logo
Институт геополитики профессора Дергачева
Сетевой проект
Аналитический и образовательный портал
«Пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет». Мартин Хайдеггер

Геополитика. Русская энциклопедия

Интернет-журнал

Геополитика. Русская энциклопедия

Геополитика. Русская энциклопедия

Предисловие
Глава 1. Теоретические основы геоэкономики
Глава 2. Геоэкономическая стратегия
Глава 3. Глобальная геоэкономика
Глава 4. Геоэкономика "больших пространств"
Глава 5. Геоэкономические полюса земли
Глава 6. Великие коммуникации земли
Глава 7. Евразийские коммуникации будущего
Глава 8. Свободные экономические зоны
Глава 9. Налоговые гавани
Глава 10. Технополисы
Глава 11. Всемирная информационная магистраль
Глава 12. Проигранные геоэкономические войны
Глава 13. Великие экономические пустыни
Глава 14. Геоэкономический прогноз
Послесловие
Литература
Основные понятия геоэкономики
Международные организации, финансовые институты и региональные группировки (принятые сокращения)




   
   
   
Союз образовательных сайтов    
Яндекс цитирования    
Рейтинг@Mail.ru    
   



Лекции Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи


Обсудить статью в дискуссионном клубе

Владимир Дергачев ГЕОЭКОНОМИКА. Учебник для вузов. - Киев, ВИРА-Р, 2002, - 512 с.


 

Глава 12. ПРОИГРАННЫЕ ГЕОЭКОНОМИЧЕСКИЕ ВОЙНЫ

"непреодолимая преграда есть отрицание природы, а оно всегда грозит человеку злыми последствиями". Арнольд Тойнби

"А всякий, кто слушает сии слова  Мои и не исполняет их, уподобится человеку безрассудному, который  построил  дом свой на песке;  и пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и налегли на дом тот; и он упал, и было падение его великое". Из Нагорной проповеди Иисуса

Двадцатое столетие,   начавшееся с "серебреным" расцветом русской поэзии,  философии и литературы,  прошло  под знаком <свинцового>  и ядерного века.  Победивший в Великой Отечественной войне Советский Союз  за невиданно короткие сроки  восстановил разрушенное хозяйство,  стал второй ядерной  сверхдержавой,  вышел на второе место в мире по уровню валового внутреннего продукта, создав  эффективную систему образования и социального обеспечения. Вершина советского  уровня и качества жизни была достигнута в начале 60-х годов. Это уникальное  время <оттепели>  - ренессанса отечественной интеллигенции, когда на поверхность общественной жизни вышел интеллект.

 

Противостояние сверхдержав, их мирное сосуществование и соревнование, достигшие высшего накала в 60-е годы, дало человечеству выход в космос,  атомную энергетику и компьютерные технологии. По окончанию <холодной войны> и философских рассуждений об особой евразийской цивилизации на огромном пространстве от Балтики до Тихого продолжилось разрушение многомерного коммуникационного пространства. В реальном географическом пространстве произошло экономическое отдаление России, Украины и Белоруссии от Объединенной Европы.  Хартленд проиграл Первую мировую геоэкономическую войну. В этом нет ничего особенного. История пишется чередой побед и поражений. Порой проигравшая страна, с достоинством возрождалась в другом геополитическом пространстве. Трагическая особенность поражения Советского Союза в том, что  расколотый Хартленд бросился в объятья Запада. Стратегия <бомжей>, пытавшихся обменять политическую лояльность на  западный капитал и технологии, усилила раскол многомерного коммуникационного пространства и привела к новым поражениям в многочисленных  региональных  и локальных геоэкономических войнах, в том числе и между проигравшими.

 

Природа поражений

Извечный "троянский конь" российской модернизации - массовая социальная маргинализация (люмпенизация) общества сверху и снизу. В результате отмены крепостного права было нарушено сословное строение российского общества. За счет части аристократии, крестьянства и рабочих образовался огромный маргинальный слой социальных и духовных люмпенов - "перекати поле", утративших связи с месторазвитием, что ослабило этноприродную прочность коммуникационного пространства. Модернизация общества по западному образцу (вестернизация) привела к углублению противоречий между техникой, символизирующей могущество и процветание империи, и ментальностью русского крестьянства. Вырождение сохранившей привилегии аристократии сопровождалось утратой ее важнейших государственных функций, способности к умственному и нравственному совершенству. Тлевший столетиями конфликт общества и власти привел к реваншу социальных маргиналов, ставших основными исполнителями революционного террора.

 

Противоречия между  капиталистическими отношениями и феодальной природой  государства со всей наглядностью проявились  в  русско-японской войне, ставшей предвестницей очередных  испытаний для России.   На поверхность российской действительности   начали подниматься социальные маргиналы. Великие реформы XIX века вместе с отменой крепостного права нарушили многовековое сословно строение, основой  которого было общинное  крестьянство. Образовался огромный слой социальных и духовных  люмпенов,  окрепших через десятилетия и вошедших во власть  на гребне Октябрьской революции и Гражданской войны. Российская модернизация,  давшая гражданам на короткий период   относительную личную свободу и  экономическое достоинство, была  прервана.

 

Отмечается трагическая закономерность в российской истории.  Победы России в Отечественных войнах XIX и XX вв. сменились, соответственно, сокрушительным поражением в Крымской и Третьей мировой (<холодной>) войнах в результате  глубокого социально-экономического кризиса общества. Последняя попытка  реформирования <сверху> закончилась распадом Советского Союза и новыми контрреформами. В результате усилившегося мифологического хаоса  установились  гибридные режимы с имитации демократии и рыночных отношений. <Троянский конь>  модернизации  проявился в  превращении в догму чужих традиций  и моделей  социально-экономического развития, вырождения элиты и расширения маргинального слоя  социальных и духовных люмпенов. Игнорируя неоднородность социального времени, различия социальной стратификации и культурно-исторических традиций, сиюминутные  преобразования <сверху> в очередной раз поставили  Россию <на дыбы>. 

 

Советская власть дискредитировала  трудовую мораль, основанную на  вере и семье. На месте разрушенного традиционного общества  не образовалось гражданское. Право, по мнению  Иммануила Канта, есть  самое святое из того, что  есть у Бога на Земле. Но когда  душа пронизана радиацией атеизма и раболепия, в  обществе господствуют  вместо гражданских законов фискальные  порядки и криминально-клановые интересы. В многомерном коммуникационном пространстве  России  изъят важнейший  исторический  <страт>, без  которого невозможно понять природу <троянского коня> модернизации.  

 

В двадцатом веке в многомерном коммуникационном пространстве Советского Союза под покровом самой демократической в мире сталинской  конституции существовало государство в государстве  (рабовладельческое в коммунистическом). Несмотря  на  знаменитое  произведение  Александра Солженицына <Архипелаг ГУЛАГ>, последствия   существования этой лагерной страны осознаются не в полной мере. Миллионы людей  прошли через главный  университет <казарменного>  социализма  - ГУЛАГ, трудились и умирали в этой стране.  Здесь в <шарашках>  была  сосредоточена  самая передовая  наука  с учеными рабами. Лагерная экономика  давала 10 % объема  общесоюзного производства, а с инфраструктурными  отраслями - до 50 %. Крупнейшие  <стройки века>  осуществлялись за счет  рабского  труда заключенных,  возводивших города и гидроэлектростанции, прокладывающих   железные и автомобильные дороги,  речные  и морские каналы. Вот только  небольшой перечень <строек коммунизма>: Беломорско-Балтийский и Волго-Балтийский  каналы, каналы Москва-Волга и Волга-Дон, Сталинградская  и Куйбышевская ГЭС,  автомобильные дороги Минск - Москва, железные дороги БАМ (первый),  Коноша - Котлас, Тайшет - Братск, Комсомольск-на-Амуре - Ванино,  <мертвая дорога> от Салехарда до Игарки,  рокадные дороги вдоль Волги, многочисленные города (Комсомольск-на-Амуре, Дубна, Воркута, Северодвинск и др.). К этому перечню можно добавить многочисленные оборонные заводы, шахты, прииски и рудники, высотные здания в Москве, включая  Московский государственный университет на Ленинских горах.  Заключенными построен самый крупный в мире заполярный город Норильск, включая  горно-металлургический комбинат, аэропорт, железную дорогу. Не в одном учебнике не изучается география этой страны, но она в нас. В Московском государственном университете  им М.В. Ломоносова, где учился автор,  студенты продолжают через полвека после сооружения <храма науки>  использовать терминологию заключенных-строителей. Жилой <сектор> и комнаты в общежитии  главного здания МГУ принято называть <зона> и <блок>. 

 

Лагерная экономика была преимущественно ориентирована на обеспечение  военно-промышленных <строек коммунизма> и создание региональных <броненосцев революции>. Так, например,  отмечалась сверхконцетрация  ГУЛАГА  на Дальнем Востоке ("Дальстрой" и др.), обеспечивающего   сооружение   военно-стратегических  коммуникаций  и объектов ВПК для огромной группировки  советских войск, включая самый могучий тихоокеанский флот.  Строящаяся в 30-е годы   заключенными   Байкало-Амурская железнодорожная магистраль не была нацелена на создание нового транспортного выхода для  внешней торговли  в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Сооруженный  тоннель под Татарским проливом  обеспечивал  тылы для  Сахалина, превращаемого   в непотопляемый авианосец на Тихоокеанском театре военных  действий.   И когда этот военно-гулаговский  форпост  рухнул, население Колымы (Магаданской области)  сократилось в два раза, Камчатка   живет без электроэнергии от танкера до танкера,  Чукотка  - без продовольствия, а  замерзающий Владивосток стал  символом пародии на европейскую  демократию.  

 

Не на современном Западе, а в ГУЛАГе  проще найти  аналоги  <дикого> капитализма. В лагерной стране  зэки руководили зэками. И <отец  народов>  Иосиф Сталин сам сидел в тюрьме и  был в ссылке,  и его "кореша"  по партии власти периодически подвергались репрессиям. Одни погибали, другие становились более преданными и направлялись  на самые ответственные участки строительства  коммунизма.

 

Рабская психология и отвращение к труду  формировались на трех лагерных заповедях - мат, блат и туфта (приписки, халтура).  Хозяину положения не престижно было делать работу  самому,  если заключенный выполнит  её за пайку хлеба. Испытывая комплекс неполноценности, люмпенизированная власть, выбирая между  интеллектом и уголовником, всегда отдавала предпочтение  последнему и опиралась на него в ГУЛАГе.  И когда опьяненная свободой  власть после проигранной Геоэкономической войны бросилась строить <светлое> капиталистическое будущее,  под него был  заложен проверенный фундамент. Был вырыт очередной котлован казнокрадства,  имитации деловой активности и реформ с опорой на криминальные элементы (<элиту в законе>)  в политике, экономике, науке и образовании.

 

***

В результате колоссальных потерь на полях брани и геноцида против собственного народа, отчуждения гражданина от собственности (крестьянина от земли) усилилась дальнейшая маргинализация общества и появился самый дешевый товар - советские люди. Принеся огромные жертвы, Россия стала лидером "второго мира". Упадок духовности и подорванный генофонд деформировали психологию русских, что привело к невосполнимым изменениям в ментальности - снижение пассионарности, самопожертвования ради бескорыстного патриотизма и положительной комплиментарности - акта понимания других народов.

