logo
Институт геополитики профессора Дергачева
Сетевой проект
Аналитический и образовательный портал
«Пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет». Мартин Хайдеггер

Геополитика. Русская энциклопедия

Интернет-журнал

Геополитика. Русская энциклопедия

Геополитика. Русская энциклопедия




   
   
   
Союз образовательных сайтов    
Яндекс цитирования    
Рейтинг@Mail.ru    
   



Лекции Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи


Обсудить статью в дискуссионном клубе

Геополитическая теория БМПДергачев В.А.
ГЕОПОЛИТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ БОЛЬШИХ МНОГОМЕРНЫХ ПРОСТРАНСТВ. Монография. (Электронное издание на CD + Интернет-гиперссылки) — Издательский проект профессора Дергачева, 2011.  32 п. л.

Геополитческая теория Больших многомерных пространств на основе междисциплинарного подхода преодолевает традиционный географический и  экономический детерминизм  в геополитике. Она рассматривает закономерности  распределения и перераспределения  сфер влияния (центров военно-политической, экономической и технологической мощи)  различных государств в многомерном коммуникационном пространстве в целях достижения статуса мировой, региональной державы или сохранения государственности. В качестве методологического фундамента геополитической теории БМП выступает геофилософия (философия имманентного пространства). Исследуются тенденции  геополитической трансформации  Больших пространств и технологии формирования эффективного геопространства. Особое внимание уделяется геополитическим циклам, полюсам экономического и технологического развития, смене генеральных направлений мировых коммуникаций. На этой основе показаны закономерности формирования новой геополитической архитектуры мира и место Восточной Европы в этом процессе.

 

Рецензенты:
Бутенко А.И., профессор, доктор экономических наук. 
Топчиев А.Г., профессор, доктор географических наук. 

Печатается по постановлению Ученого Совета Института проблем рынка и экономико-экологических исследований НАНУ.

 

ISBN 978-966-02-6012-2

© В.А. Дергачев, 2011.

 

СОДЕРЖАНИЕ

 

Введение
 
Глава 1. ТРАНСФОРМАЦИЯ ГЕОПОЛИТИЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ 
Традиционная, новая и новейшая геополитика
Геополитическое положение и геополитические коды
Смена приоритетов национальной безопасности

 

Глава 2. БОЛЬШИЕ ПРОСТРАНСТВА И РУБЕЖНАЯ КОММУНИКАТИВНОСТЬ
Интеллектуальные истоки. Геофилософия.  Множественность  миров
Многомерное коммуникационное пространство
Геополитическая классификация Больших пространств 
Энергетика рубежной коммуникативности
Великие геополитические рубежи (ЕВРАМАР и МОРЕМАР)
Мировые геополитические узлы ЕВРАМАРа
Эффективное геополитическое пространство

 

Глава 3. ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ ЦИКЛЫ
Разномасштабные геополитические циклы
Циклы и коммуникационные полюса
Циклы и коммуникационные коридоры
Циклы и технологические уклады

 

Глава 4. ГЕОКОММУНИКАЦИОННЫЕ ПОЛЮСА 
Историческое время и полюса мирового развития
Унесенные ветром истории
Ландшафты и полюса кристаллизованной пассионарности

Глава 5. ТРАНСГРАНИЧНЫЕ ГЕОКОММУНИКАЦИИ
Мировые коммуникации и циклы 
Всемирная информационная магистраль 
Геополитическая трансформация  евразийских коммуникаций 

 

Глава 6. ГЕОПОЛИТИКА МИРОВОЙ КИБЕРВОЙНЫ
Особенности сетевых революций
Формирование идеологии сетевого общества.
Мировая сетевая война WWWW
Киберинтернационал поколения NET
Горячие фронты на полях мировой кибервойны

 

Глава 7. БОЛЬШИЕ КОНТИНЕНТАЛЬНЫЕ  ПРОСТРАНСТВА  
Большие  пространства Евразии
Большие пространства против глобализации

 

