logo
Институт геополитики профессора Дергачева
Сетевой проект
Аналитический и образовательный портал
«Пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет». Мартин Хайдеггер

Геополитика. Русская энциклопедия

Интернет-журнал

Геополитика. Русская энциклопедия

Геополитика. Русская энциклопедия

Предисловие

Часть первая. Введение в цивилизационную геополитику (геофилософию)
Глава 1. Интеллектуальные истоки
Глава 2. Философия пространства
Глава 3. Покорители пространства

Часть вторая. Мировые цивилизацииx
Глава 4. "Мир равноразных миров"
Глава 5. Вечное настоящее Древней Греции
Глава 6. Великий китайский порядок
Глава 7. Западная цивилизация
Глава 8. Притяжение Европой
Глава 9. Исламская цивилизация
Глава 10. Цивилизационные вызовы

Часть третья. Расколотая цивилизация
Глава 11. "Страна вечной беременности"
Глава 12. Политическая трансформация
Глава 13. Социальная трансформация

Часть четвертая. Евразийские рубежи вражды и мира
Глава 14. Евразийская геополитика
Глава 15. Расцвет и гибель империй
Глава 16. "Пороховая бочка" Европы
Глава 17. Крымский микрокосмос
Глава 18. "Солнечное сплетение" Евразии
Глава 19. От Каспия до Афганистана
Глава 20. Когда власть взывает К Богам

Часть пятая. Геостратегия
Глава 21. Каким будет мировой порядок?
Глава 22. Пути войны и мира
Послесловие
Использованная литература
Рекомендуемая литература
Избранные мысли
Основные понятия цивилизационной геополитики




   
   
   
Союз образовательных сайтов    
Яндекс цитирования    
Рейтинг@Mail.ru    
   



Лекции Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи


Обсудить статью в дискуссионном клубе

Владимир Дергачев. Цивилизационная геополитика (Геофилософия)
Междисциплинарный учебник для вузов. Киев: ВИРА-Р, 2004. - 672 с.


Часть пятая. ГЕОСТРАТЕГИЯ

«Человек расширяет путь, а не путь человека»

Конфуций

 

Географическое пространство Земли имманентно. На его просторах  стратифицировалось множество миров различной соразмерности.  Невозможно навсегда  «перепрыгнуть» в пространство другой  цивилизации, не утратив свой культурно-генетический код. Какой великий соблазн  получить ответ на вечный выбор пути социально-экономического развития в реальном географическом пространстве.  Христианские пророки указали путь к благоденствию, проходящий через  внутренний мир человека. Но люди различаются друг от друга. Одни верят в трансцендентного Бога, другие отдают предпочтение Природе и вере  собственные силы и возможности. В этом противоречии рождается преобразующий имманентный  мир человек.  Нельзя найти ответа на выбор пути в истории, вместе со временем в нашу жизнь проникает трансцендентное. И здесь человека подстерегает опасность. Бесконечное движение мысли  заменяется Богом или культовым вождем. Возникает  соблазн переложить ответственность за будущее. Трансцендентное  проникает в имманентное на почве христианства, ислама или другой религии. Но к каким бы то звездам или богам мы не устремлялись, всегда найдется преобразующий имманентный мир человек. На этой бесконечной дороге выбранное многомерное пространство соразмерности откроет другой мир.

Глава 21. КАКИМ БУДЕТ МИРОВОЙ ПОРЯДОК?

После падения Берлинской стены и распада СССР начались грандиозные геополитические сдвиги с неопределенными последствиями. Исчезла главная геополитическая ось   биполярного мира «Восток - Запад». В результате нарушился баланс сил, сложившийся после Второй мировой войны. Обладание ядерным оружием перестало быть гарантом мира. Проблема нераспространения военных ядерных технологий вышла из под контроля двух политических блоков. Усилилась политическая  и экономическая взаимозависимость государств на разных уровнях пространственной иерархии. На фоне повышения статуса одних государств происходит деградация других  и смена геополитических кодов.  Появились  концепции  нового мирового порядка, в которых приоритет отдается  Рынку и Демократии или усилению национализма и сепаратизма.

