logo
Институт геополитики профессора Дергачева
Сетевой проект
Аналитический и образовательный портал
«Пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет». Мартин Хайдеггер

Геополитика. Русская энциклопедия

Интернет-журнал

Геополитика. Русская энциклопедия

Геополитика. Русская энциклопедия

Предисловие

Часть первая. Введение в цивилизационную геополитику (геофилософию)
Глава 1. Интеллектуальные истоки
Глава 2. Философия пространства
Глава 3. Покорители пространства

Часть вторая. Мировые цивилизацииx
Глава 4. "Мир равноразных миров"
Глава 5. Вечное настоящее Древней Греции
Глава 6. Великий китайский порядок
Глава 7. Западная цивилизация
Глава 8. Притяжение Европой
Глава 9. Исламская цивилизация
Глава 10. Цивилизационные вызовы

Часть третья. Расколотая цивилизация
Глава 11. "Страна вечной беременности"
Глава 12. Политическая трансформация
Глава 13. Социальная трансформация

Часть четвертая. Евразийские рубежи вражды и мира
Глава 14. Евразийская геополитика
Глава 15. Расцвет и гибель империй
Глава 16. "Пороховая бочка" Европы
Глава 17. Крымский микрокосмос
Глава 18. "Солнечное сплетение" Евразии
Глава 19. От Каспия до Афганистана
Глава 20. Когда власть взывает К Богам

Часть пятая. Геостратегия
Глава 21. Каким будет мировой порядок?
Глава 22. Пути войны и мира
Послесловие
Использованная литература
Рекомендуемая литература
Избранные мысли
Основные понятия цивилизационной геополитики




   
   
   
Союз образовательных сайтов    
Яндекс цитирования    
Рейтинг@Mail.ru    
   



Лекции Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи


Обсудить статью в дискуссионном клубе

Владимир Дергачев. Цивилизационная геополитика (Геофилософия)
Междисциплинарный учебник для вузов. Киев: ВИРА-Р, 2004. - 672 с.


Глава 13. СОЦИАЛЬНАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ

«Господи боже! Какое необъятное расстояние между  знаньем света и уменьем пользоваться этим знаньем!» Николай Гоголь

 

Коммуникационная природа  культуры основана на драгоценном свойстве пограничья. Если эта рубежность разрушается   ради «чистой» национальной культуры или возводится  «железный занавес»  в духовном или интеллектуальном пространстве, демоны провинциализма начинают вырываться на поверхность общественной жизни.

Драгоценное свойство  культуры

«Культура есть владение тем,  чем нельзя владеть  предметно, вечно и потребительски». Мераб Мамрадашвили

Один из самых ярких  мыслителей ХХ века Михаил Бахтин (1909 - 1982) утверждал, что культура не имеет собственной территории и расположена на границах. Бахтинская концепция хронотопа - это диалог в маргинальных зонах, на границе всего со всем. Рукописи и книги лежат на границе между мертвой природой и культурой в едином реальном и незавершенном мире, где происходит их непрерывный обмен без отрыва от меняющегося исторического пространства.

Есть определенная закономерность в том, что первое собрание сочинений Михаила Бахтина в восьми томах издано не на родине, а в Японии. Здесь социокультурные местные особенности в значительной степени формировались в имманентном мире средневековья. Японцы как никто другой осознают влияние маргинальной культуры на общественное развитие. В отличие от устремленной вдаль Европы, средневековая Япония сосредоточилась на себе через множество "пограничных состояний", где особое место занимала маргинальная культура чайной церемонии. "Пограничное положение" чайной церемонии на рубеже реальности и искусства способствовало, как отмечает Н.С. Николаева,  "программированию" определенного эмоционального состояния. Чайный ритуал становился способом временной перестройки сознания, отключения от повседневного опыта и стимуляции сферы подсознательного. "Путь чая", с его идеей равенства и ориентацией на демократические по своему происхождению идеалы, способствовал приспособлению японского общества к меняющейся исторической ситуации, его социальной перестройке, несмотря на сохранение феодальных институтов.

Открытая к миру рубежная культура - самое величайшее завоевание и стратегический ресурс России, ее главный энергоноситель. Михаил Гефтер  выделял маргинальность как драгоценное свойство русской культуры. Он особенно подчеркивал маргинальность "души" Сибири: перемешенность кровей, географическая отдаленность, близость к глубинной Азии. На коммуникационную природу русской культуры обращал внимание Юрий Лотман, отмечая, что мыслительная деятельность есть явление пограничное, порождающее новое.

В истории России отмечаются "пики" появления великих писателей, других талантливых личностей в культуре, политике, экономике в начале и конце XIX века. Натан Эйдельман выделяет в русской литературе  два периода. С 1799 по 1828 гг. родились Пушкин, Тютчев, Гоголь, Белинский, Герцен, Гончаров, Лермонтов, Тургенев, Достоевский, Некрасов, Салтыков-Щедрин, Лев Толстой и  Чернышевский.  В конце века с 1880 по 1895 гг. появились имена  Блока, Андрея Белого, Алексея Толстого, Гумилева, Ахматовой, Пастернака, Мандельштама, Булгакова, Цветаевой, Маяковского, Бабеля, Тынянова, Зощенко и Есенина.

Этим "пикам" появление великих писателей и других знаменитых личностей предшествовало введение на государственном уровне элементов личной и экономической свободы граждан. Указ о дворянской вольности (1762 г.) и Великая грамота городам (1785 г.) закрепили общественное, социально-правовое положение дворян и предпринимателей. Великие реформы 60-х годов XIX века раскрепостили не только крестьянство, но и творческие возможности народа, получившего личную свободу.

Характерной особенностью маргинальной русской культуры является ее открытость миру. Среди знаменитых людей, русских по духу и культуре, особое место занимают Великие маргиналы: Пушкин - из арапов, Гоголь - украинско-татарские корни, Фонвизин - немец, Багратион - грузин; Лорис-Меликов, Вахтангов, Хачатурян, Айвазовский - армяне, Куприн - татарин. Братья Рубинштейны, Левитан, Репин и Пастернак были евреями, у Достоевского - белорусско-польские корни, братьев Мечниковых - молдавско-еврейское происхождение, Павла Флоренского - армяно-еврейские корни. Исключительное место в русской культуре занимают Маргиналы славянско-татарского происхождения. Вот только несколько русских фамилий тюркского происхождения: Аксаков, Арсеньев, Ахматов, Бердяев, Булгаков, Бунин, Гоголь, Годунов, Державин, Карамзин, Рахманинов, Танеев, Татищев, Тимирязев, Третьяков, Тургенев, Тютчев и Чаадаев. У великого русского  полководца Александра Суворова матушка была армянкой по происхождению. 

Однако открытость к другим культурам, проявляющаяся в исключительной способности к усвоению западных идей и учений, как отмечал Николай Бердяев, приводила к их своеобразной переработке. Западные научные теории, подлежащие критике, у русских интеллигентов превращались в догму.

