logo
Институт геополитики профессора Дергачева
Сетевой проект
Аналитический и образовательный портал
«Пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет». Мартин Хайдеггер

Геополитика. Русская энциклопедия

Интернет-журнал

Геополитика. Русская энциклопедия

Геополитика. Русская энциклопедия

Введение

Глава 1 Геополитическая трансформация Причерноморья
Историческая трансформация геополитического кода
Долгая славянская дорога к свободной торговле
Межэтнический «плавильный котел»
Русско-украинская рубежная культура

Глава 2 Геоэкономическая трансформация Причерноморья
Трансформация геоэкономического кода
Черноморское экономическое сотрудничество
Свободные экономические зоны
Трансграничное сотрудничество
Геотранспортная трансформация

Глава 3 Морские рубежи Украины
Утрата морской мощи
Береговая зона и организация морского хозяйства
Эколого-экономические проблемы

Глава 4 Большая Одесса
Феномен Одессы
Порто-франко в судьбе Одессы
Морские ворота Украины

Глава 5 Крымский микрокосмос
Геополитическая трансформация
Геодемографическая трансформация
Геоэкономическая трансформации
Этноландшафтные и социокультурные рубежи

Глава 6 Украинское Придунавье
Геополитическая трансформация
Украинско-румынские отношения
Украинско-молдавские отношения
Геодемографическая трансформация
Геоэкономическая трансформация
Геотранспортная трансформация

Глава 7 Будущее украинского Причерноморья
Геополитический прогноз
Регионализм и проблемы федерализации

Заключение

Литература




   
   
   
Союз образовательных сайтов    
Яндекс цитирования    
Рейтинг@Mail.ru    
   



Лекции Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи


Обсудить статью в дискуссионном клубе

Владимир Дергачев ГЕОПОЛИТИЧЕСКАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ УКРАИНСКОГО ПРИЧЕРНОМОРЬЯ.
Дергачев В.А. Научные труды в семи книгах. Кн. 7. Электронное издание на CD. — Издательский проект профессора Дергачева, 2008.


Глава 7. Будущее украинского Причерноморья

Будущее  Украинского Причерноморья  зависит от преодоления политического кризиса в стране, внешнеполитических векторов в треугольнике ЕС – США – Россия.

Геополитический прогноз

Внешнеполитический фактор обусловлен отношениями с ЕС, США и Россией. Для Украинского Причерноморья особенно важна геополитическая обстановка на Балканах, Черноморье и Кавказе. Не решены проблемы окончательного статуса непризнанной Приднестровской республики,  делимитации континентального шельфа и статуса острова Змеиный. В Крыму важнейшей является проблема 2017 года, когда заканчивается срок аренды Россией военно-морской базы в Севастополе. Эта неопределенность отрицательно влияет на  инвестиционный климат  в Украинском Причерноморье. Однако главной нерешенной проблемой остается статус русского языка и миллионного русского населения, не имеющего культурную или территориальную автономию. Обостряются проблемы  других не титульных народов, в первую очередь крымских татар.  
Фактор Европейского Союза. Кризис в Европейском Союзе, связанный с провалом принятия общей Конституции, похоронил амбициозные попытки качественно изменить  характер европейской интеграции на основе принципов федерализации. Таким образом, Евросоюз в ближайшем будущем не станет мировым независимым игроком на мировой шахматной доске. И в это внесли посильный вклад новые члены из Центрально-Восточной Европы. За что они заслужили глубокую признательность от Соединенных Штатов, не заинтересованных в сильной и независимой Европе. Произошел реальный раскол между Старой  и Новой Европы. Старая Европа на фоне утраты международных позиций вряд ли согласится быть экономическим донором новых членов, ориентированных в военно-политическом плане на Соединенные Штаты. И Украине надо выбирать, куда она собирается вступать. Вторая Польша  или новая «пятая колонна» Европейскому Союзу не нужна. Европейский Союз, не обладающей военной мощью, использует преимущественно геоэкономические технологии захвата новых рынков (Расширение ЕС, международные транспортные коридоры и другие проекты).

Американский фактор. Соединенные Штаты никогда не откажутся от военного присутствия в Центрально-Восточной Европе и возможности создания военных баз в Восточной Европе (Украине), чтобы не допустить  усиления Германии и России в глобальной конкуренции. В Восточной Европе главным призом за победу в холодной войне будет военное присутствие США в Крыму. В отличие от Старой Европы Америка делает ставку на военную мощь, использую при этом и технологии новейшей геополитики для захвата «зон жизненных интересов». 
Из-за отсутствия консенсуса после  падения Берлинской стены и распада СССР Западу не удалось замирить этнонациональные и этноконфессиональные конфликты  на рубежах евразийский цивилизаций. Вместо того, чтобы создать коммуникационный мост для ускорения оборачиваемости  торгового, финансового и промышленного капитала на рубежах цивилизаций, здесь на протяжении длительного периода  отмечается размежевание по этническому признаку, что чревато непредсказуемыми последствиями. Этот фактор играет отрицательную роль для будущего полиэтнического Украинского Причерноморья. 
После падения “железного занавеса” и распада Советского Союза возросло влияние на развитие Украинского Причерноморья факторов нестабильности в евразийской маргинальной зоне цивилизаций (ЕВРАМАРе). В условиях открытой экономики Причерноморье “вернулось” на северную периферию средиземноморского пространства, где хозяйство региона оказалось неконкурентоспособным, а исторические функции транзитной свободной торговли утрачены.

