logo
Институт геополитики профессора Дергачева
Сетевой проект
Аналитический и образовательный портал
«Пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет». Мартин Хайдеггер

Геополитика. Русская энциклопедия

Интернет-журнал

Геополитика. Русская энциклопедия

Геополитика. Русская энциклопедия

Введение

Глава 1 Трансформация геополитического мышления
Традиционная геополитика
Новая геополитика (геоэкономика)
Новейшая (цивилизационная) геополитика
Трансформация приоритетов национальной безопасности

Глава 2 Геофилософия
Фундамент цивилизационной геополитики
Множественность миров
Пророк «неприятных истин»
Мысль и Почва
Возможная страна
Философия имманентного пространства
Отечественная геофилософия

 Глава 3 Теория больших многомерных пространств
Энергетика рубежной коммуникативности
Великие рубежи (ЕВРАМАР и МОРЕМАР)
Классификация БМП
Социокультутрная динамики и коммуникационные полюса
Коммуникационные коридоры
Эффективное геопространство
Многомерное пространство цивилизации

Глава 4 Технология властвования
Коммуникационная природа человека
Пассионарность и геопространство
Властители Больших пространств

Глава 5 Цивилизационный (культурногенетический) код
Определение кода
Мировой порядок и цивилизационный подход
«Двигатель» цивилизационных реформаций
«Свеча зажигания» диалога цивилизаций
Глобализация и цивилизационные вызовы

Глава 6 Многомерные пространства цивилизаций
Древнегреческий микрокосмос
Великая китайская геополитика
Западноевропейская цивилизация
Американская цивилизация

Глава 7 Цивилизационные рубежи
Притяжение Европой. Убегающие пространства
Взрывающиеся пространства
Деградирующее пространство
Наступающие пространства

Глава 8 Восточная Европа
Цивилизационный код
Системный кризис и «новое мышление»
Геополитическая трансформация
Российское многомерное пространство
Трансформация Украины
Трансформация Белоруссии
Главные угрозы национальной безопасности
Геостартегия. Возможное время мира.

Заключение

Литература




   
   
   
Союз образовательных сайтов    
Яндекс цитирования    
Рейтинг@Mail.ru    
   



Лекции Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи


Обсудить статью в дискуссионном клубе

Владимир Дергачев Цивилизационная геополитика
(Большие многомерные пространства).
Научная монография. — Одесса: ИПРЭЭИ НАНУ, 2003. — 262 с.


 

«Абсолютно правильного миропорядка не существует. Справедливость  остается задачей, не имеющей  завершения». Карл Ясперс (1991, с. 202).
«Пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет». Мартин Хайдеггер.

Введение

         Дорога к истине проходит через философию. В недалеком прошлом в странах «социалистического лагеря», строящих светлое коммунистическое будущее, невозможно было издать научный труд  и защитить диссертацию без методологических основ марксизма-ленинизма.  Но пришло время, когда  в Восточной Европе вместо ставшего непопулярного учения образовалась «черная дыра». Желание жить по европейским стандартам не вызвало стремления вникнуть в европейскую мысль. Постсоветский человек с одичавшим сознанием продолжает существовать в пространстве  мифологического хаоса с огромной массой «интеллектуальных» отходов.  И  создает новые братские могилы информационного мусора.
Через смутные эпохи прошли многие народы.  Одному из первых философских трактатов  в истории человечества насчитывается уже около трех тысячелетий. В написанной  на египетском папирусе «Беседе человека, утомленного жизнью, со своей душой» человек жалуется душе на плохую земную жизнь и  хочет «перескочить» наверх, в небеса путем  самоубийства. На что душа отвечает, что в небесах нет  ничего такого, что  не вырастало бы из плоти на земле. Почти три тысячи лет  китайскому изречению «чтоб Вам жить  во время перемен». Можно вспомнить и древнегреческое высказывание «в смутное время  и самым  негодным почет достается». Но именно тогда  на защиту человека  выступала Природа в образах Веры и Разума. Смутные эпохи облучались  рождением  религий и пиршеством философской мысли.  Но это, скорее, исключение, чем закономерность. Сколько народов и культур, унесенных  смутами и конфликтами, из географии реальной перешло в  небытие.

