logo
Институт геополитики профессора Дергачева
Сетевой проект
Аналитический и образовательный портал
«Пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет». Мартин Хайдеггер

Геополитика. Русская энциклопедия

Интернет-журнал

Геополитика. Русская энциклопедия

Геополитика. Русская энциклопедия

Предисловие

Глава 1. Драма геополитики
Интеллектуальные истоки
Властители трагического века войны и мира
Секретные протоколы
Великое противостояние
Евразийская доктрина

Глава 2. Трансформация геополитического мышления
Основные понятия
Традиционная геополитика
Новая экономическая геополитика (геоэкономика)
Новейшая цивилизационная геополитика
Государственные доктрины и национальная безопасность

Глава 3. Теория больших многомерных пространств
Многомерное коммуникационное пространство
Рубежная энергетика
Великие рубежи (ЕВРАМАР и МОРЕМАР)
Классификация Больших пространств
Социокультурная динамики и коммуникационные полюса
Эффективное геополитическое пространство

Глава 4. Мировые цивилизации. «Мир равноразных миров»
Многомерное пространство цивилизаций
Цивилизационный геополитический код
«Двигатель» цивилизационных реформаций
«Свеча зажигания» диалога цивилизаций
Глобализация и цивилизационные вызовы

Глава 5. Мировой океан
Геополитика и талассократии
Аттрактивность береговой зоны
Как разделить неделимое?

Глава 6. Американская геополитика
Гуманизированная геополитика силы
Евразийская геополитика США
«Безграничной справедливости»

Глава 7. Притяжение Европой
Западноевропейская цивилизация
Этот путь проходит через совесть
Кризис рационализма
Геополитика цивилизационного диалога

Глава 8. Великий китайский порядок
Геополитика Пути и Стены
«Одна страна — две системы»
«Чтобы собрать плоды — надо дать им созреть»

Глава 9. Исламская цивилизация
Истоки ислама и панисламизма
Исламский фундаментализм
Черный ангел смерти

Глава 10. Расколотая восточная Европа
Восточноевропейская цивилизация
Падение Хартленда
Геополитическая трансформация России, Украины и Белоруссии
Главные угрозы национальной безопасности

Глава 11. Российская геополитика
Истоки российской геополитики. Ощущение континента
Советская геополитика
Системный кризис и «новое мышление»
Возвращение геополитики
Российское многомерное пространство
Утраченный стратегический ресурс русского зарубежья

Глава 12. Балканы
Восточный вопрос
Падение «Балканской империи»
Преодоление кризиса?

Глава 13. Крымский микрокосмос
Забытый гул веков
Особенности трансформации

Глава 14. Большой Кавказ
Кавказский микрокосмос
Большая Кавказская война
Кавказская пленница
Этнонациональные и этноконфессиональные конфликты
Цивилизационный разлом

Глава 15. Центральная Азия
Великая Евразийская степь
Геостратегическое положение

Глава 16. Геополитический прогноз
Упущенное время мира
Столкновение рыночного и религиозного фундаментализма
Главные поля сражений
Сюрпризы геополитики
«Большой скачок» в капитализм
Восточноевропейский «брак» по любви или несчастью?
Геостратегический ресурс России
«Большой скачок» на Восток
Европа будущего. Возможное время мира

Глава 17. Конспирология
Тайные братства и олигархические клубы
Когда власть взывает к Богам
Оккультизм и парапсихология

Послесловие

Литература

Геополитический словарь




   
   
   
Союз образовательных сайтов    
Яндекс цитирования    
Рейтинг@Mail.ru    
   



Лекции Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи


Обсудить статью в дискуссионном клубе

Дергачев В.А. Геополитика. Учебник для вузов. — М.:ЮНИТИ-ДАНА, 2004. — 526 с


Глава 12. БАЛКАНЫ

 «...Балканы - идеальная питательная  среда для выращивания  микробов национализма...» Томас  Эдвард Лоуренс

 

Балканы — «пороховая бочка» Европы, взрывающая не только геополитические рубежи, но и раскалывающая  души людей. Здесь в ХХ веке  берут начало  истоки Первой мировой войны и  трагедии участия в ней Российской империи. Балканы  поражены  многочисленными региональными войнами и конфликтами. Военная «гуманитарная» акция НАТО в Косово в очередной раз  привлекла внимание к Балканам, где необъявленная война против Югославии идет с начала 90-х годов. Если после распада СССР Балканы вышли  из геополитического советского пространства, то в результате военной акции 1999 года начался реальный фактический  передел многомерного (геополитического, геоэкономического, социокультурного, конфессионального) коммуникационного пространства региона. Трансформацию Балкан на рубежах трех цивилизаций  невозможно понять без обращения к одной из крупных геополитических проблем прошлого. В  постбиполярном мире вновь обостряется  Восточный вопрос, остававшийся  несколько десятилетий  в «тени» сверхдержав.

