logo
Институт геополитики профессора Дергачева
Сетевой проект
Аналитический и образовательный портал
«Пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет». Мартин Хайдеггер

Геополитика. Русская энциклопедия

Интернет-журнал

Геополитика. Русская энциклопедия

Геополитика. Русская энциклопедия

Введение

Глава 1 Макроэкономика и геополитические факторы рыночных трансформаций
Макроэкономическая трансформация
Геополитические факторы рыночных трансформаций

Глава 2 Влияние мирового финансового кризиса на мирохозяйственную интеграцию
Особенности мирового финансового кризиса
Экономические угрозы национальной безопасности
«Бизнес» на государственных ресурсах

Глава 3 Проблемы Европейской интеграции Украины
Факторы европейской интеграции
Уроки европейской трансформации стран Центрально-Восточной Европы
Негативная роль оффшоров и неудачи с трансграничным сотрудничеством

Глава 4 Геотранспортная трансформация Европейского Союза и Украины
Особенности европейской транспортной политики
Международные транспортные коридоры Запад — Восток
Транспортная политика Украины
Евроазиатский коридор Западная Европа – Кавказ – Средний Восток

Глава 5 Украина в постсоветском пространстве

Трансформация постсоветского пространства
Содружество независимых государств
Геоэкономический проект биполярной Европы

Глава 6 Украина в Черноморском регионе

Новая геополитическая архитектура Черноморского региона
Черноморская геоэкономическая политика Европейского Союза
Черноморская геополитика Соединенных Штатов Америки
Трансформация российской геополитики
Черноморский остров Змеиный в зеркале геополитики

Глава 7 Геоэкономическая трансформация украинского Причерноморья

Особенности региональной трансформации
Трансформация Большой Одессы
Главные морские ворота Украины
Трансформация Крыма
Трансформация Украинского Придунавья

Глава 8 Геоэкономическая трансформация стратегических рынков

Особенности трансформации стратегических рынков
Энергетический рынок
Промышленный рынок
Рынок черных металлов
Продовольственный рынок
Рынок трудовой миграции

Глава 9 Пути преодоления украинского кризиса

Пути преодоление институционной слабости государственного управления
Пути преодоления кризиса на рынке инноваций и образования
Переход на европейские принципы региональной политики

Глава 10 Геоэкономическая интерпретация циклов мировой конъюнктуры Кондратьева – Валлерстайна

Циклы геополитической трансформации
Украина на геоинформационной карте, отражающей смену технологических циклов

Заключение




   
   
   
Союз образовательных сайтов    
Яндекс цитирования    
Рейтинг@Mail.ru    
   



Лекции Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи


Обсудить статью в дискуссионном клубе

Дергачев В.А. ГЕОЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ УКРАИНЫ.

Монография. Электронное издание на CD. Издательский проект профессора Дергачева, 2011. 11 п. л.


Глава 6. УКРАИНА В ЧЕРНОМОРСКОМ РЕГИОНЕ

Черноморский вектор внешней политики Украины связан, прежде всего, с формированием Черноморского экономического сотрудничества (ЧЭС). Организация ЧЭС не стала полноценной региональной группировкой. Черноморское экономическое сотрудничество осуществляется в условиях ограниченных финансовых возможностей стран-участниц и лимитирующих факторов (энергетических, транспортных, экологических, водных, трудовых). Поэтому  каждое государства ведет поиск  оптимальной модели открытой экономики с надеждой на зарубежные инвестиции. Парадоксальная особенность  Черноморского  экономического сотрудничества  заключается в том, что большинство стран, игнорируя реальную  географию и геополитику,  декларируют стратегический европейский или проамериканский выбор. Конкуренция между ними за транзитные функции доминирует над интеграционными проектами субрегионального сотрудничества. Многолетний  безуспешный опыт Турции свидетельствует о трудностях  интеграции стран,  принадлежащих к разным цивилизациям,  имеющим социокультурные  и конфессиональные различия.

Украина символически присутствует в проекте международного транспортного коридора TRACECA, тогда как основные грузопотоки идут через Турцию. Участие в антироссийском геополитическом образовании ГУАМ не принесло Киеву политического капитала и экономических выгод. Внешнеторговый оборот со странами этой группировки не превышает 2 %. Создание так называемой «демократической» оси Украина и Грузия и участие президентской власти на стороне Тбилиси в грузино-российском конфликте привели к углублению кризиса украинской государственности.

Новая геополитическая архитектура Черноморского региона

Черноморский регион втягивается в международный глобальный конфликт. Этот прогноз1, подтвердился событиями на Кавказе. После неудавшегося грузинского блицкрига, обстановка в Черноморском регионе стала взрывоопасной. Это замораживает на неопределенное  время реализацию многочисленных коммуникационных и энергетических проектов. Черноморский регион становится исключительно непривлекательным для инвестиций. Если в недавнем прошлом Запад рассчитывал на монопольное право распоряжаться энергетическими ресурсами Каспийского региона и Центральной Азии, то к настоящему времени на них претендуют Китай, Индия, Япония и другие азиатские страны, не заинтересованные в создание энергетического моста на Запад через Южный Кавказ. Кроме того, азиатские страны выступают против «цветных революций», приводящих к власти проамериканские националистические режимы под флагом «демократии», что дестабилизирует обстановку в государствах.   

 

После распада Советского Союза и трансформации его геополитического наследия большие надежды возлагались на экономическое сотрудничество стран Черноморского региона как фактора международной безопасности. Экономическое сотрудничество должно было стать гарантом стабильности в регионе, способствовать взаимопониманию славянских, тюрко-язычных и других народов. Однако этого не произошло.

 

В Черноморском регионе происходит столкновение интересов крупных геополитических игроков (США, ЕС, России). Современная геополитическая архитектура в Черноморском регионе обусловлена усилением военно-политического присутствия НАТО и США, а так же энергетической геополитикой  (перестройкой  генеральных направлений  транспортных коммуникаций). К региону  приковано внимание  западных  нефтяных компаний в связи с перспективами освоения  богатых углеводородами месторождений  Каспия и выбора  путей транспортировки  нефти и газа.

Выделяются несколько этапов геополитической трансформации в Черноморском регионе.  Идея формирования международного сотрудничества в Черноморском регионе  имеет краткую предысторию. Еще в 70-е годы разрабатывалась советская программа «Мировой океан» и были предприняты первые попытки поиска новой формы международного сотрудничества в Черноморье при доминирующей геополитической роли Советского Союза. Под эти цели в Одессе был создан академический институт (ныне Институт проблем рынка и экономико-экологических исследований НАНУ).

