logo
Институт геополитики профессора Дергачева
Сетевой проект
Аналитический и образовательный портал
«Пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет». Мартин Хайдеггер

Геополитика. Русская энциклопедия

Интернет-журнал

Геополитика. Русская энциклопедия

Геополитика. Русская энциклопедия

Предисловие

Часть первая. Введение в цивилизационную геополитику (геофилософию)
Глава 1. Интеллектуальные истоки
Глава 2. Философия пространства
Глава 3. Покорители пространства

Часть вторая. Мировые цивилизацииx
Глава 4. "Мир равноразных миров"
Глава 5. Вечное настоящее Древней Греции
Глава 6. Великий китайский порядок
Глава 7. Западная цивилизация
Глава 8. Притяжение Европой
Глава 9. Исламская цивилизация
Глава 10. Цивилизационные вызовы

Часть третья. Расколотая цивилизация
Глава 11. "Страна вечной беременности"
Глава 12. Политическая трансформация
Глава 13. Социальная трансформация

Часть четвертая. Евразийские рубежи вражды и мира
Глава 14. Евразийская геополитика
Глава 15. Расцвет и гибель империй
Глава 16. "Пороховая бочка" Европы
Глава 17. Крымский микрокосмос
Глава 18. "Солнечное сплетение" Евразии
Глава 19. От Каспия до Афганистана
Глава 20. Когда власть взывает К Богам

Часть пятая. Геостратегия
Глава 21. Каким будет мировой порядок?
Глава 22. Пути войны и мира
Послесловие
Использованная литература
Рекомендуемая литература
Избранные мысли
Основные понятия цивилизационной геополитики




   
   
   
Союз образовательных сайтов    
Яндекс цитирования    
Рейтинг@Mail.ru    
   



Лекции Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи


Обсудить статью в дискуссионном клубе

Владимир Дергачев. Цивилизационная геополитика (Геофилософия)
Междисциплинарный учебник для вузов. Киев: ВИРА-Р, 2004. - 672 с.


Глава 12. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ

 «Демократия - это полное уравнивание денег и политической власти»

Освальд Шпенглер

 

В конце ХХ века в России появились издания по «новой хронологии» истории, «омолодившей»  многие события прошлого на сотни лет. Знаменитые  египетские пирамиды оказались  построенными в XVI веке русско-татарской ордой в память  о великой монгольской империи. Киевский князь Ярослав Мудрый  одновременно являлся лихим атаманом и  ханом Батыем, а Куликовская битва  состоялась в другом месте, где ныне расположен центр Москвы и т.д. «Новая хронология», написанная академиком-математиком А.Т.Фоменко и его учениками, вызвала жесткое неприятие со стороны  многих профессиональных историков. Возникший «феномен» объясняют  смутными временами и  нездоровым рыночным  спросом. 

При советской власти в гуманитарной науке было столько лжи, а за жизнь  одного поколения  история так часто переписывалась,  что появление «новой хронологии» является неизбежной реакцией. Остается спорной  датировка многих  исторических событий. И проще в очередной раз объявить «новую хронологию»  антинаукой и чудовищной  бессмыслицей, а их авторов в отсутствии патриотизма, труднее написать  труд, сохраняющий качество научной информации и привлекательность для читателя.

Интерпретировать то или иное событие по горячим следам или спустя столетия исключительно трудно из-за аберрации  близости или удаленности. Время может сделать из злодея святого и наоборот. В зависимости от типа связанности многомерного пространства (например, геополитического или этического) формируется тот или иной образ. В памяти потомков сохранился образ кроткого и ласкового киевского князя  Владимира Святого, крестившего Киевскую Русь. Князь-бастард отличался особой жестокостью в междоусобной борьбе. «Собирание Русской земли»  сопровождалось убийствами и войнами. Князь отличался похотью и блудом, о чем говорит и история дочери полоцкого князя Рогнеды. Имел сотни наложниц  и как пишет летописец «был несыт блуда, приводя к себе  мужски жен и девиц растляя:» Вот вам и Красное Солнышко.

Очевидно,  через столетия по сохранившейся  фрагментарной информации  историки сделают сенсационное открытие о политической трансформации на рубеже  второго и третьего  тысячелетия.  Мировые центры демократии будут обнаружены в Москве, Киеве, Южном Кавказе и Центральной Азии. Здесь выявится концентрация «последних оплотов» демократии, превратившихся в таковых из предводителей коммунистических ячеек. Хотя с учетом реальной социальной стратификации большинство из них было ближе к средневековым «султанам», чем к современным западным президентам.

Как часто в реальной действительности созидательная цель  ставится в  одном «поле», а  интегральный результат, нейтрализующий позитивные  намерения,  получается  на  энергетических рубежах  многомерного коммуникационного  пространства. Устремившиеся в расколотое геополитическое пространство   ценности европейской демократии начали «созидательную» работу по укреплению непотопляемого броненосца революции в образе  маргинальной элиты, обладающей низким уровнем общеобразовательной культуры. Если убрать заполонившие  информационное пространство  символы демократии, то можно констатировать, что Великая Октябрьская революция благодаря помощи Запада не затерялась в истории, а перешла в новую фазу возрождения.  Это вновь поставило на повестку дня актуальные вопросы. 