Сегодня велика опасность,  перескочив через напряженный труд свободы,  стремясь на благополучный Запад, пасть  в бездну хаоса. Философия  предупреждает, что путь к благоденствию в нас самих, а не в географическом пространстве  или в «светлом будущем».  И чтобы с достоинством удержаться в современности и не исчезнуть в небытие необходимо установить порядок  в нас самих. И для этого существуют самотверженный труд и другие источники  человеческой энергии, без которых немыслима  созидательная деятельность.  Эта энергия (напряжение мысли)  не имеет границ, если она рождена  воспитанием и образованием,  знанием и культурой, волей и целеустремленностью к победе, прежде всего над самим собой. 
Путь к благоденствию и становлению государственности проходит не только через географию или экономику, но и пространство души. На границе рационального  и чувственного восприятия мира рождаются новые символы, которые трансформируются в данном месте и социальном времени на основе цивилизационного (культурно-генетического) кода. Запад адаптировал человека  с помощью рационалистических технологий (разума) к миру машин,  у цивилизаций Востока  доминирует  чувственное восприятие внешнего мира.  Цивилизации ума и сердца образуют мировой порядок, где дефицит   человеческих энергий (пассионарности) или  высоких технологи внутреннего духовного мира нельзя заменить материальным богатством. Природа богатства государства основывается на высокой созидательной  человеческой энергии, способной преодолеть  эгоизм и «шкурные интересы» правящей элиты. Этим богатством обладает каждое государство, но воспользоваться им на благо отечества удается не  всегда и не всем.
И чтобы постигнуть горизонты столь притягательной  для многих европейской культуры недостаточно «быстрой езды» (интеграции,  вхождения в «общий дом»)  в реальном географическом пространстве.  Вместо  вечного славянского вопроса «что делать»  необходимо согласно традиции европейской мысли научиться думать. А это порой так трудно и обременительно.  Восхождение к европейскому гражданскому обществу  шло через религиозные войны, когда люди жертвовали жизнью в борьбе за  совесть. Европейский человек,  боровшийся за  свободу религиозной совести, установил свободу мысли, свободу  совести в самом широком смысле как самый бесценный продукт цивилизации. Этот продукт нельзя бездумно перенести на другую почву или получить с дипломом  той или иной степенью образования и учености. Просвещение — это «взрослое состояние»  человечества, т.е. способность людей думать   и ориентироваться своим умом без наставников и авторитетов. 
Но как  это сделать, если  старые идеалы разрушены или оказались мнимыми, а радиация воинствующего атеизма создала социум с маргинальной властью, живущей только сегодняшним днем? Как проложить  дорогу к истине? И здесь вновь появляется соблазн заимствовать истину в реальном географическом пространстве или в прошлом отечества. Но на этом пути  каждого из нас подстерегают опасности. Философия предупреждает, что энергия зла черпается из энергии истины, уверенности в видении истины. И только цивилизация блокирует разрушительную энергетику  на основе  формальных механизмов упорядоченного, правового поведения. Противостоять  одичавшему сознанию и алчности собственной природы может только гражданин, обладающий правом мыслить своим умом. Нельзя, руководствуясь наилучшими намерениями и высокими «идеями», внедрять  самый «справедливый» закон административным путем.
Ещё  совсем недавно было  ясно — «наш адрес не дом и не улица, наш адрес — Советский Союз». Вернулся на Родину  «философский пароход» с трудами изгнанных   мыслителей. Но их  путь через религиозное мировоззрение  к истине  теряется в  атеистических пустотах души. К «причалам» души швартуются и другие многочисленные  «пароходы» с Запада и Востока. Как одновременно быть открытым к внешнему миру и  «повсюду быть дома»?
В конце ХХ века пала Берлинская стена, но продолжает сохраняться  непреодолимая преграда («железный занавес»)  в духовном пространстве,  опустошенном и лишенном веры. После распада СССР  исчез не только политический или географический центр советской цивилизации (империи), но  в преимущественно  безбожном пространстве воинствующего атеизма образовалась пустота или «черная дыра». Империи неоднократно рушились в истории, но  если оставалась в душах людей  Вера, сохранялся  фундамент для будущего оптимистического сценария. Когда истинной Веры нет, происходит движение к периферии  души с размытыми  границами  идеала. При отсутствии целей здравого смысла наступает  системный кризис политических элит,  характеризующийся  крайностями  суждений — от приступа «глупого оптимизма» до глубокого пессимизма. И так было не раз в истории. Когда   на поверхность общественно-политической  жизни поднимается все то, что имеет удельный вес  меньше единицы — наступает анархия и хаос. Реальная география подменяется мифологической.