Восточный вопрос

Известный российский  историк С.М. Соловьев (1820 — 1879) рассматривал Восточный вопрос как многовековое взаимодействие  и соперничество  между Западом и Востоком, «европейским» и «азиатским» духом. Это отражалось в чередовании  процессов интеграции и дезинтеграции в Евразии и за историческое время.
В результате походов  Александра Македонского (334-323 гг. до н. э.) была создана обширная  контактная зона  на стыке  греческой и местных, преимущественно восточных, культур, расцветает  эллинизм  в Азии и приходит в упадок  европейская Эллада.  Языческая Римская империя  завоевывает  Ближний Восток с зарождающимся  христианством  и гибнет  под натиском  варваров (готов, гуннов и др.), влиянием новой религии. Походы  крестоносцев  на Ближний Восток  в Палестину сменяются  религиозными  войнами и распадом  западно-европейского  средневекового  общества и культуры. Новый вызов Востока ¾ преемники Византийской империи турки-османы дошли до Вены. Великая французская  революция  объединяет  Запад  уже под знаменем национализма для нового похода на Восток, последний  из которых — «дранг нах остен» — закончился  разгромом Третьего рейха.
Стремление к этнической интеграции проявилось в создании теорий панславизма, пантюркизма, панарабизма, панисламизма. Российская политика  реализации славянской идеи заключалась  в триаде: единоверие, единоплеменность и единоязычие. По мнению Льва Гумилева,  при большом разнообразии  географических  условий  для народов Евразии  объединение всегда  оказывалось  гораздо  выгоднее  разъединения. Дезинтеграция  лишала  силы  и сопротивляемости. Традиционное деление на Запад и Восток — результат европоцентризма, у истоков которого  романо-германский мир, идеологически объединенный католической церковью.

На западе Великая Евразийская степь-океан встречается с самыми обособленными в Мировом океане Черным и Азовским  морями, что усиливает их коммуникационные функции. В Черноморье проходят   крупные торговые коммуникации евразийских цивилизаций. На протяжении  двух столетий здесь особенно велика была геостратегическая роль России, утраченная в конце ХХ века.
Усиление позиций Российской империи, никогда не оставлявшей  попыток «броска на юг» и создания геополитического «моста»  на Балканах  и Черноморье  к вратам Царьграда, неоднократно приводило  к обострению  отношений  с европейскими державами. Особенно выделялось в прошлом  англо-русское  соперничество и бурная экономическая экспансия  Германии, осуществившей  строительство  Багдадской  железной дороги. Одним из эпицентров  Восточного вопроса  явилась Крымская война 1853-1856 гг. С проблемой Черноморских проливов  была взаимоувязана  внешняя российская политика на Кавказе и Средней Азии, где, овладев  стратегически важным регионом, Россия стала не только угрожать  колониальным владениям  в Индии, но и оказывать давление на Великобританию в вопросе  о Черноморских проливах.
После вступления Турции в Первую мировую войну на стороне  Германии  подписанное англо-франко-русское  секретное  соглашение 1915 года предусматривало включение  Стамбула и Черноморских проливов в состав Российской империи. Выступавшего за это лидера кадетской партии  Павла Милюкова даже называли Милюков-Дарданелльский. Дальнейшие события в России  и крушение Османской империи в 1918 году помешали  реализации договора, принимаются  новые соглашения по Проливам, в том числе соответствующие  статьи  в украинско-турецком договоре 1922 года.
В 1936 году в Монтрё (Швейцария) состоялась  конференция о режиме  Черноморских проливов  с участием СССР, Турции, Великобритании, Франции, Болгарии, Румынии, Югославии, Греции, Австралии и Японии. Конференция была созвана Турцией для пересмотра  конвенции о режиме проливов, принятой на Лозанской конференции 1922-1923 гг. Турция получила  право  ремилитаризации  зоны Проливов. Принятая конвенция  сохраняла  за торговыми судами всех стран  свободу  прохода через Проливы как в мирное, так и в военное время.
В 1939-1941 гг. в советско-германских отношениях  особое внимание  уделялось  разграничению  сфер влияния между  Германией и Советским Союзом, в том числе обсуждались  меры против  исключительной власти Турции над Проливами и её гегемонии в Черном море, высказывалась  неудовлетворенность  Конвенцией 1936 года, куда вообще  не была включена  Германия. Москва подготовила  секретный протокол  к проекту Соглашения между Державами тройственного пакта — Германией,  Италией и Японией, с одной стороны, и Советским Союзом, с другой стороны, в котором предусматривалось  принятие новой конвенции  о Черноморских  проливах. По этой конвенции Советский Союз  получал неограниченное право  прохода  через Проливы в любое  время для своего торгового и военно-морского флота, а также право строительства советской  военно-морской базы в районе Босфора и Дарданелл на условиях  долгосрочной аренды. После окончания Второй мировой войны  Потсдамская конференция признала  необходимость  пересмотра  Конвенции 1936 года о Черноморских проливах. Однако переговоры  СССР с Турцией в 1946 году закончились безрезультатно, а в 1953 году Советский Союз отказался от выдвинутых ранее требований.
Через Босфор ежегодно  проходит 50 тысяч судов  и экспортируется около 35 млн. т. российской нефти. В 1994 году Турция  в одностороннем порядке  предприняла  попытку изменить действующий международно-правовой режим судоходства в Черноморских проливах, введя ограничения  для танкеров. Кроме экологических причин, здесь просматриваются геополитические и геоэкономические интересы  Турции, связанные  с возможными направлениями  транспортировки  каспийской нефти. Развернувшаяся международная «дуэль»  вокруг выбора направлений  транспортировки  нефти  становится ключевой  в формировании  нового  геополитического  пространства  от Балкан до Центральной Азии. Здесь «жизненные интересы» Запада  готова защитить  самая крупная группировка военно-морских сил Североатлантического блока, сосредоточенная на южно-европейском  театре НАТО в Средиземноморье. Турция осуществила  модернизацию военно-морского флота,  ныне доминирующего в Черном море. В борьбе за региональные  рынки   лидирует Стамбул, к которому перешли  посреднические функции  Бейрута — бывшего  торгового  и финансового  центра  Ближнего Востока.
В ХХI веке геостратегическая  обстановка на Балканах  будет определяться  политико-экономическими целями и усилением присутствия Запада  и возрождением Турции в качестве региональной державы. Завершилась тысячелетняя эпоха  от Киевской Руси  к России, когда неоднократно  предпринимались броски  на юг к вратам Царьграда. Прощай, Константинополь!

