logo
Институт геополитики профессора Дергачева
Сетевой проект
Аналитический и образовательный портал
«Пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет». Мартин Хайдеггер

Геополитика. Русская энциклопедия

Интернет-журнал

Геополитика. Русская энциклопедия

Геополитика. Русская энциклопедия

Введение

Глава 1 Геополитическая трансформация
Природа богатства и цивилизационный разлом
Геополитические коды государства
Геополитические доктрины
Региональная трансформация. Три Украины
Природа украинских контрреформаций

Глава 2 Геоэкономическая трансформация
Страна мифологического хаоса
Макроэкономическая трансформация
Имитация открытой экономики
Свободные экономические зоны и трансграничное сотрудничество
Признаки неконкурентоспособности государства

Глава 3 Геотранспортная трансформация
Особенности европейской транспортной политики
Трансформация евразийских транспортных коридоров
Трансформация европейских коридоров и транспортная политика Украины
Забытый евроазиатский коридор

Глава 4 Трансформация властной элиты
Три волны цунами бездумной демократии
Третья Руина и украинский фундаментализм
Искусственная политическая структуризация общества
Властные элиты в технологиях новейшей геополитики

Глава 5 Западный геополитический вектор внешней политики
Геополитическая трансформация Центрально-Восточной Европы
Геоэкономическая трансформация Центрально-Восточной Европы
Сюрпризы европейской интеграции
Украина и НАТО

Глава 6 Восточный геополитический вектор внешней политики
Трансформация постсоветского пространства
«Брак» по любви или несчастью?
Русско-украинская культура
Какая Украина нужна России?
Славянский проект Европы будущего

Глава 7 Южный геополитический вектор внешней политики
Геополитическая трансформация в Черноморском регионе
Черноморская геоэкономическая политика Европейского Союза
Черноморская геополитика США

Глава 8 Угрозы национальной безопасности
Коррупция и «успешная» криминальная интеграция
Бизнес на государственных ресурсах
Меткая стрельба мимо намеченных целей
Интеллектуальная катастрофа
Имитационный тупик инновационного развития
Признаки полураспада государственности

Заключение




   
   
   
Союз образовательных сайтов    
Яндекс цитирования    
Рейтинг@Mail.ru    
   



Лекции Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи


Обсудить статью в дискуссионном клубе

Владимир Дергачев Геополитическая и геоэкономическая трансформация Украины.
Дергачев В.А. Научные труды в семи книгах. Кн. 6. Электронное издание на CD. — Издательский проект профессора Дергачева, 2008.


Глава 5. Западный геополитический вектор внешней политики

«Всадники без головы  хороши, пока не взобрались на коня» Восточная мудрость

Исторически сложился образ Украины как житницы Европы.  Казалось бы, стоит только  предоставить преференции  для  западных инвестиций, и европейская интеграция станет неизбежной в самые короткие сроки. Однако этого не только не произошло, но международные финансовые институты (МВФ и ВБ) потребовали в конце 90-ых годов  ликвидации всевозможных льгот, учитывая хронический  дефицит государственного бюджета Украины. Значит дело не только в преференциях, но и в нечто другом?
За годы самостийности сложилась следующая формула европейской интеграции Украины: «Хотите ли Вы, чтобы мы хотели быть в Европейском Союзе?». А вклад Украины в становление западноевропейской цивилизации формулируется примерно следующим образом: «Украина освободила будущее ЕС от татаро-монгольского ига».

Геополитическая трансформация Центрально-Восточной Европы

Постсоциалистическая трансформация ЦВЕ в направлении Западной Европы вскрыла исключительно сложные геополитические проблемы. Потенциальная геополитическая трансформация после вступления стран ЦВЕ в ЕС может привести к возможной отмене Пакта Молотова – Риббетропа и пересмотра положений Ялтинской конференции 1945 года, на которой были установлены принципы нового мирового порядка.  В Германии созданы организации, объединяющие перемещенных лиц и их потомков («Союз изгнанных» и др.), выступающие за цивилизованное возвращение исторической малой родины. Бывшие судетские немцы ставят вопрос о возможности реституции собственности, национализированной чехами после Второй мировой войны. Другие немцы, изгнанные из народной Польши, выдвигают требования в отношении Померании и Гданьска (Данцинга). Как это не парадоксально, но именно вступление Польши, Чехии в ЕС обострила дискуссии по этим вопросам.
При вступлении Румынии в ЕС обострится проблема Трансильвании, где значительную часть населения составляют этнические венгры.  Европейское законодательство дает право на свободу передвижения и выбора места жительства в ЕС. Несомненно, что часть  перемещенных лиц и их потомков  пожелают вернуться на малую родину. Принципы европейского регионализма позволят усилить автономию этих территорий. Европа не пойдет на нарушение решений ОБСЕ, но потребует предоставление  краю широкой автономии. Не случайно оппозиционная румынская партия «Великая Румыния» считает, что после вступления страны в ЕС,  Трансильвания, опираясь на законодательство ЕС, может фактически выйти из под контроля Бухареста. Таким образом, возможен «бархатный» захват спорных территорий, когда де-юре они будут принадлежать одному государству, а де-факто в социокультурном и экономическом отношениях  являться частью другого.  