  В рамках программы «Мировой океан»  была теоретически  обоснована  новая форма  субрегионального сотрудничества – международный  морской экономический (эколого-экономический)  район2.  При  его выделении  доминировала  экологическая целостность, требующая совместных, в том  числе  экономических, усилий по сохранению природной среды. После распада  советского геополитического пространства Турция, стремящаяся стать региональной державой, выступила с политической инициативой  создания Черноморского  района  экономического сотрудничества. В борьбе за черноморскую торговлю в лидеры вышел Стамбул, к  которому перешли посреднические функции Бейрута — бывшего  торгового   и финансового  центра Ближнего Востока. Турция  стала претендовать  на роль коммуникационного моста между Европой и Азиатско-Тихоокеанским регионом.

Идея создания нового геоэкономического пространства на рубежах цивилизаций на основе делового сотрудничества имела глубокие исторические корни. Черноморье — исторический перекресток  торговых путей Запад — Восток и Север — Юг. Однако наибольшего успеха  свободная торговля достигала тогда, когда регион находился в едином геополитическом пространстве. Интегрированная в прошлом Восточная Европа  имела возможность получать высокую  геоэкономическую ренту (сверхприбыль) за счет  единого коммуникационного каркаса «от моря до моря» (Балтика, Черноморье, Каспий, и северные моря). Теперь эти преимущества в глобальной конкуренции утрачены. 

 

Современный этап трансформации в Черноморье связан с активностью НАТО и Соединенных Штатов, стремящихся взять под контроль рубежи евразийских цивилизаций и коммуникационные коридоры между главными соперниками в глобальной  конкуренции (ЕС и АТР). НАТО является объединением государств, целью которого — совместная самооборона. Саммит НАТО в Бухаресте отсрочил последнее наступление Запада на Восточную Европу. Вступление Украины в НАТО будет сопровождаться глубинной геополитической трансформацией, последствия которой для Восточной Европы и Черноморья не просчитаны.

 

Согласно Конвенции Монтрё о статусе Проливов (1936) за торговыми судами всех стран сохраняется свобода прохода через Черноморские проливы, как в мирное, так и в военное время. При этом различается режим  прохода военных кораблей черноморских и нечерноморских государств. Для кораблей нечерноморских государств введены существенные ограничения  по классу, тоннажу и срокам пребывания. Таким образом, в Черном море не могут размещаться военно-морские базы третьих стран. Поэтому Соединенные Штаты, которые во имя «безграничной справедливости» могут нарушить любой международный акт, нашли и здесь выход. Вопреки распространенному мнению об американских военных базах в Болгарии и Румынии «де-юре» их нет,  а «де-факто»  они именуются  объектами совместного использования под местным флагом и командованием. Американская армия только использует эти базы без арендной платы в тренировочных целях с частой ротацией военнослужащих3. Чтобы они смогли изучить потенциальный театр военных действий в целях защиты очередной «зоны жизненных интересов» США.  

Америка вклинилась в регион под традиционным флагом главных буревестников демократии, поддержала  создании «мыльного» геополитического  проекта ГУУАМ и так называемые цветные революции в бедных странах криминально-коррумпированной демократии (Грузии и Украине). В Западной Европе  усиливается  черноморское коммуникационное направление  (дунайский и другие транспортные коридоры) с выходом на румынские и болгарские порты.

Несмотря на запоздалую «Черноморскую инициативу» (1993) Российская Федерация начала терять военно-политические и экономические позиции в регионе. Российская Федерация остается второй ядерной и самой мощной энергетической державой мира. Россия  на протяжении двух столетий  затратила  огромные материальные и финансовые ресурсы   и создала  мощную инфраструктуру  для коммуникационного «южного окна»  в Европу и другие части света. Для Западной Европы Новороссия  служила транспортным коридором  на Кавказ и Центральную Азию только в экстремальных условиях, например, в период Континентальной  блокады Великобритании  Францией.

Усиление позиций НАТО в Черноморье,  принятие Турцией в одностороннем порядке ограничений  режима судоходства  в Проливах, нанесло существенный ущерб  интересам  России. Формируется новая коммуникационная ось Санкт-Петербург - Москва -  Воронеж - Ростов-на-Дону - Новороссийск. Создание  нового пути «из варяг в греки» еще больше сузит  хинтерланд  украинских портов  и усилит тяготение  районов Восточной Украины к этой скоростной магистрали. Российская активность в Черноморье возросла в последние годы в связи с внешней политикой, фундаментом которой стала новая геополитика (геоэкономика) с доминирующим энергетическим факторам (проект «Голубой поток» по дну Черного моря в обход Украины). Перспективы Украины на южном геополитическом направлении так же связывались с  Черноморским районом экономического сотрудничества.

Черноморское экономическое сотрудничество осуществляется в условиях ограниченных финансовых возможностей стран-участниц и лимитирующих факторов (энергетических, транспортных, экологических, водных, трудовых). Поэтому  каждое государства ведет поиск  оптимальной модели открытой экономики с надеждой на зарубежные инвестиции.

Парадоксальная особенность  Черноморского  экономического сотрудничества  заключается в том, что большинство стран, игнорируя реальную  географию и геополитику,  декларируют стратегический европейский или проамериканский выбор. Конкуренция между ними за транзитные функции доминирует над интеграционными проектами субрегионального сотрудничества. Различается геостратегия Европейского Союза и Соединенных Штатов в Черноморье.

Черноморская политика Европейского Союза

Европейский Союз после неоправдавшихся надежд на европейскую интеграцию Украины, сделал ставку на геоэкономическую политику в Юго-Восточной Европе. Здесь особую роль играют следующие факторы. Во-первых, создание коммуникационного выхода ЕС к Черному морю через территорию Румынии. Румынский порт Констанца объявлен Брюсселем в качестве главных восточных морских ворот ЕС, дающих выход в Черноморье. Констанца станет по существу одним из трех вершин транспортного треугольника, создаваемого панъевропейским транспортными коридорами.  В прошлом на эту роль могла претендовать Одесса, теперь эти перспективы утрачены. Во-вторых, в отличие от других бывших восточноевропейских стран социалистического лагеря, Румыния располагает богатыми природными ресурсами, включая энергетические и рекреационные ресурсы. В-третьих, Румыния обладает огромным резервом дешевых трудовых ресурсов.

Для того чтобы усилить конкурентоспособность морских перевозок и транспортного коридора на Южный Кавказ  Европейский Союз передал оперативное управление свободным портом в Констанце (Румыния) компании JAFZA International  (Объединенные Арабские Эмираты). Это международное подразделение самой эффективной свободной экономической зоны мира «Джебель Али».

