logo
Институт геополитики профессора Дергачева
Сетевой проект
Аналитический и образовательный портал
«Пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет». Мартин Хайдеггер

Геополитика. Русская энциклопедия

Интернет-журнал

Геополитика. Русская энциклопедия

Геополитика. Русская энциклопедия

Предисловие

Глава 1. Введение в глобалистику
Основные понятия
Интеллектуальные истоки
Взгляд из России

Глава 2. Глобалистика и информационая революция
Информационная революция и статусные коммуникации
Глобалистика, геополитика и регионалистика
Глобальная конкуренция

Глава 3. Политическая глобализация
Неолиберальная глобализация
Международные отношения и мировая политика
Глобальная политическая история
Государство как субъект международных отношений
Кризис государства-нации. Конец национального государства

Глава 4. Социальная глобализация
Социальные парадоксы и демократия чувств
Мировые религии
Культурная глобализация
Технология формирования общественного сознания

Глава 5. Экономическая глобализация
Проект мировой экономической политики
Высшая стадия империализм
Мировой экономический порядок
Глобальная (информационная) экономика
Большие экономические пространства
Мировые полюса развития и экономические пустыни

Глава 6. Глобальные конфликты, вызовы и угрозы
Мировые войны
«Холодная война» и «гуманитарные интервенции»
Ключевые проблемы человечества

Глава 7. Американская мировая гегемония
Великий подвиг Америки
Колыбель мировых технологий
Доктрины «безграничной справедливости»
Мировая империя или «одинокая сверхдержава»
Рассвет или закат американского могущества?

Глава 8. Советская сверхдержава
Мобилизационный фактор
Великая Победа
Власть и интеллект
Системный кризис
Смертельное падение
Россия в глобализующемся мире

Глава 9. Мировые цивилизации в глобализующемся мире
Цивилизации как гаранты глобального мира
Западноевропейская цивилизация
Мусульманская цивилизация
Китайская цивилизация
Индийская цивилизация
Латиноамериканская цивилизация
Центральноафриканская цивилизация

Глава 10. Перспективы или конец глобализации?
Антиглобализм и другие альтернативы
В защиту глобализации
Мировые империи и новый глобальный порядок
Большие пространства против глобализации

Послесловие

Литература

Словарь основных понятий глобалистики




   
   
   
Союз образовательных сайтов    
Яндекс цитирования    
Рейтинг@Mail.ru    
   



Лекции Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи


Обсудить статью в дискуссионном клубе

Дергачев В.А. Глобалистика. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2005. — 303 с.


Глава 4. СОЦИАЛЬНАЯ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ

Социальные парадоксы и демократия чувств. Мировые религии. Культурная глобализация. Технология формирования общественного сознания

Марксизм-ленинизм предпринят попытку социальной глобализации путем Всемирной революции. Национализм марксизм, либерализм, консерватизм,  немарксистский социализм, анархизм и фашизм утрачивают мобилизационный потенциал. В современном мире на фоне ослабления роли идеологий доминирует экономическая глобализация, о которой  Папа Римский в проповеди во время визита в Мексику, сказал: «глобальная экономическая система, в центре которой находится  только рынок, отсутствуют  другие  регулирующие механизмы, не может обеспечить мировую гармонию».

Социальные парадоксы и демократия чувств

«Нужно ублажать тело, чтобы душе не расхотелось в нем жить»
Уинстон Черчилль

 

Английский ученый, один из крупнейших социологов современности Энтони Гидденс изучает проблемы глобализации с середины 80-х годов.  Ученый является директором знаменитой Лондонской школы экономики, занимающей в рейтинге 160 британских университетов второе место между Кембриджем и Оксфордом. Автор более тридцати книг, переведенные на многие языки мира. Наиболее известные книги «Капитализм  и современная социальная теория» (1971, русский перевод  1999), «Конституция общества» (1984), «Последствия современности» (1990), «Преображения близости» (1992) и «Третий путь» (1998), «Ускользающий мир» (1999, русский перевод 2004).
Рассмотрим взгляды ученого на социальную глобализацию, изложенные в цикле лекций, которые легли в основу книги «Ускользающий мир: как глобализация меняет нашу жизнь». Лекции были прочитаны  в рамках Программы Рейта и подготовлены на Би-би-си для трансляции на широкую аудиторию  многих стран. Лекционный курс был назван «Ускользающий мир». По мнению автора,  эта фраза  наиболее точно передает чувства, которые испытывают многие люди, живущие в эпоху быстрых перемен. Эта волнующая  человека эпоха  отличается от прошлых переходных периодов грандиозными переменами, охватывающими  не отдельные регионы земного шара, а мир в целом. Не оправдалась марксистская точка зрения, что  дальнейшее развитие  науки и техники сделает мир более стабильным и упорядоченным. Не оправдался наивный оптимизм на неизбежность устойчивого развития: Мир не только не стал  управляемым, но, судя по всему, вышел, «ускользнул» из-под контроля. Научно-технический прогресс не всегда приводит к положительным результатам. Возникли новые факторы риска, затрагивающие каждого, не зависим от степени привилегированности или обездоленности человека. Глобализация перестраивает  образ жизни. Локомотивом глобализации выступает политическая,  экономическая и технологическая мощь Соединенных Штатов Америки. Глобализация наступает с Запада и изменяет не только остальной мир, но и тех, кто идет в её авангарде. Антони Гидденс резюмирует: «Хозяевами своей истории мы никогда не станем, но найти способ «поймать» наш ускользающий мир можем и должны».  