Член ЕС Польша, а в будущем и Румыния (ныне реальный кандидат на вступление в ЕС) могут инициировать перед Советом Европы отмену «преступного» Пакта Молотова - Риббентропа. Поэтому при гипотетическом вступлении Украины в ЕС, она будет вынуждена  цивилизованным путем согласно Декларации о европейском регионализме предоставить широкие автономные права Галиции, Южной Бесарабии и Северной Буковине.  Не случайно у части польских граждан сложилось убеждение, что после вступления Украины в ЕС «Львов опять будет наш». Многие в Польше считают, что присоединение западных регионов Украины и Белоруссии  было незаконным и страна после вступления в НАТО и ЕС должна требовать  от суверенных Украины и Белоруссии возвращения этих земель.

«Белая ворона» европейской геополитики. После Первой мировой войны и российской смуты произошло приростание польских земель. По Версальскому договору  Польша была восстановлена во многом за счет земель Пруссии, Австрии и Германии. Польша отказалась признать восточную границу по этническому признаку («линии Керзона»), Пилсудский вместе с Петлюрой начали поход на Украину*49. Польша силой захватила Вильно и Виленскую область у Литвы. По Рижскому договору 1921 года  Польше отошли часть украинских, белорусских и литовских земель. В том же году поляки захватили у Германии значительную часть промышленно развитой и богатой углем Верхней Силезии. В начале 30-х годов Польша безуспешно пыталась установить контроль над Данцингом, получившем согласно Версальскому договору статус вольного города. В 1938 году по сговору с Гитлером Польша захватила Тешинскую область Чехословакии, где проживало 80 тыс. поляков и 120 тыс. чехов. Черчилль, характеризуя поведение Польши после захвата Третьим Рейхом Чехословакии, писал, что она  «с жадностью гиены приняла участие в ограблении и уничтожении Чехословацкого государства»*50. Правительство буржуазной Польши видела цель восточной политики в разгроме и расчленении России, претендуя при этом  на Советскую Украину с выходом к Черному морю*51. В этом контексте необходимо рассматривать Пакт Молотова – Риббентропа, согласно которого Советский Союз обеспечил безопасность своих западных границ. Несмотря на заигрывание официальной Варшавы с Берлином Третьему Рейху потребовалось немногим более двух недель, чтобы Польша в очередной раз исчезла с европейской карты. Значительная часть польской армии оказалась на советской территории и в самые трудные месяцы наступления вермахта на Москву провела в глубоком тылу на полном советском довольствии. 

Главной причиной очередного падения Польши стало катастрофическое положение экономики, так и не восстановившей уровень промышленного производства,  достигнутого в составе Российской империи к 1913 году. Одной идеологией национального возрождения долго сыт не будешь. Польша продержалась на идеях национализма два десятилетия и рассыпалась при первом соприкосновении с внешними силами. 
Польский вопрос был одним из самых острых на переговорах лидеров антигитлеровской коалиции. Только в период трех разделов Польши (1772, 1793, 1795) между Пруссией, Австрией и Россией  конфигурация границы в начале значительно трансформировались и, в конце концов, Речь Посполита  исчезла с карты Европы.  После  Первой мировой войны в состав Польши вошли восточные немецкие земли, но в 1939 году  Германия  их вернула. После Мюнхенского соглашения и оккупации Германией Чехословакии Польша  в октябре 1938 года оккупировала Тешинскую Силезию,  что вызвало осуждение в Европе и имело печальные последствия для имиджа польского правительства.  
В 1939 году советские войска вошли в Польшу и освободили территории  Западной Белоруссии и Западной Украины.  По американским источникам, на территории Польше, оккупированной  Советским Союзом, проживало примерно 11,8 млн. человек, из которых 4,7 млн. (39 %) поляки, 4 млн. (34 %) украинцы и по одному миллиону (8,3 %) белоэмигранты и евреи. «Краковский протокол», подписанный в марте 1940 года между НКВД и гестапо, регламентировал технические вопросы  эвакуации беженцев.  

Во время Второй мировой войны после оккупации Третьем Рейхом Польши часть польских дивизий оказалось на территории Советского Союза.  Когда фашистская Германия напала на СССР, Сталин при встрече с генералом Сикорским предложил вместе воевать против общего врага, пообещав после Победы не обидеть поляков.  Генерал отказался и польским дивизиям был предоставлен коридор для выхода в Иран.
На Ялтинской конференции лидеров антигитлеровской коалиции только благодаря твердой позиции Сталина  была принята схема симметричного геополитического смещения Польши на Запад. Львов и Галиция сохранялись в составе Советского Союза, а часть немецких земель Померании и Восточной Пруссии (Кенигсберг), Западной Пруссии (вольный и ганзейский Данцинг) включались в состав Польши. Таким образом, современным границам Польша обязана Сталину, увеличившему площадь страны на одну треть.
После вступления Польши в ЕС изменилось геоэкономическое положение страны. Успешная трансформация будет завесить от консолидированного бюджета ЕС, где основная доля приходится на Германию. Немцы вряд ли забыли о приростании польских земель за счет Пруссии.  Когда Варшава вошла в американскую коалицию в Ираке, это вызвало раздражение Берлина, выступавшего против войны без санкции ООН. Может ли Варшава успешно балансировать  между Вашингтоном и Берлином? Очевидно, что нет. Нельзя одновременно доить двух коров в политическом и экономическом пространстве.