Мировой порядок, путь к благоденствию, становление государственности, национальная безопасность... Эти цели не имеют чисто политического или экономического решения. Формационный и традиционный геополитический подходы оказались бессильны предложить созидательные технологии. Идет меткая непрекращающаяся стрельба мимо целей в пространствах, пораженных вирусом «глупого оптимизма» и несуществующей в международной политике категории «дружбы народов».
В отличие от традиционной геополитики  и геоэкономики с доминирующим   природно-географическим  и экономическим детерминизмом, цивилизационная (новейшая) геополитика оперирует понятиями многомерного коммуникационного пространства (географического, экономического, социокультурного, конфессионального, психологического и пр.). Информационная и биологическая революции  расширили горизонты современного мира, сделали его более многомерным. Трансформировалась природа собственности на средства производства. Формационное противоречие между  общественным характером  труда и частным способом  присвоения его продуктов  преодолевается в духовном пространстве, где возникают принципиально новые  отношения. В отличие от исчерпаемых материальных ресурсов, информационные ресурсы многомерного коммуникационного пространства — безграничны.
Цивилизационная геополитика становится особенно востребованной в эпоху больших перемен.  Когда мир  характеризуется нестабильностью, трансформацией установившегося мирового порядка и тектоническими геополитическими сдвигами. Когда зарождается новый мировой порядок, но еще трудно сказать каким он будет.  Когда обнажаются цивилизационные разломы не только в реальном географическом пространстве, но и проходят через души людей. Каковы возможные последствия ускоренного внедрения неолиберальных ценностей в пространстве, пронизанном радиацией воинствующего атеизма? Чем закончатся очередные попытки «подарить» «неправильным» народам «безграничную справедливость»?

Главная задача цивилизационной геополитики заключается в попытках преодоления  географического и экономического детерминизма  геополитики за счет расширения набора базисных факторов, определяющих поведение  государств на международной арене. В отличие от  формационного подхода  в монографии делается упор на  цивилизационный подход в международных отношениях и формирование нового мирового порядка. Показана трансформация геополитической мысли от традиционной геополитики (военной мощи) и новой геополитики (геоэкономики) к новейшей цивилизационной геополитике.  В качестве методологической основы цивилизационной геополитики рассматривается геофилософия (философия имманентного пространства).

В монографии представлена авторская геополитическая теория Большого многомерного пространства, отдельные фрагменты которой были изложены в трудах «Концепция маргинальной комплиментарности» (1995), «Раскаленные рубежи» (1998), «Геополитика» (2000), «Геоэкономика» (2002) и др. Автор отдает себе отчет, что теория в отличие от очередной концепции налагает большую ответственность. Но так устроена творческая жизнь, когда на определенном этапе возникает  естественная потребность привести в порядок многолетнюю мыслительную деятельность. И возвести на её фундаменте хотя бы контуры открытых тобой берегов неведомого материка. 

В 60-е годы автор, учащийся в Московском государственном университете им. М.В. Ломоносова, получил некоторые представления о запретной геополитике, использованные при написании кандидатской диссертации. В ней речь шла о рубежной контактной зоне цивилизаций — «жизненном пространстве» России и Китая. На историко-экономико-географической работе был поставлен гриф «для служебного пользования», чтобы  не сыпать соль на рану» в непростые в те годы советско-китайский отношения. Была сформулирована концепция историко-экономических циклов освоения «больших пространств» (Дергачев, 1976; Dergachev, 1977), введено понятие пространственно-временной стратификации (ПВС) освоения территории.
В дальнейшем от рубежных контактных зон больших цивилизационных пространств  автор обратился к береговой зоне Мирового океана, что нашло отражение в докторской диссертации «для служебного пользования». Береговую зону (Римленд), являющуюся одним из важнейших геополитических объектов,  так же не рассматривали в открытой советской печати. Были уточнены предыдущие теоретические представления о «Больших пространствах» в исследовании целостности процесса освоения суши и Мирового океана (Дергачев, Саушкин, 1979). В результате  появилась геоэкономическая концепция, преодолевающая ограниченность «сухого закона» в науке, описывающего общепланетарные закономерности только с позиций  континентальных пространств. Концепция  контактной зоны суша – море учитывала влияние  разномасштабных природных и историко-экономических процессов (Дергачев, 1980;  Dergachev, 1981).
Третий этап был связан с формированием концепции рубежной  коммуникативности Больших пространств (Дергачев, 1995, 1996, 1998)  на примере свободных экономических зон и транспортных коридоров. И, наконец, заключительный этап связан с исследованием энергонасыщенных рубежей  евразийских цивилизаций (Дергачев, 2000, 2002).  Возможно, предыдущий опыт  позволил  интерпретировать цивилизации как «океаны» с энергонасыщенными берегами многомерного пространства.
Актуальность обращения к цивилизационному подходу обусловлена в первую очередь драматической ситуацией — геополитическим затмением Восточной Европы. Запрещенная геополитическая мысль  вошла в Восточную Европу или,  в более широком понимании,  в расколотое советское пространство Хартленда с большим опозданием. О традиционной геополитике начали писать и говорить, когда она уже стала достоянием истории ушедшего века. На руинах разбежавшейся империи начали возводиться воздушные замки «возрождения», разрушающиеся при первом соприкосновении с реальной действительностью. Геополитическая архитектура, созданная на основе классических концепций и игнорирующая  устойчивые культурно-генетические коды и архетипы, не выдержала противостояния внешним Вызовам. Вместо торжества правого гражданского общества с рыночными отношениями и достойным человека качеством жизни начала формироваться  новая мировая периферия, которую некоторые западные оппоненты называют «черной дырой» в геополитическом пространстве. Не будем осуждать такую резкую оценку. Мы, живущие на этой земле, её заслужили.  Но все же  трудно смириться с мыслью, что люди испытывающие веками социокультурную общность и социопсихологическую близость (мы другие), добровольно  превратятся в маргиналов человечества.