Геополитическая трансформация энергетических коммуникаций.  В настоящее время Европейский Союз зависит на 44 % от поставок российского газа и на 27 % от российской нефти. В Евросоюзе за период 2007/20 годы потребление природного газа увеличится с 500 до 720 млрд. куб. м. Здесь доля импорта природного газа возрастет с 40 до 65 %.  Доходы от российского транзита  составляют в национальных бюджетах стран Балтии 16 %, на Украине и Польше  – 13% и в Финляндии – 10 %. 

Россия до сокращения поставок природного газа в 2006 году ежегодно субсидировала Украину на сумму от 3 до 5 млрд. долларов. Что более чем в четыре раза  превышало помощь  США Украине в 2000\05 гг. (менее 800 млн. долл.). Украина будет оставаться крупнейшей транзитной страной для российского и среднеазиатского газа (около 110 млрд. куб. м в год в 2007 г.) до 2012 года. С вводом в строй газопроводов «Северный поток» (55 млрд. куб. м в год) и «Южный поток» (30 млрд. куб. м в год), нефтепровода Бургас – Александрополис (2009)  Украина утратит значение главной транзитной страны.

Как становится очевидным, энергетических «пряников» на всех не хватает. Если в 90-е годы большинство коммуникационных проектов в Черноморье исходило из безусловной ориентации энергетических ресурсов Каспийского региона  на Запад, то эта политика уходит в прошлое. В настоящее время страны Центральной Азии учитывают интересы России и потребности Китая и Индии. Под патронажем США принято решение о строительстве трансафганского газопровода из Туркмении в Индию. Иран заключил долгосрочное соглашение о поставках нефти в Китай, имеется проект строительства газопровода в Индию.  

После вступления Румынии в ЕС и НАТО возросло стремление  Румынии при благоприятных  обстоятельствах претендовать на роль  региональной державы. Впервые освободившись  за последнее  столетие   от угрозы отторжения  причерноморской Добруджи, через которую проходил стратегический сухопутный  коридор Российской/Советской империи на Стамбул, Румыния  стремиться усилить свое присутствие на опасном геополитическом направлении. Поэтому создание Великой Румынии  на основе воссоединения с Молдавией  всегда будет  находить  сторонников среди  политической элиты страны.

Румыния активно осуществляет политику открытой экономики на основе  расширения транзитных функций в системе Дунай — Черное море. Через территорию  республики проходят транзитные грузы из стран Центрально-Восточной Европы к Черному морю и из Турции и Болгарии в Украину и Россию.  Начиная с 70-х годов,  в Румынии был осуществлен крупномасштабный  транспортный проект. Судоходный канал соединил новый порт Констанца-Юг с Дунаем, что позволило сократить  традиционный речной путь  к Черному морю на 400 км. С экономических позиций исключительно важна близость этого канала к Босфору — главному морскому выходу из Черного в Средиземное море. Значение  судоходного канала  Чернавода — Черное море возросло с открытием  водного  пути Рейн — Майн — Дунай. 

После вступления Румынии и Болгарии в ЕС процесс продвижения на Восток приостановлен. Не только из-за финансовых ограничений. В тылу ЕС оказались Западные Балканы, где холодный мир поддерживается только благодаря войскам НАТО и потребуется длительное время для мирной европейской интеграции региона. 

Европейский Союз, не обладающий военно-политической мощью, нечего не может предложить во внешней политике, кроме очередной кучи информационного мусора о правах человек. ЕС и Старая Европа между двух огней — военно-политической зависимости от США и энергетической от России. США абсолютно доминируют в НАТО. 38 % природного газа и 33 % нефти Европа получает из России. Отказ от того или другого в краткосрочной перспективе приведет к ухудшению качества жизни. Европа слишком долго живет в режиме благоденствия и не готова испытать малейший дискомфорт из-за необходимости освободиться от роли американского вассала за счет снижения качества жизни.

Кроме того, существует мусульманский фактор. Свыше 30 млн. человек, исповедующих в ислам, живет в странах ЕС, что приходиться учитывать во внутренней и внешней политике ЕС.  Фактор поспешного расширения на Восток так же порождает новые проблемы.  Чуда не произошло, старой Европе нужна была, прежде всего, дешевая рабочая сила.

Реальность такова, что Европейский Союз строит свои отношения с Украиной  в контексте своих отношений с Россией, остающейся крупнейшей ядерной и энергетической державой на континенте.

Черноморская геополитика Соединенных Штатов Америки

Учитывая, что Москва может утратить окончательный контроль над Черноморьем после завершения срока аренды военно-морской базы в Севастополе, Соединенные Штаты после неудач на Ближнем Востоке взяли курс на Украину.  Для этого имеется несколько оснований.

Во-первых, после распада Советского Союза у США появилась возможность создания новых зон «жизненных интересов» на рубежах евразийских цивилизаций в непосредственной близости к России и главным соперникам в глобальной конкуренции  — Западной Европе и Китаю.

Во-вторых, в Пентагоне давно со вниманием прочитали классиков геополитики, и отлично представляют, что такое Хартленд (Восточная Европа)  и почему Крым называют геополитическим полюсом  Евразии, позволяющем контролировать огромные пространства на рубежах мировых цивилизации. Учитывая американский прагматизм, Белый дом решил превратить Украину в регионального лидера (местечкового националистического  «буревестника демократии»), преследуя свои геополитические цели в Евразии.

В-третьих, учитывая обстановку на Ближнем Востоке Соединенные Штаты обратили внимание на возможность с помощью энергетического моста в Украине оказывать воздействие на России и особенно ЕС. Хотя Россия взяла курс на диверсификацию поставок природного газа в Европу и строит трубопроводы в обход Украины, в будущем будет создан и энергетический мост от Каспия через Южный Кавказ и Черноморье (Констанцу) в ЕС. То есть, Черноморье с Крымом в любом случае должны стать для Америки  важной «зоной жизненных интересов».  