Глава 8. БОЛЬШИЕ ПРОСТРАНСТВА МИРОВОГО ОКЕАНА
Геополитика Мирового океана
Противостояние сверхдержав. Проигранная битва за Мировой океан 
Циркумграничная природа Мирового океана
Главный геополитический плацдарм Земли
Районирование Мирового океана. Как разделить неделимое?
Большие океанические и морские геополитические пространства (регионы)
Великий морской путь, пиратство и борьба за контроль коммуникации

 

Глава 9. ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ ПЕТЛЯ АНАКОНДЫ
Евразийские рубежи вражды и мира
Долгая дорога евразийской геополитики США 
От Римленда к Еврамару
Трансформация геостратегических целей
Геополитический пояс «верности»
Будет ли Севастополь городом американской славы?
Утраченное время мира

 

Глава 10. ОСОБЕННОСТИ КИТАЙСКОЙ ГЕОПОЛИКИ
Геополитика Пути и Стены.
Под знаменем марксизма-ленинизма к капитализму.
Борьба за новую геополитическую архитектуру мира.
Бросок к Индийскому океану

 

Глава 11. БОЛЬШИЕ ПРОСТРАНСТВА  ЕВРОПЫ 
Роковые рубежи Европы
Геополитическая трансформация Восточной Европы
Геополитическая трансформация Балкан и Юго-Восточной Европы
Новая геополитическая архитектура Черноморского региона
Геополитическая трансформация Крыма

 

Глава 12. БОЛЬШИЕ ПРОСТРАНСТВА БЛИЖНЕГО И АРАБСКОГО ВОСТОКА  
Раскаленные рубежи Ближнего Востока
Геополитическая перезагрузка Арабского Востока
Многопартнерская геополитика Турции

 

Глава 13. БОЛЬШИЕ ПРОСТРАНСТВА  ВОСТОЧНОЙ ЕВРАЗИИ 
Геополитическая трансформация Северо-Восточной Евразии
Геополитическая трансформация Индокитая

 

Глава 14. НОВАЯ ГЕОПОЛИТИЧЕСКАЯ АРХИТЕКТУРА ЕВРАЗИИ ОТ АТЛАНТИКИ ДО ТИХОГО ОКЕАНА
Особенности смены геополитических циклов
Расколотый Запад
Прощание с новой Римской империй
Борьба за геополитическое наследие  Советского Союза
Геополитика китайского Дракона 
Индия. Индокитай. Ближний Восток
Стратегическое бездорожье России

 

Глава 15. ВОСТОЧНАЯ ЕВРОПА В НОВОЙ ГЕОПОЛИТИЧЕСКОЙ АРХИТЕКТУРЕ  МИРА
Расколотый Хартленд. «Чернобыль души»
Итоги катастрофической трансформации Восточной Европы
Трансформация Восточной Европы и новых геоинформационные технологии
Россия в новой геополитической архитектуре мира
Украина в новой геополитической архитектуре мира
Белоруссия в новой геополитической архитектуре мира
Новая мировая периферия

 

Заключение

Литература

 

«Абсолютно правильного миропорядка не существует. Справедливость  остается задачей, не имеющей  завершения». Карл Ясперс1

«Пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет». Мартин Хайдеггер2.

