logo
Институт геополитики профессора Дергачева
Сетевой проект
Аналитический и образовательный портал
«Пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет». Мартин Хайдеггер

Геополитика. Русская энциклопедия

Интернет-журнал

Геополитика. Русская энциклопедия

Геополитика. Русская энциклопедия

Предисловие

Глава 1 Теоретические основы геоэкономики
Интеллектуальные истоки
Многомерное коммуникационное пространство
Рубежная энергетика
Геоэкономическая рента

Глава 2 Неолиберальная глобализация
«Новый интернационал»
«Глобальное общество риска»

Глава 3 Экономическая глобализация
Свободная торговля и протекционизм
Геоэкономические стратегии ХХ века
Первая мировая геоэкономическая война
Природа экономической глобализации
Геоэкономика утраченных возможностей
Рыночный фундаментализм
Этнизация и криминализация экономики

Глава 4 Мировой экономический порядок
Фундамент экономического порядка
Мировые финансовые институты
Всемирная торговая организация и национальные интересы
Геоэкономические полюса

Глава 5 Экономическая регионализация

Трансформация «больших пространств»
Региональные группировки
Постсоциалистическая трансформация
Российский регионализм

Глава 6 Соединенные штаты америки

Геоэкономический ландшафт
Мировое могущество

Глава 7 Объединенная Европа

Организационно-правовые основы
Европейский регионализм
Продвижение на Восток

Глава 8 Азиатско-тихоокеанский регион

Восточный путь
Возрожденный Китай

Глава 9 Трансформация евразийских коммуникаций

Мультимодальные коридоры
Евразийский коммуникационный каркас
Европейские транспортные коридоры
Великий энергетический мост

Глава 10 Трансформация преференциальных режимов

Трансформация функциональных типов СЭЗ
Оффшорный бизнес
Технополисы
Плацдармы высоких технологий

Глава 11 Всемирная информационная магистраль

«Новый информационный порядок»
Информационные технологии и национальная безопасность
Электронная книга
Вольный киберпорт

Послесловие

Литература

Основная терминология




   
   
   
Союз образовательных сайтов    
Яндекс цитирования    
Рейтинг@Mail.ru    
   



Лекции Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи


Обсудить статью в дискуссионном клубе

Дергачев В.А. Глобальная геоэкономика (трансформация мирового экономического пространства). Научная монография. — Одесса: ИПРЭЭИ НАНУ, 2003. - 238 с.


 

Может быть,   за новыми вольными гаванями закрепится название киберпортов или человек придумает другой термин.  Возможно, будут предприняты попытки  создания своеобразного  «таможенного режима» в информационном и биологическом пространствах. Это позволит осуществить поиск оптимального соотнесения свободного информационного обмена с преференциями по отношению к «производителю» технологий. Пока ясно одно, мы стоим на пороге открытий новых безграничных горизонтов. 

Рубежная энергетика

Целостность мира обусловлена взаимодействием разномасштабных социально-политических, экономических, этнических и экологических процессов, для которых характерна пространственно-временная поляризация, проявляющаяся в территориальных контрастах экономического и социального развития, воздействия на природную среду. В результате в многомерном коммуникационном пространстве образуются рубежные контактные зоны и полюса высокой энергетики —  своеобразные локальные модели, на примере которых возможно исследование и прогнозирование особенностей функционирования крупномасштабных процессов. Если в недавнем прошлом полюса экономического роста отождествлялись с системами капитализма и социализма, то сегодня усиливаются тенденции регионализма, формируется полицентрическое мировое хозяйство.

