logo
Институт геополитики профессора Дергачева
Сетевой проект
Аналитический и образовательный портал
«Пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет». Мартин Хайдеггер

Геополитика. Русская энциклопедия

Интернет-журнал

Геополитика. Русская энциклопедия

Геополитика. Русская энциклопедия

Введение

Глава 1 Макроэкономика и геополитические факторы рыночных трансформаций
Макроэкономическая трансформация
Геополитические факторы рыночных трансформаций

Глава 2 Влияние мирового финансового кризиса на мирохозяйственную интеграцию
Особенности мирового финансового кризиса
Экономические угрозы национальной безопасности
«Бизнес» на государственных ресурсах

Глава 3 Проблемы Европейской интеграции Украины
Факторы европейской интеграции
Уроки европейской трансформации стран Центрально-Восточной Европы
Негативная роль оффшоров и неудачи с трансграничным сотрудничеством

Глава 4 Геотранспортная трансформация Европейского Союза и Украины
Особенности европейской транспортной политики
Международные транспортные коридоры Запад — Восток
Транспортная политика Украины
Евроазиатский коридор Западная Европа – Кавказ – Средний Восток

Глава 5 Украина в постсоветском пространстве

Трансформация постсоветского пространства
Содружество независимых государств
Геоэкономический проект биполярной Европы

Глава 6 Украина в Черноморском регионе

Новая геополитическая архитектура Черноморского региона
Черноморская геоэкономическая политика Европейского Союза
Черноморская геополитика Соединенных Штатов Америки
Трансформация российской геополитики
Черноморский остров Змеиный в зеркале геополитики

Глава 7 Геоэкономическая трансформация украинского Причерноморья

Особенности региональной трансформации
Трансформация Большой Одессы
Главные морские ворота Украины
Трансформация Крыма
Трансформация Украинского Придунавья

Глава 8 Геоэкономическая трансформация стратегических рынков

Особенности трансформации стратегических рынков
Энергетический рынок
Промышленный рынок
Рынок черных металлов
Продовольственный рынок
Рынок трудовой миграции

Глава 9 Пути преодоления украинского кризиса

Пути преодоление институционной слабости государственного управления
Пути преодоления кризиса на рынке инноваций и образования
Переход на европейские принципы региональной политики

Глава 10 Геоэкономическая интерпретация циклов мировой конъюнктуры Кондратьева – Валлерстайна

Циклы геополитической трансформации
Украина на геоинформационной карте, отражающей смену технологических циклов

Заключение




   
   
   
Союз образовательных сайтов    
Яндекс цитирования    
Рейтинг@Mail.ru    
   



Лекции Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи


Обсудить статью в дискуссионном клубе

Дергачев В.А. ГЕОЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ УКРАИНЫ.

Монография. Электронное издание на CD. Издательский проект профессора Дергачева, 2011. 11 п. л.


Глава 3. ПРОБЛЕМЫ ЕВРОПЕЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ УКРАИНЫ

До мирового финансового кризиса, порожденного неолиберальной политикой Америки, был вероятен сценарий более тесного союза США с Западной Европой в борьбе за ресурсы в Евразии, включая Черноморский и Каспийский регион. Но этот шанс упущен, а Европейский Союз стал главным соперником в глобальной конкуренции.  Не случайно Белый дом пытается разделить Старую и Новую Европу. Этим самым как бы подчеркивается приоритет Новой Европы, исполняющей роль «пятой колоны» Америки. На самом деле произошел раздел на подлинную и иждивенческую Европу.

Исторически сложился образ Украины как житницы Европы.  Казалось бы, стоит только  предоставить преференции  для  западных инвестиций, и европейская интеграция станет неизбежной в самые короткие сроки. Однако этого не произошло.

Факторы европейской интеграции

По заключению авторитетного эксперта Романа Шпека 1, много лет  возглавлявшего представительства Украины при Европейском Союзе, здание членства  Украины в ЕС возведено за годы независимости на двадцать – двадцать пять процентов. Отсюда не трудно подсчитать, что при таких темпах можно будет говорить о результате через полвека, если к тому времени региональная группировка сохранится.

Европейский Союз в 2003 году принял новый институциональный проект Большой Европы. С учетом неудачного опыта с Турцией, которая была  еще в 1979 году провозглашена ассоциированным членом ЕС, а в 1999 году стала вновь кандидатом для вступления в ЕС, был отменен институт ассоциированного членства. Об этом видимо не оповестили украинских руководителей. «Оранжевый» президент Украины потребовал  после саммита НАТО в Бухаресте подготовить вступление  страны в ассоциированные члены к сентябрю 2008 года, что вызвало раздражение в Брюсселе. Официальный представитель  Еврокомиссии назвал это заявление «чистой спекуляцией». Верховный представитель ЕС Хавьер Солана заявил, что Украина еще не недостаточно  политически зрелая страна для членства в ЕС и НАТО 2.  Это мнение было убедительно подтверждено на саммите Украина – ЕС в Париже в сентябре 2008 г. 

Проект «Лиссабонской стратегии» Евросоюза предусматривающий  догнать и перегнать США и «азиатских тигров» по конкурентоспособности к 2010 году оказался не реализованным из-за мирового кризиса.  Отторжение на референдуме в Ирландии Лиссабонского договора еще раз продемонстрировало кризис в ЕС и поставило окончательно крест на расширении группировки, за исключением Хорватии.