Приступ «глупого оптимизма» затмил разум, не заметивший  что уже тысячелетие   христианству (западному и православному)  не удалось преодолеть раскол в душе. В  Центрально-Восточной Европе (ЦВЕ) после  падения Берлинской стены  сохранился «барьер», проходящий через души людей, существующий уже  тысячелетие с момента раскола христианского мира на западных христиан и православных.  Если посмотреть на  европейскую карту  конфессий, то становится очевидным, что новые независимые страны Балтии, Польша, Чехия, Венгрия, Словения и Хорватия  вернулись в свое конфессиональное пространство.  Вполне объяснима и западная ориентация украинских грекокатоликов, обладающих бесценным опытом рубежной конфессиональности. Ныне водораздел  благополучия и нищеты проходит по  этой  европейской  социокультурной  границе, где в крупнейшем тройном узле западных христиан, мусульман и православных на Балканах  не гаснет   зарево  этнонациональных и этноконфессиональных конфликтов.
Запад во главе с США, мощной, богатой, но лишенной глубоких исторических традиций державой,  расколол Европу  на балканских рубежах по национальному признаку на «правильные» и «неправильные» народы, пытаясь им безуспешно подарить  права человека  с помощью самых «справедливых» бомб и ракет.

«Оранжевая» власть Украины занимает проамериканскую позицию, а хочет быть частью Европы.  Европейская демократия приветствует «оранжевую революцию», но при этом руководители ЕС не обсуждают вопрос о вступлении Украины в ЕС в обозримом будущем. Западная Европа не намерена ставить на Украину, стремящейся стать независимой от Кремля за счет ЕС и новой «пятой колонной» США в Европе.
Прозападный курс на евроинтеграцию может привести к признание преступным Пакта Молотова – Риббентропа. Последствия этого акта для будущего западных регионов Украины с учетом применения к ним европейского законодательства в области региональной политики, включая принцип субсидиарности, никогда не просчитывались украинской властью. 
В отличие от далекой Америке, пришедшей в восторг от победы «оранжевой революции», западные соседи Украины не разделяют глупого оптимизма. Некоторые польские публицисты рассматривают Украину в современных границах как искусственное государственное образование. Примитивный и чрезвычайно агрессивный украинский национализм навсегда останется злейшим врагом Польши. И в этой связи рекомендуют польской власти воздерживаться от поддержки националистической Украины. Которая уже дорого обходится Варшаве в связи с решением Москвы строить газопровод в Европу в обход Польши. Существует проблема признания украинской властью геноцида против польского населения на Волыни со стороны Украинской Повстанческой Армии, уничтожившей десятки тысяч местных поляков.

Как пишет польский писатель, историк и публицист Марианн Калуски, украинское государство в современных границах  является искусственным творением Кремля, где советским вождям даже в самом страшном сне не могла придти мысль о самостийности братского народа*52. Особенно большой вклад в формирование Украины внесли Сталин и Хрущев. Сталин слепил Украину из русских, украинских, польских, татарских, венгерских и румынских земель.
Автор задает вопрос, что получит Польша за поддержку Украины на международной арене и возможную материальную помощь? Во-первых, Польша уже «получила» привет из Кремля. Экспорт нефти  начал сокращаться, что ведет к росту цен на бензин. А новый газопровод в Европу пройдет по дну Балтийского моря в обход Польши.  
Калуски считает, что примитивный и чрезвычайно агрессивный украинский национализм образца девятнадцатого века был и остается злейшим врагом Польши и поляков: «Свое бандитское обличье он в полной мере проявил во время Второй мировой войны, когда в Малопольше  и Волыни украинские националисты совершили акт геноцида, истребив около 100 000 поляков. Еще несколько сот тысяч вынуждены были покинуть дома, в которых веками жили их предки». С победой «оранжевой революции» украинский национализм возведен в ранг государственной политики. Поэтому, если польские политики будут  делать только то, что от них ожидает Вашингтон в отношении Украины и России, то в обозримом будущем  на политической карте Европы  можно будет вновь не досчитаться  Польши. И далее автор пишет, что подлинный интерес Польши в отношении Украины должен заключаться в поддержки идеи раздела Украины. Тогда «украинская Украина» не будет представлять угрозы Польше, так ее население будет в три раз меньше польского. Тяжелая промышленность останется в «русской» Украине. «Украинская» Украина потеряет выход к Черному морю и будет общаться с внешним миром через польские порты. Возможно, эту Украину примут в будущем в ЕС. Кроме того, в Польше много сторонников возврата Восточной Галиции со Львовым, а так же ценностей польского культурного наследия. Если Польша  стремится сохранить особые доверительные отношения с США, то  нужно, сделать все возможное, чтобы Украина  не претендовала  на главную роль  в осуществлении американской политики в отношении Восточной Европы. «Так давайте же не будем пытаться  стать святее Папы, и… быть проводниками чужих интересов, являющихся какими угодно, но только не польскими». 
Так думают в Польше многие и мечтают о возвращении Галичины. 