Российский фактор будет усиливаться по мере углубления кризиса украинской государственности. Если Россия трансформирует олигархическую модель государства в социально ориентированную и станет более привлекательной, русская и русско-язычная Украина, которая по численности значительно превосходит Галицию, начнет борьбу за более глубокую политическую трансформацию.  

Внутриполитический фактор обусловлен кризисом украинской государственности, которыйзаключается не в изъянах Конституции, а в идеологии панукраинизма. Украинские националисты во власти, декларируя на словах европейский выбор, ставят перед собой другую задачу. Они стремятся захватить «жизненное пространство» всей Украины, чтобы заставить в стране, где понятие «национальный» стало синонимом коррупции и провинциальности, все народности «думать по-украински».
Выделяются несколько этапов этой борьбы за территорию советской Украины. Первый этап в начале 90-х годов был связан с попыткой националистических партийных группировок захватить «жизненное пространство»  Украины демократическим путем. Но на парламентских и президентских выборах они не набирали больше 10 %  и среди умеренных националистов начала обсуждаться идея о федеративном устройстве страны, чтобы Галичина и другие регионы сохранили свою самобытность.
Второй этап был связан с надеждами на Европейский Союз. Используя лозунги европейской интеграции, украинские националисты последовательно решали свою задачу захвата  всей Украины. Но созданное ими бедное государство криминально-коррумпированной демократии оказалось не только не востребованным в Брюсселе, но и представляло реальную угрозу европейской демократии. В случае принятия Украины в ЕС автоматически получала легитимность коррумпированная украинская «элита в законе», приватизировавшая советскую собственность в особо крупных размерах. Это ставило под удар основные завоевания европейской демократии и гражданского общества. 
Третий этап связан с так называемой «оранжевой революции», когда националисты использовали демократические лозунги в качестве булыжника в борьбе за власть с помощью Соединенных Штатов и Лондонского колокола российской демократии, против которого заведено несколько уголовных дел в разных странах. Попытка «захвата»  украинского электората с помощью иностранцев («лЮбых друзей») в цивилизованной стране квалифицируется как преступление против государства, а в украинской истории уже приводила к двум Руинам (утрате государственности).
Четвертый этап начался в условия глубокого политического кризиса, связанного с трансформацией политического устройства страны, переходом от президентской формы правления к парламентско-президентской. В стране установилось реальное двоевластие. И каждой власти нужна своя Конституция. Националистической партийной группировке нужен Основной Закон, где главы региональных администраций назначались бы президентом-националистом и с их помощью граждане страны «перевоспитывались» в нужном направлении. Таким образом, не нытьем, так катаньем произошел бы захват всех территории Украины. Другой олигархической партийной группировке с востока Украины власть нужна, чтобы приумножать свои капиталы.
Пятый этап, согласно украинской национальной традиции закончится меткой стрельбой мимо намеченных целей и возможной утратой государственности. Из-за недальновидной политики властей за годы независимости Украина была расколота на Западную и Восточную, а затем на три Украины. Дальнейшее дробление закончится распадом страны.

Распад Украины. Как это не парадоксально, но и не только в российских, но и западных СМИ появляются публикации, что большая Украина Европейскому Союзу, России  и НАТО не нужна. Русская Украина должна отойти к России, а украинская Украина  — к Западу. Но и это наивное заблуждение.
Во-первых, кто сказал, что страна распадется только на две Украины? Как отмечалось, парламентские выборы 2006 года уже показали существование трех Украин со следующим примерным соотношением. Украина «истинных украинцев» (Галичина) занимает площадь 50 тыс. кв. км с населением  4,7 млн. человек. Украинская Украина занимает площадь 280 тыс. км с населением 18 млн. жителей. Русская Украина занимает площадь свыше 260 тыс. кв. км  и насчитывает 23 млн. жителей.
Во-вторых, кто будет делить Украину – господь Бог или кто-то другой? История свидетельствует, что мирного «бархатного» сценария распада самостийного государства на Западную и Восточную Украину не существует. Распад Украины по конфессиональному признаку, как отмечают аналитики, будет сопровождаться кровавыми столкновениями по линии цивилизационного разлома вокруг Киева и Одессы. Особенно кровопролитные бои будут идти за черноморские порты, чтобы обеспечить выход к морю  Украины «истинных украинцев»  или «украинской» Украины. 
В случае распада Украины некоторыми членами ЕС будет инициировано признание преступным пакта Молотова – Риббентропа и возвращение Галиции Польше, а Северной Буковины и Южной Бесарабии (Буждака) Румынии. Обострится проблема закарпатских русин. Если их территория войдет в Галицию, то это обернется геноцидом против русинского народа. 
Центробежные тенденции других нетитульных народов. В связи с тем, что Украина стала бедным государством с «некомпетентным суверенитетом» меняется  и стереотипы поведение нетитульных народов, которые в советском прошлом ощущали себя частью сверхдержавы.
Центробежные тенденции наблюдаются у других нетитульных народов (болгар, крымских татар,  румын, записанных еще при советской власти в молдаван). Это начало реинтеграционного процесса в Новороссии. В прошлом славянские и другие европейские народы шли под покровительство Великой России и осваивали Новороссию. В настоящее время они готовы разбегаться из немощного националистического коррумпированного государства. Все в большей степени украинские болгары будут ориентироваться на Болгарию, закарпатские венгры — на Венгрию, румыны и молдаване украинского Придуавья — на Румынию. Произошел массовый исход евреев, которые если и возвращаются, то чтобы делать свой «бизнес».

