logo
Институт геополитики профессора Дергачева
Сетевой проект
Аналитический и образовательный портал
«Пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет». Мартин Хайдеггер

Геополитика. Русская энциклопедия

Интернет-журнал

Геополитика. Русская энциклопедия

Геополитика. Русская энциклопедия

Предисловие

Часть первая. Введение в цивилизационную геополитику (геофилософию)
Глава 1. Интеллектуальные истоки
Глава 2. Философия пространства
Глава 3. Покорители пространства

Часть вторая. Мировые цивилизацииx
Глава 4. "Мир равноразных миров"
Глава 5. Вечное настоящее Древней Греции
Глава 6. Великий китайский порядок
Глава 7. Западная цивилизация
Глава 8. Притяжение Европой
Глава 9. Исламская цивилизация
Глава 10. Цивилизационные вызовы

Часть третья. Расколотая цивилизация
Глава 11. "Страна вечной беременности"
Глава 12. Политическая трансформация
Глава 13. Социальная трансформация

Часть четвертая. Евразийские рубежи вражды и мира
Глава 14. Евразийская геополитика
Глава 15. Расцвет и гибель империй
Глава 16. "Пороховая бочка" Европы
Глава 17. Крымский микрокосмос
Глава 18. "Солнечное сплетение" Евразии
Глава 19. От Каспия до Афганистана
Глава 20. Когда власть взывает К Богам

Часть пятая. Геостратегия
Глава 21. Каким будет мировой порядок?
Глава 22. Пути войны и мира
Послесловие
Использованная литература
Рекомендуемая литература
Избранные мысли
Основные понятия цивилизационной геополитики




   
   
   
Союз образовательных сайтов    
Яндекс цитирования    
Рейтинг@Mail.ru    
   



Лекции Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи


Обсудить статью в дискуссионном клубе

Владимир Дергачев. Цивилизационная геополитика (Геофилософия)
Междисциплинарный учебник для вузов. Киев: ВИРА-Р, 2004. - 672 с.


Глава 7. ЗАПАДНАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ

Было бы наивно дать формализованный образ западной цивилизации. Это многоликий микрокосмос, оформившийся как результат пограничного опыта человечества. Отсюда множественность пространственно-временных рубежей, контактные, барьерные и фильтрующие функции которых прокладывали путь к созиданию через конфликт. Рубежность многомерного коммуникационного пространства выступает как стратегический ресурс развития цивилизации. Её необходимо рассматривать двояко - через "пограничное состояние" рационального и чувственного восприятия в географическом и духовном пространствах с различной коммуникационной природой (включая пассионарность). В географическом пространстве она проявляется в материальных контактах - завоеваниях земель; заселении, хозяйственном освоении и изменении природной среды, тогда как для духовного мира человека характерен контакт во времени. В результате стратификации разномасштабных пространственно-временных процессов сформировался современный образ Европы.

Духовная родина

Фундамент западноевропейской цивилизации замешан на пограничном опыте человечества - античности и христианстве. Древние греки впервые открыли человеческую душу и дух. Это величайшее открытие всех времен и народов, которое когда-либо совершалось и может быть совершено. Европейский мир родился из идей разума - порождающий идеи человек постепенно становится новым человеком. Вот как описывает основатель феноменологии Эдмунд Гуссерль  это событие. Философия древних греков не является их исключительной собственностью, но именно они нашли универсальный жизненный интерес в существенно новой форме чисто "теоретической" установки. Они занимаются теорией и только теорией. Этот процесс непрерывного новообразования включает межличностную коммуникацию, круг воспроизведения и воспроизводящего понимания идей. Мир идей формирует нового человека, живущего в конечном мире, но ориентированного на горизонт будущего - бесконечную смену поколений. В преодолении конечности природы суть величайшего открытия, что проявилось в виде идеализаций - величин и мер, чисел и фигур, прямых линий, полюсов, плоскостей и т. д.

В Древнем мире идет интенсивное освоение пограничного опыта между основными историко-философскими регионами в Европе, Индии и Китае. Вместе с тем научная мыслительная или "теоретическая" непрактическая традиция или установка удивления, возникшая в Древней Греции, отличается от практическо-мифологической установки индийской и китайской философии. У древних греков интерес к философии никак не связан с почвой народных традиций. Поэтому даже чужестранцы  начинают принимать  и участвовать в интеллектуальном процессе. Между приверженными традиция консерваторами и философствующими рано или поздно возникает конфликт, переходящий в сферу политической борьбы.  Конфликт между консервативными приверженцами традиций и философами обязательно переходит в сферу политической борьбы. Часто преданные идеям люди объявляются вне закона. Но, тем не менее, идеи часто оказываются сильнее сил, укорененных в практике реальной жизни.

В результате длительного межкультурного диалога кристаллизовался фундамент западноевропейской цивилизации, что наглядно иллюстрируется на примере идей Аристотеля и других великих мыслителей, вызвавших трансформацию человеческого существования. Гуманизм древнегреческих философов, далекий от христианской идеи равенства людей, поставил разум выше нравственности. Это противоречие было преодолено западноевропейцами через библейскую заповедь, аналогичную конфуцианского золотого правила нравственности "Не делай другим того, чего не желаешь себе". Политическая свобода древнегреческих полисов кристаллизовалась в Западной Европе как борьба за личную свободу и осознанную необходимость, как тяжелый моральный груз, долг человека перед природой. Средневековая Европа осознала, что античный мир утрачен навсегда и может быть обретен в духе через страстную ностальгию.