Как отмечает академик Юрий Пахомов, Европейский Союз является самой успешной региональной группировкой, но не благотворительной организацией. ЕС созывался как цивилизационный проект, способный конкурировать на мировых рынках, в том числе в глобальной конкуренции с США. ЕС не был предназначен для «облагодетельствования сомнительных и бедных родственников». «Распаленные Майданом» политики этого не понимали. Если добавить жителей Украины и учесть мусульманскую диаспору в Европе, то доля западноевропейцев с учетом разных темпов естественно воспроизводства в ЕС уменьшится с 68 % до 50 %  к 2020 году. Не европейцы будут доминировать в крупнейших европейских столицах.  И тогда проект западноевропейской цивилизации — Европейский Союз – теряет смысл. Кроме того, на  Украине произошло недопустимое для европейских стран социальное расслоение. Десятичный коэффициент (разрыв между богатыми и бедными) составляет на Украине 1 к 40, тогда как во второй олигархической сверхдержаве (России) 1 к 25, а в Западной Европе в среднем 1 к 8.  «Такой разрыв  означает не просто бедность, но подавленность, зависть, ненависть, большое социальное напряжение, потерю смысла жизни» 3

Европейская интеграция Украины  предусматривает создание зоны свободной торговли (ЗСТ), возможность безвизового пространства для граждан Украины, создание общего авиационного  пространства и интеграцию в  европейский энергетический рынок, присоединение к рамочной программе  ЕС по науке и технологиям. Учрежденный  в 2005 году бизнес-совет Украина – ЕС способствует развитию торговых отношений и  формированию ЗСТ.  Проект соглашения охватывает  более 90 % внешней торговли товарами и услугами. Европейский Союз заинтересован в расширении своего потребительского рынка. Однако в отношении металлургической, химической и продовольственной украинской продукции существуют нерешенные проблемы  лицензирования и сертификации. Кроме того, Киев не рассматривал эффективность вхождения в  зоны свободной торговли (ЗСТ) с Европейским Союзом и в таможенную зону Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС) с позиций расширения потребительского рынка Украины.

Курс на европейскую интеграцию наиболее отчетливо проявляется не в развитии совместного  предпринимательства в стратегических отраслях Украины, а в увеличивающемся потоке трудовых мигрантов на Запад. Реструктуризация европейского  рынка труда обусловлена увеличивающимся дефицитом трудовых ресурсов в западных странах, изменением возрастной и социальной структуры населения,  увеличения доли  пожилого населения, интернационализацией миграционных потоков рабочей силы. Несмотря на успешное вступление стран Центрально-Восточной Европы в ЕС и НАТО, не произошло существенной кооперации в машиностроении и других отраслях промышленности, а многие бывшие высокотехнологичные производства разрушены.  Основным единым рынком объединенной Европы стал рынок трудовой миграции. Фактически это стало основным достижением политики «неолиберальной» глобализации и регионализации на европейском континенте. 

Украина является одним из крупнейших поставщиков трудовых мигрантов (гостарбайтеров) в страны ЕС (Польша, Италия, Греция, Португалия и др.) и в Россию. Их ежегодные денежные переводы на родину составляют  до $3,5 млрд. в год.

За пределами Украины работает  свыше 5 млн. человек, в том числе 2 млн. в России. Трансферы денежных переводов формируют  особый сегмент международного рынка капитала — миграционный капитал. Этот конвертируемый капитал частично сдерживает разрушительное воздействие на экономику отрицательного сальдо внешнеторгового оборота. Треть населения страны живет или выживает за счет миграционного капитала. Трудовая миграция расширяется на фоне демографического кризиса и высоких темпов вымирания населения. Впервые после Гражданской войны крупных масштабов достигла социальная беспризорность (около 5 млн. детей проживает в неполных семьях или у родственников, в то время как  их родители трудятся за рубежом).

После принятия Соглашения об упрощении  визового режима между Украиной и ЕС количество поездок украинских граждан  уменьшилось в 2,6 раза не только из-за роста курса евро, а в первую очередь  из-за ужесточения требований со стороны европейских государств. Западные страны вводят дискриминационные условия на получение виз (предъявление оригинала трудовых книжек, расширенную информацию о  месте работы, финансовые гарантии из банка, включая конфиденциальную информацию движения по счетам).  Тогда как Украина предоставила безвизовый режим для всех граждан стран ЕС.  Практически возведена «Великая шенгенская стена». Нарушается один из фундаментальных принципов  европейской интеграции, предусматривающий свободу перемещения людей.

За последние годы на международных форумах автор  неоднократно  задавал украинским политикам и министрам вопрос о Стратегическом плане европейской интеграции Украины,  в котором содержался бы ответ, что приобретет от этого Европейский Союз. Как становится очевидным из ответов, такого плана нет. Вместе с тем, Украина является исключительно не привлекательной для европейской интеграции из-за малой емкости потребительского рынка. Главным и обязательным  условием интеграции должно послужить повышение уровня жизни украинских граждан, то есть успешные экономические реформы, о чем уже устал повторять Брюссель. Емкость потребительского рынка зависит не от численности населения, а от его покупательной платежеспособности. В результате  образовавшегося несоответствия зарплаты и её платежеспособности опровергается миф об огромном потребительском рынке Украины. Сегмент этого рынка стал в три раза меньше Чехии, тогда как население последней в пять раз меньше. Для роста покупательной платежеспособности необходимо увеличить ВВП Украины примерно в 6 раз, тогда как еще не удалось восстановить уровень 90-го года. 

Уроки европейской трансформации стран Центрально-Восточной Европы

Мировой финансовый кризис особенно ощутимым стал для новых членов ЕС, кризис в экономике и протестные выступления привели к отставке правительств в Латвии, Чехии и Венгрии. Вновь заговорили о возрождении Берлинской стены уже внутри, казалось бы, прочных стен Евраленда. Через два десятилетия после падения Берлинской стены,  разделявшей коммунистический и капиталистический мир, она вновь возрождается, разделяя богатую и бедную Европу. Чем объяснить неудавшийся «блицкриг» из бывшего социалистического лагеря в богатую Европу?

Геополитическая трансформация Европы. После самоубийства могучего и несокрушимого Союза бывшие страны «социалистического лагеря» устремились на Запад. «Приступ глупого оптимизма» овладел национальными элитами и широкими трудящимися массами в ожидании скорейшего пришествия вместо светлого коммунистического еще более просветленного капиталистического будущего. После падения Берлинской стены «социалистический лагерь» полностью отказался  от своих социальных достижений, пытаясь заимствовать западную модель развития. О пагубности этого пути и почти автоматической смены коммунизма магической силой рыночной системы  предупреждали ведущие западные и российские мыслители. Но, несмотря на это многим казалось, что «плавильный котел» западноевропейской цивилизации смещается от коммуникационной оси Рейн — Дунай на Восток, где наблюдается встречный дрейф государств бывшей народной демократии. И осталось мгновение до того момента, когда эти части Европы сольются в экстазе «дружбы народов» и взаимопомощи. Но как становится очевидным — этого не произошло. В западной цивилизации прагматизм всегда доминировал над славянской сентиментальностью. 