Никто не знает  суть надвигающего глобального порядка.
Произошло повсеместное распространение термина «глобализация», практически отсутствующего  до конца 80-х годов. Не всегда ясен смысл понятия «глобализация», несмотря на его внезапную популярность.
Глобализация лишь отчасти означает  вестернизацию. Распростаненным явлением становится «колонизация наоборот» — влияние  развивающихся стран  на развитие событий в западных государствах.  Например, латиноамериканизация юга Калифорнии, возникновение  глобального высокотехнологического сектора в Индии. 
По отношению к глобализации профессионалы разделились на скептиков и радикалов. Скептики оценивают разговоры о глобализации не больше чем болтовня, сотрясение воздуха.  Они считают, что мир продолжает развиваться так же, как он развивается уже много лет. Кроме того, усиливается регионализация международных экономических отношений,  о чем свидетельствует опыт Европейского Союза. Большинство стран этого объединения торгуют преимущественно между собой и этот обмен нельзя назвать  по–настоящему глобальным.  Радикалы считают  глобализацию  абсолютно реальным явлением: рынок стал глобальным и национальные границы для него не существуют, страны утратили  большую часть  своего прежнего суверенитета, политики не могут  влиять на события так же, как в недавнем прошлом.
Глобализация являет сложное сочетание противоречивых или даже противоположных процессов. Глобализация не только  переносит полномочия местных сообществ и государств на международный уровень, она приводит так же к противоположному результату, порождая требования об автономии на местах. В процессе глобализации создаются новые  экономические и культурные зоны внутри страны или в рамках нескольких государств, ориентированные преимущественно на внешний мир (Гонконг, Силиконовая долина в Калифорнии, Каталония с Барселоной и др.). Культурные символы глобализации, связанные с Америкой – индустрия Голливуда, «кока-кола», «Макдональдс», Си-эн-эн и др. 

Меняется роль суверенного государства в международных отношениях.  Экономическая политика на уровне государства не обладает  прежней эффективностью. Устаревают прежние  формы геополитики и государствам необходимо пересмотреть  свою идентичность.

Энтони Гидденс  выделяет следующие риски и опасности, порожденные глобализацией. Коренным образом меняется природа государства, когда им угрожают риски и опасности, а не враги.  Риск отличается от опасности или угрозы. Понятие риска связано с активным анализом опасности с точки зрения будущих последствий. Великие цивилизации древности (Греция, Рим, Китай) жили в основном прошлым. Для ситуаций, связанных с риском у них существовали понятия судьбы, удачи или воли богов.
Готовность идти на риск является непременным условием свободного предпринимательства, это источник энергии, создающий богатства  капитализма. Современный капитализм внедряется в будущее благодаря оценке будущих прибылей и убытков, а значит и риска. Благодаря страховке человек  уже не готов идти на риск. Появление современных видов страхования  связано с мореплаванием. Торговля риском или его перекладывание на других является характерной чертой капитализма. Но сегодня риск  приобретает  новое, специфическое значение. Если в прошлом  риск считался  способом регулирования будущего, его нормализации и подчинения нашей воли, то сегодня его природа изменилась.
Причина внешнего риска  связана с неизменными традициями  или законами природы (неурожаи, наводнения, эпидемии и голод). Рукотворный риск связан с нашим познанием окружающего мира (экологический риск, связанный с глобальным потеплением, чернобыльская катастрофа, трансгенные культуры, мировой экономический кризис). Мы живем в мире, где опасности, созданные  нашими руками становятся более серьезными, чем приходящие извне. Жизнь в глобальную эпоху обусловлена множеством новых ситуаций, связанных с риском.

Традиция и самоидентификация. Понятие «традиция» возникло в Европе в последние двести лет. Идея традиции является порождением Нового времени. Все традиции являются выдуманными и  часто оказываются более  молодыми, а не уходящими в мглу веков. Когда влияние традиции и обычаев  в мировом масштабе ослабевает, меняется  основа самоидентификации — ощущения себя как личности. Человек должен гораздо активнее, чем раньше, создавать  и воссоздавать собственную идентичность. Фрейд, закладывая основы современного психоанализа,  по сути, выработал  метод обновления идентичности на ранней стадии процесса детрадиционализации. Психоанализ возвращает человека в собственное прошлое, чтобы приобрести большую самостоятельность  в будущем. 

