logo
Институт геополитики профессора Дергачева
Сетевой проект
Аналитический и образовательный портал
«Пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет». Мартин Хайдеггер

Геополитика. Русская энциклопедия

Интернет-журнал

Геополитика. Русская энциклопедия

Геополитика. Русская энциклопедия

Предисловие

Глава 1. Драма геополитики
Интеллектуальные истоки
Властители трагического века войны и мира
Секретные протоколы
Великое противостояние
Евразийская доктрина

Глава 2. Трансформация геополитического мышления
Основные понятия
Традиционная геополитика
Новая экономическая геополитика (геоэкономика)
Новейшая цивилизационная геополитика
Государственные доктрины и национальная безопасность

Глава 3. Теория больших многомерных пространств
Многомерное коммуникационное пространство
Рубежная энергетика
Великие рубежи (ЕВРАМАР и МОРЕМАР)
Классификация Больших пространств
Социокультурная динамики и коммуникационные полюса
Эффективное геополитическое пространство

Глава 4. Мировые цивилизации. «Мир равноразных миров»
Многомерное пространство цивилизаций
Цивилизационный геополитический код
«Двигатель» цивилизационных реформаций
«Свеча зажигания» диалога цивилизаций
Глобализация и цивилизационные вызовы

Глава 5. Мировой океан
Геополитика и талассократии
Аттрактивность береговой зоны
Как разделить неделимое?

Глава 6. Американская геополитика
Гуманизированная геополитика силы
Евразийская геополитика США
«Безграничной справедливости»

Глава 7. Притяжение Европой
Западноевропейская цивилизация
Этот путь проходит через совесть
Кризис рационализма
Геополитика цивилизационного диалога

Глава 8. Великий китайский порядок
Геополитика Пути и Стены
«Одна страна — две системы»
«Чтобы собрать плоды — надо дать им созреть»

Глава 9. Исламская цивилизация
Истоки ислама и панисламизма
Исламский фундаментализм
Черный ангел смерти

Глава 10. Расколотая восточная Европа
Восточноевропейская цивилизация
Падение Хартленда
Геополитическая трансформация России, Украины и Белоруссии
Главные угрозы национальной безопасности

Глава 11. Российская геополитика
Истоки российской геополитики. Ощущение континента
Советская геополитика
Системный кризис и «новое мышление»
Возвращение геополитики
Российское многомерное пространство
Утраченный стратегический ресурс русского зарубежья

Глава 12. Балканы
Восточный вопрос
Падение «Балканской империи»
Преодоление кризиса?

Глава 13. Крымский микрокосмос
Забытый гул веков
Особенности трансформации

Глава 14. Большой Кавказ
Кавказский микрокосмос
Большая Кавказская война
Кавказская пленница
Этнонациональные и этноконфессиональные конфликты
Цивилизационный разлом

Глава 15. Центральная Азия
Великая Евразийская степь
Геостратегическое положение


Глава 16. Геополитический прогноз
Упущенное время мира
Столкновение рыночного и религиозного фундаментализма
Главные поля сражений
Сюрпризы геополитики
«Большой скачок» в капитализм
Восточноевропейский «брак» по любви или несчастью?
Геостратегический ресурс России
«Большой скачок» на Восток
Европа будущего. Возможное время мира

Глава 17. Конспирология
Тайные братства и олигархические клубы
Когда власть взывает к Богам
Оккультизм и парапсихология

Послесловие

Литература

Геополитический словарь




   
   
   
Союз образовательных сайтов    
Яндекс цитирования    
Рейтинг@Mail.ru    
   



Лекции Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи


Обсудить статью в дискуссионном клубе

Дергачев В.А. Геополитика. Учебник для вузов. — М.:ЮНИТИ-ДАНА, 2004. — 526 с


Глава 14. БОЛЬШОЙ КАВКАЗ

«Кавказ — это Вселенная, живущая на  давно  выработанных внутренних основаниях». Мераб Мамардашвили

 

Кавказ называют «солнечным сплетением»  Евразии. Неслучайно после распада  Советского Союза  регион стал зоной стратегических интересов  США,  Великобритании, Германии, Франции,  Турции, Ирана и ряда арабских стран. Для России Северный Кавказ остается главными южными морскими воротами. Современный Кавказ подобен взрывоопасному котлу этнополитических  противоречий.  Обратимся к многомерному коммуникационному пространству региона.