Геостратегические сценарии

Геостратегия - это искусство нейтрализации разрушительных для социума последствий  внешнего или внутреннего  вызова (отрицательной энергетики) многомерного коммуникационного пространства. Геостратегия создает основу для  разработки технологий реализации приоритетов национальной безопасности, предотвращения военно-политических, социально-экономических  и других  катастроф, зарождающихся на энергонасыщенных рубежах.

Во второй половине ХХ века  широкое распространение на Западе получила теория конвергенции, созданная  Питиримом Сорокиным  и в последующем модернизированная У. Ростоу, Дж. Гелбрейтом и другими. Согласно теории, капиталистическая и коммунистическая системы  должны были  коренным образом реформироваться через взаимное  усвоение преимуществ соперника, вобрав  лучшие черты  от  атлантизма и континентализма. Запад весьма эффективно использовал мондиализм в «холодной войне» против СССР и стран Восточной Европы. Капитализм ввел  определенные элементы  планового регулирования экономики и расширил программы социального обеспечения, что  наряду с научно-техническими  и другими достижениями способствовало  переходу к  постиндустриальной эпохе. Идеи теории конвергенции были использованы   в американской геополитике  при  разработке сценария единого мирового порядка во главе с США. Но как показало время, после распада Советского Союза на роль сверхдержавы  стал претендовать коммунистический Китай. Если раньше биполярность была представлена государствами христианской цивилизации, то  в будущем Соединенным Штатам придется вести поиски баланса сил с Китаем - страной с другим культурно-генетическим кодом.

Идейной основой теории глобализации стал проект  планетарного существования человечества  на основе Рынка и Демократии.  По своему содержанию этот  «геоэкономический проект» переустройства мира  стал промежуточным вариантом  между атлантизмом и мондиализмом. На Западе широкое распространение получила концепция  «золотого миллиарда»,  объединяющего богатые «правильные» страны. Однако романтизм в подходах к новому мировому порядку оказался преждевременным.

Нельзя измерять современный многоликий мир только с позиций геополитики силы. С распадом Советского Союза исчез альтернативный проект будущего, служивший одной из путеводных звезд для Третьего мира - неспокойного  и преимущественно бедного Юга. Существование СССР создавало не только военно-политический, но и межцивилизационный баланс в мире. Запад, считающий себя победителем в «холодной войне», разрушил плотину, предохраняющую его от хаоса. В результате символом борьбы с Западом стал исламский фундаментализм в его крайнем проявлении -  политическом терроризме.   Как это не покажется парадоксальным, но чтобы  частично восстановить баланс межцивилизационного диалога,  необходима сильная Россия, имеющая собственный проект будущего и не стремящаяся стать маргинальной частью богатого Запада. Неоправданными оказались прогнозы об уменьшение  значения в мировой политике  Третьего мира и всего южного полушария. Как показала действительность, конфронтация на геополитической оси Запад - Юг может не только  усилиться, но  приобрести такие формы как политический терроризм, против которого существующая военная мощь может оказаться неэффективной. 

Получили дальнейшее развитие  идеи американского геополитика Сола Коэна о полицентризме и балансе геостратегических сил. В труде «Геополитика в новую мировую эпоху: перспективы старой дисциплины» (1994) ученый придерживается точки зрения, что если классическая геополитика  была  частью арсенала  конфронтации  и войны, то новая геополитика  может стать  инструментом  формирования международного  мира и кооперации. Для этого необходимо  делать акцент на изучение  динамики не только  физических, но и общественных процессов. Автор  подробно останавливается на  новом наполнении  «старых» геополитических понятий. Военный «баланс силы» уступает  место новой  иерархии мировой системы так называемой «полиократии» (власти множества), где взаимоперекрещиваются сферы интересов, различные уровни гегемонии, национальных и транспортных  компонентов и т.д.  Современная  геополитическая структура мира включает новое значение  «зон конфликтов», основных «осевых пространств» и геополитических «ворот».