От кого зависит  благосостояние  народа?

Демократия, как отмечал французский мыслитель Алексис Токвиль (1805 - 1859), власть посредственности. Но тогда почему же на Западе "терпят" демократию? Исторически произошло разделение труда на лично свободных граждан, обладающих чувством экономического достоинства и власти, не мешающей развитию в человеке главных ценностей, которые дают семья и вера.

Главный "троянский конь" постсоветской модернизации - ностальгия о равенстве. Рабом быть проще, чем свободным. Свобода личности - тяжелый моральный груз и ответственность, измеряемые совестью. Алексис Токвиль писал: "И действительно, существует некое настойчивое и закономерное стремление человека к такому равенству, которое пробуждает в людях желание стать сильными и уважаемыми в обществе. Это страстное желание служит тому, что незначительные люди поднимаются до уровня великих. Однако в человеческих душах живет иногда и некое извращенное отношение к равенству, когда слабые желают низвести сильных до собственного уровня, и люди скорее готовы согласиться на равенство в рабстве, чем на неравенство в свободе".

Как стало очевидным, государственный суверенитет и национальное самоопределение, полученные в результате борьбы одной власти с другой, привели к обнищанию миллионов граждан. От кого же зависит благосостояние народа? Адам Смит (1723 - 1790) в своем главном труде "Исследование о природе и причинах богатства народов", известном как экономическая библия капитализма, ответил следующим образом: "Великие нации никогда не беднеют из-за расточительности и неблагоразумия частных лиц, но они нередко беднеют в результате расточительности и неблагоразумия государственной власти".

Элита (от фр. - лучшее, избранное) - это социальная группа привилегированного высшего слоя в обществе, концентрирующая те или иные ресурсы или лучших, осуществляющая функции управления, развития культуры и науки. Различается элита родовая (по крови) и элита достижений, соответственно, аристократия и меритократия (от греческого - заслуга, качество). Причиной возникновения элит считают природную одаренность составляющих их людей. Современный западный мир характеризуется приходом к власти нового поколения руководителей и модернизаторов. Аристократия уступает место меритократии. ХХ век показал, что благосостояние определяется не авторитарным или демократическим режимами, а профессионализмом власти, основанной на культуре, образовании и способности принимать правильные решения. Именно такая политическая интеллектуальная элита стояла во главе успешной модернизации в большинстве стран "экономического чуда". Вместе с тем, политика была и есть самой сложной и консервативной для творчества сферой деятельности.

При ускоренной смене курса с коммунизма на капитализм одним из несомненных «завоеваний»  стало широкое использование  в общественной жизни  понятия «элита». Правда, в славянском простонаречье  бытует   другое определение партии власти. Раньше термин «номенклатура»  означал  партийно-административную и  хозяйственную  верхушку  советского общества и не включал  в себя ученых, писателей, педагогов, журналистов и т.д.   Сиюминутное  рождение  «избранной» прослойки   постсоветского общества привела к тому, что на политической арене не стало  государственных деятелей. Той «верхушки» власти, о которой  Уинстон Черчилль (1874 - 1965) сказал: «Отличие государственного деятеля от политика в том, что политик ориентируется на следующие выборы, а государственный деятель - на следующее поколение».

В становлении западноевропейской  цивилизации велика роль  интеллектуальной элиты. Здесь союз  мыслительной деятельности  интеллигенции  и предпринимателей  пошел на пользу  капиталистического производства. В постсоветских странах  зарождение номенклатурного  капитализм  (с коррупцией и бизнесом на государственных ресурсах при высокой норме прибыли) не вызвало необходимости  союза с  интеллектуалами.  Это обусловлено историческими особенностями  трансформации партии власти.  

Почему во власть входят худшие?

У истоков  советской власти были пламенные революционеры, чья жизнь  - борьба и разрушение. Их трагедия заключалась в том, что они  отличались способностью разрушать, а не созидать  общественные устои. В тридцатые годы большинство профессиональных революционеров было репрессировано. В связи с теорией и практикой усиления классовой борьбы  при социализме знаком качества для партийных вождей стало пролетарское происхождение.  Хрущев - шахтерский сын, Брежнев - из  семьи рабочего-металлурга,  Черненко и Горбачев - крестьянские дети, Андропов, хотя и из семьи  служащего,  но трудовую деятельность начал рабочим.

Академик Владимир Вернадский (1863 - 1945)еще в 1941 г.  оставил запись в своем дневнике о правящей номенклатуре: «Крупные неудачи  нашей власти - результат  ослабления  её культурности: средний  уровень коммунистов - и морально, и интеллектуально - ниже  среднего уровня  беспартийных... Цвет нации заслонен дельцами и лакеями-карьеристами... В партии очень усилился элемент  воров... Реальные условия жизни  вызывают колоссальный приток всех воров...». Низкий уровень  мышления  лидеров страны остался одной из неразрешимых трагедий двадцатого века.