Космополитизм и фундаментализм. Гидденс  выделяет два полюса глобализации — борьба между зависимостью и самостоятельностью,  столкновение между космополитическим мировоззрением и фундаментализмом. Фундаментализм возник в ответ на влияние глобализации. Сам термин появился  на рубеже двадцатого столетия применительно к американским протестантским сектам. Фундаментализм не является синонимом фанатизма и авторитаризма. Фундаменталисты призывают  вернуться к древним  заветам или священным текстам. Фундаментализм  — это традиция в осаде, отстаиваемые  традиционным способом, то есть ссылками на ритуальную истину. Фундаментализм  произрастает  на почве любых традиций и связан с нежеланием понять  множественность  истолкований или идентичности, с отказом от диалога в мире. Фундаментализм ставит перед современностью  главный вопрос: способно ли человечество жить в мире, где нет ничего святого? Нет, отвечает Гидденс, не способны, так как человеку необходимы нравственные убеждения: «Нам всем было бы незачем жить, если бы у нас не было того, за что стоит умереть». 

Демократия чувств. Для каждого человека  важнее всего глобальные перемены, затрагивающие личную жизнь — брак и семью, любовные отношения и секс. Трансформируется семья, о которую философ Василий Розанов писал, что «семья есть самая аристократическая форма жизни».
Преобразования, затрагивающие личную жизнь, намного превосходят масштабы  любой страны. В сельской местности семья и брак носят часто традиционный характер, тогда как в крупных городах  гражданский брак становится более обычным. Семья превратилась в поле битвы  между традициями и современностью. Утрата «семейного очага» вызывает  большую ностальгию, чем исчезновение  любого другого института.

Традиционная семья представляла в прошлом экономическую ячейку, связанную, например,  с сельским хозяйством или приобретением собственности. Неотъемлемой чертой традиционной семьи  было неравноправие  мужчин и женщин, которые считались «движимым имуществом». Из-за отсутствия эффективных средств  контрацепции женщины  за свою жизнь рожали  по десять и более раз.
Секс является необходимым земным искушением для человека. В знаменитом бестселлере  Пауло Коэльо «Одиннадцати минут» героиня говорит, что секс — это искусство терять  контроль над собой. 
За последние десятилетия на Западе радикально изменилась сексуальная жизнь.  Произошло отделение секса от деторождения. В результате, когда секс лишен «сверхзадачи», в нем по определению  не может господствовать только традиционная ориентация между мужчиной и женщиной. Ядром современной, лишенной экономической роли, семьи стала пара, а основой заключения брака — любовь и сексуальное влечение. Демократический Запад выступает за права сексуальных меньшинств, а СМИ пропагандируют  новый стереотип мужчины. Мировые религии осуждают содомию как противоречащую Природе и Богу.
Брак уже не является  главной основой совместной жизни. В сложившееся ситуации изменилось положение детей, которые в традиционной семье  приносили экономическую выгоду. Ценность детей возросла из-за снижения рождаемости и стала определяться  психологическими и эмоциональными потребностями. 
Эмоциональные контакты (близость) заменяют прежние связи  между людьми в личной жизни в трех главных сферах — сексуальные и любовные отношения,  отношения между родителями и детьми, а также дружба. Гидденс вводит  идею «чистых отношений», зависящих  от активного доверия. Основным условием  близости  является откровенность, когда человек раскрывается  перед другим. Эти отношения могут устанавливаться на основе диалога или беседы, когда люди не скрывают друг от друга слишком многого. Эти новые ценности в личной жизни  соответствуют ценностям политической демократии, одним из главных атрибутов которой является  открытый диалог и равноправие полов. Это новое явление, названное ученым  демократией чувств, находится  на переднем крае борьбы между космополитизмом и фундаментализмом. Демократия чувств является  одним из элементов  прогрессивной гражданской культуры, вырабатывающей терпимость  и другие убеждения, характерные для гражданского общества.

Развитие глобальных коммуникаций  способствует распространению демократии. В современном мире большинство государств называют себя демократическими, включая коммунистический Китай. Гидденс связывает  демократию с реальным соревнованием  политических партий в борьбе за власть на основе регулярных и честных выборов. Торжество западной модели  связывается с сочетанием  демократии со свободной рыночной экономикой. Вместе с тем отмечается парадокс демократии. граждане  демократических стран испытывают разочарование в демократической системе, завоевавшей за последние десятилетия важные позиции по всему миру.   
Необходимо равновесие между  государством,  экономикой и гражданским обществом.  Когда господствует только государство, это ведет к его распаду, как это произошло в бывшем Советском Союзе.
Разговоры о демократии на надгосударственном уровне  широко обсуждались на протяжении двадцатого столетия.  Но вместо  мировой гармонии разразились  две мировые войны, унесшие жизни  более ста миллионов человек.  Современны мир  стал более взаимозависимым и изменился характер  мирового сообщества, которому нужна большая  управляемость, которую могут обеспечить  демократические институты.