Соединенные Штаты, оставаясь в Ираке на неопределенное время,  приняли решение о постепенном уходе с Ближнего Востока (сокращение зависимости от поставок нефти из региона). Это еще больше усилит давление США на Украину, так как очередная  проигранная борьба за американскую демократию в Евразии (Восточной Европе) нанесет невосполнимый удар по геополитической мощи Америки. Не случайно, в Америке некоторые аналитики считают, что Украина — центральный вопрос национальной безопасности США. В докладе Совета по международном отношении, подготовленным Стивеном Сестановичем, Строубом Тэлботтом и Майклом Макфолом в 2006 году, утверждается, что у России нет национальных интересов на Украине4. В свою очередь,  Соединенные Штаты  имеют право делать все возможное, чтобы  присоединить Украину к  НАТО. При этом уход Украины станет смертельным ударом для России. Ричард Холбрук, претендующий на должность  госсекретаря  в случае победы демократов на президентских выборах,  считает, что Украина является центральным вопросом национальной безопасности США5. Фактически он повторил мысли известного американского политолога  Збигнева Бжезинского о том, что Украина – квинтэссенция и высший смысл крушения СССР. А без Киева Российскому евразийскому исполину  уже не суждено подняться никогда. Поэтому независимость Украины стала источником вдохновения американской геополитики, которая не намерена делить власть  на Земле с Россией6. Эти слова Бжезинского стали настоящим бальзамом для украинских националистов, хотя сам американский политолог в последующем стал воздерживаться от таких резких высказываний в адрес России7.  

Таким образом, после окончательного провала экспорта демократии на Ближний Восток (Ирак), усилится стремление создать американский форпост на Украине. Сделают это Соединенные Штаты не ради высоких гуманистических идей, а для закрепления своей роли на рубежах евразийских цивилизаций, контроля энергетических потоков. Соединенные Штаты использовали принципы демократии как фиговый листок в борьбе за ресурсы в глобальной конкуренции. Делая ставку на этнонационализм беднейших коррумпированных стран, в том числе в Киргизии, Грузии и Украине.

 

Произошла трансформация евразийской политики Соединенных Штатов, создающих «розово-оранжевый» геополитический пояс верности на рубежах евразийских цивилизаций. С учетом известной американской геополитической доктрины этот пояс можно назвать «демократической петлей Анаконды». Реальностью стали военные базы НАТО в странах Балтии, Польше, Юго-Восточной Европе (Румынии и Болгарии), американское присутствие на Южном Кавказе  (Грузии) и Центральной Азии (Киргизия). 

Для создания пояса «верности»  в регионе был разработан американский геополитический проект. В Черноморье по инициативе Украины совместно с Молдовой, Грузией, Азербайджаном, Туркменией и Узбекистаном создано искусственное межгосударственное политическое и   экономическое объединение ГУУАМ.  Объединение после выхода Узбекистана, потребовавшего вывода американской базы с своей территории, трансформировалось в ГУАМ. Отношение к этому объединению со стороны политологов и аналитиков неоднозначно. Одни считают ГУАМ фундаментом регионального лидерства Украины, другие, заглянув в энциклопедию, встречают другой ГУАМ, имеющий статус заморской не присоединенной территории США. Объединение выглядит искусственным из-за отсутствия экономического фундамента для стратегического партнерства.

Может сложиться впечатление, что это абсолютно мыльное межгосударственное образование, если бы не одно НО. Оно функционирует под патронажем и финансовой помощи США. Если прагматические американцы курируют этот проект, значит им это надо. Несомненно, что этот проект чисто геополитический, не имеющий экономическую целесообразность, так как  внешнеэкономические связи стран, вошедших в эту региональную группировку, ничтожны. Доля стран объединения   во внешнеторговом обороте  Украины  составляет около 2 %.  Его задача после ухода на Запад стран Балтии не только оторвать остальные бывшие советские республики от России, но сделать Украину новой региональной державой.

 

Первая попытка в 90-е годы закончилась неудачно, Украина не тянула на предоставленную её роль. После «оранжевой революции» было вновь реанимировано мыльное образование ГУАМ, правда с одной буквой У и при участии Румынии. Узбекистан после американского присутствия в этой республики решил уйти из объединения. Вновь была предпринята попытка назначить Украину на роль  региональной державы, украсив её терновым венком буревестника  демократии. В результате появилась украинская идея  вместо ГУАМ создать Организацию за демократию и экономическое развитие.

При этом США ничуть не смущает что Украина, утратившая экономическую мощь и имеющая ВВП на душу населения в два раза меньше Польши, Венгрии,  а также Румынии и Болгарии, в этой роли будет выгладить смешно. В срочном порядке был создана коалиция   «Демократический выбор» (Украина и Грузия). Эти страны занимают, соответственно, 86 и 94 место в мире (из 104) в мировом рейтинге конкурентоспособности экономического роста государств (по данным Давосского всемирного форума). Украина стала одной из самых беднейших стран Юго-Восточной Европы, где  наибольший шанс стать региональной державой имеет Румыния. Украина оказалась в окружении стран, имеющих более высокий уровень жизни (за исключением Молдовы).

Все это не имеет значения для Соединенных Штатов, видящих Украину в качестве буфера США в Европе между ЕС и Россией. Однако внешнеполитический курс Украины  на регионального лидера в ГУАМ вновь провалился. «Оранжевые ангелы» революции с этой задачей не справились. Создана пародия на региональную державу в серой зоне Европы, включающей кроме Украины, Грузию, непризнанную Приднестровскую республику и временно Молдову, тяготеющую к Румынии. Здесь Украина выступает в качестве буревестника виртуальной демократии.

Отсутствие геополитического мышления у властной украинской элиты привели и приводят к рождению мыльных пузырей стратегического значения (имитации европейской интеграции, Великого шелкового пути, нефтепровода Одесса – Броды, региональной группировки ГУАМ). Самый крупный проект самостийной Украины нефтепровод Одесса – Броды достоин занесения в книгу рекордов Гиннеса. Еще не одному государству в мире не удавалось бессмысленно зарыть столько металла в землю за короткий промежуток времени. Прежде чем задать вопрос, какую нефть и куда собираются по нему транспортировать?  Необходимо освободить  от мифов  украинский проект транспортировки энергетических  ресурсов из Азербайджана в Европу, учитывая, что сроки   добычи  «большой нефти» остаются неопределенными, а западные инвесторы  и финансовые институты не проявляют коммерческого интереса к данному  маршруту. 

 

В долгосрочной  перспективе не выдерживает критики  широко  разрекламированный  проект  Евро-Азиатского  международного  транспортного коридора (ТРАСЕКА) через Украину   из Западной и Северной Европы на Кавказ и Центральную Азию в Китай. По украинскому варианту в Западной Европе  предполагается формирование  двух направлений: Копенгаген - Гданьск - Львов - Одесса/Херсон и Антверпен - Рени (дунайский коридор). Изменившееся геоэкономическое положение Украины как мировой периферии  и отсутствие перспективных  массовых грузопотоков  свидетельствуют об  ограниченных возможностях  проекта. Зачем, например,  для скандинавских стран хождение  за «три моря»  с паромными переправами  на Балтике,  Черноморье и Каспии, если имеется российский  транспортный коридор, в модернизацию которого  Европейский Союз  уже вкладывает инвестиции. Если бы украинские политики на свои личные деньги купили товар и отправились по маршруту ТРАСЕКА, то в Киев они вернулись бы голыми после пересечения многочисленных таможенных и других границ стран «демократического выбора» Южного Кавказа и Центральной Азии.