В России, наряду со столицами Москвой и Санкт-Петербургом, выделялось талантами пограничье леса и степи, где исстари наряду с военными конфликтами отмечались оживленные этнические, экономические (торговые) и другие контакты русского населения с народами Дикого поля. В неспокойном и незнавшем крепостного права пограничье селились вольнолюбивые и целеустремленные пассионарии - люди, реализующие здесь свою избыточную энергию. На природных и социокультурных рубежах Подстепья сложились русский и украинский народы, субэтносы запорожских и донских казаков.

Иван Бунин писал: "Я рос... в том плодородном подстепье, где образовался богатейший русский язык и откуда вышли чуть ли не все величайшие русские писатели во главе с Тургеневым". "Орловское пограничье" дало созвездие талантов: Тютчев, Лесков, Фет, Леонид Андреев, Писарев, Бунин, Пришвин, Михаил Бахтин и Сергей Булгаков. В пограничье возник гений Льва Толстого. Усадьба Ясная Поляна расположена в засечном лесу. В плодородном подстепье - малая родина Алексея Кольцова и Ивана Никитина, Андрея Платонова и Есенина. В юго-восточном пограничье в Поволжье родились Радищев, Карамзин, Белинский и Куприн.

В пограничье Российского государства на природно-ландшафтных и этнокультурных рубежах возникли феномен Одессы и Киммерии, Холмогор и Кяхты. Коммуникационная природа пограничья с относительной экономической свободой, интенсивным торговым и информационным обменом способствовала становлению талантов.

Общеизвестен феномен Одессы, где пересеклись западноевропейские, славянские и средиземноморско-понтийские культурно-исторические традиции. Открытость к разным культурам и их комплиментарное сосуществование способствовало расцвету каждой из них, прежде всего еврейской, русской и украинской.

Неброский киммерийский ландшафт Восточного Крыма, опаленная солнцем неуютная земля воспета в местной пейзажной школе, отразившей межэтнический сплав, гармонию человека и природы: армянин Айвазовский, грек Куинджи, польско-русские корни Богаевского, немец Феслер, итальянец Лагорио, абхазец Шервашидзе, армяно-английско-греческие корни Гагри. Киммерийская земля прославлена писателями и поэтами-маргиналами. Предки Макса Волошина по отцовской линии - запорожские казаки, а по материнской - обрусевшие немцы. У Александра Грина - польские корни. В местных родословных прослеживается связь времен. Жена художника Богаевского - Жозефина Дуранте, род которой берет начало от отдаленных потомков генуэзских консулов в Кафе, а по семейному преданию - от великого Данте. Центрами общественной и интеллектуальной жизни Киммерии являлись Феодосия, Судак, Старый Крым и Коктебель.

Вблизи Холмогор - центра свободной торговли, родился крупнейший российский ученый-энциклопедист Михаил Ломоносов. Менее известен вклад сибирской Кяхты в русскую и мировую культуры. Во второй половине XVIII в. беспошлинная торговля этого вольного города составляла до 8% внешнеторгового оборота России. Город был культурной столицей Забайкалья, давшей миру знаменитые фамилии. Такие как  Боткины (врачи, писатели и искусствоведы), Сабашниковы (известные предприниматели-издатели), Кандинские (известный психиатр и знаменитый художник).

Природные ландшафты месторазвития через страстную ностальгию вызывают у творческих людей высокую энергетику эмоционально-ценностного восприятия мира и способствуют созданию продуктов кристаллизованной пассионарности. Как уже отмечалось выше, классическим образцом описания ландшафта жизни является творчество Ивана Бунина, создавшего во Франции в Приморских Альпах пронзительную лирико-философскую повесть "Жизнь Арсеньева", ставшей гимном не только Срединной России - Подстепья, но и одной из вершин русской и мировой литературы. Через философско-созерцательное и сверхчувственное отношение к природе раскрыты ландшафты души человеческой. Это история открытия счастья творчества и становления духовного мира человека, невозможного без гимна любви к природе и женщине - матери. Духовная рубежность, символизирующая завершенность золотого века русской культуры, ощущается в стихотворении Ивана Бунина "Листопад" (1900): "И Осень тихою вдовой вступает в пестрый терем свой...".

Естественно, вершины маргинальной русской культуры были достигнуты в результате высокой энергетики множества "пограничных состояний", включая наличие тонкого слоя интеллектуальной элиты. Однако, по нашему мнению, решающим явилось открытие маргинальной комплиментарной модели гармонии человека и природы: русский пейзаж, ландшафтно-парковая культура дворянских усадеб. Сады и парки - важный рубеж, объединяющий человека и природу, очеловеченная природа, наполненная историческим временем - воспоминаниями и поэтическими ассоциациями. "Времена года" Петра Чайковского - символ человеческой жизни, ландшафты души. Двуединая коммуникативная природа рубежей ландшафта и человека отражена в своеобразных полюсах кристаллизованной пассионарности.  Среди них выделяются историко-религиозные, такие как Сергиев Пасад, Валаам, Соловки, Кирилло-Белозерский и Иверский монастыри, Нилова и Оптина пустыни.  Особое место занимают историко-архитектурные (Новгород, Суздаль, Владимир), эстетико-художественные природно-исторические (Михайловское, Абрамцево, Поленово, Таруса) и ландшафтно-парковые местности. Благодаря гармонии природы и человека, его открытости к внешнему миру были достигнуты вершины маргинальной русской культуры. Но если бы ландшафты вдохновения ограничивались только этим миром...

«Свеча зажигания» диалога культур

В современном мире особую актуальность приобретают различные формы межцивилизационного диалога. Так, например, трансляторами торгового обмена выступают открытые города. После падения "железного занавеса" произошел всплеск намерений по созданию свободных экономических зон на рубежах Запада и Востока. Большая роль в диалоге между цивилизациями принадлежит формированию единого информационного пространства, а также межличностным коммуникациям. Главным транслятором культурного диалога является человек-маргинал.

Своеобразной "свечой зажигания" межцивилизационного диалога: колонизации земель; заселения, хозяйственного освоения и изменения природной среды выступают маргинальные субкультуры или культурно-маргинальные кланы (общины). Этот энергетический ресурс активной деятельности зачастую служит "локомотивом" общественного развития. Страстная ностальгия между внутренним и утраченным внешним миром, острое переживание отъединенности от родины (природного месторазвития), греховного мира и другие социально-психологические факторы создают уверенность в необходимости созидательной деятельности. Страстная ностальгия обусловлена воздействием на человека социокультурной среды с чуждым ритмом этнического поля.