Падение Балканской «империи»

Дважды в  ХХ веке  Российская/Советская империя выступала за создание  Балканской федерации. В начале  столетия существовал российский проект  формирования Балканской федерации народов  при участии Турции. Этот проект вновь был реанимирован Сталиным после окончания Второй мировой войны, однако в реальной действительности  он был воплощен в федеративной Югославии. 
За федерацию на Балканах выступали  Иосип Броз-Тито (сын  хорвата и словенки) и Иосиф Сталин (грузин, считавший себя русским). Созданное Иосипом Броз-Тито (1892—1980)  федеративное государство  не только мирно просуществовало  рекордный для региона срок (1945—1991), но и в нем было обеспечено  высокое для социалистического «лагеря» качество жизни. Югославия  была самой капиталистической из социалистических стран. Имя Тито навечно  вошло в  политическую историю континента  наряду с другими выдающимися деятелями.
Успехов в социально-экономическом развитии удалось  достигнуть, несмотря на существовавшие межэтнические проблемы между  сербами и хорватами,  боснийскими сербами и  боснийскими мусульманами,  между  косовскими  сербами и албанцами и т.д.  Наблюдалась значительная  территориальная дифференциация  в уровне жизни. Среднедушевой доход в Словении  был значительно выше, чем в Македонии и Косово. Преимущественно католические  Словения и Хорватия больше ощущали чувство  общности с Западом. Адриатические курорты Хорватии  приносили значительную прибыль.