Введение

Геополитика  занимает важное место в современных международных отношениях. На рубеже второго и третьего тысячелетий произошел геополитический ренессанс — возрождение геополитики в новом качестве как междисциплинарной аналитической науки. Возникла острая потребность в системных аналитиках, обладающих современным геополитическим мышлением. В процессе трансформации геополитического мышления сформировалась аналитическая геополитика. В 2006 года был установлен своеобразный рекорд в Интернете. Самая мощная  в мире поисковая система Google  выдала более 5 млн. страниц со словом «геополитика», в том числе в русскоязычном сегменте впервые  преодолен миллионный рубеж. Этот показатель удвоился в 2008 году.  
Прагматичные американцы, взяли на вооружение принципы классической европейской геополитики, не злоупотребляя при этом самим названием междисциплинарной науки. По сути, в США геополитика стала одним из фундаментов профессиональной аналитики, обслуживающей внешнеполитический курс Белого дома. В Восточной Европе при советской власти геополитика была причислена к реакционной буржуазной науке. Триумфальное шествие запрещенной в советском прошлом буржуазной науки началось с падением Советского Союза. В лучших славянских традициях вначале  разрушили государство, а потом вспомнили о геополитике. Но прежде чем отпраздновать победу геополитики на восточноевропейских просторах, обратим внимание на особенность информационных ресурсов Интернета. Выясняется, что достижения Рунета (русского сегмента Сети) относятся к пирровой победе, так как страдают качеством. Здесь в основном идет речь о традиционной геополитике преклонного возраста (70 – 100 лет), тогда как в англоязычном сегменте — о новейшей геополитике. Процесс к усилению междисциплинарного подхода идет в Восточной Европе медленно и часто из-за дефицита системных аналитиков подменяется политологическими исследованиями. Несмотря на множество публикаций, труды по новой (геоэкономической)  и новейшей геополитике занимают скромно место. Геополитика так и не стала предметом исследования академической гуманитарной науки.
Без геополитических  прогнозов невозможно  представить будущее страны. В многополярном мире с открытыми и закрытыми обществами и экономиками государственный деятель обязан обладать геополитическим  мышлением. Но геополитика важна не только для  президентов, депутатов или сенаторов, она становится  составной частью общеобразовательной  культуры. Представления о геополитике  нужны каждому человеку, стремящемуся занять активные позиции в обществе. Как просто  объяснить могущество  страны морским или континентальным местоположением,  но как  порой  сложно проложить созидательный путь,  не поддавшись соблазну оказаться  в  мифологическом королевстве  кривых зеркал.
Этот путь проходит не только через географию или экономику, но и пространство души. На границе рационального  и чувственного восприятия мира рождаются новые символы, которые трансформируются в данном месте и социальном времени на основе цивилизационного (культурно-генетического) кода. Запад адаптировал человека  с помощью рационалистических технологий (разума) к миру машин, у цивилизаций Востока  доминирует  чувственное восприятие внешнего мира.  Цивилизации ума и сердца образуют мировой порядок, где дефицит человеческих энергий (пассионарности) или  высоких технологий внутреннего духовного мира нельзя заменить материальным богатством. Природа богатства государства основывается на высокой созидательной  человеческой энергии, способной преодолеть эгоизм и «шкурные интересы» правящей элиты. Этим богатством обладает каждое государство, но воспользоваться им на благо отечества удается не  всегда и не всем.

