logo
Институт геополитики профессора Дергачева
Сетевой проект
Аналитический и образовательный портал
«Пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет». Мартин Хайдеггер

Геополитика. Русская энциклопедия

Интернет-журнал

Геополитика. Русская энциклопедия

Геополитика. Русская энциклопедия

Предисловие

Глава 1. Введение в глобалистику
Основные понятия
Интеллектуальные истоки
Взгляд из России

Глава 2. Глобалистика и информационая революция
Информационная революция и статусные коммуникации
Глобалистика, геополитика и регионалистика
Глобальная конкуренция

Глава 3. Политическая глобализация
Неолиберальная глобализация
Международные отношения и мировая политика
Глобальная политическая история
Государство как субъект международных отношений
Кризис государства-нации. Конец национального государства

Глава 4. Социальная глобализация
Социальные парадоксы и демократия чувств
Мировые религии
Культурная глобализация
Технология формирования общественного сознания

Глава 5. Экономическая глобализация
Проект мировой экономической политики
Высшая стадия империализм
Мировой экономический порядок
Глобальная (информационная) экономика
Большие экономические пространства
Мировые полюса развития и экономические пустыни

Глава 6. Глобальные конфликты, вызовы и угрозы
Мировые войны
«Холодная война» и «гуманитарные интервенции»
Ключевые проблемы человечества

Глава 7. Американская мировая гегемония
Великий подвиг Америки
Колыбель мировых технологий
Доктрины «безграничной справедливости»
Мировая империя или «одинокая сверхдержава»
Рассвет или закат американского могущества?

Глава 8. Советская сверхдержава
Мобилизационный фактор
Великая Победа
Власть и интеллект
Системный кризис
Смертельное падение
Россия в глобализующемся мире

Глава 9. Мировые цивилизации в глобализующемся мире
Цивилизации как гаранты глобального мира
Западноевропейская цивилизация
Мусульманская цивилизация
Китайская цивилизация
Индийская цивилизация
Латиноамериканская цивилизация
Центральноафриканская цивилизация

Глава 10. Перспективы или конец глобализации?
Антиглобализм и другие альтернативы
В защиту глобализации
Мировые империи и новый глобальный порядок
Большие пространства против глобализации

Послесловие

Литература

Словарь основных понятий глобалистики




   
   
   
Союз образовательных сайтов    
Яндекс цитирования    
Рейтинг@Mail.ru    
   



Лекции Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи


Обсудить статью в дискуссионном клубе

Дергачев В.А. Глобалистика. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2005. — 303 с.


Глава 2. ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И ИНФОРМАЦИОННАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

Информационная революция и статусные коммуникации. Глобалистика, геополитика и регионалистика. Глобальная конкуренция.

Глобализацию традиционно связывают с информационной революцией, которая нанесла удар по государственной монополии на информацию, а в будущем приведет к резкому сокращению контролируемых статусных коммуникаций. Происходит трансформация наук, субъектом которых было государство (геополитика, политология и др.) и появились новые науки (глобалистика, регионалистика), между которыми началась конкуренция за «большие пространства». Особенно острое соперничество развернулось за глобальную конкуренцию в мировом экономическом пространстве.

Информационная революция и статусные коммуникации 

Информационная революция,  обусловленная широким применением  информационно-коммуникационных технологий (ИКТ),  стала предвестником постиндустриальной эпохи. В результате  технологического прогресса произошла  глобальная мобильность  информации,  капитала и квалифицированных кадров. Информационная революция привела к ограничению  статусной  институциональной  культуры. Доминирующим ставится  приоритет духовных  технологий над материально-практическими. У частных лиц появился  доступ к каналам  связи, рынкам и источникам  информации, которые прежде  имели  статусную доступность, зависели от занимаемой должности и положения в обществе, контролировались национальными  правительствами и международными  корпорациями.  Глобальная мобильность информации, капитала и квалифицированных кадров умственного руда подрывает  роль государства  в выполнении  многих  его фискальных  функций.
Информационная революция трансформировала представления о национальной безопасности, которые на протяжении веков исходили из предпосылок создания военной и экономической мощи. В современном мире национальная безопасность  связывается с принадлежностью  к определенным статусным коммуникациям, например, НАТО или ВТО. Глобализация, сопровождаемая информационной революцией, предъявила новые требования к проблемам  национальной безопасности, наметились тенденции к стиранию статусных границ. Меняются главные приоритеты национальной безопасности. Объектами поражения в информационных войнах и конфликтах становятся наряду с материальными целями ценности, которые можно защитить при наличии чувства достоинств, национальной гордости и цивилизационной принадлежности. В основе концепции национальной безопасности Соединенных Штатов — защита образа жизни, населения и территории. Таким образом, доктрины национальной безопасности не могут ограничиваться набором военно-политических и экономических факторов, а обязаны включать цивилизационный подход, учитывающий культурно-генетический код.
В Восточной Европе отмечаются процессы, противоположные современным мировым тенденциям, порожденным информационной революцией.  Годы независимости были потрачены на искусственное укрепление статусных коммуникаций «элиты в законе» за счет присвоение общенародной собственности, приватизации ученых званий,   других многочисленных степеней отличия и наград. Создана система теневых социальных отношений, представляющая угрозу для государственности. Отсутствуют доктрины национальной безопасности  государства, обеспечивающие защиту граждан от теневых социальных отношений.

ИКТ относятся к современным высоким технологиям (хай-тек), в которых знания и интеллект  превосходят другие факторы производства (труд, земля капитал) в качестве преобладающего производительного ресурса. Когда эффективность сменяется  результативностью,  интенсивность труда — его разумностью, централизация  — децентрализацией и т.д. Информационно-коммуникационные технологии  являются  «оружием» огромного стратегического значения: политического, оборонного, экономического, социального и культурного.
Информационная революция трансформирует международные экономические отношения, где на первое место выходит производство интеллектуального продукта (богатства). Информационная революция оказывает  огромное влияние на социально-экономические отношения. Если промышленная революция увеличила мускульную силу человека, то информационно-коммуникационные технологии стали важным техническим инструментом мышления, расширившим  интеллектуальные возможности человека. Под воздействием информационной революции  возникает постиндустриальная экономика,  фундаментом которой становятся умственная сила человека, производящая интеллектуальный продукт.  Ускоряется процесс экономической глобализации, повышается эффективность управления,  ускоряется решение  сложных производственных задач, меняются условия  и содержание трудовой деятельности.
Если в мировой экономике удельный вес США составляет 20 %, то в информационном пространстве планеты  Америка имеет абсолютное доминирование. Здесь мировое сообщество еще в большей степени зависимо от  Соединенных Штатов,  на долю которых приходится  по данным ЮНЕСКО  65 %  мирового коммуникационного потока  информации. США являются абсолютными монополистами в информационном (виртуальном) пространстве Интернета.  «Информационный империализм» по своим масштабам значительно опередил экономический империализм.