Фридрих фон Хайек (1899 - 1992) в книге-манифесте рыночников «Дорога к рабству» (1944) исследовал проблему,  почему к власти приходят худшие.  Приведем ответ  в изложении Карла Ясперса: «Тотальное планирование так влияет на отбор правящей элиты, что у власти оказываются люди, лишенные каких-либо выдающихся дарований.  Тотальная дисциплина требует  однообразия.  Его легче всего найти на низких уровнях нравственной и духовной жизни. Самый низкий общий знаменатель охватывает наибольшее число людей. Преимущество  отдается послушным и легковерным, чьи смутные представления легко могут  быть  изменены в должном направлении, чьи страсти легко могут быть возбуждены.  Легче всего сойтись  в ненависти и зависти... Непригодны в этих  условиях люди терпимые, относящиеся с уважением к другим  и к их мнениям,  духовно независимые: несгибаемые, способные отстаивать свои убеждения и перед начальством, те, кто обладает  гражданским мужеством...». Но, как свидетельствует история, именно такие "непригодные" высокообразованные личности становились реформаторами.

После Октябрьской революции появились следующие определения большевиков как «нравственные идиоты» Ивана Бунина или «нравственные уголовники»  Дмитрия Мережковского (1866 - 1941), предостерегавшего: «Одного  бойтесь  - рабства и худшего из всех рабств мещанства, ибо воцаривший раб  и есть хам...».

В книге М.С. Восленского «Номенклатура», вошедшей в сокровищницу современной политической мысли,  подчеркивается: «Главное в номенклатуре - власть. Не собственность, а власть.  Буржуазия - класс имущий, а потому господствующий. Номенклатура класс господствующий, а потому имущий.  Власти меняются,  одни её носители уходят, другие приходят, но главный  принцип - номенклатура неотчуждаема! - по прежнему  «вечно зеленеет». 

Номенклатурная  этика  в стране, построенной на неисчерпаемых людских резервах,  где самым дешевым товаром были люди, нетепима к ярким личностям и талантам.  Наши главные потери за годы советской власти  - снижение  пассионарности  общества (самопожертвования ради  бескорыстного патриотизма), упадок ментальности (духовности) и отчуждение  гражданина от собственности (крестьянина от земли). Человек, лишенный собственности, - это уравнительная рабская психология,  потеря экономического достоинства и основа  произвола власти  по отношению  к личности.  Но как бы не  складывались  отношения гражданина и государства,  по мнению  философа Эрнста Неизвестного авторитет  религиозной, государственной  и финансовой власти  защищал и  создавал цивилизации.  Но советская власть «впервые  в истории  встала на  сторону антикультуры, на сторону  посредственности против таланта,  лености против работоспособности, разрушения против созидания». День за днем - планомерно, буднично, рутинно  наиболее унизительным оскорблениям подвергались «именно те,  кто искренне,  бескомпромиссно и преданно  служил своему  призванию, и тем  самым обществу». В постсоветском обществе, сбросившем покров  коммунистической идеологии,  это делается  уже с неприкрытым цинизмом.

Как продемонстрировала  история Западной Европы, самым демократическим путем к власти могут придти  авторитарные вожди. В условиях  отсутствия социальной базы для  демократических выборов - критической массы граждан, обладающих экономическим достоинством (среднего класса),  на популистской волне политическая элита   может  быть представлена клептократией или по-славянски «элитой в законе» - физическими лицами, вошедшими во власть в поисках добычи.   Под понятием «физическое  лицо»  подразумевается деклассированный, люмпенизированный человек, который  всю жизнь, имитируя деловую активность, «пахал»  землю или космос,  собирал урожай с чужих  идей  или трудов на  производственной или научной нивах. При самых демократических выборах  в условиях  процветания популизма  такие  физические лица  входят во власть и начинают «пахать»  на политическом поле.

 В отличие от Западной Европы, где имеется печальный опыт  вхождения во власть  авторитарных вождей, люмпенизированные «пахари» представляют энергетику огромной разрушительной силы для социума. Им по наследству   достался реально низкий общеобразовательный уровень. В советских  школах  и вузах не учили уважать  права человека, самоценность личности. И, как результат,  мы имеем  критическую массу безграмотных политических деятелей.

Непотопляемый броненосец революции

«Наши людские резервы неисчерпаемы!»  Девиз товарища Сталина

 

Во время Второй мировой войны на одном из  океанских островов Полинезии  размещалась военно-воздушная база США. Закончилась война,  и американские летчики вернулись на родину.  Через  два десятилетия  на острове высадились ученые и увидели следующую картину.  На бывшем командно-диспетчерском пункте местный  племенной вождь отдает команды, аборигены  бегут по взлетной полосе  и  безуспешно пытаются взлететь,  размахивая руками.  Так и многие постсоветские  страны,  имитируя реформы,  не могут  подняться к светлому капиталистическому будущему. К этому можно добавить, что  жизнь уже  нескольких поколений прошла в «полетах» к обещанному раю.