Трансформация российской геополитики

Военно-политическое положение Черноморского региона характеризуется утратой Российской Федерацией своих позиций. В результате дележа военно-морского флота между Россией и Украиной Восточная Европа впервые после падения Османской империи утратила военный паритет в Черноморье. Черноморский Флот России, дислоцированный в основном в Севастополе, включает бригаду противолодочных кораблей  с ракетным крейсером «Москва», бригаду десантных кораблей, бригаду ракетных катеров и пр. Личный состав флота насчитывает 18 тыс. военнослужащих. Черноморские флоты России и Украины  уступают по боевой мощи турецкому флоту в 4,5 раза и Шестому американскому флоту в Средиземноморье в 20 раз.

В конце 80-х и начале 90- годов произошла не геополитическая катастрофа, как часто подчеркивают российские политики,  а геополитическое самоубийство. Советский Союз предал не только коммунистическую идею, но и всех своих многочисленных союзников и устремился к богатому «брюху» Запада. Поэтому на Западе сложилось впечатление о безнаказанности своих поступков в отношении России. Каждая пешка мировой политики, включая националистов из беднейших государств, пыталась заслужить благословение Вашингтона и заработать дивиденды на антироссийской политике. Забывая при этом, что это не просто великая, но и вторая в мире ядерная держава. Когда-то этому должен был придти конец. И он наступил. В последние годы прагматичное руководство  России начало осознавать пагубность этого курса.  Отступать Москве уже некуда,  и Кремль в результате грузинского блицкрига показал это в самой доступной форме. Стало очевидным, что дразнить русского медведя  становится опасным занятием не только для мелкого авантюриста, но и для мировой системы безопасности. Тем более, что Соединенные Штаты при молчаливом согласии Европы спровоцировали эту ситуацию незаконным признанием независимости Косова.   

Российская власть впервые твердо озвучила провал однополярного мирового порядка во главе с Соединенными Штатами, претендующего на смену биполярной модели мироустройства. В многополярном мире Евразия, Африка и Латинская Америка  не может быть только «зоной жизненных интересов» США. Что выиграли Чехия и Польша, поменявшие Москву на Вашингтон? Теперь не американские, а российские ракеты будут направлены на эти страны с ограниченным суверенитетом. На Западе нет единства в отношении Восточной Европы. С одной стороны есть желание добить бывшую сверхдержаву, а с другой — бесперебойно получать от неё энергетические ресурсы. 

Достигнута «красная черта» в лицемерие и двойных стандартов Запада, американского высокомерия на грани примитивного «жлобства» по отношению ко второй ядерной державы, у которой, по их мнению, не должно быть геостратегических интересов. Эта недальновидная политика особенно проявилась в следующих направлениях:

  • игнорирование России на Балканах, признание независимости Косова,
  • прием стран бывшего Варшавского договора  в НАТО,
  • неоконсервативные проекты мироустройства, в котором России  не отводилось никакой роли,
  • неблагодарность  Вашингтона в ответ  на поддержку Кремля в Афганистане,
  • создание «мыльных» антироссийских геополитических образований типа ГУАМ,
  • организация так называемых демократических «цветных революций» с опорой на этнонационализм,
  • подстрекательство враждебных России сил и поощрение «пятой колонны» Америки в Европе идти на конфронтацию с Москвой,
  • умаление победы России во Второй мировой войне, отождествление советской власти с нацистским режимом,
  • использование купленных мировых СМИ в антироссийской пропаганде. 

Достигнута «красная черта», за которой начинается противостояние НАТО и Шанхайская организация сотрудничества (ШОС). «Мировая геополитическая революция в начале XXI века»8 не случайно стала главной дискуссионной темой международного «Валдайского» клуба, объединяющего видных политиков, аналитиков и ведущие мировые СМИ из 80 стран. Происходит рождение многополярного мира.

Достигнута «красная черта» в антироссийской политике в экономической и военно-политической сфере. Закончился период в безнаказанности, что могут подтвердить  страны Балтии, последовательно утрачивающие позиции на рынке транспортных услуг. 

Вместе с тем, Россия подтвердила, что в обозримо будущем Россия будет оставаться одним из самых надежных партеров на энергетических рынках Европы. Это особенно актуально в связи с геополитической нестабильностью на Ближнем и Среднем Востоке.

 

Последствия грузинского блицкрига. Многонациональная советская Грузия была процветающей республикой, и это гасило межнациональные конфликты. После распада Советского Союза националистическая политика Тбилиси отбросила республику на кавказские задворки. Сегодня по макроэкономическим показателям Грузия является беднейшей на Кавказе. Поэтому очередной геноцид против осетин  не останется бесследным для армян Джавахетии и Тбилиси, азербайджанцев  Кахетии, панкисских чеченцев. Грузия по приказу безрассудного президента нанесла смертельный удар по территориальной целостности.  Как легко за кроткое время разрушить отношения между двумя народами, создаваемые столетиями. И провозгласить лозунг «Я  — Грузин. Четвертое столетие сопротивления».  Абхазия и Южная Осетия потеряна для Грузии в обозримом будущем. 

Грузинский блицкриг показал опасность столкновения двух ядерных сверхдержав из-за мелкого авантюриста. Какая разница  кто кого уничтожит или ядерная Америка семь раз Россию, или Россия три раза Америку? Поэтому Запад и НАТО не будут воевать за националистические режимы бедных коррумпированных государств. Соединенные Штаты не готовы защищать не только Грузию, но и самостийную Украину, не представляющую  существенного интереса для её безопасности.

 

Причерноморские государства  обладают разными геополитическими возможностями. Турция реально усилила военно-морские и экономические позиции в регионе. Страна входит в военно-политический блок НАТО, имеет  многочисленную армию и  самый мощный в регионе модернизированный военно-морской флот. Обращает на себя внимание особенности членства Турции в НАТО. Турецкая власть сохраняет суверенное достоинство в этом военно-политическом блоке, на территории страны нет «чисто» американских военных баз и Анкара может сказать нет Вашингтону в тех случаях, которые противоречат национальным интересам. Поэтому Турция выступает против усиления военно-политического присутствия США в Черноморском регионе.