Выделяется несколько функциональных типов маргинальных субкультур. К конфессиональному типу относятся баптисты, мормоны и староверы, а к этнохозяйственному - представители этнического предпринимательства.  Различаются геоэтнические субкультуры, такие как поморы, горцы, сибиряки, маркоманы, конквистадоры и казаки. Особое место занимают диаспора, а так же сословные (купцы - маргиналы средневековья) и семейные (родовые)  кланы. Макс Вебер, в ставшем знаменитом труде "Предпринимательская этика и дух капитализма", одним из первых обратил внимание на влияние конфессиональных (протестантских) общин, маргинальных по отношению к окружающей социокультурной среде, на деловую активность.

В реальной действительности чаще всего встречаются смешанные типы. Так, например, казаки одновременно являются маргиналами по месту (люди границы) и религии (пограничники православия). Бикультурал - человек двух культур. Маргиналы по крови осуществляют через экзогамию межэтническую передачу наследственной информации, что, пополняя богатства генофонда, способствует рождению талантов. В свою очередь, эндогамия служит барьером против инкорпорации в целях сохранения материальной собственности.

В зависимости от социально-экономических условий маргиналы играют двоякую роль в общественном развитии - положительную или отрицательную. Если культурно-маргинальные общины выполняют созидательные функции, то социально-маргинальные кланы организованной преступности, беспочвенников (неукорененных), люмпен-пролетариата и др. - разрушительные. В Западной Европе и США на основе маргинальных кланов возникло этническое предпринимательство. Оно прошло через криминально-клановую стадию, пока не трансформировалось в цивилизованные рыночные отношения. Маргинальные субкультуры, испытывающие социально-психологический дискомфорт "чужаков", могут стать "пятой колонной" в государстве.

Особое место на рубеже культур занимает диаспора (от греч. - рассеяние), пребывание значительной части народа (этнической общности) вне страны его происхождения. Диаспора - самобытный этнокультурный феномен, возникающий на основе проживающих за пределами исторической родины этнических групп, самоидентифицирующих себя  с одним народом. В современном мире диаспоры  являются  важным «мостом»  укрепления двухсторонних связей между  страной проживания и исторической родины, часто  являются  институтом  лоббирования её национальных интересов.  ХХ век - "звездный час" эмигрантов, создавших самую высокоразвитую страну мира на рубеже западноевропейской цивилизации - Соединенные Штаты Америки. По численности выделяются китайская (55 млн.), русская (25 млн.), еврейская (11 млн.), украинская, индийская, армянская и ирландская диаспоры. Судьба диаспоры обусловлена преимущественно геополитическими и экономическими факторами.  Например, география украинской диаспоры, насчитывающей около 11 млн. человек, выглядит следующим образом.  За пределами Украины в других постсоветских странах проживает 7,5 млн. украинцев, из них - 5 млн. в России, 0,8 млн. в Казахстане и 0,6 млн. в Молдавии. Украинская диаспора на Западе насчитывает свыше 3 млн. человек, в том числе 750 тыс. в Канаде и 730 тыс. в США, не считая 500 тыс. закарпатских русинов.

Американские социологи установили следующую закономерность акультурации (ассимиляции). За четыре поколения происходит трансформация монолингов (одноязычников) монокультуралов или носителей одной, исходной, культуры через билингов и бикультуралов в монокультуралы - носителей новой культуры и иного языка. Это возможно при условии высокого уровня культуры и качества жизни титульного народа, в данном случае американцев.

Мировые диаспоры (еврейская, китайская, индийская, армянская и др.)  обладают  надгосударственными общественными  институтами и экономическими возможностями, позволяющими оказывать  существенно влияние на международные отношения. Исторический опыт еврейской, китайской, армянской и других диаспор свидетельствует о высокой степени их мотивации на активную хозяйственную деятельность. Общеизвестна роль еврейских общин в становлении ростовщического и банковского капиталов в Европе.

Китайская 55-ти миллионная диаспора (хуацяо) по экономическому потенциалу сопоставима с «исторической родиной», где она лидирует по объему иностранных  инвестиций. Срединная империя  традиционно продолжает  рассматривать  этнического китайца за рубежом  как своего подданного. В 1909 году «принцип крови» был  законодательно закреплен при определении китайского гражданства.

Российская империя  внесла свой вклад в формирование мировых диаспор.  В связи с  проводимой политикой преследования   религиозных сектантов и из-за экономических условий  за период с 1881 года  до начала Первой мировой  войны  из России  иммигрировало 3,3 млн.  человек,  большинство их составляли евреи и поляки. При советской власти в  результате  вынужденной и  добровольной эмиграции  российских интеллектуалов (писателей, поэтов, философов)  возникли   социокультурные феномены: «Русский Берлин» (Алексей Толстой,  Андрей Белый,  Николай Бердяев, Илья Эренбург),  «Русский Париж» (Иван Бунин, Дмитрий Мережковский, Зинаида Гиппиус и многие другие), «Русский Харбин» и «Русский Шанхай».

После распада СССР русский народ превратился в «разделенную нацию». Новороссия, Крым, Семиречье  являются исторической родиной нескольких поколений русских. В Северном Казахстане  русские составляют  от 70-85 % местного населения. В большинстве стран нового зарубежья русские являются  градообразующей нацией (Казахстане, Латвии, Эстонии, Украине, Киргизии).  Здесь русское зарубежье лидирует  в частном предпринимательстве,  хотя их доход не всегда высокий.

В восточно-азиатских цивилизациях сложившаяся клановая структура традиционного общества стала основой развития рыночных отношений. В послевоенной Японии ими были остатки феодальных кланов, а ныне в Китае являются родовые кланы. Военная американская администрация в Японии и коммунистическая партия в Китае, ограничивая коррумпированную местную элиту, обеспечили высокоэффективное государственное регулирование и функционирование рыночных механизмов.

В дореволюционной России деловая элита также состояла преимущественно из религиозных и этнических маргинальных субкультур староверов, выкрестов из иудеев и мусульман, а также протестантов-инородцев. Череда российских принудительных реформ сверху разрушила устои традиционного общества (общины, земства, семьи, казачества). Ныне в России, Украине и других постсоветских странах вместо создания условий для здоровой дифференциации и структуризации общества снизу вновь предпринимаются попытки организовать этот процесс сверху. Основываются многочисленные "потешные" партии, как близнецы-братья похожие друг на друга. Складываются социально-экономические предпосылки, когда реальным механизмом  социальной трансформации становится клановая организованная преступность. В России этому способствует сформировавшаяся в последние годы конфликтная структура экономического пространства, где доминирует этническое предпринимательство, опирающееся на земляческие связи и этногрупповую (клановую) солидарность национальных меньшинств.

Подводя итоги двадцатого столетия, следует выделить диаметрально противоположные результаты двух рубежных государств христианского мира. Могущество США прирастало образованными эмигрантами, в том числе за счет самой крупной - еврейской диаспоры (более 6 млн. человек), представленной в значительной степени несколькими волнами миграции русских евреев. Могущество России убывало обесцененными человеческими жизнями, превратившимися в самый дешевый товар и рабскую рабочую силу; исходом пассионариев, включая интеллектуальную элиту. Антидуховная экспансия красных маргиналов - российских люмпен-пролетариата и "чужеродного" неукорененного еврейства также является одним из трагических итогов ХХ века.