Информационная революция явилась предвестником постиндустриального общества. Основоположником  теории постиндустриального общества  является  выдающийся американский социолог Даниель Белл (р.1919). Ученый окончил  Колумбийский университет, преподавал в Чикагском и Колумбийском университетах,  с 1969 профессор социологии Гарвардского университета. В труде «The Coming of Post-industrial Society: A Venture in Social Forecasting» (NY: Basic Books, 1976) Даниель Белл дал прогноз  структурных изменений в будущем и пришел к выводу о несовпадении масштабов действия сил глобализации и институтов современного государства. Масштаб государства  становится слишком мал для решения крупных проблем и слишком велик  для решения малых проблем. Ученый сформулировал представления об информации как стратегическом ресурсе постиндустриального общества.
Работая над  прогнозами  социального развития  капитализма, ученый в 60-70-е годы  сформулировал концепцию  постиндустриального общества.  Научно-техническая революция вызвала  глубокие изменения в  различных областях жизни, что привело к преобразованию капитализма. Основными признаками постиндустриального общества Белл считал дополнение старой  машинной технологии  растущим применением «интеллектуальной технологии», использующей вычислительную технику.  В экономике преобладающее значение приобретает  сфера услуг, а важнейшим институтом  нового общества становятся университеты и исследовательские центры. Власть переходит от  капиталистической  олигархии  и корпораций к технократической элите, владеющей новой  технологией принятия решений. В постиндустриальном обществе  трансформируется  природа собственности на средства производства. Традиционная  частная собственность теряет свое значение,  а её место занимает интеллектуальная собственность, основанная на умственном труде личности.

Теория технологических революций предложенаамериканским социологом и футурологом  Элвином Тоффлером  (р.1928)  и изложена в трилогии «Шок будущего» (1972), «Третья волна» (1980) и «Метаморфозы власти» (1990)  и других книг, ставшими мировыми бестселлерами. «Третья волна» была запрещена в некоторых странах. В Китае книга обвинялась в  распространении западного «духовного загрязнения», но в дальнейшем стала Библией для архитекторов китайских реформ и издавалась огромными тиражами.  Ученый  исследует три технологических «волны». Первая волна (аграрная революция),  Вторая волна (промышленная революция) и Третья волна — информационная революция.  В Советском Союзе индустриализация была осуществлена за счет народа, принадлежавшего к Первой волне.  Переоценка материального производства  и недооценка  продуктов ума (за исключением сферы ВПК) привели к краху советской системы. Ученый обрисовывает  будущее общество как возврат к доиндустриальной цивилизации на технологическом фундаменте,  предупреждает о  трудности  психологической адаптации  людей к ускорению  социальных изменений.  Происходит трансформация власти. Высококачественная власть формируется на основе знания.  В постиндустриальном обществе новые знания выступают в качестве заменителей  традиционных ресурсов и видов транспорта и ускоряют время, выступающее в качестве  важного экономического ресурса. В политике знание является самым демократическим источник власти высочайшего качества. Здесь знание одновременно выступает в качестве  интеллектуального продукта  и средства коммуникации. Одновременно, новая экономика, основанная на знании, потенциально опасна для всех держателей власти. В бизнесе особенно актуально  выдвижение знания или идеи, которую можно превратить в необходимую и выгодную производительную  деятельность.

Теория информационализма рассматривает информационные технологии как  материальную основу постиндустриального общества. В нем производство благ, осуществление власти и создание культурных кодов стало  зависимым от информационно-технологических возможностей  общества. Информационные технологии  стали необходимым  инструментом  для эффективной социально-экономической реструктуризации общественных отношений в рамках капитализма и социализма. Автором  теории ииформационализмаилиинформациональной/глобальной экономики  является известный западный социолог Мануэль Кастельс (р. 1942, в Испании), который, получив образование в Париже,  с 1979 г. является профессором Калифорнийского университета (Беркли). Теория изложена в фундаментальном труде в трех томах «Информационная эпоха», переведенным на многие европейские и другие языки.
Современное международное разделение труда (МРТ)  трансформируется в межкорпорационное, осуществляемое транснациональными  хозяйствующими субъектами. В информационную эпоху ученый выделяет следующие типы МРТ:

  • производители высокой стоимости, основанной на информационном труде;
  • производители высоких объемов,  основанных на низкооплачиваемом труде;
  • производители сырья, базирующиеся на природных ресурсах;
  • лишние производители, труд которых обесценен.

Эти типы  разделения труда не совпадают со странами,  они географически  дифференцированы в некоторых областях  Земли.  Разделение труда происходит не между странами, а  между экономическими агентами.  Непрерывно меняющиеся в процессе инноваций и конкуренции  геометрия  борется  с выстроенной  в ходе истории архитектурой  мирового экономического порядка.
Мануэль Кастельс  особое внимание уделяет происходящим в конце ХХ века процессам реструктуризации капитализма и социализма. Реструктуризация капитализма — новая форма капитализма, характеризующаяся глобализацией  всех видов деятельности. В прошлом марксистская философия пытались изменить мир согласно 11-го тезиса о Фейербахе, в XXI веке настало время  интерпретировать его по-другому. В информационную эпоху сила разума освободила  беспрецедентную  производительную возможность: «Я думаю — следовательно, я произвожу». Становится почти досягаемой мечта европейского Просвещения о том, что разум и наука  решат  проблемы человечества. Если бы не разрыв между рациональным и чувственным восприятием мира, обусловленный отставанием социальных институтов от  технологического прогресса. Наша экономика, общество и культура  построены на интересах, ценностях и социальных институтах, которые в общем ограничивают коллективную креативность (влиятельность), конфискуют  плоды информационной технологии и отклоняют нашу энергию  в русло самоуничтожающей конфронтации.  Но такое положение вещей не должно  существовать, так как нет извечного зла в природе  человека. Такое положение вещей «может  быть изменено сознательным  целенаправленным  социальным действием, снабженным информацией  и поддержанным легитимностью». 
Реструктуризация  социализма закончилась  распадом Советского Союза, открывшего  доступ к информации советского общества, в котором усилились стремления к проявлению национально-культурных индентичностей.  Одновременно коммунистический Китай  продемонстрировал  модель успешной реструктуризации на основе геополитической доктрины воссоединения государства-цивилизации и подчиненнной этой задаче рыночным преобразованиям  без создания открытого общества.

В результате неолиберализации и реструктуризации капитализма и социализма  возникло глобальное сетевое общество и новая экономика взаимозависимого мира. Информационная эпоха  ведет не к уничтожению государства, а к понижению его статуса.  По мнению Кастельса, выживут нации-государства,  но не их суверенитет. В процессе глобализации государственная власть теряет многие функции, но не исчезает, а вписывается в цивилизационные коды.  В процессе реструктуризации общественных отношений возникла не только глобальная экономика, но одновременно формируется   контролируемая международной организованной преступностью всемирная криминальная экономика, ориентированная на удовлетворение  запретных желаний и поставок запрещенной продукции безграничного потребительского спроса  преимущественно богатых обществ и  индивидов.