Румыния и Болгария не только стали членами НАТО, но разрешили де-факто создание на своих территориях американских баз. Не риторический вопрос — против кого создаются военные базы США в Болгарии и Румынии? Румыния так же стремится возродиться в качестве региональной державы Юго-Восточной Европы. На пути к вступлению в  НАТО находится и Грузия, претендующая на роль «морских ворот» Южного Кавказа (проект грузинского Дубая).

События на Кавказе показали, что Украина остается несостоявшимся государством с «некомпетентным суверенитетом».   Об этом свидетельствует провокационные указания со стороны американского посольства на необходимость конфронтации с Россией. Выступление американского посла в Украине Вильяма Тейлора с подстрекательской статьей в «Зеркале недели» о том, что «вызовы со стороны России становятся все более зловещими» и Украина должна говорить в один голос в осуждении России.

В центре геополитической трансформации в Восточной Европе и Черноморья находится проблема Крыма9. Геополитические проблемы Кавказа в Черноморском регионе так же исторически связаны с проблемами Крыма. Несомненно, главным призом Соединенных Штатов за победу в холодной войне будет военное присутствие США в Крыму. Крым наряду с Балканами и Афганистаном является одним из крупнейших геополитических узлов Евразии и становится эпицентром соперничества великих держав. Крым за свою многовековую историю всегда  находился в геостратегическом пространстве  крупнейших  евразийских государств и никогда не был бедным придатком националистического коррумпированного государства. Практически на Крым претендовали  все великие державы. Включая, кроме Российской, Британскую и Германскую империю, Третий Рейх, а так же мировую еврейскую диаспору, крымских татар, украинцев и, наконец, американцев. И с позиций геополитики, абсолютно логично желание единственной американской сверхдержаве иметь военные базы в Крыму. Но вряд ли Севастополь станет городом американской славы, по той же причине, по которой не стали Сайгон, Белград, Кабул и Багдад. Но эффективно дестабилизировать обстановку в новой зоне «жизненных интересов» самая правильная страна в мире может.

Хотя Крым для России уже был потерян де-юре после Беловежского сговора,  вступление Украины в НАТО и приход американцев в Севастополь будет, несомненно, иметь  огромный психологический удар по России. Станет вершиной окончательного унижения России после распада Советского  Союза. Крым превратиться в «непотопляемый» броненосец американской геополитики в Евразии и позволит осуществлять контроль за ракетно-ядерными силами России и  нарушениями принципов «честной» российской демократии, контроль над энергетическими коммуникациями из России, Каспия и Большого Ближнего Востока в Европу.

Черноморский остров Змеиный в зеркале геополитики

3 февраля 2009 г. Международный суд ООН в Гааге вынес вердикт в деле по  делимитации  черноморского континентального шельфа и исключительных  экономических зон (Румыния против Украины). Суд принял «соломоново» решение, не удовлетворив  полностью требования  ни одной из сторон. Спорный участок шельфа  к юго-востоку от острова Змеиный  поделен  в пропорции 2,1:1 в пользу Румынии. Змеиный был признан очень маленьким островом, тогда как в международном морском праве нет такого понятия, как «маленький» или «большой» остров. Есть понятия – обитаемый и необитаемый остров или «скала». Получается, что международный суд в Гааге встал на сторону Румынии. Вердикт был принят единогласно голосами 15 судей. Румынские и украинские власти заявляют о безусловной победе. Кто же выиграл и проиграл на самом деле?

 

Во-первых, следует обратить внимание на аналогичные международные споры, которые  не являются чем-то исключительным. Широкую известность получила англо-аргентинская война из-за Фолклендских островов (1982), а так же конфликт Китая и Вьетнамом вокруг Парасельских островов в Южно-Китайском море.

Классическим примером в морском праве служит необитаемая скала Роколл в Северной Атлантике. Скала представляет надводную часть разрушенного конуса потухшего вулкана на срединном океаническом хребте.  До 60-х годов XX  века принадлежность скалы никого не интересовала. После открытия на её шельфе месторождения природного газа, Великобритания заявила о своих правах, приняв закон «Об острове Роколл». В 1985 г. на скалу на непродолжительное время был высажен гражданин с британским флагом, чтобы доказать, что Роколл  населен англичанами. Однако государственная принадлежность скалы оспаривается так же Исландией, Ирландией и Данией (Фарерские острова). Исландия мотивирует свою позицию тем, что скала ближе всего расположена к её берегам. Дания настаивает, что её рыбаки с Фолклендских островов традиционно ведут у скалы лов рыбы. После ратификации Британией Конвенции ООН по морскому праву, запрещающей объявлять необитаемые земли зоной жизненных интересов и ограничивать здесь экономическую деятельность других стран, международный конфликт был частично урегулирован. Рыбаки других стран продолжили лов рыбы у скалы Роколл, но Великобритания продолжает настаивать на своих исключительных правах.   

Во-вторых, мы привыкли шутить, что советский суд, как и современный украинский, самый справедливый в мире. Но среди самых «справедливых» судов, Международный суд ООН в Гааге «справедливее» всех. Суд существует с 1946 года и всегда учитывает военно-политическую и экономическую мощь государства. Так,  например, Суд не осудил агрессию США против суверенного Ирака. Там же в Гааге, экс-прокурор Международного Трибунала по бывшей Югославии (специального суда ООН) Карла дель Понте во время исполнения своих обязанностей проявляла иезуитскую принципиальность в отношении обвиняемых сербов.  И только спустя несколько лет после отставки в своей книге  заявила, что войны 90-х годов, происходившие на территории Югославии, по своему характеру напоминают «почти средневековую дикость». Она обвинила косовское руководство в похищении сербов. Когда ей задали наивный вопрос, почему она это не заявляла до признания независимости Косова, мадам честно призналась, что ей заткнули рот. Когда она пыталась это объяснить натовскому генералу, он послал её очень далеко. 

 

Украинско-румынский конфликт   вокруг острова  Змеиный обострился в 1995 г. Румыния предъявила права на остров площадью 1,6 кв. км и 12-мильную экономическую зону, ссылаясь на Парижский мирный договор 1947 года  между государствами-победителями  во Второй  Мировой войне и союзной Германии Румынией. На основании  советско-румынских договоров о мире и дружбе 1948 и 1961 гг. остров принадлежал СССР.