Кавказский микрокосмос

При разграничении  Евразии на Европу и Азию по природным признакам  условную границу чаще всего проводят на Северном Кавказе по Манычу, а в геоэкономическом пространстве  — по северным границам Краснодарского и Ставропольского краев. В геоэтническом пространстве  рубежи проходят по Кубани и Тереку, к северу от этой границы проживают преимущественно русские, а к югу — многочисленные  горские народы Северного Кавказа. Русские расселились вдоль основных коммуникаций, связывающих Закавказье с Россией —  на Черноморском и Каспийском побережье Кавказа, и Военно-Грузинской дороги. В Закавказье до распада Советского Союза проживала  около миллиона русских,  их наибольшая концентрация отмечалась в Баку — историческом центре российской нефтяной промышленности.

Российская империя  вошла в  непосредственное соприкосновение  с народами Кавказа в конце XVIII века. Однако после присоединения  Закавказья, еще долгие  годы шло покорение горских народов, расселенных вдоль Кавказского хребта от Черноморья  до Каспия.  В центральной части Северного  Кавказа выделялась культурным и политическим лидерством феодальные владения   Кабарды, а в равнинном и горном Дагестане  —  Дербентское  и Аварское  ханства,  Тарковское  шамхальство, Кайтагское  уцмийство  и т.д. Основу  общественной организации  горского населения  представляла семейная  община, сосуществовавшая с различными феодальными формами объединения. Большинство горцев, за исключением значительной части осетин,  считалось мусульманами, хотя ислам имел наиболее  крепкие позиции в Дагестане, а реально многие  горцы были  ближе к язычникам. В традиционной культуре горцев родная земля  была дороже человеческой жизни, а уважение личности сочеталось с жестким принуждением. Важной составляющей экономического благополучия  горцев служили набеги  и работорговля.
Казалось бы для военной мощи Российской империи не представляло труда  покорить  немногочисленных горцев. Но вот уже не одно столетие идет необъявленная, оплаченная обильной кровью кавказская  война, в которой нет победителей. Век за веком гибнут  российские солдаты и горцы. Война показала страшную разобщенность людей, борющихся  друг с другом народов,  живущих в разном социальном времени,  принадлежащим к разным конфессиям  и цивилизациям с неповторимой  ценностью  каждой из них.

Согласно Гюлистанского мирного договора 1813 года, подписанного в Карабахе после окончания русско-иранских войн, Иран признавал переход к России Дагестана, Грузии, Мегрелии, Имеретии, Гурии, Абхазии и Бакинского, Карабахского, Гянджинского, Ширванского, Щекинского, Дербентского, Кубинского и Талышского ханств. Еще ранее в 1805 г.  было впервые подписано соглашение  о переходе Карабахского ханства  под власть России.
На протяжении  веков Грузия находилась  в вассальной зависимости от великих держав, соперничавших на Ближнем Востоке. Особенно тяжелым для Грузии было владычество иноверных мусульманских государств, сопровождавшееся  геноцидом и массовыми  депортациями. После неоднократных  обращений с просьбами  о покровительстве  и согласно Георгиевского трактатата 1783 года   был установлен протекторат России над Картлийско-Кахетинским царством, а в  1801 г. Восточная Грузия окончательно вошла в состав Российской империи. В  первой половине Х1Х в. Россия присоединила остальные грузинские княжества.  По Туркманчайскому договору  1828 года  в состав Российской империи вошли Эриванское и Нахичеванское ханства, образовавшие Армянскую область. 
После присоединения  Закавказья к России в тылу оказались независимые  горские народы Северного Кавказа.  Только в результате Большой Кавказской войны удалось покорить  в 1859 г. — Дагестан и Чечню, а в 1864 г. — Черкесию. Некоторые северокавказские народы, например, кабардинцы, еще в ХVI в. приняли  подданство России, ища  защиту от Крымского ханства и султанской Турции.
Геополитические интересы  Российской империи не ограничивались Закавказьем. С 1878 года Карская область вошла в состав империи, а в период Первой  мировой войны  русская армия  заняла  Армянское нагорье, часть Курдистана и проникла даже в Месопотамию, но наступил 1917 год. Согласно  меморандума Троцкого,  направление  на Юг занимало важное место в  пожаре «мировой революции», что нашло отражение в действиях промосковской  полубандитской  «Персидской Красной Армии». Советская власть  провозглашалась в 40-е годы в Иранском Азербайджане. Но, увы,  вымыть солдатские сапоги в водах Индийского океана  России так и не пришлось.