Разномасштабные  геополитические, геоэкономические, геоэкологические, социокультурные  и другие процессы, накладываясь друг на друга, образуют  геостраты — стратифицированные  многомерные  коммуникационные пространства.  Земные сферы  характеризуются пространственно-временной стратификацией, обусловленной  периодическими и непериодическими циклами эволюции и развития. Известны геологические «слои» или «страты» различных эпох. В этногенезе происходит чередование  процессов интеграции и дезинтеграции. В экономике  выделяют  большие и малые циклы, например, 50-летние конъюнктурные циклы Кондратьева. Освальд Шпенглер  выделял непериодические циклы  развития культур, а Арнольд Тойнби историю  человечества  представлял как совокупность  циклов  локальных цивилизаций.
На пространственно-временных  рубежах геострат возникают геомары — энергоизбыточные граничные поля. Дистанция между  геостратами преодолевается  посредством коммуникационной природы геомаров. Здесь прошлое, настоящее и будущее, сополагаясь  друг с другом, соприкасаясь  и активно взаимодействуя, умножают  энергетику  объекта, например, «удваивают» её по Бахтину посредством диалогического мышления. В результате  создается импульс новой  парадигмы или «картины мира».
Геомары представляют множество  рубежных «страт» с высокой энергетикой. Духовный мир формирует  энергетическое поле маргинальной культуры. Геологические «страты»  создают  природные поля концентрации энергетический ресурсов. Эта «законсервированная» энергия (например, девонская нефть) вскрывается и  используется человеком. Выделяются природные, геополитические,  социокультурные,  экономические,  этнические, информационные, социопсихологические и другие энергетические поля, образующие геомары  на пространственно-временных рубежах геострат. Когда «вскрывается» верхний «страт»  в данном месте и социальном времени, происходит  высвобождение  «исторической» энергии. Например, при разрушении существующего верхнего «слоя» геополитического пространства,  возникают  этнонациональные и этноконфессиональные  конфликты, питаемые энергетикой вскрывшихся исторических «страт».
Таким образом,  рубежная коммуникативность  может рассматриваться по аналогии с первичными (природными) и вторичными (созданными человеком) материальными ресурсами как стратегический ресурс, обладающий   энергетикой созидания или разрушения. Например, высокая оборачиваемость капитала в свободных экономических зонах есть, как правило,   результат сочетания геополитической экономики (местных преференций и  зарубежных технологий) и социобиоэнергетики  этнического и психологического  факторов (наличие  диаспоры и  ностальгии по  утраченной родине). Через рубежную коммуникативность происходит  передача механической и наследственной информации (традиции), реализуемой в потомстве или памятниках культуры (кристаллизованной пассионарности).
Как результат  пространственно-временной  стратификации  многомерного  коммуникационного пространства  формируются  полифункциональные  геомары и полюса рубежной коммуникативности. Широкое распространение  получили  геомары (граничные зоны), в основе которых бинарные отношения, такие как природно-этнические, природно-экономические,  геополитические, этнополитические и  этноконфессиональные. Человек — Маргинал  природы и общества. Своеобразный образец рубежной коммуникативности  человека и природы  — сады и парки, очеловеченная и поэтизированная  природа. Природно-этнические контактные зоны являются  месторазвитием  многочисленных этносов.
Этническая рубежность  отражена в народах-маргиналах, среди которых латиноамериканцы, африканеры, ангоканадцы, франкоканадцы, американцы, англоавстралийцы и англоновозеландцы.  Выделяются государства  на рубежах цивилизаций (США, Канада, Австралия, Новая Зеландия),  рубежные полиэтнические государства (Швейцария, Люксембург). В истории известны мировые империи, объединившие  природно-этнические рубежи  Средиземноморья, Евразийской и Афразийской степей (Римская, Тюркская, Монгольская и Российская империи, Арабский халифат).
Своеобразной “свечой зажигания” межцивилизационного диалога — колонизации земель,  заселения, хозяйственного освоения и изменения природной среды — выступают маргинальные субкультуры или культурно-маргинальные кланы (общины). Этот энергетический ресурс активной деятельности зачастую служит “локомотивом” общественного развития. Страстная ностальгия между внутренним и утраченным внешним миром, острое переживание отъединенности от родины (природного месторазвития), греховного мира и другие социально-психологические факторы создают уверенность в необходимости созидательной деятельности. Страстная ностальгия обусловлена воздействием на человека социокультурной среды с чуждым ритмом этнического поля.

Духовная  рубежная комуникативность отражена в протестантизме — конфессиональной свободной зоне  между человеком и богом. Широкое  распространение   получили социальные маргиналы. Бикультурал — носитель двух культур, как правило,  представитель национальных культур диаспоры. Американские  социологи, исследуя  проблему акультурации (ассимиляции), выявили четыре поколения превращения  монолингов (одноязычников) и монокультуралов   (носителей одной, исходной культуры) в монокультуралы, носителей новой культуры и языка. Маргиналы-люмпены составляют беспризорное «сословие», деклассированную социальную  прослойку общества. Люмпены  в определенных   исторических условиях становятся разрушителями  существующих общественных отношений.
В ХХ веке  осуществлен мировой  общественно-политический эксперимент на рубежах двух общественно-политических систем, где были созданы государства-антиподы: Восточная и Западная Германия, Северная и Южная Корея,  коммунистический Китай и Тайвань. Упразднение геополитического барьера  Берлинской стены  стало началом краха мировой  социалистической системы.
Крупнейшими  историческими  полюсами рубежной коммуникативности являются открытые города. Прослеживается следующая последовательность  смены этих полюсов:  древнегреческий полис — средневековый вольный город (центр борьбы за совесть) —  мировой «космополитичный»  город.  В средневековье  борьба за понимание идей эпохи велась  между  почвенным духом крестьянина (дворянства и духовенства) и «светским» патрицианским духом старинных и прославленных  больших самоуправляемых городов (Флоренция, Нюрнберг, Брюгге, Прага и др.). С развитием капитализма основными понятиями цивилизации стали, наряду с провинцией, мировые города с их космополитизмом вместо «отчизны». К мировому городу принадлежит  не народ, а масса, отрицающая традиции и культуру. Обитатель  большого города — человек, оторванный от традиции. Поэтому Шпенглер считал, что  мировые города ведут к гибели цивилизации.
Своеобразными духовными  полюсами кристализованной пассионарности  являются  мировые центры религий —  Ватикан, Иерусалим, Мекка, Медина и другие. Пожалуй, самой необычной является маргинальная зона между внутренним и утраченным внешним миром человека — ностальгия, тоска по родине, когда нет непосредственного контакта с отечеством. Человек в мыслях остается с ней, испытывает  сильную боль, определяющую поведение, в том числе предпринимательский риск.