Существует множество параллелей между восточными и южными славянами.  Русские и украинцы,  сербы и хорваты составляли  этнический  фундамент двух империй. Хорваты и западные украинцы (галичане)  находились  длительное время в Австро-Венгрии и конфессионально  близки западному христианству, тогда как  сербы, русские и  большинство  украинцев — православные.  И у  украинцев и хорватов сложился  субэтнос людей границы — казаков и  граничар.   Русские и украинцы говорят на родственных языках,  причем среди последних много русскоязычных. Сербы  и хорваты  говорят на одном языке, но первые при письме пользуются кириллицей, а  вторые — латиницей. Но и этого было достаточно для проявлений актов вандализма,  пресекаемых при правлении Тито. Трудно себе представить последствия масштабов балканского  межэтнического пожара,  если бы  хорваты были бы сербо-язычными, а   сербы — хорвато-язычными.
Сербы и хорваты испытали национальный гнет.  Сербия и часть хорватских земель  находилось под  османским владычеством, а основная часть Хорватии  входило в Венгерское королевство, а позднее  — в Австро-Венгрию. В результате  многочисленных миграций сложилось смешанное расселение этих народов. 
У  южных и восточных  славян хорваты, как и  западные украинцы,  являются  носителями западной традиции. Но нельзя сказать  однозначно, что эта традиция лучше  других, она другая и  может стать предвестницей большой беды, если  превращается в великодержавную. В мире много разных, но нет плохих народов. Хорваты дали  Югославии  Броз Тито, объединившего и замирившего  на десятилетия  балканские народы,  но  хорваты  заставили и вздрогнуть мир.
После  германской  и итальянской оккупации Югославия в 1941 году была разделена по национальному признаку на  православную Сербию и   католическое Независимое Хорватское Государство. Последствия  оказались самыми трагическими  как для балканских народов, так и для оккупантов. Хорватские  фашисты (усташи)  проявили себя  в бесчисленных массовых зверствах, уничтожении сербов и мусульман   в лагерях смерти и расстрелах мирного населения. По сравнению с великохорватским   национализмом  османское  иго выглядело как земной рай. В результате Германия получила  невиданные по масштабам освободительное движение,  сдерживающее  значительные силы вермахта. Бывший агент Коминтерна, возглавивший партизанское движение,  Иосиф Броз-Тито отчетливо осознал, что путь к единой Югославии  проходит не только через борьбу с  иноземными  захватчиками, а через преодоление  внутренних межэтнических и этноконфессиональных противоречий. 
В советской истории сложился  стереотипный образ  югославских партизан, борющихся с немецкими захватчиками. Действительность была намного сложнее. Когда партизаны к 1943 году  стали   крупной силой,  Гитлер в ставке под Винницей  после переговоров с   главой  Хорватского государства  принял решение  о крупномасштабной операции. Немецкие, итальянские,  хорватские дивизии  и соединения  сербских фашистов (четников) начали борьбу с повстанцами.  Но единой антипартизанской коалиции не состоялось, все  её  участники преследовали собственные политические цели. Остается много загадочного в том, кто с кем и против кого воевал.  Бесспорно одно, освободительная война  превратила ранее мало известного интернационалиста в легендарного маршала Тито.
После Второй мировой войны Сталин   реанимировал  идею царского правительства Российской империи о создании Балканской федерации, включающей кроме Югославии, Болгарию и Албанию. Югославия оказывала  аграрной Албании  помощь специалистами и продовольствием, но отношения двух государств нельзя было назвать безоблачными. В 1948 году  были нарушены дружеские отношения  между Югославией и Советским Союзом, стремившегося проводить  свою политику  балканской федерализации. На совещании коммунистических партий в Бухаресте было объявлено об исключении  Югославии из своих рядов  за великодержавность и попытки реставрации капитализма.
Как часть бывает в истории, это решение способствовало консолидации  сербов и хорватов  перед  внешней потенциальной угрозой со стороны  возможной «братской помощи» Москвы и  расширению относительной открытости к Западу. Это временно сняло с повестки дня  внутренние национальные проблемы, тлевшие десятилетиями.

 