Как стало очевидным,  государственный  суверенитет и национальное самоопределение  сами по себе не гарантируют  благосостояние  народа. Независимость, полученная  в результате борьбы одной власти с другой за счет обнищания миллионов граждан,  ведет к образованию еще одного государства шариковых. Только под другим флагом и выкорчевывания  одного  языка другим.  Может быть, штурманы  партии власти  сбились с  нового курса или  продолжают по инерции лететь  прежним  маршрутом,  имитируя взлет к капиталистическому раю? Совершенно очевидно, что  многолетний  переход к торжеству демократии и рынка, закончился  другим результатом, но чем именно, куда мы пришли?

В опубликованном автором  труде «Предпринимательская этика» (1993) отмечались  тенденции преемственности  новой  «демократической» и старой коммунистической власти. Российские ученые Вячеслав Иванов и Александр Панарин так же  обратили внимание на то, что русская революция, начавшаяся в начале ХХ века,  до сих пор не кончилась.  Как и французская революция, она растянулась на столетие со своим  термидором, сталинской  реставрацией русского национализма,  сменой террора и оттепели, бесконечными перестройками.

Постсоветское общество и экономика  идентифицируются преимущественно как переходные к правому демократическому обществу и свободному предпринимательству. Однако тенденции  развития в 90-е годы  позволяют в этом усомниться. Происходящее  можно  рассматривать как  продолжение Великой Октябрьской революции с  «братской»  западной помощью.  Для этого имеется ряд оснований.

В России и Украине не произошла  смена  элит. Наоборот,  старая укрепилась за счет  новых  социальных маргиналов. На поверхность общественной жизни  поднялась маргинальная прослойка общества,  которой нет необходимости  скрываться под личиной гегемона пролетариата, когда  есть возможность использовать  более широкий набор масок - «демократы», «олигархи». Святая, мудрая, умная, позолоченная «элита в законе» имитирует деловую, политическую и  интеллектуальную  активность. Она не способна зарабатывать  собственным трудом и умеет только паразитировать за счет  государственных  ресурсов (денег налогоплательщиков).

Пора честно признаться самим себе, что в результате попыток  очередной модернизации,  вместо «призрака коммунизма»  с западной помощью  укрепилось  хорошо известное у славянских народов   явление. К сожалению, наука пока не придумала   термин, определяющий  его наиболее объективно.  Хотя у  славян   давно сложилось простонародное представление о  «быдле» - людях,  бессловесно  служащих кому-нибудь ради  собственной выгоды. Слово это польского происхождения,  получило у восточных славян более широкое применение. Поэтому, можно сказать, что это и есть главная «европейская ценность»,  приобретенная на ближнем  Западе.  Быдло стало главным завоеванием Великой Октябрьской революции. Но если раньше Оно выступало от имени передового отряда рабочих (пролетариата),  то ныне  укрепилось во власти  путем демократических выборов и выступает от всего народа, объявив себя «элитой в законе». Характерные особенности  этой славянской субкультуры  заключаются в неприятии  свободы и достоинства личности,  примитивизации и упрощения  человеческих  ценностей. Вновь  воскрес непотопляемый  броненосец революции в образе «вестернизированной»  быдлократии, органически неспособной к восприятию  достижений  культуры. Продолжается  трагедия  советского социума,  где часто  задавался   некорректный вопрос - «о чем думает власть».  Быдло  органически неспособно на бескорыстный патриотизм и самопожертвование ради отчизны, а если и «думает», то другим местом  и о своих шкурных интересах.  

В постсоветском обществе  сформировался  союз православных большевиков и лжедемократов. Как  образно высказался  писатель Владимир Максимов: «В условиях бездуховности  набирает силу власть  мародеров». Не бандитов с большой дороги,  ставших сегодня, увы,  реальностью.  А внешне  благопристойных  граждан, каковыми  могут быть  представители политических и  деловых кругов, науки и других слоев общества. Они тихо и подло грабят  государство  и народ, присваивая  и приватизируя то, что им не должно принадлежать: власть и  должности,  заводы и колхозы,  ученые степени и звания, чужие мысли, автомобили, дачи и квартиры по остаточной стоимости. И самой большой бедой  для общества будет  время, когда   окончательно победит власть мародеров.  

В первых рядах строителей  светлого  капиталистического будущего  оказались наиболее стойкие  борцы за идеалы коммунизма. Сложилась  бессмертная общность  людей,  готовых  с одинаковым успехом  руководить строительством  любой общественной формации, находясь при штурвале власти.  «Демократическая» власть по аналогии с партийной номенклатурой  продолжает жить  в экономической зоне повышенного комфорта  и стопроцентной доступности к  бизнесу на государственных ресурсах и  зарубежных кредитах.

На «капиталистическом» рынке (по аналогии с социалистическим) самым дешевым товаром остается  человек (ранее бедный, а теперь нищий),  а самым распространенным товаром - дефицит совести и морали, а в материальной сфере - дефицит электроэнергии, средств на социальные программы. Дефицит колбасы сменился дефицитом  высоких энергий (чести, долга и совести). Сохранился элемент восточного деспотизма и командно-административной системы - раболепие (раб - холуй - хам). Наблюдается «дефицит» личностей, сочетающих  профессионализм с гражданской ответственностью, общеобразовательной культурой и  нравственностью. В  мутных потоках времени по образному определению   Ивана Бунина честь  унижена, а  низость  возвышена.