Последствия вступления в НАТО. Хотя Крым для России уже был потерян де-юре после Беловежского сговора,  вступление Украины в НАТО и приход американцев в Севастополь будет, несомненно, иметь  огромный психологический удар по России. Станет вершиной окончательного унижения России после распада Советского  Союза. Крым превратиться в «непотопляемый» броненосец американской геополитики в Евразии и позволит разместить систему ПРО и осуществлять контроль:

  • за ракетно-ядерными силами России,
  • за нарушением принципов «честной» российской демократии,
  • над российскими энергетическими и другими ресурсами самой протяженной страны мира,
  • над энергетическими коммуникациями с Каспия и Большого Ближнего Востока в Европу.

Последнее падение Севастополя будет самым болезненным ударом не только по имперским амбициям Москвы. Сегодня понятны чувства российского патриотизма по отношению к  Крыму и Севастополю, его героическим  защитникам. Но приобретя Крым, Россия на протяжении  двух  веков упорно шла к его утрате. Страна интенсивной исторической жизни была изъята из средиземноморского культурно-исторического пространства. Полуостров  на долгие годы превратился  в глухую провинцию и военно-морскую крепость на южных рубежах империи. Проблема Севастополя берет отсчет с падения  Порт-Артура, ознаменовавшего начало распада Российской империи. В конце ХХ века  долгая дорога  русских и украинцев к черноморским  рубежам, за которую  заплачено дорогой ценой,  закончилась утратой  геополитических и геоэкономических позиций славянского мира в Черноморье. Исход русских из Крыма и Севастополя будет означать окончательный распад православной цивилизации.
При вступлении Украины в НАТО усилится активность западного христианства, что наряду с политикой усиления капиталистических отношений (индивидуализации человека) приведет к психологическому дискомфорту православного человека, лишенного общинного (коллективного) самосознания. Согласно аналитической психологии у него возобладают чувства крови и почвы в самой очевидной их форме — радикальном национализме. Таким образом, украинская власть получить вместо идеологии галичанского панукраинизма,  национализм Малороссии и Новороссии. Это сделает абсолютно невозможным формирование украинской нации и приведет к этнонациональным и этноконфессиональным конфликтам, и, в конце концов, завершится распадом государства. Русские украинцы окажутся примерно в том же положении, в котором находились западные украинцы в составе Польше и Австро-Венгрии. Каким будет реальный сценарий, нынешняя украинская власть не способна просчитать.

Политический кризис на Украине можно было избежать, если бы самостийная властная элита опиралась на собственный народ, а не на внешний центры силы в Кремле, Белом Доме или Брюсселе. Компромиссом между организованными политическими группировками, не одна из которых не может претендовать на консолидирующую роль для Украины, является федерализация страны при сильной и авторитетной президентской власти. Где президент является реальным руководителем исполнительной власти. 

Регионализм и проблемы федерализации

Украина как государственное образование была создана коммунистической властью в качестве Советской Социалистической Республики и включила несколько культурно-исторических регионов:

  • Закарпатье (Подкарпатская Русь, Угорская Русь), карпатороссы (русины);
  • «Истинная Украина» (греко-католическая Галичина);
  • Историческая Украина или Малороссия (в переводе с древнерусского языка означает «Древняя Россия», а не «малая») с преобладанием малороссов (украинцев);
  • Новороссия, полиэтнический регион с преобладанием субэтноса новороссов; 
  • Полиэтнический Крым с преобладанием великороссов.