Информационная революция усилила дальнейшую эволюцию личностных взаимоотношений. В доиндустриальных  обществах  важнейшим аспектом социальной связи была имитация  действий других людей, в индустриальном — усвоение знаний и возможностей  прошлых поколений, тогда как в постиндустриальном  обществе отношения (коммуникации)  между людьми на разных  уровнях взаимоотношений становятся  ключевым элементом  национальной жизнедеятельности. В постиндустриальную эпоху  изменилось соотношение между  основными подразделениями общественного производства за счет формирования  «четвертичного»  информационного сектора,  обладающего рядом специфических качеств интеллектуального товара.

Информационная  революция вторглась не только в привычный общественный  мир и расширила его информационные горизонты, но она одновременно наступает и в глубь микромира в биологическое пространство человека. Быстрыми темпами развивается геномика или наука о биологической информации организма, передающейся по наследству. На пороге третьего тысячелетия осуществлен один из самых дорогостоящих в истории науки международных проектов —  «Геном человека», расшифрована химическая структура ДНК и стала практически  доступной  закодированная в генах  человека информация. Это открытие  по значимости и последствиям для человечества более значительно, чем ядерная энергетика, оно сопоставимо с освоением космоса.  Открыто новое генное пространство, где предстоит  сделать Великие «географические» открытия.  Наследуемые признаки (передача свойств  организма потомству)  зашифрована в геноме человека. Биологии ХХ1 века предстоит  понять, как работает  записанная в генах информация. Эта мировая революция имеет значение не только для медицины и фармацевтической промышленности. Расшифровка  генома человека  будет способствовать сокращению  миллиардных  затрат  на неэффективное лечении рака, СПИДа, диабета и других  болезней, возникающих  из-за  незнания биологии человека. Возрастет средняя продолжительность жизни и его активные творческие возможности.  Биологическое невежество дорого обойдется странам,  запрещавшим в начале генетику, а в последствии  генную инженерию.
Революция в биологии, возможно,  будет способствовать  преодолению генетической катастрофы,  связанной с  ухудшением качества  генофонда. Потомство может выращиваться конвейерным способом в инкубаторах, что может вызвать кардиальные изменения человеческой цивилизации, когда нынешние маргиналы социума будут доминировать в мире. 
Таким образом, последствия информационной и биологической революции расширили горизонты современного мира, сделали его более многомерным.  Оказалась преодолена  конечность географического пространства. Если раньше геополитические концепции  опирались в основном на континентальную  и морскую мощь, или мощь географической береговой зоны, то теперь  возросла роль «шельфовых зон», расположенных  между реальным географическим и виртуальным информационным  или биологическим пространством. Эпоха Великих географических открытий сменилась  эпохой Великих открытий на рубежах многомерного коммуникационного пространства,  где создаются  полюса  высокой  созидательной или разрушительной энергетики. И как в средневековье в портовых городах на краю ойкумены  снаряжались корабли к неведомым географическим горизонтам, так и  в начале  третьего тысячелетия на рубежах многомерного пространства образуются устремленные  вширь и вглубь полюса высокой энергетики, открывающие новые горизонты геоэкономики. Может быть,   за новыми вольными гаванями закрепится название киберпортов или человек придумает другой термин.  Возможно, будут предприняты попытки  создания своеобразного  «таможенного режима» в информационном и биологическом пространствах. Это позволит осуществить поиск оптимального соотнесения свободного информационного обмена с преференциями по отношению к «производителю» технологий. Пока ясно одно, мы стоим на пороге открытий новых безграничных горизонтов. 

Информационная революция увеличила глубокую пропасть между бедным и богатыми странами. Использование Всемирной Сети (Интернет) зависит  от уровня материальной обеспеченности  и образованности  граждан. Несмотря на всемирный характер Великой информационной магистрали, неравномерна плотность использования ресурсов Сети. На долю постиндустриальных стран, входящих в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР),  приходится  90 % подключения к Интернету и  97 % сайтов. Лидирующие за пределами ОЭСР страны (Россия и Китай)  обладают лишь по 0,3 % от общего количества веб-сайтов. Слабо охвачены Интернетом  страны Центральной Америки и особенно Африки (за исключением ЮАР). В Центральной Африке  ежемесячная стоимость пользования Сетью превышает  доход  большинства  местного населения. В Латинской Америке  прирост пользователей обеспечивается в основном за счет Аргентины, Бразилии и Чили.
Существует языковый барьер в использовании ресурсов Сети, где свыше 80 % составляют англоязычные  сайты. В результате Интернет  фиксирует элитарный характер  глобализации и углубляет социально-экономические  диспропорции  между постиндустриальным Севером и бедным Югом.

В постиндустриальную эпоху неоэкономическая модель развития предусматривает приоритет духовных технологий над материально-практическими (традиция великих восточных культур). Здесь интеллигенция является социальной прослойкой профессионалов духовного  производства, служащих  истине. Интеллигенция ценит  неформальное  призвание  выше официальных статусов и наград.
Знания и время превращаются в важнейшие экономические ресурсы. Знание рождается во время движения мысли. Знания  не являются механической суммой или высшем уровнем информации, и по своему определению ближе к понятию «мудрость». Знаниями нельзя управлять так же как информацией. Новые знания и информационные технологии ускоряют время, а значит  оборачиваемость капитала.  Интеллектуальное богатство становится  главным товаром постиндустриальной эпохи, измеряемый знаниями, идеями и творческим трудом.  Интеллектуальный труд, связанный с созданием  новых технологий, новых образцов  продукции и совершенствованием  производства, создает  интеллектуальную ренту — добавочный продукт от использования научного опыта, особого умения  добывать и перерабатывать информацию.

Индустрия информации и знаний является ведущей в постиндустриальную эпоху. Информация становится самым мобильным ресурсом  глобальной экономики, в которой  производство  и распределение продукта  все в большей степени  зависит от обмена символами (акциями и т.п.).  Обработанные или суммированные данные, и представленные соответствующим образом для принятия решений. Бизнес-информация выступает в постиндустриальной экономике в качестве не только ресурса, но и важнейшего товара.  Различаются следующие виды внешней информации: рыночная, макроэкономическая, геополитическая и финансовая.  Внутренняя информация включает сведения о производстве,  трудовых ресурсах и состоянии финансов. Источники информации могут быть первичными и вторичными. Первичная информация создается в результате  исследования или анализа, а вторичная — из имеющихся источников.  Наиболее распространенные  источники бизнес-информации: правительственные учреждения, библиотеки,  аналитические и информационные службы,  компании, СМИ, базы данных в режиме онлайн. 
Знание являетсяпроверенный практикой  результат познания действительности, а не механическая сумма или высший уровень информации. Знание по своему определению ближе к понятию «мудрость». Знаниями нельзя управлять так же как информацией. В постиндустриальном обществе новые знания выступают в качестве заменителей  традиционных ресурсов и видов транспорта и ускоряют время, выступающее в качестве  важного экономического ресурса. В политике, как подчеркивает  Элвин Тоффлер, знание является самым демократическим источником власти высочайшего качества. Здесь знание одновременно выступает в качестве  интеллектуального продукта  и средства коммуникации. Одновременно, новая экономика, основанная на знании, потенциально опасна для всех держателей власти. В бизнесе особенно актуально  выдвижение знания или идеи, которую можно превратить в необходимую и выгодную производительную  деятельность. Предприятие, использующее в качестве доминирующего актива знания, служащие  для достижения конкурентных  преимуществ, является корпорацией знания. 