Английские  ученый П.Тэйлор  рассматривает мир как жесткую иерархическую систему с доминированием стран  «ядра» и «главной» державы. Периоды  относительной геополитической стабильности, характеризующиеся господством  ведущей  державы, он связывает с  кондратьевскими циклами  экономического  развития.  Переход от одного мирового геополитического порядка  к другим происходит  в течение коротких драматических периодов, таких как  мировые войны, эпидемии и голод. Хотя концепция  Тэйлора базируется  на экономическом фундаменте  теории  длинных циклов,  причины мощи государства он видит,  прежде всего,  в привлекательности идей, лежащих  в основе его внутренней и внешней политики. Тэйлор отвергает  возможность конфликта  между Севером и Югом,  но не исключает возрастание интеграционной  роли исламского фундаментализма. Он выражает тревогу  по поводу поднимающейся волны национализма и дальнейшего дробления государств. Ученый  считает идею нации - государства наследием европоцентризма, способным дестабилизировать мир.

В 1989 году в США была опубликована  статья профессора Френсиса Фукуямы «Конец истории?», а в 1992 году вышла книга «Конец истории и последний человек», переведенные во многих странах и  вызвавшие широкие отклики. Согласно концепции   Фукуямы   наступает «конец истории» и начало  планетарного  существования человечества, когда  регионы  планеты начнут переструктурироваться, ориентируясь на  самые мощные  экономические ядра-центры. Ученый отмечает фундаментальные изменения во всемирной истории. ХХ век был пронизан идеологическим насилием, когда либерализм  вынужден был бороться с остатками абсолютизма,  большевизмом и фашизмом и новейшим марксизмом, грозившими ввергнуть мир в апокалипсис ядерной войны. И только в конце столетия, вместо    конвергенции капитализма и социализма,  вновь наступает прерванный  триумф  западной либеральной демократии. С концом холодной войны наступает конец истории как таковой, завершение идеологической  эволюции  человечества и утверждения  либеральной демократии западного образца в качестве  окончательной, наиболее разумной формы государства. Часто возвышение и падение великих государств  объясняют  экономическим перенапряжением. Современный мир  обнажил  нищету материалистических теорий экономического развития. Несомненно, свободные рынки и стабильные политические системы - непременное условие  роста. Но, когда речь идет о странах Азиатско-Тихоокеанского региона, не менее значимы  культурно-исторические традиции,  трудовая этика, семейная жизнь,  бережливость и религия, которая,  в отличие от ислама, не накладывает ограничений на формы экономического поведения. Именно культура является, в сущности, материнским лоно экономики.

Политический либерализм идет вслед  либерализму экономическому. Сила либеральной идеи затронула  древнейшую из сохранившихся  китайскую  государство-цивилизацию. Падение  коммунистических режимов в Восточной Европе  ознаменовало крах левого тоталитаризма. События на «родине мирового пролетариата» - в Советском Союзе - забили последний  гвоздь в крышку гроба марксизма-ленинизма.

Но как пишет Фукуяма, хотя коммунизм  мертв, политического спокойствия не предвидится, так как на его место приходит  нетерпимый  и агрессивный  национализм. Поэтому будущее Восточной Европы какое-то время не будет  ни мирным, ни демократическим, оставаясь опасным  для западных демократий. В странах с традиционными элитами  формальная демократия  лишь маскирует  фактическое  неравенство и богатство. Демократия не всегда  подходит  для разрешения споров между различными  этнонациональными группами. Авторитарные режимы, ориентированные на рыночное хозяйство, зачастую оказываются  намного более эффективными для создания социальных условий экономического роста и со временем для становления демократических порядков.