 

Социальная маргинализация, порождая "пограничные состояния" социально-психологического дискомфорта, разрушает не только межсословные и межличностные коммуникации, но и углубляет разрыв между человеком и его природным месторазвитием, между городом и деревней, центром и провинцией. Если в прошлом российская провинция неоднократно спасала Москву в период смуты (нижегородское ополчение) и в Великую Отечественную войну (сибиряки), то ныне она с подорванным генофондом и отлученным от земли крестьянином не может претендовать на роль спасителя отечества и выполнять консолидирующие функции в едином социокультурном пространстве. Как отмечает А. С. Панарин, дефицитные ресурсы провинции - сбереженная природа и сбереженная мораль, а процесс реабилитации ценностей укоренения требует длительного времени.

 

В середине 90-х годов   реформы сменились контрреформой и новым торжеством социальных маргиналов. Вместо среднего класса расширился  слой социальных и  духовных люмпенов сверху и снизу, которые не могут существовать без самого дешевого товара - людей и бесконечного дефицита - денег, топлива, инвестиций. Дефицит колбасы   сменился дефицитом   совести и морали. Бывшая сверхдержава стремительно утратила  военную и экономическую мощь,  постепенно превратившись  с устаревшим ядерным вооружением в главную проблему Запада.

Падение Хартленда

Защищенный  межконтинентальными  ракетами с атомными боеголовками  Советский Союз  рухнул в одночасье как <глиняный колосс>. Оказалось, что радиация души атеизмом  сильнее  атомных бомб. Атомная энергия неспособна защитить  страну, уверовавшей в свою исключительность и могущество. Так распалась и Золотая Орда, уверовавшая в свое могущество и сооружавшая  города без  крепостных стен, полагаясь на  конницу и бескрайние  степи. И стала легкой добычей  Железного Хромца - великого полководца Тимура.

 

Системный кризис возник в Советском Союзе, когда,  став  ядерной сверхдержавой,  страна постепенно  утратила стратегические цели. Теперь можно с полным основанием считать, что в  начале 60-х годов была достигнута  вершина <светлого будущего>. А, как известно, путь с вершины - только вниз. Эта дорога  началась с <золотого> застойного периода, подпитываемого за счет нефтедолларов, поток которых постепенно начал  иссякать. Надо  было искать новые финансовые источники сохранения правящей элиты. Началась Перестройка, закончившаяся при отсутствии реальных целей   неизбежным распадом СССР.

 

Сложилась бездумная традиция, не вникая в мысль,  провозглашать  <судьбоносные> идеи, реализуемые в реальной жизни со знаком наоборот: перестройка - перестрелка, рынок - базар,  социальная защита - нищета, <чистые руки> - коррупция, возрождение - вырождение.  Это и есть признаки хронического системного кризиса управления, которые Запад  вылечить не в силах. В условиях мирового финансового кризиса и дефицита капитала у международных кредитных институтов одной из актуальных проблем стало  будущее восточнославянских стран, где двухсотмиллионное население стремительно нищает, а власть, представленная преимущественно <элитой в законе>, демонстрирует <шкурные> интересы и  неспособность принимать профессиональные решения. После эйфории победы в <холодной войне>  перед Западом стал  вопрос <что делать> с проигравшими?

Вспомним геополитическую формулу <кто владеет Восточной Европой, тот владеет Хартлендом>. Сегодня Восточная Европа и Хартленд расколоты изнутри. Дезинтеграция славян, 70% которых проживало в Советском Союзе, утрата геополитических позиций на Балканах, Кавказе  и Центральной Азии  усилили западную и исламскую  экспансию. Неоднозначны оценки культурной миссии России на Востоке, где Кавказ и Туркестан никогда не были замирены  окончательно. Проявляются последствия советской депортации  чеченцев, ингушей, калмыков, корейцев, крымских татар, греков, литовцев, латышей, эстонцев, западноукраинцев и других народов. На этнополитических рубежах  постсоветского пространства  возникли очаги  этнонациональных и этноконфессиональных конфликтов в Чечне, Абхазии, Осетии, Карабахе, Таджикистане, Приднестровье и Крыму. Вскрылись социокультурные   рубежи  украинского и белорусского  народов, становление которых шло под влиянием Запада и Востока. Украина декларирует  приоритет становления государственности и европейской интеграции, а Белоруссия выступает лидером восточнославянского союза. В Молдавии установились наиболее тесные связи с этнически близкой Румынией. Социокультурные  антиподы постсоветского пространства - Балтия и Центральная Азия -  проявляют диаметрально противоположные   тенденции <дрейфа>,  соответственно, на Запад и Восток. В Закавказье доминирует многовекторная ориентация с конфессиональными особенностями. Тюркский Азербайджан тяготеет к мусульманской Турции, а  христианская Армения, наоборот, оказалась в изоляции между ними, ориентируясь на поддержку России и Ирана. В Грузии  проявляются намерения дрейфа к  <общеевропейскому дому>. В связи с экономическим ослаблением России, усиливается присутствие Запада в Закавказье. Казахстан выступает за создание евразийской конфедерации.

 

Выделяются   следующие тенденции  трансформации многомерного коммуникационного пространства Хартленда, ассоциируемого с  Великой Евразийской степью-океаном:

·      утрата Россией военно-морских  форпостов и коммуникационных узлов на востоке и западе  (Порт-Артур и частично Севастополь),  торгово-экономических центров (Харбин и Одесса); вытеснение России,  несмотря на военное присутствие,  из Закавказья и Центральной Азии; 

·      утрата восточнославянским миром военного и экономического приоритета  в Черноморье; 

·      из-за падения уровня и качества жизни в ННГ усиление экономической экспансии  Китая (от Карпат до Владивостока) и Турции (от  Балкан до Центральной Азии), возрастание  роли возрождающихся коммуникационных узлов Востока  на рубежах евразийских цивилизаций (Харбин, Стамбул и Урумчи);

·      формирование в будущем мирового коммуникационного узла на восточных <берегах> Евразийской степи на пересечении  крупнейших трансконтинентальных  транспортных коридоров - Великого шелкового пути и Азиатско-Североамериканской магистрали, 

·      отсутствие  реалистических тенденций межцивилизационного диалога со стороны Запада,  пытающегося с помощью военной силы <внедрять> права человека на рубежах евразийских цивилизаций.

Падение Хартленда особенно проявилось на его главных держателях - России и Украине. Эти восточнославянские страны вступили в череду новых  региональных и локальных  геоэкономических войн, в том числе между собой. Победителей в этой войне нет.

 

Расколотое пространство России

 

Расколотое многомерное  пространство ослабило  коммуникационную природу России, где в условиях открытости к внешнему миру обнаружилась диспропорция между конкурентоспособными на внешнем рынке ресурсодобывающими и старопромышленными регионами. Пограничье оказалось зоной депрессивного развития (Приморье, Камчатка, Сахалин, Забайкалье, Калининградская область), произошло их экономическое отдаление от Центра. Из-за снижения уровня жизни и повышения транспортных тарифов ослабли не только хозяйственные, но и межличностные коммуникации граждан страны, разобщенных пространством. Произошло не только экономическое удаление  Дальнего Востока, но и  образовались  экономические <пустыни>  в Восточной Арктике и Колыме,  живущих в отличии от Москвы в другом социальном времени. Провинция  превратилась  в маргинальное пространство  заброшенных   малых городов и сельской местности,  утративших культуру саморазвития. Многократно поруганная  провинция оказалась на краю  новой  социальной катастрофы.

 

Резкий переход к <дикому>  капитализму  усилил социально-психологический дискомфорт  народа,  не отличавшегося  трезвостью. Неукорененность, беспочвенность, бездуховность, рабская психология, повседневное насилие в <горячих точках> стали  основными приметами рыночного фундаментализма. Примитивная адаптация населения, отдаляющегося со своими  проблемами  выживания от государства,  создает  почву для  анархической смуты. 

 

Расколото пространство  русского народа,  превратившегося в <разделенную нацию>. За 90-е годы в Россию  из бывших советских республик  въехало около  6 млн.  мигрантов, включая беженцев и  вынужденных переселенцев. Диаспора - благо для великих народов. Но Россия,  возможно,  единственная страна,  которая в прошлом  отрекалась от диаспоры или  уничтожала (судьба Харбина).

 

В экономическом пространстве России отмечается активизация предпринимательства так называемых "новых русских", которые преимущественно не этнические русские. Если на Западе этническое предпринимательство, опирающееся на солидарность землячеств, органично вписалось в цивилизованные рыночные отношения, то в России оно обусловлено утратой индивидуальной экономической активности титульного этноса, находившегося долгие годы под государственным протекционизмом.

 

В многоголосии  о судьбе России  все отчетливее  звучит  мелодия возрождения.  На переломе истории, когда казалось бы видна заветная цель, велика опасность  новых и неожиданных потрясений. Самая протяженная в мире территория - главный  стратегический ресурс и  самая большая боль  России.  Иван Ильин писал: <Первое  наше бремя есть бремя земли  - необъятного, непокорного, разбегающегося  пространства...>.  Как  его удержать? Россия как никакая другая страна мира  испытала  огромное воздействие  географических и  геополитических факторов. Геополитическая логика - стремление вдаль доминировало  над  необходимостью  обустройства  отечественного  дома.

 

Колонизация земель требует  адаптации, выработки  навыков жизни в непривычных, зачастую  суровых  ландшафтно-климатических условиях. Так шло  продвижение русских  в Сибирь и на Дальний Восток.  В процессе колонизации предпринимаются попытки  перенести традиционную культуру земледелия  в чужой ландшафт. И  на Дальнем Востоке, и в Средней Азии и в Крыму русские  и украинцы сажали <картоху>,  трудно адаптируясь  к новым  ландшафтно-климатическим условиям. Мигранты приносили другую, чуждую  местным ландшафтам, культуру земледелия. На Дальнем Востоке славяне не  могли тягаться с корейцами и китайцами в культуре сельского хозяйства, близкой их  ландшафтам месторазвития.

 

 Еще в начале ХХ века граф Витте   обращал внимание  на несоответствие темпов прироста территории  государства и степени её  культурного и  экономического обустройства и предлагал  отказаться от некоторых национальных окраин: <Нам мало поляков, финляндцев, немцев,  латышей, грузин, армян, татар и пр. и пр., мы пожелали  еще присоединить территорию  с монголами, китайцами, корейцам. Из-за  этого  и произошла  война (Японская, -  замечание В.Д.), потрясшая  Российскую империю; и когда мы  опять придем  в равновесие, и придем ли вообще? Во всяком  случае  еще  произойдут большие потрясения. А при  теперешней политике, когда  по крайней мере  скрытые идеалы  царя - это идеалы  полупомешанной ничтожной партии <истинно русских людей>, можно, не будучи  пророком, предвидеть  и чуять еще  большей  беды... Господи, помилуй...>. 

 

Не услышал царь-батюшка  этой тревоги, а господь не помиловал.  В конце  века, не успела страна придти в  себя после развала  СССР,  как  уже обсуждаются   прогнозы  распада России, и не только американских геополитиков. Русский писатель Василий Аксенов  написал пророческий роман <Остров Крым>. Критики проводили параллели с реальным  полуостровом,  оторвавшимся от  российского пространства, кто-то указывал на сходство с Харбином. Действительность   внесла коррективы. Как считает сам писатель,  наиболее близкой к  сочиненной  футуристической утопии  оказалась  Москва - одновременно,  российская столица и мировой город, ставший  островом относительного благополучия. В новом романе  Василия Аксенова  <Кесарево сечение> действие заканчивается  в 2065 году  на территории Великого Китайского Союза,  в геополитическом и геоэкономическом пространстве  которого Россия  будет  на правах вассала.