Политико-административного устройство Украины как независимого государства никогда не планировалось. Страна продолжает эксплуатировать советское районирование территории, в основе которого были положены партийный и производственный и принципы. Государство с цивилизационным разлом обязано согласно принципам европейского регионализма учитывать социокультурную рубежность и биполярность (конфессиональную, расселения и размещения  производительных сил). То есть, требуется проведение региональной политики, способствующей укреплению территориальной целостности государства.
Украинский регионализм, несмотря на декларацию страной европейского выбора, скорее всего, является пародией на региональные процессы, проходящие в ЕС. Генеральной целью европейской интеграции является формула «От Европы государств к Европе регионов». В 2005 году в Европейском Союзе на региональное развитие выделено 230 млрд. евро. Сущность европейского регионализма заключается в поэтапном переходе от наднациональных объединений  к Европе  регионов — территориальных социокультурных общин, учитывающих местные традиции и язык.
После вступления Украины в Совет Европы и Ассамблею европейских регионов усилилось стремление осуществить политико-административную реформу по западному образцу. Однако её проведение затянулось,  и было поставлено в те временные границы, когда  «оранжевая» власть испытывала цейтнот в связи с политической реформой, а после её  проведения в стране установилось двоевластие.  В этих условиях нельзя проводить  политико-административную реформу и укрупнять территориальные общины, особенно на низовом уровне. Эти попытки в бедном государстве криминально-коррумпированной демократии неизбежно бы привели к еще большему удалению граждан от  местных органов власти. А такой перл несостоявшейся реформы, как город – регион, мог быть достойным как рекорд невежества в области регионалистики.  Поэтому большая заслуга «ангелов оранжевой революции» в том, что они не осуществили административную реформу. Если бы это случилось, то к разрушенной технологической пирамиде, промышленности и сельскому хозяйству добавилась бы анархия в территориально-административном устройстве государства.
На протяжении всех лет независимости Украина, декларируя европейский выбор, следует по пути провинциального национализма и «олигархического регионализма». Украинские националисты отождествляют государство только с собой, а олигархам нужна власть для приумножения капитала. 
На Украине отмечается крупномасштабная имитация  европейского регионализма в подходах к местному самоуправлению. Центр стремится построить  жесткую  вертикаль  исполнительной власти и лишить  местные территориальные общины экономической самостоятельности. Согласно существовавшей до политической реформы вертикали исполнительной власти, в Украине  не только главы областных, но и районных администраций утверждались президентом страны. Казалось бы, необходимо усилить уровень местного самоуправления, предоставив территориальным общинам право избирать главу местной власти. Однако  при таком подходе нарушался баланс законодательной и  исполнительной ветвей власти,  между которыми  отмечается конфронтация в вопросах региональной политики. Сторонники сильной исполнительной вертикали  ссылаются  на опыт европейских стран, например, Францию, где  местные префекты назначаются президентом страны, но при этом не учитывают степень высокой  интегрированности территорий в рыночные отношения, наличие сложившейся прослойки среднего класса.
Современный европейский регионализм основываются на принципах местного самоуправления и  субсидиарности (делегирование полномочий по вертикали снизу вверх) и экономической самостоятельности. Чтобы лишить украинские регионы экономического достоинства и усилить их зависимости от центральной власти, в 2000 г. директивой  правительства  все административные области  Украины стали  дотационными, и были обязаны большую часть  налоговых и других поступлений  перечислять в центр, и просить у него финансовые средства на решение местных проблем. Под предлогом концентрации средств для выплаты внешних долгов исполнительная власть  превратила регионы в просителей бюджетного финансирования. Исполнительная власть боится   экономически сильных регионов и пытается присвоить себе право перераспределения  бюджетного финансирования. Кроме того, объявление  дотационным большинства  регионов позволяло временно скрывать экономическое неравенство между наиболее бедной  Западной и остальной Украиной, выступающей  донором. 
Украина, как член Совета Европы и Конгресса местных и региональных властей,  обязана привести  отечественно законодательство в  соответствии с Европейской хартией о местном самоуправлении. Особенно остро противостояние между центром и регионами в перераспределении налоговых поступлений в местный и государственный бюджет.
У местных территориальных общин ограничены возможности для создания финансового фундамента  развития. Практически исчерпаны возможности  расширения доходной базы за счет новых местных налогов. В целях сохранения малого и среднего бизнеса  необходимо сокращать местные налоги и сборы. Несостоявшаяся  административная реформа  пыталась сделать еще боле жесткой исполнительную вертикаль власти. В условиях дефицита государственного бюджета Киев стремился урезать местные бюджеты, ограничить местное самоуправление  путем централизованного перераспределения бюджетных средств.  При этом, например, городские власти лишаются заинтересованности в создании благоприятного климата для развития производства.
Относительно благополучны бюджеты в местах, где размещены  экспортные производства или концентрируются  потоки  импортного ширпотреба.  Например, в Одесской области только областной центр, города Ильичевск, Южный, Белгород-Днестровский и Овидиопольский район являются недотационными. Бюджет Южного формируется за счет  торгового порта и припортового завода, экспортирующего химические продукты. В Овидиопольском районе расположен один из крупнейших в Украине оптово-розничных рынков, чьи отчисления в бюджет сопоставимы с Ильичевским портом. В Белгороде-Днестровском зарегистрировано большое количество одесских торговых фирм.  
Особенностью региональной политики  Украины является низкий   профессиональный уровень  территориальных проектов социально-экономического развития. В основу региональных программ развития положены  уже несуществующие  методики социалистического «устойчивого» планирования от достигнутого уровня, игнорирующие геополитические и геоэкономические факторы.