Христианская религия, рожденная в Азии пограничным опытом человечества, стала путеводной звездой европейского мира. Новый Завет в отличие от ветхозаветной концепции провозгласил спасение всех народов планеты. Христианство превратило внешнюю трансцендентность в задачу преобразования и освоения конкретного имманентного мира. Не меч воина, а христианская церковь, придя в соприкосновение с варварами, превратила европейские границы бывшей Римской империи в центры духовного возрождения. Крестовые походы на Восток расширили умственный горизонт западноевропейцев, общение с другими народами часто способствовало религиозной терпимости.

Этот путь проходит через совесть

Особая роль в становлении западноевропейской цивилизации принадлежит Реформации - общественно-политическому и идеологическому антифеодальному движению, принявшему религиозную форму борьбы против католической церкви. Восхождение к европейскому гражданскому обществу  шло через  религиозные войны, когда люди жертвовали жизнью в борьбе за свободу совести. Европейский человек,  боровшийся за  свободу религиозной совести, установил свободу мысли, свободу  совести в самом широком смысле как самый бесценный продукт цивилизации. 

Для Реформации характерно обращение к личной совести человека. Спасение души не нуждается в посредничестве католической церкви. В противоположности феодальному в своей основе католицизму возникла новая "буржуазная разновидность" христианства - учение протестантизма о непосредственной связи человека с богом. Каждый верующий имеет право по-своему трактовать "слово божье", а спасение человека достигается через его личную веру. Эта упрощенная конфессиональная модель открыла путь требованиям буржуазно-демократических свобод и развитию индивидуализма. Протестантизм стал идейным оружием и знаменем первых буржуазных революций. Вершиной битвы за свободу явилась Великая английская революция, политические принципы которой стали важным достоянием западноевропейской цивилизации.

Раскол западного христианства привел к социальным потрясениям от Англии до Украины. Эпицентром европейского кризиса стал семнадцатый век, когда противостояние между протестантами и католиками особенно проявилось в Тридцатилетней войне 1618-1648 гг.

Протестантская этика переносит центр тяжести с небес на землю, из трансцендентного в реальный имманентный мир. В результате основная духовная цель "спасения" превратилась в проблему мирской этики и политической экономии. В протестантских традициях уважение к закону выше эмоций, чувств любви к ближнему. "Идеальному типу" предпринимателя чужды показная роскошь и расточительство, упоение властью. Деньги стоит наживать для того, чтобы вложить в дело. Макс Вебер в труде "Протестантская этика и дух капитализма" показал взаимовлияние религии и экономики, хотя практика оказалась более сложным явлением.

Протестанты относятся к наиболее   обеспеченной социальной прослойке в Германии. Созданные на рубеже западноевропейской цивилизации Соединенные Штаты Америки  являются не только  страной классической модели свободного предпринимательства, но и  наиболее  религиозной, после Индии.  Здесь большинство   миллиардеров  исповедует  баптизм - наиболее стойкое и последовательное течение протестантизма. Выходцы с «туманного Альбиона»  принесли  через океан  характерную ментальность англичан, превзошедших другие народы в набожности, торговле и свободе. На американском долларовом  банкноте  напечатано «Мы верим в Бога». Протестантами из протестантов  являются мормоны, отличающиеся  особым трудолюбием и абсолютной честностью. Их приоритеты в жизни: семья, религия и бизнес. Мормонам отдается предпочтение  при найме на работу в частные компании.

Протестантизм - это своеобразная свободная духовная зона между человеком и Богом, «плавильный котел» индивидуализма и  абсолютизации прав человека. Но любое упрощение таит опасность. Русский философ  Федор Степун (1884-1965) отмечал метафизическую пустоту европейско-американской цивилизации с её полной неспособностью к любви и с её животным страхом перед смертью, называя демократию Запада духовно-пустогрудой и экономически  жадной.

На европейском континенте западной «культуре  разума» противостоит «культура сердца» со славянским общечеловеческим содержанием. Православное христианство, характерное для большинства восточных славян,  ответственно  за формирование  массового сознания, весьма восприимчивого к подчинению  властям, отличается  исключительной  инфантильностью в области политики, бизнеса и прав человека, надеждами на чудеса: хороший руководитель (отец родной, гениальный вождь), чудо-техника, чудо-партия, чудо-решения и так далее.

Восхождение к западноевропейской цивилизации осуществлялось не сколько на реальных географических рубежах и богатых природных ресурсах, непосредственных контактах во времени, а через возрожденные в духе античные формы гражданственности. Этот путь проходил через эпоху Просвещения или «взрослое состояние» человечества, когда люди постигают  способность  думать   и ориентироваться своим умом без  авторитетных наставников.

Одно из основных проявлений  европейской культуры нашло отражение в  рационализме (от лат. - «пропорция», «мера»),  только благодаря духовному усилию происходит «встреча»  ума и сердца, мысли и чувств,  рождающих гармонию, пропорцию или меру  возможного человека. Только грамотное  соотнесение, схождение  может воспроизвести существовавшие ранее  символы  веры,  закона и  мысли. Духовные и интеллектуальные усилия мыслящего человека.

Как отмечает Мераб Мамардашвили, энергия зла черпается из энергии истины или  уверенности в видении истины. Цивилизация же блокирует это на основе  формальных механизмов упорядоченного, правового поведения. Противостоять  дикости, эгоизму и алчности собственной природы может только гражданин, имеющий и реализующий право мыслить своим умом. Нельзя волепроизвольными и административными  методами  внедрять закон, руководствуясь при этом наилучшими намерениями и высокими «идеями». 