Несмотря на то, что партия власти   стала регулярно ходит в церковь,   она  живет по  правилам номенклатурной этики.  Корпоративная этика   современной партии власти, как и  советской номенклатуры,  основана на  круговой  поруке и вполне  прагматических представлениях  о собственной пользе и «шкурных интересах», а не на страхе и  идеологических мифах. Сама власть, как  отмечает российский  политолог Лев Тимофеев,   давно превратилась в рынок должностей и привилегий.    За вхождение во власть необходимо, как и раньше,  заплатить  холуйством и обязательствами  лояльности  ко всей корпорации.  За это каждый получает в свое распоряжение (приватизирует)  часть собственности или  «кусок»  на рынке (завод,  колхоз,  институт). Нарушение корпоративной  этики -  самое страшное  преступление по сравнению с казнокрадством, так как исключение из власти   грозит потерять право  «занять руководящее кресло» в будущем. Карьера многочисленных работников  административного аппарата,  среди  которых  и профессиональные  чиновники  в лучшем смысле слова,  часто зависит не от деловых качеств,  а от холуйства, способностей  «служить»  хозяину.

В борьбе за власть   используется   апробированная технология сталинского социализма, включая   поиск «врагов народа». Раньше для этого требовалось  объявить  кого-нибудь из «корешей» - товарищей по партии власти - шпионом нескольких иностранных разведок,  теперь процедура упростилась -  назначают  среди «провинившихся»  товарищей по партии власти главного бандита, «разворовавшего» страну.  Вина которого не в том, что он, проявив находчивость,  украл больше других, а его вина в том, что он возомнил себя самым умным и тем самым нарушил главный закон стаи - не высовываться. После смерти  Сталина участь  второго человека при «гениальном» злодее Лаврентия Берия была предрешена - он оказался самым умным  среди ничтожества.

Политическая «элита в законе» заинтересована в решениях  не вопросов  экономической стратегии, а текущих  тактических проблем сохранения власти, например, под лозунгом  социальной защиты  населения. Партия власти не может  жить без бедных и нищих. Поэтому в отличие от советского прошлого  произошло увеличение  числа  бедных и создана  большая прослойка нищих.

Дешевая  либеральная версия  рыночного фундаментализма   привела к  духовной и материальной катастрофе  и усилению радикального национализма, стремящегося законсервировать  советскую   модель власти в самой  уродливой форме. Ответом на этот вызов стал  и исламский фундаментализм на Кавказе.

Одна из причин деградации общества - в результате геноцида по отношению к  собственному народу в Советском Союзе  был разрушен генетический фонд нации и  уничтожена тонкая  интеллектуальная прослойка. За редким исключением создалась  система  воспроизводства  популяции за счет  худших - социальных маргиналов сверху и снизу.  Известный  российский генетик Владимир Эфроимсон отмечал  тенденцию интенсивного отбора, «по которому вверх  поднимались  прохвосты и мерзавцы». Октябрьская революция и Гражданская война физически уничтожили  значительную часть  аристократии,  интеллигенции и буржуазию. Наибольший удар пришелся по  разуму и совести нации,  предприимчивым людям и семье.  Вместе с тем, строительство социализма осуществлялось  на интеллектуальном стратегическом ресурсе   дореволюционной России. И в Великой Отечественной войне победил народ, воспитанный  не  «отцом народов», а  родителями, поколение которых  выросло на  ценностях семьи  и веры. 

Дети лейтенанта Смита

«Ветер предпринимательства  зарождается в самом низу. Если этого нет, ситуация безнадежна». Василий Леонтьев

Один из крупнейших западных  ученых, автор знаменитого труда по  истории  экономической мысли и профессор Гарвардского университета  Йозеф Шумпетер (1883-1950)  писал: «Быть предпринимателем - значит  вступить на тропу,  где кончается привычный порядок.  Тех, кто  может  пройти  по этой тропе,  гораздо меньше тех, кто, убоявшись препятствий,  остановится. Предпринимательские способности редкость. Ибо следовать  новому плану все равно, что строить  дорогу; руководствоваться привычным - идти по готовой  дороге. Разный не только  объем работы - работа качественно иная. Всяк знает, что  даже самое незначительное  действие в обыденной жизни требует напряжения духовных сил. Предприниматель же  находится  в постоянном напряжении... Он - революционер в экономике. Цель его жизни - получать наслаждение от труда».

Впервые в Советской России предпринимается попытка  возрождения предпринимательства  в 1921 году,  когда  Х съезд  РКП (б)  провозгласил новую экономическую политику. Это была вынужденная мера, так как  создалась реальная угроза коммунистической  власти  в результате  массового крестьянского восстания и Кронштадского мятежа. Партийное руководство страны  вынуждено было  отступить и  провозгласить  переход к новой  экономической политике. Это подтверждается  и ленинским высказыванием: «Величайшая ошибка думать,  что НЭП положил конец террору. Мы еще вернемся к террору и террору экономическому».