Пробуждение «регионального патриотизма»  на Востоке и Юге Украины стало местной реакцией на националистическую политику киевской «оранжевой» власти, не способной создать консолидированную модель украинского общества и условия для  социально-экономического развития регионов. Однако этот местечковый патриотизм так же основан не на принципах европейского регионализма, а на территориальном сепаратизме. В конце-концов националистическая модель унитарного регионализма сменилась «олигархическим регионализмом», так же лишенным каких бы то не было принципов, заложенных в основу политики ЕС.

Для западноукраинского регионализма характерно доминирование провинциального национализма, по распространенной глупости отождествляемого с европейской демократии. Так уже сложилось, что после провозглашения независимости  львовская элита присвоила себе звание «истинных» украинцев — носителей «национальной идеи» и мифа о «единой и соборной Украине».  И хотя в их ряды влились граждане, не зависимо от партийной принадлежности, было бы не справедливо не назвать главных героев. В качестве самых «истинных» украинцев  выступили национал-демократы, присвоившие  право учить других, какой должна быть украинская культура и язык. 
В 90-е годы  среди  национал-демократов была популярна идея о том,  что Галичина выступает в качестве «украинского Пьемонта», по аналогии с  исторической областью в Северной Италии, ставшей оплотом не только национального, но и экономического возрождения. Галичина должна  была бы  стать флагманом  капиталистического труда, создания  благоприятного инвестиционного  климата и образцом свободного предпринимательства.  В реальной действительности регион превратился в один из самых дотационных. Слабая конкурентоспособность  промышленности, в первую очередь, машиностроения на внешнем рынке и снижение спроса внутри страны обусловили высокий уровень  безработицы. 
Преувеличенной оказалась западная ментальность украинцев, а этнополитические  притязания национал-демократов на  абсолютную истину  не  подтвердились созидательной деловой  активностью. Здесь истоки самой большой трагедии Украины и, возможно, политического кризиса национал-демократического движения. Вместо того,  чтобы услышать социокультурное  многоголосие не только Галичины, но и Волыни, Закарпатья, Буковины, Черниговщины, Северщины, Полтавщины, Слобожанщины, Подолья, Запорожья, Новороссии, Крыма и других исторических земель,  на основе которого  и строить  украинскую государственность,  власть пошла по наиболее  простому пути. В качестве  фундамента  была взята  лишь  галичанская  традиция как общенациональная.
Никто не захотел, согласно европейской традиции, вникнут в то, что есть на самом деле. А был ли мальчик? Что такое Львов 90-х годов, после того как город потерял свое коренное население в двадцатом столетии? До Второй Мировой войны это был преимущественно польско-еврейский город. Евреи были уничтожены во время войны, а поляки был депортированы на свою большую родину. Из оставшихся примерно 20 % украинцев многие или эмигрировали или были отправлены в сибирскую ссылку или ГУЛАГ советской властью. Ставший индустриальным советский Львов был заселен выходцами с хуторов и сел, то есть к моменту обретения независимости во Львове была исключительно тонкая прослойка интеллигенции в первом поколении, еще не избавившейся от хуторской психологии. Не случайно оказавшись в Киеве эти носители «общенациональной идеи» по сути, могли только имитировать провинциальный национализм, поставивший страну на грань распада.
Привыкшая в прошлом к примитивизации «новая»  власть нашла себе достойных  союзников в виде  национал ориентированных «истинных» украинцев, приватизировавших себе право от всего украинского общества выступать «буревестниками»  и оплотами демократии.  Национал-демократы перепутали  «научный»  или дремучий национализм с современной европейской социал-демократией.  Предложенный обществу пропахший нафталином  вариант  «национальной идеи» скомпрометирован небывалым для европейской страны  провинциализмом и коррупцией. Страна реально отброшена от цивилизованной Европы. Нанесен непоправимый  ущерб становлению  украинской государственности. 
Большим заблуждение является утверждение, что «патриоты», вошедшие в украинскую власть, бережно относятся к национальным святыням и символам. Об этом свидетельствует и судьба Львова в самостийной Украине. «Оранжевая власть» победила благодаря поддержке Галичины, и, казалось бы, власть ответит взаимностью. Но этого не произошло. Президенты из братских стран и другие участники празднования 750-летия Львова, который как только не называют патриоты отечества — духовная столица Украины, «жемчужина Европы», «украинский Пьемонт» — могут поделиться неизгладимыми впечатлениями от ароматов, излучаемых во время торжеств старым Львовом из-за требующих замены канализационных сетей. Это говорит о том, что что-то не благополучно в нашем отечестве с самостийной «элитой», ставшей источником многих бед незалежной Украины и ведущей страну к распаду. 