Высшая школа Просвещения

«Просветить не значит научить, или наставить, или образовать, или даже осветить, но всегда насквозь высветить человека во всех его силах, а не в одном уме, провести  всю природу его сквозь какой-то очистительный огонь» Николай Гоголь

Одним из важнейших элементов социальной трансформации является просвещение и наука. Деловая созидательная активность невозможна, если человек не  научится жить своим умом, без наставников. Без этого фундамента европейского Просвещения трудно представить современное цивилизованное общество.  В высокоразвитых странах интеллектуальный продукт  становится стратегическим ресурсом развития, самым дорогим и выгодным для  долгосрочного инвестирования.

Западноевропейское Просвещение -  идейное течение переходного периода от феодализма к капитализму (XVII-XVIII вв.). Термин «Просвещение»  встречается у Вольтера и Гердера, но окончательно  утвердился после  статьи Канта «Что такое Просвещение?» (1784). В XIX столетии Просвещение  стали характеризовать как  эпоху  безграничной веры в  человеческий разум  - «век разума» и «век философов». В основе  Просвещения лежит  прогрессивная форма  светской идеологии, направленной  против деспотизма абсолютной монархии  за политическую свободу и  гражданское равенство, представления о человечестве как едином целом.

Обратимся к блистательному примеру Германии. Немецкое просвещение (просвещенный абсолютизм),  испытывая положительное влияние Англии и Франции, шло своими путями. С середины  XVIII века разрозненная  Германия переживает  «второе  возрождение» науки и образования. Многие княжества  средней руки  имеют  университеты. Образовалось  множество соперничающих  между собой интеллектуальных центров.  Идеи таких личностей  как Лессинг, Гердер,  Гете и Шилллер  распространяются среди бюргеров (городского населения), состоявшего из образованных чиновников, врачей, адвокатов, журналистов,  художников,  торговцев и ремесленников. Просвещенные  и владетельные  князья впервые в Германии вводят  конституцию и свободу печати. В немецком обществе наблюдается  пиршество  философской мысли. В образовательных  университетских программах выделяется уважительное отношение  к мудрости и самостоятельному мышлению. Потому что выпускник  университета  только часть личного времени проводит  в своем профессиональном качестве  врача, адвоката, финансиста, судьи и т.д., тогда как человеком он должен оставаться всю жизнь.

Еще одна важная особенность  западноевропейского Просвещения заключалась в кадровой университетской политике. Богатеющие  в эпоху капитализма  европейские страны не  могли  позволить  роскошь содержать  за государственный  счет большую армию профессорско-преподавательского состава. Эту привилегию надо было заслужить  качеством преподавания. Известные ученые иногда десятилетиями  ждали возможность перейти  с должности  частного  профессора на государственную службу.

Вот как происходило восхождение выдающегося философа Иммануила Канта  по служебной лестнице. В 1755 г в возрасте  31 года  Кант  подает на философский факультет  магистерскую диссертацию и после успешного  устного экзамена  происходит торжественный акт  возведения в ученую степень, но она еще не открывает путь к  чтению лекций. Для  получения этого права  требовалось  пройти габилитацию, то есть защитить  еще одну  диссертацию. Только после  процедуры защиты и диспута Кант стал членом факультета  и получил звание приват-доцента (внештатного преподавателя), оплачиваемое самими студентами.  Через год  Кант  претендует на  экстраординарную, то есть без оклада профессуру, но безуспешно.  Проходит четырнадцать лет и только в 1770 г. в сорока шестилетнем возрасте  известный  философ назначается на должность ординарного профессора Кёнигсбергского университета с окладом в 166 талеров и защищает еще одну диссертацию, так как прошло много  лет после защиты предыдущей  профессорской диссертации и  согласно инструкции  требовалось защита новой.  В 1878 г. прусский король санкционировал принятие  Канта в Академию наук и  значительно повысил оклад до 720 талеров. 

Эта система  высшей школы была заимствована  и Российской империей. Например, различалась  ординарная и экстраординарная профессура.  Государственная  должность ординарного  профессора приравнивалась в табеле о рангах  к гражданским чинам статского и  действительного статского советника (военного чина генерал-майора).  Но её надо было заслужить  качеством научной и  педагогической деятельности.  Поэтому существовал обширный институт частных  преподавателей  высшей школы - экстраординарных профессоров и приват-доцентов, труд которых оплачивался  не за счет государства.   Эти должности  позволяли в табеле о рангах получить чин  коллежского советника (полковника). Система  стимулирования  качественного труда в высшей школе   сохранилась на современном Западе.

В области  экономики западноевропейское Просвещение отдает приоритет  соревновательности  частных интересов,  выступает с требованиями свободной торговли и правовых гарантий частной собственности. На этом фундаменте столетиями формировалась культура  рыночных отношений.  Большинство  восточноевропейских стран  было в стороне от этого  процесса. Естественно, было бы наивно призывать   современников к идеологии  Просвещения прошлого.  У каждого времени свои идеалы. Но хотелось бы не путать Просвещение с образованием. Можно за  исторически короткое время переименовать   учебные институты в  университеты и  академии, но это еще не гарантия  нового качества. Как писал  французский монах и священник Франсуа Рабле (1494 - 1553): «Свободный, выросший в благородной среде человек уже от  природы имеет влечение к правде и отвращение  к пророку: это влечение новые люди называют  честью».  Таким образом, явление Просвещения  характеризуется  энергетическим состоянием  общества, в котором  доминирует «влечение к чести». 

«Каждое общество достойно своей науки»

 «Наука - способ, притом решающий, каким для нас предстает все, что есть». Мартин Хайдеггер

Символом современного научно-технического прогресса  служить  «Силиконовая долина» в США (штат Калифорния) - технополис,  ставший цитаделью компьютерной революции,  прикладных исследований и колоссальных источников прибыли. Здесь удалось  создать симбиоз  университетской науки (элитарного Стэндфордского  университета) и фирм, производящих электронную и  авиакосмическую продукцию.  Силиконовая долина,  расположенная  между  заливом Сан-Франциско и горами Санта-Крус,  стала  символом  бизнеса нового поколения, создающего капитал в  царстве  виртуального пространства.  Здесь создается часть валового национального продукта США, сопоставимого с аналогичными показателями  высокоразвитых стран. Это государство в государстве  само может войти в число двенадцати  высокоразвитых стран мира.  Это мир средоточия умов и капиталов, бизнесменов и программистов,  где создаются компьютерные технологии будущего. Силиконовая долина живет  на принципах: «Творить на равных с богами,  управлять на равных  с королями и работать на равных с рабами». Увы, чудес не бывает. Именно это соотнесение  и является  основой   финансового успеха, где программисты могут  зарабатывать от одного до четырех миллионов долларов в месяц. Здесь формируется новая философия трудолюбивых миллионеров. «Всемирная паутина» (Интернет)  породила  виртуальные офисы. Произошло стирание  границ между  профессиональной и частной жизнью (дом-офис,  машина-офис и самолет-офис).  Король виртуального пространства  миллиардер номер один Билл Гейтс провозгласил   новый девиз своего царства: «Кого нет в сетях Интернет, тот не существует в мире». Возможно,   по аналогии с Древней Греции «Всемирная паутина»  превратиться в «агору»  ХХI века -  главное место встречи и общения людей будущего.