Всемирная информационная магистраль или Великий шелковый путь постиндустриальной эпохи, обеспечивает на основе всемирной коммуникационной инфрастуктуры (Интернета) и гипертекстовой  сетевой среды (Всемирной паутины) «транспортировку»  интеллектуального продукта без таможенных и других ограничений между географически разделенными физическими и юридическими пользователями. Одним из самых волнующих событий на рубеже тысячелетий  явилось открытие кибернетического пространства Интернета. Эта глобальная  информационная система  знаменует эпоху  Великих открытий на рубежах «всемирного океана» многомерного коммуникационного пространства. Глобальная система Интернет  за историческое мгновение вышла за  технические границы  электронной связи и стала  фактором  политической и экономической действительности. Сторонники  концепций  открытого гражданского общества  и всеобщего мира воодушевлены открывающимися благодаря Интернету  перспективами, в том числе «новой  экономики».
На рубеже веков Всемирная информационная магистраль становится  коммуникацией, занимающей ведущие позиции не  просто производительной, но и духовной силы. Интернет впервые открыл нестатусный  смысл свободы и бросил вызов  институциональному обществу, где «вход» в коммуникацию организован  или через  социальный  или географический (центр – периферия) статусы. Доступ к коммуникации  здесь возможен через социальный статус  (должность,  звание,  богатство и т.д.). Интернет  преобразует статусную коммуникацию  в нестатусную.
Великий европейский мыслитель Карл Маркс предрекал  экономические причины отмирания государства. Однако  в реальной  действительности не  свободный рынок    стал главной угрозой  государственных институтов, а возможность утраты ими статусной коммуникации. Государство уничтожается  как орган централизованного контроля, основанного на статусной коммуникации.  Вместо экономических отношений  коммуникации становятся  господствующим направлением  развития  человеческого сообщества. 

Информационная эпоха  изменяет  цивилизационную роль буржуазии и  интеллектуалов (пролетариев умственного труда). Происходит ослабление  экономического и политического влияния буржуазии  и усиление роли профессиональных менеджеров. Контроль процессов общественного развития  переходит от владельцев капитала к владельцам уникальных знаний, прежде всего в сфере управления. Таким образом, глобализация способствует  глубокому внутреннему  расслоению   общества:

  • усиливается поляризации из-за размывания среднего класса, являющегося опорой индустриального общества;
  • вверху формируется обособленное сообщество менеджеров,  использующих технологии формирования общественного сознания;
  • внизу выделяется обширная маргинальная социальная прослойка;
  • свободная миграция трудовых и других людских ресурсов усиливает этническую и цивилизационную разнородность.

Формационное  противоречие между  общественным характером  труда и частным способом присвоения  его  продуктов преодолевается в духовном пространстве, где  возникают  принципиально новые отношения. Трансформируется природа собственности  на средства производства. В отличие от  исчерпаемых  материальных ресурсов,  информационные ресурсы  многомерного  коммуникационного  пространства — безграничны. В интерактивной среде Сети они  возрастают при расширении  круга пользователей. Пользование информационными ресурсами не  обусловлено правами собственности. Рыночная цена информационного (интеллектуального)  продукта  зависит от  диктата потребителя. Создаваемый информационный капитал по своей природе  всегда остается производительным и не может быть  паразитическим, монополистическим и национально ориентированным. Становятся неактуальными  геополитические  задачи  государственного объединения  народов  вдоль коммуникационных коридоров  в реальном географическом пространстве («из варяг в греки»,  средиземноморского  и Великого шелкового пути).  Опасно оказаться на «периферии» Великой информационной магистрали.  

Информационно-коммуникационные технологии (ИКТ) включают все виды технологий, используемых для обработки  информации. С конца 70-х годов стали отождествляться, прежде всего, с  компьютерной технологией обработки  информации.  ИКТ дают возможность представлять  любой  вид информации — чисел, текстов, звука, изображения —  в цифровом формате, пригодном для хранения и обработки на компьютере. Возможность передачи информации с компьютера на компьютер с помощью интернет-технологий  обеспечивает доступ любого пользователя к мировому информационному пространству. Информационные технологии обеспечили создание Всемирной  информационной магистрали. Информационные технологии  используются для крупных систем обработки данных, вычисления на персональном компьютере, науке и образовании, управлении,  автоматизированном  проектировании  и создании  систем с искусственным интеллектом. Информационные технологии — современные технологические системы  огромного стратегического значения (политического, оборонного, экономического,  социального и культурного). Информационные технологии привели  к формированию новой концепции мирового порядка «Кто владеет  информацией, тот владеет миром». В результате внедрения ИКТ к основным факторам общественного производства —  труд, земля (природные ресурсы) и капитал  добавился четвертый — знания.

Информационные технологии играют исключительную роль в обеспечении национальной безопасности. В 90-е годы фундаментом  геополитики стала «Глобальная  информационная инфраструктура» (ГИИ),  разрабатывающая  правила нового информационного мирового  порядка и создающая соответствующую нормативно-правовую основу использования технологических возможностей Интернета.  Штаб-квартира межгосударственной комиссии по проблемам ГИИ  расположена в Вашингтоне. Концепция  ГИИ впервые была сформулирована  в выступлении  вице-президента  Соединенных Штатов  Альберта Гора в марте  1994 года  на первой  конференции  Международного  союза телекоммуникаций в Буэнос-Айресе. В дальнейшем она  дополнялась новыми положениями. Важнейшие принципы концепции ГИИ:

  • обеспечение равенства  возможностей для всех граждан;
  • обеспечение разнообразия содержания, в том числе культурного и лингвистического;
  • признание необходимости международного сотрудничества и особого внимания  менее развитым странам;
  • стимулирование частных инвестиций;
  • развитие конкуренции;
  • предоставление  свободного доступа к глобальной сети всем поставщикам и  потребителям информации;
  • создание гибкой  нормативно-правовой  базы, способной  адаптироваться к быстрым  переменам в индустрии и на рынке информационных технологий;
  • обеспечение  универсального характера услуг и др.

Логическим продолжением  деятельности ГИИ стало  создание  «Глобального  информационного сообщества», ставящего задачу  качественного содержания  информации в Интернете  с целью усиления  коммерческого эффекта.  Общий объем мирового рынка  информационных и компьютерных технологий (ИКТ)  оценивался к 2000 году в  1 трлн. 500 млрд.   долларов, в том числе европейский рынок — в 500 млрд. долларов. На  мировом  рынке лидируют США (35 %),  Европа (30 %) и Япония (14 %).  На европейском рынке  ИКТ  доминирует Германия (25 %).