Новороссия лидирует в стране  по численности населения и, соответственно, по количеству электората, представляющего территориальные  общины со  своими социокультурными особенностями. Исторические области Слобожанщина и  Новороссия  сформировались в российском геополитическом пространстве. Ныне  государственная  граница  разделила единую,  преимущественно русскоязычную и православную субкультуру.  На степных просторах от Измаила до Краснодара, Курска и Белгорода отмечается сходство в политической географии (электоральном поведении). Эти территории ошибочно называют «красными поясами», преувеличивая организаторскую роль постсоветских коммунистов. Идентичность  поведения украинского и российского  электората  на  парламентских и президентских выборах более правильно квалифицировать как особенности субкультуры, проявляющееся в  протестном голосовании  против рыночного фундаментализма.  Социокультурных различий между Кубанью и украинским Причерноморьем меньше, чем между последней и Галицией. И это не удивительно, Кубань заселялась украинскими казаками-черноморцами Черноморского казачьего войска, располагавшегося в 1790-1791 гг.  между Днепро-Бугским и Днестровским  лиманами.
Федерализация Украины находится в полном соответствии с принципами европейского регионализма. Русские стали самой разъединенной нацией в Европе. Крупнейший отколовшийся  русский остров (8-10 млн. человек) находится на Украине и не имеет территориальной или культурной автономии. Что находится в противоречии с принципами европейского регионализма. Русские и украинцы русскоязычной культуры не хотят утрачивать более высокую статусную коммуникацию, идя под националистов, доминировавших во власти первое десятилетие независимости и опустивших страну до уровня  одной из самых бедных стран Европы.
Большая по своим масштабам русская община Украины не будет вечно терпеть пренебрежительного отношения к своим правам — праву говорить и думать  на русском языке в нищающем государстве. В ближайшие годы «олигархический регионализм» сменится движением за федерализацию Украины на основе принципов европейского регионализма и массовых референдумов. 
Постоянно игнорировать факт проживания миллионов русских и 32 млн. граждан, использующих русский язык в повседневном общении в бедном государстве, представляет большую опасность. Предлагая им «думать по-украински» власть пытается насильно заставить русских пойти на понижение  своего социокультурного статуса. Язык это категория не только этническая, но и экономическая. Когда власть не может обеспечить достойного качества жизни своим гражданам, знание русского языка как языка межцивилизационного общения, позволяет выжить миллионам гражданам не только Украины, но и Молдовы, Азербайджана, Армении, Грузии и других постсоветских государств. Если не будет остановлено дальнейшее становление украинской  государственности на основе криминально-коррумпированной модели, ведущей к дальнейшему расслоению общества, и продолжится возрождение России, то в русской общине усилятся центробежные тенденции.
Однако «бархатное» воссоединение русской нации в обозримом будущем за счет населенных преимущественно русскими украинских территорий невозможно. Поэтому внешняя политика России как великой державы должна быть ориентирована на поддержание целостности Украины. Россия не сможет вернуть всех русских на большую родину, но она может стать привлекательной державой и региональным интегратором, если продемонстрирует успешную модернизацию.
Россия и Украина геополитически обречены на взаимопонимание  и сотрудничество. Но воссоединение Украины с Россией  на федеративной основе в обозримом будущем невозможно из-за раздвоенности украинского самосознания. Кроме того, Украина внесла весомый  вклад в раскол восточноевропейского геополитического пространства, сыграв роль «пятой колонны» Запада и превратилась в новую «серую» зону Европы. Стала лидером рыночного фундаментализма, основанного на бизнесе на государственных ресурсах и представляющем угрозу европейской демократии. Здесь  находится родина «мыльных» проектов дезинтеграции геоэкономического пространства Восточной Европы (ГУАМ, энергетические и другие коридоры).  Украинская власть, установившая в 90-е годы мировой рекорд падения ВВП в три раза, гордится, что достигла этого результата без этнонациональных и этноконфессиональных конфликтов на территории  страны. Но и Советский Союз рухнул как «глиняный колос»  после  многолетнего заклинания «главное — нет войны».
В России подросло новое молодое поколение, лишенное чувства ностальгии  к славянской дружбе народов и рассматривающую Украину как страну, подворовывающую  российские материальные и интеллектуальные ресурсы  и одновременно осуществляющую недружественную политику в отношении русского языка и культуры. Таким образом, Украина как страна криминально-коррумпированной демократии будет представлять угрозу российской государственности при создании федерации или конфедерации.   