Для того,  чтобы успешно интегрироваться в  мировое цивилизованное сообщество, в экономике  необходима конвертируемая валюта и конкурентоспособные товары, а в открытом обществе - сопоставимые ценности  интеллекта и профессионализма. Это и есть одна из важнейших основ социальной трансформации.  

Философ и богослов Павел Флоренский (1882-1937) выступал против наукоцентричности культуры.  В мемуарах «Детям моим. Воспоминания прошлых лет» отец Павел описывает, как в юности  совершился «обвал»  в его духовной жизни  и  рухнула  вера в возможность  постигнуть истину с помощи науки: «Тогда я знал,  может быть, даже лучше, чем сейчас, что научное мировоззрение есть душа  западной культуры, самое сердце Европы. И когда  это сердце на моих  глазах вдруг стало останавливаться, когда я увидел, что оно - не сердце, а только резинка, тогда... я осознал и всё происходящее  ныне  в мире как имеющее произойти. В том, что случилось  со мной, был  пережит разрыв истории».  Флоренский признается, что «обвал» научного  мировоззрения  прозвучало в его душе  сильнее, чем совершившееся позже  крушение  России.  В одном из  писем он подчеркивает,  что науку  есть лишь «только грань, поверхность  жизни»: «Говорить о «настоящей» науке нельзя до тех пор, пока не будет «настоящей» жизни: ведь каждое общество достойно своей науки». 

Труд ученого не терпит суеты. Карл Ясперс писал в труде «Духовная ситуация времени»: «Подлинная наука является аристократическим занятием тех, кто сам  посвящает  себя этому. Исконное  желание знать,  которое единственно предотвратило  бы кризис науки, - свойство отдельного человека и осуществляется им на свой страх и риск. Теперь, правда,  считается невероятным, что человек посвящает свою жизнь  научному  исследованию, но это никогда не было  делом толпы. К науке причастен лишь тот,  даже  если он применяет  её как профессию на практике, кто по своей внутренней  направленности является  исследователем.  Кризис науки - это кризис людей, который охватил их,  когда они утратили  подлинность  безусловного желания  знать». Зачем знать, если существуют научные  предприятия,  где «каждый  считает себя способным в нем участвовать, если только  он обладает  рассудком и прилежанием. Возникает слой  плебеев от науки; они создают  в своих  работах  пустые  аналогии, выдавая себя за исследователей...».

В основе перехода  от устаревшей организации науки к  современной лежит  уважение права  конкретного человека на  интеллектуальный труд. Реформирование науки требует  внимания к индивидуальным особенностям профессии. Понятие ученый - абстракция. Известный социолог И.В.Бестужев-Лада выделяет несколько типов научных  работников: генераторы, разработчики, модераторы и аниматоры  идей, организаторы науки, педагоги, вспомогательные и технические работники.

«Генератор идей» - талантливый исследователь, способный вырабатывать качественно новые научные идеи. Их разработчики составляют самый распространенный  тип научного  работника. Трудна, неблагодарна и ... необходима работа «модератора идей» - талантливого критика новой научной информации. Научное творчество требует вдохновения и эту роль  выполняет «аниматор идей» - советник «генератора». На педагогах лежит ответственность за подготовку кадров.

На эффективность исследований оказывает влияние не только  наличие вышеперечисленных  типов, но и их соотношение в научных коллективах. Если разработчики новых идей  составляют большинство ученых, то генераторы идей - меньшинство. Недостаток  разработчиков, так и «излишек» генераторов, формальное увеличение  объемов финансирования, не способствуют результативности научных исследований.

Особенности труда ученого, каким бы он не был творческим и престижным, заключается в тяжелой и самоотверженной работе на пределе полной самоотдачи. Условны критерии научных достижений - Нобелевские  и другие премии, количество (рейтинг) публикаций и проданных лицензий, индекс цитирования, членство в зарубежных научных обществах и академиях. Адам Смит, написавший за свою жизнь всего две книги, безнадежно отстал от многих отечественных «ученых», подписавших  дюжину чужих трудов. Даже такой критерий, о котором уже говорилось выше, как звание «академик» весьма относителен и часто свидетельствует не о степени ума, а об отсутствии совести. Пессимист Шопенгауэр вообще считал, что «...в академиях всегда  восседает  посредственность».

За всю историю Нобелевских премий  с 1900 года  лауреатами стало всего 19  граждан Российской/Советской империи, из них за научные открытия - 13,  литературу - 4 и  премии  за мир - 2. Из ученых-лауреатов получили  премии до революции  Иван Павлов и Илья Мечников, проработавший 28 лет в Париже. Большинство  советских  ученых-лауреатов удостоились премии за открытия, совершенные в 30-е годы. После Петра Капицы (1970) только через три десятилетия присуждена премия  российскому физику Жоресу Альфёрову в области науки. Все ученые-лауреаты жили на территории  современной Российской Федерации, большинство  получили высшее образование в столичных городах Санкт-Петербурге и Москве,  четверо обучалось (стажировалось)  за рубежом. 

Важную роль в подготовки Нобелевских лауреатов  играют  научные школы. Так в области и экономики за период 1969-1993 гг.  лауреатами стало 34 ученых, из  них американских -22 и английских - 5. Деятельность  большинства  ученых-лауреатов была связана с ведущими экономическими  школами: Чикагский, Колумбийский университеты  и Массачусетский  технологический институт в США,  Лондонская школа  экономики в Англии.

Мировая база данных, хранящая содержание  основных научных журналов,   создана  Институтом  научной информации США в Филадельфии. В компьютерной памяти института собраны данные за период  с 1969 года и  реализуется проект  ввода в  банк данных  публикаций всех научных статей  за прошедшее двадцатое столетие.  Здесь  впервые был введен  такой показатель  труда ученого как индекс цитирования, определяющий количество ссылок на ту или иную статью. Таким образом,  определяется индекс для  отдельного автора, журнала, организации  и страны. Если  твоей статьи нет в этой известной базе данных, значит, как ученый, ты не существуешь в мировой сокровищнице знаний. Наиболее высокие рейтинги индекса цитирования имеют западные ученые. Их восточнославянские коллеги  также установили своеобразный  рекорд. В России и Украине  имеются  академики в пятой степени (члены пяти научных академий), чей индекс цитирования  в филадельфийской базе данных составляет абсолютный ноль.  Условно  считается, что если статья  вызвала сто и более  цитирований в год,  она имеет мировое значение. Этот рубеж необходимо преодолеть в течение двух лет  и для научных журналов, чтобы попасть в базу данных. Здесь  содержатся  сведения примерно о семи тысячах  журналов, издающихся  или переиздающихся на английском языке. 