После завершения   мирового  порядка  двух сверхдержав в научных кругах  развернулась дискуссия относительно  характера конфликтов и  войн в многополярном мире. В 1993 г.  американский политолог, профессор Гарвардского университета  и директор  Института стратегических исследований (в дальнейшем - директор библиотеки Конгресса США) Сэмюэл П. Хантингтон    (р. 1927) выступил с нашумевшей статьей «Столкновение цивилизаций», а в 1996 году  была опубликована  объемная книга «Столкновение цивилизаций и перестройка  мирового порядка». Лейтмотивом  концепции Хантингтона стал тезис: если   ХХ столетие являлось веком противостояния  идеологий, то ХХI  столетие станет  веком  столкновения цивилизаций и религий. Ученый пишет: «В мире после холодной войны  самые важные различия  между народами - не идеологические, политические или экономические, а культурные». Цивилизационные различия более фундаментальны, чем различия между политическими и идеологическими режимами. Религия разделяет людей сильнее, чем их этническая принадлежность.

Если во время «холодной войны» мир  был разделен  по политэкономическим признакам  на капиталистические, социалистические  и развивающиеся страны, то в настоящее время  все большее значение  приобретает  группировка стран по этнокультурным  особенностям. История человечества возвращается  к истории цивилизаций. Облик современного мира определяется  цивилизациями: западной, конфуцианской, японской, исламской, индуистской, славяно-православной,  латиноамериканской и , возможно, африканской. В наступающем веке  столкновение цивилизаций станет  доминирующим фактором  мировой политики. Наиболее  кровопролитные  межэтнические  конфликты будут  происходить вдоль линий цивилизационного разлома. Конфликт на рубежах  западной и исламской цивилизаций длится уже 1300 лет. И это многовековое противостояние не уменьшается. На северных границах ислама разгорается конфликт между  православными и мусульманскими народами. На южной границе усиливается антагонизм между арабами-исламистами  и языческими или христианскими народами Черной Африки. В качестве судьбоносных для человечества конфликтов  Хантингтон приводит  конфликты на Балканах и Кавказе.

Ученый  выделяет роль США в новом мировом устройстве: «В мире, где не будет главенства Соединенных Штатов, будет больше насилия и беспорядка и меньше демократии и экономического роста,  чем в мире, где Соединенные Штаты продолжают больше влиять на решение глобальных  вопросов, чем какая-либо другая страна. Постоянное  международное главенство Соединенных Штатов  является важным для благосостояния  и безопасности американцев  и для будущего свободы, демократии, открытых экономик и международного порядка на земле».

Тенденции этнокультурного регионализма   и межэтнических  маргинальных конфликтов  обусловлены  глубокими различиями в традиционной морали, истории и культуры, углублением  взаимодействия между народами и усилением  осознания собственной цивилизации.  В результате социально-экономических изменений происходит отдаление людей от традиционной морали. Устранение  и разрешение  этнокультурных различий (в отличие от политических и экономических) вызывает особые трудности. Усиливающийся экономический регионализм может увенчаться успехом только в границах общей цивилизации. Европейское сообщество  покоится на едином фундаменте западного христианства и культуры. Япония, наоборот  испытывает  трудности  в создании единого экономического пространства  в Восточной Азии из-за своих социокультурных особенностей.

Согласно Хантингтона, господству Запада приходит конец. В отличие от адептов западной цивилизации, утверждающих, что культура Запада  есть и должна быть  мировой культурой, Хантингтон придерживается иных взглядов. Он утверждает: «Запад уникален, но не универсален». Запад делает  западным  классическое наследство, западное христианство, разделение духовной и светской власти, господство закона, социальный плюрализм и гражданское общество, представительная власть, индивидуализм. Может ли Незапад скопировать Запад? Время от времени  лидеры незападных обществ на пути модернизации отказывались от  собственных культур и пытались  усвоить основные  элементы культуры Запада. Полными решимости  модернизировать свои страны были  Петр Великий и Мустафа Кемаль Ататюрк. В результате они  создали «разорванные» страны, неуверенные в культурной идентичности. Гораздо чаще лидеры незападных стран осуществляли модернизацию, отвергая  вестернизацию. Япония, Китай и другие восточные страны  заимствуют  избранные элементы западной культуры  и используют их  для  усиления  собственной  идентичности. Например, заимствование Китаем буддизма из Индии не повлекло за собой «индианизации» страны,  напротив, произошла китаизация буддизма.