Региональный режим в области прав человека предложил немецкий ученый Р. Роберт. Он содержит  дифференцированный подход к дальнейшему развитию  и укреплению  международного режима защиты прав человека. Права человека в условиях глобализации должны пониматься не только в исключительно западном и либеральном варианте, но и с учетом  национального и регионального многообразия.

Мировые религии
«Демократия без моральных ценностей запросто превращается в открытый или слегка прикрытый тоталитаризм» (папа Иоанн Павел I).

Первой глобализацией была христианизация мира. Однако мировые религии за тысячелетия своего существования не смогли единолично и полностью глобализировать мир в интересах одной конфессии. В этом, возможно, заключается ответ на нереальность осуществить экономическую или другую глобализацию по единому сценарию.

В начале XXI века среди основных религий в мире доминировали католики (26%), индуисты (19 %), мусульмане-сунниты (18%). Подъем религиозных чувств способствует экономическому росту (Южная Корея, Таиланд, Сингапур). Религия для многих мигрантов, прибывающих из деревни в город, становится не «опиумом для народа, а витамином для слабых».

Христианство. Христианство с идеями о личном спасении и человеческой судьбе оказалось более привлекательным  в период бурного экономического роста. В середине двадцатого столетия  крупнейшими христианскими странами  были Британия, Франция, Испания и Италия. В современном мире насчитывается около 2 млрд. христиан. Из них в Европе проживает 560 млн. христиан,  в Латинской Америке — 480 млн., в Африке — 360 млн. и в Северной Америке — 260 млн. человек. В исторически буддистской Корее  число христиан (евангелистов и католиков) увеличилось во второй половине двадцатого века с 2 до 30 % населения.

По прогнозам в 2025 г. в мире будет насчитываться 2,6 млрд. христиан, из них в Латинской Америке будет жить 640 млн., в Африке — 633 млн., в Европе — 555 млн., а в Азии – 460 млн. человек. Численность западных христиан увеличилась в двадцатом столетии  с 27 %   до 30 % 
и сократится к 2050 году до 25 % .В Латинской Америке и Африке будет сосредоточено 60 % католиков. Главным центром западных христиан станет Бразилия.
В 2050 г.  численность христиан составит 3 млрд. человек,  а крупнейшей конфессиональной зоной станет Экваториальная Африка. Ведущими странами западного христианства наряду с Бразилией будут Мексика, Филиппины, Нигерия, Конго и США. В Бразилии численность католиков и протестантов приблизится к 200 млн. человек. В Европе  будет проживать 600 млн. христиан, но не одна страна континента не войдет в число  наиболее населенных христианских стран мира. Преимущественно  христианскими странами  со значительными мусульманскими меньшинствами останутся Россия, Филиппины, Конго (Киншаса), Германия и Уганда.
Южные христиане будут доминировать в мире. Религиозный фундаментализм может стать идеологией крестового похода южных  христиан, по сравнению с которым исламским джихад прошлого  будет  выглядеть небольшой разминкой.

В христианском мире Библия есть книга книг и является по образному выражению Карла Ясперса хранилищем тысячелетних пограничных опытов человечества. Библия писалась на протяжении 1600 лет или жизни 60 поколений, более 40 авторами, включая высокообразованного политического деятеля Моисея, военачальника Иисуса Навина, царя Соломона, врача Луку, раввина Павла. Библия создавалась на перекрестке культур, трех континентах и трех языках (иврит, арамейский и греческий). В святом писании дан ответ на один из злободневных вопросов современного мира — выбора пути социального развития. Проблема политической и социально-экономической ориентации между Востоком и Западом красной нитью проходит через Библию, в которой иудейские пророки отдали приоритет не восточным и западным моделям развития, а духовности народа, чистоте нравственной жизни человека. Библейские пророки указали, что путь человека за горизонт познания внешнего мира измеряется не географическим расстоянием, а проходит через внутренний духовный мир.
Высокая энергетика этого пути  содержится в знаменитых заповедях. В Евангелии заключена идея, что у человека есть внутренний голос. Достаточно услышать и последовать за ним, чтобы Бог помог в пути. Но надо помнить, что заповеди  рождались в другом  социокультурном  пространстве, и слепо перенесенные в современный мир, они могут таить и разрушительную силу.  Одна из библейских заповедей гласит «возлюби врага своего». В интерпретации Мераба Мамардашвили, это не значит что надо лобызать оппонента. Следует   сказать ему спасибо. Спасибо за то, что позволил  взглянуть в глубины души своей и увидеть вырастающие (вырывающиеся)  оттуда тени. Другая заповедь  призывает  не заботиться о завтрашнем дне. Не заботиться о будущем — это не праздный образ  жизни в настоящем, а усилие  что-то совершить  сегодня и сейчас. “Завладеть” мировыми достижениями сможет только тот, кто владеет собой, своей душой.  В этом заключается глубокий смысл христианского ответа на вызовы глобализации. 