 У ученых из Восточной Европы только у немногих рейтинг цитирования превышает более ста ссылок. В филадельфийской базе данных Россию представляют 119 журналов, тогда как Польшу и Украину, соответственно, 34 и 8 изданий. В базе данных доминируют журналы США (34%), далее идут  Великобритания (19%), Голландия (10%),  Германия (7%),  Швейцария (3%),  Япония, Франция и Россия (по 2%).  Доля Украины составляет  всего лишь 0,12%. Самые популярные в мире научные журналы имеют по числу ссылок  в среднем на одну статью уровень цитирования от 37 до 40. Относительно благоприятно восточноевропейские страны  (преимущественно Россия)  выглядят по индексам цитирования в области  математики и физики, материаловедения и химии.  Катастрофически  выглядит наука  в области психологии,  генетики,  клеточной биологии, физиологии и медицине.  Нижайший рейтинг имеют  научные направления, связанные с исследованием общества,  экономики и человека. Этим, возможно, и объясняются многочисленные ошибки в области социальной трансформации - политических и экономических экспериментах.

 

***

Катастрофическое  положение с гуманитарной наукой обусловлено  её длительным пребыванием за «железным занавесом» и обслуживанием власти, что особенно наглядно видно  на примере отечественной экономической науки, утратившей преемственность  научных школ и длительное время  пребывавшей в зоне, свободной от нравственности. Как точно выразился советский академик С.Г. Струмилин (1877 - 1974), среди марксистов  тезис о независимости науки не мог пользоваться  большой популярностью - существовала  только классовая  наука, служащая пролетариату.  А так как вместо гегемона пролетариата установилась  диктатура  партийной номенклатуры, то с вопросом «кому служить»  было ясно. И Струмилин  этого не скрывал,  считая «центральным фокусом плана» не предвидение, а «задание и предуказание». Одна из работ Струмилина конца 20-х годов  называлась «На плановом фронте». В ней планировщик-коммунист (как он себя называл) с кавалерийским  азартом  призывал громить, обезвредить, уничтожить  и изолировать врагов на  методологическом,  историческом, экономическом и арифметическом фронтах.  Как это сделать - задача уже другого ведомства. В результате  был уничтожен золотой фонд  экономической науки, в том числе ученые с мировым именем Н.Д. Кондратьев (1892 - 1938) и А.В. Чаянов (1888 - 1937), дважды репрессированные (1931, 1935) и дважды реабилитированные. А Струмилин  избирается или, точнее, милостиво  назначается действительным членом  Академии наук СССР и становится выдающимся (в пределах государственных границ)  экономистом. Уже в  1980 г. под редакцией  крупнейших советских  ученых-экономистов вышло  последнее издание классика социалистического планирования «На плановом фронте», где содержалась рекомендация-определение: «Директор завода - не хозяин предприятия, а только  подотчетный  агент советской власти».  

Будущие советские специалисты и академики учились  по «оригинальным» экономическим учебникам. Здесь ключевыми (наиболее  повторяемыми) были  слова: враги социализма и народа,  предатели и шпионы, террористы и диверсанты, негодяи и подонки, бандиты и убийцы,   подлецы. Перечень «основных  понятий» приводится по фундаментальному учебному  изданию  «Развитие советской экономики» (1940), утвержденному  Всесоюзным комитетом  по делам высшей школы при Совнаркоме СССР.

Советская экономическая наука  была  самой передовой  в мире  по выполнению  предсказаний сверху. Методика расчета  экономической эффективности  не имела зарубежных аналогов, так как  обеспечивала  получение любого заданного эффекта  на бумаге. Когда потребовалось с помощью науки ускорить победу в  историческом сражении  социализма с капитализмом, в качестве «чудо способа»  было предложено  экономико-математическое  моделирование. Эксперимент закончился  поражением сторонников системы оптимального функционирования экономики в условиях «развитого социализма».  Жизнеутверждающая  и оптимистическая статистика непременно сравнивала отечественные и зарубежные   производственные показатели, определяющие прогресс во времена  прабабушек. Поэтому закономерно,  что когда «агенты» советской власти  начали руководить  строительством  уже капитализма,  «результаты» не заставили себя ждать.

Долгое время советская экономическая наука  была  полузакрытой, преимущественно защищались диссертации для ограниченного служебного пользования, чтобы не только «враги», но и широкая общественность не узнала  реального положения дел. Казалось бы, когда занавес секретности пал, полки магазинов должны ломится от  персональных трудов отечественных ученых-экономистов, написанных на основе собственных мыслей. Но этого  не произошло. В условиях  замкнутого корпоративного мира выросли «научные школы» имитации  творческого труда или, просто говоря, школы графоманов.

Библиография трудов свидетельствует, что индивидуально-публикационный рейтинг большинства из научной номенклатуры составляет  ничтожно малую величину. Подавляющая  часть  самой высокооплачиваемой и исправно получающей денежное довольствие научной  элиты, остепененной  уже в далеком прошлом на цитировании  классических трудов  главного «могильщика» капитализма, сегодня не замечена в написании собственных  работ.

Представьте шахтера, давно не спускавшегося в забой, пишущего президенту страны рекомендации по добыче черного золота. Представьте крестьянина без выращенного урожая, направляющего в различные инстанции  докладные записки об эффективности сельского хозяйства. Представьте, наконец, западного ученого, не имеющего интеллектуальных трудов, но возведенного  к вершинам власти. Но зачастую именно подписи «голых королей» от науки стоят  первыми в многочисленных  рекомендациях властям по совершенствованию  реформирования и управления экономикой.

 

***

В целях  создания конкуренции и плюрализма  по западному образцу  были созданы  многочисленные общественные академии, которые в другом социуме привели к опасной девальвации  ученых званий. Несомненно, Восточная Европа  добилась  впечатляющих  успехов  в развитии  науки и по числу  академиков на душу населения вышла на первое место в мире. Но вместе с чувством  гордости, закрадываются сомнения. Или славянская земля  начала ускоренными  темпами рождать гениев или это «новые ломоносовы», вышедшие на столбовую дорогу  науки и власти в поисках добычи. Для такого утверждения  имеется несколько оснований.

Во-первых, академиков стало  на порядок больше, чем ученых. Во-вторых, при ближайшем рассмотрении оказывается, что большинство из них  проявило себя в способностях собирать «дань» с чужих трудов, в  «приватизации» чужих мыслей  и идей. В-третьих, именно эта титулованная, профессионально  некомпетентная  научная «элита», зародившаяся в другой стране и при других  социально-экономических  отношениях, зачастую правит  бал не только в науке, но и в государстве. Сколько таких  мнимых  «голых королей» впорхнуло  на вершины власти.