Чтобы постигнуть горизонты столь притягательной  для многих европейской культуры недостаточно «быстрой езды» (интеграции,  вхождения в «общий дом»)  в реальном географическом пространстве.  Вместо  вечного славянского вопроса «что делать», и каких коней запрягать,  необходимо согласно традиции европейской мысли научиться думать. А это порой так трудно и обременительно.  Как отмечал философ Мераб Мамардашвили,  состояние общегражданской грамотности просто чудовищно. Человек с одичавшим сознанием живет в пространстве, в котором накоплена  огромная  масса отходов производства мысли и языка. Восхождение к европейскому гражданскому обществу  шло через религиозные войны, когда люди жертвовали жизнью в борьбе за  совесть. Европейский человек,  боровшийся за  свободу религиозной совести, установил свободу мысли, свободу  совести в самом широком смысле как самый бесценный продукт цивилизации. Этот продукт нельзя бездумно перенести на другую почву или получить с дипломом  той или иной степенью  образования. Просвещение — это «взрослое состояние»  человечества, т.е. способность людей думать   и ориентироваться своим умом без наставников и авторитетов3
Но как  это сделать, если  старые идеалы разрушены или оказались мнимыми, а радиация воинствующего атеизма создала социум с маргинальной властью, живущей только сегодняшним днем? Как проложить  дорогу к истине? И здесь появляется соблазн заимствовать истину в реальном географическом пространстве или в прошлом отечества. Но на этом пути  каждого из нас подстерегают опасности.
Философия предупреждает, что энергия зла черпается из энергии истины, уверенности в видении истины. И только цивилизация блокирует разрушительную энергетику  на основе  формальных механизмов упорядоченного, правового поведения. Противостоять  одичавшему сознанию и алчности собственной природы может только гражданин, обладающий правом мыслить своим умом. Нельзя, руководствуясь наилучшими намерениями и высокими «идеями», внедрять  самый «справедливый» закон административным путем.
В конце ХХ века пала Берлинская стена, но продолжает сохраняться  непреодолимая преграда («железный занавес»)  в духовном пространстве,  опустошенном и лишенном веры. После распада СССР  исчез не только политический или географический центр советской цивилизации (империи), но  в преимущественно  безбожном пространстве воинствующего атеизма образовалась пустота или «черная дыра». Империи неоднократно рушились в истории, но  если оставалась в душах людей  Вера, сохранялся  фундамент для будущего оптимистического сценария. Когда истинной Веры нет, происходит движение к периферии  души с размытыми  границами  идеала. При отсутствии целей здравого смысла наступает  системный кризис политических элит,  характеризующийся  крайностями  суждений — от приступа глупого оптимизма до глубокого пессимизма. И так было не раз в истории. Утрата исторической памяти — характерная черта  общества, облученного радиацией воинствующего атеизма. Когда   на поверхность общественно-политической  жизни поднимается все то, что имеет удельный вес  меньше единицы — наступает анархия и хаос. Реальная география подменяется мифологической.
Геополитика становится особенно востребованной в эпоху больших перемен.  Когда мир  характеризуется нестабильностью, трансформацией установившегося мирового порядка и тектоническими геополитическими сдвигами. Когда зарождается новый мировой порядок, но еще трудно сказать каким он будет.  Когда обнажаются цивилизационные разломы не только в реальном географическом, но и в духовном пространстве. Если экономическая трансформация формально заканчивается с достижением дореформенных макроэкономических показателей, то социальная трансформация на уровне регионов не всегда достигает обещанных политиками результатов.
Каковы возможные последствия ускоренного внедрения неолиберальных ценностей в пространстве, пронизанном радиацией воинствующего атеизма? Чем закончатся очередные попытки «подарить» «неправильным» народам «безграничную справедливость»?
В условиях глобализации и регионализации международных отношений возросла роль междисциплинарных исследований к анализу сложных социально-экономических процессов. Мировой системный кризис  подтвердил актуальное значение для исследования процессов геополитической трансформации классической модели Кондратьева – Валлерстайна, связавшей геополитику с экономикой и социологией. Наиболее востребованными стали академические и другие аналитические центры, концентрирующие профессионалов в разных областях знаний для решения сложных многомерных проблем.
Актуальность междисциплинарного подхода возрастает в связи с проблемами национальной безопасности в условиях глобализации и регионализации международных отношений. Национальная безопасность является одной из центральных проблем геополитики, обусловленной состоянием защищенности  жизненно важных  интересов личности,  общества и  государства  от внутренних и внешних угроз. Различается военная, социальная, экономическая и территориальная безопасность. В современном мире меняются главные приоритеты национальной безопасности государства. Объектами поражения в войнах и конфликтах становятся наряду с материальными целями ценности, которые можно защитить при наличии чувства достоинств, национальной гордости и цивилизационной принадлежности. 