***

На Балканах на  тройной  конфессиональной границе (католической, православной и мусульманской)  Австро-Венгрии,  Сербии и Османской империи  вскрылись сербско-хорватский, боснийский, греко-албанский, сербско-албанский, венгро-румынский и другие исторические «швы». Последний вызов  мусульманского Востока  христианскому Западу прекратился в 1683 году после безуспешной осады турками Вены. В начале и конце ХХ века Балканы вновь оказались в эпицентре противостояния. Балканские войны 1912-1913 гг. явились предвестниками Первой мировой войны. Если водораздел Первой  Балканской войны  проходил  между православными славянами  и Османской империей, то Вторая Балканская война  была вызвана  противоречиями между  Болгарией и Сербией, а также  Грецией, Румынией, Черногорией и Турцией. В июне 1914 года  в Сараево  сербскими националистами  был убит наследник  австро-венгерского  престола эрцгерцог Франц Фердинанд, принимавший участие в  военных маневрах в честь 525-ой годовщины  разгрома  Сербии Турцией  на Косовом Поле. Вряд ли кто мог предположить  в тот летний день начало Первой мировой войны, унесшей 9,5 млн. жизней. 
В 1918 году  Югославия унаследовала  территории и культуры от двух разных империй — Габсбургов и Османской, принадлежащих  к разным цивилизациям. После Второй мировой войны Балканы находились в зоне  геополитического влияния Советского Союза, с  распадом которого возвращается  из прошлого  Восточный вопрос,  а также «тень» германо-советского пакта «Молотова-Риббентропа». Произошла  дезинтеграция Югославии и обнажился трехсотлетний  исторический реликт — конфликт между  православными и мусульманскими сербами в Боснии и  между сербами и албанцами в Косово. Впервые за последние столетия Запад  выступает на стороне мусульман против православных. Акцию НАТО  против Югославии поддержали, например, мусульманские Турция, Азербайджан и Албания, а против выступила православная Греция.
Военная акция на Балканах может привести к насильственному  расчленению Югославии, с отделением от Сербии не только Косово, но и Черногории и Воеводины. Это усилит  этнонациональную напряженность между венграми и сербами, румынами и венграми,  венграми и словаками.  После распада Советского Союза и малой югославской «империи» на Балканах вновь появились  сторонники  Великой Сербии,  реставрации Великой Венгрии,  Великой Албании, Великой Румынии, не говоря уже о  создании Великой Турции (Турана).
По Трианонскому мирному договору 1920 года Венгрия лишилась  двух третей своей территории. Историческая область Трансильвания со смешанным  населением  перешла к Румынии, где проживает более 2 млн. венгров. В Воеводине, входящей на правах автономии  в состав Сербии, проживает   450 тысяч  венгров, в Словакии — 600 тысяч и в Украинском Закарпатье — 200 тысяч венгров. В результате конфликта  между венграми и словаками вокруг совместного строительства дунайского гидроузла в Комарно несет убытки  международное судоходство. Венгерские власти отказались  от реализации  своей части  проекта из-за возможного затопления земель, на которых проживают словацкие венгры. В Трансильвании с населенного венграми Тимишоары началась  античаушесковская  революция в Румынии. Однако  в требованиях культурной и территориальной автономии трансильванских венгров  румынские власти видят  угрозу раскола страны по югославскому варианту.
В результате Первой Балканской войны 1912 года  была провозглашена независимость Албании. К концу века благодаря демографическому фактору албанцы составили треть населения Македонии. До начала распада Югославии в автономном крае Косово проживало 1,3 млн. албанцев, выделявшихся относительно высоким уровнем  жизни. Современный «албанский вопрос» связан с преодолением  комплекса второсортной   балканской нации  без ущемления  сербской и македонской государственности.
Существуют проблемы в румыно-болгарских отношениях. Историческая область Добруджа, расположенная между  нижним течением Дуная и побережьем  Черного моря, часто становилась ареной международных споров. Российская/Советская  империя на протяжении  веков не оставляла  попыток  «броска на юг» к вратам Константинополя  и создания  в этой связи геополитического моста на Балканах, неоднократно выступала  за передачу  Добруджи  Болгарии, которая  кроме  того должна была получить  выход к Эгейскому морю. В частности, об этом  свидетельствуют германо-советские  отношения 1939-1941 гг. В Румынии  имеются  сторонники   присоединения  Северной Буковины и Бессарабии.
После распада «югославской империи» на Балканах возникла потенциальная   опасность болгарско-сербского конфликта. Берлинский конгресс 1878 года, признавший независимость Сербии, включил в её границы земли, на которые претендовала Болгария. В Болгарии активизируется  промусульманское движение. Тюркоязычные болгары-мусульмане или помаки, не порывавшие связи с болгарской православной общиной,  после балканского похода  российских войск и освобождения Болгарии от турецкого ига  были выселены в южные районы Восточной Румелии. Ныне  помаки проживают преимущественно на юге в сельской местности и в Кырджали — болгарском Сараево.
Хотя на политической карте  давно нет Османской империи, Балканы осознаются в турецком обществе как часть потерянной родины, что обуславливает  интерес к балканским мусульманам — помакам  и боснякам. В Турции популярна идея возвращения на Балканы с помощью расширения экономической экспансии. Турецкие товары  доминируют на большинстве  местных рынках, где раньше в основном была представлена  продукция из стран-членов СЭВ. Символично, что на Международной выставке-ярмарке  в Пловдиве  бывший советский павильон заняли турецкие фирмы.
В Юго-Восточной  Европе вскрылись старые политические,  этнические  и экономические «швы». После утраты советского геополитического  влияния на Балканах,  сюда перебросились  этнонациональные и этноконфессиональные конфликты  с Ближнего Востока. После распада Советского Союза через Бессарабию прошли  государственные границы Украины и Молдовы.  Игнорирование исторических социокультурных рубежей в Молдавии сторонниками  объединения с этнически близкой  Румынией привели к расколу страны  и провозглашению непризнанной Приднестровской  республики. Становление  молдавской государственности осложняется  внутренними этнонациональными рубежами славянского, тюркского и романского народов,  где  молдаване  тяготеют к румынам, тюрки-гагаузы — к светской Турции, а русские и украинцы— к восточнославянскому миру.
Приднестровская  республика рассматривается  местной властью как геополитический форпост  России на Балканах. С другой стороны, Молдова интересует  некоторых западных политиков как  возможный плацдарм НАТО в Юго-Восточной Европе. Гагаузская  проблема, обостренная  социально-экономическими, социокультурными и  экологическими факторами,  проявилась в борьбе за автономию. В 1989 году  на политической карте Молдовы появилась самопровозглашенная Гагаузская республика. В декабре 1994 года Гагаузия-Ерли получила  особый статус  автономии от парламента Молдовы и право на самоопределение  в случае, если произойдет объединение  Кишинева  с Румынией.  В перспективе  в Юго-Восточной Европе  вероятно  создание  мусульманских мини-государств — форпостов для  выхода  к гагаузам Молдовы и крымским татарам. Этому способствует  дезинтеграция южных и восточных славян и отсутствие  их согласованной стратегии.
В геополитическом пространстве  Юго-Восточной Европы   ослабли позиции  России,  сохранившей лишь геоэкономическое присутствие  (международный газопровод),  и возрастает стремление  Румынии  при благоприятных  обстоятельствах   претендовать на роль  региональной державы. Во-первых, в  этом заинтересована Центральная и Западная Европа,  рассматривающая  Румынию  в качестве  важного звена коммуникационного моста в Черноморье. Во-вторых, впервые освободившись  за последнее  столетие   от угрозы отторжения  причерноморской Добруджи, через которую проходил стратегический сухопутный  коридор Российской/Советской империи на Стамбул, Румыния  будет   стремиться усилить свое присутствие на опасном геополитическом направлении.    Поэтому создание Великой Румынии  на основе воссоединения с Молдавией  всегда будет  находить  сторонников среди  политической элиты страны.