В Словакии и Венгрии  рассматривают победу «честных демократов» как реванш провинциального украинского национализма в оранжевой упаковке. В Словакии имеются сторонники территориальных претензий к Украине, так как в прошлом Советский Союз присоединил часть территории Чехословакии. Венгрия выдала всем  венграм, проживающим в Закарпатье гринкарты. В Будапеште не в восторге от конфронтации «оранжевой» Украины с Россией, так как создание обходных трубопроводов для экспорта нефти и газа, может негативно сказаться на венгерскую экономику. Директор Института социологии Венгерской академии наук профессор Пал Тамаш следующим образом охарактеризовал «оранжевые» события в Украине*53. Галицкая концепция нации, взятая на вооружение  украинскими националистами, имеет ограниченную пригодность для украинских регионов, которые развивались в другом цивилизационном и геополитическом пространствах. В современной Европе культурно-языковая унификация не является  главным инструментом формирования политической нации. Галицкие украинцы это забыли или не знают и действуют в самостийной Украине устаревшими методами. Этнический подход в нынешних условиях больше способствует  разобщению, чем консолидации нации. По прогнозам ученого, Европейский Союз в ближайшем будущем останется пассивным геополитическим партером Украины.

Украина за годы независимости поменялась с Румынией весовыми категориями. Раньше советская Украина была частью сверхдержавы и у румынского руководства даже во сне не приходила в голову мысль о территориальных претензиях. Сегодня по основным (абсолютным и душевым) макроэкономическим показателям она уступает Румынии, где численность населения более чем в 2 раза меньше. Украина не имеет четкого внешнеполитического курса, тогда как Румыния стала членом НАТО и является реальным кандидатом на вступление в ЕС. На территории Румынии будут созданы три военных американских базы НАТО. Румыния претендует на роль региональной державы в Юго-Восточной Европе,  и подала материалы в Международный суд в Гааге по проблемам юрисдикции украинского острова Змеиный. Желание украинской дипломатии при решении спорных украинско-румынских проблем ссылаться на  принципы, заложенные в Хельсинском акте ОБСЕ, оказались беспочвенными. Авторитет ОБСЕ был подорван Беловежским соглашением о ликвидации Советского Союза и создания СНГ. Именно украинская власть приняла активно участие в Беловежском сговоре, а затем делала все возможное для подрыва авторитета СНГ. 
В будущем может обостриться проблема Северной Буковины (Черновицкой области Украины), включение которой в состав  Советского Союза  не было  предусмотрено  секретными статьями  пакта Молотова – Риббентропа. После распада  Советского Союза среди украинских националистов  была популярна идея  суда над коммунистическим режимом и осуждения действий  советской власти в Западной Украине. Как это не парадоксально, но отмена секретных  статей пакта Молотова – Риббентропа ставит под угрозу  территориальную целостность  современной Украины,  которая будет  вынуждена вернуть Румынии Северную Буковину, а  Галичину и  Западную Волынь — Польше, владеющей этими территориями до 1939 г. на законных основаниях. Согласно Сен-Жерменского мирного договора  1919 года, являющегося составной частью Версальско-Вашингтонской правовой системы, определившей послевоенное устройство мира, Австрия отказывалась от Буковины в пользу Румынии. Многочисленные современные сторонники «Великой Румынии» выступают за территориальные претензии на Северную Буковину, где 20 % трудоспособного населения вынуждено работать за границей. Румынская власть уже выдала паспорта  жителям Черновицкой области, чьи предки до 28 июня  1940 года были румынскими гражданами.
Рубежные (приграничные) территории в больше степени подвержены геополитической трансформации и в экономически слабом государстве являются  повышенными источниками политического и экономического сепаратизма. Они чаще рассматриваются деловыми кругами как зоны неблагоприятного инвестиционного климата. 

Геоэкономическая трансформация Центрально-Восточной Европы

Казалось бы,  совсем  еще недавно, после падения «железного занавеса» Европу  охватил рыночный романтизм. На Западе  велико было ожидание открытия  огромного и последнего на Земле  экономического пространства  для Колумбов международного бизнеса. Относительно  высокая покупательная способность населения, дешевые и квалифицированные трудовые ресурсы, разнообразие полезных ископаемых  даже в условиях отсутствия конвертируемости рубля делали привлекательным новый восточноевропейский рынок. Но прошло немного времени и при «шоковом»  открытии страны для внешнего мира, усилившемся экономическом кризисе и падении уровня и качества жизни преимущества  превратились в мираж. Наступило разочарование и «усталость ожидания» от лозунга «Запад нам поможет..». Долгая дорога иностранных инвестиций  затерялась где-то в дюнах, местную «элиту» обвиняют в коррупции, в других грехах и неохотно пускают на порог «Европейского дома». Можно сослаться и на мнение американского политолога и экономиста  с мировым именем Джона Кеннета Гэлбрейта,  оценивающего попытку почти автоматической смены коммунизма магической силой рыночной системы  как «приступ глупого оптимизма».
Особенно большие надежды связывались с вхождением Украины в Европейское Сообщество. Отдалившись от России, страна разрушила сложившиеся связи. Но для вхождения в ЕС одного желания оказалось недостаточно. Необходимы соответствующие  макроэкономические показатели, стабильное законодательство, инвестиционный климат, конвертируемая валюта, экспортные возможности и, самое главное, уже достигнутый  определенный уровень жизни. В противном случае  «неравный брак по расчету»  с Европейским Союзом  станет непомерным бременем для украинских граждан. Кроме того, в ЕС наблюдаются существенные различия в уровне и качестве жизни между югом и севером, и «счастливый билет»  в светлое капиталистическое будущее вне очереди может привести к дезинтеграции сообщества.
После падения Берлинской стены «социалистический лагерь» полностью отказался  от своих социальных достижений, пытаясь заимствовать западную модель развития. И это совпало по времени с  противоположными тенденциями — превращения Западной Европы из открытого в закрытое для внешнего мира общество, что  проявляется в концепциях “золотого миллиарда”, иммиграционном законодательстве и пр. С вступлением Польши и Венгрии не только в НАТО, но и в ЕС возродился  автоматически «железный занавес», если не идеологический, то экономический и таможенный.