На индивидуальном уровне  миграция людей  в незнакомые города, столкновение  с непривычной социальной средой, разрушают  их традиционные местные узы, порождают кризис идентичности. Возвращение к корням  обуславливается парадоксом демократии: когда незападные страны  начинаю  проводить выборы  на западный манер, демократия зачастую приводит к власти политические движения, выступающие за  возврат к своей «почве». Демократия  делает общество  более местническим, чем космополитичным. Вера   в западные ценности других народов аморальна  по своим последствиям. Хантингтон  призывает Запад  отказаться от иллюзии  относительно своей универсальности. Интересам Запада не  служат  беспорядочные вмешательства в споры других народов.  Главная ответственность за  сдерживание  и разрешение местных  конфликтов должна лежать  на  лидирующих странах той цивилизации,  которая доминирует  в данном регионе. В эпоху полицентризма  ответственность Запада  состоит в сохранении собственных интересов, а не в разрешении конфликтов  между другими народами, не имеющих  никаких последствий для Запада. Учитывая, что главная опасность для мира исходит со стороны  исламской и китайской цивилизации, Западу  следует поощрять  гегемонию России в славянско-православном мире. 

Хантингтон делает прогноз, что следующая мировая война, если таковая произойдет, будет  войной между цивилизациями. Чтобы её предотвратить, необходимо  гораздо глубже постигать  элементы общности и различий между ними, учиться существовать друг с другом.

Многие исследователи  оспаривают концепцию «столкновения цивилизаций» Хантингтона. Исторический опыт свидетельствует, что  конфликты внутри цивилизаций происходят  примерно в 1,5 раза  чаще, чем конфликты на их рубежах. Отмечается особая  ожесточенность  гражданских войн. Из 278 войн за период с 1480 по 1941 гг. 78 или 28% являлись гражданскими, а  в 1800-1941 гг. одна гражданская война приходилась на три межгосударственные. По данным немецких ученых  с 1945 по 1985 гг. в мире произошло 160 вооруженных конфликтов, из них 151 - в странах третьего мира.  За этот период только 26 дней  мир жил без конфликтов.  Общее количество погибших составило  от 25 до 35 млн. человек.

Геополитики  прогнозируют  кардинальные изменения на политической  карте мира. Одни считают, что тенденция к самоопределению  станет преобладающей, несмотря на  противодействие  сторонников  статус-кво. Экономическая и технологическая взаимозависимость охватит целые континенты, ныне  существующие государственные  границы  все больше  будут  терять свое значение.  Другие геополитики не исключают возможность  появления нового «железного  занавеса»,  длительного периода смут  и региональных конфликтов.

Вот только несколько примеров из геополитических прогнозов американских ученых. В Европе  Каталония и Страна Басков  официально выйдут из Испании,  Бретань отколется от Франции, Бельгия распадется на Фландрию и Валлонию. Новые государства  возникнут и в России и на Урале, Сибири и Дальнем Востоке. Получит независимость Чечня, Дагестан и Татарстан. Калининградская область, Тува и Бурятия  станут  автономными зонами. Значительная  часть Казахстана присоединится к России. Произойдут изменения в последней классической империи - Китае. В Америке  исчезнет Канада, а границы Соединенных Штатов примут  другие  очертания.

Нет однозначного ответа  о будущем Европы. Какова глубина возможного продвижения Европейского Союза на восток? На континенте имеются как сторонники дальнейшей интеграции, так и многочисленные оппоненты. Великобритания, Швеция и Дания не вошли в зону евро. Социокультурное пространство западной цивилизации делится на англосакский и романо-германский мир. Основу англосакского мира составляют Великобритания  и Соединенные Штаты, традиционно  тесно сотрудничающие  в области внешней политики.  Великобритания выступает против принятия в ЕС государств с «некомпетентными суверенитетами». «Железная леди» Маргарет Тэтчер в  книге «Умение управлять государством» обосновывает необходимость более  тесного  союза Великобритании  с Америкой вплоть до выхода из ЕС.