В Интернете не существует  свободы слова в  классическом  смысле. Информация в  Интернете называется ресурсом, включаемым в деятельность в момент потребления. Этот ресурс не имеет территориально-государственной  организации. И это меняет  понимание  свободы слова. Государство конституционно  гарантирует свободу  слова и  одновременно вводит статусный  характер  адресной передачи информации. Под лозунгом  социальной справедливости осуществляется контроль за «авторскими правами», «борьба с непристойностями», «культом  насилия» и т.д. Но государство совершенно не в состоянии  контролировать взаимодействие интерактивных сред в виртуальном пространстве Интернета.
Возможно, в будущем  родится своеобразная этика или религия Киберпространства. Среди уже существующих заповедей выделяется следующее правило Сети: можешь не делать, не делай, но если  делаешь, делай хорошо. Плохое не имеет оправданий.  Продвижение вашего ресурса (вэб-сайта) в поисковые системы не зависит от  вашего статуса, ни должности, ученой  степени и звания. В Интернете нет выгодного географического положения, здесь все места  равнодоступны и равнопрестижны. 

Мощным интеллектуальным орудием становятся геоинформационные системы (ГИС). Международное взаимопонимание и сотрудничество  возможно на  основе  всемирного обеспечения доступа к пространственной информации  различных категорий  пользователей и разработчиков.   За короткий промежуток времени ГИС-технологии  получили широкое распространение  при поддержке принятия  решений в планировании, проектировании и управлении,  создании информационно-справочных банков  данных, автоматизированном  картографировании, составлении  земельных кадастров, инженерных  изысканиях и проектировании. Развитие рынка  геоинформационых технологий и услуг важно для бизнеса и образования.
Глобальная и  национальные  инфраструктуры пространственных данных  вместе с прикладными программами  стали  важным  условием обеспечения  экономического развития.  Геоинформационные технологии  позволили существенно облегчить  и улучшить сбор, распространение и использование  геоданных и  картографирования.  Появление персональных компьютеров с графическим дисплеем привело к распространению  интегрированных ГИС, способных решать крупномасштабные прикладные задачи  проектирования,  планирования и управления. Комбинирование аналитических возможностей ГИС с другими прикладными программами  привело к созданию новых информационных технологий, создающих  интегрированную  информационно-аналитическую среду на основе  функциональной связи  между геоданными  и имитацинно-оптимизационными моделями. Например, мощный  потенциал ГИС-технологий  используется в Глобальной  системе мониторинга окружающей среды. 
Соединенные Штаты, лидирующие в программном обеспечении ГИС,  разработали национальную сеть  передачи цифровой  пространственной информации. Под эгидой Европейской Комиссии осуществляется  ряд международных  геоинформационных проектов. ГИС-технологии стали необходимым условием  для повышения качества принимаемых  управленческих решений и успешной интеграции  в мировое информационное  пространство.

Побочным эффектом  информационной революции в развивающихся и большинстве новых независимых государствахявляется  информационный мусор. В одичавшем  информационном пространстве информационный мусор стал важным инструментом борьбы за власть или имитации интеллектуального труда. К информационному мусору относятся «научные» и другие труды с нижайшим индексом цитируемости или конвертируемости, то есть не имеющие цены на мировом рынке интеллектуального продукта.  Согласно современным типам международного разделения труда  информационный мусор создается лишними производителями,  труд которых обесценен, но оплачивается в бедных государствах в соответствии с перевернутой пирамидой статусных  коммуникаций. 

Глобалистика, геополитика и регионалистика

Развитие информационно-коммуникационных технологий означает трансформацию традиционной геополитики и геоэкономики (новой геополитики), не учитывающих влияние технологического прогресса.Однако глобалистика не  заменит, как считают некоторые глобалисты, геополитику, объектом которой является государство. Во-первых,  после распада Советского Союза считалось, что  исчезла последняя империя. Но за исторически короткое время выяснилось, что  наиболее эффективной формой государственного устройства, способного противостоять глобальным вызовам является государство-цивилизация или империя. Де-юре государством-цивилизацией является Китай, а Соединенные Штаты трансформируются в мировую империю. Глобалистика и геополитика дополняют друг друга в исследовании многомерного коммуникационного пространства Земли. Во-вторых, произошла трансформация геополитического мышления. От традиционной геополитики (военной мощи) к новой геополитике или геоэкономике (экономической мощи)  и, наконец, к новейшей или цивилизационной геополитике. Эта трансформация затронула  фундаментальные основы мирового порядка, символами которого  являются Большие пространства, капитал (золото)  и информация, включая традицию как коммуникацию во времени.
Геополитика — наука о закономерностях  распределения и перераспределения  сфер влияния (центров силы)  различных государств и межгосударственных объединений в многомерном коммуникационном пространстве. Новая геополитика  отождествляется с геоэкономикой — наукой о Больших экономических пространствах, где экономика интегрирует управленческие  и властные функции. В целях преодоления географического и экономического детерминизма получает развитие цивилизационная геополитика.В отличие от формационного подхода делает упор на устойчивость культурно-генетических кодов  — принадлежности к  той или иной цивилизации (суперэтносу). История свидетельствует, что  мировые цивилизации  способны устоять против любого внешнего Вызова, если  сохраняются её менталитет, нравственные ценности (центр в душе).
Карло Жан и Паоло Савона в сборнике  «Геоэкономика» (1997) так описывают взаимоотношение новой геополитики с глобалистикой. Глобализация — процесс  детерриториализации и дематериализации  богатства, лишающий национально-территориальные государства  части их суверенитета в экономической политике. Уменьшилась роль протекционизма в международных экономических отношениях. Исчезновение трансграничных барьеров  и глобализация рынков  ослабила  роль государства в отношении богатых внутренних регионов. Обострившаяся международная конкуренция заставляет  государства  наращивать конкурентоспособность на разных уровнях  территориальной иерархии (глобальном, региональном и местном). Поведение государств  в подобной ситуации  изучает новая геополитика или геоэкономика.  Геоэкономика не является  формой протекционизма или меркантелизма. Главной составной частью геоэкономики стали геофинансы. Деньги стали  настоящим экономическим товаром, а нематериальный денежный обмен намного превышает объемы мировой торговли. Интернационализировались  национальные резервы  валюты, хранящиеся преимущественно в форме ценных бумаг, обращающихся на  мировых финансовых рынках.

Трагедий для Восточной Европы, попытавшейся после распада СССР интегрироваться в западный мир, стало отсутствие геополитического прагматизма. Как стало очевидным, рассуждения руководитель государства об общечеловеческих ценностях не стоят ломаного гроша без отстаивания национальных интересов.
Геополитический прагматизм или реализм во внешней политике  основывается на собственных эгоистических и прагматических интересах государства.  Широко известно высказывание премьер-министра Великобритании Генри Пальмерстона (1784 — 1865) о том, что  государств не может  иметь  ни постоянных друзей, ни постоянных  врагов, но одни лишь  постоянные интересы. Реальная политика (Realpolitik) исходит из представлений о неизбежности  столкновения интересов государств в борьбе за ограниченные природные и другие ресурсы, контроль международных (транспортных, информационных) коммуникаций и т.п. Реалисты возлагают ответственность за международные отношения на великие державы. Геополитический прагматизм,  нашедший отражение в устройстве Совета Безопасности ООН, где представлены великие державы, остается фундаментом внешней политики США, несмотря на риторику нелиберальной глобализации.  Геополитический идеализм (попытки установления мирового порядка на основе международного права без войн и доминирования великих держав) пока остается мечтой, а может быть иллюзией. Вторая мировая война опровергла наивную убежденность в доминировании дружеских чувств государственных лидеров и «дружбы народов» над силовой политикой.