А пока дело сделано. В стране еще  не потеряны преемственность поколений и дух предпринимательства. Десятикратное сокращение армии, децентрализация  экономики (вместо 70 наркоматов осталось 10)  и другие меры  способствовали  высоким темпам прироста валовой  продукции промышленности. Они составили в 1926/27 гг. - 16,6 %, 1927/28 гг. - 26,3 %, 1928/29 гг. - 23,7 %.  В среднем в 1922-1928 гг.  ежегодный  прирост  сельскохозяйственной продукции, произведенной в основном единоличниками и кооператорами,  составил  10%.  За этот период  численность занятых во всех  видах кооперации  увеличилась с 0,6  тыс. до 28 млн. человек. В результате НЭПа была  создана смешанная экономика с преимущественно частными  аграрным сектором, торговлей и услугами.  Почти полностью национализированная  промышленность  организуется в крупные  промышленные объединения (тресты),  имевшие значительную  самостоятельность  в коммерческой  и технической политике.

В основе государственной  экономической политики в середине 20-х годов  взят курс  на высокие темпы роста,  форсирование хозяйственного развития и  директивные цены. Причем в дискуссиях по вопросам  ценообразования победили сторонники «железной» логики, требовавшие ответа на вопрос: за что большевики проливали кровь  на полях Гражданской войны? - Естественно, и за низкие цены.

В 1926 г.  будущий  известный экономист-товарник  В.В. Новожилов (1892-1970) в статье «Недостаток товаров»  посягнул на непогрешимость такой политики,  на представления о  том, что любой рост благо, а государство способно  определять  цены: «Заниженные относительно  растущей покупательной способности цены, превосходство спроса над предложением не является благом. В результате  инфляции распределение реальных  доходов перестает  соответствовать  распределению  денежных  доходов».  Цены определяются равновесием спроса и предложения. Поэтому при недостатке товаров выигрывает тот, кто ближе  к источникам распределения: город по сравнению с деревней,  торговый работник и партийная номенклатура, являющаяся распределителем дефицита. В результате  устанавливается и дифференциация в покупательной способности рубля - она выше у тех, кто ближе к кормушке.

Разбалансирование  спроса и предложения  из-за директивных цен требовало поиска  резервов. И одни из них был назван Иосифом Сталиным  18 декабря 1925 г. в Политическом отчете ЦК ВКП (б) XIV съезду парии: «Два слова об одном из источников  резерва - о водке. Есть люди, которые думают, что  можно строить социализм в белых перчатках. Это - грубейшая ошибка, товарищи. Ежели у нас нет займов, ежели мы бедны капиталами и если, кроме того, мы не можем принять  тех кабальных концессий, которые нам предлагают, и которые мы отвергли, то остается одно: искать источники в других областях.  Это все-таки  лучше, чем закабаление.  Тут  надо  выбирать между кабалой и водкой, и люди, которые думают, что можно строить  социализм  в белых перчатках, жестоко ошибаются». Курс на алкоголизацию  стал составной частью  экономической политики партии.

Во второй раз возможность  перехода  советской экономики  к свободному предпринимательству была связана с   планом Маршалла, предусматривающим восстановление  разрушенного войной  хозяйства  европейских стран. Эта помощь  предназначалась и Советскому Союзу, принявшему  основной удар  фашистской Германии. При этом не ставились политические  условия,  и  не требовалась смена идеологии. Страны-участницы  программы  восстановления  экономики обязывались  только  способствовать  развитию    свободного предпринимательства. Таким образом, Советскому Союзу  представлялся  уникальный шанс  интегрироваться  в мировое хозяйство. Сталинский режим в угоду  интересов  правящей элиты оставил народ без  международной помощи.

Третья попытка была связана с Перестройкой, пришедшей  на смену «золотого» застойного периода в обществе и экономике. В 70-начале 80-х годов  страна  тратила в несколько раз  больше  ресурсов,  чем  нужно было для нормальной  жизни и экономики. Свыше 200 млрд. долларов, заработанных на  нефтяном буме,  было пущено на ветер, зарыто в землю - на многочисленных  «стройках века» и  других могильниках развитого социализма. Перестройка началась с того, что верные ленинцы не удосужились прочитать  предупреждение  вождя всемирного пролетариата: «У нас ужасно много  охотников  перестраиваться на всякий лад и от  этих перестроек получается такое бедствие, что я большего  бедствия в своей жизни  и не знал». Перестройка осуществлялась  методом проб и ошибок,  как очередной  крупномасштабный   эксперимент от Москвы до самых до окраин. Об ограниченности мышления  бывших  партийных лидеров свидетельствует антиалкогольная кампания, давшая цепную реакцию  разрушения  социалистического «рынка», где самым дешевым товаром  после  советского человека была водка.