Парижский мирный договор с Румынией от 10 февраля 1947 года подписали одиннадцать государств, включая СССР, УССР, БССР, США, Великобританию, Канаду, Индию, Новую Зеландию и Южно-Африканский Союз. Государственная граница Румынии восстанавливалась по состоянию на 1 января 1941 года, за исключением румыно-венгерской границы10. Договор носил рамочный характер, поэтому требовалась делимитация и демаркация советско-румынской границы. Согласно договору Бухарест правомерно считал, что остров Змеиный остается румынским. Однако в Румынии произошли важные политические события. Король Михай отрекся от престола,  и 30 декабря 1947 года была провозглашена Румынская Народная Республика во главе с коммунистической партией. Учитывая это обстоятельство, и стратегическое положение острова в северо-западной части Черного моря вблизи важнейшей морской транспортной коммуникации из Одессы на Стамбул, Иосиф Сталин поручил советским дипломатам решить эту проблему. 4 февраля 1948 года был подписан советско-румынский договор о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи. К нему прилагался протокол, в котором, в частности, констатировалось, что остров Змеиный (Шерпилор) входит в состав СССР.  Передача острова  была зафиксирована протоколом от 23 мая 1948 года. После продолжительной работы смешанной комиссии по демаркации границы,  25 декабря 1949 года был заключен советско-румынский договор  о режиме советско-румынской государственной границы в соответствии с Парижским мирным договором 1947 года и советско-румынским договором 1948 года. В 1961 году был подписан очередной советско-румынский договор о дружбе сотрудничестве и взаимопомощи, соответствующие протоколы к которому подтвердили достигнутые в 1949 году договоренности о демаркации границы. Договоры 1948 и 1961 года, включая протоколы о границе, были ратифицированы Верховным Советом СССР и парламентом Румынии.

Практически, советским остров стал волевым решением Сталина, что было оформлено юридически. Соответствующим образом была осуществлена имплементация (практическая реализация) Парижского договора и по протоколу 1948 года остров был передан СССР. Таким образом, когда украинская власть будет награждать дипломатов за очередную «викторию», было бы справедливо наградить и Сталина. Москва не оставила в обиде и Румынию. Именно Советский Союз настоял на Парижской мирной конференции 1947 года на передачу венгерской Трансильвании Румынии — в обмен на отказ от претензий Бухареста на Бессарабию и Северную Буковину.

В 50-ые годы никому в голову не приходила шальная мысль предъявить претензии к ядерной сверхдержаве. Только когда обнаружились перспективы на нефть и газ на черноморском шельфе, в 1967 г. начались  румыно-советские переговоры по проблеме делимитации шельфа, но в 1987 г. они завершились безрезультатно. И были продолжены уже между Румынией и независимой Украиной в начале 90-х годов.

В Румынии сторонники  жестких позиций в вопросах делимитации украинско-румынской границы рассматривали возвращение Змеиного как возрождение геополитической роли Румынии в Юго-Восточной Европе. И для этого, как считает румынская сторона, наступил долгожданный исторический момент.

В  1997 г. в Киеве был парафирован украинско-румынский политический договор. В частности, Украина  обещала не размещать на острове Змеиный  наступательного вооружения, однако экономические проблемы шельфа были вынесены за рамки  договора. Было принято решение воздержаться от ведения хозяйственной деятельности на шельфе. Подписание Договора  рассматривалось как успех украинской дипломатии. Аналитики, в том числе и автор статьи, обращали внимание на поспешность подписания договора с украинской стороны без решения спорных вопросов вокруг острова Змеиный. С румынской стороны двухсторонне соглашение  явилось временной уступкой в связи с  планами вхождения в НАТО и соответствующими требованиями  со стороны руководства военного блока.

После подписания договора 1997 года изменились акценты в румыно-украинском конфликте. Украина настаивала, что Змеиный — остров, а Румыния требовала считать его скалой. В зависимости от этой трактовки, согласно Конвенции ООН по морскому праву проводится делимитация шельфа. Если остров обитаемый, то отсчет 200-мильной экономической зоны ведется от его берегов. Если это скала или необитаемый остров, то отсчет ведется от коренного континентального берега.

После приема Румынии в НАТО руководство страны продолжило занимать жесткие  позиции в отношении спорных проблем  континентального шельфа  и демаркации государственной границы, а также защиты  прав  проживающих в Буджаке  молдаван, которых в соседней стране считают этническими румынами. После нескольких лет вялотекущих двухсторонних переговоров Бухарест, добившись членства в НАТО и ЕС, обратился в 2004 году в Международный суд ООН в Гааге. Румынская власть обосновано рассчитывала, что справедливое решение Суда будет в её пользу. Международный суд оказался в исключительно сложном положении. Если бы он полностью проигнорировал Парижский мирный договор СССР (УССР) с Румынией, то Финляндия была бы вправе требовать пересмотра решения аналогичного договора и возвращения части Карельского перешейка, а Румыния могла бы претендовать на Северную Буковину. Италия, Болгария и Венгрия так могли бы предъявить свои территориальные претензии.

 

Конфликт вокруг острова  Змеиный  занимает особое место, так как затрагивает основы  мирового порядка, установившегося после  Второй мировой войны. Можно утверждать, что конфликт вокруг острова Змеиный имеет, в первую очередь, не экономический  аспект раздела континентального шельфа, а   носит геополитический характер. Каждая страна исключительно ответственно защищает свои национальные интересы в отношении территориальной целостности, континентального шельфа и исключительной экономической зоны. Любая уступка создает опасный прецедент.

Утрата части континентального шельфа стала не первым поражением украинской дипломатии. Согласно украинско-молдавской договоренности по делимитации государственной границы был произведен неэквивалентный обмен участками территории. Украинской стороне отошла полоса автомобильной трассы (7,7 км) в районе молдавского села Паланки, а молдавская сторона получила выход к Дунаю вблизи Рени (435 м) дунайского берега, где был создан нефтяной терминал, а Молдова стала морской державой. Этот обмен был исключительно неэквивалентный,  вместе с несколькими сотнями метрами дунайского берега Молдова получила статус морской державы.  

Для Румынии решение Международного суда является символом  возрождения  геополитической роли  страны в Юго-Восточной Европе. Усиление  позиций крупнейшей оппозиционной  партии «Великая Румыния», выдвигающей территориальные  требования к соседним государствам, может реально обострить обстановку в Юго-Восточной Европе.