Наряду с существующими концепциями нового мирового порядка и геополитическими прогнозами, уже проявляются тенденции нечто опасного, скрытого под покровом абсолютной «справедливости».

«Справедливая» интервенция

Как отмечалось выше, доктрина «безграничной справедливости» является сущностью  американской геополитики. Еще в начале ХХ столетия  Соединенные Штаты, опираясь на доктрину Монро, начала оспаривать мировой порядок, при котором  Британская империя «правит морями». Была выработана концепция военно-морского господства Америки в Тихом и Атлантическом океане, нашедшая практическое воплощение особенно после строительства Панамского канала.  Во  время Первой  мировой  войны впервые крупный контингент американских войск высадился в Европе. Находящаяся в относительной изоляции от Старого Света  Америка  заявила о себе на международной арене в качестве крупного «игрока». Разрушительный характер войны ознаменовал  собой начало конца европейского культурного, политического и экономического превосходства  над миром. Американская  концепция национальной безопасности базировалась на геополитических принципах  изоляционизма «континентального острова» и  мощного военно-морского флота.

Вторая мировая война закончилась главным образом победой Советского Союза  и Соединенных Штатов, разгромом Германии  и утратой военно-морского могущества  Великобританией и Японией. Послевоенное устройство мира основывалось на биполярной модели, когда две сверхдержавы вели борьбу за мировое господство. Осуществилась на практике классическая геополитическая концепция противоборства Моря и Суши - мировой  военно-морской державы (континентального острова), господствующей в Атлантике и Тихом океане,  и крупнейшей  сухопутной евразийской державы, контролирующей «Хартленд». В геополитике это англоязычное понятие означает  «центральную землю», «сердце» Земли или срединный континент, овладение которым  открывает  возможность мирового господства.  Первоначально Восточная Европа, а после Второй мировой войны Советский Союз  отождествлялись с евразийским Хартлендом.

В «холодной войне» за  мировое господство Соединенные Штаты предложили «гуманизированную» геополитику с позиций силы. В новой геополитической доктрине  нацистское понятие «жизненного пространства» было заменено «зоной  жизненных интересов».  Гуманизированные принципы либеральной американской демократии и  права человека внедрялись с помощью не только военной, но и экономической мощи. При этом использовалась  политика двойных стандартов. Если Америка была очень заинтересована, например, в энергетических ресурсах, то  лояльным автократическим режимам прощалось нарушение не только прав человека.

В Евразии главные геополитические фронты конфликта  сконцентрировались на рубежах «Римленда».  Это англоязычное понятие  означает  береговую зону  Евразии или евразийский внутренний полумесяц, протянувшийся от полуостровной Западной Европы через Ближний Восток  и Персидский залив к Тихоокеанскому побережью Юго-Восточной и  Восточной Азии.  Именно здесь Берлин и Корея стали первыми плацдармами холодной войны, поделенными на Западный и Восточный Берлин, Северную и Южную Корею.

Помня  секретную советско-германскую (нацистскую) договоренность о главном  геостратегическом  направлении Советского Союза  на Юг к берегам открытого Индийского океана, США наращивают военную мощь в районе Персидском заливе, объявив его «зоной жизненных интересов». Советское вторжение в Афганистан сопровождалось  увеличением крупномасштабного американского  присутствия  на Ближнем Востоке. Только во Вьетнаме американцы проиграли  войну за усиление своего присутствия в Юго-Восточной Азии.

Если обратить внимание  на «зоны жизненных интересов» США, то они оказываются  в  местах, указанных в геополитических планах нацистской Германии (Средиземноморье, Турция, Персидский залив, Восточная Азия и другие).  В Средиземном море «прописался» 6-й флот США с ударными авианосцами, Турция стала членом НАТО, Персидский залив - зоной особых жизненных интересов,  на территориях Южной Кореи, Японии, Филиппин и других приморских азиатских стран размещены военные базы США.