Европейские мыслители эпохи Просвещения продолжили начатую древнегреческими философами тему о государственном устройстве. Согласно Канта, проблема не в том, чтобы хорошо устроить жизнь в государстве, а в том, чтобы была форма и чтобы она не содержала в себе оснований для уродства и извращений. Но ощущение формы - это продукт не только философии, а, прежде всего, определенной культуры. Демократией нельзя владеть как предметом. Демократия - это состояние общества, в котором правит закон.

Основатель современного рационализма и отец новой философии Декарт научил европейского человека думать так, что он смог создать технику. Но утвердившаяся в эпоху Просвещения вера в неограниченную силу человеческого разума постепенно утрачивается. История общественного развития оказалась не колесом, катившимся в направлении прогресса, а маятником бунтующего между рационализмом и иррационализмом человека. Напору европейского рационализма, с самого начала его зарождения, сопротивлялся гениальный Блез Паскаль. Его "Мысли" могут служить "духовным мостом" между "культурой разума" и "культурой сердца". Решающее влияние Запад оказал на Восток через философию Гегеля, а Восток на Запад - через романы Достоевского, выразившего в глубокой поэтической форме славянское общечеловеческое содержание.

Тенденции культурного диалога прослеживаются в современной европейской философии, где наряду с философией жизни (истории), феноменологией, выделяются экзистенциализм и онтология, выступающая против разобщенности частных наук и за достижение целостного восприятия мира. Отмечается разнообразие философских школ, где французская отличается от немецкой, а в свою очередь марбургская - от фрейбургской. Сильнейшая сторона французской школы проявляется в склонности к психологическому анализу, что наглядно демонстрирует французский кинематограф. В экзистенциализме особенно проявились тенденции сближения западно- и восточноевропейского мышления. В антиреалистическом экзистенциализме центральное место занимает существование человека и его переживание мира. Экзистенциализм возник накануне Первой мировой войны в России (Шестов, Бердяев) и после ее окончания в Германии (Хайдеггер, Ясперс, Бубер), а во время Второй мировой войны перешел во Францию (Жан Поль Сартр, Марсель).

 

***

Разные пути становления западно-христианского и православно-славянского миров проходят от Древней Греции, соответственно, через Древний Рим и Византию. Становление западноевропейской цивилизации шло через "броски" в чужие земли - крестовые походы к христианским святыням и героическую эпоху Великих географических открытий. В Западной Европе состоялась цивилизация, наиболее универсальная по восприимчивости к другим культурам. Европа одновременно с бескрайними географическими горизонтами открыла и горизонты человеческой души, ее трагические конфликты, осознававшиеся литературой и искусством в масштабах всечеловеческих. Под влиянием творческого наследия отца логики Аристотеля здесь сложилось аналитическое мышление, что особенно наглядно проявилось в европейской классической философии.

Западноевропейская цивилизация стала колыбелью хартии вольности, прав человека и парламентаризма. Пассионарное стремление к свободе проявления индивидуальности и отсутствие ощущения самодостаточности (успех ради успеха), представления об избранности открыли путь для превращения огромного потенциала энергии интеллекта человека в общественный и научно-технический прогресс. Основной чертой индивидуализма является признание абсолютного суверенитета взглядов и уважение свободы личности. Западноевропейская цивилизация явилась "школой" борьбы за личную свободу и совесть каждого, бесконечную ценность личности. Прометеев человек Запада - преобразователь и покоритель природы - создал индустриальное общество.

Что ожидает Европу в XXI веке - интеграционные процессы или маргинализация общества? Каждая цивилизация имеет разные стратегии существования человека на Земле. Общим цивилизационным признаком постиндустриального общества становится формирование единого информационного пространства, что уменьшает контрасты между центром и периферией. Путь к будущему Европы лежит через культурный диалог и положительную энергетику рубежных субкультур, пронизанных страстной ностальгией ценностей укоренения, сбереженной природы и сбереженной морали.

Врата истины

Западноевропейская техногенная цивилизация, характеризующаяся  христианскими традициями познания мира, пассионарным стремлением  к свободе проявления индивидуальности и отсутствием ощущения самодостаточности (успех ради успеха), представлениями об избранности, открыла путь для превращения огромного потенциала энергии интеллекта человека в общественный прогресс. Основной чертой индивидуализма является признание  абсолютного  суверенитета  взглядов, уважение свободы личности.

Вера в мораль протестантской этики  индивидуализма и разум (рационализм) явилась путеводной звездой западноевропейской христианской цивилизации, свет которой  все же не смог отразить феномен человека - Великого маргинала  социосферы и биосферы. Наиболее обстоятельно  это противоречие нашло логическое обоснование  в европейской    классической  философии, начиная с Канта. Немецкий философ-идеалист  Фридрих Вильгельм Шеллинг (1775-1854)  отдавал приоритет  идеям нравственности, за что Владимир Одоевский называл его Христофором Колумбом души  человеческой. Один из первых русских философов писал: «Рационализм нас подвел к вратам истины, но открыть их не может».

Нравственность  одни связывают с верой  или религией, другие  видят её источник в самом человеке. Этика Шопенгауэра, утверждавшая примат  воли над разумом, иррационального над рациональным, оказалась пророческой в драматическом ХХ веке, когда со всей очевидностью  проявились пределы технического и общественного прогресса, не учитывающего  нравственное начало. Современный иррационализм, отмечая ограниченность разума в процессе познания, на первое место  ставит  веру. Трансцендентный «потусторонний», выходящий за пределы возможного опыта, мир недоступен для познания. 