Широкое распространение получил миф о бедственном положении науки из-за дефицита государственного бюджета. Стало модным  сравнивать расходы  на науку с высокоразвитыми  странами, забывая при этом, что  богатое государство  не может позволить  роскоши бессмысленной траты  капитала. Прежде чем говорить, много или мало выделяется  средств на науку, необходимо  эффективно использовать то, что имеем. В условиях дефицита государственного бюджета происходит исключительно немыслимое распыление средств на  научную и инновационную  политику. Многие из них распределяются по «персональным огородам», контролируемых теми, кто в них «пасется». Даже если индивидуально-публикационный научный рейтинг руководства давно зашкалил на нуле. Удивляться не приходится, номенклатурный балласт  стал нормой отечественной науки.  Вероятно, только президентам многочисленных академий известен сейф в швейцарском банке, где  хранятся  мысли, идеи и персональные  труды  многих действительных членов.

Наука стала частью теневых социальных отношений. В созданных «подпольных цехах» производятся фальшивые «мыльные» диссертации для «элиты в законе». Уровень  финансирования и зарплаты  ниже допустимого уровня привел к имитации  научной деятельности. Государство делает вид, что платит, а ученые  делают  вид, что работают. При дефиците государственного бюджета продолжается финансирование издания  «мыльных» научных трудов и учебников. Складывается впечатление, что  многие из них  были написаны на другой планете, где связь с землей в  последнее десятилетие отсутствовала.

Возможно, кому-то  издержки  на «высокие технологии» сохранения «голых королей» науки  покажутся  незначительным по сравнению с  крупномасштабным  разбазариванием  государственного богатства. Но именно с имитации  научно-исследовательской деятельности, «мыльного» проекта, необоснованного  прогноза  или  тенденции развития  начинают материализоваться «результаты»  в виде спада производства, огромных  убытков, реального падения уровня и качества жизни.

В Восточной Европе продолжают  существовать  крупные по штату, но малоэффективные по научным результатам, институты. По сравнению  с ними, например, Институт экономического анализа при Нью-Йоркском  университете или известный в Европе  Венский институт  сравнительных экономических  исследований со штатами в 20-25 человек выглядят  карликами.

«Железная логика» подсказывает  простые  варианты реформирования  науки. Во-первых, ожидание «светлого будущего» в государственном финансировании расходов на науку и образование. Во-вторых, сокращение численности  научных кадров. Однако при существующей организации  науки  оба пути проблематичны. Финансирование передовой по численности, но «карманной» (обслуживающей власть) и малоэффективной по результатам науки могло  позволить лишь  богатое советское государство.

Арифметическое  сокращение численности кадров также  не всегда дает  желанные результаты. Не простой вопрос, с кого начинать этот процесс - с молодого исследователя или с руководителя. При существующей статусной коммуникации в науке из институтов, прежде всего,  выгонят  тех, кто может творчески работать. Нищенская зарплата и уравниловка  в оплате труда  вынуждает  уходить  из институтов  наиболее перспективных сотрудников.

Руководители  большинства  научных  учреждений и вузов сформировались в советское время. Это, в первую очередь, покладистые администраторы, выполняющие «предуказания» сверху. Как правило, их личный вклад  в науку измеряется размером персонального кресла. Директора-хозяйственники заинтересованы в крупных  научных коллективах, где проще собирать «дань» с чужих трудов. Они заинтересованы в сохранении многочисленного и послушного  «балласта». Поэтому при существующей организации науки  увеличение финансирования приведет только к восстановлению  чернорыночных отношений в интересах  физического лица, а не государства.

Когда норма прибыли при номенклатурном капитализме  и бизнесе на государственных ресурсах   достигает  сто и более процентов наука становится обузой для власти. Как бы сказал  литературный герой  из романа Федора Достоевского «Бесы»: «Не надо образования,  довольно науки! И без науки хватит  материала на тысячу лет...». Конечно, дико в  начале XXI века, отрицать  науку, но её можно  имитировать. Подлинная наука опасна, так как  вызывает у исследователя естественное  безусловное желание знать, что есть  на самом деле. Думающий человек  смертельно опасен для  маргинальной власти, поэтому  она стремиться  воплотить в жизнь манифест «Бесов»: «Первым делом понижается уровень наук и талантов. Высокий уровень  наук и талантов доступен  только высшим способностям, не надо высших способностей! Высшие способности всегда  захватывали власть и были деспотами!».

 

***

В большинстве стран успешной модернизации во главе её стояли интеллектуалы, как правило,  получившие качественное образование. Все чаще аристократия уступает меритократии (элите качества).  Например, в Британии  наиболее  способные выпускники государственных учебных  заведений   опережают  в деловой карьере  джентльменов из Оксфорда и Кембриджа. Особенно высоким интеллектом, трудолюбием и конкурентоспособностью  отличаются выпускники  Лондонской школы экономики. 

При трансформации отечественной науки  необходимо учитывать  прошлое. Советский Союз стал  мировой державой благодаря научно-техническим достижениям  в области производства ядерного оружия. Однако массовый приток в советскую науку был обусловлен не только  техническим прогрессом и относительно высокой оплатой труда, но и идеологическими целями. Если сталинский набор  в партию из низов использовался в борьбе  со «старой гвардией», то массовость  способствовала партийности общественной науке, где можно было сделать  карьеру  на борьбе с инакомыслием личности. Последствия «массового призыва» в вузы   в 60-х годах  в конце ХХ века  проявились  в  посредственности  руководства высшего образования и науки.

Низкий уровень общеобразовательной культуры  был  характерной  особенностью советской власти. В условиях тоталитарного государства  этот недостаток  компенсировался «железным занавесом», замкнутой экономикой и возможностями использования дешевого рабского труда и  интеллектуального  потенциала  дореволюционного поколения - царских специалистов и инженеров. В современных  правовых демократических государствах Запада  «власть посредственности» компенсируется, преимущественно,  общеобразовательным уровнем культуры меритократии и аристократии,  среднего класса   и  их экономическим достоинством. Но когда  эти сословия отсутствуют (например, в России и Украине),   низкий общеобразовательный уровень  власти в условиях открытого общества и экономики превращается в  огромную  разрушительную силу. Причем, часто внешние атрибуты  образованности (дипломы  ведущих  советских  вузов) не  обеспечивают уровень культуры и гуманитарного (европейского) образования.  Даже Московский государственный университет  им. М.В. Ломоносова, занимающий среди  мировых вузов  ведущее место  в  табеле о рангах,  давал гуманитарное (марксистско-ленинское) образование не адекватное европейскому.  Что наглядно продемонстрировали последние  советские лидеры своими  действиями по реформированию общества и экономики.    После падения «железного занавеса»   многие политические лидеры превратились  в абсолютно  безграмотных  людей,  не умеющих мыслить по-современному. И именно им  было доверено  управление  государственным кораблем,  плывущим к берегам другого социума.  Символы демократии  использовались в качестве  булыжника (популярного в прошлом оружия  люмпен-пролетариата) в борьбе за власть. 