Сохранились геоэкономические рубежи на Эльбе,  углубляется дифференциация  между государствами по  основным гуманитарным и  макроэкономическим показателям.  Если большинство стран ЕС по интегральному показателю — индексу гуманитарного развития — входит в группу высокоразвитых  государств, а  Словения, Чехия, Словакия, Венгрия и Польша занимают срединное положение в мире, то  Украина, Албания и Молдавия переместились в категорию беднейших стран мира. Среднедушевой ВВП к западу от Эльбы   в 3,1 - 3,5  раза и  к востоку  в Польше, Венгрии, Словакии, Чехии и Словении  в 1,1 - 2,0  раза превышает среднемировой (принятый за единицу), а в Украине, Молдавии и Албании в 3 - 7 раз меньше.

Реинтеграция  Восточной Германии. После падения Берлинской стены  воссоединение двух Германий потребовало не только огромные  средства, но и породила острые  социально-психологические проблемы. За воссоединение  16,5 млн. восточных  немцев  с Западной Германией заплачено  свыше  триллиона долларов бюджетных поступлений. Однако  разрушить Берлинскую стену оказалось, проще, чем преодолеть экономические  и социально-психологические рубежи. Частичная  реструктуризация промышленности сопровождалась  крупномасштабной  деиндустриализацией. Уровень безработицы  в восточных землях  составляет  20%, а свыше  миллиона жителей  мигрировали в «старые» федеральные земли. Западногерманские инвестиции  пришли в Восточную Германию не из-за чувства  национального патриотизма и альтруизма к соотечественникам, а в первую очередь были направлены на устранение потенциальных конкурентов и местного «интеллектуального капитала». Многие жители восточных земель ощущают себя  немцами « второго сорта», живущими в «полуколонии» — промышленной периферии объединенной Германии. И если для экономического выравнивания потребуется  минимум десять — пятнадцать лет, то для преодоления образовавшихся различий в менталитете  между «весси» и «осси» — целое поколение. Отмечается  своеобразная ностальгия («остальгия») жителей восточных земель, осознающих себя другой общностью.  Вместе с тем, высвобождение духа предпринимательства  и социально-психологический дискомфорт способствуют развитию деловой активности  восточных немцев, многие их которых  проявляют  большую социальную активность, чем  представители благополучного западногерманского общества.

Как это не парадоксально, но в период холодной войны полуостровная Западная Европа была защищена не только «ядерным зонтиком» США. Советский Союз надежно прикрывал западноевропейские сухопутные границы от проникновения терроризма, наркотиков, проституции, этнических мафиозных группировок,  нелегальной эмиграции.  При этом Западная Европа не несла ощутимых материальных затрат  на советском направлении. Теперь за безопасность приходится  расплачиваться богатой Европе. 
В Европе на Балканах  возник  собственный «треугольник» наркобизнеса, проституции и терроризма. Эта  неожиданная «пиррова победа»  можем дорого обойтись Западу в очередной мировой войне — борьбе с терроризмом и нищетой.  В «сейсмически» неустойчивом постсоветском пространстве образовались многочисленные  «острова» криминальной экономики. Их  появление обусловлено как внутренними, так и внешними факторами, например, событиями на Балканах и Кавказе.
В результате необъявленной геоэкономической войны на Балканах  образовалась так называемая «серая зона» или глубокая экономическая периферия в Юго-Восточной Европе, включая Болгарию, Румынию, Молдову и Украину. Здесь с одной стороны ослабло экономическое  присутствие России,  а с другой в результате введенного эмбарго против Югославии,  прекратились внешнеторговые связи с самой крупной  региональной державой на Балканах. Неопределенный политический статус  Приднестровской республики,  где  после военного конфликта 1992 г. удается сохранять мир, способствует процветанию  контрабанды на сопредельных территориях  Украины.

После распада Советского Союза началась геополитическая трансформация бывшего восточноевропейского «соцлагеря». Появилось две геополитической концепции. Польская концепция Центрально-Восточной Европы исходит из доминирующей роли Польши как региональной державы. В отличие от подлинно Центральной Европы, где традиционно ведущим государством является Германия. Российская концепция Восточно-Центральной Европы исходит из сохранения ведущих позиций России в регионе. 
Страны Центрально-Восточной Европы являются  парламентскими  государствами  в отличие от России и Белоруссии, где президенты возглавляют  исполнительную власть и руководят экономической политикой. До распада социалистического лагеря  Советский Союз занимал в мировом рейтинге  человеческого развития 30 место. В настоящее время места бывших социалистических  и новых независимых государств распределились следующим образом (табл. 5.1).  