Прагматичные американцы разделили континент на Старую и Новую Европу. Проамериканская ориентация новых членов ЕС после вступления в НАТО усилила конфликтность в ЕС, и привела к образованию «двух Европ». В американской  интерпретации «Старая Европа» отождествляется с чем-то архаичным и устаревшим. В отличие от «Новой Европы» — «правильно» ориентированной, занимающей часто проамериканские позиции, например в отношении поддержки войны в Ираке. Таким образом, произошла подмена реальной подлинной и иждивенческой Европы. При этом новых членов ЕС не смущает, что так называемая «Старая Европа» во главе с Германией и Францией является основным донором консолидированного бюджета ЕС.

Обеспечив относительно высокое качество жизни, западноевропейская цивилизация впервые в истории человечества осуществила, казалось бы, успешную «холодную» экспансию. Интенсификация рынка потребовала либерализации экономики и расширение его «жизненного пространства». Возникло одно из основных противоречий современного мира. Стремление многих стран и народов обеспечить достойное человека качество жизни часто подменяется несбыточным желанием импортировать западную модель. Несмотря на мирный характер западной экспансии, сущность ее не изменилась за последние пятьсот лет — сделать другие страны подобными себе в социально-экономическом отношении, идеологии и культуре. Это означает мирное включение других стран и народов в сферу западного влияния и эксплуатации.

«Головокружение от успехов». Европейская интеграция  по своей глубине и масштабам расширения должна была стать эффективным ответом на вызов глобализации и превратить Европейский Союз в сильного игрока на мировых рынках. Расширение на Восток  увеличила потребительский рынок Сообщества и улучшила демографическую ситуацию. Но произошло чрезмерно быстрое расширение ЕС. Не секрет, что впервые за свою историю Европейского Союза принятие новых членов из ЦВЕ было политическим решением. Не одна из стран не выполнила все требования по макроэкономическим показателям. Фундаментом сближения с Западом должны были стать основные четыре свободы Евросоюза — свободы перемещения товаров, услуг, людей (рабочей силы) и капиталов. В реальной действительности эти свободы оказались ограничены преимущественным перемещением дешевой рабочей силы из новых членов ЕС в старую Европу.

Хозяйство новых членов ЕС оказалось неконкурентоспособным. После интеграции в ЕС западный капитал, лишенный славянской сентиментальности,  осуществил в первую очередь устранения потенциальных конкурентов и деиндустиализацию. В итоге  промышленное производство в Чехии и Венгрии сократилось на 40 %, в Польше и Словакии — на 50 %, в Румынии и Болгарии — на 60 %. Это привело к экономическим трудностям и росту безработицы. Западная Европа выбрала из бывшего соцлагеря дешевую рабочую силу. В результате миграции опустели многие села в Польше, из Литвы выехало на Запад 15 % населения. Это в свою очередь вызвало в Западной Европе движение против Евраленда — противодействие расширению ЕС и наплыву  мигрантов. Из-за мирового финансового кризиса и сокращения рабочих мест в Западной Европе трудовые мигранты из новых член ЕС оказались в западне. Они лишаются работы за границей, и её нет на родине.

Бывший «буревестник» рыночных преобразований в ЦВЕ, а ныне профессор Гарвардского университета Янош Корнаи отмечает, что  геополитическая трансформация с точки зрения повседневной жизни не принесла полного удовлетворения. Большинство  граждан новой Европы, подобно любовникам, разочаровалось в демократии с коррумпированной властной элитой и лживыми обещаниями. Президент Чешской Республики Вацлав Клаус отмечает в качестве единственного эффекта трансформации политическое признание  новых членов ЕС. Но прямой финансовый эффект был небольшим, а возможность влиять на процессы принятия решений внутри Евросоюза  являются чистой формальностью.

Наступило прозрение в европейском аналитическом сообществе. Современные трудности восточноевропейских стран все чаще связывают не с наследием коммунизма за «железным занавесом», а исторической периферийностью региона, значительные территории которого в прошлом входили в  крупные имперские образования.  

Эти оценки были даны до мирового финансового кризиса, который обострил экономическую ситуацию в новых членах ЕС. Сохранились геоэкономические рубежи на Эльбе,  углубляется дифференциация  между государствами по  основным гуманитарным и  макроэкономическим показателям. Произошел реальный раскол между Старой  и Новой Европы. Старая Европа на фоне утраты международных позиций вряд ли согласится быть экономическим донором новых членов, ориентированных в военно-политическом плане на Соединенные Штаты. Проамериканская политика новых членов и их иждивенчество  вызывает раздражение в Берлине и Париже. Странам с переходной экономикой рекомендуется проявлять большую ответственность по преодолению финансового кризиса, а не просить  из консолидированного бюджета ЕС дополнительных вливаний.

Поспешная европейская интеграция привела к определенной социальной напряженности. Почти треть населения новых членов ЕС превратилась в «новых бедных», в том числе за счет  размывания  сложившегося в прошлом  среднего класса. Реформы  не сохранили  предшествующие социальные завоевания, а неолиберальный  романтизм о всесилии рынка оказался ложным. Пока еще не осознаны социально-психологические последствия  перехода стран из восточно-европейского в западноевропейское экономическое пространство. Чехия, Польша и Венгрия выделялись в «социалистическом лагере»    своим  цивилизационным и культурным статусом, что служило примером подражания  для восточных славян. Это в душе осознавали  чехи, поляки и венгры. В ЕС эти страны заняли место  маргиналов, выступающих в качестве дешевого сборочного цеха.

