logo
Институт геополитики профессора Дергачева
Сетевой проект
Аналитический и образовательный портал
«Пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет». Мартин Хайдеггер

Геополитика. Русская энциклопедия

Интернет-журнал

Геополитика. Русская энциклопедия

Геополитика. Русская энциклопедия

Введение

Глава 1 Геополитическая трансформация Причерноморья
Историческая трансформация геополитического кода
Долгая славянская дорога к свободной торговле
Межэтнический «плавильный котел»
Русско-украинская рубежная культура

Глава 2 Геоэкономическая трансформация Причерноморья
Трансформация геоэкономического кода
Черноморское экономическое сотрудничество
Свободные экономические зоны
Трансграничное сотрудничество
Геотранспортная трансформация

Глава 3 Морские рубежи Украины
Утрата морской мощи
Береговая зона и организация морского хозяйства
Эколого-экономические проблемы

Глава 4 Большая Одесса
Феномен Одессы
Порто-франко в судьбе Одессы
Морские ворота Украины

Глава 5 Крымский микрокосмос
Геополитическая трансформация
Геодемографическая трансформация
Геоэкономическая трансформации
Этноландшафтные и социокультурные рубежи

Глава 6 Украинское Придунавье
Геополитическая трансформация
Украинско-румынские отношения
Украинско-молдавские отношения
Геодемографическая трансформация
Геоэкономическая трансформация
Геотранспортная трансформация

Глава 7 Будущее украинского Причерноморья
Геополитический прогноз
Регионализм и проблемы федерализации

Заключение

Литература




   
   
   
Союз образовательных сайтов    
Яндекс цитирования    
Рейтинг@Mail.ru    
   



Лекции Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи


Обсудить статью в дискуссионном клубе

Владимир Дергачев ГЕОПОЛИТИЧЕСКАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ УКРАИНСКОГО ПРИЧЕРНОМОРЬЯ.
Дергачев В.А. Научные труды в семи книгах. Кн. 7. Электронное издание на CD. — Издательский проект профессора Дергачева, 2008.


Глава 1. Геополитическая трансформация Причерноморья

В многомерном коммуникационном пространстве Земли встречаются регионы, где  время от времени современность встречается с прошлым и в результате рубежной коммуникативности  геополитических, социокультурных, геоэкономических и других процессов  создается энергетика высоких напряжений. Забытая  страна пробуждается от долгого летаргического сна и начинается отсчет нового социального времени. Но ничто не вечно под луной. Местность  вновь может погрузиться в забвение или сместиться  на периферию  интенсивной жизни, чтобы опять когда-то возродиться под  другим историческим  именем в новом геополитическом пространстве.
К таким местностям относится и Северное Причерноморье, где  прошли исторические рубежи  евразийских цивилизаций. Самые обособленные в Мировом океане  и глубоко  вдающиеся в сушу Черное и Азовское моря  встречаются здесь с Великой Евразийской степью. По этому  гигантскому природному  коммуникационному коридору  между Востоком и Западом в прошлом  ураганом  проходили народы. В результате «трений» по краям коридора  происходило взаимодействие и  взаимообогащение культур, рождались новые этносы, империи и цивилизации.