Геополитика и глобалистика особое внимание уделяют установлению мирового порядка. Геополитика рассматривает мировой порядок как геополитическую структуру мира (международных отношений), отражающую сложившийся баланс сил. Основывается преимущественно на трех классических моделях – биполярной, многополярной и однополярной. Биполярность  сверхдержав определяла  мировой порядок после Второй мировой войны. Глобалистика акцентирует внимание на Едином мире «безоблачного неба»  и Единой мировой экономике, объединенной мировым правительством.  Наиболее  радикальные концепции  предрекают глобализацию и установление нового порядка  на основе  торжества американской общественной модели.

Теории мирового порядка включают учения однополярного, биполярного  и многополярного мира. В традиционной геополитике  особенно популярна формула  «Кто владеет» Евразией, «тот владеет миром». В новой геополитике (геоэкономике) акцент делается на экономическую мощь. В новейшей геополитике становится популярной  формула: «Кто  владеет информационными и биологическими технологиями, тот владеет миром».
Однополярный мировой порядок формируется на основе военно-политической и экономической мощи США после поражения СССР в «холодной войне».  Сверхдержава  реально выступает в качестве единственного мирового жандарма.  Права личности объявлены приоритетными над  государственным суверенитетом, а в случае «гуманитарной катастрофы» возможно проведение военной акции против суверенного государства.   Не получила развитие  натоцетристскаяконцепция превращения НАТО параллельно с Советом Безопасности ООН в еще один мировой центр  по проблемам безопасности. В современно мире  американская мощь значительно превосходит другие великие державы, поэтому геополитическая  многополярность в ближайшем будущем возможна только на уровне теоретических рассуждений.
Биполярный мир — мировой порядок, основанный на доминировании в международных отношениях двух свердержав или общественно-политических систем (например, капитализма и социализма). Ялтинский мир, установившийся после окончания Второй мировой войны и просуществовавший до распада Советского Союза.
Многополярный мировой порядок основан на  сосуществовании нескольких (более двух) геополитических полюсов (центров военно-политической или экономической мощи). В новой истории (19 в.) обеспечивался  равновесием пяти приблизительно  равных великих держав. В Концерт великих держав входили Великобритания, Пруссия, Франция, Австрия и  Россия. В мировом геоэкономическом пространстве  формируются полюса  экономического и технологического развития в Северной Америке, Объеденной Европе и АТР.
Тенденции к многополярности начали накапливаться еще в период  противостояния двух сверхдержав. Процесс этот отличается  темпами развития  потенциальных полюсов и неравномерностью созревания  социально-экономических,  военно-политических, демографических и других элементов.  Экономическая мощь ЕС и Японии не подкреплена  в военно-политическом отношении. КНР, являясь великой  державой по своим географическим и демографическим параметрам, наращивает экономическую мощь с опорой не только на  внутренние ресурсы, но и путем формирования «Большого Китая».  В отдаленной перспективе на роль  значительных полюсов  мироустройства могут претендовать  Индия и Бразилия.
Важным фундаментом глобалистики служит сформировавшиеся в западноевропейской цивилизации представления о вестернизации —  распространения западных ценностей по всему миру.  Вестернизация снижает социокультурное разнообразие других цивилизаций, разрушает идентичность  и ослабляет чувство пространства (Родины) у местных элит.
Мировоззрением и правящей идеологией Западаявляется либертаризм, ставящий выше всего права человека и частную собственность.  Предусматривает невмешательства  государства  в социально-экономические  отношения.  Известный представитель интеллектуального течения либерализма  Лауреат Нобелевской премии Милтон Фридмен (р. 1912)  отстаивал свободу в рамках  права, одинакового для всех закона. Великую  угрозу свободе представляет концентрация власти. Поэтому полномочия правительства должны быть ограничены, а государственная власть  рассредоточена, включая местное самоуправление. Либерализм противостоит тоталитаризму,  а демократия — авторитаризму.
Либерализация и демократизация  на Западе совпадает с тенденциями  цивилизационной консолидации и интеграции, на Востоке разрушает культурно-генетический код. Бездумная либерализация в незападной цивилизации часто приводит к разрушительным последствиям для социума и экономики. 

Учение «открытого (либерально-демократического) общества»  было разработанофилософом, логиком и социологом Карлом Раймундом Поппером (1902 –94).  Автор капитального труда «Открытое общество и его враги» (Лондон, 1945), написанного в Новой Зеландии  между  1938 и 1943 гг. Книга стала  «гимном» отрытому обществу, была направлена против нацизма и коммунизма. Переход от закрытого  к открытому обществу характеризуется как одна из глубочайших  революций в истории человечества. Ученый выделяет в открытом обществе характерную особенность индивидуумов, вынужденных принимать личные решения, в отличие от закрытого коллективистского общества.  «Отец» открытого общества  оставил следующее завещание потомкам: «История заканчивается  сегодня. Мы можем извлечь из неё уроки, однако будущее — это вовсе не продолжение и не экстраполяция прошлого. Будущее  еще не существует, и именно это обстоятельство налагает на нас огромную ответственность, так как мы можем влиять на будущее, можем приложить все силы, чтобы сделать  его лучшим. Для этого  мы должны использовать  все, чему  научились в прошлом. А один из важнейших уроков прошлого  состоит в том, что нам следует  быть скромными».

Теория модернизации стала основным учением опереходе от традиционного к современному обществу, под которым понимается исключительно западная цивилизация. Модернизм  основан на триаде европейского Просвещения: рационализме, индивидуализме  и материализме. Просвещение — способность  людей думать  и ориентироваться своим умом  без наставников и авторитетов. В европейской традиции  Просвещение рассматривается  как «влечение к правде и чести».
Социальные институты, обеспечивающие  преобразования в западноевропейском обществе не всегда приемлемы, для других культур, где существует приоритет  государства над личностью. Либерализация не всегда означает  демократизацию в стране, где любовь к ближнему выше  закона, а чувство коллективизма доминирует  над индивидуализмом. В результате  на пути  к европейской  интеграции «опьяненные  свободой» восточноевропейские страны погрузились в мифологический хаос. Среди  рожденных многочисленных мифов наибольшее распространение  получили мифы  о государстве,  демократии и простых решениях: «Запад нам поможет». Велики были надежды на чужие  модели «экономического чуда» и  на свободные экономические зоны. При этом предпринимались  попытки  совместить  несовместимое — открытое  общество и либеральную экономику с некомпетентностью  в политике, бизнесе  и науке.
На Западе широкое распространение получила теория «золотого миллиарда» — современное европоцентристское учение «избранного народа», которому гарантировано привилегированное  существование на Земле. К богатому «золотому миллиарду» или «интернационалу избранных»относятся постиндустриальные страны (США,  Западная Европа, Канада, Япония и др.), на которые в 2000 г. приходилось  примерно 15 % населения Земли  и 80 % мирового ВВП. Миллиарду  граждан постиндустриальных стран  противостоит остальное человечество,  обслуживающее интересы транснационального капитала.