Ислам. Численность мусульман возросла в двадцатом столетии  до 20 % и составит по прогнозам к 2025 году  30 % мирового населения. К середине двадцать первого столетия преимущественно  мусульманскими странами останутся  Пакистан, Бангладеш, Саудовская Аравия, Турция, Иран и Йемен.В 2050 г. в 20 из 25 крупнейших  стран мира будет преобладать  либо ислам, либо христианство.
Ислам является самой молодой мировой религией, впитавшей  огромное  духовное  и интеллектуальное наследие многих народов Средиземноморья и  Востока. Ислам активно  действует  не только в арабском и тюркском мире, но и в индо-арийском регионе  от Курдистана до Бангладеш, в Юго-Восточной Азии, на Кавказе и России, Европе (евроислам)  и США. Ислам стал второй религией в Европейском Союзе. В ближайшем будущем ислам станет второй религией в США, оттеснив  на третье место иудаизм.
В отличие от христианства ислам является  «движением в одном направлении. Ты можешь войти в ислам, но не можешь выйти». В современно мире исламское возрождение  отличается от европейской Реформации широким охватом  большинства мусульманских стран. Для ислама характерна конфликтность с другими религиями, включая столкновение ислама с иудаизмом на Ближнем Востоке, конфликт ислама и индуизма в Кашмире и Пенджабе. После вторжения НАТО в Югославию произошел подъем мусульманских сил в Юго-Восточной Европе. Аль-Каида  использует современные информационно-коммуникационные технологии, включая Интернет, для глобализации ислама.

Родина ислама в Аравии, где закат  древних цивилизаций сопровождался  необычайным взлетом  духовной жизни, её частичной эллинизацией,  а в последствии распространением иудаизма и христианства.  Аравия становится  центром  ожесточенной борьбы идей.  Местное арабское общество оказалось под угрозой утраты от воздействия  чуждой идеологии  собственной идентичности и  независимости. Постепенно в этой борьбе   рождалась аравийская идея  единства и противостояния.  Над Аравией занялась заря ислама. В отличие от христианства, считавшего: «Богу  богово, а Кесарю кесарево»,  ислам стал фундаментом  мусульманской государственности, а пророк — политиком.

Буддизм. Буддизм  зародился на Индостане, но в дальнейшем перешел границы индийской цивилизации и,  утвердившись во многих азиатских странах, стал  одной из трех мировых религий. В двадцатом столетии  численность буддистов сократилась с 20 до 5 %  в мировом населении. Однако по мере роста  политической и экономической мощи Китая, Вьетнама и Таиланда буддизм может войти в силовое противостояние с исламом. 

Буддизм  появился в смутное время, когда конгломерат  многочисленных мелких  монархических государств (деспотий) находился в  постоянных конфликтах, гибли вольные  индийские города, рушились жизненные устои, обострялись социальные и межэтнические  противоречия. Политический и социальный кризис  требовал поиск возможный путей выхода из него, хотя бы в сфере нереального.
Индостан не был  страной  умеренных природных стихий. Человек не всегда выходил победителем в борьбе с природой.  На рубежах величайших  Гималаев и великого Ганга простирались  недоступные горные хребты  и коварные реки, непроходимые  джунгли с рассадниками  губительных болезней, жаркий и знойный климат. Кто может стать опорой человека  между  природными,  политическими и социальными стихиями?
Согласно учения Будды, следуя «праведным путем», человек  должен полагаться  на самого себя, а не искать помощи, защиты и спасения извне.  Проще всего свергнуть правителя-Дракона, сеющего насилие или несправедливость. Но  пройдет время и на его место  усядется другой Дракон.  Не разумнее ли  раньше всего уничтожить  Дракона, засевшего  внутри каждого человека? А что может быть самым ценным  для человека в мире  непрочности и бренности всего земного? Собственность обладает коварным свойством засасывать  разумное существо. Кроме того, стремление к вещам  порождает в человеке  отвратительные чувства зависти и злобы. Будда  призывает человека: «Чувство собственности  измеряется  не вещами, но мыслями.  Можно иметь  вещи и не быть  собственником». Этой  древней истине еще  предстоит долгий путь  к сердцу человека. Основатель буддизма  провозгласил  принцип  ненасилия, сотрудничества  как единственный способ  совершенствования мира  и человека.