Историческая трансформация геополитического кода

Причерноморье — единственный “осколок” постсоветского пространства, рубежное положение которого за историческое время определялось общностью судьбы с мировыми государствами и империями. Свыше пяти столетий Северное Причерноморье развивалось под влиянием культуры Древней Эллады, более трех веков — Древнего Рима, тысячелетие — Византии, около трехсот лет — под покровом Османской империи. Столетиями Дикое поле ограждало восточнославянские народы от Черноморья. Двести лет край входил в состав Российской империи и СССР, немногим более семидесяти лет — в  советскую Украину, в том числе Южная Бессарабия или Буджак — более пятидесяти лет, Крым — около сорока, а “отколовшееся” Приднестровье входило двадцать два года. Относительно небольшое время пребывания Новороссии и его отдельных частей в социокультурном пространстве Украины создает скрытый потенциал “сейсмически” активных этнополитических зон.
Крупнейшие евразийские государства и империи  включали Причерноморье в свое геополитическое и социокультурное пространство, но всегда сохранялись коммуникационные функции места и открытой экономики, включая транзитную торговлю*2. Так, например, выйдя к западным «берегам» Великой Евразийской степи-океана и основав  портовые города, монголы уступают торговые фактории  венецианским и генуэзским купцам. Каждый  должен заниматься своим делом — степной воин и европейский купец. Обеспечивая безопасность караванных путей  между Востоком и Западом, монголы заложили прочный фундамент экономики.
Геополитическая обстановка в Северном Причерноморье из века в век определялась сменой периодов вражды и мира, конфронтаций и интенсивного торгового, культурного и других контактов. Характерной являлась социокультурная биполярность на геополитических осях север — юг и запад — восток (античный мир и степные кочевые народы, Византия — Золотая Орда, Российская и Османская империи), в результате которой возникали не только военные конфликты, но и накапливался исторический опыт комплиментарного развития на рубежах цивилизаций с неоднородным социальным временем. Здесь столетиями в вольных портовых городах создавался преференциальный режим международной торговли.
Черноморье — перекресток двух мировых торговых коммуникаций — Великого шелкового пути и «из варяг в греки».  Положение  Черноморья на перекрестке евразийских торговых путей, наличие  удобных бухт и мягкий климат  способствовали  развитию свободной торговли. Геополитические изменения в Евразии оказывали существенное влияние  на благополучие местных городов. На геоэкономических контактах  взаимодействия  античной, генуэзской и степных  культур  на берегах Понта  возникали  вольные  портовые города. Казалось бы,  не составляло труда  кочевым степным племенам  сбросить  в море местных колонистов из греческих городов-государств. Но это была бы «пиррова победа». Далекие предки не были  такими беспечными. С появлением пепелища — исчезал товарный рынок, а значит путь к  обогащению и  взаимопониманию культур.
Во времена  великой греческой колонизации в 7 — 4 вв. до н. э. в Северном Причерноморье  были основаны  вольные городские общины — полисы со своей сельскохозяйственной территорией (хорой). Здесь  выделялись Херсонес в Западном Крыму, Пантикапей и Феодосия — в Восточном Крыму, Ольвия  и Тира, соответственно, на берегах  Днепровско-Бугского и Днестровского лиманов. Наиболее значительным по своим масштабам было  Боспорское царство, объединившее  греческие города по обе стороны Керченского пролива.
Древних греков  привлекали  плодородные земли, обилие рыбы в устьях рек,  возможность вести торговлю  со степными племенами.  В античном Северном Причерноморье  выделялась  внешняя торговля, основанная на товарно-денежном обмене, и натуральный греко-варварский торговый обмен. Здесь находился один из крупнейших  античных  рынков  по экспорту  хлеба,  скота, кожи и рыбы. Среди предметов  греческого  импорта  доминировали  вино и оливковое масло в амфорах,  металлические  и ювелирные изделия, столовая и  хозяйственная керамика. Античная черноморская торговля являлась  фундаментом процветания  вольных торговых городов, среди которых выделялся богатством Херсонес Таврический. Этот самый близкий к Босфору  порт Северного Понта  дважды получал от Рима  статус вольного города.
Главным экспортным товаром  Северного Причерноморья  на протяжении многих веков оставался хлеб. Бесперебойное поступление хлеба было жизненной потребностью  Аттики и Спарты, между которыми  шла борьба за контроль  над  черноморскими проливами.  Северное Причерноморье  являлось основным поставщиком хлеба в византийский Константинополь. Падение столицы Византийской империи было  ускорено  прекращением подвоза  хлеба. Турки-османы соорудили в самом узком месте Босфора, на его европейском и азиатском берегу,  крепости Румелихисар и Анадолихисар, что обеспечило  хлебную блокаду Константинополя.
Стамбул (Византий, Константинополь, Царьград) является  «золотым мостом между Востоком и Западом». Этот вечных город был столицей  Римской, Византийской, Латинской и Османской империй и светской Турции до 1923 года. Во времена  крестовых походов  в предместье Константинополя  была основана  торговая колония венецианских и  генуэзских купцов Галата, получившая право свободного прохода через Босфор.  В лучшие годы  её доходы от таможенных пошлин в несколько раз превышали аналогичные сборы Византийской империи.  Галата послужила  форпостом для создания  генуэзских колоний  в Северном Причерноморье. Здесь в 1266 г. генуэзцы добились от  Золотой Орды  передачи им во владение Кафы (Феодосии). После острой конкурентной борьбы с венецианцами, владевшими до 1365 г. Солдаей (Сурожем, Судаком), генуэзцы стали единоличными хозяевами Черного моря.  Двести лет генуэзская Кафа являлась  фокусом  черноморской торговли и культуры, одним из мировых  геоэкономический полюсов  на  стыке морских и караванных путей  между Европой, Центральной Азией и Китаем.
Среди  крупных  укрепленных генуэзских колоний   выделялись  наряду с Кафой  Солдайя, Чембало (Балаклава),  Боспоро (Керчь) и Тана (Азов) в устье Дона. Здесь жили  греки, итальянцы, армяне, татары  и русские.  На местных рынках продавались  зерно, соль, кожи, меха, воск, мед, лес, рыба и икра из восточнославянских княжеств. Из Генуи и других вольных западноевропейских городов  доставлялись ткани, из Греции — вино и масло,  с  Востока — пряности и драгоценные камни,  из Африки —  слоновая кость. Крупнейшим потребителем заморских товаров, поставляемых из Крыма, были золотоордынские столицы, расположенные на Нижней Волге.
Выйдя к западным «берегам» Великой Евразийской степи-океана и основав  портовые города, монголы уступают торговые фактории  венецианским и генуэзским купцам. Каждый  должен заниматься своим делом — степной воин и европейский купец. Обеспечивая безопасность караванных путей  между Востоком и Западом, монголы заложили прочный фундамент экономики.
В дальнейшем  в очередной раз изменяется геополитическая обстановка в регионе. В 1453 г. после взятия Константинополя и падения Византийской империи, турки-османы на два столетия «закрывают»  европейскую торговлю в Черноморье, где были разгромлены генуэзские колонии в Крыму. Великие торговые пути перемещаются в Средиземноморье, а после  открытия Америки — в Атлантический океан. 
После присоединения исторической Украины к России  на протяжении XVII — XIX  столетий  (в общей сложности четверть века)  велись русско-турецкие войны  за господство  на Черном и Азовском море. В 1774 году был заключен Кючук-Кайнарджийский мирный договор, по которому Крымское ханство объявлялось независимым от Турции, а территории между Бугом и Днестром передавались России. В дальнейшем крымский хан, а так же кочующие в причерноморских степях ногайцы присягнули на верность Российской империи. Но у турок оставалась Очаковская крепость — главная черноморская твердыня Османской империи. В 1787 году турецкий флот, сосредоточенный у Очакова, напал  на слабо укрепленную русскую крепость Кинбурн. Здесь благодаря полководческому таланту Суворова была одержана блистательная победа над турками. Но в начале осени того года случилась беда. С огромным трудом созданный Черноморский флот  был уничтожен сильнейшим штормом. После Рымникской победы (1789) союзной российско-австрийской армии был открыт путь  к Константинополю. В 1790 году пала мощная турецкая крепость Измаил, её гарнизон насчитывал 35 тысяч человек, а на бастионах стояло 245 артиллерийских орудий.  
После выхода России к Черному и Азовскому морям в геополитическом пространстве Империи сформировалась историческая область Новороссия (Новая Россия, Новая Русь), включающая обширные территории слабозаселенного  и не освоенного земледельцами Дикого Поля от Нижнего Дуная до Кубани. Эти земли длительное время  входили в геополитическое пространство Османской империи и являлись для России «новыми» или «барьерными» (буферными). В Диком Поле кочевали племена хазар, половцев, татар и других народов. В середине ХVIII в. степь занимали преимущественно ногайские орды — вассалы  крымских ханов и турецких султанов.
Дикое Поле — гигантский степной коммуникационный коридор между Востоком и Западом, по которому ураганом проходили  кочевые племена, особенно  во время так называемого Великого переселения народов. В результате «трений» по краям коридора происходило взаимодействие и взаимообогащение  культур, рождались новые этносы и цивилизации. Здесь на черноморских берегах и степях Тавриды в прошлом процветала страна вольных городов, блиставшая богатством: земля — плодородием,  реки и моря — рыбой города – свободной торговлей, люди — ремеслом, предприимчивостью и талантами.  Вместе с тем, в средневековье южным окраинам Русского государства не было покоя от набегов крымских татар — вассалов Османской империи. Общее число славян, захваченных и проданных  на невольнических рынках Крымского ханства, оценивается в три миллиона человек. 
Двести лет назад началась последняя волна колонизации Дикого Поля, отдаленно напоминавшая заселение англосаксами Америки. Страна по ту сторону океана стала  не только продолжением западноевропейской цивилизации, но и преподнесла миру пример правового демократического государства и свободного предпринимательства. И по аналогии с американским Диким Западом и на Диком Поле могла состояться русская Калифорния. Но не судьба!   
Новороссия в широком смысле включает все земли, присоединенные к Российской империи от Бесарабии до Слобожанщины и Северного Кавказа, включая Крым  и значительную часть  земель Войска Донского. С учетом исторического политико-административного устройства понятие Новороссийский край отождествляется с Новороссийской  губернией (1764 – 1775, 1796 -1802) и Новороссийским генерал-губернаторством (1802 – 1874). 
Истории Новороссии идет от военно-демократических общин Степи — казачества, в происхождении которых были сильны не только славянские, но так же тюркские и горские элементы*3. С битвы на Куликовом поле казачество вместе с Русью, где казаков называли пограничниками православия. В начале XVI века здесь возникла Запорожская Сечь. Казаки считали степи до Дона зоной своего влияния. После присоединения Малороссии к России мысль о присоединении Дикого Поля  к России перешла к русским государям. В первой половине XVIII века здесь была впервые установлена граница между Россией и Турцией. Заселение края началось с создания небольших поселений (куреней), основанных малороссийскими казаками и русскими беглецами. В 1752 г. было образовано первое военно-земледельческое поселение сербов и венгров из Австро-Венгрии, получившее название «Новой Сербии». За ними последовали другие сербы, а так же болгары и волохи. В дальнейшем край был разделен  на Новую Сербию (от польских земель до Днепра)  и Славяносербию (к востоку от Днепра вдоль Украинской пограничной линии). В 1764 г. территория дислокации  гусарских полков новосербского военного корпуса, в который было записано все местное мужское население, была преобразована в Новороссийскую губернию, куда вошла и Славяносербия с Украинской линией.
После подписания Кучук-Кайнарджийского мира  границы Новороссийского края значительно расширились и генерал-губернатор князь Потемкин в 1775 г. разделил Новороссию на Азовскую и Новороссийскую губернию, к последней отошло Запорожье, Елизаветинская и Херсонская провинции. В 1783 г. Новороссийский край был наименован Екатеринославским наместничеством, а после присоединения Крыма образована Таврическая область. По Ясскому договору  к Новороссии отошла Очаковская область, в дальнейшем преобразованная в Вознесенскую губернию. Екатеринославское наместничеств было упразднено Павлом Первым, восстановившем Новороссийскую губернию, преобразованную в 1802 г. в генерал-губернаторство. В 1794 году была основана Одесса, получившая в 1803 г. статус градоначальства, и ставшая с 1805 г. административным центром Новороссийского генерал-губернаторства. Новороссия включала  Херсонскую, Екатеринославскую и Таврическую губернию и Бессарабскую область.  Население края в 1812 году превысило один миллион человек*4.  В степной зоне колонизации сложился субэтнос новороссов со своей рубежной русско-украинской культурой, диалектом (русско-украинским «суржиком») и экономикой свободных земледельцев, специализирующихся на производстве экспортной пшеницы.