Противоречие между рационализмом и феноменом человека нашло отражение в трудах Пьера Тейяра де Шардена и Владимира Вернадского, сформулировавших  представление о ноосфере или сфере разума.  В современном   мире  необходимость  обращения к традиционной морали, не основанной на рассудке (эмоциональной сфере подсознания), обусловлена быстрым ростом народонаселения планеты и «катастрофическим» ростом количества и номенклатуры новых вещей. В результате, как отмечали В. Зомбарт, Х. Ортега-и-Гассет, Б.П. Вышеславцев, О. Шпенглер и другие мыслители, старые социальные институты не успевают «справляться» с такой массой людей, «социализировать» и окультуривать их в должной мере.  Чрезмерно возросло  количество людей, не способных  к созидательному творчеству, но весьма способных к разрушению  культуры, а также к взаимо- и самоистреблению. Мир превратился в арену всевозможных  бесчеловечных экспериментов. Ушедший век отмечен небывалым взрывом войн и революций, анархии и кровопролитий, вызвавшим социальный, моральный, интеллектуальный и мифологический хаос. Не состоялись многочисленные попытки утверждения «законов» общественного развития.

Карл Поппер, написавший «гимн»  западному отрытому гражданскому  обществу, выделяет в нем  характерную особенность индивидуумов, вынужденных принимать личные решения, в отличие от закрытого коллективистского общества. Переход от закрытого  к открытому обществу характеризуется как одна из глубочайших  революций в истории человечества. А.Ф. Лосев (1893 - 1988) рассматривал этот процесс  как восхождение от мифологического  хаоса закрытого общества к личности.

Однако в условиях многообразия культурно-исторических ценностей нельзя рассматривать  открытое общество как абсолютное благо, а закрытое общество как абсолютное зло. Это относится к антиподам социально-экономической организации общества - рыночной экономики и централизованному планированию, между которыми  возможно бесконечное разнообразие частных форм. Несмотря на декларируемость политики открытого общества и экономики в постсоветских  странах, в большинстве из них наблюдается усиление мифологического хаоса, рационализированного политэкономического сознания, меняющего  миф  коммунизма на миф капитализма. Миф не знает личности, а без личности невозможна консолидация нации, существование правового демократического государства.

В известной книге Фридриха фон Хайека (1899 - 1992) «Дорога к рабству» дается следующая интерпретация двух альтернативных  способов организации общественной жизни. Экономическая деятельность затрагивает небольшую маргинальную часть человеческих потребностей. Это заставляет  многих людей верить в отсутствие угрозы фундаментальным жизненным ценностям от централизованного планирования. Однако экономический контроль неотделим от контроля над  всей жизнью  людей. Политическая свобода невозможна без экономической,  являющейся необходимой предпосылкой любой свободы - права  выбора любой деятельности и сопряженного с этим риском и ответственностью. Частная собственность  является главной гарантией свободы, а стремление к равенству губит  эту лучшую из возможностей, когда-либо дарованных миру. Чем больше стремление обеспечить всеобщую экономическую  защищенность  путем воздействия на механизмы рынка, тем меньше оказывается  реальная защищенность людей. 

Принципы европейской свободы и  демократии укоренены в христианстве. После открытия и исследования Фрейдом и Юнгом  мира подсознания, стало еще раз очевидным несовершенство формально-логического рационализма. Великие психологи показали, что устойчивая психическая жизнь возможна при гармоничном соотнесении  сознательного и бессознательного  человеческого «я». Восхождение к  вершинам разума проходит через  тернистый путь инстинктов, среди которых  выделяются религиозный и половой.   Христианский гуманизм в борьбе за достоинство человека  создает  либеральный гуманизм.

Западная и Центральная Европа переживают падение  традиционных ценностей. Религия, национализм и власть теряют  свою привлекательность во многих странах.  Особенно отмечается  эрозия веры. Самыми  религиозными являются  «периферийные»  европейские страны Польша,  Ирландия, юг Италии, Греция,  север Португалии и Норвегии, Румыния и Латвия.  Впервые за многовековую историю   наиболее  ревностные сторонники католицизма  отмечаются  за пределами Европы - в Латинской Америке и на Филиппинах.

Когда возможности рационализма  оказались исчерпанными, человечество, по мнению Н.Н. Моисеева(1917 - 2000), столкнулось в конце ХХ века  с необходимостью  использования столь сложных систем, для которых  непригодны  традиционные  методы  сведение их изучения  к анализу совокупности простых моделей. Научно-техническая революция переросла в перманентное, естественное состояние общества и интенсификация рынка  потребовала либерализации в политике и экономике. Расширилось «поле выбора» возможных форм собственности и производственных отношений. Время высоких технологий потребовало перехода к социально ориентированной  экономике, согласованной с национальными культурно-историческими традициями и информационными процессами, включая передачу наследственной информации. Духовный мир человеческого  интеллекта становится определяющим фактором общественного развития.

"Плавильный котел"

В географическом пространстве становление западноевропейской цивилизации шло на геополитических, этнических и геоэкономических рубежах Римской империи и варваров. На этих границах, где происходили многочисленные конфликты и войны, отмечались интенсивные торговые связи и информационный обмен, вырабатывались комплиментарные отношения западноевропейцев. В духовном пространстве с характерным для человека контактом во времени был порожден Ренессанс. Произошло обретение в духе утраченного античного мира через страстную ностальгию.

Многовековое восхождение к единой Европе берет начало с коронации Карла Великого, когда в 800 г. западный романо-германский мир был впервые объединен не только христианством, но и императорской властью Священной Римской империи. На рубежах Франкского государства были учреждены пограничные области - маркграфства (Испанское, Тосканское, Восточное, Бранденбургское и другие), которые в последствии выделяются уровнем развития экономики и культуры. Маркграфства стали основой формирования рубежных государств (Королевство Лотарингия во 2-ой половине IX в., Бургундское государство XIV-XV вв.). Когда Франкское государство распалось на Францию, Германию и Италию, на бывших римских границах по Рейну сформировалась структурная ось романо-германского мира, соединившая миры-экономики Юга и Севера - стран Средиземноморья, Северного моря и Балтики.