 

Для этого немного  надо. Если будет все идти  своим чередом,  на месте российского  географического пространства  образуется <черная> демографическая дыра. Если Советский Союз  по численности населения  занимал третье место в мире после  Китая и Индии, то Россия   в начале ХХI век опустилась на   шестое место и по прогнозам  ООН  население страны сократиться за период  1990 - 2015 гг. с 148 до 114 млн. человек, что будет соответствовать  девятому месту в мире.  За 90-е годы население России  сократилось на 5 млн. человек  и только  приток беженцев компенсировал эти  потери.  Продолжительность жизни снизилась с 70  до 64 лет для обоих полов, а  у мужчин - до 58 лет (в некоторых автономиях  - до 50 лет).  Падает уровень рождаемости, который только в  мусульманских  республиках  превышает смертность.  Высокая доля лиц нетрудоспособного возраста  ложится  тяжелым бременем на экономику страны. Страна не успела оправиться от последствий Афганской войны, как  под видом молниеносных полицейских акций  разгорелись войны на Кавказе.  Россия   на долгие годы превратилась в кавказскую пленницу своей недальновидной политики. 

 

В многомерном пространстве  Россия утрачивает коммуникационные функции  в реальных  геополитических, географических   экономических пространствах. Внутриполитический ландшафт  российского <большого пространства>  неоднозначно отреагировал на западные ценности. Внедрение  символов   гражданского общества  (демократических выборов с их европейской частотой в несколько  лет)   усилили  приоритет  тактической  борьбы за власть над решением стратегических  задач  сохранения и приумножения  многомерного коммуникационного пространства. Европейская модель  демократии, ориентированная  на решение  тактических вопросов,   эффективна для малых и  средних по размеру территорий государств и оказывает  разрушительное воздействие на страну <большого  пространства>, разбегающегося  без долгосрочной стратегии сохранения многомерного коммуникационного каркаса. Раньше эти функции выполняла имперская власть, обладающая органическим  свойством стратегического видения,  обеспечивающая  стабильность путем главенства центростремительных сил над центробежными.

 

Если в  Европе восхождение к федеративному устройству  государств шло  через  исторически  опыт  вольных городов,  самоуправление  (магдебургское право), то  Россия никогда не была  реальной  федерацией,  являясь унитарным государством с  национальными автономиями. В статье <Искусство строить федерацию>  И.А. Ильин отмечает  четыре, погубленные анархией,  возможности установления федеративного строя: в Киевской Руси, в Суздальско-Московской Руси под татаро-монголами, в эпоху Смуты (1605 - 1613)  и в период  февральской революции 1917 года.   Договорное федеративное  начало оказалось  не по силам России, объединенной  и возвеличенной  унитарной государственностью. В 1922 году в Советском Союзе был осуществлено федеративное устройство в соответствии с коммунистической концепцией мировой революции, о чем  свидетельствовал  земной шар  и лозунг  на государственном гербе <Пролетарии всех стран,  соединяйтесь!>. 

 

В конце двадцатого столетия многочисленные этнонациональные и этноконфессиональные конфликты, глубокий социально-экономический кризис, спад производства, рост таможенных, транспортных  и портовых тарифов увеличили <барьерность> пространства Хартленда. В будущем Россия может претендовать на роль  региональной державы.

 

*** 

Распад СССР был обусловлен наряду с крахом  идей коммунизма  утратой <генетической>  коммуникационной  функции рубежного государства-суперэтноса. Падение <железного занавеса> обернулось  ослаблением  центростремительных и усилением  центробежных  тенденций, дезинтеграцией  страны <дружбы народов>. Образовавшийся геополитический разлом Хартленда  от Балтики до Тихого океана привел в движение <сейсмически> активную зону, где вскрылись  исторические <швы>. Начался <дрейф> новых независимых государств  <социалистического лагеря>  в неустойчивом и  неоднородном многомерном пространстве.

 

Украинское <экономическое чудо>

 

 <Ветер предпринимательства  зарождается в самом  низу. Если этого нет, ситуация безнадежна>.

 Василий Леонтьев, лауреат Нобелевской премии

Многомерное  геополитическое, геоэкономическое,  социокультурное пространство Украины как независимого государства  никогда не планировалось. Поэтому геоэкономическая война по-украински имеет свои особенности. Можно сказать, что это странная война. Чем больше вошедшие во власть  <полководцы> получают знаков отличия и материальных наград, тем больше теряет государство и  рядовые граждане. За годы независимости  утрачено создаваемое столетиями богатство, которое  не мог разрушить самый коварный враг.  В результате <стратегии> имитации деловой активности  <элиты в законе>  проиграны геоэкономические   войны, среди которых   утрата торгового флота и  транзитных функций, упадок промышленности и сельского хозяйства,  низкий жизненный уровень и разрушающиеся  крупные природно-техногенные  объекты. Нарушен баланс геоэкономических осей Запад - Восток и Север - Юг (морские рубежи).

 

Об экономическом кризисе  пишут и говорят на протяжении целого поколения. Но нельзя быть  вечно беременной. Экономический  кризис есть тяжелое  переходное  состояние  на пути к определенной цели, а при отсутствии таковой  - более уместно  квалифицировать происходящее как  тенденции устойчивого  упадка хозяйства.

 

Украина все больше ассоциируется в мире не только с Чернобылем, но и с крупномасштабной коррупцией, особенность которой  заключается в стремлении распродать государственность оптом и в розницу. Обратимся к статистике. В ежегодных Докладах ООН по проблемам развития человечества публикуется индекс гуманитарного развития, учитывающий данные о валовом внутреннем продукте (ВВП) на душу населения, продолжительности жизни, детской смертности, уровне образования и экологии. По этому интегральному показателю Советский Союз занимал в 1990 году 26-е место в мире. За годы независимости Украина опустилась с 45-го на 102-е место, Белоруссия - с 38-го на 68-е, Россия - с 37-го на 72-е место. Среди постсоветских стран Белоруссия занимает самое высокое место по данному индексу, а Украина - одно из последних, добившись такого <успеха> в мирное время, без этнонациональных и этноконфессиональных  конфликтов.

 

За годы независимости  Украины в два раза  снизилось производство в промышленности, 60% которой был <встроено> в советский ВПК. Из-за катастрофического износа  основных производственных фондов и по другим причинам 30% предприятий убыточны и срочно нуждаются в инвестициях. В бывшей  сельскохозяйственной  житнице Советского Союза  производство зерна  сократилось на 58%, мяса и сахара - на 60% и молока - на 76%.

Украина  является единственной  среди бывших союзных республик  допустившей   значительный спад в экономике (на 39 %)  без внутренних  межнациональных  и этноконфессиональных  конфликтов. Здесь произошел спад  производства более чем в два раза  в  черной металлургии, машиностроении, пищевой и топливной промышленности, почти в пять раз - в легкой промышленности. В общем объеме промышленного производства  доля  продукции машиностроения сократилась с 30 до 14 %,   легкой промышленности - с 11 до 2 %.  Произошло увеличение доли базовых отраслей: черной металлургии (с 11 до 23 %),  топливной промышленности (с 6 до 11 %) и  энергетики (с 3 до 13 %).  Высокая капитало-, энерго- и материалоемкость усиливают неконкурентоспособность украинской продукции на мировом рынке.

 

Государственный внешний долг составляет свыше 10 млрд. долларов. Правда, по сравнению с Россией, а также с  другими странами  с переходной экономикой,  Украина имеет один из наиболее низких показателей задолжности, что является относительно  благоприятным фактором для привлечения капитала.

 

 В Украине произошло тотальное  обнищание населения: доля жителей, находящихся за чертой бедности, увеличилась с 300 тысяч до 30 млн. человек. Уровень  реальной безработицы в экономике составляет 40%, а в науке - 80%.

 

Демографический фактор развития страны  крайне неблагоприятен. За последние годы  произошло резкое снижение  рождаемости и увеличение смертности. В результате  отрицательного естественного прироста  населения Украина лишится в последнем десятилетии  уходящего века 2,2 млн. граждан. По данным Института экономики  НАН Украины в первой четверти ХХ1 века население страны  сократится  по сравнению с переписью населения 1989 года  с 52 до 42 млн. человек. Доля граждан, старше 60 лет, увеличится с 20 до 25 процентов. По численности  пенсионеров и рождаемости в расчете на 1000 жителей страна  занимает соответственно  первое и последнее места в постсоветском пространстве, а по  продолжительности жизни - 120 место в мире. Сокращение воспроизводства трудовых ресурсов  отрицательно сказывается на  развитие отечественной экономики. Происходит старение электората, в составе которого преобладают  наиболее пострадавшие  от непродуманной  социально-экономической  политики граждане, что отражается  на результатах выборов.

 

В обозримом будущем  экологическая обстановка  в Украине  будет определяться  в первую очередь последствиями  чернобыльской  трагедии, радионуклидное загрязнение  угрожает  здоровью  значительной части населения и затрагивает  площадь 4,6 млн. га  сельскохозяйственных  угодий. Неудовлетворительное  качество питьевой воды  и атмосферное  загрязнение в промышленных районах  еще больше  обостряют  экологическую проблему. И, наконец, обратимся  к  явлению, которое не может  отразить  самая лучшая статистика.

 

Конституцией Украины декларируется построение  правового  демократического государства наподобие  западных обществ. Однако, социальные институты, обеспечивающие  преобразования в западноевропейском обществе не всегда приемлемы, для других культур, где существует приоритет  государства над личностью. Либерализация не всегда означает  демократизацию в стране, где любовь к ближнему выше  закона, а чувство коллективизма доминирует  над индивидуализмом. В результате  на пути  к европейской  интеграции <опьяненная  свободой> Украина  погрузилась в мифологический хаос. Среди  рожденных многочисленных мифов наибольшее распространение  получили мифы  о государстве,  демократии и простых решениях: <стоит только отдалиться от России и ...>, <Запад нам поможет>. Велики надежды на чужие  модели <экономического чуда> (от американской до китайской), на свободные экономические зоны  и т.п. При этом предпринимаются попытки  совместить  несовместимое - открытое  общество и либеральную экономику с некомпетентностью  в политике, бизнесе  и науке.

 

Ныне Украина  - государство де-юре, а де-факто часть  постсоветского  пространства, на котором  различные  корпоративные  группы  ведут  борьбу за власть  и передел собственности. Этим объясняются особенности <экономического чуда>.

 

Широкое распространение получил миф  об украинских <реформах>, повторяющих с некоторым запаздыванием  шаги  <старшего брата>. Несмотря на  общность  исторических истоков, Россия и Украина имеют  принципиальные отличия. Россия - евразийское  полиэтническое государство, сформировавшееся   на рубежах христианского, мусульманского и буддистского  миров. Для российского суперэтноса основным траслятором межцивилизационного обмена выступает   русская маргинальная культура и язык. Ныне российской  является  цивилизационная инфраструктура  евразийского  пространства, за исключением Балтии и Западной Украины.