Индуизм. В раннем средневековье индуизм  распространился в Индостане, изгнав доминирующий в течение семи столетий  буддизм. Индуизм напоминает ислам и в отличие от христианства имеет местные корни. Индуизм проповедуют 80 % населения Индии. Истоки этого главного религиозного течения страны уходят в глубокую древность. В индуизме особую роль играет культ богов Брахмы, Вишну и Шивы. В этой триаде доминирует Брахма, почитающийся как бог-творец и управитель мира. Вишну выполняет функции бога-охранителя и Шива — бога-разрушителя.

В будущем христианство сохранит свое преобладание в уменьшающемся «золотом миллиарде», а мусульманство будет абсолютно доминировать среди бедного Юга. В этом заключается конфессиональная природа назревающего конфликта между богатым Севером и бедным Югом. Конфликт зарождается в христианском мире, где  будут преобладать христиане Латинской Америки и Африки. Поэтому наряду с исламским джихадом возможен крестовый поход южных христиан.

Объединение людей  разных вероисповедований  возможно только на основе стратегических целей государства. На евразийских рубежах  цивилизаций  человечество  впервые  получило ответ на вечную проблему  политического и социально-экономического  выбора. Этот ответ красной нитью  проходит через буддистский «Путь учения»,  Библию и Коран, в которых пророки  отдали  приоритет  не восточным и западным моделям  развития, а духовности, чистоте  нравственной жизни народа. Этот путь проходит через совесть. Необходим, как призывали великие пророки, бросок на Юг и Восток к колыбелям  мировой цивилизации, истокам духовной жизни. Бросок души, а не плоти в кирзовых  солдатских сапогах или самых «праведных и демократических» бомб и ракет.

Культурная глобализация

Одной из форм проявления процессов глобализации  является «культурный империализм». Его чаще всего отождествляют с американской  массовой культурой, мировую экспансию которой объясняют антиавторитарным духом культурной революции.  По мнению  немецкого  ученого Уинфреда Флака массовая культура постепенно упразднила ограничения, связанные с необходимостью определенного образовательного уровня для её потребителей. Это послужило успеху культурной революции по американскому сценарию.  Этническое и культурное  многообразие Соединенных Штатов (страны мигрантов) привело к развитию форм передачи информации, рассчитанных в основном на зрительное и слуховое восприятие. Потребители  массовой культуры пассивны. Их настроение создается путем воздействия над подсознание. В результате произошло все большее отделение эмоционального восприятия от морального и информационного. Произошел триумф «настроения над моралью».
Классическим примером наступления на мировую культуру стала индустрия Голливуда. Американцам удалось на практике внедрить ленинский лозунг о том, что кино является наиболее  важнейшим из искусств. Они превратили киноиндустрию в важнейший геополитический фактор покорения мирового культурного пространства. Соединенные Штаты  ежегодно тратят на самое массовое из искусств  10 млрд. долларов и выбрасывают на мировой рынок 700 картин.  Столько же фильмов снимает  все европейские страны при более скромных затратах.

В условиях глобализации, когда интеллект и знания становятся стратегическим ресурсом развития, особое значение приобретает качественное высшее образование.Ведущие университеты мира отбирают по всему миру самых талантливых студентов. Не секрет, что в этой борьбе пока выигрывают  американские вузы. По данным Шанхайского университета в 2003 году среди лучших университетом мира лидировали  Гарвардский и Стэндфордский  частные университеты США.   В десятку  лучших вузов мира вошло восемь американских университетов, а среди  первых 50 — 35 находятся на территории США. В Европе  лидировали Кембриджский  и Оксфордский университеты (Великобритания), занимающие, соответственно, 5 и 9 место в мировом рейтинге. В Азии первое место занял Токийский университет (19 место в мировом рейтинге).
Учитывая отставание от Соединенных Штатов,  Европейский Союз провозгласил  цели превращения  Европы в регион с наиболее конкурентоспособной экономикой, основанной на  знаниях. Например,  в среднем годовой бюджет немецкого университета составляет 200 млн. долларов. В целях повышения конкурентоспособности  Германия планирует создать несколько  элитных университетов.
Китайское руководство приняло программу по превращению  сотни китайских университетов  в научно-исследовательские центры мирового уровня. 
В восточноевропейских странах средний бюджет университета составляет  менее 1 млн. долларов.  В 90-е годы  прошла волна переименований педагогических и других вузов в университеты. Однако это на качество образования не сказалось. Наоборот, в избытке оказались выпускники экономисты, бухгалтеры и юристы с низким качеством  образования при дефиците этих же профессий с высоким профессиональным уровнем. Самыми востребованными  профессиями  стали менеджеры и аналитики.