Казалось бы, в условиях глобальных вызовов, проще всего отсидеться на восточнославянском Хуторе близ Европы. Но вряд ли это удастся. В нестабильном мире  чаще всего «взрываются»    государственные институты, имитирующие действительность. Для того, чтобы понять природу геополитической трансформации, необходимо преодолеть узость ставшей популярной традиционной геополитики с доминирующим географическим или экономическим детерминизмом. Новейшая цивилизационная геополитика переносит акцент  на многомерное коммуникационное пространство, учитывающее разнообразие культурно-генетических кодов.  Какова  природа распада и геополитического самоубийства восточноевропейской цивилизации на фоне интеграционных процессов  в современном мире? Почему  геополитическая трансформация постсоветского пространства под воздействием внешних и внутренних вызовов свелась к унизительным попыткам стратегического партнерства с Западом на основе мифической «дружбы народов» побежденных и победителей? Каковы  возможные последствия столкновения рыночного (неолиберального) и религиозного фундаментализма в расколотом пространстве?  Почему «братья славяне» берутся за дело раньше, чем начинают думать? Что значит «быть в Европе»? Возможен ли новый славянский брак по любви или несчастью? Как научиться жить своим умом и «начать думать» в реальном географическом пространстве  и социальном времени?

Здесь в качестве транслятора межличностного диалога  выступают философы, проложившие  свой путь в пространстве мысли. На основе авторской концепции Больших многомерных пространств исследуется коммуникационная природа мировых цивилизаций, предложивших альтернативные технологии установления мирового порядка. Это микрокосмосы  Возможной страны, созданные в лоне  древнегреческой,  китайской, западноевропейской, исламской и американской цивилизаций. Особое внимание уделяется  многомерному  коммуникационному пространству расколотой (восточноевропейской) цивилизации и возможным геостратегиям, обеспечивающим национальную безопасность государств.   

Будущее рождается  сегодня, и его ориентиры необходимы для выработки современных решений. В многомерном коммуникационном пространстве в результате стратификации разномасштабных процессов в природе и обществе образуются рубежи высокой энергетики, где может разгореться пламя созидания или разрушения. К этим раскаленным горизонтам, скрытым порой от непосредственного зрительного восприятия и тем самым таящим неизвестность, направлено движение мысли. Сможет ли оно наполнить паруса знания, судить тем, кто отважится разделить этот путь. Ведь так просто принять бушующий океан иллюзий за царство истины в ожидании светлого будущего. Но именно этого автор обещать не вправе. Задача книги будет выполнена, если от движения мысли к знанию возгорится искра оптимизма — желание творческой и деловой активности — неисчерпаемого ресурса созидания.


 Назад Далее

 

 


 

«Геополитика сверхдержав»

Америка. Утомлённая супердержава Падение и взлет китайского Дракона Имперская геополитика. Великий час мировых империй Путь к процветанию государства

 


Воспоминания
Ландшафты памяти
Ландшафты путешествий. Города и страны
Ландшафты поэзии, музыки и живописи


Избранные статьи и посты
ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ПРОСТОРАМ РОДИНЫ ЧУДЕСНОЙ
Шейх Заид. Самая выдающаяся исламская личность


Павел Флоренский. Русский Леонардо да Винчи
Максим Горький. Писатель, купленный любовью народа
Иван Бунин. Певец пограничья природы
Анна Ахматова. Парящая в небесах
Николай Гумилев. Конкистадор истоков человеческой природы 
Николай Заболоцкий. Поэт философской лирики


Бесподобная Элеонора. Королева мужских сердец
Анна Вырубова. Фрейлина, монахиня, оклеветанная
Трафальгарская Венера. Символ красоты и силы духа
Париж. Лувр. Гимн обворожительным женщинам


Трансильвания. Замок Дракулы. Вампирский бренд Румынии
Где присуждают и вручают Нобелевские премии
Олимпийские игры. От Древней Греции до Сочи
Гибель мировой секретной империи
Великий час кораблей пустыни
Неугасающий ослепительный блеск Венеции
Карибы. Святой Мартин. Остров двух господ