 

Украина - рубежное этническое государство между  Евразией-Россией  и Центрально-Восточной Европой. Принципиальное  отличие  Украины от России заключается в отсутствии синдрома евразийства, <третьего Рима> и других великодержавных  устремлений. Украина - европейская (по местоположению) держава и этим многое сказано.  Для Украины характерна социокультурная и конфессиональная   многополярность  титульного этноса, а украинская культура и язык пока не может выступать в качестве  транслятора в межцивилизационном диалоге.

 

Различаются  и  стартовые возможности двух стран на пути к открытому обществу.  Россия стала  правопреемником не только Советского Союза, но и профессионального  государственного аппарата, сформировавшейся  политической, деловой и научной элиты.  Украина - пока еще часть  постсоветского пространства, где государственность надо построить. В России в борьбе за власть использовалась зарождающаяся демократия, а в Украине - национальная идея. В результате  принципы демократии и национального государства в условиях <шоковой> либерализации  были скомпрометированы с одинаковым успехом.

 

Первые годы независимости Украины показали деструктивный характер имитации заемных экономических моделей. <Мания рынка> с эйфорией приватизации без высоких моральных  обязательств, политической воли и стратегического видения, падение уровня и качества жизни   поставили страну на грань национальной катастрофы и социальных потрясений. Кроме того, в Украине сохраняется комплекс <младшего брата>, когда власть принимает безответственные решения с надеждой, что кто-то <старший> исправит и окажет за лояльность помощь капиталом.

 

    Украина и Россия отказались от поэтапного перехода к правовому гражданскому обществу и рыночным отношениям  через сохранение  ведущей роли государства  в модернизации общества и реформирования экономии. Переоценка  возможностей макроэкономического регулирования при слабой власти  привела к <усталости ожидания> и отсутствия общественного согласия.

 

В отличие от Запада, где власть представлена  аристократий и меритократией (элитой качества),  в Украине  правит бал <элита в законе>, корпоративные интересы  которой  выше партийных, государственных и национальных. Эта Объединенная  незарегистрированная партия  маргиналов <сверху> и обслуживающих  их холопов <снизу>  реально правит в стране, имитируя программу  крупномасштабных социально-экономических преобразований. Природа этого явления  обусловлена не только экономическим неравенством, но и отсутствием социальных ценностей. В Украине  одержали победу  маргинальные силы социальной стратификации, обусловленной неравномерным распределением  прав и привилегий, ответственности и обязанностей.

 

 <Элита в законе> стремится к имитации деловой активности и приобретению государственных степеней  отличия (правительственных наград и званий), которые <повязывают> её с властью и таким образом создают гарантию безнаказанности и пожизненных материальных благ. Можно сказать, что фамилия, имя и отчество  украинской мафии - некомпетентность в политике, экономике и науке  физических лиц, вошедших во власть. Любая здравомыслящая идея, попадая в корпоративное  политическое  поле, как правило, доводится до абсурда, будь то  созидательная  программа  демократизации  или приватизации.

 

 <Элита в законе> заинтересована в решении  не вопросов  экономической стратегии, а текущих тактических проблем сохранения власти. Чем больше  бедных и нищих, тем крепче эта власть. Карьера здесь зависит не от деловых качеств, а от холуйства, за что  каждый получает   часть государственной  собственности на рынке должностей и привилегий. Понятия <демократия> или <последний оплот демократии>  в соответствии с старой большевистской традицией используются   корпоративными группировками в качестве булыжника в борьбе за власть.

 

Сегодня деловые круги на Западе вдруг проснулись и  начали  критиковать украинскую  власть  за нерешительность в проведении реформ. Это  несправедливо. За последние годы  в Украине удалось  осуществить главные <судьбоносные> программы  -  становление  золотой <элиты в законе> и  эффективного  развития  бизнеса на государственных ресурсах в интересах лояльно ориентированных  корпоративных групп. Создана имитационная модель  реформирования экономики, основанная на фискальных методов  изъятия капитала у тех, кто работает и не ворует.  Таким образом,  в исторически короткий срок  успешно заменен  коммунистический лозунг  <Народ и партия - едины> на капиталистический <Впасть и бизнес - едины>.  Украина в отличие от России построила наиболее <экономичную> модель  капитализма без олигархов,  объединив напрямую  в одном лице власть и бизнес.

 

Однако эффективная  реализация такой  модели бизнеса по-украински служит  самым надежным гарантом  против... цивилизованного предпринимательства, становления среднего класса и   привлечения зарубежных инвестиций. На Западе бизнес на государственных ресурсах  является  преступным. Он не только разрушает нравственные устои (если они еще сохранились), но и ведет к утрате государственности.

 

Таким образом, если в России сформировался союз власти и олигархов, то в Украине сама власть стала главным предпринимателем, когда полностью восстановился принцип номенклатуры - не капитал дает власть, а власть дает капитал. При этом  власть  продолжает  жить по номенклатурной этике. Масштаб <бизнеса> на государственной  казне должен соответствовать  занимаемому креслу.  Если, например, <Сашко>,  как и большинство во власти,  <приватизируют> недвижимость или совершает удачную торговую операцию на миллион  условных единиц, а <Павло> - сразу на миллиард условных единиц и не реагирует на справедливые замечания  о нескромном поведении  от  <корешей> - товарищей  по партии власти, то возможны оргвыводы.  Особая нетерпимость  проявляется в отношении <товарищей>, которых  приняли в  номенклатурную корпорацию, а они  начинают осуществлять независимую политику и претендовать на <вершину> власти.

 

 При доминировании бизнеса на государственных ресурсах  иллюзией являются надежды на западные капиталы, когда  зарубежный инвестор  будет поставлен заведомо в неравные условия. Большинство граждан страны загнано в <тень>, поэтому правительство должно начинать каждое утро  с молитвы во спасение <теневой экономики>,  обеспечивающей миллионы рабочих мест и оберегающей страну  от социальных потрясений. Кстати,  о православных большевиках.

 

В Украине удалось консолидировать власть и православную церковь. Поэтому в более развернутом виде модель социального <чуда> реализуется по формуле  <Власть, бизнес и церковь - едины>. Православная церковь  служит <элите  в законе>, а не пастве. Проще, заигрывая и ублажая власть, получить подаяния из государственной <кормушки>,  чем  заслужить  милость многочисленной  паствы.   Иначе как кощунством, не назовешь награждение  церковными орденами, нареченными  именем святых,  должностных лиц, которые по определению  таковыми не могут быть (министр внутренних дел,  руководители налоговых,  таможенных, пограничных, судебных  и  других фискальных органов).

 

Другая, несомненная заслуга украинской  власти  - в повышении образовательного уровня  граждан страны. В результате преподанных народу  <уроков жизни>   образовалась критическая масса людей, убежденных, что надеяться надо прежде всего не на государство, а на  себя, собственные силы  и возможности. Для этого не пришлось ехать учиться в  ведущие университеты мира. Единственная опасность этих уроков в том, что, не дай бог,  если они будут  усвоены большинством  граждан  Украины,  которые  поймут, что ЭТО  государство им не нужно и начнут реализовывать хорошо известный  исторический  народный сценарий <гуляй-поля>.

 

После провозглашения независимости особенно актуальной стала проблема  энергетической безопасности государства, в том числе из-за  дефицита углеводородного сырья.  Энергетика характеризуется наименьшим уровнем рентабельности  среди отраслей  промышленности. В структуре производства  электроэнергии свыше 90% приходится на тепловые и атомные станции. Здесь расположена  самая  крупная  в Европе  Запорожская  АЭС.  При значительном спаде производства Украина испытывает дефицит  электроэнергии и одновременно  занимает одно из первых мест мире по энергоемкости производства. На производство  единицы ВВП здесь  тратится в 30 раз больше  электроэнергии, чем в Германии. Энергоемкость отечественной промышленности в пересчете на эквивалентное потребление нефти составляет 2508 кг, тогда как в Венгрии - 1119, а в Австрии - 209. Отсутствие эффективных энергосберегающих технологий  и собственной стратегии  развития энергорынка являются  нерешенной проблемой  национальной безопасности.

 

 В 80-е годы украинские электростанции,  предприятия металлургии, машиностроения и производства  строительных материалов  стали переводиться  на потребление  относительно дешевого природного газа, однако после распада СССР цены выросли до мировых. Украина - крупнейший потребитель  российского газа в Европе,  занимает по   потреблению  природного газа шестое место в мире и по импорту -  третье место (после США и Германии). Если  Европа потребляет 110-120 млрд. кбм российского газа, то только одна Украина - 55-60 млрд. кбм.  Газотранспортная система (ГТС) Украины является второй по мощности в Европе после РАО <Газпром> и осуществляет  93% экспорта российского газа, что составляет 25% потребностей европейских стран. Таким образом,  ГТС Украины имеет исключительное геостратегическое положение, являясь своеобразным <газовым мостом> между крупнейшими в мире газодобывающими регионами России и Западом. По объему  транзита газа Украина  занимает первое место в мире. Эти транспортные услуги  оцениваются в 2,5 млрд.  долларов и оплачиваются газом. Через  территорию Украины проходят  магистральные  трубопроводы (более 25 тыс. км.),  обеспечивающие транзит и импорт  российской нефти и природного газа. Через территорию страны  проходят  южное ответвление  нефтепровода <Дружба> в страны Центральной Европы, газопроводы <Союз>, <Братство>, <Прогресс> и другие, образующие в Западной Украине мощный коммуникационный узел. Через Украину осуществляется  транзит российского природного газа в Юго-Восточную Европу и Турцию. На территории Украины расположены крупнейшие в Европе подземные газохранилища объемом 35 млрд. кбм.  Дальнейшее  формирование сети трубопроводов  обусловлено  сохранением транзитных функций между  Россией и Западной Европой и созданием альтернативных вариантов обеспечения отечественных  потребностей в энергоносителях.

 

Если в России  экспорт газа является важной составляющей государственной политики, то в Украине -  контроль за транзитом газа  служит одним из самых выгодных  бизнесов на государственных ресурсах, приносящих политические и  материальные дивиденды. Маловероятно, что власть уступит контроль за <газовой трубой>   крупным западным компаниям,  готовым  принять участие в приватизации  украинских магистральных трубопроводов. В ближайшем будущем будет наблюдаться дальнейшая имитация деловой активности по реализации многочисленных инвестиционных проектов добычи и транспортировки  газа,  за покровом которой обострится борьба между различными  корпоративными группами за контроль главной <газовой трубы>.

 

Завершилось формирование  геополитической модели Украины,  в политическом  пространстве которой будут доминировать   США и Россия, используя экономические механизмы. Не секрет, что помощь  международных  финансовых организаций определяется в первую очередь лояльностью к американской администрации.  Россия имеет  реальные возможности через энергетическую зависимость  воздействовать на политическое  поле Украины. Диверсификация генеральных направлений  транспортировки российского газа на Запад и Восток позволяет России  проводить более жесткую политику по отношению к импортерам и транзитным странам. В  начале  ХХ1 века Украина потеряет преимущества главной транзитной страны  для российского газа  за счет смещения генеральных направлений  на Западную Европу  через Белоруссию и балтийские порты,  формирования  восточного направления в АТР. По оценкам экспертов доля поставок российского газа  через Украину в Европу уменьшится до 30 %, что неизбежно приведет к дальнейшему возрастанию не только экономической, но и политической зависимости от России. Проблемы энергетической безопасности Украины не имеют чисто экономического решения.