Наметившийся распад Османской империи усилил  борьбу европейских великих держав  за раздел  её владений  и завоевание восточных рынков. Это нашло отражение в Восточном вопросе —  международных противоречиях XVIII —  начала XX  вв. С Восточным вопросом  связана экспансия Франции, Великобритании, Германии,  Австро-Венгрии на Ближний Восток и России — на Балканы.
Продвижение Российской империи на Балканы шло под лозунгом освобождения «братьев славян» от турецкого ига. Идеологической основой  этого движения стала геополитическая концепция панславинизма.  Поздние славянофилы (К.Н. Леонтьев, Н.Я. Данилевский) высказывали идеи  о восстановлении Восточно-Византийской империи, объединяющей славян  вокруг Константинополя (Царьграда) — столицы и религиозного центра всеславянского  союза.  В период Первой мировой войны  были заключены секретные соглашения между  участниками Антанты (англо-русско-французское соглашение 1915 года и другие), предусматривающие переход  Константинополя (Стамбула)  и Черноморских проливов под юрисдикцию Российской империи. Но бросок на Юг не состоялся. 

В постсоветской России  в борьбе  за власть широко использовалась проблема «города русской славы» Севастополя и  раздела Черноморского флота и практически незамеченным оказался «дрейф» Новороссии — самого крупного «отколовшегося» геополитического «острова» с преимущественно русскоязычной культурой. Россия, второй раз  в ХХ веке после трагедии дальневосточной Желтороссии и русского Харбина, демонстрирует приоритет «железа» (дележа железной дороги и флота)  над судьбами русскоязычных территориальных общин.

В  геополитическом коде независимой Украины выделяются внешние и внутренние векторы, обеспечивающие баланс национальных интересов. Генеральным направлениям Запад (Европейское Сообщество), Восток (Россия) и Юг (Средиземноморье) соответствует внутренний код,  отражающий особенности  Западной, Восточной и Южной Украины.  Утрата одного из внешних направлений ведет к разрушению многомерного коммуникационного пространства государства.  Уникальность Украины заключается в том, что здесь процессы становлению государственности совпали с необходимостью перехода к рыночным отношениям. Поэтому целенаправленно  начал разрушаться  восточный (российский) вектор, в надежде на  ускоренное продвижение на капиталистический Запад. Однако вместо этого, произошла цепная реакция.  Был разрушен южный (морской) вектор, создаваемый последние два столетия в российском  геополитическом пространстве и усилилось дистанцирование от Запада*5.
Стало очевидным, что на Украине в результате последовательного разрушения основных геополитических векторов наблюдается не очередной политический кризис, а кризис украинской государственности. Украинской нации пока в природе не существует. Нация является территориально-политическим образованием; сообществом людей, имеющих общую историю, героев и врагов. Нация не имеет ничего общего с провинциальным национализмом титульного народа, только себя отождествляющего с государством (государство – это мы).
Украинское Причерноморье — в прошлом Новороссия – самый успешный пример европейской региональной интеграции в Российской империи связанной с личностями государственных деятелей, для которых интересы отечества были выше личных. Европейский либерализм, полиэтничность и традиции экономической свободы обеспечили не только уровень жизни,  но и высокое её качество. В результате во время Гражданской войны Новороссия в основном была на стороне белых, а зажиточно крестьянство встало под знамена батьки Махно. Поэтому советская власть наказала Новороссию репрессиями, особенно в Крыму и Одессе, а название края было выведено из употребления. Ныне эту политику продолжает украинская власть.
Для этого имеется несколько причин. Во-первых, декларируя курс на европейскую интеграцию, власть одновременно игнорирует Декларацию о принципах европейского регионализма, согласно которой целью ЕС является создание «Европы регионов», т. е. территориальных общин, объединенных культурно-исторической общностью. Во-вторых, украинские националисты используют риторику «европейской интеграции», чтобы «захватить» всю территорию Украины.  В-третьих, местная «элита в законе» избегает сравнения с государственными деятелями европейского масштаба, стоявших у основания Новороссийского края. В-четвертых, попытка построения украинской государственности на основе идеологии провинциального национализма полностью провалились.
Неблагоприятная трансформация Украинского Причерноморья обусловлена не только перманентными политическими кризисами в стране, но и геополитическими факторами. Непризнанная Приднестровская республика является факторам нестабильности, превратила Одессу в главные криминальные ворота Тирасполя на мировые рынки. Остается нерешенной геополитическая проблема делимитации черноморского шельфа и острова Змеиный. Требуется последовательная политика в украинско-российских отношениях по проблемам Азовского моря и Керченского пролива. Как показали события 2003 г. отсутствие согласованного юридического статуса Азовского моря и пролива может привести к межгосударственному конфликту. Но самой большой проблемой остается геополитическая трансформация социокультурного исторического региона с многомиллионным русским населением, рубежной русско-украинской культурой и доминированием русского языка. Обостряется проблема и других не титульных народов, не желают отождествлять свое будущее с бедным государством криминально-коррумпированной демократии.  

После распада СССР возросло влияние на Новороссию факторов нестабильности на рубежах евразийских цивилизаций. Будущее региона   зависит от геополитической обстановки на Балканах, Черноморье и  Кавказе. В свою очередь, геополитическая трансформация Новороссии будет оказывать  реальное влияние на процессы, происходящие в Черноморье, Восточной и Юго-Восточной Европе. С одной стороны, пали геополитические  барьеры, с другой — возникло множество новых государственных и таможенных границ.
Не решена проблема окончательного статуса непризнанной Приднепровской республики, не доведены до логического завершения украинско-румынские переговоры о  делимитации границы и статуса острова Змеиный. Требуется последовательная политика в украинско-российских отношениях по проблемам Азовского моря и Керченского пролива. Как показали события 2003 г. отсутствие согласованного юридического статуса Азовского моря и пролива может привести к межгосударственному  конфликту. Эта неопределенность отрицательно сказывается на  инвестиционном климате  в Украинском Причерноморье.
По инициативе  Украины совместно с Молдовой, Грузией, Азербайджаном, Туркменией было создано искусственное межгосударственное политическое и   экономическое объединение ГУАМ. Начиная с названия объединения,   созвучного названию заморской территории США (Гуам) и заканчивая  отсутствием экономического фундамента для стратегического партнерства, это объединение  компрометирует страну на внешнем рынке. Доля ГУАМ  во внешнеторговом обороте  Украины  составляет около 2 %.  Не выдерживает  никакой критики украинский  проект   создания Евроазиатского транспортного коридора, необоснованно  называемого Великим шелковым путем. За всю историю Евразии такого маршрута не было, а за время  существования  ГУАМ не одна партия китайского груза по  предлагаемому маршруту в Европе не проследовала. Необходимо освободить  от мифов  украинский проект транспортировки энергетических  ресурсов из Азербайджана в Европу, учитывая, что сроки   добычи  «большой нефти» остаются неопределенными, а западные инвесторы  и финансовые институты не проявляют коммерческого интереса к данному  маршруту. 