Проблемы современного мироустройства, политической и экономической трансформации государств,  становления новых независимых стран, образовавшиеся в конце ХХ века, особенно остро выявили дефицит государственных деятелей и профессиональных аналитиков. Аналитика является одной из важнейших направлений деятельности в политике, бизнесе, внешней разведки, военной и гражданской дипломатии.  Аналитика становится самым дорогим интеллектуальным продуктом современной эпохи.
Аналитика (от. греч.,  искусство анализа) – искусство расчленения понятий, логика. Это способность правильно, т. е. логически, мыслить. Основателем, «отцом логики»  является Аристотель. Логика пронизывает европейскую классическую философию. Трансцендентная аналитика, по Канту,  выделяет «элементы чистого рассудочного познания, без которых  вообще не мыслим ни одни предмет». Истинность аналитического суждения устанавливается  путем чистого логического анализа, «отношением идей».
Методологическим фундаментом аналитической геополитики служит авторская теория Больших многомерных пространств, преодолевающая географический и экономический детерминизм в геополитике за счет   расширения базисных факторов, учитывающих природную и социальную сущность человека, включая менталитет и традиции. Аналитическая геополитика исследует технологии «захвата» жизненных пространств (цивилизаций, государств, регионов) и достижения геостратегических целей путем создания созидательной или разрушительной рубежной энергетики больших многомерных пространств. Она изучает геополитическую, геоэкономическую и цивилизационную трансформацию  государств под воздействием внешних и внутренних факторов. Аналитическая геополитика  должна занять свое достойное место среди других междисциплинарных  наук (аналитическая философия, аналитическая социология, аналитическая психология, аналитическая культурология и др.).
Аналитическая геополитика призвана лечить распространенную славянскую болезнь — бездумное заимствование западных идей и политических технологий. В Восточной Европе аналитическая геополитика часто подменяется «новой» политологией, пришедшей на смену политэкономии капитализма и социализма. Современная западная политология  акцентирует внимание на двух методологических стратегиях — реальной политике и стоящими за ней интересами,  и исследованием политических событий, обусловленных конфликтом ценностей, менталитета и традиций4. В этом виде отечественная политология испытывает кризис и представлена в основном прикладной политтехнологией. Профессиональная аналитика часто подменяется упрощенными политическими технологиями и социологическими опросами, которые сами по себе ничего не стоят.
Актуальность обращения к системной аналитике  обусловлена в первую очередь драматической ситуацией — геополитическим затмением Восточной Европы. Запрещенная геополитическая мысль  вошла в Восточную Европу или,  в более широком понимании,  в расколотое советское пространство Хартленда с большим опозданием. О традиционной геополитике начали писать и говорить, когда она уже стала достоянием истории ушедшего века. На руинах разбежавшейся империи начали возводиться воздушные замки «возрождения», разрушающиеся при первом соприкосновении с реальной действительностью. Геополитическая архитектура, созданная на основе классических концепций и игнорирующая  устойчивые культурно-генетические коды и архетипы, не выдержала противостояния внешним Вызовам. Вместо торжества правого гражданского общества с рыночными отношениями и достойным человека качеством жизни начала формироваться  новая мировая периферия, которую некоторые западные оппоненты называют «черной дырой» в геополитическом пространстве. Не будем осуждать такую резкую оценку. Мы, живущие на этой земле, её заслужили.  Но все же  трудно смириться с мыслью, что люди испытывающие веками социокультурную общность и социопсихологическую близость (мы другие), добровольно  превратятся в маргиналов человечества.
Казалось бы, в условиях глобальных вызовов, проще всего отсидеться на восточнославянском Хуторе близ Европы. Но вряд ли это удастся. В нестабильном мире  чаще всего «взрываются»    государственные институты, имитирующие действительность. Для того, чтобы понять природу геополитической трансформации, необходимо преодолеть узость ставшей популярной традиционной геополитики с доминирующим географическим или экономическим детерминизмом. Новейшая цивилизационная геополитика переносит акцент  на многомерное коммуникационное пространство, учитывающее разнообразие культурно-генетических кодов.  Какова  природа распада и геополитического самоубийства восточноевропейской цивилизации на фоне интеграционных процессов  в современном мире? Почему  геополитическая трансформация постсоветского пространства под воздействием внешних и внутренних вызовов свелась к унизительным попыткам стратегического партнерства с Западом на основе мифической «дружбы народов» побежденных и победителей? Каковы  возможные последствия столкновения рыночного (неолиберального) и религиозного фундаментализма в расколотом пространстве?  Почему «братья славяне» берутся за дело раньше, чем начинают думать? Что значит «быть в Европе»? Возможен ли новый славянский брак по любви или несчастью? Как научиться жить своим умом и «начать думать» в реальном географическом пространстве  и социальном времени?
Здесь в качестве транслятора межличностного диалога  выступают философы, проложившие  свой путь в пространстве мысли. На основе авторской концепции Больших многомерных пространств исследуется коммуникационная природа мировых цивилизаций, предложивших альтернативные технологии установления мирового порядка. Это микрокосмосы  Возможной страны, созданные в лоне  древнегреческой,  китайской, западноевропейской, исламской и американской цивилизаций. Особое внимание уделяется  многомерному  коммуникационному пространству расколотой (восточноевропейской) цивилизации и возможным геостратегиям, обеспечивающим национальную безопасность государств.   