 

Особенно широкое распространение в Украине получила имитация открытой экономики. За годы независимости в Украине созданы основы мирохозяйственной интеграции, подписаны международные соглашения об экономическом сотрудничестве, в том числе  со всеми соседними странами. Верховная Рада приняла законодательные акты для привлечения иностранных инвестиций, активизации внешней торговли, создания свободных экономических зон и развития совместного предпринимательства. Разработанные с учетом западного опыта, они, по мнению специалистов, должны  были обеспечить  цивилизованную либерализацию и открытость экономики. Однако этого не произошло. Заимствованные  прогрессивные формы  мирохозяйственной  интеграции  в условиях  другого  социокультурного пространства оказались наполненными иным содержанием. В частности, не были учтены рекомендации о поэтапном переходе  к открытой экономике на основе создания преференциального  режима на ограниченных территориях, где можно было без ущерба  для страны отработать интеграционный  механизм. В условиях  открытости  экономики и недостаточного профессионализма, доминирования  личных и корпоративных интересов над государственными  неоправданный  <рыночный романтизм> привел к <шоковой> либерализации внешнеэкономической  деятельности, обернулся  огромными убытками, исчисляемыми миллиардами долларов. Из-за экономически необоснованных контрактов  на грани банкротства оказались многие предприятия  судостроения, нефтепереработки, морского  транспорта и  других отраслей хозяйства.

 

В Украине сложился неблагоприятный инвестиционный климат. Объем прямых иностранных инвестиций в экономику Украины за десятилетие независимости составил  несколько миллиардов долларов, что сопоставимо с годовым притоком зарубежного  капитала в китайскую специальную экономическую зону  Шэньчжэнь. Примерно  40%  прямых иностранных инвестиций в Украину пришлось на торговлю и транспортные услуги.

 

 После падения <железного занавеса> зарубежные инвестиции только в экономику  соседней Венгрии превысили 25 млрд. долларов. В Украине отсутствуют условия для легализации национального капитала. По  данным Всемирного банка, за годы независимости из страны вывезено  свыше 25 млрд. долларов, вместе с тем из-за катастрофического износа основных производственных  фондов Украина нуждается в инвестициях в объеме  примерно 50 млрд.  долларов.

 

По данным Европейского банка  реконструкции и развития Украина занимает одно из последних мест в Европе по финансированию инвестиционных проектов на душу населения. Если в Украине  прямые иностранные инвестиции  составляют 40 долларов на одного жителя, то в Венгрии - 1000, Чехии - 400, в Эстонии - 320 и  в Польше - 150.

 

В международном  рейтинге  надежности  капитальных вложений  Украина занимает  130-е место (из 170) и отнесена к категории  стран с самым  высоким политическим и экономическим риском. Зарубежные финансисты отмечают  уникальность  Украины с точки зрения нарастания проблем, связанных с инвестиционными проектами, среди которых называются крупномасштабная  коррупция и несовершенство  законодательства. До недавнего  времени  иностранные инвесторы  не могли участвовать в приватизации из-за дискриминационного имущественного курса национальной валюты по отношению  к доллару (по операциям  с недвижимостью). Особенно  отстает  от современных требований  создание  инфраструктуры  для привлечения  инвестиций  - от обустройства фондового рынка  до условий  проживания иностранных  менеджеров. Многие украинские предприятия  не выполняют своих  обязательств по кредитным  заимствованиям. Поэтому государство, выступающее главным гарантом, ежегодно вынуждено  выплачивать за них сотни миллионов долларов.

 

Имеются  различные  объяснения трудностей ввоза капитала в страну. Среди них, например, называют  отсутствие  проукраинского <лобби> в американском парламенте. Но, как известно,  лоббизм является  результатом  соответствующего  инвестиционного климата, а не наоборот. Долгая дорога иностранных инвестиций  в украинскую экономику  обусловлена  рядом причин, среди которых  выделяются  имитация  прогрессивных форм  мирохозяйственной интеграции, недооценка  геополитических и геоэкономических факторов, преувеличенные надежды  на Запад, <который нам поможет> не только с капиталом, но и создаст  условия для  его привлечения (фондовый рынок, транспортную инфраструктуру и другие услуги).

 

Относительно благоприятные условия для привлечения  иностранных инвестиций  имеют крупные города (Киев, Одесса, Днепропетровск, Донецк, Харьков, Львов), а зонами  высокого риска остаются  западные области, юг Одесской области (Буджак) и Республика Крым. Лидером ввоза  зарубежного капитала  является столица государства - Киев. Одесса занимает  второе место в стране по прямым иностранным инвестициям,  большинство которых  приходится на торговлю и транспортные услуги.

 

На ввоз капитала из-за границы ограничительное воздействие оказывает имитация  прогрессивных форм  мирохозяйственной  интеграции (свободные экономические зоны, совместное предпринимательство, еврорегионы), обусловленная  незавершенностью становления  государственной  элиты при отсутствии сложившегося  сословия собственников. В этих условиях само понятие  <инвестиция> как долгосрочное  вложение капитала противоречит  краткосрочным  интересам  вошедших во власть физических лиц. Поэтому трудный путь  инвестиций в экономику  через фондовый  рынок  объясняется  не только его институциональной незавершенностью. Высокоприбыльные предприятия зачастую используются как <дойная корова> в интересах отдельных корпоративных групп. Только доведенные до грани банкротства они становятся  объектом  жарких дискуссий и возможной приватизации, когда часть акций выставляется на международные  аукционы для стратегических инвесторов, обязанных <приватизировать> и долги предприятий. Из числа  многочисленных примеров  можно назвать  такие флагманы  экономики, как крупнейший  в Европе  Лисичанский нефтеперерабатывающий, Николаевский глиноземный  заводы и Черноморское пароходство, общая сумма  долгов  которых исчисляется  многими  сотнями  миллионов  долларов.

 

Но даже тогда, когда инвестиционный проект преодолевает  долгий путь  согласований и начинает  реализовываться, его ожидают <бои местного значения>. Как правило, оппоненты используют лозунг о <распродаже> отечества или экологический  <экстремизм>.

 

Большие надежды  на привлечение  иностранных инвестиций в виде современных технологий  для модернизации производства  связывались  с организацией  совместных предприятий. За прошедшее десятилетие  эти надежды  не только не оправдались, но и в большинстве  случаев предприятия с иностранными инвестициями  стали <окнами> для вывоза капитала  за границу. В условиях  резкого удорожания энергоносителей крупные предприятия с иностранными инвестициями (ПИИ), созданные на основе  гигантов социалистической индустрии, оказались  нерентабельными. Большинство  зарегистрированных ПИИ специализируется  на торгово-посреднических услугах и не осуществляет  производственную  деятельность. Зарубежные партнеры  не заинтересованы  инвестировать  в производство в стране, где норма  прибыли  в <свободной> торговле  составляла в последние годы 30-50%.

 

Проблема привлечения иностранных инвестиций  требует учета  геополитических,  геоэкономических  и социокультурных факторов. Она не имеет чисто экономического решения и может быть реализована  при определенной политической воле,  доминировании государственных интересов  над личными и корпоративными. В условиях  открытости экономики  бессмысленна имитация прогрессивных форм мирохозяйственной  интеграции без их реального  содержания. Зарубежный капитал придет, когда государство обеспечит  благоприятный  инвестиционный  климат на основе создания  современной инфраструктуры, фондового  рынка и транспортных  транзитных коридоров.

 

Внешняя торговля Украины характеризуется  низким экспортным потенциалом и серией проигранных локальных геоэкономических войн. Внешнеторговый оборот составил в 2000 году свыше 30 млрд. долларов. Учитывая <прозрачность> государственной границы  со странами СНГ, теневой  внешнеторговый оборот  по разным  экспертным оценкам  составляет ежегодно от 5 до 7 млрд. долларов. Контрабандой  <экспортируется>  драгоценные, черные и цветные  металлы, а <импортируются> преимущественно  подакцизные товары (алкоголь и табачные изделия). Нелегальный ввоз подакцизных товаров  осуществляется  по подложным документам на транзитный груз, который на самом деле  реализуется  на территории Украины.

 

В экспорте главное место  занимают  металл и металлопродукция (37%), железная, марганцевая руда и уголь, химическая продукция. В импорте  доминируют  энергоносители из России и Туркмении (свыше 55 %). Около половины внешнеторгового оборота приходится  на Россию, которая является основным поставщиком  нефти и газа в Украину. Такая монопольная зависимость не  способствует  экономической безопасности страны.

 

Географическое  распределение  внешней торговли  Украины  свидетельствует  о доминирующей роли СНГ (в основном  России) в экспорте и импорте товаров (соответственно свыше 50 и 70 %). За  последние  годы сложилась устойчивая тенденция  снижения во внешнеторговом обороте Украины  доли  стран  ЦВЕ и ЕС. Наблюдается  увеличение  доли США и стран Ближнего Востока, в первую очередь  Турции и Израиля. В Азиатско-Тихоокеанском  регионе  основным  внешнеторговым партнером стал Китай.

 

Существенные изменения произошли в структуре  экспорта и импорта услуг. В общем объеме  транспортных услуг  резко снизилась  доля морского торгового флота (с 70 до 13%), в то же время в экспорте  увеличилась доля услуг  трубопроводного  транспорта (до 70%). На СНГ  приходится 80% экспорта  и 47% импорта  всех услуг. Объем экспорта услуг  по транзиту российской нефти и газа  составляет ежегодно 2,5 млрд. долларов.

 

Сдерживающим фактором  привлечения инвестиций  в формирование  транспортной инфраструктуры страны является  отсутствие  государственной тарифной политики  в отношении  транзитных грузов. Повышение ставок портовых,  железнодорожных тарифов, других многочисленных сборов  осуществляется, как правило,  в интересах отдельных  ведомств и территорий. Это обеспечивает их краткосрочные  финансовые выгоды и одновременно наносит  долгосрочный ущерб  стране, приводит не  только к падению грузооборота  портов и объема транзитных перевозок, но и к переориентации грузов и  созданию транспортных  коридоров в обход территории Украины.

 

На регионализацию открытой экономики  влияние  оказывают  геополитические, геоэкономические  и социокультурные факторы. Существуют особенности развития  открытой экономики Западной, Восточной и Южной Украины. Сохраняется ведущая роль Восточной Украины во внешнеторговом обороте  страны (60% экспорта товаров). Что касается административных областей, то объемами внешней торговли выделяются  Днепропетровская, Донецкая области и город Киев, на которые приходится  55% внешнеторгового оборота страны, в том числе 61% импорта и 50%  экспорта. Днепропетровская область лидирует  в импорте, а Донецкая область - в экспорте  товаров. Аутсайдерами  внешней торговли являются  западные  пограничные  (Волынская, Закарпатская, Черновицкая), а также Ровенская, Тернопольская и Кировоградская области.

 

Политический статус  столицы государства, профессиональные  кадры и сложившаяся  инфраструктура  реально способствуют  развитию  открытой экономики  Киева. Здесь отмечаются  самые высокие  темпы внешнеторгового оборота, сопоставимого с крупными регионами страны.  В экспорте  доминирует  продукция пищевой  промышленности  и машиностроения. Либерализация экономики  превратила Киев в крупнейший центр посреднической торговли. Наметилась  устойчивая тенденция  снижения доли главного портового города   Одессы в экспорте  и импорте  услуг за счет  резкого  сокращения  объемов  перевозок морским транспортом.