Три Украины. Парламентские выборы весны 2006 года и внеочередные выборы осени 2007 года  показали углубление геополитического (цивилизационного)  раскола Украины. На Западной Украине*45 в преимущественно греко-католической Галичине, включающей Львовскую, Тернопольскую и Ивано-Франковскую области, наибольшее число голосов получил блок «НУ-НС», реальным лидером которого является действующий президент Виктор Ющенко. Фактически здесь голосовали за вступление в НАТО, ЕС и дальнейшее дистанцирование от России. Если посмотреть на карту Российской империи 1914 года, то окажется, что за блок «БЮТ» голосовали бывшие украинские православные губернии, входящие в Киевское генерал-губернаторство. Преимущественно русскоязычный восток и юг Украины голосовал за партию регионов, использующей в борьбе за власть союз с Россией и проблему русский язык.
Таким образом, после парламентских выборов углубился цивилизационный раскол, вместо двух стало три Украины — галичанская Украина, украинская Украина и русская Украина. Что будет дальше при ослепленной междоусобной борьбой властной элитой,  любопытные могут прочитать в книгах по истории гражданской войны на Украине.  
Три Украины с учетом спровоцированного властью раскола православной церкви различаются по конфессиональному признаку, что лежит в основе цивилизационного разлома. В галичанской Украине доминируют не просто греко-католики — здесь больше истинно верующих людей. И в этом смысле они более европеизированы, то есть ближе к католической Европе. На Востоке Украины доминируют православные, среди которых меньше истинно верующих людей.
Сложилась своеобразная межрегиональная специализация. Галичанская Украина поставляет идеологию провинциального национализма на фундаменте фундаментализма (панукраинизма), а Восточная Украина – материальные богатства и основательный  вклад  в экономическую  мощь государства. В отличие от Галичины восток Украины более европеизирован в современном более широком значении этого слова, включая научно-технические достижения (ракетостроение, самолетостроение и пр.).
На Украине сложился  неэквивалентный обмен  между  западными и, с другой стороны, восточными и южными регионами  страны. Новороссия  вносит самый весомый вклад в экономику Украины,  а  рубежная русско-украинская культура выступает главным  транслятором межцивилизационного диалога.  В обмен,  Востоку и Югу предлагается   вариант  «национальной   идеи», скомпрометированной непреодолимым  стремлением к  казнокрадству и провинциализмом. Кроме того, добровольное понижение  статуса  русско-украинской культуры  может привести к  усилению социально-психологического дискомфорта с непредсказуемыми последствиями.
На Украине отсутствуют символы, способные консолидировать общество. В первые годы независимости попытка коррумпированной власти, состоящей из бывшей номенклатуры и националистов, поставить на главный пьедестал вместо Ленина Тараса Шевченко, привела к тому, что потребуются годы, чтобы восстановить доброе имя великого поэта. В качестве символа Галиции и украинской социал-демократии чаще называется имя Ивана Франко, а радикальные националисты — имя Степаны Бендеры.  Для украинской Украины Мазепа и Петлюра  — рыцари революции и символы евроинтеграции, для русской Украины они — изменники и предатели.  У каждой Украины свои исторические символы и мифы о голодоморе и репрессиях, бендеровцах и петлюровцах, индустриализации и советской власти.

«Златоглавый» Киев еще не сложился как культурно-политический  центр государства и не  выполняет консолидирующие функции духовной столицы украинской нации.  Этого не было и в прошлом, когда провинциальный Киев был меньше Одессы,  и его компетенция ограничивалась функциями административного центра Киевского генерал-губернаторства.  И в последующем при советской власти, когда до 1934 года республиканской столицей был Харьков. В самостийную Украину Киев вступил как преимущественно  русскоязычный город. В последующие годы тонкая прослойка столичной элиты растворилась в результате периодических набегов на Киев региональных провинциальных элит с запада или востока страны.
В отличие от России, где  выражено противостояние между центром и периферией, в Украине характерно противостояние между регионами за «контрольный пакет акций» в политическом пространстве. Региональные элиты (местные корпоративные кланы) ведут борьбу за представительство в государственной власти, адекватное экономической мощи  территорий. Выделяются днепропетровский и донецкий кланы, представленные крупными финансово-промышленной группировкой и ориентированными на них частью интеллигенции. Днепропетровский клан в прошлом  «оккупировал» Киев вместе … с львовскими галичанами. Донецкий клан вообще не имеет идеологии, кроме «бизнес-интересов». Эти кланы успевают за короткий срок пребывания у «руля» государства  набить свои персональные сундуки общественным добром в результате успешного бизнеса на государственных ресурсах и отбыть на свою малую родину или вновь отстроенные Хутора близ столицы. 
По образному выражению одного из иностранцев, Киев  напоминает оккупированный город. Население столицы говорит преимущественно на русском языке, а власть – на украинском. Это относится и к другим крупнейшим городам Украины. Здесь следует добавить,  что среди провинциальных «оккупантов», вошедших во власть,  больше говорящих на государственном языке или точнее «суржике», и одновременно  больше тупых, корыстных и малообразованных.   
Несмотря на множество официально зарегистрированных партий, в Украине нет политического объединения в европейском понимании со своей идеологией и программами. Каждая крупная промышленно-финансовая группировка имеет свою партию и подкармливает группу мелких партий, призванных отобрать голоса на территориях, контролируемых другими кланами. Правда, есть и «честные» партии, которые не связаны с конкретными бизнес группировками и поэтому продают свои голоса в зависимости от сложившейся конъюнктуры в Верховной Раде.  В партийном строительстве восторжествовал украинский принцип «Каждому Хутору своя партия».  При переходе к парламентско-президентскому устройству государства это неминуемо привело к ослаблению власти, а значит, усилило вероятность распада страны. Так как ни одна крупная «партия» не имеет реальной программы консолидации украинской нации.   