Рубежная энергетика (геополитическая, геоэкономическая  и социокультурная) многомерного коммуникационного пространства   является  стратегическим ресурсом становления государственности и мирохозяйственной интеграции. Рубежность как ресурс развития следует понимать  не в буквальном - географическом смысле, а как  зону высокой  энергетики многомерного коммуникационного пространства, где главной мерой  служит не протяженность, физические размеры природного богатства или отдельные качества человека (умный, мужественный), а энергетика  пограничных  взаимодействий геополитического, геоэкономического, социопсихологического и других пространств (множества  упорядоченных, соотнесенных  мест). Потенциально этим ресурсом  обладает каждая страна, но воспользоваться  им удается  тем, где политическая воля пассионариев  способна выявить  гармоническое соотношение  между  компонентами, характерное для  данного места  и социального времени.
Благоденствие  государства зависит  не только от   природного  богатства. Можно иметь большие запасы  энергетических ресурсов и оставаться бедным. В мире общеизвестны и другие примеры, когда обделенная природными ископаемыми страна становится процветающей. Значит все дело в пропорциях, соотношении между  источниками созидательной  энергии человека и другими ресурсами.  Например, западноевропейская  цивилизация  продемонстрировала  возможность  становления  не сколько на реальных  географических рубежах и непосредственных  контактах во времени, а через возрожденную в духе  античность.