В 60-е годы автор, учащийся в Московском государственном университете им. М.В. Ломоносова, получил некоторые представления о запретной геополитике, использованные при написании кандидатской диссертации. В ней речь шла о рубежной контактной зоне цивилизаций — «жизненном пространстве» России и Китая. На историко-экономико-географической работе был поставлен гриф «для служебного пользования», чтобы  «не сыпать соль на рану» в непростые в те годы советско-китайский отношения. Была сформулирована концепция историко-экономических циклов освоения «больших пространств» (Дергачев, 1976), введено понятие пространственно-временной стратификации (ПВС) освоения территории. Правда, «экономические» циклы пришлось заменить в диссертации на «хозяйственные циклы», так как классики марксизма-ленинизма задолго до изысканий  молодого аспиранта определили генеральное политэкономическое направление — неизбежность смены капитализма социализмом и коммунизмом. Только в американском издании моей статьи циклы были названы «экономическими» (Dergachev, 1977).  
В дальнейшем от рубежных контактных зон больших цивилизационных пространств  автор обратился к береговой зоне Мирового океана, что нашло отражение в докторской диссертации «для служебного пользования». Береговую зону (Римленд), являющуюся одним из важнейших геополитических объектов,  так же не рассматривали в открытой советской печати. Были уточнены предыдущие теоретические представления о «Больших пространствах» в исследовании целостности процесса освоения суши и Мирового океана (Дергачев, Саушкин, 1979). В результате  появилась геоэкономическая концепция, преодолевающая ограниченность «сухого закона» в науке, описывающего общепланетарные закономерности только с позиций  континентальных пространств. Концепция  контактной зоны суша – море учитывала влияние  разномасштабных природных и историко-экономических процессов (Дергачев, 1980;  Dergachev, 1981).
Третий этап был связан с формированием концепции рубежной  коммуникативности Больших пространств (Дергачев, 1995, 1996, 1998)  на примере свободных экономических зон и транспортных коридоров. И, наконец, заключительный этап связан с исследованием энергонасыщенных рубежей  евразийских цивилизаций (Дергачев, 2000, 2002).  Возможно, предыдущий опыт  позволил  интерпретировать цивилизации как «океаны» с энергонасыщенными берегами многомерного пространства. В результате многолетних исследований были сформулированы основные положения геополитической теории больших многомерных пространств.
На пограничное (чувственное и рациональное)  восприятие геополитических Больших пространств оказали влияние индивидуальные ландшафты  жизни,  наполненной автобиографическими событиями:

  • факт рождения в  Забайкалье на восточных рубежах Великой Евразийской степи вблизи родины Чингисхана (Даурии, Ононского бора), основателя Монгольской империи;
  • детство и юность, которые прошли в окрестностях  городища нижневолжской «Помпее» — бывшей столицы  Золотой Орды Сарай Бату, расположенной в природном коммуникационном узле Великой реки и Великой степи;
  • учеба в шестидесятые годы в интернациональном Московском государственном университете  им. М.В. Ломоносова, своеобразной Зоны коммунизма и  контактов социокультурных традиций народов не только социалистического лагеря;
  • работа и служба  в пограничье (западных, восточных и южных  форпостах советской империи)  в Белоруссии (Минск и под Гродно), на  российском Дальнем Востоке (Владивосток) и на Украине (Одесса);
  • жизнь в «жемчужине у моря» — Одессе, пронизанной морем, степью и солнцем;  основанной на западных рубежах Великой Евразийской степи, откуда в прошлом степное золото (хлеб) поступало на европейские рынки;
  • встречи со Львом Гумилевым  и его трудами об истории народов Великой Евразийской степи, знакомство с книгой «Цивилизация и  великие  исторические реки», написанной  Львом Мечниковым.