После распада Советского Союза вскрылись потенциально “сейсмические”  зоны, обнажились старые политические, экономические и этнические границы. Что наглядно иллюстрируется на примере региональной трансформации Большой Одессы, Крыма и Придунавья (см. главы 4 - 6).

Долгая славянская дорога к свободной торговле

Путь «из варяг в греки»  (конец IX –  начало XIII вв.) сыграл выдающуюся роль в консолидации восточнославянских племен, став  основой коммуникационного каркаса Киевской Руси.  Водный торговый путь  связывал Скандинавию, Прибалтику  и восточнославянские племена  с Византией и странами Востока. Эта крупная  средневековая коммуникация  проходила  от Балтики по рекам Ловать или Западную Двину, Днепру к Черноморью, где пересекалась  с «шелковым путем». Торговый путь «из варяг в греки» становится одним из основных источников обогащения местных племен, что послужило главным стимулом в  объединении земель. В 882 г. земли были подчинены  новгородскому  князю Олегу, объявившего  столицей Руси  град Киев, расположенный в зоне  древнего земледелия на  пограничье  леса и лесостепи, на перекресте  водных и караванных торговых путей.  В 907 г. князь Олег совершил  успешный  морской поход в Византию.  Его результатом явилось  заключение  первого международного  договора  Руси с Византией (911 г.). Русским купцам  предоставлялось  право беспошлинной  торговли в Константинополе (Царьграде). Киевское и  новгородское  купечество  было заинтересовано  в упрочении единства  Руси, обеспечивающее расширение  торговых связей и безопасность судоходства  в Восточной Европе.
Установление экономических и культурных связей  с Византией ввело  Киевскую Русь  в круг передовых европейских государств. Важнейшим итогом  русско-византийских отношений  было принятие христианства в качестве государственной религии Руси. В 989 г. киевский князь Владимир, будучи христианином,  совершил  поход  на Херсонес (Корсунь).  Последовала ответная реакция.  В результате нападения печенегов (союзников Византии)  Русь на многие века утратила причерноморские степи, что способствовало разрушению коммуникационного каркаса государства.
Крушение арабского Халифата, нападение половцев, крестовые походы окончательно  нарушают  черноморские торговые связи  Руси.  Очередной сменой геополитической обстановки в Черноморье  воспользовались  генуэзские и венецианские купцы.
К концу XII века центр восточнославянской торговли переместился в Новгород, где  после распада Киевской Руси в 1136 г. была провозглашена  Новгородская феодальная республика.  Местные купцы, объединенные  в торговые корпорации,  вели активную торговлю с Северной и Западной Европой. В вольном Новгороде (до 1494 г.) и в Пскове  находились торговые дворы  Ганзы  — торгового союза северо-немецких городов. В XIV — XV вв.  русские княжества  участвуют  в международной торговле  с Золотой Ордой и генуэзской колонией в Крыму Солдаей (Сурожем, Судаком). В Москве и Новгороде  существовали  богатые купеческие корпорации «сурожан». В 1472 г. из Трапезунда через Кафу (Феодосию)  возвращается на родину  после «хождения за три моря»  тверской купец Афанасий Никитин.
В XV веке, когда Османская империя подчинила Крымское ханство и разгромила генуэзские колонии, морские торговые связи восточнославянских княжеств на юге  надолго прекратились. Изолированность  от черноморской торговли  способствовала  установлению  льготного торгового режима на русском Севере.  В 1554 г. английская  торговая  Московская компания  получает право  монопольной торговли по волжскому пути со странами Востока. Холмогоры  после Новгорода и Белгорода (Днестровского) становятся  крупным  центром  беспошлинной торговли.
В результате  Азовских походов Петра I по Константинопольскому  договору 1700 года Турция признавала  за Россией  право проводить свой флот  от Азова до Керчи, где  русские товары  перегружались на турецкие суда. Была отменена российская дань  крымскому хану. 
Большие трудности на пути к черноморской торговле  побудили Россию  вновь обратиться на север, где в 1703 — 1704 гг.  в результате  русско-шведской войны был открыт  выход к Балтийскому морю. Наконец, Кючук-Кайнарджийский мир 1774 года  открыл Черное море  для русской внешней торговли и способствовал  хозяйственному освоению  причерноморских земель. В состав Российской империи  была включена территория  между Бугом и Днепром, а также  крепости Керчь, Еникале и Кинбурн. Крымское ханство  объявлялось  независимым от Турции. 
Россия надеялась  активизировать  торговлю через Кафу (Феодосию), Козлов (Евпаторию) и Севастополь. В 1786 г. эти крымские гавани получили  право беспошлинной торговли на пять лет.  В 1789 г. в Феодосии  устанавливается  режим порто-франко (беспошлинного ввоза  товаров). Но из-за  отсутствия  инфрастуктуры и  ограниченности связей с внутренним российским рынком (плохие дороги)  не удалось  возродить  торговую значимость  крымских городов.  По Ясскому миру 1791 года  произошло  окончательное закрепление  российского статуса Крыма.
В российском геоэкономическом пространстве  получают  развитие  новые  портовые города, среди них Таганрог (год основания —1698), Херсон (1778), Николаев (1789) и Одесса (1794).  Таганрог, окончательно  вошедший в состав России в 1769 г.,  стал  первым крупным торговым портом. Роль главного  торгового центра  Южной России  отводилась Херсону. В Николаеве в устье Ингула была заложена черноморская  военно-морская база  с адмиралтейством и верфями.
До основания Одессы ведущее место в черноморской торговле  занимал  Таганрог, связанный посредством Дона, Северского Донца и Волги с обширными  плодородными регионами  Российской империи.  Более половины черноморского  экспорта приходилось на  пшеницу и пшеничную муку, значительны были поставки  полосового  железа, масла и икры.
В начале XIX века  Российская империя окончательно  встала на путь поощрения  черноморской торговли, отказавшись от  политики Павла I, ограничивавшего экспорт  через южные порты. Русско-турецкая война  1806 — 1812 гг. и ухудшение  отношений с Францией отрицательно сказались  на черноморской торговле. Однако в результате Континентальной  блокады (Наполеона против  Великобритании), когда прервались русско-английские внешнеэкономические связи через балтийские порты,  начался подъем черноморской торговли. Блокада лишила  многие европейские страны  возможности получать  товары из восточных стран-экспортеров,  что также  способствовало  расширению  транзитной торговли через  черноморские порты.
Подписание Гюлистанского  договора 1813 года  создало  благоприятные предпосылки  для провоза товаров через Кавказ (Грузию). Поэтому, когда в Западной Европе  резко  упал спрос на русскую пшеницу, осложнились  отношения  России с Турцией, вновь наблюдается  подъем транзитной торговли  через Одессу на Восток (Персию). Из Одессы товары  морскими судами перебрасывались на Кавказское  побережье  в русский порт Редут-Кале (Грузия). По Адрианопольскому мирному договору  1829 года к Российской империи  отошло Кавказское побережье до Аджарии, в дальнейшем решением Берлинского конгресса присоединен Батуми, объявленный  порто-франко (1878—1886 гг.). 
Большинство экспортного хлеба поступало с Южной Украины. За период  1825—860 гг.  объем  российского экспорта из азово-черноморских портов увеличился  в восемь раз. В 1860 г. доля  черноморского  экспорта хлеба в общероссийском  составила 56 %, в том числе пшеницы — 78 %.  Одесская таможня  вышла на второе место после петербургской по объемы вывезенных товаров. Хлебный экспорт составлял основу черноморской торговли Российской империи.  Только в последние десятилетия  существования Советского Союза благодаря «мудрой» аграрной политики  удалось  превратить  местные порты в импортеры  заморского хлеба.