Таблица 5.1. Рейтинги Индекса человеческого развития стран ЦВЕ и ВЕ


Страна

Рейтинг ИЧР

ПРООН
2004

ПРООН
2005

Словения

27

26

Чехия

32

31

Венгрия

38

35

Польша

37

36

Эстония

36

38

Литва

41

39

Словакия

42

42

Хорватия

48

45

Латвия

50

48

Болгария

56

55

Македония

60

59

Россия

57

62

Румыния

69

64

Беларусь

62

67

Босния и Герцеговина

66

68

Албания

65

72

Украина

70

78

Молдова

113

115

Источник: Доклад ПРООН 2004, Доклад ПРООН 2005.

Если преимущественно западнохристианские страны Словения, Чехия, Венгрия, Польша и Балтия в процессе постсоциалистической  трансформации примерно сохранили свое место в мировом рейтинге, то Албания, Украина и Молдова стали абсолютными европейскими аутсайдерами. На Украине отсутствуют исследования, способные ответить на следующий вопрос. Почему киевская власть допустила падение индекса человеческого развития  за период с 1900 года с примерно 30 места до 78, то есть значительно ниже, чем пережившие войну Хорватия, Босния и Герцеговина?  В Докладах человеческого развития ООН отсутствуют данные по Сербии и Черногории, чья инфраструктура была уничтожена американской армией в конце 90-х годов. А надежды сербов на Европейский Союз по восстановлению экономики не оправдались из-за ограниченных возможностей консолидированного бюджета ЕС. 
Особенно наглядно результаты трансформации отражает динамика ВВП за период 1990 – 2003 гг. (табл. 5.2). Если здесь лидером является Польша, а Чехия, Венгрия и Словакия увеличили ВВП примерно в 2 – 3 раза, то восточноевропейские страны за исключением Белоруссии не восстановили уровень начала девяностых годов. В Восточной Европе наибольший спад  отмечается в Украине и  Молдове. Украина занимала в 1990 году в приведенной группе стран второе место после России, а в 2003 году опустилась на 6 место. Статистика по Албании в разных справочниках ООН отличаются большой погрешностью из-за отсутствия объективных данных за 1990 год.

Таблица 5.2. Валовой внутренний продукт стран ЦВЕ и ВЕ (без стран Балтии и бывших югославских республик)

Страна

ВВП, млрд. долларов США по текущему валютному курсу

1990

2003

Чехия

35

90

Венгрия

33

83

Польша

59

210

Словакия

15

33

Болгария

21

20

Россия

517

433

Румыния

38

57

Беларусь

17

17

Албания

2

6

Украина

81

50

Молдова

4

2

Источник: Статистический справочник Всемирного банка, 2005.

Пятое расширение на Восток (ЕС – 25) увеличила потребительский рынок Сообщества и улучшила демографическую ситуацию. В возрастной пирамиде новых членов пик составляет возрастная категория 10 – 30-летних, тогда как в ЕС – 15 наблюдается спад в этом возрастной категории.
Вместе с тем, поспешная европейская интеграция большинства стран ЦВЕ привела к определенной социальной напряженности. Уже к  2000 году почти треть населения стран ЦВЕ  превратилась в «новых бедных» и имеет  доходы менее четырех долларов в день.  В 90-е годы численность  бедных  и безработных увеличилась  в десять раз  в значительной степени за счет  размывания  сложившегося в прошлом  среднего класса. Большинство стран ЦВЕ смогло лишь  только восстановить  уровень экономического развития конца 80-х годов, тогда как показатель среднедушевого  ВВП  в странах ЕС  увеличился на 20 %. Реформы  не сохранили  предшествующие социальные завоевания, а неолиберальный  романтизм о всесилии рынка оказался ложным.
Пока еще не осознаны социально-психологические последствия  перехода стран из восточно-европейского в западноевропейское экономическое пространство.  Чехия, Польша и Венгрия выделялись в «социалистическом лагере»    своим  цивилизационным и культурным статусом, что служило примером подражания  для восточных славян. Это в душе осознавали  чехи, поляки и венгры. В ЕС эти страны заняли место  маргиналов, выступающих в качестве дешевого сборочного цеха. Налоги у «новых европейцев» увеличились на 24 евро в месяц на одного налогоплательщика. Исчерпаны возможности  переориентации стран ВЦЕ на ЕС. Экспорт стран ВЦЕ в Россию вырос в 2005 г. на 50 %. В Россию из стран ВЦЕ 50 % экспорта приходится на машины и оборудование, а из России  80 % экспорта составляют энергоресурсы.