Большое значение для формирования теоретических представлений автора имеют многочисленные мониторинговые поездки по  бывшим советским республикам; европейским, арабским, тюркским странам, в Китай и Индокитай.  Авторская технология мониторинговых поездок используется в процессе работы над аналитическими статьями, книгами и учебниками. Если большую часть информацию можно черпать из Интернета, то погружение в заданную социальную среду  другой страны или региона часто вносит существенные коррективы в профессиональную аналитику. Позволяет зрительно увидеть то, что Интернет пока передать не может. С прогрессом в сетевых технологиях и скоростным Интернетом появилась возможность совершать виртуальные путешествия, однако они лишь частично заменяют непосредственное погружение в другую социальную среду.

 Будущее рождается  сегодня, и его ориентиры необходимы для выработки современных решений. В многомерном коммуникационном пространстве в результате стратификации разномасштабных процессов в природе и обществе образуются рубежи высокой энергетики, где может разгореться пламя созидания или разрушения. К этим раскаленным горизонтам, скрытым порой от непосредственного зрительного восприятия и тем самым таящим неизвестность, направлено движение мысли. Сможет ли оно наполнить паруса знания, судить тем, кто отважится разделить этот путь. Ведь так просто принять бушующий океан иллюзий за царство истины в ожидании светлого будущего. Но именно этого автор обещать не вправе. Задача книги будет выполнена, если от движения мысли к знанию возгорится искра оптимизма — желание творческой и деловой активности — неисчерпаемого ресурса созидания.

Внимание читатели!

Полный текст монографии не будет размещен на портале. Планируется полиграфическое публицистическое издание «Великий час геополитики» с популярным  изложением геополитической теории Больших многомерных пространств. Однако  переговоры с издательствами об издании книги на взаимовыгодных условиях пока закончились безрезультатно.


1 Карл Ясперс Смысл и назначение истории. Пер. с нем. – М.: Политиздат, 1991, с. 202.

2 Мартин Хайдеггер Время и бытие. Пер. с нем. — Республика, 1993, с. 258.

3 Мераб Мамардашвили Как я понимаю философию. — М.: Прогресс, 1992.

4 Панарин А.С. Политология. — М.: Проспект, 1997.

 

 


 

«Геополитика сверхдержав»

Америка. Утомлённая супердержава Падение и взлет китайского Дракона Имперская геополитика. Великий час мировых империй Путь к процветанию государства

 


Воспоминания
Ландшафты памяти
Ландшафты путешествий. Города и страны
Ландшафты поэзии, музыки и живописи


Избранные статьи и посты
ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ПРОСТОРАМ РОДИНЫ ЧУДЕСНОЙ
Шейх Заид. Самая выдающаяся исламская личность


Павел Флоренский. Русский Леонардо да Винчи
Максим Горький. Писатель, купленный любовью народа
Иван Бунин. Певец пограничья природы
Анна Ахматова. Парящая в небесах
Николай Гумилев. Конкистадор истоков человеческой природы 
Николай Заболоцкий. Поэт философской лирики


Бесподобная Элеонора. Королева мужских сердец
Анна Вырубова. Фрейлина, монахиня, оклеветанная
Трафальгарская Венера. Символ красоты и силы духа
Париж. Лувр. Гимн обворожительным женщинам


Трансильвания. Замок Дракулы. Вампирский бренд Румынии
Где присуждают и вручают Нобелевские премии
Олимпийские игры. От Древней Греции до Сочи
Гибель мировой секретной империи
Великий час кораблей пустыни
Неугасающий ослепительный блеск Венеции
Карибы. Святой Мартин. Остров двух господ