Различаются цивилизационный, формационный и геополитический  подходы к социальному развитию.  Цивилизационный подход  обращает внимание на устойчивость  культурных кодов  и архетипов, свойственных  цивилизациям.  Формационный подход связан с установками и ожиданиями  нового витка прогресса, качественного нового этапа общественно развития. Формационная-детерминистская теория описывает закономерности смены фаз  общественного развития от низшей ступени к высшей на основе линейного прогресса и при этом игнорирует энтропию, дефицит источников человеческой энергии.
В традиционном геополитическом подходе парадигма «крови и почвы» доминирует над парадигмой духа. С позиций цивилизационного подхода Запад одержал пиррову победу в «холодной войне», разрушив дихотомию христианского мира и сделав его более уязвимым перед глобальными вызовами.

Глобалистика и регионалистика. Глобалистика изучает мировые многомерные пространства (глобализм, глобальность, глобализацию) как субъекты мировой политики.  Глобализм сводит понятие к экономическому измерению, линейному непрерывному расширению всякого рода зависимости от мирового рынка.  Глобализм стал мыслительным вирусом, стремящемуся подчинить  политику, науку и культуру  экономическому примату (мировому правительству).  Под глобальностью понимается жизнь в мировом сообществе, где ни одна страна или группа стран не может огородиться друг от друга. Глобализация есть процесс подчинения  суверенитета национальных государств властным возможностям транснациональных акторов. Глобализация как уже отмечалось выше усилила регионализацию  на субнациональном  и наднациональном уровнях. Примером является сильный и демократический Европейский Союз. При этом мировые цивилизации выработали собственные региональные стратегии, проверенные историческим опытом. Именно  разнообразие региональных форм явилось одним из гарантов долголетия и устойчивости китайской цивилизации. Регионалистика изучает регионы как субъекты мировой политики и международных отношений. Каждая цивилизация вырабатывает свою стратегию регионального развития.

Глобальная конкуренция

Михаил Делягин в труде «Мировой кризис» описывает основные принципы теории глобальной конкуренции. Это конкуренция эпохи глобализации, ведущаяся в условиях  доминирования мировых монополий, на объединяющихся  рынках не только экономическими методами. Она носит жесткий всеобъемлющий характер и ведет к деградации слабейших участников. В международных отношениях «дружба существует между народами, а между обществами и странами доминирует конкуренция». Глобальная конкуренция приобретает межцивилизационный характер.
В долгосрочной  перспективе глобальная нестабильность будет возрастать. Экспансия является неотъемлемой чертой рыночной экономики: цели развития доминируют  над целями сохранения status quo.  Соединенные Штаты имели во Второй мировой войне стратегическую цель — обеспечить свободный доступ национально экономике к новым рынка сбыта за счет разрушения политических барьеров и деколонизации. Новый экономический порядок создал условия  для глобальной конкуренции, где победили американские монополии.  
При прогнозировании экономического развития России и других восточноевропейских стран учитываются в основном внутренние факторы и ресурсы. Влияние мировой экономической, политической и информационной среды игнорируется или слабо учитывается, что превращает традиционное прогнозирование в опасный инструмент самоуспокоения. 
В начале двадцатого столетия  мировая экономика  достигла  исключительно  высокой интеграции, к которой системы политического управления оказались  не готовы. В результате устранения внутренних барьеров на рынках обострилась  конкуренция между развитыми странами, что явилось одной из причин развязывания Второй мировой войны.
После войны экономический рост обеспечивался за счет дальнейшего преодоления сегментации  мирового рынка, пока окончание холодной войны не покончила с ней окончательно. Однако новая интеграция преимущественно на рынке информационных услуг породила новые  непреодолимые проблемы и новую волну сегментации между  успешными и неразвитыми странами — между богатым «золотым миллиардом» и бедными.
Рост эффективности информационных технологий  привел к классическому «кризису перепроизводства»  информационных услуг и структурному кризису мировой экономики. Суммарные инвестиции (друг в друга) Соединенных Штатов, Европейского Союза, Японии и других стран-членов Организации экономического сотрудничества и развития (Парижский клуб) обеспечивают 95 % общего объема  прямых иностранных инвестиций. Такая самоизоляция лишает их новых рынков сбыта. Наблюдается «информационное перепроизводство» в условиях неожиданно возросшей ограниченности  емкости  глобальных  информационных рынков. Зависимость Запада от остального мира  ограничена  преимущественно  энергетическими  и трудовыми ресурсами. Среди последних предпочтения отдаются интеллектуальным ресурсам и ресурсам для компенсации демографического кризиса. 
Расширение глобальных рынков сдерживается  бедностью населения и социокультурными барьерами  в развивающихся странах. Технологии пропаганды и  даже обработки информации не всегда  воспринимаются  при другой цивилизационной парадигме. Ограничение рынка сбыта ведет  к сокращению  притока  ресурсов для дальнейшего прогресса информационных технологий Запада.  Это в свою очередь  порождает внутренние проблемы  и частичную маргинализацию среднего класса в развитых странах, где система социального обеспечения, особенно в США, ориентирована, в конечном счете, на фондовый рынок. Кризис «цифрового неравенства»  между богатыми и бедными странами,  возможно, преодолеть за счет  качественного удешевления и  упрощения доминирующих технологий.

Глобальная конкуренция ведется разнородными  субъектами, преследующими  несопоставимые цели и действующие различными методами. Активными и влиятельными участниками глобальной конкуренции  стали многочисленные негосударственные и внеэкономические организации, в том числе:

  • мировые цивилизации,
  • транснациональные корпорации,
  • неправительственные организации,
  • отдельные регионы,
  • религиозные организации,
  • экологическое движение, 
  • антиглобалистское движение,
  • преступные организации,
  • криминальный бизнес,
  • спецслужбы и др.

Однако их деятельность в большинстве случаев взаимоувязана с государственной политикой. Американская администрация целенаправленно создавал  неправительственные организации для развития демократии и «гражданского общества» как форпосты своего влияния в отдельных регионах мира.