 

В Украине большие надежды возлагались на  проекты создания свободных экономических зон. Эта идея как призрак <светлого будущего>, очередного <чуда> в  пространстве экономического кризиса уже  десятилетие  бродит  по  Украине. Именно здесь  началось <победное> шествие намерений по созданию СЭЗ, охватившее в исторически короткие сроки огромную территорию  от Одессы до Чукотки. Когда уже в далеком 1988 г. автор  впервые выступил с концепцией поэтапного перехода к открытой экономике  на основе формирования  СЭЗ, трудно было предположить, что <зональный> романтизм приведет к крупномасштабной имитации  современной  формы мирохозяйственной интеграции. Время подводить итоги.

 

Намерения по созданию свободных экономических зон в условиях другого социокультурного  пространства оказались  наполненными иным содержанием.  <Шоковая> либерализация  внешнеэкономической деятельности ускорила вывоз отечественного капитала, что привело к формированию за пределами Украины <зон процветания>  в Турции, Кипре, Польше, Швейцарии и других странах. Благодарные  народы  этих государств имеют все основания  воздвигнуть  величественный монумент  украинскому правительству, экономическая политика  которого явилась  для них по истине <манной небесной>.

 

На протяжении  десятилетия идея создания свободных экономических зон стала настоящим <Клондайком>. Не один эскадрон народных избранников, вооруженных этим намерением, въехал во власть. Как свидетельствует мировой опыт, и в будущем, если идея   приносить политический капитал, она будет эксплуатироваться таким образом.

 

При отсутствии реальных региональных и отраслевых программ развития идея создания свободных экономических зон  активно используется властью в качестве эликсира бодрости в кризисной ситуации.  Президентом  Украины подписано несколько десятков указов о специальных экономических зонах  и режимах инвестиционной деятельности при возникновении социальной напряженности в депрессивных районах или стихийных бедствиях. Разгораются  крупномасштабные забастовки шахтеров - пожалуйста, принимается  указ о создании специальных экономических зон в Донецкой области. Надо решать проблему Чернобыльской АЭС -  возникает идея  СЭЗ <Славутич> для атомщиков. После фактической гибели Черноморского пароходства и торгового флота страны объявляется о создании мини-зоны в Одесском порту.  Не можем завершить делимитацию государственной границы  и решить спорные проблемы  с Молдавией и Румынией - пожалуйста, удивим  мир, и, не имея отечественного опыта, создадим  специальную зону на границе трех государств. Таким же  путем  предлагается решать кризис в машиностроение и судостроении  в Краматорске и Николаеве, проблемы горняков   в Криворожье и рыбаков  в  Ильичевске, развитие курортных  районов (Крым, Трускавец), преодоление последствий стихийного бедствия в Закарпатье и так далее.

 

Особо стоит остановиться на широко  разрекламированной первой отечественной СЭЗ <Сиваш> в Красноперекопском районе Крыма,  где  на очереди целое ожерелье  новых проектов. Здесь особо проявилась тенденция  создания  преференциального режима для депрессивного района, где убыточным предприятиям  предоставляются значительные  налоговые, валютные, таможенные и лицензионные  льготы, а местные администрации становятся, по сути, <хозяевами> зоны. Правда, авторы проекта справедливо  дают  следующее название  своему  первенцу  -  специальная государственная экспериментальная экономическая зона. Естественно, с таким названием  до свободного предпринимательства  и иностранных инвестиций далеко, как до Луны. Здесь неуместны  ссылки на  зарубежный опыт, где за океаном в богатой  североамериканской стране  относительно депрессивным территориям  предоставляются льготы для создания новых рабочих мест  преимущественно для малого и среднего бизнеса,  что более выгодно, чем платить  государственные пособия по безработице.

 

Но зачем сравнивать с США, когда имеются более близкие и знакомые аналогии. Механизм создания  СЭЗ по-украински  напоминает заповедники коммунизма из  недалекого прошлого, когда энергичный руководитель добивался  льгот для создания образцово-показательного  колхоза или завода в социалистическом окружении. В нынешней обстановки власть по сути раздает индульгенции  депрессивным районам за счет находящихся не в лучших условиях товаропроизводителей всей страны. Только в отличие от средневековья, где индульгенция рассматривалась как  грамота об <отпущении грехов>, украинский вариант предусматривает отпущение  долгов  только  избранным или социально опасным для  правительственного благополучия  территорий. Не проще ли вместо имитации  создания СЭЗ по-украински, компрометирующих страну на внешнем рынке, разработать правительственную концепцию создания  одной единственной  зоны  здравого смысла в налогообложении  для всех  товаропроизводителей, включая малый и средний бизнес?

 

Создание  многочисленных <точечных> налоговых льгот в слабом государстве может привести к утрате контроля  со стороны исполнительной власти. Как свидетельствует зарубежный опыт, налоговые  преференции  зачастую оказываются под контролем  криминальных группировок. Не случайно, западные аналитики оценивают <государственные> СЭЗ по-украински, без свободы для предпринимательской деятельности, как пугало для зарубежных инвесторов. Свободные зоны не совместимы с бизнесом на государственных ресурсах, обеспечивающих  высокую  норму прибыли.

 

В условиях глобализации мировая экономика предъявляет новые требования к региональным условиям хозяйствования, где налоговые льготы перестали быть доминирующим фактором.

 

Закончилась имитацией  попытка внедрения в Украине трансграничного сотрудничества, основанного на принципах европейского регионализма. При отсутствии реальных прав местного самоуправления, пограничным регионам с исключительно низким  экспортным потенциалом и нерешенными  социально-экономическими проблемами  присваивался статус <еврорегионов>, игнорируя  подписанную Украиной как членом Совета Европы <Декларацию о европейском регионализме>, в которой заложены принципы субсидиарности (делегирование полномочий по вертикали снизу вверх) и экономической свободы  местных общин. Созданные с сопредельными европейскими государствами  еврорегионы  <Буг>, <Карпаты>, <Нижний Дунай> и  <Верхний Прут> не привели к  ожидаемому расширению трансграничного экономического сотрудничества. Еврорегионы  не имеют консолидированных бюджетов и не способны вести самостоятельную политику по созданию рыночной инфраструктуры на местном уровне.

 

Характерным примером  имитации трансграничного сотрудничества  может служить  межгосударственное  соглашение  о еврорегионе <Нижний Дунай>. Совершенно разные  региональные задачи стоят  перед Украиной, Молдовой и Румынией. Украина должна прежде всего решить проблему интеграции Придунавья (Буджака) в коммуникационное пространство государства.  Стало очевидным, что Молдова не располагает капиталом  для строительства  нового порта на Дунае. Вряд ли в этом  есть экономическая целесообразность, когда  изменилось в целом  транспортное положение  Нижнего Дуная, где падает грузооборот не только украинских, но и румынских  портов. После ввода  в эксплуатацию  канала Чернавода - Черное море, порт Констанца  стал морскими воротами  Дуная. Благодаря реализации  долгосрочной  программы  создания транспортной инфраструктуры, Румыния  обеспечила  себе место лидера транзитных перевозок в Юго-Восточной Европе.

 

Для Украины соглашение о еврорегионе связано прежде всего с перспективами развития порта Рени, мощности которого используются на 20-30 %. Порт может стать  основными морскими и речными воротами  для перевозок  внешнеторговых  грузов Молдовы, а также транзита грузов из России. В настоящее время украинские порты  на Дунае обрабатывают  9 млн. т.  грузов, из них только 2,7 млн. т.  транзитных.  Имеются проектные предложения  по строительству  железной дороги  Измаил - Рени и  строительству  паромной переправы  через Дунай Орловка - Исакча (Румыния). Строительство железной дороги  потребует  капиталовложений в сотни миллионов долларов и необходимость  реконструкции существующего пути Одесса - Измаил. В свою очередь этот проект  должен быть увязан с созданием коммуникационной оси столица государства - главные морские ворота  в направлении Киев - Одесса/Южный/Ильичевск - Измаил - Рени.

 

За последнее десятилетие Украина  утратила функции главного коммуникационного узла на Нижнем Дунае, уступив лидерство соседней Румынии. Вызывает особую тревогу, что транспортный коридор <из варягов в греки>  и черноморский кольцевой  обходят  стороной  крупнейшие  украинские порты на Черном море и Дунае, на которые приходится  70 % грузооборота  страны. Основной маршрут в Юго-Восточной Европе проходит через Будапешт и Кишинев  в обход Украинского Придунавья. В этой связи  участие Украины в создании очередной <мыльной>  свободной экономической зоны  на границе  с Молдовой и Румынией  будет иметь катастрофические последствия для портов Рени и Измаил. 

 

Имитация открытой экономики отрицательно сказалась на геоэкономической трансформации отдельных регионов. В постсоветском пространстве возникла парадоксальная тенденция. Западные и приморские  территории, наиболее близко расположенные к Объединенной Европе, оказался  среди  наиболее депрессивных районов России и Украины. В России к ним относится,  прежде всего,  Калининградская область, а также Псковская, Смоленская и Брянская области; в Украине - Закарпатская, Черновицкая области и юг Одесской (Придунавье) и автономная республика Крым. Обращает на  себя внимание, что речь идет не просто о территориально-административных единицах, а об исторических областях с относительно небольшим  сроком  пребывания как в геополитическом  пространстве России (бывшая Восточная Пруссия), так и Украины (Крым, Закарпатье, Северная Буковина и Южная Бессарабия или Буджак). Здесь  были расположены  крупные транспортные узлы Советского Союза - закарпатский железнодорожный и автомобильный, дунайские и крымские порты, международный аэропорт.  В свою очередь эти исторические области представляют  собой  геоэкономические <острова>, отделенные от остальной территории страны политическими границами (суверенной Литвой) и  естественными преградами  - Карпатами, Сивашем и Днестровским лиманом.

 

Особенно это касается геоэкономических <островов>, слабо увязанных с  коммуникационным каркасом Украины (Крым, Закарпатье, Буджак и др.). <Местечковый> подход к региональному развитию,  попытка свести   проблемы территорий к имитации простых  экономических решений (свободная экономическая зона, программа  реструктуризации  хозяйства и другие) без государственной  стратегии  реального <вхождения>  этих территорий в формирующееся коммуникационное пространство Украины может со временем  привести  к социальным  потрясениям. Это  уже проявляется в высокой степени криминализации, безработицы и реального снижения  качества и уровня  жизни, который в недавнем прошлом был значительно выше среднесоюзного. При  длительной отсутствие реальной государственной стратегии  регионального развития  местные экономические требования могут перерасти в политические.

 

Особенно наглядно противоречивые тенденции геоэкономической  трансформации иллюстрируются ни примере  Крыма. После  провозглашения украинской независимости  здесь большие  надежды возлагались на перспективы развития открытой экономики. Казалось бы, для этого были созданы  определенные предпосылки. С приобретением территориальной автономии повысился политико-административный статус Крыма и расширились возможности принятия решений. Широкое распространение получили намерения по созданию свободных и <экспериментальных территориально-режимных> экономических зон,  региональные концепции и программы социально-экономического развития, разработанные с участием ученых Киева, Москвы и Одессы. Особые надежды возлагались на  демократически  избранного  местного президента, приглашенных во власть московских <варягов> и на  неформальные  межличностные связи с действующим президентом Украины. Увы, Крым так и не стал Островом процветания и благоденствия. Крупномасштабная имитация  современных форм  мирохозяйственной интеграции создала реальные  предпосылки для превращения Крыма в зону стопроцентного риска для зарубежного капитала и криминализации отечественного. Как нам представляется, в Крыму  утрачено то, что  невозможно  сиюминутно воспроизвести. Но что именно?