Американские ценности и технологии  осуществили  широкое наступление  на основных стратегических фронтах евразийского Римленда. На дальневосточном фронте  совершили рывок к свободному предпринимательству  новые индустриальные страны. План Маршалла позволил не только за короткие сроки восстановить  Европу, но и  с помощью американской  политической и экономической культура «покорить» западноевропейские народы. Много сторонников  американских  материальных технологий на Востоке. Одним словом, Соединенные Штаты  смогли предложить народам Евразии, то на что оказался  неспособен Советский Союз. Догматическая идеология не смогла обеспечить  эффективное экономическое и военное соперничество.

Бесценным подарком для Америки  явилась конфронтация в советско-китайских отношениях, в результате которой геополитическое и геоэкономическое пространство «Хартленда» начало сужаться. Еще более желанным стало разрушение Хартленда изнутри в результате борьбы  за власть советских лидеров, лишенных стратегического виденья. Путь  на евразийские просторы (за исключением Китая и Индии) оказался открыт. Настало время  активных действий  американской евразийской геополитики. 

Континент Евразия занимает центральное место в классических геополитических концепциях. Здесь  расположены два из  трех  мировых центров  экономического и технологического развития в Западной Европе и Азиатско-Тихоокеанском регионе. В Евразии живет  75% населения  планеты, производится  свыше 60% мирового  ВНП и сосредоточено 80% мировых энергетических запасов.  Контроль за евразийским Хартлендом («сердцем» Земли)  является основой многих теоретических построений.

Более 500 лет назад Американский и Евразийский континенты  стали взаимодействовать  в политическом отношении. Но если в средневековье  европейцы открыли для себя Новый Свет,  то в  конце ХХ века  началась реальная военная, культурная и экономическая экспансия США в Евразии. Основой военной доктрины США стала  максимально мобильная, оснащенная  современной техникой,  немногочисленная  профессиональная армия,  её численность сократилась за последние десятилетия с 3,1 млн. до 1,4 млн. человек. Военно-промышленный комплекс США обеспечивает  не только внутренние потребности, но и свыше 50% мирового экспорта оружия, преимущественно в Евразию. Крупнейшими получателями американского вооружения   являются страны, расположенные  вдоль внешнего евразийского  пояса (Римленда),  - Турция, Израиль, Кувейт, Египет, Япония, Тайвань и Южная Корея. 

Целям евразийской геостратегии подчинена американская программа конверсии военно-промышленного комплекса. С завершением эпохи противостояния  двух сверхдержав в результате конверсии военного судостроения значительная часть мощностей заводов  начала использоваться для строительства  круизных суперлайнеров. Мегалайнеры могут  использоваться как базы дислокации  американских войск в   зонах «жизненных интересов» Америки  в евразийском  Римленде вдоль  всей внешней границы Хартленда.

 В 1999 году  американская  геополитическая стратегия «гуманитарного интервенционализма» была принята на вооружение НАТО. Наступил американский час истины.  Отныне любое «неправильное» государство  или «неправильный» народ мира  может превратиться в  объект прямого  военного вмешательства. За исключением коммунистического Китая, единственной страны, способной возвысить не только голос. Новая  североатлантическая доктрина вызвала  неприятие в мусульманском  мире, включая Саудовскую Аравию - главного стратегического партнера  США в зоне Персидского залива. 

В Евразии Западная Европа в отличие от США и Китая не является самостоятельной геополитической силой. Её благополучие основано на  зависимости от военной мощи Соединенных Штатов, на которые приходится 90% ракетно-ядерного потенциала НАТО. Если в экономической сфере  ЕС стремится  стать  сопоставимой с Америкой, то в военном отношении для этого потребуется отказаться от достигнутого уровня и качества жизни. Эгоизм живущих в достатке западноевропейцев этого не допустит. Отсюда  и истоки внешней политики с оглядкой за Атлантику. После американских бомбардировок Сербии, Западной Европе поручена правовая «зачистка» континента. И европейская Фемида ставит под угрозу существующую систему международного права.