Интенсивные торговые связи способствовали экономическому росту вдоль трансевропейской коммуникации Юг - Север. В XIII в. здесь особенно выделялись ярмарки Шампани. Возникли центры финансового капитала и биржи в Брюгге, Женеве, Лионе и других городах. С великим среднеевропейским торговым путем связаны истории немецкой Ганзы, Рейнского и Швабского союзов вольных городов. Здесь ныне расположена столица объединенной Европы - Страсбург, а бывшие маркграфства стали основой становления рубежных государств Люксембурга, Бельгии, Швейцарии и Австрии. На исторических рубежах Франкского государства сформировались известные центры европейской культуры Флоренция, Барселона, Вена и Берлин.

Торговля с Востоком без посредничества Византии привела к могуществу и богатой культуре Венеции, Генуи, Пизы, Милана, Флоренции и других европейских городов. В эпоху Возрождения от простого товарно-денежного хозяйства начинается восхождение социально-политической роли средневекового города, где зародилось представление об идеальном, независимом и свободомыслящем человеке. В городах со свободными и независимыми мастерами и мастерскими, преимущественно в Средиземноморье, в католической Флоренции, складываются капиталистические отношения.

С эпохи Великих географических открытий началось настоящее "европейское чудо". После 1500 г. в течение одного столетия приатлантические страны Западной Европы благодаря переходу к интенсивному способу массового капиталистического производства и расширению внешнего рынка опередили страны Востока.

Ныне в многомерном коммуникационном пространстве стратифицировалось несколько образов Европы. Большую Европу можно рассматривать в широком смысле от Лондона до Владивостока и от Нью-Йорка до Сан-Франциско. Большая Европа согласно А.С. Панарина делится на "Первую" - западноевропейскую цивилизацию или "европейскую семью", "общеевропейский дом"; "Вторую" - восточноевропейские страны и "Третью" - Россию или Евразию. Славянские западники всегда были сторонниками "Первой", славянофилы - "Второй" с центром в Константинополе и евразийцы - "Третьей" Европы или "Третьего Рима".

В свою очередь, в Первой Европе различается атлантический или англо-американский и континентально-европейский или романо-германский Запад. Атлантическая модель берет начало от американской революции, выступавшей за освобождение гражданского общества из-под опеки государства. Французская революция, предвестница большевистской, отличалась противоположной направленностью, как процесс завоевания революционным государством "косного" гражданского общества. Именно атлантическая модель ныне положена в основу формирования Единой Европы. После Второй мировой войны американская идея восторжествовала в Западной Европе и стала основой социокультурной стратегии. Идея "атлантического" федерализма заключается в объединении не национальных государств, а гражданских обществ. Здесь приоритет отдается регионализму, организованному на наднациональной основе. Ныне в Западной Европе усиливаются тенденции к интеграции по формуле Европа регионов. При этом ее крайние сторонники выступают за Единую Европу без наций - Франции и Великобритании. Атлантическая модель вновь продемонстрировала роль пограничного опыта в становлении цивилизации. Только теперь в Западной Европе укореняются идеи из Нового Света.

Континентально-европейский Запад и Восточная Европа прошли в ХХ веке через два мифа "великой коллективной судьбы" - германскую национальную идею фашизма и трансформированную на российской почве идею коммунизма. В геополитике это нашло отражение в концепциях жизненного пространства и всемирной революции.

Рассмотрим особенности рубежной коммуникативности многомерного европейского пространства. Большая Европа распространилась симметрично преимущественно в природном поясе умеренных широт, аналогичных этническому месторазвитию. На ее западных и восточных рубежах расположены англо-американский и российский евразийский суперэтносы, ставшие основой биполярного мира второй половины ХХ века.

На рубежах Старого и Нового Света, Запада и Востока, Европы и Америки, Европы и Азии идет непрерывный культурный диалог, поиск моделей комплиментарного развития. Англо-американский мир создал эксцентрированную североатлантическую модель по обе стороны океана. США - государство на рубеже западноевропейской цивилизации. Пройдя через бескрайние прерии,  евроамериканцы вышли к берегам Тихого океана, где основали мощный форпост западноевропейской цивилизации. Ныне Калифорния по масштабам экономического развития сопоставима с наиболее высокоразвитыми странами мира. Таким образом,  в Новом Свете была создана биполярная система по обе стороны североамериканских прерий и на берегах двух океанов, что способствовало хозяйственному освоению территории страны и послужило трамплином для выхода в Азиатско-Тихоокеанский регион.

На востоке Европы православно-христианский мир во главе с Россией покорил огромные пространства сибирской тайги, создав на западных и восточных "берегах" Евразийской степи-океана форпосты на суперэтнических рубежах - Одессу, Владивосток, Харбин и другие. Была основана Русская Америка, однако из-за удаленности и отсутствия мощного экономического форпоста на русском Дальнем Востоке северотихоокеанская система не сложилась. События ХХ века приостановили формирование комплиментарной, открытой к внешнему миру, российской экономики на берегах Тихого океана и рубежах китайской цивилизации. Русскоязычный Харбин был утрачен преимущественно "руками" советской России. После Второй мировой войны с непродолжительным периодом, характеризующимся как "русский с китайцем братья на век", реального братания все же не получилось. И дело не только в симпатиях или антипатиях политических лидеров. То, что Россия могла предложить в начале века - материально-практические достижения европейской цивилизации, в конце века осуществила западноевропейская цивилизация в более качественной упаковке. По иронии судьбы, советский вариант западноевропейского призрака коммунизма в Китае не стал догмой, так как после тысячелетних скитаний эта идея древнекитайских мудрецов вернулась на родину.