 

По прогнозам Института  международных финансов (IIF) в наибольшей степени от финансового кризиса в Европе пострадали страны Балтии и Украина. Эти страны объединяет последовательная антироссийская политика. Как стало очевидным сам факт членства в ЕС и НАТО не спасает от кризиса. Страны Балтии взяли  слишком много кредитов за  рубежом, и им не хватает денег по обслуживанию долга. Эстонии и Латвии прогнозируют в ближайшие годы отрицательный рост ВВП. В результате русофобии сузился рынок транспортных услуг за счет утраты транзита российских грузов.  Новые члены ЕС  демонстрировали циничный прагматизм, декларируя одновременно приверженность демократическим ценностям  и политику нацификации 4.

Страны Балтии, как и ранее Польша надеялись, что антироссийская политика будет экономически компенсирована Европейским Союзом и Соединенными Штатами. Но у западных стран прагматизм всегда доминирует во внешнеэкономической политике, где отсутствует категория «дружба народов». Страны старой Европы, отдающие приоритеты собственным интересам,  совершенно спокойно восприняли проект Северо-Атлантического газопровода в  обход Польши и стран Балтии. А Белый дом всегда подчеркивает новым вассалам, что они проводят антироссийскую политику ради торжества демократии, а не в надежде получить американскую помощь.  

В результате поспешного расширения на восток возможности Европейского Союза по модернизации экономики новых членов оказались ограниченными, и это обстоятельство обострит в ближайшем будущем геополитические проблемы. Стало еще более очевидным, что Европейский Союз в военно-политическом отношении, не имея объединенных вооруженных сил, не может брать ответственность за безопасность европейских стран. Европейский Союз является так же самым  зависимым от импорта энергетических ресурсов  геополитическим образованием (15 % от мирового объема энергопотребления).

Запад, после глупого романизма 90-х годов, утрачивает монополию на приоритет своих ценностей, скомпрометированных попытками силового распространения демократии в Евразии. И на этом фоне Брюссель по инерции начинает продвигать программу Восточноевропейского партнерства (ВЕП),  разработанную по инициативе Швеции и Польши. Программа предназначена для сотрудничества с Белоруссией, Украиной и Молдовой, а так же странами Южного Кавказа (Азербайджаном, Грузией и Арменией). Европейский Союз после непродолжительного периода рыночного романтизма предлагает Восточной Европе модель разноскоростной интеграции в многомерном коммуникационном пространстве. Эта форма сотрудничества предусматривает в качестве сладкой пилюли возможное членство в ЕС в неопределенном будущем. В отличие от европейской политики добрососедства со странами Северной Африки. Однако мировой финансовый кризис практически свернул программу, так как в консолидированном бюджете ЕС нет возможностей выделить для её реализации,  заявленные 500 млн. евро до 2012 года. 

Пребывание стран народной демократии в советском геополитическом пространстве  сыграло злую шутку. Советский Союз оказывал «братьям» по соцлагерю безвозмездную и бескорыстную помощь, не всегда думал о собственной экономической выгоде и  списывал долги ради «дружбы народов».  Поэтому новые члены ЕС, привыкшие к иждивенчеству в советском геополитическом пространстве, надеялись на соответствующую политику Брюсселя. Но этого не произошло. Стратегия иждивенчества новых членов ЕС особенно проявилась и в финансовой политике, крупных масштабных заимствований  у международных финансовых институтов. Надежда на «дружбу народов» и взаимопонимание не оправдались. Но ответственность за иждивенчества переложена с Советского Союза на плечи Европейского Союза.

Негативная роль оффшоров и неудачи с трансграничным сотрудничеством

В Украине, несмотря на  неудачи с европейской интеграцией, происходит крупномасштабный вывод активов преимущественно в страны ЕС с помощью оффшорного бизнеса.

После провозглашения независимости Украины особенно актуальным был поиск новых форм  международной экономической интеграции, обеспечивающей интересы национальной безопасности государства. Наибольшее распространение в Украине получили такие современные формы мирохозяйственных связей, как свободные экономические зоны, трансграничное сотрудничество и международные транспортные коридоры. Однако создание свободных экономических зон использовалось в Украине не как эффективная форма мирохозяйственной интеграции и выхода на мировые рынки, а как раздача преференций лояльно ориентированным на власть финансово-промышленным группировкам. Трансграничное сотрудничество и проекты МТК, основанные на принципах европейского регионализма,  не стали «локомотивами»  европейской интеграции Украины.

 

«Черные дыры» налогового рая. Остановимся более подробно на «опыте» Украины по использованию налоговых преференций в открытой экономике, хотя и в России он имел примерно те же «достижения».  В результате «оранжевого» прорыва ВВП Украины опустился до уровня 60 % от начала девяностых годов. Размер теневой экономики превышает 40 % ВВП Украины. Из-за политической и экономической нестабильности украинские граждане держат «под подушкой» свыше $50 млрд. И каждый раз, когда украинская власть не знает выхода из создавшегося положения (а это её перманентное состояние)  в экономике, она по инерции использует преференции свободных экономических зон. В интересах «правильно» ориентированных организованных партийных бизнес - группировок.

Действительно, с  первых лет независимости большие надежды на пути к рыночной трансформации возлагались на  проекты создания свободных экономических зон. Эта идея как призрак «светлого будущего» и очередного «чуда» в  пространстве экономического кризиса  получила широкое распространение в странах Восточной Европы. Создание СЭЗ  в Украине рассматривалось отечественными учеными как важный фактор  развития открытой  экономики, привлечения иностранных инвестиций и роста производства в депрессивных районах. Однако власть распорядилась по-своему.

Было создано более десяти СЭЗ, в том числе «Сиваш» в Крыму, «Донецк» и «Азов» в Донецкой области, «Закарпатье» в Закарпатской области, «Яворов» во Львовской области, «Славутич» в Киевской области, «Интерпорт-Ковель» в Волынской области, а также «Порто-франко»  в Одессе и  «Рени» в Придунавье. В стране был введен специальный режим инвестиционной деятельности  на территориях приоритетного  развития  в Крыму, Донецкой, Луганской, Закарпатской, Львовской, Житомирской, Черниговской, Волынской  областях,  в городах  Шостке (Сумская область) и  Харькове.