Перестройка  явилась завершающим  этапом «развитого социализма». Демонтаж советской империи произошел  не в результате  осознанно целенаправленной политики, а  как итог шараханья из стороны в сторону в процессе борьбы за власть.

Если на  заре советской власти пламенные революционеры, чья профессия - борьба за власть, экспроприировали  частную собственность  богатых  в пользу  государства, то есть номенклатуры,  то сегодня дети лейтенанта Смита  в борьбе за сохранение власти  приватизируют  общенародную собственность в частную собственность  номенклатурной буржуазии.   Поколение, вошедшее во власть, сформировалось в  «золотой» застойный период, когда  думали одно, говорили другое, делали  третье. Поэтому  вряд ли  получившая  распространение крылатая фраза: «хотели как лучше, а получилось как всегда»  отражает действительность.  Точнее  было бы сказать: «Имитировали  действительность как   всегда, а получилось еще лучше». Предпринимаются попытки  возрождение капитализма на  ресурсе  социальных маргиналов сверху и снизу. И как оказалось,  согласно  известной сталинской формуле,  невозможно построить  и капитализм  «в белых перчатках»  без   поощрения «бизнеса» на государственных ресурсах, казнокрадства и «кабалы финансовых акул» Запада.

Потаенная любовь  коммунистической  власти к буржуазному образу жизни  цементировалась десятилетиями. Во многом циничная партийная номенклатура,  декларируя   моральный кодекс строителей коммунизма,  сама  стремилась вкусить  запретные  материальные плоды Запада. Особо приближенные  деятели культуры также удостаивались чести за холуйскую преданность жить с  купеческим  размахом и ездить по «заграницам».   Владимир Вернадский писал в «Дневнике»: «Поражает «наживной» настрой  берущей верх массы коммунистов; хорошо одеваться, есть, жить - и все буржуазные стремления ярко растут... Все отбросы идут в партию...». Поэтому, когда пришло время строить «развитой» капитализм, оказалось достаточным  всего лишь сбросить  фиговые листочки  коммунистической идеологии. 

Г.И. Мирский в статье «Судьба советской элиты: самоубийство или трансформация?»  объясняет  развал  авторитарного режима  социальной психологией  советской элиты  в последние десятилетия её существования. При Сталине  большинство населения страны было  нищим, за исключением номенклатуры и  «выдающихся» писателей,  артистов и спортсменов.  После смерти «отца народов»  в период хрущевской «оттепели»   формируется  общество  потребления и безверия.  В результате экономического развития  начался потребительский бум,  когда  стало возможным  покупать кооперативные квартиры, автомобили, мебель,  телевизоры, холодильники и т.д. Советские люди, хотя и с ограничениями,  получили возможность  выезжать  в деловые и туристические поездки за границу, слушали «вражеские» голоса.  Численность городского населения превысила сельское,  стремительно увеличивался процент людей с высшем образованием. Вместе с тем, на месте системы, державшейся на страхе и энтузиазме,  образовался  идеологический вакуум. Мало кто верил в грядущую победу коммунизма  и «загнивание»  капитализма. Формировалось  аполитичное, если не сказать, циничное,  поколение, облученное процессами деидеологизации и обуржуазивания.

В период  брежневского «застоя»   получила распространение  теневая экономика,  развитие «блата» и коррупции, начал укрепляться фундамент  чернорыночных отношений. Одним словом, в  недрах  старой формации  подпольно зарождались новые производственные отношения, ставшие в будущем  основой для «новых русских» -  криминальной буржуазности. Как только при  Горбачеве был  ослаблена жесткая партийная власть,  эрозия советской системы стало очевидной и на поверхность вышли  новые «хозяева жизни».

И здесь очевиден  главный вопрос»: или  правящая элита сошла с ума или умело  избавилась от  марксистского балласта?  Смертельный удар  по советской власти нанесла не перестройка сама по себе,  а  гласность и готовность общества к переменам. Начатая «революция сверху»  привела не к построению «социализма  с человеческим лицом», а к полному отторжению советской системы. Для одной «твердолобой» части  правящей элиты   случившееся  оказалось катастрофой; для части интеллектуальной элиты,   дорвавшейся до  свободы и демократии,   после  кратковременной  эйфории наступило  горькое разочарование. Но была и  третья составная часть элиты, адаптировавшейся  к новой жизни, вошедшей из коммунистической власти в «демократическую»  и преимущественно криминальный  бизнес на государственных ресурсах.  Большинство этой  элиты  сохранило власть  и контроль над собственностью, переведя её из государственной в  частную.

Было бы наивно считать, что  любовь к собственности  навсегда отмерла у коммунистической номенклатуры. Эти «чувства»  просто до поры и до времени  таились под внешней  идеологической пленкой. И это не открытие Америке. В  популярной на Западе  библии российского социализма, изложенной  Федором Достоевским (1821 - 1881) в  романе «Бесы», сказано : «...почему это все эти отчаянные социалисты и коммунисты в то же время и такие неимоверные скряги, приобретатели, собственники, и даже так что чем больше он социалист, чем дальше пошел, тем  сильнее и собственник... почему это? Неужели тоже от сентиментальности». Возможно, поэтому  воспитанное на моральном кодексе коммунизма и вошедшее во власть   поколение «демократов» с такой яростью бросились  перековывать   общенародную  собственность  в личную. И родилась очередная страна мифов.