В чем же состоит суть американского «гуманитарного интервенционализма» в отношении Евразии? Это «гуманизированная» геополитика с позиций силы. То есть, США не планируют военную колонизацию, они предлагают  внедрять демократические ценности и  «права человека» на евразийском континенте, а те,  кто откажется  от такого бескорыстного подарка, могут его  получить  с помощью самых «справедливых» бомб и ракет.  В сущности, в этой стратегии нет ничего нового. Эта средневековая геостратегия использовалась европейскими конквистадорами,  дарившими христианские ценности   местным народам Нового Света с помощью огня и меча. Через столетия новая Америка решила отблагодарить «несознательную часть» народов  Старого Света тем же способом. Причем, у американских политиков нет сомнений о спорности такого подхода к внешней политике. Они убеждены: что хорошо для Америки, хорошо и для остального мира, а ради собственных национальных интересов можно поступиться  интересами других народов.

Но даже самые изысканные интеллектуалы не могли предвидеть возможных союзников, оказавших неоценимую помощь, чтобы разрушить  евразийский Хартленд. Этим верным  и неожиданным союзником стала давно уже ориентированная на западные стандарты жизни, бывшая партийная номенклатура, в тактической борьбе за власть разрушившая  геополитическое  пространство Хартленда. А образовавшиеся этнонациональные элиты, отказавшись от своих корней,  бросились исповедовать холопскую стратегию «бомжей», за что получили от Запада сомнительное  звание «последних оплотов демократии».

Тектонические сдвиги  на политической карте мира впервые в истории выдвинули в роль мирового лидера  неевразийскую державу,  не обладающую длительной исторической памятью (всего двести лет государственности). Соединенные Штаты не смогут стать  геополитическим арбитром на евразийском континенте,  цивилизации которого являются носителями   тысячелетних  социокультурных традиций. После поражения и развала  Советского Союза Евразия по-прежнему сохраняет  свое геополитическое положение. Здесь наряду с Западной Европой сформировался новый  центр  экономического развития и растущего политического влияния Китая. Американский «гуманитарный интервенциализм» не сможет победить на евразийских рубежах цивилизаций, но он способен взорвать мир.

Резюме

Цивилизационная геополитика акцентирует внимание на  полицентризм в подходах к устройству мирового порядка. Крупнейшие  цивилизации предложили разные сценарии установления  порядка, в основе которых, например,  определенная сопряженность Космоса (Природы), Полиса и Души;  Мысли,  Власти и Капитала или Великий Китайский порядок. 

В современном мире доминирует мировой порядок, устанавливаемый единственной  мировой державой - Соединенными Штатами Америки.  Вместе с тем, американский «гуманизированный интервенциализм»  никогда не сможет победить с помощью военной силы  на евразийских рубежах цивилизаций, но способен взорвать мир. 

 


 Назад Далее

 

 


 

«Геополитика сверхдержав»

Америка. Утомлённая супердержава Падение и взлет китайского Дракона Имперская геополитика. Великий час мировых империй Путь к процветанию государства

 


Воспоминания
Ландшафты памяти
Ландшафты путешествий. Города и страны
Ландшафты поэзии, музыки и живописи


Избранные статьи и посты
ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ПРОСТОРАМ РОДИНЫ ЧУДЕСНОЙ
Шейх Заид. Самая выдающаяся исламская личность


Павел Флоренский. Русский Леонардо да Винчи
Максим Горький. Писатель, купленный любовью народа
Иван Бунин. Певец пограничья природы
Анна Ахматова. Парящая в небесах
Николай Гумилев. Конкистадор истоков человеческой природы 
Николай Заболоцкий. Поэт философской лирики


Бесподобная Элеонора. Королева мужских сердец
Анна Вырубова. Фрейлина, монахиня, оклеветанная
Трафальгарская Венера. Символ красоты и силы духа
Париж. Лувр. Гимн обворожительным женщинам


Трансильвания. Замок Дракулы. Вампирский бренд Румынии
Где присуждают и вручают Нобелевские премии
Олимпийские игры. От Древней Греции до Сочи
Гибель мировой секретной империи
Великий час кораблей пустыни
Неугасающий ослепительный блеск Венеции
Карибы. Святой Мартин. Остров двух господ