На юге России  почти не было крупных предприятий, созданных без участия иностранного капитала. С помощью западных  предпринимателей  началась разработка  криворожских  руд  и была создана металлургическая база в Донбассе.
Новороссия активно включается в  международное разделение труда. В связи с  возросшей ролью  черноморских портов Одесса, Херсон, Таганрог и Феодосия  выделяются в особые градоначальства (получают определенные  права самоуправления). Позднее к ним  прибавляется другие  портовые города юга империи.  К 1914 г.  самоуправление сохранилось  в Одессе,  Николаеве, Керчи, Севастополе и Ростове-на-Дону (пять из восьми градоначальств России).
Градоначальством  управлял  администратор «из чиновников  высших классов», не подчинявшийся   местным губернаторским властям  и зависевший  только от министра коммерции (в дальнейшем финансов),  министра внутренних дел и по судебным делам — от генерал-прокурора (Дружинина, 1970).  Новороссия  выделялась в империи высоким уровнем  европейской культуры  первых губернаторов и градоначальников, обладавших  инициативой и  большими организаторскими способностями (Г.А. Потемкин, А. Ришелье, А. Ланжерон, И.Н. Инзов, М.С. Воронцов и др.).  
Развитие отечественного торгового флота  отставало от потребностей Российской империи, экспортно-импортные перевозки  осуществлялись  главным образом на иностранных  судах. В 1883 г. разрабатывается  десятилетняя программа  строительства портов.  В Азово-Черноморском регионе строились новые причалы и создавались  более глубокие  подходные портовые каналы в Одессе, Николаеве, Феодосии, Мариуполе, Новороссийске,  Поти и Батуми. 
Политика открытых  дверей 80-х годов (беспошлинное десятилетие)  практически распространило  одесский опыт  свободной торговли  на всю территорию Российской империи. Однако, как и в период одесского порто-франко, беспошлинная торговля  и низкий таможенный тариф  сдерживали  развитие  российской промышленности. В 1891 г. создается новый таможенный тариф, запретительный для ввоза  товаров иностранного производства и протекционистский для отечественного предпринимательства и ввоза капитала. 
К этому времени в основном была создана  инфраструктура  предпринимательской деятельности (программы строительства  железных дорог и торгового флота), что способствовало  притоку  зарубежных инвестиций.  В Новороссии  большинство  крупных предприятий было  создано с участием иностранного капитала. С помощью  западных предпринимателей  началась разработка криворожских  руд  и была  создана  металлургическая  база в Донбасс.

Межэтнический «плавильный котел»

После  вхождения Причерноморья  в Российскую империю  началась колонизация Дикого Поля. В заселении земель  принимали участие украинские казаки и крестьяне,  русские,  белорусы,  греки и армяне из Крыма,  болгары,  молдаване, поляки, сербы, выходцы из Центральной Европы (немцы  и швейцарские французы), евреи из Польши и Белоруссии. Край заселялся наряду с  европейскими колонистами переселенцами из Османской империи. Исключительной особенностью этого этнокультурного региона было широкое распространение среди колонистов и других переселенцев гарантий личной свободы. На основе “разноплеменности” и веротерпимости здесь сложилась оригинальная  субкультура. «Плавильный котел» стал   родиной нескольких поколений восточных славян, евреев, болгар, крымских татар, армян и греков, других народностей. В  условиях знаменитого  российского бездорожья на Новороссию  пришлись  основные тяготы Крымской  войны, и Севастополь по праву является городом славы новороссов. Эта космополитичная страна на рубежах евразийских цивилизаций пережила свой   звездный час в девятнадцатом столетии.
Российский геополитикЕ.Ф. Морозов выделяет следующую историческую последовательность. В Восточной Европе эпоха Киевской Руси сменилась великорусской эпохой, на смену которой приходит  эпоха новороссов. Он выделяет новороссийскую этнокультурную общность,  считает, что существует не мифический «украинский народ», а три разновозрастные  этнические общности: русины (карпатороссы), галичане, малороссы и новороссы. Морозов пишет: «Новороссы – это новое пассионарное ядро молодой Руси,  возникающее здесь  и теперь на наших глазах и при нашем непосредственном участии. И сейчас уже нет силы, способной противостоять  нам  или помешать  становлению Новороссии»*6. Ученый выделяет  более десяти субэтносов русского народа, среди которых русины, малороссы,  псковичи, белорусы, полещуки и поморы пережили пик активности. Уральцы и дальнероссы еще не вступили в активную стадию. Галичане, черные руссы под именем «поляки» населяющие Гродненщину и Виленщину, а под именем «белорусов» - Белосточнину, образуют рубежные субэтносы и пытаются выкроить  собственные ареалы на русской территории (самостийные Украина и Белоруссия). Новороссы, южнороссы и сибиряки  являются субэтносами на подъеме. Ученый делает вывод, что «системообразующим  субэтносом Русского государства, скорее всего, станут новороссы».

За что советская власть наказала Новороссию, и чего боятся украинские националисты? Большинство территорий Восточной и Южной Украины не входило в состав исторической Украины. Этот регион не представляет социокультурную целостность, включает такие различные исторические области как  левобережную Малороссию, (Черниговщину, Полтавщину, Запорожье), Слобожанщину, Новороссию, включающую Донетчину (часть земель области Войска Донского), Крым и Южную Бессарабию (Буджак). Во время Гражданской войны Бессарабия была оккупирована румынскими войсками, а на остальной территории Новороссийского  края образовалось три псевдогосударства: Донецко-Криворожская и Одесская советская республики, а так же Советская Социалистическая республика Тавриды. По требованию В.И. Ленина и Я.М. Свердлова местные партийные организации РСДРП (б) в целях создания «единого фронта против австро-германских империалистов»  перешли вместе с подведомственными территориями от РСФСР к УССР *7
Во время Гражданской войны 1917-1921 гг. великороссы и новороссы оказались по разные стороны политических баррикад. Великороссы выступали главной силой на стороне красных (советской власти). Наступления белой армии затухало при переходе границы крепостного землевладения (Великороссии). В Новороссии никогда не было  крепостного права, а крестьяне получили после революции земли многочисленных крупных помещичьих имений. Среди других сословий так же преобладали лица, обладающие экономическим достоинством. И Новороссийский край во время Гражданской войны выступил на стороне Белого движения преимущественно  против красной власти и украинских националистов.
При возникновении угрозы реставрации старых порядков во время германо-австрийской оккупации, крестьяне примкнули к повстанческому движению батьки Махно, организовавшего весной 1918 года партизанский отряд. Революционно-Повстанческая армия батьки Махно, достигавшая временами до 40 тысяч человек,  обладала исключительной маневренностью и три года продержалась на поле брани Гражданской войны. Партизаны наносили концентрированный удар по цели и рассыпались в степи. Махно первым применил тачанку с пулеметом в качестве эффективной боевой единицы (по аналогии с танком). После революции 1917 года Махно воевал  против германских и австро-венгерских оккупантов и союзным им Украинской Центральной рады и Гетманщины. Воевал против петлюровцев и белых, с красными периодически был в союзе. Махно выступал за братское единение  украинцев и русских, но вел «вооруженную  борьбу  со всякой формой обособленного украинства»*8. Одно из соединений  батьки Махно в составе несколько тысяч человек  сыграла важную роль при форсировании Сиваша и обеспечила красным победу при штурме Перекопа. После победы в Крыму красные объявили махновцев «вне закона».  Крестьяне устали от лихолетья и стали выдавать повстанцев. С введение новой экономической политики  сузилась  социальная база махновщины. 