Рекордсменом явилась  Донецкая область, где действовали 11 СЭЗ и 9 территорий приоритетного развития. В Донбассе  с 1998 по 2005 гг. за счет налоговых льгот  было привлечено $1,2 млрд. инвестиций, или всего по $171 млн. в год. Закон  о деятельности СЭЗ и ТПР в Донецкой области позволил частично смягчить последствия экономического кризиса 1998 года. Угледобыча, металлургия, машиностроение и пищевая промышленность были объявлены  приоритетными видами деятельности. За ввоз импортного оборудования не взимались таможенные пошлины. Бизнес ТПР не отчислял государству в течение пяти лет налог на прибыль, а аккумулированный капитал  направлял на рефинансирование и расширение производства. Однако реальность оказалась далекой от намерений. СЭЗ «Донецк» специализировалась в частности на производстве не пользующихся большим спросом холодильников «Норд» и мясных продуктов за счет преференции по ввозу импортного мяса, что  добивала отечественного фермера.   

Масштабы прямых иностранных инвестиций в СЭЗ из-за перманентной политической нестабильности в стране оказались незначительны и они практически не связаны с привлечением высоких технологий. Например, зона Порто-франко в Одесском порту работает с 2001 года. В зарегистрированных проектах прямые иностранные инвестиции составляют примерно $7 млн. Основной зарубежный инвестор пришел … из Болгарии.  Для сравнения, только японцы вложили в СЭЗ Констанцу $100 млн. из одного миллиарда долларов планируемых инвестиций. 

Опыт создания СЭЗ в Украине  свидетельствует о крупномасштабной  имитации этой прогрессивной формы мирохозяйственной интеграции. Механизм создания  СЭЗ по-украински  напоминает заповедники коммунизма из  недалекого прошлого, когда энергичный руководитель добивался  льгот для создания образцово-показательного  колхоза или завода в социалистическом окружении. Власть раздала индульгенции  депрессивным районам за счет находящихся не в лучших условиях  других отечественных товаропроизводителей. Только в отличие от средневековья, где индульгенция рассматривалась как  грамота об «отпущении грехов», украинский вариант предусматривал отпущение  долгов  только  избранным или социально опасным для  благополучия власти территорий.

Свободные экономические зоны в Украине не стали «локомотивом»  развития  предпринимательства. Появление множество зон и территорий с льготным режимом привели к дискредитации  этой формы открытой экономики, которая имитируется  властью,  неспособной решать местные социально-экономические проблемы. В законодательных актах  по созданию СЭЗ  доминируют элементы зарегулированности и государственного контроля, а иерархия уровней управления не сокращается, а значительно возрастает. Государственные органы влияют на выдачу лицензий, дают или не дают разрешения на создание предприятий, регулируют  регистрацию проектов и заключение контрактов. Администрации экономических зон, являясь государственными органами,  вмешиваются в предпринимательскую деятельность. Особенность  специальных зон по-украински  заключается в том, что правительство  брало на себя  роль предпринимателя. Создавались преференциальные условия для бизнеса на государственных ресурсах (доступа к бюджетным финансам и госзаказам). При этом государство устранилось от создания производственно-коммуникационной инфраструктуры СЭЗ, что является обязательным условием их успешного функционирования.

Создание на Украине специальных экономических зон и территорий приоритетного развития не стало эффективным механизмом выведения  промышленности и депрессивных территорий  из кризиса. Была изобретена оригинальная модель  свободных зон по-украински,  когда преференции  раздавались не в интересах привлечения  зарубежных  инвестиций и технологий, а для местных корпоративных групп в обмен на их лояльность властям. Этот механизм использовался наиболее эффективно в недавнем прошлом гарантом Конституции для продления своих президентских полномочий. Местные организованные бизнес – группировки, оказавшие значительную финансовую поддержку кандидату в президенты, получали от победителя преференции за счет государственного бюджета.

Раздача преференций приобрела такие масштабы, что в 2000 г.  руководство Международного  валютного фона  поставило  в качестве  одного из условий  выделения Украине очередных  кредитов  отмену   налоговых льгот и  ликвидацию  на территории страны всех  свободных экономических зон. Многочисленные преференции  еще больше  увеличили дефицит государственного бюджета. И согласно логике экспертов МВФ,  если страна  просит  кредиты, она, прежде всего, должна ликвидировать  налоговые «дыры» в собственном бюджете.

 

В прошлом СЭЗ предполагалось использовать по аналогии с космическим кораблем в качестве стыковочного узла между двумя сверхдержавами, имеющими различные технологические пирамиды. Вместо этого произошло самоубийство советской сверхдержавы, а большинство высоких технологий было утрачено. Прошли годы, и изменился мир. Запад вошел в постиндустриальную эпоху. Индустриальные СЭЗ стали неэффективными в качестве стыковочных узлов. В международных экономических отношениях  на первое место вышли научно-технологические зоны (технополисы). Политика Европейского Союза была направлена в последнее десятилетие на закрытие на внутренних границах традиционных  СЭЗ, которые являются формой мирохозяйственной интеграции индустриальной эпохи. Поэтому полукриминальные СЭЗ («малины») в странах Восточной Европы превратились в стыковочный узел с коррумпированной властью и с развивающимися странами (Турцией, Болгарией, Иорданией и др.). Но они оказались не пригодны для интеграции со странами Запада. Всемирная Торговая Организация так же не допускает политических преференций в отношении отечественного бизнеса.

 

Авторская концепция поэтапной мирохозяйственной интеграции на основе создания СЭЗ предусматривала единое правовое поле для иностранных и отечественных субъектов предпринимательской деятельности 5. Этот принцип был нарушен в принятых законах, где  предусматривался «отбор» зональных предприятий (на практике по принципу лояльности к властям). Вместо поэтапного открытия экономического пространства страны была использована «шоковая терапия», приведшая к резкой дифференциации общества на очень богатое меньшинство и очень бедное большинство. В криминально-коррумпированном государстве, где норма прибыли составляет до 300 %, СЭЗ практически не нужны.