После неудачного броска в развитой капитализм, образцом нового  подражания для восточнославянских стран  стал польский опыт. Польша добилась относительно устойчивого благополучия и перестала быть товарной барахолкой для восточных и южных славян. Но при этом нельзя забывать, в стране сохранились  элементы гражданского общества, частный аграрный сектор и  исключительно влиятельная  католическая церковь. Большинство местных коммунистов и при социализме, нося в нагрудных карманах партбилеты, оставались в душе католиками. Но и в Польше нет всеобщего общественного согласия.  Победа над коммунизмом  здесь была достигнута благодаря организованным в профсоюзы  рабочим, наиболее социально пострадавшим в результате «шоковой терапии». Скачек в  рынок, когда функции «локомотива» взяли на себя государственные чиновники, привел к формированию бюрократического капитализма, основанного на корпоративных связях, а не на свободной конкуренции. У  поколения граждан — «детей социализма» — отсутствует  понимание,  что с рыночной ориентацией  возрастает  индивидуальная ответственность за себя, семью и её благосостояние.
Проамериканская ориентация новых членов ЕС из стран ЦВЕ усиливает конфликтность в ЕС и привела к образованию «двух Европ». «Старая Европа» во главе с Германией и Францией является основным донором консолидированного бюджета ЕС. «Новая Европа», представляющая новых членов Сообщества из ЦВЕ часто занимает проамериканские позиции, например в отношении поддержки войны в Ираке. Это вызывает раздражение в Берлине и Париже, которые проявляются в угрозах сократить отчисления в консолидированный бюджет с 1,24 до 1 % ВВП. 
В результате только Польше, выступающей в роль главного троянского коня Америки в Европе, это может стоить утраты до 7 млрд. долл. в год.  Внешний долг Польши составляет 120 млрд. долларов, а уровень безработицы свыше 20 %. Америка списала Польше 43 млрд. долларов внешнего долга. Попытка польского руководства получить от Соединенных Штатов дополнительный капиталы за проамериканский курс вызвала жесткий отпор Вашингтона, указавшего, что демократический выбор должен исходить  из убеждений, а не на основе меркантильный выгод. После вступления в ЕС в Польше отмечается низкий прирост ВВП, плохая демография, острая жилищная проблема,  плохие дороги.

Венгерский опыт. Многие в Восточной Европе считали Венгрию примером успешной и бесконфликтной интеграции в ЕС. Поэтому беспорядки в венгерской столице осенью 2006 года были восприняты как гром среди ясного неба. Однако кризис созревал постепенно и объясняется следующими причинами.
В 1995 г. Венгрия подала заявку на вступление в ЕС, а уже в 1997 г.  Евросоюз признал рыночную конкурентоспособность страны. Однако перед вступлением в ЕС в 2003 году наступил спад в венгерской экономике. Принятие Венгрии и других восточноевропейских стран в ЕС было политическим  решением. Макроэкономические показатели страны не отвечали требованиям Брюсселя. В течение десятилетия перед вступлением в ЕС проводились  непопулярные экономические реформы, затрагивающие уровень жизни населения. Многолетняя адаптации к требованиям ЕС сопровождалось снижением жизненного уровня, расхождением надежд и реальностей. Неслучайно, на референдуме за вступление  в ЕС проголосовало всего лишь 38% венгров. Завышенные надежды, что с вступлением в ЕС жизнь станет лучше не оправдались. «Светлое капиталистическое будущее» не наступило. 
После вступления в ЕС Венгрия  не ощутила ожидаемых экономических выгод и оказалась на последнем месте среди новых членов по количеству освоенных средств из консолидированного бюджета ЕС (16 евро на человека) Не оправдались надежды в отношении национального вопроса. В сопредельных странах проживает более 5 млн. венгров, включая Трансильванию, Воеводину, Словакию и украинское Закарпатье. После вступления Венгрии в ЕС большинство из них оказались за пределами границ Евросоюза. За исключением Словакии в других сопредельных странах имеются проблемы по соблюдению прав национальным меньшинств.  Во внешней политике Венгрия играет стабилизирующую роль в срединной Европе и дистанцируется от вхождения в альянсы, направленные против России*54.
Увеличились налоги с физических и юридических лиц в связи с отчислением в консолидированный бюджет ЕС, а доходы особенно в аграрном секторе уменьшились. Венгрия вышла на первое место среди новых членов ЕС по числу банкротств. Исчерпаны возможности  переориентации Венгрии  на ЕС. Общая сумма обслуживания внешнего долга превысила критическую величину свыше 30 % от экспорта товаров и услуг (максимум 37,2 % в 2001 г.).
В 90-е годы в Венгрию пришли огромные по сравнению с другими восточноевропейскими странами инвестиции 22 млрд. долларов, что примерно столько же, сколько в Россию или в пять раз больше, чем на Украину. Однако в дальнейшем  произошел спад ПИИ из-за переориентации вывоза капитала из ЕС на более дешевые азиатские рынки труда. Кроме того, соседняя Словакия к этому времени создала более благоприятные политические и экономические условия для привлечения зарубежных инвестиций.
Отмечается резкая дифференциация между экономическим развитием западной и восточной Венгрии. Даже внешний вид венгерских сел на востоке страны свидетельствует о проблемах в проведении аграрной реформы. Несмотря на значительные зарубежные инвестиции, не завершено строительств автобанов  на трассе Пятого международного транспортного коридора.