За то, что Новороссия выступила на стороне Белого движения, она подверглась наказанию и репрессиям, особенно в Крыму и Одессе, а название края было выведено из употребления. Земли мятежной области Войска Донского были поделены между советской Украинской республикой и Российской Федерацией. К бывшему Киевскому генерал-губернаторству, включающую преимущество Малороссию, были присоединены губернии из Новороссии. Щедрость была вызвана не сколько любовью к украинскому народу, а сколько задачей с революционной решительностью наказать Новороссию, вставшую преимущественно на сторону Белого движения.
С особой жестокостью было уничтожено казачество как класс. Председатель ВЦИК и руководитель Оргбюро ЦК РКП(б) Ешуа-Соломон Свердлов (Яков Свердлов) и председатель Реввоенсовета республики, наркомвоенмор  Лейба Бронштейн (Лев Троцкий) и другие иудейские коммунистические вожди (пламенные революционеры) проявили себя как истинные палачи казачества. Расказачивание сопровождалось многочисленными расстрелами казаков и членов их семей. За каждого убитого  красноармейца или члена ревкома расстреливали сотню казаков*9.  Как становится очевидным, шла зачистка плодородных земель для создания еврейского государства. Новороссия рассматривалась как главный приз за уничтожение России.
Еврейское население под покровом Российской империи увеличилось многократно и составило в СССР по данным Всесоюзной переписи населения 1926 года свыше 2,6 миллионов человек, из них больше половины (1,6 млн. человек) проживало на Украине. Материалы переписи свидетельствуют о трогательной заботе еврейских партийных функционеров об учете еврейского населения. Среди 190 народностей выделялись не только собственно евреи, но и евреи крымские, горские, грузинские, среднеазиатские и караимы*10. А вот крымских татар в списке не было, как и крымских греков, армян и болгар.  Численность советских татар составляла 2,9 млн. человек и они имели автономию на территории РСФСР. На Украине евреи занимали третье место по численности после титульной народности и немногим уступали русским (2,7 млн. человек). Еврейские коммунистические лидеры были убеждены, что за их руководящую роль в революции и гражданской войне (среди красноармейцев евреев было незначительно) евреи заслужили право на государственность. И в 20-е и 40-е годы были предприняты попытки создания еврейской советской республики в Новороссии, включая Крым и причерноморские земли от Одессы до Кубани.    
В 20-е годы, советские тюрки попытались переломить трагическую ситуацию с положением казаков. Была создана Казакская АССР со столицей в Оренбурге, объединившая земли российских казаков, в крови которых имелся тюркский элемент,  и тюрков Средней Азии.  Но еврейская партия во власти победила и вместо казакской автономии была создана Казахская ССР.
Была ликвидирована Таврическая губерния, а чтобы наказать последний крымский форпост Белого движения, была создана крымская территориальная автономия, где ключевые посты были закреплены за крымскими татарами, уступавшим русским  по численности населения.  В последствии потребовался голодомор начала 30-х годов и депортация бывших немецких и других колонистов, чтобы основательно обескровить Новороссию. Правда, «дикая и возбуждающая» украинизация 20-х годов бывшей Новороссии  была прервана советской властью, так как она стала насильственно осуществляться на востоке и юге республике. Провинциальный национализм не способствовал становлению советской государственности.
При  советской власти вольный ветер Новороссии пытаются забыть, а название  исторической области — вывести из употребления. В Советском Союзе Забытую страну называли безликими именами: Югом,   южным экономическим районом СССР,  Южным регионом, хотя  многие другие территории  были расположены южнее.
Не нашлось места Новороссии и в  Украине  в одном ряду с другими историческими областями, например, Галицией и  Волынью. Историческую область,  теперь  называют преимущественно Востоком или Югом Украины, голосующими «не так» на парламентских и президентских выборах. Хотя Новороссия наряду с Галицией являются идентичными культурно-историческими образованиями Российской и Австро-Венгерской империй и имеют равные права на реабилитацию в условиях декларируемой  демократии.

Здесь необходимо остановиться на особенностях украинского национализма, провозгласившего единственно «правильное» учение. Панукраинизм — идеология примитивного национализма (украинского фундаментализма), целью которого является создание мононационального государства, «захват» жизненного пространства  Украины «истинными украинцами», попытки заставить всех граждан, не зависимо от национальности, «думать по-украински». В результате применения этой идеологии на Украине построено националистическое государство криминально-коррумпированной демократии, непривлекательной для многих украинцев и тем более для украинских русских и не титульных народов. Эта политика привела к кризису украинской государственности. В условиях глобализации и европейской регионализации попытки внедрения в государстве с цивилизационным разломом провинциального национализма, не дающего ощутимых результатов улучшения качества жизни,  ведет к усилению центробежных тенденций для не титульных народов и угрожает распаду государства.
Провинциальный национализм проявляется в низкой общеобразовательной культуре и чрезмерной наглости титульного национализма, только себя отождествляющего с государством (государство — это мы). В результате «жирующая» украинская «элита в законе» построила для себя коммунизм, о котором бывшая коммунистическая номенклатура не могла и мечтать. По мнению «отца открытого общества» Карла Поппера, принцип национального государства  является мифом, мечтой племенного инстинкта и надежным способом для политика, которому нечего больше предложить. Другой европейский мыслитель Джордж Бернард Шоувыразился следующим образом: «Здоровая нация так же не замечает своей национальности, как здоровый человек — позвоночника». Непрекращающиеся попытки «построить» Украину на принципах провинциального национализма уже привели к кризису государственности. Украинской нации пока в природе не существует. «Нация — это сообщество людей, имеющих общую историю и объединенных  наличием общего врага» (Теодор Герцель).
При этом кто будет спорить, державный патриотизм  - это хорошо. Но где та незаметная грань между патриотизмом и национализмом, который вновь отбросит страну на мировую обочину? Патриотический национализм снижает возможность государств в глобальной конкуренции. Он делает ставку не на профессионализм, а на национальную принадлежность физических лиц, рвущихся к власти. Это создает дополнительный ресурс для коррупции и делает борьбу с ней абсолютно невозможной.
Вычеркнуть легитимную историю другого народа за счет национализма, повязанного  в прошлом с преступным режимом возможно только при насильственном захвате всего «жизненного пространства» Украины, населенного другими народностями. Поэтому «современные» украинские националисты видят в Новороссии не только угрозу федерализации государства. «Истинные украинцы» боятся новороссийского опыта создания успешного полиэтнического социума. Поэтому они явились верными продолжателями национальной политики большевиков.«Новороссия» и «Одесса» вызывают отторжения у «истинных украинцев», потому что, этот полиэтничный край наиболее соответствует европейской региональной модели.
Однако, как отмечают политологи и социологи, Новороссия не имеет консолидирующего центра, наподобие Львова в Галиции. Днепропетровск, Харьков и  Донецк борются не за регионально лидерство, а за власть в Киеве. Для Восточной Украины характерен «олигархический регионализм» и доминирование местной территориальной идентификации (харьковчане, одесситы, крымчане) над этнической (русские, украинцы, евреи, крымские татары)*11