Украинские криминальные СЭЗ обещала ликвидировать «оранжевая власть», отменившая в марте 2005 года  налоговые льготы. Однако это не было доведено до логического завершения. Законы о СЭЗ в Украине не легитимны международному праву и дела инвесторов против государства Украина были бы проиграны в судах. Пришедший после парламентских выборов 2006 года к власти представитель донецкой финансово-промышленной группировки одним из первых своих решений на посту премьер-министра временно восстановил преференциальный режим для «донецких».

 

На фоне оглушительного провала создания СЭЗ в странах Восточной Европы, стало массовым использование механизма оффшорной юрисдикции.  А Украина, по мнению экспертов даже  находится в числе лидеров по количеству созданных оффшорных компаний 6.

Оффшорный бизнес стал непременной частью мировой экономики. С целью минимизации  налогов и защиты частного капитала оффшорный бизнес  присутствует практически во всех сферах предпринимательской деятельности. Многие западные банки имеют дочерние филиалы в оффшорных зонах. По данным Организации  экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) треть мировых банковских депозитов хранится в крупнейших центрах оффшорного бизнеса. Оффшорные банки укрывают  около $11,5 трлн.

Оффшорный бизнес  стал особенно привлекателен для резидентов из Восточной Европы, капитал которых имеет  нелегальное происхождение. Национальная юрисдикция по-разному классифицирует оффшорный бизнес. Так, например украинское правительство к оффшорным зонам относит 37 территорий. И согласно закону «О налогообложении прибыли предприятий» облагается  налогом в 15 % перечисления денежных средств отечественными резидентами оффшорным компаниям, выполняющим  работы  в Украине.  

Оффшорная юрисдикция дает широкие преференции, главными из которых для резидентов из  коррумпированного государства  являются полное или существенное  освобождение  от налогов на прибыль и капитал,  а также полная конфиденциальность  информации  о собственниках оффшорного бизнеса. Тогда как для бизнеса из цивилизованных стран оффшорные компании, например, в банковском деле используются для оперативного вложения капитала в перспективные проекты в любой стране мира. 

В 2009 году на саммите «Большой двадцатки» были декларированы намерения  усилить борьбу с оффшорным бизнесом. ОЭСР опубликовала три списка оффшоров:

  • страны, соответствующие международным банковским стандартам,
  • страны, взявшие на себя обязательства  по соответствию  международному налоговому стандарту, но в недостаточной мере их выполняющих,
  • страны, не соответствующие международным  налоговым стандартам.

Вместе с тем, это, казалось бы, запоздалое решение в действительно лишь констатирует, что оффшоры сыграли свою роль в глобальной конкуренции 7. По мнению Юрия Болдырева, опубликованного в «Литературной газете» в статье «Налоговый рай или убивающих наркотик?», оффшоры позволили выкачать у конкурентов не только огромные ресурсы.

Оффшорный бизнес эффективно осуществил подкуп государственной власти в странах криминально-коррумпированной демократии. Через подкуп чиновников разлагающе действовал на механизм государственного управления  и способствовал ослаблению роли государства на мировых рынках. Особенно в крупных масштабах оффшорная юрисдикция использовалась для доступа к полезным ископаемым. Если в Соединенных Штатах  добычу полезных ископаемых может осуществлять только частная компания американской юрисдикции. В России допуск к недрам получил оффшорный бизнес, не несущий юридической ответственности за  нарушения природоохранного  и трудового законодательства. 

 

Создаваемые в Восточной Европе свободные экономические зоны скомпрометировали прогрессивные формы международного разделения труда. Как стало очевидным, свободные экономические зоны  дают значительный созидательный эффект только в странах, где политическая воля служит интересам всего государства при относительно невысоком уровне коррупции. Использование этой  формы налоговых преференций в условиях коррумпированной власти России и Украины нанесли огромный ущерб государству и одновременно обогатили элиту «в законе» повязанную с криминальным оффшорным бизнесом для избранных. Не случайно, среди государств, наиболее открытых к оффшорному бандитизму налогового «рая», несомненно, почетные места принадлежат России и Украине. Введение жестких мер в отношении оффшорной юрисдикции может иметь политические последствия для этих стран.    

На Украине большинство стратегических предприятий, которым оказана  государственная помощь, не являются отечественными, зарегистрированы вне налоговой территории страны. На этих оффшорных предприятиях сформировался механизм  перевода активов  из корпоративной  в личную собственность. Объектом налогообложения на Украине становится лишь  незначительная часть их доходов. Руководство оффшорных компаний заинтересовано не в стабильности отечественной экономики, а в гарантии безопасности собственных активов. Государственная статистика скрывает реальное положение дел и включает выведенные активы в макроэкономические показатели страны, в том числе при расчетах ВВП на душу населения. Поэтому для стран с высоким уровнем коррупции и вывода активов за границу  в Экономическом ежегоднике ЦРУ рассчитываются фактическая, а не фиктивная макроэкономическая статистика.  

Через оффшоры («крысиные лазы»)  на незаконных основаниях выводятся огромные капиталы. Особенно популярны на Украине  Британские Виргинские острова с населением в 27 тыс. человек. Это самоуправляемая территория, входящая в Британское Содружество,   стала самой богатой  среди стран Карибского бассейна. По данным ЦРУ ВВП на душу населения составляет $38,5 тыс. Местная валюта — американский доллар.