Лидирующая геополитическая роль в ЦВЕ перешла к США, тогда как геоэкономический баланс в регионе определяется осью Германия — Россия, усиленной  энергетическим мостом. Хотя Россия превращается во второстепенного игрока  на бывшем советском геополитическом пространстве, отмечается тенденция усиления торговых связей с бывшим странами соцлагеря, исчерпавшими западный вектор развития. Вместе с тем снижается доля российского капитала в ЦВЕ. Границы закрываются не только таможенными барьерами, но и техническими стандартами.
После интеграции большинства стран ЦВЕ в ЕС и НАТО,  Украина  реально оказалась за  экономическим «железным занавесом» и на длительную перспективу наряду с Молдавией и  Албанией  займет место региональных аутсайдеров.

Сюрпризы европейского курса 

За годы независимости Украине не было разработано не одной программы, обосновывающей вклад страны в европейскую интеграции. Вместе с тем, имеется ряд обстоятельств, требующих особого внимания для обоснования западного вектора внешней политики. 
Эффективная территория. В современном мире  благоприятный инвестиционный климат измеряется не только льготным режимом,  а созданием  конкурентоспособности региональных условий хозяйствования за счет сочетания множества факторов, обеспечивающих геоэкономическую ренту (получения сверхприбыли). В условиях глобализации  появилась  неконкурентоспособность нового типа — инвестиционная непривлекательность и  усилилась роль природного фактора в общественном разделении труда. Особое значение для привлечения инвестиций приобрели  показатели эффективности территории.
Известные со времен Элизе Реклю  географические представления расширил известный академик-математик  Никита Моисеев в труде «Агония России». Эффективная территория государства включает географическое пространство без экстремальных условий для жизни людей. Непригодными считаются климатические зоны, где  среднегодовая температура  ниже двух градусов  мороза, а высота над уровнем  моря свыше 2000 метров. В России лишь треть территории (5,5 млн. кв. км.) отвечает этому критерию. По этому показателю самое протяженное в мире  государство занимает лишь пятое место после Бразилии, США, Австралии и Китая. Россия — не только самая протяженная, но и холодная страна мира. Это своеобразная Чукотка геоэкономического пространства Земли, где создание производства требует больших затрат на единицу продукции.
Украина обладает исключительно высоким  удельным весом  эффективной территории в общей площади страны. И не и не случайно была главной продовольственной житницей в пространстве Российской/Советской империи. Если исключить два евразийских государства — Россию и Турцию, то Украина является самым крупным по площади (604 тыс. кв. км)  и протяженным европейским государством. Её территория протянулась с севера на юг почти на 900 км, а с запада на восток — на 1300 км.  Здесь вблизи западной границы расположен географический центр Европы.  Большая часть территории республики (95 %) занимает Восточноевропейская  равнина и только на западе и крайнем юге расположены горы с удобными перевалами. Самые  высокие горные вершины —  Говерла (2061 м.)  в Карпатах и Роман-Кош в Крыму (1545 м.). Компактная и освоенная территория страны характеризуется отсутствием экстремальных условий жизнедеятельности. В Украине расположен самый крупный массив черноземов. Природные ландшафты Украины отличаются своеобразием и красотой.
Почти срединное положение  Украины между Северным полюсом и экватором  и близость теплого моря  создают благоприятные  комфортные условия для жизни людей и хозяйственной деятельности, включая возделывание продовольственных  культур. Многолетняя средняя температура  января – 5, июля +20 градусов.

_______________________________

*49 Очередная годовщина этого события осенью 2005 года была отмечена театрализованным представлением «Поход на Киев».

*50 Черчилль У.  Вторая мировая война, — М., 1997, т.1, с. 163.

*51 Год кризиса 1938 – 1939. Документы и материалы, т. 1. — М., 1990.

*52 Марианн Калуски Поговорим об Украине откровенно. — «Wirtualna Polonia», www.inosmi.ru

*53 www.serkalo-nedeli.com.

*54 Шишелина Л. Венгрия: весна надежд и сомнений. — Современная Европа, 2006, № 2.


  Назад   Далее


 

 


 

«Геополитика сверхдержав»

Америка. Утомлённая супердержава Падение и взлет китайского Дракона Имперская геополитика. Великий час мировых империй Путь к процветанию государства

 


Воспоминания
Ландшафты памяти
Ландшафты путешествий. Города и страны
Ландшафты поэзии, музыки и живописи


Избранные статьи и посты
ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ПРОСТОРАМ РОДИНЫ ЧУДЕСНОЙ
Шейх Заид. Самая выдающаяся исламская личность


Павел Флоренский. Русский Леонардо да Винчи
Максим Горький. Писатель, купленный любовью народа
Иван Бунин. Певец пограничья природы
Анна Ахматова. Парящая в небесах
Николай Гумилев. Конкистадор истоков человеческой природы 
Николай Заболоцкий. Поэт философской лирики


Бесподобная Элеонора. Королева мужских сердец
Анна Вырубова. Фрейлина, монахиня, оклеветанная
Трафальгарская Венера. Символ красоты и силы духа
Париж. Лувр. Гимн обворожительным женщинам


Трансильвания. Замок Дракулы. Вампирский бренд Румынии
Где присуждают и вручают Нобелевские премии
Олимпийские игры. От Древней Греции до Сочи
Гибель мировой секретной империи
Великий час кораблей пустыни
Неугасающий ослепительный блеск Венеции
Карибы. Святой Мартин. Остров двух господ