Выделяются следующие  основные  типологические  объекты исследования рубежной коммуникативности: геополитические (Море и Континент, римленд и хартленд),  геоэкономические (свободные экономические зоны), социокультурные (мировые космополитичные города, маргинальная культура, диаспора, бикультуралы), геоэкологические  (контактная зона суша-море, экотоны).
Крупнейшими  географическими (геополитическими, геоэкономическими, геоэкологическими) объектами  рубежной коммуникативности (ГЕОМАРа) являются  береговая зона или контактная зона суша-океан (МОРЕМАР) и евразийская маргинальная зона цивилизаций (ЕВРАМАР). МОРЕМАР — исторический  плацдарм колонизации Земли и создания геополитических и геоэкономических форпостов,  основа эксцентрированных  морских природных  систем, главный экологический «двигатель» Мирового океана. ЕВРАМАР — важнейший «двигатель» духовного прогресса человечества, основа эксцентрированных  социокультурных  систем,  барьер против «морской стихии» открытого общества и  вестернизации, барьер против химеры — формы  контактов  несовместимых суперэтносов. 
***
Береговая зона морей и океанов играет  исключительно важную роль в становлении геополитической и геоэкономической мощи государства. Если страна развивается  «лицом к морю», то  эта мощь прирастает за счет открытости к миру. Если  страна отворачивается от моря, она становится  не только на путь изоляционизма, но и возникает  угроза её распада  за счет утраты коммуникационных функций.
МОРЕМАР — береговая зона морей и океанов — главный геополитический  плацдарм, здесь сосредоточены  крупнейшие  центры военной мощи,  экономические и демографические полюса Земли. История человечества  неразрывно связана с береговой зоной — историческим форпостом  колонизации континентов и освоения Мирового океана. Углубление  международного  разделения труда, тенденции  глобализации и  регионализма  усиливают экономическую и демографическую  притягательность  береговой зоны морей и океанов. Береговая зона   становится «зоной жизненных интересов» отдельных государств. Деятельность человека в МОРЕМАРе предопределяет экологическое  будущее морей и океанов. Контактная зона суша-море  есть зона  интенсивного взаимодействия  природных (физических, химических, биологических) процессов, хозяйственной деятельности и антропогенного загрязнения. Её современное состояние  характеризуется  интенсификацией плотности приморского населения и возрастанием  антропогенного  воздействия на  природную среду.
Как результат глобализации и целостности процесса освоения  земной поверхности  на контактах (границах) суши и Мирового океана  возникают и  развиваются портово-промышленные комплексы, свободные экономические зоны, курортно-рекреационные центры и др. В береговой зоне  морей  происходит  наиболее  интенсивное «наслаивание» результатов  взаимодействия природных и социально-экономических процессов.
Контактная зона  суша-океан  представляет  собой  сложную  природную систему, являющуюся одним из главных  экологических фильтров Земли. Природные процессы, протекающие в ней,  играют  существенную роль  в глобальной  системе энергообмена и круговорота вещества в биосфере. Вместе с тем в результате  хозяйственной деятельности береговая зона является  наиболее чувствительной и уязвимой  к внешнему воздействию. Являясь  крупнейшим накопителем  хозяйственных и бытовых  отходов человечества,  береговая зона  становится главным форпостом в борьбе  с загрязнением  океанов и морей. Природные особенности  морей и океанов (циркумграничный характер биологической структуры и др.) придают  специфику географическим последствиям  воздействия  хозяйственной деятельности  на природную среду.  Природное единство и подвижность  морской  и океанической среды (течения, перемешивания) способствуют  её глобальному потенциальному  загрязнению даже в результате относительно  локального  антропогенного воздействия в береговой зоне.
Согласно концепции активных граничных поверхностей   наиболее  важные структурные  характеристики  ориентированы  вдоль внешних границ океан — континент, океан — атмосфера,  океан — дно, а также вдоль фронтальных зон разных воздушных масс. В этой циркумграничной структуре океана есть  внутреннее малоградиентное  тело и пограничные слои –  оболочки повышенной активности, среди которых  выделяется интенсивностью  взаимодействия  природных  процессов контактная зона суша — океан.
Исходя из представлений  о целостности процесса освоения суши  и Мирового океана,  его пространственной дифференциации  и международно-правового режима,  контактная зона МОРЕМАР является  одним из важнейших геополитических объектов Земли, где решаются  глобальные геоэкономические и геоэкологические проблемы. Здесь на рубежах  Моря и Континента в многомерном коммуникационном пространстве создается высокая созидательная или разрушительная энергетику, обусловленная мощью государств, масштабами  экономической деятельности,  демографической притягательностью и  воздействием на природную среду.
МОРЕМАР включает  континентальный шельф  и приморскую зону, здесь сосредоточена  хозяйственная морская деятельность и половина военной мощи мира. Береговая (приморская) зона выполняет геополитические барьерные и контактные функции,   геоэкономические (ресурсные),  контактно-коммуникационные и геоэкологические  функции. Многофункциональность   обуславливает  экономическую и демографическую притягательность  береговой зоны и «конкуренцию приоритетов».
Из анализа  пространственной дифференциации освоения  человеком Мирового океана следует вывод, что его геоэкономические и геоэкологические проблемы являются не глобальными вообще, а, в первую очередь,  проблемами освоения  береговой зоны. Локальные  масштабы деятельности человека  в береговой  зоне могут иметь глобальные (необратимые и негативные) экологические последствия. Лозунг: «кто владеет  морями и океанами, тот владеет  миром» был  важной составляющей геополитики  прошлого. В ХХ1 веке  геополитика моря приобретет   новое содержание: «кто контролирует  береговую зону, тот контролирует  геоэкономическое и экологическое будущее Мирового океана и человечества».
Представления  об  активных граничных поверхностях  позволяют внести  определенные  коррективы в геополитические  концепции, основанные в частности на представлениях о мировой географической зональности. Если представить цивилизации  по аналогии с океанами, то наиболее важные  структурные характеристики  ориентированы вдоль их внешних границ.
***
В конце  ХХ века  на Земле перестал существовать миропорядок, оплаченный  самой  дорогой в истории  ценой  человеческих жизней. В расколотом геополитическом пространства началось извержение  этнических вулканов и «дрейф» отколовшихся социокультурных «плит». На рубежах евразийских цивилизаций, где убывает  духовное родство, психологические сходства и взаимные симпатии, освободилась гигантская «законсервированная» энергия, образовавшая   сейсмоопасную  зону   этнонациональных и  этноконфессиональных  конфликтов от Балтики до Тихого океана. Вскрылись и пришли в движение  исторические реликты —  геополитические, конфессиональные, социокультурные, геоэкономические и другие границы — до поры до времени дремавшие под покровом могущества  двух сверхдержав.
По аналогии с Мировым океаном в  Евразийском макрокосмосе   существуют океаны-цивилизации с подвижными в пространстве и социальном времени  маргинальными «берегами». В геополитическом пространстве  империи и государства взаимодействуют через мирное взаимопонимание или  военный конфликт. В социокультурном пространстве они осуществляют энергетический обмен  путем  цивилизационного диалога, где важными трансляторами являются  маргинальные субкультуры, включая диаспору. В геоэкономическом пространстве выделяются  мир-экономики с преференциальными коммуникационными узлами на границах. В духовном пространстве рубежи проходят через веру. Если  географическое пространство  можно преодолеть с  помощью технических средств, то ни одному полководцу не удалось покорить вершины, путь к которым проходит через совесть. Когда над евразийским континентом проносятся геополитические бури, наиболее опасны последствия  шторма для «берегов» цивилизаций.

