокеанскими буревестниками демократии. Правда, пока не видно граждан самой правильной страны мира, жаждущих отдать свою жизнь за самостийную Украину. Даже среди американских негров и латыносов, составляющих костяк контрактной армии. 

Основной результат проведенных президентских и парламентских выборов в Украине с помощью «современных» политтехнологий  — реальный раскол страны, когда президент для половины электората страны является нелигитимным.  Все годы независимости власть опиралась не на собственный народ, а на внешние силы, использовала зарубежные технологии, ведущие к расколу украинской нации, ориентируясь на восточную или западную Украину.  Никто не думал о целостности страны,  всех заботила только победа на выборах.  
За годы независимости Украина так и не выработали нормальных  взаимоотношений ни с Западом, ни с Россией. Власть не поняла,  что во внешней политике каждая страна исходит из сугубо собственных интересов, а не из понятия мифической «дружбы народов». Европейская страна  должны быть частью Европы. Но навязанный «оранжевый» сценарий развития событий существенно затруднил  это движение. Лидеры победивших революций в Грузии и Украине присвоили себе звание «буревестников» демократии и в лучших ленинских традициях занялись её экспортом, вместо того чтобы обустроить собственный дом. Но экспортный товар криминально-коррумпированной демократии оказался не востребованным, а экономика в собственном доме терпит крах.
Согласно правилам новейшей геополитики, патриотическая идеология национализма, не сопровождаемая кардинальным ростом благосостояния, лопается как мыльный пузырь примерно в течение двух десятилетий. Поэтому для примитивного панукранизма практически не остается времени, так как он ведет к утрате государственности.

Резюме

Три волны цунами бездумно демократии продемонстрировали, что в Восточной Европе практически исчерпаны все возможности западных геополитических технологий несилового захвата «чужих» территорий. 
На Украине не сформировалась политическая нация, отсутствуют государственные деятели. За годы независимости не сложилась цивилизованная властная элита, которая представлена преимущественно политиками, вошедшими во власть в поисках добычи. Не случайно в качестве характерной черты этой элиты называют её продажность.
Порочность украинской политической системы обусловлена комплексом неполноценности «элиты в законе», вхождением во власть «истинных украинцев» (патриотов) вместо профессионалов. Наблюдается усиление тенденций нестабильности при переходе к парламентско-президентской демократии, возникло реальное двоевластье. 
«Оранжевая революция», осуществленная с помощью западных сил, усилила тенденции полураспада украинской государственности. Попытка реванша провинциального национализма на основе примитивной идеологии  панукраинизма  отбросила страну назад. 
Украина должна сама решить, какую роль она собирается играть на международной арене — страны «некомпетентного суверенитета» или суверенного государства. Бедная страна с богатой коррумпированной властью никогда не станет частью цивилизованной Европы.
Украине нужна сильная легитимная президентская власть, Глава государства должен быть ответственным руководителем исполнительной власти. Только тогда можно будет на основе  реальных векторов во внешней политике прокладывать курс европейской интеграции.

_______________________________

*36 Факт временной учебы на Западе и знание английского языка еще не свидетельство качественного образования и культуры.

*37 В прошлом орудия пролетариата.

*38 Ларс Хандрих: цели украинского правительства не ясны. — Украина и мир, 18-24 марта 2005 г. www.uwtoday.com.ua

*39 www.inosmi.ru 24 октября 2005 г.

*40 Дергачев В. Элита в законе. — Общая газета (Россия), 5 июля 2001 г.

*41 Зеркало недели, 27 сентября 2003 г.

*42 Дергачев В. А. Геополитика. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2004.

*43 Толочко П. Неисповедимы пути Украины. — Зеркало недели, 20 октября 2001 г.

*44 В России сложилось упрощенное представление о Западной Украине. Здесь кроме греко-католической Галичины выделяются православная Волынь, а так же Закарпатье и Северная Буковина, имеющие с учетом конфессиональной  и геополитической памяти собственную природу электорального поведения.

*45 Дергачев В. Цивилизационная геополитика. — К.: ВИРА-Р, 2004.

*46 Дугин А. Сетецентричные войны. — Вестник аналитики, 2005, №4, с. 90 – 102. 

*47 Трейнер И. За беспорядками в Киеве стоят американцы. – Гардиан, 26 ноября 2004 г. www.inosmi.ru

*48 В отличие даже от Советского Союза, посылавших партийных работников и других специалистов строить социализм в братские страны.


  Назад   Далее

 

 


 

«Геополитика сверхдержав»

Америка. Утомлённая супердержава Падение и взлет китайского Дракона Имперская геополитика. Великий час мировых империй Путь к процветанию государства

 


Воспоминания
Ландшафты памяти
Ландшафты путешествий. Города и страны
Ландшафты поэзии, музыки и живописи


Избранные статьи и посты
ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ПРОСТОРАМ РОДИНЫ ЧУДЕСНОЙ
Шейх Заид. Самая выдающаяся исламская личность


Павел Флоренский. Русский Леонардо да Винчи
Максим Горький. Писатель, купленный любовью народа
Иван Бунин. Певец пограничья природы
Анна Ахматова. Парящая в небесах
Николай Гумилев. Конкистадор истоков человеческой природы 
Николай Заболоцкий. Поэт философской лирики


Бесподобная Элеонора. Королева мужских сердец
Анна Вырубова. Фрейлина, монахиня, оклеветанная
Трафальгарская Венера. Символ красоты и силы духа
Париж. Лувр. Гимн обворожительным женщинам


Трансильвания. Замок Дракулы. Вампирский бренд Румынии
Где присуждают и вручают Нобелевские премии
Олимпийские игры. От Древней Греции до Сочи
Гибель мировой секретной империи
Великий час кораблей пустыни
Неугасающий ослепительный блеск Венеции
Карибы. Святой Мартин. Остров двух господ