Использование в борьбе за власть идей автономизации и  федерализации государства не имеет не только теоретического фундамента, но представляет собой жалкую пародию на европейский регионализм. Однако периодическое запугивание официального Киева так же провоцирует раскол страны. Как решить и совместить проблемы административной реформы и предоставление отдельным территориям культурной автономии, отвечающей требованиям Совета Европы и Европейского Союза? Украинской власти нужно внимательно познакомиться с опытом стран Центральной и Восточной Европы, которые стали членами ЕС. Например, Польша и Венгрия продемонстрировали абсолютно разные подходы. Поляки приняли модель, предложенную ЕС. Венгры поступили по-другому, и Брюссель с этим согласился. Будапешт выделил культурные автономии, как величину, которая не имеет консолидированного бюджета. Кстати, на эту реформу израсходованы большие суммы из консолидированного бюджета ЕС. Соседняя Польша тратила  на эти цели более 1 млрд. евро ежегодно. Где у Украины такие деньги?

Украинские политики периодически используют в своих интересах вхождения во власть проблему русского языка.А в результате продолжается выкорчевывание русского языка межцивилизационного общения, что так же противоречит принципам европейского регионализма. На протяжении нескольких столетий для украинцев  носителем межцивилизационного общения и интеллекта, был преимущественно русский язык. И его официальное изъятие без эквивалентной замены привело к деинтеллектуализации страны. Правда, неофициально происходит крупномасштабное воровство российского интеллектуального  продукта на русском языке.
Почему Украина  имитирует стремление к евроинтеграции при полном игнорировании Европейской хартии региональных языков и языков меньшинств, ратифицированной Верховной Радой в 1999 году?  В этом противоречии заключается важная  государственная тайна. В самостийной Украине для вхождения во власть достаточно имитировать патриотизм, знать украинский язык или суржик, чтобы получить доступ к  бизнесу на государственных ресурсах. Когда вхождение во власть обусловлено преимущественно знанием государственного языка, а не профессионализмом, то во власти начинают доминировать тупые, корыстные и малообразованные физические лица с непреодолимым стремлением к казнокрадству. Поэтому «истинные украинцы» стеной стоят против того, чтобы русский язык стал вторым государственным или региональным. Русский язык расширит профессионализм власти, что станет смертельным приговором для «патриотов» отечества.
Сущность европейского регионализма заключается в поэтапном переходе от наднациональных объединений  к Европе регионов. Западноевропейский опыт необходимо одновременно знать и помнить, что он был реализован в другой социокультурной и экономической среде.
Политико-административного устройство Украины как независимого государства никогда не планировалось. Пробуждение «регионального патриотизма»  стало местной реакцией на националистическую политику киевской власти, не способной создать условия для  экономического развития регионов. Однако особенность украинского регионализма заключается в пустых пространных декларациях. По существу, это «олигархический регионализм», лишенный каких бы то не было принципов европейского регионализма.

Региональная модель полиэтничности. Интернациональное Причерноморье, лишенное крайностей национализма, может стать «становым хребтом» формирования украинской государственности. Оптимистический сценарий  обусловлен  возрождением коммуникационных функций Причерноморья. Великая Евразийская степь и на рубеже  третьего тысячелетия остается главной коммуникационной осью континента, вдоль которой осуществляется интенсивный  материальный, культурный и информационный обмен между Западом и Востоком. Здесь  могут  пройти   транспортные коммуникации будущего между  полюсами  экономического и технологического  развития в Западной Европе и Азиатско-Тихоокеанском регионе, когда на  рубежах Евразийской степи  возродятся исторические  узлы  свободной торговли и культурного диалога между цивилизациями.

_______________________________
*45 На Западе и в России сложилось упрощенное представление о Западной Украине. Здесь кроме греко-католической Галичины выделяются православная Волынь, а так же Закарпатье и Северная Буковина, имеющие с учетом конфессиональной  и геополитической памяти собственную природу электорального поведения.

  Назад   Далее

 

 


 

«Геополитика сверхдержав»

Америка. Утомлённая супердержава Падение и взлет китайского Дракона Имперская геополитика. Великий час мировых империй Путь к процветанию государства

 


Воспоминания
Ландшафты памяти
Ландшафты путешествий. Города и страны
Ландшафты поэзии, музыки и живописи


Избранные статьи и посты
ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ПРОСТОРАМ РОДИНЫ ЧУДЕСНОЙ
Шейх Заид. Самая выдающаяся исламская личность


Павел Флоренский. Русский Леонардо да Винчи
Максим Горький. Писатель, купленный любовью народа
Иван Бунин. Певец пограничья природы
Анна Ахматова. Парящая в небесах
Николай Гумилев. Конкистадор истоков человеческой природы 
Николай Заболоцкий. Поэт философской лирики


Бесподобная Элеонора. Королева мужских сердец
Анна Вырубова. Фрейлина, монахиня, оклеветанная
Трафальгарская Венера. Символ красоты и силы духа
Париж. Лувр. Гимн обворожительным женщинам


Трансильвания. Замок Дракулы. Вампирский бренд Румынии
Где присуждают и вручают Нобелевские премии
Олимпийские игры. От Древней Греции до Сочи
Гибель мировой секретной империи
Великий час кораблей пустыни
Неугасающий ослепительный блеск Венеции
Карибы. Святой Мартин. Остров двух господ