Британские Виргинские острова, являясь заморской территорией Великобритании, входят в Европейский Союз через членство Великобритании согласно Акту о присоединении 1972 года. Поэтому вывод активов через этот оффшор в конечном итоге работает на благо Европейского Союза.  Когда активы выводятся через компании экстерриториальной юрисдикции (оффшоры) и происходит банкротство стратегического для страны предприятия, это может расцениваться как нанесение ущерба национальной безопасности. Но с другой стороны, владелец оффшора, обанкротивший компанию, устранил на мировом рынке реального конкурента. Например, для британского бизнеса. Как в этом случае должно поступить британское правительство? Правильно, оно должно отблагодарить «нового русского» или «нового украинца», который разорил отечественно стратегическое предприятие во благо западного конкурента. Можно наградить такого иностранца орденом, а можно скромно предоставить ему вид на жительство или гражданство за особые заслуги перед английской короной. Не случайно, среди физических лиц, доминирующих на рынке самой дорогой недвижимости летом 2009 года в Лондоне доминировали  « новые русские» и «новые украинцы» и их родственники. 

В условиях глобализации мировая экономика предъявляет новые требования к региональным условиям хозяйствования, где налоговые льготы перестали быть доминирующим фактором. Восточноевропейская практика показала, что декларированные цели по  привлечению иностранных инвестиций, активизации  совместной предпринимательской деятельности, внедрения  новых технологий и рыночных отношений  на основе  СЭЗ оказались  не достигнутыми. И в России и на Украине так и не создана одна единственная  зона  здравого смысла в налогообложении  для всех  отечественных товаропроизводителей и зарубежных инвесторов, включая малый и средний бизнес.

 

Трансграничное сотрудничество 8. Украина активно использует принципы европейского регионализма, но эта политика не всегда приводит к позитивным результатам, что  особенно проявилось на примерах создания  еврорегионов. 17 административных областей Украины являются приграничными. Вдоль  периметра  государственной границы были созданы  еврорегионы «Карпаты», «Нижний Дунай», «Буг», «Восточное Полесье»  и др. Еврорегион  «Карпаты» был основан в 1993 г. представителями приграничных сообществ Венгрии, Польши и Украины. В дальнейшем к договору присоединились регионы Словакии и Румынии. В результате еврорегион охватил территорию с населением  более 10 млн. человек и превратился по европейским масштабам в гигантское аморфное образование. Только от Украины в еврорегион  вошли Закарпатская, Львовская, Ивано-Франковская и  Черновицкая области. Высшим органом еврорегиона «Карпаты»  является Совет представителей местных органов самоуправления, деловых кругов, науки и культуры. В соответствии с Уставом  созданы комиссии по региональному экономическому развитию,  охране окружающей среды и туризму, по вопросам образования, культуре и спорту. Еврорегион испытывает трудности по консолидации финансового  бюджета из-за экономического кризиса в большинстве приграничных сообществах. Общие мероприятия межрегиональной организации финансировались в основном за счет американского института «Восток-Запад» и фонда Рокфеллера. Опыт создания еврорегиона «Карпаты» выявил и исключительные трудности трансграничного сотрудничества в странах с различными темпами и векторами  экономических преобразований.

Еврорегион «Карпаты» явился первенцем трансграничного  сотрудничества,  что потребовало решения многих экономико-правовых проблем. За первые годы  существования  Карпатского еврорегиона были  открыты  новые международные переходы через границу и  построен мост через Тису. Однако темпы европейской интеграции различаются у участников еврорегиона. Венгрия, Польша, Словакия и Румыния стали членами ЕС и НАТО. Украина по макроэкономическим показателям стала еще дальше от ЕС. Таким образом,  по странам Карпатского еврорегиона уже прошла реальная  политическая экономическая граница, отделившая Украину от  европейской интеграции. Как известно,  Европейский Союз имеет  визовый режим на своих внешних границах.

После вхождения Польши в Шенгенскую зону был значительно свернут украинский приграничный бизнес. Поэтому принято межгосударственное решение об упрощенном пересечении польско-украинской границе для жителей 30-км приграничной зоне.

В 1998 г. было подписано соглашение о создании еврорегиона «Нижний Дунай», объединившего  приграничные  административные районы  Одесской области (Украина), уезд Кагул (Молдова) и  уезды Брэила, Галац и Тулча (Румыния). Бюджет программы трансграничного сотрудничества Румыния – Молдова – Украина превышает 30 млн. евро. Эти средства направляются на реализацию проектов  по развитию приграничной экономики и охране окружающей среды, преимущественно в Румынию и Молдову. 

Среди приоритетных направлений развития еврорегиона выделяются: создание свободной экономической зоны на границе трех государств,  развитие международных транспортных коридоров, обеспечение судоходства на Дунае,  совместное решение экологических проблем (улучшения качества питьевой воды) и создание природно-заповедного режима в устье Дуная. Однако отсутствие  в Украине  геополитической  стратегии в Юго-Восточной Европе сдерживает развитие   трансграничного сотрудничества. За последнее десятилетие Украина  утратила функции главного коммуникационного узла на Нижнем Дунае, уступив лидерство соседней Румынии. Украинское Придунавье  является одним из наиболее депрессивных районов страны.  Безработица  в портовых городах  достигает 50—70%  трудоспособного населения.

 

В отличие от ЕС соглашения о еврорегионах в Восточной Европе носят рамочный характер и больше напоминают  декларации о намерениях, так как отсутствуют финансовые возможности создания консолидированных бюджетов. Получившая    распространение в Украине  идея трансграничного сотрудничества на основе создание еврорегионов «Карпаты», «Буг» и «Южный Дунай»  не имеет  должной законодательной и финансовой базы. Несовершенное законодательство о местном самоуправлении и отсутствие опыта трансграничного сотрудничества способствуют  очередной имитации этой формы европейской интеграции. В экономически слабой стране, где процесс государственного становления еще не завершен, создание преференций в приграничных регионах  приводит к консолидации теневого капитала, контролируемого  криминальными корпоративными группами. На трансграничное  сотрудничество оказывают негативное влияние геополитический фактор на западных границах и отсутствие пограничной инфраструктуры  на восточных рубежах страны.