В конце ХХ века начала складываться модель комплиментарного развития на рубежах Азиатско-Тихоокеанского региона и западноевропейского, преимущественно англо-американского мира, его материально-практических достижений. Великобритания и Китай продемонстрировали это на примере Гонконга, а США - через Японию, Тайвань, Южную Корею и Южный Вьетнам. Правда, Советский Союз, предпринял последнюю и, как оказалось, неудачную попытку в Китае, Северной Корее и Северном Вьетнаме. Но поезд прогресса ушел. Восток повернулся "лицом" к Западу.

Русский форпост на Дальнем Востоке, превращенный за "железным занавесом" преимущественно в военно-морскую крепость, оказался изолированным от внешнего мира и не смог стать одним из полюсов биполярной системы освоения Сибири. Это послужило одной из причин утраты и большинства пространства евразийской степи-океана. Ныне российский Дальний Восток оказался еще более экономически удаленным от Европейской территории страны. Только реальный сдвиг на Восток приведет к возрождению евразийских коммуникаций между Атлантикой и Тихим океаном, атлантической и восточными цивилизациями. Создание биполярной геоэкономической модели является стратегической задачей формирования российского многомерного коммуникационного пространства, способствующего диалогу Запада и Востока.

Америку после открытия удалось  частично интегрировать в новом качестве в западноевропейское социокультурное пространство. Северная Атлантика, исторически разъединяющая Старый и Новый Свет, ныне стала очередным коммуникационным хребтом западноевропейской цивилизации.

«Другое небо»

В 1989 г. в связи с приближающимся 500-летием открытия Америки  журнал «Латинская Америка» взял у Мераба Мамардашвили  интервью,  опубликованное  под названием «Другое небо». В этой беседе оказались затронуты фундаментальные понятия, такие как права человека, демократия и межцивилизационный контакт.

В Новом Свете  европейцы встретились со своим  собственным  мифологическим прошлым. Миф не знает  личности и истории. А межцивилизационный контакт, акт понимания  возможен внутри истории. Акт понимания может быть совершен человеком лично в результате  усилия, напряжения и преобразования самого себя. Благодаря такому  акту  человек вступает в непрерывность истории - длящийся  в долгом времени контакт. У нас нет контакта с  инкскими  сооружениями или  с египетскими  пирамидами, а с греческими памятниками установлен. Древняя Греция  продолжает быть  частью  непрерывного контакта, на котором вся история расположена.  Естественно,  речь идет не  об  эмпирическом  отдельном контакте. 

Это рассуждение  приводит Мераба Мамардашвили к  актуальной философской проблеме.  Прошлое -  один из  врагов  духовной жизни человека, потому что  оно часто  бывает  целиком набито  непереваренным  и непережитым  будущим. Прошлое - враг мысли, а мир всегда  нов и от человека требуется  усилие, чтобы втиснуться в него.

Христофор Колумб в глубине души был убежден, что открыл  земной рай. Но почему такое разительное отличие в уровне и качестве жизни в  Соединенных Штатах и Латинской Америке?

В Новом Свете  американцы  пришли туда, где у них  не было прошлого. Они смели  начисто все, загнав оставшихся в живых  индейцев в  резервации. В результате   американцы имели дело с  чистым (не имеющем прошлого) пространством. В нем они создавали свою историю, используя энергетику ренессансного  человека. На своем знамени американцы несли  правовую идею Великой хартии, все остальное зависело от человека,  от того, что он есть. И Новый Свет действительно произошел, не в образе  совершенного  и идеального райского общества, а страны с особым образцом свободы. Это великолепное  человеческое  приключение и историческая драма  одновременно.

В Латинской Америке  конквистадор  имел дело со своим  собственным, непереваренным, непонятным  прошлым, с которым  не мог  установить контакт. Завоеватели несут индейцам  символы христианства, а те не понимают, что это благо. Тогда приходится «внедрять» передовую веру с помощью  огня и меча. В отличие от США латиноамериканские страны  уселись на индейцах, их культуре  и получился кентавр. Против бескультурья и язычества, прикрытого христианством, испанских конквистадоров выступали иезуиты,  выработавшие  идею прав человека. Парадоксальный факт,  историческим источником  Декларации прав человека и гражданина, провозглашенной Французской  революцией,  стало покорение Америки. Права человека  изобретены испанскими иезуитами. Завоеватели Америки стали  участниками  движения за права  человека.

 Что нужно сделать, чтобы человек индивидуальный  не разрушал мир, не  впадал во зло? Источник зла  в самом человеке, значит,  он должен владеть собой. Это регулируется не традицией и не внешними нормами, а самодисциплиной, которая называется  свободой и правами человека: «Правами обладает  только тот, кто владеет собой». Демократия - это только форма,  демократия формальна, а не есть  предмет, который можно  было бы  распределить  равным образом среди других.

Но что там,  Новый Свет, философ предвосхитил  настоящее. Современные  конквистадоры,  оказались после распада Советского Союза в мире, где отсутствуют  нравственные и правовые критерии. Страна дана  тебе на разграбление, только воспользуйся случаем, первыми побуждениями  и ты богат,  ты олигарх. Что тебе до того, что весь мир рушится?  Распад очередной империи, это еще не конец света.  Когда остается  вера - центр в душе,  есть  основания для оптимизма. Но когда душа  облучена радиацией атеизма, когда вместо её пустота, прикрытая  имитацией символов  православия или другой веры,  трудно построить  правовое гражданское общество.