Важным фактором  международной конкуренции  становится разделение человечества по цивилизационному признаку («социокультурным барьерам»). Исчезновение биполярной системы  уничтожило силовое поле, создаваемое  противостоянием  социализма и капитализма, и высвободило  новые глобально значимые  цивилизационные инициативы. Здесь особенно выделяется несущая мощный социальный заряд исламская цивилизация и китайская цивилизация. В результате  международная конкуренция  стремительно  приобретает характер межцивилизационной конкуренции. Её участники  разделены глубже, чем народы  одной цивилизации. Они не только преследуют разные цели разными методами, но и не всегда могут понять другие ценности. Глобальная конкуренция между мировыми цивилизациями  проявляется в распространении финансово-экономической экспансии Запада,  религиозной (исламской) экспансии и этнической экспансии Большого Китая (с учетом мирового сообщества китайской диаспоры). При этом, по нашему мнению, эти экспансии происходят в разных плоскостях многомерного  коммуникационного пространства Земли. 
Каждая из трех  великих цивилизаций, проникая друг в друга, не обогащает, а подрывает  её основы. Возможно, ислам станет «ледоколом» Китая по отношению к Западу  по аналогии  со сталинским Советским Союзом, выполнившим  эту роль для рузвельтовских США по отношению к старым европейским колониальным империям (Великобритании и Франции).
Для глобальной конкуренции  кроме  цивилизационной триады Запад – Ислам — Китай,  важное значение приобретает не сколько экономическая конкуренция, а мировоззренческое размежевание между Европой и США. Американское общество ориентировано преимущественно на обеспечение конкурентоспособности, а старая Европа  стремится жить по исторически сложившимся гуманным принципам, обеспечивающим комфорт. Это обрекает её на коллаборационизм по отношению к экспансии исламского радикализма, как в прошлом перед лицом «советской угрозы». Однако склонность  к уклонению от конфликтов могут спасти Европу от вовлечения в широкомасштабные  разрушительные конфликты. 

В мире происходит  ужесточение конкуренции за счет ухудшения конъюнктуры. Конкуренция на рынках сбыта  дополняется  острой конкуренцией на рынках ресурсов (материальных, финансовых и людских). В 90-е годы Запад  испытал  период  бурного и самодовольного процветания за счет ресурсов  побежденного социалистического «лагеря». Дополнительным фактором процветания  стало высвобождение ресурсов развитых стран, отвлекавшихся в прошлом на  обеспечение национальной безопасности и переброска их на потребление. Эта переориентация замедлила технологический прогресс.
Бурная экономическая интеграция эпохи глобализации  сделала глобальную конкуренцию  не только всепроникающей, но и превратила её в собственную противоположность. Из инструмента  стимулирования неэффективных  экономик она  превратилась в орудие  их массового уничтожения. Ужесточение глобальной конкуренции может  привести к физическому устранению большей  части человечества, занятого в «неэффективном» производстве с точки зрения западных критериев. Нереальность столь значимой катастрофы заставляет предположить о возможных выходах, например, в переходе от глобализации к регионализации.

Субъектами глобальной конкуренции становятся региональные сообщества. Разделение  глобального рынка на систему региональных рынков будет способствовать развитию  менее эффективных национальных экономик в силу снижения остроты конкуренции. При этом, чем слабее будет экономика того или иного региона, тем менее эффективнее будет регионализация. Региональная экономическая интеграция  может быть успешной при наличии сильного участника глобальной конкуренции. Субъектами глобальной конкуренции становятся  отдельные регионы, обладающие  более значимыми ресурсами и эффективным управлением, чем их страна в целом. Например, штат Калифорния (США) или Шанхай (КНР).

В результате глобализации  лозунг «Обогащайтесь!»  перестал быть эффективным  рыночным механизмом человеческого развития. В глобальной конкуренции конкурента можно победить с помощью информационных технологий формирования общественного сознания, об этом пойдет речь в четвертой главе. 
В ближайшем будущем основными субъектами  глобальной конкуренции  будут США и Китай. Бывшие претенденты на лидерство в этой борьбе сошли с дистанции. Девяностые годы практически были полностью потеряны для Японии и Восточной Европы.  Японская экономика, совершившая экономический рывок  на основе модели «догоняющего развития» и заимствования западный технологий, не смогла создать собственные технологические принципы, что закрыло её путь на высший уровень мировой технологической пирамиды. Тем более это касается Юго-Восточной Азии, находящейся в полной технологической зависимости от высокоразвитых стран. Регион исчерпал потенциал индустриальной модели «догоняющего развития», так как наступила новая информационная эпоха, требующая новых подходов и ресурсов развития. 
Мусульманская цивилизация является наряду с Западом и Китаем  третьим основным участником  конкуренции цивилизаций. По мнению Делягина, демографический фактор не позволит этой цивилизации потерпеть окончательное поражение, но ресурсная (технологическая) недостаточность  не даст одержать победу.

Резюме

Глобализация, сопровождаемая информационной революцией, предъявила новые требования к проблемам  национальной безопасности. Информационно-коммуникационные технологии стали  «оружием» огромного стратегического значения.
Масштаб государства  стал слишком мал для решения крупных проблем и слишком велик  для решения малых проблем.
В постиндустриальном (информационном) обществе  трансформируется  природа собственности на средства производства. Традиционная  частная собственность уступает место интеллектуальной собственности. Знания и время превращаются в важнейшие экономические ресурсы.
Глобалистика не отменяет геополитический прагматизм, остающийся главным инструментом в борьбе за «большие пространства» мировых рынок и ресурсов.
Глобальная конкуренция приобретает межцивилизационный характер. Активными и влиятельными участниками глобальной конкуренции  стали многочисленные негосударственные и внеэкономические организации,
Благодаря прагматизму Соединенные Штаты, опоздавшие к переделу мира,  изобрели гениальный способ борьбы за новые рынки  и ресурсы с помощью экспорта «демократических ценностей».
Субъектами глобальной конкуренции становятся региональные сообщества. Региональная экономическая интеграция  может быть успешной при наличии сильного участника глобальной конкуренции.

 


Вверх | Предыдущая страница | Следущая страница


 


 

«Геополитика сверхдержав»

Америка. Утомлённая супердержава Падение и взлет китайского Дракона Имперская геополитика. Великий час мировых империй Путь к процветанию государства

 


Воспоминания
Ландшафты памяти
Ландшафты путешествий. Города и страны
Ландшафты поэзии, музыки и живописи


Избранные статьи и посты
ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ПРОСТОРАМ РОДИНЫ ЧУДЕСНОЙ
Шейх Заид. Самая выдающаяся исламская личность


Павел Флоренский. Русский Леонардо да Винчи
Максим Горький. Писатель, купленный любовью народа
Иван Бунин. Певец пограничья природы
Анна Ахматова. Парящая в небесах
Николай Гумилев. Конкистадор истоков человеческой природы 
Николай Заболоцкий. Поэт философской лирики


Бесподобная Элеонора. Королева мужских сердец
Анна Вырубова. Фрейлина, монахиня, оклеветанная
Трафальгарская Венера. Символ красоты и силы духа
Париж. Лувр. Гимн обворожительным женщинам


Трансильвания. Замок Дракулы. Вампирский бренд Румынии
Где присуждают и вручают Нобелевские премии
Олимпийские игры. От Древней Греции до Сочи
Гибель мировой секретной империи
Великий час кораблей пустыни
Неугасающий ослепительный блеск Венеции
Карибы. Святой Мартин. Остров двух господ