В соответствии с подписанными соглашениями о еврорегионах наиболее успешно,  как  и в недавнем прошлом,  осуществляется   обмен делегациями,  выступают народные ансамбли песни и пляски, проводятся многочисленные форумы с фуршетами,   нет только позитивных  сдвигов в деловом сотрудничестве.  В результате вступления в ЕС стран Центрально-Восточной Европы  наметились тенденции введения визового режима на  государственных границах с Украиной. Сокращаются объемы приграничной торговли,  прекратился  «челночный» бизнес с Польшей.  Уровень жизни у западных соседей  значительно повысился, что  сказывается на себестоимости  производимых товаров.

Одним из главных факторов,  ограничивающих  приграничное сотрудничество с западными соседями, являются  увеличивающийся разрыв в экспортных возможностях.  Объем экспорта в расчете на душу населения в Украине  втрое меньше, чем в Польше, и в  десять раз меньше, чем в Венгрии.

Современный европейский регионализм и трансграничное сотрудничество  основываются на принципах местного самоуправления и  субсидиарности (делегирование полномочий по вертикали снизу вверх). О какой экономической самостоятельности  приграничных областей и районов можно вести речь, если в Украине не решены проблемы  местного самоуправления? В 2000 г. директивой  правительства  все административные области  Украины стали  дотационными, обязаны большую часть  налоговых и других поступлений  перечислять в центр, и просить у него финансовые средства на решение местных проблем.  

Большинство пограничных районов Украины относится  к наиболее  дотационным территориям. Это обусловлено в первую очередь геополитическими  и геоэкономическими факторами. Наибольшие экономические трудности  испытывают  регионы с небольшим сроком  пребывания в геополитическом пространстве Украины (Закарпатье, Северная Буковина,  Южная Бессарабия и Крым). Как это ни парадоксально, но после падения  «железного занавеса» близкие к Европейскому Союзу   западные пограничные районы  России, Украины и Белоруссии оказались наиболее депрессивными  и с незначительным экспортным потенциалом. 

Созданные еврорегионы  не привели к  расширению экономического сотрудничества с сопредельными странами.  Еврорегионы  не имеют консолидированных бюджетов и не способны вести самостоятельную политику по созданию рыночной инфраструктуры на местном уровне. Еврорегионы не стали эффективной формой  совершенствования региональных условий хозяйствования. 

Трансграничное сотрудничество,  основанное на принципах европейского регионализма,  так же не стало одним из «локомотивов»  экономики  Украины. При отсутствии реальных прав местного самоуправления, пограничным регионам с исключительно низким  экспортным потенциалом и нерешенными  социально-экономическими проблемами  присваивался статус «еврорегионов», игнорируя  подписанную Украиной как членом Совета Европы «Декларацию о европейском регионализме», в которой заложены принципы экономической свободы  местных общин (самоуправления) и  субсидиарности.

 

Резюме

 

Главный роковой рубеж в Европе прошел между желанием жить не по средствам новых членов ЕС  в надежде на «правильного» старшего брата и  природой западной экспансии, в которой важная роль принадлежит экономическому киллерству. Международные финансовые институты, где руководящая роль принадлежит американцам и европейцам, охотно предоставляли кредиты, за которые в результате банкротства приходится рассчитываться натурой — материальными и другими ресурсами. После периода безумного популизма у новых членов ЕС появилось время более внимательно освоить наследие классической европейской мысли, одно из которых предупреждает «Абсолютно правильного миропорядка не существует.  Справедливость остается задачей, не имеющей завершения».

Европейский Союз, несмотря на декларируемую политику, осуждающую оффшорный бизнес, использует эту форму в отношении других стран для доступа к ресурсам и вывода активов, когда это происходит в интересах Содружества.


1 Зеркало недели, 1 марта 2008 г.

2 Татьяна Силина «Помоги себе сам, и друзья тебе больше полюбят» — Зеркало недели, 26 апреля 2008г.

3 Юрия Пахомов Возьмут ли Украину в НАТО?  — www.rosbaltnord.ru/2007/12/07/4383383/html

4 Владимир Дергачев Крушение мифа о сказочном Евраленде. – http://dergachev.ru/geop_events/010409.html

5 Дергачев В. А. Свободные экономические зоны в современном мире. — Одесса: Судоходство, 1996;  

Дергачев В. А. Международные экономические отношения. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2005.

6 Данил Гетманцев Инициативы G20  вынуждают  задуматься о смене юрисдикции. — Зеркало недели, 30 апреля 2009 г.; Артем Свитненко Зоны налогового рая не теряют популярности. — Зеркало недели, 30 апреля 2009 г.

7 Владимир Дергачев «Черные дыры» налогового рая. — www.dergachev.ru/geop_events/270609.html

8 Владимир Дергачев Трансграничные фуршеты. – http://dergachev.ru/geop_events/040709.html


  Назад   Далее

 

 


 

«Геополитика сверхдержав»

Америка. Утомлённая супердержава Падение и взлет китайского Дракона Имперская геополитика. Великий час мировых империй Путь к процветанию государства

 


Воспоминания
Ландшафты памяти
Ландшафты путешествий. Города и страны
Ландшафты поэзии, музыки и живописи


Избранные статьи и посты
ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ПРОСТОРАМ РОДИНЫ ЧУДЕСНОЙ
Шейх Заид. Самая выдающаяся исламская личность


Павел Флоренский. Русский Леонардо да Винчи
Максим Горький. Писатель, купленный любовью народа
Иван Бунин. Певец пограничья природы
Анна Ахматова. Парящая в небесах
Николай Гумилев. Конкистадор истоков человеческой природы 
Николай Заболоцкий. Поэт философской лирики


Бесподобная Элеонора. Королева мужских сердец
Анна Вырубова. Фрейлина, монахиня, оклеветанная
Трафальгарская Венера. Символ красоты и силы духа
Париж. Лувр. Гимн обворожительным женщинам


Трансильвания. Замок Дракулы. Вампирский бренд Румынии
Где присуждают и вручают Нобелевские премии
Олимпийские игры. От Древней Греции до Сочи
Гибель мировой секретной империи
Великий час кораблей пустыни
Неугасающий ослепительный блеск Венеции
Карибы. Святой Мартин. Остров двух господ