Наука и образование как стратегический ресурс общества  не нужны в тактической борьбе за власть. Так как нет  положительных тенденций  на пути к  цивилизованному рынку, трудно надеяться на  спрос  фундаментальных и прикладных наук. Реально возрос спрос на  политологию,  социологию, юриспруденцию, призванных обслуживать партию  власти в борьбе за власть  и охрану  приватизированной (разворованной) собственности.  Наблюдается  формирование теневой науки,  ориентированной на  корпоративно-криминальные  группы.

После окончания «холодной войны»  и прекращения гонки вооружений  наметился  кризис мировой  фундаментальной науки (преимущественно, физики) и расширилось финансирование  в области генетики и информационных технологий.  Однако оплата труда ученого  остается на несколько порядков ниже, чем в спорте и шоу-бизнесе.  Средний заработок  западного ученого  немногим больше оплаты труда в промышленности, а в постсоветских странах стал значительно ниже. Наблюдается понижение интереса у  молодежи к фундаментальным знаниям,  оказывающим огромное  воздействие  на существование мировой цивилизации.

Восточная Европа вошла  в новый век  с «одичавшим сознанием», упрощенным представлением  о социальной реальности. Модным стало утверждение о необходимости пройти  свое Возрождение? Пожалуйста, как грибы  растут  соответствующие  партии и движения, разрабатываются  государственные и  региональные программы, имитирующие  реальность. Что там еще в Европе проходили - Просвещение? Еще раз, пожалуйста. Институты  переименовываются  в национальные  университеты  и академии, часто не имеющие  материальной основы  для качественного образования, а оплата  труда не обеспечивает  профессиональное достоинство преподавателей. При этом не вспоминается действительная природа Просвещения  - дать  входящему  в современный мир человеку  вместо арифметического набора  разных дисциплин способность думать  своим умом  и ориентироваться в социуме без внешних наставников и авторитетов. Истинное Просвещения - это неистребимое  человеческое стремление к чести, скромности  и правдивости  перед  самим собой.

Что делать?  Успешная социальная трансформация общества возможно только тогда, когда государство осознает значимость производительной силы науки как высшей школы мышления.  Сохранение  низкого уровня  науки и образования создает  морально-психологический климат  для торжества посредственности над талантом и  благоприятные условия для приватизации ученых званий и степеней, чужих мыслей и идей.  Содержание  многочисленной и малоэффективной  науки  становится  непозволительной роскошью  и этической  проблемой для  бремени налогоплательщиков бедного государства.

Но было бы несправедливо во всем винить власть. Если ученый ищет  причины бедственного положения  только вне себя и не предъявляет  повышенные требования к личному творческому труду, продолжает излагать мысли «дубовым» языком, почему-то называемым «академическим», трудно рассчитывать на успех.  Но ни одни - даже самый лучший  президент в мире, ни одно самое  замечательное правительство не смогут  это сделать, если сами научные работники  не изменят себя. Требуется длительное  время для формирования науки здравого смысла, в основе которого  приоритет личности ученого и его интеллектуальный труд. 

 

***

Одним из итогов отечественной культуры ХХ века является феномен Великих маргиналов, оказавшихся  на «краю» официальных общественных отношений. Зачастую вершины мысли  достигали  не купленные властью  и пресыщенные  материальными благами  деятели от науки и культуры, а наиболее гонимые и преследуемые, прошедшие  через эмиграцию или застенки ГУЛАГа, испытавшие материальные  и физические лишения, находившиеся на границе выживания и смерти. Но именно они, в конце концов,  поднялись из небытия к заоблачным  вершинам мировой  науки и культуры (В. Леонтьев, П. Сорокин, Н. Бердяев, Н. Кондратьев, М. Бахтин, А. Чижевский, А. Лосев,  Л. Гумилев  и немногие другие). И, наоборот, сколько остепененных высокими званиями и должностями, выставляющими себя за царство истины, поглотил  бушующий океан иллюзий. Каждый выбирает свою судьбу. У каждого  свои  ландшафты  жизни.

Карнавальная драма одновременной смерти старого и рождения нового мира не знает границ. Обществу с разрушенными традиционными устоями грозит опасность превратиться в периферию человечества. Лишь когда  интеллектуальное возрождение  бесконечного движения мысли, сопряженное  с великим  движением капитала оплодотворит родную землю, можно будет сказать, что мы в Европе. Но и Европа всего лишь  большой полуостров Евразии.  И чтобы глубже понять природу расколотой цивилизации обратимся к раскаленным евразийским рубежам вражды и мира.

Резюме

Коммуникационная природа  культуры основана на драгоценном свойстве пограничья.  Если эта рубежность  разрушается  ради «чистой» национальной культуры или возводится «железный занавес» в духовном или интеллектуальном  пространстве,  демоны провинциализма  начинают  вырываться на поверхность  общественной жизни.

В Восточной Европе наблюдается имитация европейской реформации (борьбы за совесть) и европейского Просвещения (влечения к чести).

Не произошло интеллектуального возрождения  бесконечного движения мысли, сопряженное  с великим дивжением капитала. Восточная Европа стала  дальше от Запада,  а власть усвоила преимущественно сантехнические евростандарты.

Наступил час истины. Пришло время избавится от крайностей мессианского величия и  самобичевания. Чтобы преодолеть упущенное время и не  превратиться в «черную дыру» человечества, надо научиться думать и жить своим умом. 

 


 Назад Далее

 

 


 

«Геополитика сверхдержав»

Америка. Утомлённая супердержава Падение и взлет китайского Дракона Имперская геополитика. Великий час мировых империй Путь к процветанию государства

 


Воспоминания
Ландшафты памяти
Ландшафты путешествий. Города и страны
Ландшафты поэзии, музыки и живописи


Избранные статьи и посты
ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ПРОСТОРАМ РОДИНЫ ЧУДЕСНОЙ
Шейх Заид. Самая выдающаяся исламская личность


Павел Флоренский. Русский Леонардо да Винчи
Максим Горький. Писатель, купленный любовью народа
Иван Бунин. Певец пограничья природы
Анна Ахматова. Парящая в небесах
Николай Гумилев. Конкистадор истоков человеческой природы 
Николай Заболоцкий. Поэт философской лирики


Бесподобная Элеонора. Королева мужских сердец
Анна Вырубова. Фрейлина, монахиня, оклеветанная
Трафальгарская Венера. Символ красоты и силы духа
Париж. Лувр. Гимн обворожительным женщинам


Трансильвания. Замок Дракулы. Вампирский бренд Румынии
Где присуждают и вручают Нобелевские премии
Олимпийские игры. От Древней Греции до Сочи
Гибель мировой секретной империи
Великий час кораблей пустыни
Неугасающий ослепительный блеск Венеции
Карибы. Святой Мартин. Остров двух господ