 На рубежах многомерного коммуникационного  пространства континента  в «осевую эпоху» сложилась крупнейшая в истории человечества  Великая Евразийская суперэтническая  маргинальная зона, где вечно тлеет огонь разрушения и созидания,  вражды и мира. Это место  рождения философии и мировых религий  и здесь человек впервые осознал  свои границы. ЕВРАМАР находится в вечном движении. Барьерные и контактных рубежи  цивилизованного мира  и варваров  проходили  по рейнским  и дунайским рубежам Римской империи, Черноморью,  Главному Кавказскому  хребту, бассейнам Амударьи и Сырдарьи, Великой Китайской стене. Южнее — через Палестину, Сирию, Северную Месопотамию и Иран — протянулись  окруженные полукольцом гор, зоной пустынь и степей земли Плодородного Полумесяца, где началась предыстория цивилизаций. Севернее — от Карпат до Хингана  — расположена Великая Евразийская степь, которая, начиная со средневековья, трижды  объединялась Тюркской, Монгольской  и Российской империями.
В  многомерном пространстве ЕВРАМАРа стратифицировались природные (климатические, атмосферные, литосферные, биосферные), геополитические, конфессиональные, экономические, этнические, культурные  и другие рубежи. Здесь разграничивается  внутренний континент с сильными и продолжительными морозами и территории с положительными температурами. На природных рубежах  воздвигнуты Великая китайская стена и другие фортификационные  сооружения. 
Исследователи отмечают мутагенные источники  этнической пассионарности, связанные  с сейсмически активными тектоническими зонами землетрясений в местах этнонациональных и этноконфессиональных конфликтов, включая Балканы, Кавказ и Центральную Азию. ЕВРАМАР проходит через обширные  горные области, где относительная  изоляция от внешнего мира местных  народов-горцев не только способствует  внутренней спаянности кланов и родов, но и многочисленным междоусобицам. Здесь  исстари существовало разделение труда между горцами и жителями равнин.
Великая Евразийская  суперэтническая  маргинальная зона  есть результат «пограничных состояний» многомерного пространства, образующего  коммуникационные полюса  высокой энергетики. В ЕВРАМАРе расположены центры  мировых религий (Иерусалим, Рим, Мекка, Медина, Исфахан), мировые полюса  философской мысли (Древняя Греция, Китай, Германия), исторические центры  международной торговли (Стамбул, Бейрут, Багдад, Нишапур, Пекин и др.). ЕВРАМАР разграничивает  три мировых демографических полюса (Китай, Индия и Западная Европа) и два  мировых центра  экономического и технологического развития (Европейский Союз и Азиатско-Тихоокеанский регион).
В многомерном коммуникационном пространстве ЕВРАМАРа стратифицирована  пограничная энергетика западноевропейской, славянской, мусульманской (арабской, тюркской), индийской и китайской цивилизаций. Полиэтничность, интенсивный  торговый,  культурный  и информационный обмен  неоднократно в истории  становились  ресурсом социально-экономического развития и  гарантом  межконфессиональной  терпимости. На  географических и суперэтнических   рубежах в неоднородном социальном времени  шел непрерывный диалог  между греками и варварами, античностью и средневековьем, Западом и Востоком.
В многомерном коммуникационном пространстве ЕВРАМАРа  возник духовный микрокосмос  мировых религий. Здесь в Палестине рождалась Библия — хранилище многовековых пограничных опытов человечества, где  впервые  получен ответ на вечную проблему  политического и социально-экономического  выбора. Этот ответ красной нитью  проходит через Библию, в которой пророки  отдали  приоритет  не восточным и западным моделям  развития, а духовности, чистоте  нравственной жизни народа. Этот путь проходит через совесть.
Возведение в ЕВРАМАРе   «железных занавесов»  сопровождалось   наиболее кровопролитными этнонациональными и этноконфессиональными конфликтами. Если сопоставить крупные очаги напряженности с этноландшафтными рубежами, то многие  исторические эпицентры конфликтов  расположены на тройных конфессиональных границах цивилизаций:

  • западнохристианской, православной и исламской (Балканы, Левант, Крым);
  • исламской (арабской, тюркской), индийской  и китайской (Афганистан, Таджикистан, Пенджаб);
  • православной, китайской и японской (Маньчжурия).

Геополитические  рубежи ЕВРАМАРа неоднократно приходили в движение, вызовы вражды  сменялись миром и наоборот. Здесь  оставили свой след великие полководцы от Александра Македонского, Ченгизхана и Тимура до Наполеона. Форпосты Римской империи — Константинополь и Вена — стали столицами евразийской Византии и европейской Австро-Венгрии. Правопреемница Византии — Оттоманская  империя — выдвинула вглубь Европы границы мусульманского Востока. Противостояние Запада и Востока нашло отражение в Восточном вопросе и проблеме Черноморских проливов. В ХХ веке ЕВРАМАР был эпицентром двух мировых войн, в которых погибло  60 млн. человек  — больше, чем за предшествующие войны  человечества. ХХ столетие  завершилось   очередным геополитическим разломом, проходящим через души людей и историю. Разлом проходит через кварталы  Бейрута, Балканы,  Кипр, Крым, Приднестровье, Карабах, Чечню, Курдистан, Таджикистан и Афганистан. Образовалась «сейсмически» активная  этнополитическая зона, где проснулся  крайний национализм. На евразийских рубежах встретились холодна отчужденность  и самоуверенность  Запада,  горячая конфликтность Юга, религиозная (исламская) и  «тихая» экономическая (китайская)  экспансии.
Экономические  контактные функции ЕВРАМАРа  из века в век характеризуются  международным сотрудничеством, свободной торговлей и информационным обменом, являются гарантом мира и благополучия народов, безопасности государств с различными этнокультурными традициями. Здесь проходили  крупнейшие  торговые коммуникации прошлого. В древности и средневековье  гарантом мира  на рубежах евразийских цивилизаций был Великий шелковый путь.  В ХХ веке  предпринимаются попытки  возродить   трансконтинентальные коммуникации. Но этим планам не суждено  было сбыться,  надежды быстро сменились  многочисленными  этнополитическими конфликтами.
С распадом СССР  были разрушены традиционные экономические связи в зоне ЕВРАМАРа, но не сложились новые. Падение уровня и качества жизни, безработица способствуют росту теневой экономики и криминализации, наркобизнесу,  созданию  коридоров транспортировки краденых автомобилей, захвату и торговле заложниками. Локальные  необъявленные войны  становятся  средством обогащения немногих. В  «кровеносных сосудах»  ЕВРАМАРа   образовались гигантские «тромбы», усилившие  конфликтность и «барьерность» рубежей цивилизаций.
Двуединая природа  человека — маргинала биосферы и социосферы — создает  на этнических рубежах  два полюса энергетики на основе парадигмы «крови и почвы» и религиозной парадигмы духа. Попытки  силой «развести» народы  на этнических рубежах  по конфессиональному признаку неизбежно  приводят к усилению энергетики «крови и почвы» и, наоборот, отмена преград,  разграничений  и интенсивные  межэтнические культурные и экономические контакты способствуют  позитивной энергетике духа.
Западная  динамичная, взрывная цивилизационная  модель в конце ХХ века  оказалась неспособной замирить ЕВРАМАР. Здесь возобладали  силовые подходы  борьбы за «права человека», включая введение эмбарго против ряда региональных держав. Тенденции  разграничить  народы ЕВРАМАРа  по национальному признаку  способствуют возведению нового «железного занавеса», падению  уровня и качества жизни и усилению  социально-психологического дискомфорта.
Геополитическое будущее  ЕВРАМАРа видится в необходимости  расширения его контактных  коммуникационных функций  на основе создания  современной инфраструктуры, использования  социокультурных  и геоэкономических рубежей как главного  стратегического ресурса развития. Формирование  на рубежах евразийских цивилизаций коммуникационных узлов  с преференциальным режимом будет способствовать экономическому росту, установлению  социально-психологического комфорта и межэтнической терпимости.