 

***

Трансформация геополитического пространства неизбежно вызывает смену экономической ориентации балканских стран. Не случайно в политике  крупных европейских держав  на Балканах  особое значение придавалось  транспортным коммуникациям. На протяжении столетий Западная Европа в противостоянии с Османской империей ревниво относилась к  усилению России в Черноморском регионе и на Балканах. Запад стремился решать не только политические, но и экономические задачи, включая создание  транспортного коридора в направлении  на Восток. Вершиной этой политики  явилось строительство Багдадской железной дороги. Правда, Германия получила  свободу  действий с согласия Российской империи. Компромисс был достигнут за счет  возможной реализации  другого  трансконтинентального маршрута из Европы  через Украину, Кавказ в Персию и  Британскую Индию. Потсдамское соглашение  1910 года  выразилось в согласии  России не препятствовать  Германии в строительстве Багдадской железной дороги  и сомкнуть в  будущем  русско-персидскую (Трансперсидскую) магистраль с германской. Существовал российский  (славянский) проект 1908 года  строительства  дороги, соединяющей Дунай с Адриатическим морем через Черногорию или Далмацию и австрийский проект строительства железной дороги через  турецкий санджак Новибазар, отделявший сербов королевства от  сербов Черногории, Герцеговины и Боснии, но соединявший Вену  через Сараево  с путем на Салоники.

Багровое  зарево очередного конфликта поднялось над Балканами в конце двадцатого столетия, что привело к необъявленной многолетней  геоэкономической войне. Только в результате  эмбарго  против Югославии  потери придунайских стран  составили сотни миллиардов долларов, в три раза уменьшились  объемы перевозок и грузооборот дунайских портов. Самое удивительное, что  бывшие социалистические страны  региона не только  хранят  по этому поводу «гробовое молчание», но и выстроились  в очередь у порога Североатлантического военного блока, ожидая  с протянутой рукой подаяния   западных финансовых институтов. Балканы, зажатые «железным занавесом» НАТО и ЕС с севера, запада и юга все больше превращаются в глубокую европейскую периферию. В результате  ослабленных  внешнеэкономических связей и дальнейшего падения уровня и качества жизни сформировался  балканский маршрут  транспортировки наркотиков (героина) и краденых автомобилей, возросло число преступных организаций, занимающихся незаконным бизнесом.
Натовские бомбардировки  территории  Югославии уничтожили транспортные коммуникации, главное направление которых было ориентированно на Восток. Несомненно, богатые США и Западная Европа построят новые мосты и дороги, но это уже будет новый коммуникационный каркас, открытый преимущественно  на  Запад. Как это не парадоксально, но был выбран  экономически самый оптимальный вариант, когда  в целях создания новой сети транспортных  коридоров, разрушена сложившаяся, но по техническим параметрам устаревшая коммуникационная сеть.  В этом контексте один из уничтоженных мостов в городе Нови-Саде, восстановленный  советскими саперами в конце Второй мировой войны, уже более полувека лимитировал судоходство по Дунаю. При высоком уровне  воды в реке  судоходство ограничивалось. Пассажирские суда на Дунае строятся с разборными капитанскими  рубками с учетом   прохода низких  мостов. Кроме того, отсутствие надежной связи Воеводины с Сербией может усилить центробежные тенденции в автономном крае, где проживают преимущественно венгры.
Балканы остаются самым слабым звеном в намерениях Запада по созданию так называемых «критских» транспортных коридоров, сдерживают  формирование  нового коммуникационного направления к Черноморью, Закавказью  и Ближнему Востоку. После  интервенции НАТО в Косово блокирован на неопределенное время основной коридор из Западной Европы на  Ближний Восток. С  запада из Среднедунайской  низменности  наиболее  удобный  транспортный  проход  на  Восток идет по  долине  Моравы и далее к Софии между  хребтами Стара-Планины и Родопов по долине Марицы. В перспективе от геополитической обстановки на Балканах будет зависеть реализация южного маршрута Великого Шелкового пути.
В результате необъявленной геоэкономической войны на Балканах  образовалась так называемая «серая зона» или глубокая экономическая периферия в Юго-Восточной Европе, включая Болгарию, Румынию, Молдову и Украину. Здесь с одной стороны ослабло экономическое  присутствие России,  а с другой в результате введенного эмбарго против Югославии,  прекратились внешнеторговые связи с самой крупной  региональной державой на Балканах.