 

Остров Крым, отколовшись от геополитического  монолита советской империи и де-юре став территорией  Украины, де-факто продолжает  дрейф с неопределенным курсом. Здесь отсутствуют  геостратегические  ориентиры  - технология  реализации  региональных приоритетов в изменившемся  многомерном  коммуникационном пространстве.

 

На протяжении  тысячелетий главной экономической функцией  Крыма  в многомерном коммуникационном пространстве  Евразии была свободная  торговля. За двухсотлетнее вхождение полуострова в российское геополитическое пространство этот коммуникационный узел был разрушен, а Крым превращен в военно-морской форпост империи. Именно тогда наступил <звездный час> Одессы, где  создание  преференциального режима (порто-франко) в контексте  изменившейся геополитической  обстановки в Евразии способствовали формированию нового  центра  черноморской торговли Российской империи.

 

Во всесоюзной специализации  Крым  выделялся  курортно-рекреационным хозяйством, как главная  южная военно-морская  база и часть военно-промышленного комплекса. С падением <железного занавеса> Крым оказался не только в другом государстве, но и возвратился  после двухсотлетнего  <затворничества> на северную  периферию средиземноморского геоэкономического пространства,  где его хозяйство оказалось неконкурентоспособным, а исторические  функции транзитной торговли  утрачены. Индустрия отдыха и экология  требуют огромных инвестиций, которыми в обозримом будущем Украина не располагает.

 

С начала 90-х годов  распространение  получила  идея возрождения  Крыма на основе  открытой экономики и мирохозяйственной интеграции. Несмотря на декларируемый курс незначительна численность предприятий с иностранными инвестициями, большинство из  которых не осуществляют производственную деятельность. Исключительно низка доля местных товаров в украинском экспорте.  Если по численности  населения Крым (с Севастополем ) занимает  8 место, то по экспорту  - 18 место в стране. Крым не только  утрачивает внешнеэкономические позиции, но и входит в число аутсайдеров  открытой экономики, наряду с Закарпатьем,  Волынской, Черновицкой и Кировоградской областями.

 

Курс на открытую  экономику  особенно проявился в многочисленных намерениях по созданию  свободных экономических зон (Севастополь, Керчь, Черноморское, Ялта, Феодосия и другие города). Широко разрекламированная в средствах массовой  информации первая в Украине  свободная экономическая зона <Сиваш>, в действительности таковой не является.

 

Местная власть связывает  перспективы развития Крыма  с курортно-рекреационным хозяйством, нефтегазодобычей, агропромышленным комплексом и использованием  транспортных функций местных портов и аэродромов. Численность ежегодно отдыхающих в Крыму сократилась  за последние  двадцать лет в два раза и составила в 2000 году 4 млн. человек. В ближайшем будущем нереально довести  число отдыхающих до достигнутого  в прошлом  уровня, что обусловлено  рядом причин. Во-первых, в условиях открытости Крым не может составить конкуренцию  средиземноморским курортам, предлагающим  более высокий сервис услуг за умеренную цену. Во-вторых, кризис в экономике  постсоветских стран не позволяет надеяться  на восстановление  прежнего уровня  жизни трудящихся. В-третьих, вырастает новое  поколение  отдыхающих без ностальгии по крымским пейзажам, ориентированных на другие  курорты с достопримечательностями  мирового уровня. В четвертых, Россия приняла  меры по поддержке отечественных курортов и ограничению  вывоза  за границу бюджетных средств на оздоровление трудящихся.

 

Возможности для благоприятного инвестиционного климата  в Крыму ограничены наряду с  политическими и экономическими факторами последствиями экологической катастрофы. Во второй  половине ХХ века Крым стал наглядным  воплощением социалистического лозунга: <Мы не можем  ждать милостей от природы, взять их у неё - наша задача>. Здесь был создан  своеобразный  микрокосмос  <преобразований> природы.

 

Местные запасы подземной питьевой воды тысячелетиями являлись стратегическими для  жизнеобеспечения населения. В настоящее время  из-за  превышения установленных  норм  водоотбора, подземные  запасы вод резко  сократились. Происходит  подпитка  морскими водами  сарматских горизонтов, куда также осуществляется сброс хозяйственных стоков. Дефицит водных ресурсов является лимитирующим  фактором  развития  хозяйства Крыма, а в засушливые годы  создает угрозу  эпидемий.

 

Как известно, Крым обладает, наряду с курортно-рекреационными, минерально-сырьевыми  (химическими) ресурсами Сиваша. Однако в результате  сброса  дренажных вод зоны орошения Северо-Крымского канала под угрозой  исчезновения  оказалась уникальная природная  <фабрика>, где солнце и морская  вода  воспроизводят  ценное  сырье -  насыщенную солями  рапу. В результате  химическая промышленность, способная уничтожить любую среду обитания, с 80-х годов стала искать защиту ... от природоохранного ведомства - Министерства  водного хозяйства. В свою очередь, химическая промышленность  использовала Сиваш как сырьевую базу  и как место захоронения  производственных отходов. Основным фактором  размещения крупного производственного объединения <Титан> и анилинокрасочного завода, работающих на привозном сырье, явилась возможность  создания шламохранилища и использование Сиваша как накопителя  промышленных стоков.

 

Необходимо осознать факт экологической  катастрофы, которой способствовала депортация местных народов, адаптированных к крымским  ландшафтам. Мигранты принесли  другую  культуру земледелия, что в сочетании с чрезмерным  развитием  промышленности, особенно химической, привело к дефициту пресной воды, засолению почв, антропогенному  загрязнению. Крымская природа больна и требует не очередного хирургического вмешательства, а длительной и осмысленной  терапии. От этого  будет зависеть и будущее курортно-рекреационного  хозяйства, которое в условиях открытого общества  и отсутствия современной инфраструктуры индустрии отдыха  оказалась  неконкурентоспособным в Средиземноморье.

 

Украина в обозримом будущем не сможет обеспечить  функционирование сложной и рукотворной  природно-технической системы, каковой является    Южный берег Крыма. Те огромные  финансовые затраты, выделявшиеся  богатой империей на поддержание гармонии   между  деятельностью человека и уникальным южнобережными ландшафтами,  непосильны  экономически слабому государству.  Южный берег Крыма по аналогии с  Черноморским пароходством терпит бедствие.  При отсутствии  реальных капиталов с каждым годом   усиливаться роль природно-стихийного фактора (оползни, разрушение  дорог, берегов и  пляжей,  дефицит питьевой воды, гибель архитектурных памятников и  уникальной  флоры).

 

Сегодня понятны чувства российского патриотизма по отношению к  Крыму и Севастополю, его героическим  защитникам. Но приобретя Крым, Россия на протяжении  двух  веков упорно шла к его утрате. Страна интенсивной исторической жизни была изъята из средиземноморского культурно-исторического пространства. Полуостров  на долгие годы превратился  в глухую провинцию и военно-морскую крепость на южных рубежах империи. Проблема Севастополя берет отсчет с падения  Порт-Артура, ознаменовавшего начало распада Российской империи. В конце ХХ века  долгая дорога  русских и украинцев к черноморским  рубежам, за которую  заплачено дорогой ценой,  закончилась утратой  геополитических и геоэкономических позиций славянского мира в Черноморье.

 

На рубеже веков Крым может стать  полигоном  испытания  украинской государственности. Угрозу стабильности  создает экономически слабое государство. Поэтому  центробежные тенденции можно  предотвратить  не политическими и крайне националистическими лозунгами, а созданием  в государстве достойного  человека качества жизни. С <возвращением> Крыма в средиземноморское  пространство, его конкурентоспособность  возможна не через имитацию открытой экономики, а путем реального возрождения  евразийского коммуникационного узла свободной торговли с преференциальным режимом  на геоэкономических осях Север - Юг и Запад - Восток.

 

В Украине снизился  профессиональный уровень  региональных проектов, ориентированных, как правило,  на создание политического <капитала> местной власти, выполнение <предуказаний сверху> и приватизации  ученых степеней и званий.  На разработку региональных программ израсходованы значительные средства  из государственного и местных бюджетов. В их основу  положены  уже несуществующие  методики социалистического <устойчивого> планирования (от достигнутого  уровня)  и низкий уровень научного руководства. Складывается впечатление, что они  разрабатывались на другой планете, где контакт с  Землей  в последнее десятилетие отсутствовал. Лишь низкий профессионализм власти в области открытой экономики  внушает оптимизм, что эти проекты не будут  реализованы.

 

Посильный вклад  в создавшееся  положение внесла  отечественная экономическая наука. Она оказалась  неспособной обеспечить  достойный уровень региональных программ социально-экономического развития. Возможно, кому-то эти  <издержки>  науки покажутся незначительными. Но именно с имитации научно-исследовательской  деятельности, <мыльного> проекта, необоснованного прогноза  или тенденции  развития начинают материализоваться  <результаты>  в виде спада производства, огромных убытков, неблагоприятного инвестиционного климата, реального падения  уровня и качества жизни.

 

***

Почему Украина стала страной упущенных возможностей?   <Троянский конь> становления государственности был заложен с первых дней независимости. Вместо того чтобы учиться думать и  увидеть то, что есть на самом деле, в основу строительства государства были положены мифы, большинство  которых  сводились к поиску  простых решений. Самым  невостребованным  и дефицитным ресурсом  в Украине  является  бескорыстный  патриотизм, самоотверженный труд  и другие источники  человеческой энергии, без которых невозможна  любая  социальная система.

 

Дефицит доверия к власти может быть преодолен  только через демифологизацию сознания, через восхождение  к самоценности личности, переориентацию  с иждивенческих настроений  на собственные силы и возможности. Необходимо формирование  среднего класса собственника, обладающего экономическим достоинством, и повышение качества  жизни. Для этого  требуется реализовать первоочередные задачи  будущей  власти - объявить бизнес на государственных ресурсах  преступным и создать  правовую форму для деловой активности народа.

 

Утрата морской мощи

 

Советский Союз являлся крупнейшей морской державой. Здесь были созданы мощный океанский ракетно-ядерный, торговый, рыболовный и научно-исследовательский     флоты. Осуществлялось строительство  новых портов, расширялись внешнеторговые морские связи.   Флот  обслуживал  гигантскую  закрытую  затратную экономику, являясь составной частью  морской мощи страныНе случайно, многие   пассажирских и других  суда создавались  как многофункциональные,  ориентированные на использование  в мирное  и в военное время. Так, например,  была создана серия  пассажирских судов - автопаромов, в проекте которой  приоритет отдавался не  круизным целям, а функциям  большого  десантного судна.

 

Изменения международно-правового  режима в Мировом океане, особенно во второй половине 70-х годов - введение большинством приморских  государств рыболовных и экономических 200 мильных зон  - усилили регионализм в развитии морского хозяйства. Приоритетными стали  проблемы  освоения природных ресурсов в пределах  национальных территориальных вод, континентального  шельфа и  экономической зоны. Особенно это  актуальным было в связи с  возросшими потребностями  страны в топливно-энергетических ресурсах и  дефицитом  пищевой продукции.