Геоэкономическая рента

Рубежная энергетика многомерного коммуникационного пространства может служить, как отмечалось выше,  стратегическим ресурсом  материального развития  или духовного возрождения,  или, в условиях утраты контактных функций,  привести к разрушению  социума. Таким образом, рубежная энергетика создает  такие геоэкономические  дихотомии как постиндустриализация  и деиндустриализация,  экономический рост и падение.
Познать  различия от мест к месту в реальном  многомерном пространстве возможно на основе целостного образа, через чувство целого, не сводимого  к сумме его частей (факультативных параметров). Идеологические ограничения советской науки не позволяли  в полной мере использовать  эмпирический подход к изучению  объектов реального географического пространства,  основанного  на «пограничном» восприятии  мысли и чувств, ума и сердца.  Исключительный  рационализм  приводил  к тупиковым  административным  решениям  региональных социально-экономических проблем. Уникальное  экономико-географическое  положение  могло «компенсироваться» некомпетентностью власти, несовершенством  территориально-административного устройства, где приоритет принадлежал  партийному  и производственному  принципам. Разномасштабные геоэкономические пространства (положение города, региона или другого объекта исследования) являются  важным, но недостаточным  условием исследования.  Вне человека нельзя  рассматривать время его существования (последовательные одно за другим события), в котором  неоднократно  изменяется  положение объекта в многомерном пространстве. Коммуникационная природа геоэкономического  объекта «раскрывается» через  их рубежную (контактную и конфликтную) структуру. Здесь рубежность выступает как  ресурс развития  и главной функцией места объекта. Геоэкономический объект расположен  одновременно  в разных коммуникационных полях, познать его настоящее возможно через  пограничные состояния (рубежи) многомерного пространства. 

Выделяются следующие  основные  типологические  геоэкономические  объекты исследования  рубежной коммуникативности: транзитная экономика,  свободные экономические зоны и технополисы, киберпорты, трансграничное сотрудничество,  региональные и субрегиональные образования, еврорегионы,  транспортные коридоры и многие другие. Важным   геоэкономическим объектом  является  мировой город (мегалополис, исторический вольный город),  расположенный на рубежах  многомерного коммуникационного  пространства, где  через  пограничные  пространственно-временные  состояния (геомары)  идет вечный диалог со своим прошлым и будущем, где отмечаются  интенсивные этнические и экономические контакты  и информационный обмен,  образуется  высокая  граничная рента. Крупнейшими  мировыми геоэкономическими объектами в начале ХХ1 века  являются  суперрегионы  экономического и технологического развития (Западноевропейский, Североамериканский и  Азиатско-Тихоокеанский) и трансконтинентальные коммуникации между ними.
Противоречивые процессы глобализации и регионализации вызвали необходимость рассматривать  мировое хозяйство как  многомерное пространство. С одной стороны, глобализация усиливает  тенденции конвергенции, ведущие к формированию  единого экономического пространства.  С другой стороны, регионализация  приводит к созданию  локализованных  экономических пространств,  в крайнем случае,  к «автаркии больших пространств».  В результате   появилась тенденция создания трансграничных регионов и полюсов,  устраняющих «помехи» в деловом сотрудничестве,  возникающие на  социокультурных,  экономических  и информационных  границах. Появились  субрегиональные  объединения,   страны-участницы которых  уже входят в другие  экономические пространства. Таким образом,  создалось  стратифицированное многомерное пространство  мирового хозяйства, рубежная энергетика  которого образует  геоэкономическую ренту.
Понятие «рента»  имеет  позднелатинские, французские и  немецкие корни происхождения, в переводе на русские означает «отданная назад, возвращенная». Рента— вид дохода, не связанного с предпринимательской деятельностью, регулярно  получаемого с капитала, земли и имущества. Различается абсолютная, дифференциальная и монопольная  земельная рента. Монопольная  рента образуется при продаже  определенных видов продуктов  по монопольной цене, превышающей их стоимость. В силу ограниченности земельных участков, на которых  возникают  особо благоприятные условия для производства редких товаров (например, чая, табака, кофе), и наличия большого спроса на эти товары возникает  возможность их продажи на рынке  по ценам, превышающим их стоимость в течение  более или менее  длительного времени. Источником  монопольной ренты является  часть прибавочной  стоимости, создаваемой наемным трудом и присваиваемая  земельным собственником в результате  её перераспределения. Согласно  определению советской политэкономической науки, живущие на ренте  лица образуют паразитический  слой общества (рантье). Однако действительность оказалась намного сложнее.
В начале ХХI века  стало возможным  говорить о  геоэкономической  ренте  как основном источнике  мирового дохода и системной прибыли в многомерном коммуникационном пространстве. Геоэкономическая рента может образовываться  на основе   высокой  рубежной энергетике (функций мест) и за счет неоднородного социального времени (постиндустриальные и развивающиеся страны). Историческим аналогом  трансграничных метарегионов служат Римская империя (эксцентрированная  система Средиземноморья) или Североатлантический военный блок. 