На протяжении  более двух веков Кавказ находился в  геополитическом пространстве Российской/Советской империи, что нашло отражение в формировании его коммуникационного каркаса, основные транспортные выходы были ориентированы на север. В царской империи  регион выделялся в качестве отдельной  территориально-административной единицы — Кавказского  наместничества. Наместники (генерал-губернаторы)  наделялись чрезвычайными полномочиями, в их ведении находилась армия.  Кроме того, вдоль Кавказской военной линии раздела русских и  горцев в Екатеринодаре, Владикавказе, Темир-Хан-Шуре и вблизи границы Османской империи  в  Батуми и Карсе  были созданы военные губернаторства. В нефтяной столице империи Баку действовал режим градоначальства с непосредственным подчинением Петербургу.
В 1918 году провозглашается Северо-Кавказская  советская  республика, объединившая  Кубано-Черноморскую, Терскую и Ставропольскую советские республики. В 1922 году из Кубано-Черноморской  республики выделяется Черкесская (Адыгейская) автономная область. В дальнейшем она переименовывается в Адыгейскую (Черкесскую) АО, а в 1928 г. — в Адыгейскую АО. В 1936 г. центр области из Краснодара перенесен в Майкоп.
Частое переименование  национального образования связано с историей народа. Адыги — общее  наименование  многочисленных в прошлом  родственных племен  Северного Кавказа и известных за пределами  своей родины  под именем черкесов. Из современных народов Кавказа к  ним  относятся  кроме адыгейцев, кабардинцы  и черкесы, говорящие на родственных языках, составляющих особую ветвь  северо-западной (абхазо-адыгской) группы  кавказских языков.
В 1922 году была образована Карачаево-Черкесская  автономная область. В 1926 г. она разделяется на Карачаевскую АО и Черкесский национальный округ. Последний, в свою очередь, преобразуется в 1928 г. в автономную область. В 1944 году карачаевцы подверглись репрессиям и были выселены в Среднюю Азию и Казахстан. В 1957 году вновь восстанавливается объединенная Карачаево-Черкесская автономия в составе Ставропольского края. В 90-е годы была образована Карачаево-Черкесская республика как субъект  Российской Федерации. В  этническом составе автономии  преобладают русские (40% населения), карачаевцы (32%), черкесы (10%), абазины (7%)  и ногайцы (3%). Существует  напряженность в отношениях между титульными этносами —  более многочисленными карачаевцами  и черкесами, требующими автономии в составе  Ставропольского края. Карачаевцы родственны балкарцам, говорят на карачаево-балкарском языке. Таким образом, этнически близкие  народы оказались в разных автономиях, образованных из двух неродственных этносов — Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии.
В 1921-1924 гг. на Северном Кавказе существовала  Горская Автономная Советская Социалистическая Республика, объединившая  чеченцев, ингушей, осетин,  кабардинцев,  балкарцев, карачаевцев и русских  казаков. Однако  «интернационал»  местных народов оказался недолговечным.  Уже в 1921 году из состава Горской республики выделяется Кабардинский округ, в 1922 году — Карачаевский, Чеченский, Балкарский  округа, преобразованные в  автономные области  Российской Федерации. В 1924 году  Горская республика  упраздняется, и на её территории создаются  Северо-Осетинская и Ингушская автономные области и казачий Сунженский округ с правами  губернского исполкома, а  Владикавказ  выделяется в город центрального подчинения. Таким образом,  было осуществлено территориально-административное деление по национальному признаку.  
Северный Кавказ  отличается  исключительной политэтничностью, культурным и конфессиональным разнообразием.  Из многочисленных  народов  имеют национальные  автономии адыгейцы,  карачаевцы,  черкесы, кабардинцы, балкарцы, ингуши, осетины, чеченцы и народы Дагестана (страны гор). Титульные этносы  доминируют в Ингушетии, Чечне, Дагестане, Северной Осетии.  На Северном Кавказе сложилась субкультура  казаков (кубанские,  донские, терские и гребенские). В будущем  диспропорции  в этнополитическом статусе  народов могут привести к активизации субкультуры  казаков, вынужденных   проводить собственную политику, вплоть до образования территориальной автономии.
В Закавказье  в 1918 году  уже предпринималась попытка  создании  независимой от России конфедерации  в составе Грузии, Азербайджана и Армении. В Советском Союзе существовали Закавказская Советская Федеративная Социалистическая Республика (1922-1936). Однако в дальнейшем был взят курс на создание  союзных республик по национальному признаку. Под знаменем борьбы с пантюркизмом в Азербайджане  было запрещено  любое упоминание о  тюркских корнях  населения, а в советских паспортах с 1935 года  вместо «тюрок» стали писать «азербайджанец».