Преодоление кризиса?

В конце ХХ века  Запад  с помощью военных акций усилил  геополитическое присутствие на  Балканах в надежде «прорубить»   коридор   к энергетическим и другим ресурсам  Черноморья, Закавказья  и Ближнего Востока под  контролем  США и их союзников по НАТО, прежде всего Германии, Великобритании и Турции. Балканский кризис оказал  огромное отрицательное  влияние на экономику  большинства стран региона.
Пораженные радиацией атеизма «братья славяне»  надеются не на  свои собственные  силы, а на материальную помощь Запада. Не случайно, когда  Югославию обстреливали  американскими ракетами,  другие балканские страны выстроились  в очереди у  порога процветающего Запада  с надеждой  на капиталы в обмен на лояльность. Желание  местных  политических элит жить по западному  затмило разум. За  реальную принимается мифологическая география, где развертываются  основные  политические события, выбираются новые «стратегические» партнеры и   прокладываются  транспортные коридоры. 
Благополучие  Западной Европы  держится на военной зависимости от США. НАТО — это не европейский, а североатлантический  военный блок, где  Западная Европа —  на правах «вассала», скрывающегося под американским ядерным зонтиком. Не существует Западной Европы как самостоятельной военно-политической силы.  Руководители Болгарии,  Румынии, Молдавии, Украины и Македонии  стремятся стать вассалами вассалов —  бумажными «стратегическими» партнерами США. Но это  более высокий  уровень зависимости, чем  в советском геополитическом пространстве. Но готова ли  Америка  вкладывать капитал в  далекие Балканы и жертвовать жизнью своих  солдат во имя мира и благополучия в регионе? Где рубежи  «большого пространства», за которыми невозможна  эффективная помощь?
Следует обратить внимание, что  Австрийская империя на своих окраинах стремилась создавать полиэтнические  провинции, например,  польско-украинскую Галицию,  украинско-молдавско-румынскую Буковину. Таким образом, три исторических области — Галиция, Буковина и Бессарабия имеют различные геополитические коды. Галиция  сформировалась на западных рубежах геополитического  пространства  Киевской Руси,  В свою очередь, Российская империя создала в своем геополитическом пространстве   исторические области — Бессарабию и Новороссию, а   Монгольская,  Османская и Российская  империи  —  свои исторические «страты»  в Крыму. Создание полиэнических провинций на окраине империй позволяло успешно бороться с национальным сепаратизмом и рассматривать пограничье как плацдарм для решения геоэкономических целей.  

Почему в течении ХХ столетия  Балканы так и остались «пороховой бочкой Европы»? Это вина местных народов или  неуклюжие попытки Запада подарить  Балканам неприемлемую модель  национального государства? Можно ли найти ответ за океаном — в самой  богатой стране мира, предложившей за лояльность вариант  раздела по национальному  признаку на рубежах цивилизаций?  Многократные попытки  создать государства на рубежах евразийских цивилизаций по национальному признаку (с выделением  титульного этноса)  скомпрометировали  себя неисчислимыми  бедами  для  балканских народов.  Концепция  европейского национализма  оказалась несостоятельна  на социокультурных  и конфессиональных рубежах,   замирение которых связано  с «автаркией больших пространств».
Становится очевидным, что поликонфессиональные и полиэтнические  Османская и Австрийская империи смогли обеспечить  стабильность, благополучие и мирное сосуществование  балканских народов, а   ХХ век торжества  европейской  демократии пронесся над Балканами  многочисленным проявлениями геноцида. В Турции не осталось почти греков, славян и армян, в Болгарии — турок, в Греции — болгар и турок. Уже в конце века произошел исход  православных сербов из Хорватии,  Косово, Боснии и Герцеговины,  католиков-хорватов — из Сербии, Боснии и Герцеговины и т.д. 