После разрушения Берлинской стены и падения «железного занавеса» были открыты все шлюзы для  влияния западной культуры, однако  результаты оказались  не столь радужным, как хотелось многим.  Мераб Мамардашвили рассуждает следующим образом о последствиях  межцивилизационного контакта с «другим небом». 

Племя  живет своей разумно организованной  жизнью вокруг своего  костра и своего солнца.  Но всегда найдется человек, кто захочет сделать  шаг,  выводящий его из  этого заданного  круга собственной культуры, где он увидит другое солнце. Понятно  благородное  стремление  защитить  угнетенных,  защитить тех, кого  подавляют  во имя  какого-то культуроцентризма (европейского, российского, китайского или другого). Но защита своеобычности  часто оборачивается отнятием  прав  на  свободу  и на другой мир -  другую Землю и другое Небо.

Это немного похоже на  американскую резервацию. Из неё  может во внешний мир выйти  каждый  индеец, а в резервацию вход для других ограничен. Советская власть превозносила   «самую передовую» в мире национальную политику. Действительно, малые народы  в резервации не загонялись, они были  полностью  открыты  для внешнего воздействия,  с которым   пришла не только  другая культура и финансовые дотации, но и болезни и пьянство. Была подавлена воля малых народов оставаться самими собой и сохранять свою самобытную культуру хозяйства.  Теперь история  повторяется, когда   отдельные  новые независимые государства  превращаются в мировых  маргиналов или бомжей, проводя «политику»  протянутой руки  и деградируя как  социальный организм.

Мераб Мамардашвили предложил следующую философскую формулу  межцивилизационного диалога: «Запад и Восток - это  две вечные  стороны состояния человечества: это не география, это два вечных момента.  Но если  это так, то они,  по определению, не могут пересечься и не могут конфликтовать  друг с другом; не может быть конфликта между Западом и Востоком как вечными моментами  человеческого состояния - мы или в одном состоянии, или в другом. Но возможно некоторое  пространство, в котором эти  стороны могут быть приведены в соотношение, - пространство, в котором они могут  встретиться и вступить в конфликт». В начале ХХ века   таким  пространством были Балканы, сегодня  - Восточная Европа. Расколотая восточноевропейская (советская) цивилизация стала фактом истории и фактором нестабильности на континенте. Наступил век другой цивилизации. Одни называют Америку, другие - Китай.

Американский век?

Действительно, с распадом Советского Союза Соединенные Штаты остались единственной мировой сверхдержавой, господствующей в военно-стратегическом, экономическом,  технологическом,  информационном и культурном пространствах планеты. США производят  30 %  мирового ВВП,   американские граждане и корпорации  владеют контрольным пакетом акций мирового имущества (свыше 51% по рыночной стоимости  ценных бумаг), абсолютно доминируют в мировой технологической политике.   Мощь мировой державы опирается на способности быстро  мобилизовать огромные  экономические и технологические ресурсы  в военных целях и  культурную притягательность американского образа жизни.

На американское могущество благоприятное воздействие оказал географический фактор. Изолированность и периферийное положение в Западном полушарии по отношении к Старому Свету способствовали становлению нации без негативного воздействия извне. И на американском континенте соседние страны не угрожают безопасности и интересам США.  Но как часто  своим периферийным положением или дефицитом  энергетических и других природных  ресурсов некоторые государства объясняют свою отсталость. Значит, формула успеха заключается в чем-то другом?

Преклонимся перед подвигом американцев, создавших на «острове-континенте», удаленном от основных мировых  центров  евразийских цивилизаций,  самое могучее государство с  высоким качеством  жизни. Здесь не только победило гражданское правовое общество. Если великие землепроходцы расширили  географические горизонты неизвестного для европейцев мира, то американцы совершили подвиг, достойный поклонения. Они не тратили время на то, чтобы  жаловаться миру на свою оторванность от Европы. Благодаря самоотверженному труду и вере американцы трансформировали географическую периферию в новый мировой центр. Они не только преодолели оторванность в географическом пространстве от своей европейской родины. Благодаря безграничным возможностям  человеческой энергии Ума они преодолели это пространство и совершили великое открытие. Американцы создали информационное пространство Всемирных сетей, где центральное положение  занял Новый Свет, а Евразия стала периферией. Американцы стали властителями этого мира.

Обширная и компактная  территория со свободным доступом к  двум океанам позволили сформировать эффективный хозяйственный каркас страны с двумя коммуникационными полюсами экономического и технологического роста на Атлантическом и Тихоокеанском побережьях, открытых  к внешнему миру  и к внутренним районам. Это создало  уникальные геостратегические перспективы. Калифорния и  штаты Атлантического побережья  по своей   мощи стали сопоставимы с  крупными державами. В результате Соединенные Штаты  могут на равных взаимодействовать с двумя другими мировыми полюсами экономического и технологического развития  в Западной Европе и Восточной Азии.

Такое географическое положение  «от моря до моря» имела Российская империя/СССР - самая  холодная, крупная по площади и протяженная с запада на восток страна мира. Но здесь не удалось создать  эксцентрированную систему размещения производительных сил с двумя равновеликими полюсами  в Европейской части страны и на Дальнем Востоке для эффективного освоения глубинных территорий. Созданный коммуникационный каркас не стал трансконтинентальным евразийским мостом  международной торговли. Советский Союз не только распался, но и превратился в малую геополитическую величину на мировой арене. Добровольная капитуляция перед Западом привела к социально-экономической катастрофе.  Уже известны первые результаты  смены коммунистического курса на капиталистическое будущее. В начале ХХI века  Россия отстала от Америки по объему  годового федерального бюджета в 26 раз,  в доходах на душу населения - в 30 раз, в расходах на оборону - в 42 раза и, самое главное, в расходах на образование - в 217 раз. Учитывая, что основой консолидации наций на Западе и Китае  являлось просвещение,  нетрудно спрогнозировать очередное «светлое» будущее. 