В условиях глобализации и широкого применения информационно-коммуникационный технологий  возросло значение английского языка,  однако существующие компьютерные программы могут осуществлять  быстрый перевод информации на другой язык. В современном мире основные языки по численности говорящих (родной язык): китайский (1,2 млрд.), испанский (374 млн.), хинди (350), английский (327) и арабский (197). Среди языков межнационального общения выделяются английский, французский, испанский, португальский, китайский, русский, арабский и немецкий. В Индии, Австралии, Южной Африке английский является государственным языком. Португальский, на котором говорят 180 млн. человек, является государственным языком в Бразилии и т.д.  На русском языке разговаривают 180 млн. человек, на японском языке — 130 млн. человек и по-немецки — 100 млн. человек.

Технология формирования общественного сознания

 «Можно обманывать немногих длительное время, можно обманывать многих недолго, но нельзя обманывать всех всегда». Франклин Рузвельт

Михаил Делягин в труде «Мировой кризис» так описывает технологию формирования общественного сознания. По аналогии с традиционными высокими технологиями, направленными на изменение окружающей материальной среды (high-tech), выделяются технологии, изменяющие общественное сознание (high-hume). Информационная революция снизила эффективность и значимость логического мышления. Традиционные технологии основываются на формальной логике, тогда как технологиям воздействия на общественное сознание соответствует творческая интуиция.

Пагубная ограниченность индивидуального сознания в условиях глобализации современного мира постепенно превращается в непосредственную угрозу развития не только маргинальных стран, но и существования человечества. Индивидуальное сознание воспринимает разрозненные  элементы  нового образа человечества с помощью информационно-коммуникационных технологий, позволяющих  мгновенно создавать, преобразовывать  и передавать информацию. При этом  индивидуальное сознание  старается не замечать «качественного усложнения и повышения многообразия среды обитания». Посредством динамично развивающегося мирового валютно-финансового рынка небольшая, но богатая часть человечества   научилась делать деньги без материальной реальности.  
В экономическом смысле, формирование сознания  является примером  классической  услуги, которая в принципе не поддается отдалению  от своего производителя. Это иллюстрируется на примере удовлетворения сенсорного (чувственного) голодания — подсознательного стремление части самых благополучных людей из богатых обществ погрузить себя в мир страха, угроз и насилия. Это учитывает Голливуд в соответствующей продукции кинематографа, играющую разрушительную роль в бедных социумах.  

Управление  при помощи  технологий формирования сознания сводится в основном к убеждению. Эффективное управление достигается  в современных условиях с помощью выдающихся менеджеров, популярный телеведущих, политтехнологов  и журналистов-аналитиков, ограниченность которых проявляется только в одном. Для них нет  разницы между словами «обмануть»  или «убедить».
При размывании реальности в информационную эпоху  управляющие системы  нашли выход в её повсеместном конструировании заново. В массовом порядке управляющие системы  применяют технологию формирования сознания. Эмиграция из реальности, по мнению Делягина, может привести к потере адекватности не только в  масштабе авторитарных режимов, но и к непредсказуемым последствиям для всего человечества.
Колоссальная эффективность  технологий формирования сознания  создает и другую опасность, когда  управляющая система стремится решать  проблемы реального мира не реальными, а пропагандистскими  действиями  («промыванием мозгов»).
Третья опасность исходит из естественной и неизбежной ограниченности ресурсов любой управляющей системы при решении многочисленных проблем. В результате ресурсы концентрируются  на решении более значимых проблем.  Со временем внутри самой управляющей системы  понимание того, что второстепенные проблемы сами по себе не решаются, полностью нивелируется. Управляющая система становится жертвой собственной виртуальной пропаганды.
«Телевизионные картинки» оранжевых и других  восточноевропейских «революций»,  пропагандирующие самых честных «последних оплотов демократии», заменяют реальность. После краткосрочной эффективности «исправление восприятия вместо исправления действительности» ведет  к быстрой и необратимой  утрате управляющими системами  адекватности. 
Эмиграция из реальности приводит к снижению ответственности  управляющих систем и  отдельных личностей. Широкомасштабная эрозия адекватности  становится гремучей смесью для современной цивилизации.
Распространение технологий  формирования сознания подорвало эффективность  не приспособленных  к ним общественных и  корпоративных  систем управления. Для эффективного управления нужна не формальная, а содержательная демократия.
В процессе глобализации происходи размывание государства-нации, являющегося  опорой современных демократий. Традиционные властные функции  государства в сфере международных отношений и внутренней политике переходят как к наднациональным, так и внутренним (региональным) субъектам. Снижение роли государства приводит в бедных обществах  к усилению влияния внешних институтов, внедрению  чуждых и враждебных интересов, представляющих угрозу национальной безопасности.  