До распада  малой «империи» на Балканах — федеративной  Югославии,  это была самая процветающая страна  в регионе и предмет зависти для советских людей. Прогремевшие  в конце ХХ века  балканские конфликты  не только не решили местные проблемы, но превратили  регион  на долгие годы в зону  международной  политической и экономической нестабильности.  За четыре  балканский войны 90-х годов  было убито 250 тысяч человек и свыше 3 млн.  граждан  стало беженцами. Войны нанесли огромный  материальный ущерб, частично и полностью разрушили  экономику Югославии, Боснии и Герцеговины, Хорватии  и Косово, на миллиарды долларов сократился их внутренний валовой продукт. Разрушена коммуникационная сеть в регионе, что  нанесло огромный ущерб внешнеэкономическим связям балканских стран. Из-за  закрытия и ограничения дунайского судоходства крупномасштабные убытки терпят  Болгария, Румыния и Украина, сталеплавильные и нефтеперерабатывающие заводы Австрии, Венгрии, Словакии  и Германии.
В расколотом  геополитическом пространстве Балкан наметилось несколько векторов. Только Словения  и возможно в будущем Хорватия имеют шанс на  европейскую интеграцию, включая вступление в ЕС и НАТО. Для этого имеются  не только  экономические предпосылки, но и принадлежность к западному христианству и реальная географическая  близость к Западной Европе. Остальные бывшие республики с преобладанием православных и мусульман  превратились в зоны  неблагополучия и  депрессивного развития. Влиятельной силой  на Балканах выступает Турция,  поддерживающая  местный  мусульманский сепаратизм.
Албания,  Босния и Герцеговина, Македония,  Болгария и Румыния выстроились в очереди у порога  ЕС и НАТО, выступив на  их стороне против соседней Югославии и надеясь получить «свой кусок»   за   лояльность. Албании снится Косово, занятое натовскими войсками.  Поликонфессиональное  псевдогосударство Босния и Герцоговина  держится благодаря международным миротворческим силам. Дейтонские соглашения 1995 года не   обеспечивают  достойных условий для  существования и возвращения  многочисленных беженцев. Македония надеется  на помощь  Америки в оснащении  вооруженных сил. Эти балканские страны, ослепленные мифологической географией,  видят себя  рядом с Соединенными Штатами и Западной Европой,  забывая, что реальный мир  в регионе невозможен без мира с соседями.
Редко богатые государства   бескорыстно жертвовали  жизнью своих солдат за благополучие других  народов. Соединенные Штаты получили право  на неопределенное время  продлевать свое присутствие на Балканах, без каких бы то не было  моральных обязательств. Впервые в  евразийской истории  здесь главной силой выступает страна, не обладающая  длительной исторической памятью, не имеющая опыта добрососедского сосуществования,  если  считать захват северных районов Мексики и  уничтожение индейцев.

Вот как пишет о пути  преодоления цивилизационных рубежей Сергей Аверинцев: «Если  мы назовем раннюю Византию «пограничным» явлением, это будет  верно как по отношению к пространственной  границе, разделившей балкано-италийский Запад и анатолийско-левантийский Восток, так и по отношению к  временно'й границе, разделившей античность и средневековье, Византия  осуществила себя как  частичное снятие и той, и другой границы; это был взаимопереход  Греции и Азии, осложненный  взаимопроникновением классического преемства и новизны».  Однако в реальной действительности «частичное снятие» границ приводит  неустойчивому миропорядку, если оно сопровождается имитацией действительности. Об этом пойдет речь в двух следующих главах на примере геополитической трансформации Крыма и Кавказа.

Резюме

Балканы расположены на рубежах трех цивилизаций. После падения «железного занавеса» началась трансформация  многомерного (геополитического,  геоэкономического, социокультурного, конфессионального) коммуникационного пространства региона.
На тройной цивилизационной границе (католической,  православной и мусульманской)  вскрылись многочисленные этнонациональные и этноконфессиональные конфликты.
Запад не смог своевременно предложить мирный сценарий геополитической трансформации и предложил взрывоопасный вариант  размежевания по национальному признаку.  Вместо приоритетности создания торговых и других экономических коммуникаций были введено эмбарго против Югославии, что привело к усилению криминализации  на Балканах, где значительная часть населения лишилась законных средств существования.  В результате необъявленной  геоэкономической войны  здесь образовалась  глубокая экономическая периферия.
Многократные попытки  создания на рубежах цивилизаций национальных государств (с выделением  титульного этноса) принесли балканским народам неисчислимые беды.

 


Вверх | Предыдущая страница | Следущая страница


 


 

«Геополитика сверхдержав»

Америка. Утомлённая супердержава Падение и взлет китайского Дракона Имперская геополитика. Великий час мировых империй Путь к процветанию государства

 


Воспоминания
Ландшафты памяти
Ландшафты путешествий. Города и страны
Ландшафты поэзии, музыки и живописи


Избранные статьи и посты
ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ПРОСТОРАМ РОДИНЫ ЧУДЕСНОЙ
Шейх Заид. Самая выдающаяся исламская личность


Павел Флоренский. Русский Леонардо да Винчи
Максим Горький. Писатель, купленный любовью народа
Иван Бунин. Певец пограничья природы
Анна Ахматова. Парящая в небесах
Николай Гумилев. Конкистадор истоков человеческой природы 
Николай Заболоцкий. Поэт философской лирики


Бесподобная Элеонора. Королева мужских сердец
Анна Вырубова. Фрейлина, монахиня, оклеветанная
Трафальгарская Венера. Символ красоты и силы духа
Париж. Лувр. Гимн обворожительным женщинам


Трансильвания. Замок Дракулы. Вампирский бренд Румынии
Где присуждают и вручают Нобелевские премии
Олимпийские игры. От Древней Греции до Сочи
Гибель мировой секретной империи
Великий час кораблей пустыни
Неугасающий ослепительный блеск Венеции
Карибы. Святой Мартин. Остров двух господ