Политические, социокультурные, экономические рубежи  Причерноморья в зависимости  от региональной политики  могут стать  или стратегическим ресурсом  развития,  или причиной этнополитических  конфликтов. Поэтому необходима политическая воля и стратегическое виденье Новороссии, как социокультурного региона, обладающего историческим созидательным опытом  полиэтнической консолидации и европейской интеграции.  

Русско-украинская рубежная культура 

Русские стали самой разъединенной нацией в Европе. Крупнейший отколовшийся  русский остров (8 млн. человек) находится на Украине и не имеет территориальной или культурной автономии. Что находится в противоречии с принципами европейского регионализма. Русские и украинцы русскоязычной культуры не хотят утрачивать более высокую статусную коммуникацию, идя под националистов, доминировавших во власти первое десятилетие независимости и опустивших страну до уровня  одной из самых бедных стран Европы.
Русский народ в конце ХХ века превратился в «разделенную нацию». И если еще можно теоретически рассуждать о репатриации  миллионов русских из стран Балтии и Центральной Азии, то Новороссия, включая Крым, является  родиной нескольких поколений восточных славян. 
Преимущественно русскоязычная православная Новороссия выступает за сохранение рубежной русско-украинской культуры и добрососедских отношений с Россией. После провозглашения независимости  здесь особенно проявилась социокультурная  рубежность местных  русскоязычных  украинцев. Они ощущают себя украинцами по крови и одновременно  частью  русской культуры. В результате сложившейся  этнической  биполярности образовалась  энергонасыщенная  зона рубежной субкультуры, где эмоционально-ценностное  мышление  через страстную ностальгию  способствует  деловой и интеллектуальной  активности.
Выкорчевывание русско-украинской культуры. В Украине часто дискуссии о государственном языке прекращаются, когда политическая элита начинает говорить о европейском выборе.  Многие   украинские политики могут рассуждать о демократии, гражданском обществе и  правах человека только с помощью ненормативной лексике великого русского языка. Этот язык исключительно популярен и в местах массового скопления украинских граждан разной национальности. Поэтому следовало бы отказаться от распространенного  предубеждения. С Украины выкорчевывается не оригинальный  русский язык, а русско-украинская культура. 
Коммуникационная природа  культуры основана на драгоценном свойстве  пограничья. Если эта рубежность разрушается   ради «чистой» национальной культуры или возводится  «железный занавес»  в духовном или интеллектуальном пространстве, демоны провинциализма начинают вырываться на поверхность общественной жизни.

Украинцы  о выборе пути. На Украине наблюдается примитивизация и упрощением  отечественной культуры и истории.  В результате  образовался неэквивалентный  диалог  независимой Украины с собственным прошлым. Среди  великих людей отечества доминируют  многочисленные «выдающиеся» деятели конца ХХ века и сиротливая фигура Тараса Шевченко,  скомпрометированного  таким вниманием властей, что потребуются  годы, чтобы кобзарю из  идола превратиться  вновь в великого украинского  поэта.
Казалось бы,   при становлении государственности  будет востребовано интеллектуальное наследие великих украинцев, чьи мысли пронизаны думой  о будущем Родины. Люди высокой культуры творили в  атмосфере общечеловеческих ценностей, таких как  личность, семья и нация.  Но власть глуха, боится многоголосия личностей. И с упорством, достойного другого применения,  выбрала   путь, уже приводивший в никуда.
Это наглядно  демонстрируется на примере Николая Гоголя, объявленного  после провозглашения «самостийности» русским писателем украинского происхождения. Сегодня не популярны   пророческие слова Павла Скоропадского — первого и последнего в двадцатом веке гетмана Украины: «Признавая две параллельные культуры, как глава государства, я старался относиться к обоим лагерям совершенно беспристрастно и объективно. Я глубоко верю, что только такая Украина  жизненна, что она наиболее соответствует  духу простого народа... При существовании у нас и свободном развитии русской и украинской культур мы можем расцвести, если же мы теперь откажемся от первой культуры, мы будем лишь подстилкой  для других наций и никогда  ничего великого создать не сумеем». Есть в его «Воспоминаниях» и следующие слова:  «...великороссы и наши украинцы  создали общими  усилиями русскую  науку, литературу, музыку и художество, и отказываться  от своего хорошего  для того, чтобы  взять  то убожество, которое нам, украинцам,  так наивно-любезно предлагают  галичане,  просто смешно и немыслимо».
Казалось бы,   в независимой Украине мысли  великого украинца,  попытавшегося  в ХХ веке бескорыстно  возродить исторические и национальные  традиции Украины,  будут востребованы  политической элитой. Но власть глуха к  словам  последнего гетмана, неоднократно оклеветанного люмпенизированными соотечественниками,  и с упорством, достойного другого применения,  выбрала   путь, уже приводивший в никуда.
Остаются невостребованными мысли  великого ученого, провозглашенного на Украине   «Человеком века» Владимира Ивановича Вернадского. Вернадский еще в 1924 году  предвидел возможное отделение Украины. Когда в 90-е годы стали доступны общественности  дневниковые записи  и письма ученого,  были озвучены его потаенные мысли.  Вернадский верил в будущее украинской культуры и языка, ели эти процессы будут развиваться не на враждебности к русской культуре: «Сила русской культуры так велика, что ей нисколько не страшна одновременная работа украинизации». В последствии Вернадский дал следующую оценку происходящих в 20- годы процессов укранизации: «Высшее образование и культ<урная>  работа на Украине слабее, частично в связи с украинизацией — дикой и возбуждающей».   
Украинская земля  богата  талантами. Можно привести и другие высказывания, которые будут отличаться от  приведенных. Многоголосие  так же является одним из драгоценных  свойств культуры. Многоголосие сохраняется и в современном  интеллектуальном пространстве Украины. Но оно зачастую остается невостребованным на  фоне  воинственного провинциализма и  представляет смертельную опасность для власти. Полуграмотная в отношении собственной истории политическая элита  не издает трудов великих украинцев, а если и читает, то только то, что хочет услышать.