Имеется точка зрения, что проигрыш был заранее спланирован Киевом в обмен на поддержку Румынии при голосовании о вопросе присоединения Украины к НАТО. Это  не имеет оснований, голос маргинальной Румынии в НАТО не является решающим. В 2008 г. румынские власти на саммите Североатлантического блока в Бухаресте поддержали вступление Украины в НАТО, и сделано это было в первую очередь в геополитических интересах решения территориальных проблем Румынии. По мнению румынских властей, Южная Бессарабия (украинское Придунавье) и Северная Буковина должны быть переданы Молдове в обмен на Приднестровье. В свою очередь, Молдова, зажатая  между двумя странами НАТО, вынуждена будет объединиться с Румынией.

Другая точка зрения связана с заинтересованностью мировых энергетических ТНК (американских или европейских)  в расширении румынского шельфа, учитываю политическую нестабильность на Украине. Хотя континентальный шельф вокруг острова Змеиный потенциально богат на углеводородные ресурсы, Украина не располагает  финансовыми  и техническими возможностями для  крупномасштабной сейсморазведки, а зарубежные компании  воздерживаются  от деловой активности в стране с глубоким кризисом государственности.

 

За годы независимости Украины власть осуществила  демилитаризацию острова, где размещались советские секретные объекты ПВО. Был построен морской причал, на острове имеется вертолетная площадка. Здесь служат пограничники, осуществляется хозяйственная и научная деятельность. То есть, были предприняты меры, подтверждающие  статус Змеиного как обитаемого острова. Почему же стал возможен проигрыш Украины в настоящее время?

Несколько лет назад  на международной конференции автор задал вопрос зам. министра иностранных дел Украины о возможной утрате спорного участка континентального шельфа. На что получил  раздраженный ответ, что этого не может быть, потому что вся Европа на стороне победителей «оранжевой революции».

Отсюда урок первый. Вечного ничего не бывает. Украину с проходящим через неё цивилизационным разломом многие на Западе и в России считают искусственным творением московского Кремля. А украинская власть с первых лет независимости вместо усилий по консолидации страны решала свои бизнес интересы, а «оранжевая власть» пропагандировала радикальный национализм и русофобию, вместо того, чтобы думать о повышении благосостояния народа.  

Резюме

За последнее время Черноморский регион постепенно превращается в зону международного глобального конфликта в соответствии с логикой геополитики силы. Организации Черноморского экономического сотрудничества не стала полноценной региональной группировкой. Преувеличенной оказалась её  роль в обеспечении региональной безопасности. Трудности региональной экономической интеграции обусловлены геополитической обстановкой на рубежах евразийских цивилизаций.

В обозримом будущем геополитическая  обстановка в Черноморье будет характеризоваться столкновением геостратегических интересов НАТО, ЕС и России. Возможная «балканизация» превратит Черноморье в самый нестабильный регион в Евразии. Геополитическая обстановка  будет определяться так же  реальными политико-экономическими возможностями  контроля  транспортировки каспийской нефти и газа.

Черное море  становится  зоной «жизненных интересов» Соединенных Штатов, что уже по сложившейся традиции может привести к дестабилизации в регионе. Попытки США вытеснить Россию из Черноморского региона за счет усиления роли Украины и превращения её в региональную державу пока не увенчались успехом. Однако отсутствие у России последовательной и твердой черноморской политики может привести к утрате геополитических позиций в регионе.

Украина и Грузия не имеют самостоятельной региональной политики, служат пешками в чужой геополитической игре. Болгария и Румыния не только вступили в НАТО, но и предоставили свои территории для размещения американских военнослужащих.

В Черноморском регионе гарантами безопасности должны выступать в первую очередь Россия и Турция, имеющие многовековой исторический опыт решения региональных проблем и присутствия на Кавказе. Главный союзник Турции на Южном Кавказе — Азербайджан, проводит традиционно умеренно дружескую политику в отношении России. Для Москвы главным союзником на Южном Кавказе остается Армения. Соединенные Штаты не обладают глубокой исторической памятью и опытом разрешения сложных этнонациональных и этноконфессиональных конфликтов за исключением создания индейских резерватов. Это показали события на Балканах, Ираке, Афганистане. Но вероятно этого мало. Америка еще претендует на роль кавказской пленницы, способной создать хаос в Черноморском регионе по аналогии с Ираком и Афганистаном. 


1 Дергачев В.А. Демократическая «петля Анаконды»: новые рубежи евразийской геополитики США. Вестник аналитики, 2007, № 3. 

2 Дергачев В. А. Черноморский район экономического сотрудничества, 1992.

3 Попов А. Иностранные военные базы в Украине возможны. — Еженедельник 2000, 20 – 26 июня 2008 г., http://bulgaria.usembassy.gov

4 Как бы вел себя Белый дом, если бы  миллион американцев вдруг стали жителями другой страны?

5 США навязывают России новую «холодную войну»? — Известия, 10 марта 2006 г.

6 Бжезинский Зб. Великая шахматная доска. — М: Международные отношения, 1999.

7 Бжезинский Зб. Выбор. – М.: Международные отношения, 2005.

8 В 2007 году была опубликована статья российского геополитика генерал-полковника Леонида Ивашова «Мировая геополитическая революция».

9 Дергачев В. Геополитическая трансформация Крыма. — Вестник аналитики, 2008, № 3.

10 Мирные договоры 1947 года. Дипломатический словарь. — http://diplogo.ru/index.php?a=term&d=1&t=1661


  Назад   Далее

 

 


 

«Геополитика сверхдержав»

Америка. Утомлённая супердержава Падение и взлет китайского Дракона Имперская геополитика. Великий час мировых империй Путь к процветанию государства

 


Воспоминания
Ландшафты памяти
Ландшафты путешествий. Города и страны
Ландшафты поэзии, музыки и живописи


Избранные статьи и посты
ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ПРОСТОРАМ РОДИНЫ ЧУДЕСНОЙ
Шейх Заид. Самая выдающаяся исламская личность


Павел Флоренский. Русский Леонардо да Винчи
Максим Горький. Писатель, купленный любовью народа
Иван Бунин. Певец пограничья природы
Анна Ахматова. Парящая в небесах
Николай Гумилев. Конкистадор истоков человеческой природы 
Николай Заболоцкий. Поэт философской лирики


Бесподобная Элеонора. Королева мужских сердец
Анна Вырубова. Фрейлина, монахиня, оклеветанная
Трафальгарская Венера. Символ красоты и силы духа
Париж. Лувр. Гимн обворожительным женщинам


Трансильвания. Замок Дракулы. Вампирский бренд Румынии
Где присуждают и вручают Нобелевские премии
Олимпийские игры. От Древней Греции до Сочи
Гибель мировой секретной империи
Великий час кораблей пустыни
Неугасающий ослепительный блеск Венеции
Карибы. Святой Мартин. Остров двух господ