В индустриальную эпоху  в качестве  разновидности форм земельной ренты можно было говорить о  столичной ренте и ренте портовых (вольных) городов. Эти формы земельной ренты как бы фиксированы в  географическом пространстве и обусловлены в первую очередь экономико-географическим положением.  В постиндустриальную информационную эпоху особенно начали выделяться так называемые мировые города,  расположенные на  рубежах многомерного коммуникационного пространства, создающих  высокую энергетику обращения не только  торгового, промышленного и финансового капитала, но и информации,  знаний и идей. Поэтому приоритетное развитие стали получать центры, не обязательно обладающие выгодным положением в реальном географическом пространстве, а на пересечении множества пространств (политического, экономического, финансового,  информационного и т.д.). Даже виртуальное пространство Интернета  пересекается с реальным географическим в точках, где  размещены провайдеры или так называемые шельфовые компании и это не обязательно  должны быть центры на берегах великих рек или океанов.
В качестве  полюсов  глобализации выступают мировые города (киберпорты), такие как Нью-Йорк, Чикаго, Сан-Франциско, Париж, Лондон, Франкфурт-на-Майне,   Токио,  Гонконг,  Сингапур, и другие. Эти полюса глобализации финансов, менеджмента и технологических  инноваций аккумулируют  прямые иностранные инвестиции и  притягивают  высококвалифицированные кадры. Мировые полюса (мегалополисы), расположенные на рубежах многомерного коммуникационного пространства, получают основные сверхдоходы (ренту граничной энергетики).
Таким образом, например, образуется   столичная граничная рента Москвы за счет посреднических функций  в экспорте  преимущественно ресурсов из других  регионов при ограниченном собственном экспортном потенциале, встречными потоками  заемных капиталов,  высокой инновационной привлекательностью и благоприятным инвестиционным климатом. Утратив  функции  столицы Советского Союза и мировой  социалистической системы, Москва  превратилась в  главный  плацдармом  западных компаний и банков  для проникновения на  постсоветское пространство, его крупнейший коммуникационный узел. Москва реально стала  главными внешнеторговыми «воротами» Восточной Европы и одновременно выступает как  международный центр  цивилизационного диалога для  социокультурного пространства русского языка и культуры. 

Устарела геополитическая концепция Центр и периферия.  Действительно, в индустриальную эпоху под  влиянием  международного разделения труда  произошло деление  географического пространства на центр и перифериюЦентр  выступал в качестве полюса, ядра, фокуса или очага регионального развития, где происходил  технологический прорыв,  и  тем самым приобретал конкурентные  преимущества перед другими территориями. Центр, как правило, имел выгодное экономико-географическое положение, развитую инфраструктуру,  высокий инновационный и образовательный потенциал, располагает профессионализмом управленческой элиты. Здесь исторически концентрировалось и   накапливалось материальное и интеллектуальное богатство. В результате экономического  неравенства образовывалась периферия, представленная удаленными  территориями, окраиной, глубинкой. 
В условиях  глобализации  и углубления стратификации  многомерного пространства  различия в энергетики  мировых полюсов и периферии  определяют  готовность  стран и регионов  к освоению  технологических инноваций,  структурным преобразованиям  экономики и к широкой мирохозяйственной интеграции. Меняются представления о периферии, она не обязательно должна быть связана с  географической удаленностью,  а может определяться понятием «информационная периферия». Страна может иметь  выгодное географическое положение и занимать при авторитарной власти, стремящейся к самосохранению,  мировую периферию.   
Помимо мировых полюсов  широкие возможности для мирохозяйственной интеграции получили трансграничные территории (приграничные районы). В современном мире  выделяются  несколько типов  трансграничных регионов:

  • еврорегионы (преимущественно между странами ЕС, ЕС и кандидатами в Союз),
  • трансокеанские  макрорегионы (Азиатско-Тихоокеанское  экономическое сотрудничество),
  • трансморские субрегионы   (Черноморское  экономическое сотрудничество),
  • специальные зоны  между мир-экономиками (Большой Сянган) в  едином социокультурном пространстве (Китай) в  целях воссоединения государства-цивилизации.