Соединенные Штаты - страна эмигрантов на рубеже западноевропейской цивилизации, образующих  субкультуры с высокой энергетикой деловой активности. Иммигранты взяли из Старого Света  главное интеллектуальное богатство - Великую хартию и создали на американском континенте  правовое демократическое государство, где  свобода предпринимательства ничем не ограничена, кроме закона.

Предметом особой гордости  американцев является демократия, основанная на  приоритете гражданского общества  и индивидуума перед государством, разделение властей, федерализме и двухпартийной  системе. Классическая формула «демократия  - власть  посредственности» оказалась исключительно продуктивна в стране, где реально правят капитал и законы. Символ американской мечты - простой парень может стать   президентом.  И его умственные способности, даже ниже среднего,   вряд ли смогут поколебать американские устои. По крайней мере,  так было до распада Советского Союза. Сегодня влияние американского президента на  мировые события  исключительно возросла в мире, где отсутствует  совершенная система международного права, способного нейтрализовать недальновидную внешнюю политику самой могущественной страны. И если  американский президент отличается реальным  низким уровнем интеллектуального развития, это превращается в угрозу для всего человечества.

Американская элита ведет острую борьбу за власть,  используя для  поддержки общественного мнения «войну компроматов». Раньше это была преимущественно внутренняя проблема. Особенности  национальной политической «охоты» продемонстрировал так называемый Моникагейт. И хотя любовницы  были у многих американских президентов, дело не в их количестве, а в качестве.  Если  с этим  возникают трудности у президента  самой  могущественной  державы, возможны и ошибки в мировых делах,  когда Америка пытается силой  «дарить» права человека другим народам. На подсознательном уровне граждан  восточных государств личность такого правителя становится презренной, особенно если он  вмешивается в  мировые дела и пытается вершить судьбы «неправильных» народов. 

Граждане  единственной   мировой державы и самой богатой страны  мира убеждены в  национальной исключительности и превосходстве над другими народами.  Через это прошли и великие империи прошлого. Правда, с известным результатом. Но это не останавливает Америку от соблазна подарить «демократию» и права человека  евразийским цивилизациям. Об этом пойдет речь в других главах, а пока сформулируем одно из возможных обобщений о Западе.  

 

***

Западная цивилизация - случайное возобновление в другом месте и социальном времени  случайных процессов, сопряженных бесконечным движением мысли с великим движением капитала. В основе цивилизации  лежит антропоцентрический принцип мироздания. «Ядром» является человек, преобразующий имманентный мир.

Западному гражданскому обществу предшествовали  религиозные войны, где люди  риском жизни и крови боролись за совесть,  свободу совести. Именно в этой религиозной борьбе они приобрели  навыки гражданственности. Вспомним еще раз кантовскую идею множественности миров. Люди боролись  за свободу  религиозной совести в конфессиональном пространстве, а в действительности установили  светскую свободу  мысли, свободу совести в  самом  широком  смысле этого  слова. 

Резюме

Фундамент западноевропейской цивилизации замешан на пограничном опыте человечества - античности и христианстве. Политическая свобода древнегреческих полисов кристаллизовалась в Западной Европе как борьба за личную свободу и осознанную необходимость, как тяжелый моральный груз, долг человека перед природой.

Западная цивилизация возникла как случайное  возобновление в другом месте и социальном времени  случайных процессов, сопряженных бесконечным движением мысли  с великим движением капитала.

«Ядром» западной (западноевропейской) цивилизации является человек, преобразующий многомерное коммуникационное пространство имманентного мира.

Путь к становлению западной цивилизации шел через Реформацию (борьбу за совесть) и эпоху Просвещения.  Согласно европейской традиции Просвещение рассматривается как «влечение к правде»  и «влечение к чести».  В области экономики  западноевропейское просвещение отдает  приоритет  соревновательности частных интересов, выступает с требованием свободной торговли и правовых гарантий  частной собственности. Большинство восточноевропейских стран  было в стороне  от  этого процесса.

 


 Назад Далее

 

 


 

«Геополитика сверхдержав»

Америка. Утомлённая супердержава Падение и взлет китайского Дракона Имперская геополитика. Великий час мировых империй Путь к процветанию государства

 


Воспоминания
Ландшафты памяти
Ландшафты путешествий. Города и страны
Ландшафты поэзии, музыки и живописи


Избранные статьи и посты
ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ПРОСТОРАМ РОДИНЫ ЧУДЕСНОЙ
Шейх Заид. Самая выдающаяся исламская личность


Павел Флоренский. Русский Леонардо да Винчи
Максим Горький. Писатель, купленный любовью народа
Иван Бунин. Певец пограничья природы
Анна Ахматова. Парящая в небесах
Николай Гумилев. Конкистадор истоков человеческой природы 
Николай Заболоцкий. Поэт философской лирики


Бесподобная Элеонора. Королева мужских сердец
Анна Вырубова. Фрейлина, монахиня, оклеветанная
Трафальгарская Венера. Символ красоты и силы духа
Париж. Лувр. Гимн обворожительным женщинам


Трансильвания. Замок Дракулы. Вампирский бренд Румынии
Где присуждают и вручают Нобелевские премии
Олимпийские игры. От Древней Греции до Сочи
Гибель мировой секретной империи
Великий час кораблей пустыни
Неугасающий ослепительный блеск Венеции
Карибы. Святой Мартин. Остров двух господ