Транслятор межкультурного диалога. В независимой Украине оказался  самый крупный отколовшийся «остров» русскоязычного сообщества, включающего кроме русских, украинцев и многих граждан других национальностей. Мировое русскоязычное сообщество  вместе с гражданами России занимает  по численности пятое место в мире. Русский язык, официально признанный ООН в качестве международного, выступает важным транслятором межцивилизационного диалога. Через русский язык достигается  приобщение  к мировым культурным ценностям. Русский язык является  языком международного общения.
В советском прошлом большинство  украинцев владело русским языком. После провозглашения независимости  было естественное  желание уделить больше внимание украинскому языку, провозглашенному в качестве  единственного государственного. В будущем, несомненно, в Украине возрастет значение наряду с  украинским  и английского языка. Но вряд ли западная культура вытеснит  русский язык и русскую культуру с её духовным началом, воплощающим  великую письменную традицию, общую для восточнославянских  народов. 
Рубежная русская культура является достоянием всего восточнославянского мира и основой  диалога русских, украинцев,  белорусов и других народов. Цивилизованное приобщение к украинскому языку возможно через повышение уровня культуры, а не путем искусственного сужения русскоязычного информационного пространства и выкорчевыванием одного языка другим. Если «национальная идея» ассоциируется с примитивизмом, провинциализмом с небывалым расцветом  казнокрадства и коррупции,  практически невозможно  принудить граждан на добровольное понижение своего социокультурного статуса.  Статус культуры это  вопрос личного выбора, а не юридическая категория.
Мощная рубежная русско-украинская культура с размытыми границами национальной принадлежности  является бесценным богатством как России, так и Украины. Поэтому утрата русского языка ведет к невосполнимым потерям  украинской культуры. Среди выдающихся представителей  рубежной русско-украинской культуры — Феофан Прокопович,  Александр Безбородко, братья Разумовские,  Николай Гоголь,  Лев Шестов,  Петр Чайковский, Николай Бердяев, Владимир Короленко,  Владимир Вернадский, Алексей Толстой, Михаил Булгаков,  Казимир Малевич, Илья Репин и многие другие.
В начале двадцать первого столетия в самостийной Украине «буревестники»  революции, не знающие своей истории и европейской демократии, вновь с тупым упорством  предлагают путь европеизации через католическую Польшу. Этот возможный для украинских греко-католиков путь по чей-то очередной глупости с тупым упорством пытаются примерить на всю Украину. Эти «истинные украинцы» боятся интеллектуальной конкуренции, поэтому с помощью власти «честных» демократов пытаются изолировать более интеллектуальную часть украинской интеллигенции, являющихся носителями общего духовного наследия. Как отмечает Трубецкой, «полно воплощать в культурных ценностях  дух национальной личности могут только  настоящие таланты». Но для достижения примитивных политических целей им нет места в «злобно-шовинистической обстановке». Политиканам  требуется «как можно скорее создать свою украинскую культуру, все равно какую, только чтобы не была похожа на русскую». При этом прикрывая внутреннюю духовную пустоту, «кичливым самовосхвалением, крикливой рекламой,  громкими фразами о национальной культуре, самобытности». В результате будет создан карикатурный суррогат, а не культура. Еще более примитивный путь «истинные Украины» выберут, если вступят на путь конкуренции с русской культурой.
Язык — категория экономическая. Наибольший удар по национальному возрождению нанесли «истинные» украинцы с низким уровнем общеобразовательной культуры, вошедшие во власть. Они спровоцировали разрушительный цунами для украинской культуры. Многолетняя болтовня о европейском выборе  оказалась не подкреплена государственной политикой трансформации украинского общества в пространство европейской мысли. Среди многочисленных рассуждений о необходимости  европейской интеграции не нашлось места для  освоения европейской философии. Из-за отсутствия средств нет реальной программы перевода этого  интеллектуального наследия  на украинский язык. Редким исключением являются  академические переводы  классиков европейской философии.
В этой обстановке бездумное издание  на украинском языке  многих  гуманитарных учебников  напоминает известное  подворовывание российского газа. С одной стороны русскому языку отказано «истинными»  украинцами быть транслятором межкультурного диалога, с другой  — идет заимствование европейской интеллектуальной мысли с помощью русского языка.  Труды и цитаты европейских философов переводятся не с языка оригинала, а с русских переводов. Да что там мыслители, большинство учебников на украинском языке являются компиляцией российских изданий.

За шестнадцать лет самостийности Украины изменилась (трансформировалось) у украинских русских восприятие России и Украины. В Советском Союзе Украина считалась в восприятии советского человека самой благодатной республикой. В начале 90-х годов русская Украина не могла ориентироваться на Россию, которая, как и Украина взяла курс к богатому «брюху» Запада. Однако в последствии ситуация изменилась. Европейская интеграция на Украине закончилась имитацией этого процесса и крупномасштабным грабежом советской собственности. Разрыв в макроэкономических показателях стал расти. Россия вновь стала возрождаться как великая держава. В то же время криминально-коррумпированная Украина стала одной из самых бедных европейских стран с богатой национальной элитой,  а националистическая власть призывает «думать» по-украински. Поэтому если в 90-е годы на Украине не было достаточно сильного общественного движения русских за свои права, то в ближайшем будущем оно появится с ориентацией на большую родину.

 ***
Украинское Причерноморье является социокультурным регионом с глубокой исторической памятью. Эта территория в геополитическом пространстве Российской империи сформировалась как Новороссия, ставшая самым удачным примером создания полиэтнического социума по-европейски с элементами личной и экономической свободы.
В отличие от украинцев Галиции, бывшей колониальной окраине Австро-Венгерской империи, в менталитете  новороссов интернационализм всегда доминировал над идеями национализма.    

_______________________________

*2 Дергачев В.А. Евразийские ворота свободной торговли: из прошлого в будущее. — Одесса: Логос, 1994.

*3 В переводе с тюркского,  казак — мародер степи.

*4 Новороссийский край. — Энциклопедия Брокгауза и Ефрона (1890 – 1916) — www.dic.academic.ru

*5 Дергачев В. Геополитическая трансформация Украины. — Вестник аналитики, 2006, № 2. 

*6 Морозов Е.Ф. Теория Новороссии. — Русский геополитический сборник, № 1, 1996.

*7 Гуров И. Новороссия земля руссоукраинцев. — Обозреватель, 1992, № 2-3.

*8 Махно Н. Воспоминания. — М., 1992, с. 55.

*9 Лосев Е. Миронов. — М.: Молодая гвардия, 1991.

*10 www.demoscope.ru/weekly/2006/0267/arxiv05.php

*11 Мальгин А. Украина: соборность и регионализм. — Симферополь: Сонат, 2005. 


  Назад   Далее

 

 


 

«Геополитика сверхдержав»

Америка. Утомлённая супердержава Падение и взлет китайского Дракона Имперская геополитика. Великий час мировых империй Путь к процветанию государства

 


Воспоминания
Ландшафты памяти
Ландшафты путешествий. Города и страны
Ландшафты поэзии, музыки и живописи


Избранные статьи и посты
ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ПРОСТОРАМ РОДИНЫ ЧУДЕСНОЙ
Шейх Заид. Самая выдающаяся исламская личность


Павел Флоренский. Русский Леонардо да Винчи
Максим Горький. Писатель, купленный любовью народа
Иван Бунин. Певец пограничья природы
Анна Ахматова. Парящая в небесах
Николай Гумилев. Конкистадор истоков человеческой природы 
Николай Заболоцкий. Поэт философской лирики


Бесподобная Элеонора. Королева мужских сердец
Анна Вырубова. Фрейлина, монахиня, оклеветанная
Трафальгарская Венера. Символ красоты и силы духа
Париж. Лувр. Гимн обворожительным женщинам


Трансильвания. Замок Дракулы. Вампирский бренд Румынии
Где присуждают и вручают Нобелевские премии
Олимпийские игры. От Древней Греции до Сочи
Гибель мировой секретной империи
Великий час кораблей пустыни
Неугасающий ослепительный блеск Венеции
Карибы. Святой Мартин. Остров двух господ