 

Расширение  внешнеторговых связей  и быстрый рост  морских перевозок способствовали  размещению в  береговой зоне  морей производств, ориентированных на экспортно-импортное  сырье. К морским побережьям  начали тяготеть  не только предприятия  морского  хозяйства (судостроение, рыбная промышленность), но и химическая промышленность (транспортно-химические комплексы в   Одессе и Вентспилсе), цветная металлургия (Николаевский припортовый  глиноземный завод) и другие  отрасли. Социалистическая экономическая интеграция также благоприятствовала  формированию  международных портово-промышленных комплексов. Значительные капитальные вложения направлялись на улучшение  инфраструктуры, создание глубоководных портов (Южный, Новоталлинский, Восточный), улучшение связей  портов с хинтерландом (строительство и реконструкция железных дорог, трубопроводов, паромных линий). Высокими темпами развивалось  приморское рекреационное хозяйство  и туризм.

 

В результате  усилилась  промышленная, демографическая, рекреационная притягательность морских побережий, увеличилось антропогенное  воздействие на морские  экосистемы. Возросла роль  приморских  территорий и портовых центров в международном разделении труда, хозяйственном освоении природных  ресурсов морей и океанов.

 

В геополитическом коде государства  морская мощь  являются одним из стратегических ресурсов экономического  развития. Морская держава  имеет неоспоримые  преимущества для активного  участия в международном разделении  труда.  Однако в концепциях государственного строительства  России,  и особенно  Украины уделяется недостаточное внимание сохранению морской мощи. Доминируют  крайние подходы  от отрицания в необходимости сохранения доставшегося морского  <наследия> до реального снижения государственного уровня управления  морскими  отраслями. В условиях открытости к внешнему миру  это привело к необратимым негативным  последствиям.

 

Морское  хозяйство - группа взаимосвязанных отраслей и производств,  обеспечивающих  контактные и ресурсные  функции (внешнюю торговлю,  эксплуатацию  природных ресурсов,  судостроение, туризм и др.);  с социально-производственной  инфраструктурой, расположенной преимущественно в береговой зоне морей.  Независимой Украине <досталась> треть морского хозяйства  Советского Союза,  включая  морские порты, торговый и рыболовный  флоты,  судостроение и курортно-рекреационное хозяйство. Геоэкономическое положение Причерноморья  на пересечении евразийских коммуникаций  из века в век определяло  специализацию  региона в международном разделении труда. Здесь были созданы  крупнейшие в Восточной Европе и Черноморье  портово-промышленные комплексы, обеспечивающие  значительную  часть  внешней торговли Советского Союза.

 

В отличие от Российской Федерации  геоэкономическая модель  независимой Украины имеет  принципиальные отличия. Если в России  отрытая экономика представлена  в первую очередь  экспортом энергетических ресурсов,  то в Украине -  экспортом транспортных услуг, приносящим  значительные поступления валюты в государственный бюджет.  Поэтому, не случайно,  транзитные нефтяные и газовые  магистрали и  торговый флот  стали ареной острой  борьбы различный корпоративных групп.

 

В Украине морской торговый флот стал своеобразным  отечественным <Титаником>,  первым подвергнувшимся разрушительным  воздействиям от столкновения с айсбергом  профессиональной некомпетентности, корпоративных и личных интересов.   Фактически погибла одна из крупнейших  мировых судоходных компаний - Черноморское пароходство. Ныне торговый флот  Украины перевозит  в два раза меньше грузов, чем  тридцать лет назад. Потеряно большинство международных судоходных линий, а в грузоперевозках  доминируют иностранные  фрахтователи.  Почти полностью прекратились  перевозки  транспортным пассажирским флотом, вытесненным с  международных круизных  линий.  Флот  стареет и практически не  пополняется  новыми судами.

 

Большую конкуренцию  для транзитных грузов составляет  румынский порт  Констанца, где удалось создать относительно благоприятный  преференциальный режим и современную  производственную инфраструктуру. Проявляется устойчивая тенденция  утраты транзитных функций украинских портов   за счет российских грузов,  составлявших ранее  половину грузооборота. Таможенные  и пограничные барьеры,  увеличение портовых сборов и повышение железнодорожных тарифов  снизили привлекательность  Украины для транзитных грузов.  В целом сузился хинтерланд и  форланд  торговых портов.

 

Перспективной  формой организации морского хозяйства являются  портово-промышленные комплексы (ППК),  способствующие  уменьшению  издержек производства  за счет  создания единой инфраструктуры и взаимообусловленного  сочетания портов  и ориентированной на экспорт или импорт промышленности  на стыке разных видов транспорта. В современных условиях  эффективность  ППК обусловлена  сочетанием преимуществ трасмодальных коридоров и преференциального режима для ускорения оборачиваемости торгового, промышленного и финансового капитала в приморских коммуникационных узлах. Однако пока не удается  в полной мере реализовать  эту форму  организации морского хозяйства.

 

Криминальная экономика

Западная Европа до распада СССР имела  самые надежные тылы  с  советского Востока против нелегальной миграции,  транспортировки наркотиков и терроризма, при этом не неся ни каких материальных затрат  на советском направлении. Теперь Запад лишился этих тылов и получил  дополнительно мигрантов, мафиозные группировки и нищающие государства.  В Европе на Балканах  возник  собственный <треугольник> наркобизнеса, проституции и терроризма. Эта  неожиданная <пиррова победа>  можем дорого обойтись Западу в очередной мировой войне - борьбе с терроризмом и нищетой.  В <сейсмически> неустойчивом постсоветском пространстве образовались многочисленные  <острова> криминальной экономики. Их образование обусловлено как внутренними, так и внешними факторами, например, событиями на Балканах и Кавказе.

 

В результате необъявленной геоэкономической войны на Балканах  образовалась так называемая <серая зона> или глубокая экономическая периферия в Юго-Восточной Европе, включая Болгарию, Румынию, Молдову и Украину. Здесь с одной стороны ослабло экономическое  присутствие России,  а с другой в результате введенного эмбарго против Югославии,  прекратились внешнеторговые связи с самой крупной  региональной державой на Балканах.

 

В Приднестровской республике,  где  после военного конфликта 1992 года,  удается сохранить мир, неопределенный политический статус отрицательно сказывается  на привлечении  инвестиций в  регион и  экономическую жизнь сопредельных территорий  Украины и Молдавии, где процветает контрабанда. Падение уровня жизни и  неопределенное будущее  создает  социально-психологический дискомфорт, ведущий к депопуляции населения. Численность населения региона в 90-е годы сократилась на 80 тысяч или 12%.  Естественное движение населения  характеризуется  резким сокращением рождаемости и стабильно  высокими показателями  смертности, в том числе младенческой. Половозрастная структура населения  аналогична  традиционно послевоенному типу,  характеризуется  сокращением лиц  в трудоспособном возрасте и увеличением доли пенсионеров.  В регионе отмечается  дефицит  высококвалифицированных  специалистов и высокий уровень скрытой безработицы. Сложившиеся  геодемографические  тенденции  деформируют  сложившуюся  систему расселения и не способствуют  её эффективному развитию.

 

Экономический кризис, этнонациональные и этноконфессиональные конфликты превратили Кавказ в  зону криминальной экономики. Советская власть не смогла вытравить <восточный> дух рыночных отношений в  горских республиках.  Бурное развитие здесь традиционно имеют деловые отношения, основанные  на местных обычаях, а не на европейском праве. Было бы наивно ожидать скорого торжества  свободного предпринимательства,  характерного для гражданского общества.

 

Нестабильная этнополитическая обстановка на Северном Кавказе объясняется  не только  последствиями советских репрессий и депортации  народов,  произвольным изменением административных границ, созданием искусственных (неродственных) автономий, но и крупномасштабной теневой экономикой. Произошла своеобразная специализация  горских автономий на различных видах  теневого  бизнеса. Дагестан  специализируется на незаконной добычи, переработки и торговли  <даров Каспия> (осетровых и черной икры),  Северная Осетия - на нелегальном производстве и сбыте  водки. В Ингушетии за счет государственных преференций  не только строилась новая столица Магас, но и была создана <налоговая  дыра> в федеральном бюджете, оффшор по-российски. Чечня стала крупнейшей криминогенной зоной  Российской Федерации по торговле оружием, наркотиков,  краденных нефти и автомобилей, похищения людей.

 

Легитимизация национальных движений сопровождается их криминализацией. Россия, оказавшая неспособной решить политическим путем чеченскую проблему, вынуждена  не обращать внимание на теневую экономику и коррупцию в  других национальных (мусульманских) субъектах федерации.  Это в будущем может привести к новым социальным потрясениям на этнонациональной почве. Если  все субъекты Северного Кавказа стали  дотационными территориями, то  большинство  национальных автономий  объявлено  депрессивными, получающими дополнительную финансовую поддержку из  федерального бюджета. В результате, возникли расхождения между статистическим и реальным уровнем жизни населения,  а также   дифференциация  в доходах простого населения и коррумпированной элиты. Самые <бедные> республики иногда демонстрируют  высокую покупательную способность,  наличие  высокого оборота долларов и  большого количества автомобилей на душу населения.

 

Во время <полицейских акций> в Чечне российская власть  закрывает глаза на коррупцию  местных элит   в субъектах  федерации на Северном Кавказе за их лояльность Кремлю. Поэтому  вполне объяснима  цепная реакция  дестабилизации обстановки в Дагестане  и других  автономных республиках. За Северным Кавказом может последовать Поволжье.

 

Безработица на Кавказе провоцирует  теневую и криминальную  экономику вплоть до торговли наркотиками и оружием, кражей людей  в целях получения выкупа. Безработные составляют костяк <передовых отрядов> в межнациональных и  межконфессиональных конфликтах.

 

За исключением новых независимых государств Балтии и Белоруссии,  рыночный фундаментализм породил  крупномасштабную криминальную экономику Хартленда. Бывшие союзные республики  критикуют СНГ, однако никто из него не вышел.  Возможно, что под политическим прикрытием неудачной интеграции, образовалась другая - теневая,  более эффективная.

 


 Назад Далее

 

 


 

«Геополитика сверхдержав»

Америка. Утомлённая супердержава Падение и взлет китайского Дракона Имперская геополитика. Великий час мировых империй Путь к процветанию государства

 


Воспоминания
Ландшафты памяти
Ландшафты путешествий. Города и страны
Ландшафты поэзии, музыки и живописи


Избранные статьи и посты
ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ПРОСТОРАМ РОДИНЫ ЧУДЕСНОЙ
Шейх Заид. Самая выдающаяся исламская личность


Павел Флоренский. Русский Леонардо да Винчи
Максим Горький. Писатель, купленный любовью народа
Иван Бунин. Певец пограничья природы
Анна Ахматова. Парящая в небесах
Николай Гумилев. Конкистадор истоков человеческой природы 
Николай Заболоцкий. Поэт философской лирики


Бесподобная Элеонора. Королева мужских сердец
Анна Вырубова. Фрейлина, монахиня, оклеветанная
Трафальгарская Венера. Символ красоты и силы духа
Париж. Лувр. Гимн обворожительным женщинам


Трансильвания. Замок Дракулы. Вампирский бренд Румынии
Где присуждают и вручают Нобелевские премии
Олимпийские игры. От Древней Греции до Сочи
Гибель мировой секретной империи
Великий час кораблей пустыни
Неугасающий ослепительный блеск Венеции
Карибы. Святой Мартин. Остров двух господ