По дорогам  мифологической страны проносятся «последние оплоты демократии», спикеры и парламентарии,  мэры и губернаторы,  олигархи и казнокрады, «элита в законе»... И стоит на обочине бессмертный Гоголь  с гениальным предвиденьем: «...летит вся дорога  невесть  куда в пропадающую даль, и что-то страшное  заключено в сем быстром  мельканье, где  не успевает означиться пропадающий предмет». Давно означенный предмет в другом западноевропейском  социокультурном пространстве, оторвавшись  от  родной почвы  и не успевший прорости на другой, превратился  в разрушительную силу.

Политической «элите в законе» права человека и  символы демократии  не снились даже в самом дурном сне. Поэтому «напев будущего»   оказался созвучен пророческой повесть выдающегося  русского писателя Андрея Платонова (1899 - 1951) «Котлован». В образовавшейся «яме» духовной пустоты складируется «золотое тельце»  котлованного капитализма.

 

***

Не геополитика сама по себе, а думающий человек  создает  прагматический фундамент для  стратегического видения. Геополитика это не профессия, а форма мышления,  межличностной коммуникации между государственным деятелем и профессиональным аналитиком. В Восточной Европе о геополитике вспомнили тогда, когда место государственных деятелей заняли бездумные  политики. Дефицит государственных деятелей породил  отсутствие спроса на профессиональных аналитиков.

Государственные деятели способствуют  прирастанию  мощи государства, а бездумные политики растранжиривают приобретенное. «Щедрость» малообразованного  Хрущева дорого обошлась России: передача Крыма Украине, казачьих земель  на Северном Кавказе - Чечне и российских территорий - Казахстану. Необдуманным было решение Хрущева  отказаться в пользу Японии от суверенитета  над частью Курильских островов. Эти уступки  разрушали  международно-правовую основу  ялтинских и потсдамских соглашений и Сан-Францисского мирного договора, зафиксировавшего отказ  Японии от Южного Сахалина и Курильских островов.  Самоуправство Хрущева стало миной замедленного действия в отношениях с Японией.

В смутное время  достойное опускается на дно, не для того чтобы утонуть, а  ближе к земле, чтобы укорениться и прорости  в будущем  живительными ростками созидания. Незаметно идет структуризация общества снизу. Граница раздела проходит через  имитирующих  деловую активность и тех, кто занимается своим делом. В Евангелие от Матфея сказано «Берегитесь  лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные: по  плодам их узнаете их». И далее дается ответ  на  «что делать»: «Оставьте их: они слепые вожди слепых, а если  слепой  ведет слепого, то оба  упадут в яму». 

Резюме

В Восточной Европе сформировалась криминально-коррумпированная демократия с «элитой в законе», представляющей угрозу для западных ценностей правового гражданского общества.

Теневые социально-экономические отношения стали нормой в государствах, частично утративших культурно-генетический цивилизационный код (деинтеллектуализация, упадок морали). К ним относятся  теневые политика, право, образование, наука, культура, медицина и другие  сферы общественной жизни.

Бездумность, аморальная вера в западные ценности углубили мифологический хаос.  Думающий человек остается смертельным врагом власти.

Отсутствует диалога между говорящим истину, владеющим знанием транслятором и умеющим слушать  рецептором.

Невостребованными остаются  самоотверженный труд  и другие источники человеческой энергии, без которых немыслима созидательная деятельность.

 


 Назад Далее

 

 


 

«Геополитика сверхдержав»

Америка. Утомлённая супердержава Падение и взлет китайского Дракона Имперская геополитика. Великий час мировых империй Путь к процветанию государства

 


Воспоминания
Ландшафты памяти
Ландшафты путешествий. Города и страны
Ландшафты поэзии, музыки и живописи


Избранные статьи и посты
ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ПРОСТОРАМ РОДИНЫ ЧУДЕСНОЙ
Шейх Заид. Самая выдающаяся исламская личность


Павел Флоренский. Русский Леонардо да Винчи
Максим Горький. Писатель, купленный любовью народа
Иван Бунин. Певец пограничья природы
Анна Ахматова. Парящая в небесах
Николай Гумилев. Конкистадор истоков человеческой природы 
Николай Заболоцкий. Поэт философской лирики


Бесподобная Элеонора. Королева мужских сердец
Анна Вырубова. Фрейлина, монахиня, оклеветанная
Трафальгарская Венера. Символ красоты и силы духа
Париж. Лувр. Гимн обворожительным женщинам


Трансильвания. Замок Дракулы. Вампирский бренд Румынии
Где присуждают и вручают Нобелевские премии
Олимпийские игры. От Древней Греции до Сочи
Гибель мировой секретной империи
Великий час кораблей пустыни
Неугасающий ослепительный блеск Венеции
Карибы. Святой Мартин. Остров двух господ