***
Если современную геополитику отождествляют с геоэкономикой,  то в будущем  появятся  качественно другие  модели «устройства мира», основанные на стратегическом ресурсе  высокой энергетики многомерного коммуникационного пространства. Не только военная и экономическая мощь станет основой геополитики.  В информационную эпоху  предпочтение отдается интеллекту, считается, что миром будет править не только капитал, но и разум. Геополитика трансформируется в  геофилософию (цивилизационную геополитику), способную преодолеть ограниченность  географического и экономического детерминизма.
В будущем интеллектуальная мощь изменить природу геополитики. Исчезнет необходимость  реально владеть  другой страной (колонией) или Мировым океаном, создавать для контроля военные базы в зонах «жизненных интересов». Возможно, получат развитие  геополитические концепции нового мирового порядка, в основе которых формулы: «Кто владеет интеллектом, тот владеет миром» или  «Кто  владеет информационными и биологическими технологиями, тот владеет миром». Драматизм новых формул заключается в том, что и они не могут претендовать на роль последней инстанции в установлении нового мирового порядка.  Биотехнологии  могут стать основой решения  продовольственной проблемы или  троянским конем, способным уничтожить  человечество.  Ради  коммерческого успеха велика опасность превратить развивающиеся страны в  испытательный полигон для трансгенных культур, не прошедших  достаточной апробации. 
Нет основания утвреждать о конечности моделей устройства мира. Пока  существует человек, в любом мироустройстве  наряду с доминированием политики, экономики или философии присутствует его двуединая природа. И здесь на границах чувственного и рационального идет вечный процесс зарождения созидательной или разрушительной энергетики. Каких бы высоких горизонтов не достиг человек, его чувственный мир не покидают  эгоизм,  психология раба и другие  страсти. И самые совершенные технологии не могут заменить совесть человека. Она есть или её нет.  
Как писал  создатель библии капитализма Адам Смит: «Каждому  человеку, пока он не нарушает законов  справедливости, предоставляется  совершенно  свободно преследовать  по собственному  разумению свои интересы  и конкурировать своим трудом и капиталом с трудом и капиталом  любого другого  лица и  целого класса».  Естественно  желание  человека  улучшить свое  существование  должно быть в соотнесении с общественной моралью, законами справедливости. Безликая стихия «силы  рынка» утверждает  аморальный диктат  своеволия и антиобщественных интересов. Чтобы этого не произошло, надо  постоянно учиться думать. Не достаточно принять самые совершенные (справедливые) законы в области рыночных отношений, главное — надо стремиться, чтобы они соответствовали совести.


 Назад Далее

 

 


 

«Геополитика сверхдержав»

Америка. Утомлённая супердержава Падение и взлет китайского Дракона Имперская геополитика. Великий час мировых империй Путь к процветанию государства

 

Великий час геополитики.
Геополитическая трансформация мира

Геополитика Мирового
океана

Великие лидеры Востока, победившие бедность и коррупцию

Путешествие в Древний Египет в поисках причин гибели цивилизации
Лекции профессора Дергачева
Путешествие из славян в грекив поисках демократии
Америка. Утомленная сверхдержава
Путешествие во Флоренцию в поисках национальной идеи
Взлет и падение сверхдержавы
Путешествие в Венецию в поисках долголетия государства
Падение и взлет китайского Дракона

Шотландия Адама Смита.

 


Воспоминания
Ландшафты памяти
Ландшафты путешествий. Города и страны
Ландшафты поэзии, музыки и живописи


Избранные статьи и посты
ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ПРОСТОРАМ РОДИНЫ ЧУДЕСНОЙ
Шейх Заид. Самая выдающаяся исламская личность


Павел Флоренский. Русский Леонардо да Винчи
Максим Горький. Писатель, купленный любовью народа
Иван Бунин. Певец пограничья природы
Анна Ахматова. Парящая в небесах
Николай Гумилев. Конкистадор истоков человеческой природы 
Николай Заболоцкий. Поэт философской лирики


Бесподобная Элеонора. Королева мужских сердец
Анна Вырубова. Фрейлина, монахиня, оклеветанная
Трафальгарская Венера. Символ красоты и силы духа
Париж. Лувр. Гимн обворожительным женщинам


Трансильвания. Замок Дракулы. Вампирский бренд Румынии
Где присуждают и вручают Нобелевские премии
Олимпийские игры. От Древней Греции до Сочи
Гибель мировой секретной империи
Великий час кораблей пустыни
Неугасающий ослепительный блеск Венеции
Карибы. Святой Мартин. Остров двух господ