Глобализация ограничивает функции  государства  не только за счет возрастания роли транснациональных корпораций, но и увеличения влияния регионов. Высокоразвитые регионы, особенно центры высоких технологий,  приобретают определенную внешнеэкономическую автономию и получают от государства преференции в обмен на политическую лояльность и существенный вклад в бюджет государства (например, штат Калифорния с технополисом «Силиконовая долина»).  Наименее развитые регионы получают для саморазвития  дополнительную свободу в международных контактах путем создания внутренних оффшоров (например, крупнейший в мире центр игорного бизнеса «Лас-Вегас» в штате Невада).  

Глобализация делает принципиально невозможной демократию прямого действия. Государственный лидер идет в народ, только для того чтобы улучшить свой рейтинг (политический аналог рыночной капитализации). Утрата взаимного понимания разрушает  демократию. В процессе глобализации оказывается воздействию на местные национальные элиты, которые частично «покупаются» и перестают выполнять  общественно полезную функцию, так становятся «слишком далеки от народа».  Элита является  центральной нервной системой общества, отбирающая  его побудительные импульсы. От тех, кто формирует  сознание элиты, зависит  конкурентоспособность общества. Часто сознание элиты формируется извне как форма внешнего управления.  Элита, сознание которой  сформировано стратегическими конкурентами извне, обречена  на предательство национальных интересов.
Элита «инфомационного сообщества»  не обязательно должна быть представлена высокотворческими людьми, раскрепощенными интеллектуально и духовно. Как пишет Делягин, у подавляющего большинства  представителей «информационного сообщества» внешняя личная яркость, профессионализм и значительная энергетика «трагически сочетаются с глубочайшей внутренней пустотой, интеллектуальной скудностью  и граничащим с убожеством догматизмом». В информационном пространстве они выполняют роль пропагандистов, реализующие принятые без них  стратегические решения. Если властители дум («хозяева жизни») выполняют  лишь роль талантливых и эффективных ретрансляторов, то кто заказывает музыку? Если исключить Господа Бога и поиск очередного «мирового правительства», то этот процесс носит стихийный безличностный характер, зарождающийся в собственном кругу «информационного сообщества». Последнее оказывается в силу интеллектуальной малоподвижности, менее стабильным и прочным, чем традиционное общество. 

Резюме

Глобальные перемены затрагивают личную жизнь — брак и семью, любовные отношения и секс. Преобразования, затрагивающие личную жизнь, намного превосходят масштабы  любой страны. Семья превратилась в поле битвы  между традициями и современностью.
Отношения диалога в личной жизни  соответствуют ценностям политической демократии. Это новое явление, названное ученым  демократией чувств, находится  на переднем крае борьбы между космополитизмом и фундаментализмом. Демократия чувств является  одним из элементов  прогрессивной гражданской культуры, вырабатывающей терпимость  и другие убеждения.
Мировые религии за тысячелетия своего существования не смогли единолично и полностью глобализировать мир в интересах одной конфессии.
Социальная глобализация особенно активно проявляется в форме  «культурного империализма», отождествляемого с американской  массовой культурой. 
По аналогии с традиционными высокими технологиями, направленными на изменение окружающей материальной среды (high-tech), выделяются технологии, изменяющие общественное сознание (high-hume).


Вверх | Предыдущая страница | Следущая страница


 


 

«Геополитика сверхдержав»

Америка. Утомлённая супердержава Падение и взлет китайского Дракона Имперская геополитика. Великий час мировых империй Путь к процветанию государства

 


Воспоминания
Ландшафты памяти
Ландшафты путешествий. Города и страны
Ландшафты поэзии, музыки и живописи


Избранные статьи и посты
ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ПРОСТОРАМ РОДИНЫ ЧУДЕСНОЙ
Шейх Заид. Самая выдающаяся исламская личность


Павел Флоренский. Русский Леонардо да Винчи
Максим Горький. Писатель, купленный любовью народа
Иван Бунин. Певец пограничья природы
Анна Ахматова. Парящая в небесах
Николай Гумилев. Конкистадор истоков человеческой природы 
Николай Заболоцкий. Поэт философской лирики


Бесподобная Элеонора. Королева мужских сердец
Анна Вырубова. Фрейлина, монахиня, оклеветанная
Трафальгарская Венера. Символ красоты и силы духа
Париж. Лувр. Гимн обворожительным женщинам


Трансильвания. Замок Дракулы. Вампирский бренд Румынии
Где присуждают и вручают Нобелевские премии
Олимпийские игры. От Древней Греции до Сочи
Гибель мировой секретной империи
Великий час кораблей пустыни
Неугасающий ослепительный блеск Венеции
Карибы. Святой Мартин. Остров двух господ