В постсоветском пространстве изменилось геополитическое  положение Кавказа, где проснулся этнонациональный и этноконфессиональный «вулкан» (Сумгаит, Нагорный Карабах, Чечня, Дагестан, Абхазия, Осетия, Карачаево-Черкесия). Сепаратистские  настроения   особенно проявились в конфликтах в Абхазии и Северной Осетии. В Азербайджане кроме карабахского конфликта отмечается дискриминация в отношении  ираноязычных народов —  талышей и курдов. Постсоветская Армения находится в геоэкономической изоляции и только благодаря сотрудничеству с Ираном, обеспечивается большей частью  энергетического сырья и товарами  народного потребления.
Ныне исламский Восток приблизился к границам России. Бывшие  благодатные  южные  советские республики, христианские  Грузия и Армения, мусульманский Азербайджан оказались на северной периферии ближневосточного пространства, где их продукция оказалась неконкурентоспособна  из-за высокой себестоимости. Игнорирование изменившегося  геостратегического положения привело к социальным потрясениям и упадку экономики. Сохранение  геополитического  равновесия на Кавказе  осложняется  незавершенностью  формирования наций в Грузии и Азербайджане. Здесь в отличие от Армении сохраняются  племенные  и клановые образования. Например, в Грузии  кроме  наиболее распространенных  картлийского, имеется три родственных  языка — мингрельский, сванский и лазский. Мингрелы, столицей которых  издревле был Зугдиди, жили под властью Византии и Турции. Традиционным союзником России на Кавказе  является христианская Армения, где  социально-экономический кризис  усугубляется последствиями карабахской войны и отсутствием прямого выхода  к мировым коммуникациям.
После распада Советского Союза некоторое время были популярны идеи «Кавказского дома» или  «Великого  имамата»  — независимого исламского государства  от  Черноморья до Каспия,  Великой Адыгеи, Большого Азербайджана. Возникло движение за воссоединение Северного и Южного Азербайджана. По некоторым оценкам в Иране проживает свыше 20 миллионов  азербайджанцев. Однако такое объединение мало вероятно. Хотя большинство азербайджанцев   мусульмане-шииты, за последние века произошел цивилизационный разлом, в результате которого один народ живет в разных мирах. Можно сказать, что социокультурные различия между Азербайджаном,  мусульманским Ираном,  светским государством Турцией оказался более глубоким, чем между Азербаджаном и преимущественно православной  Россией.

Новые независимые государства Южного Кавказа  декларируют  построение правового демократического общества, ориентированного на западные ценности.  В целях содействия  развитию гармоничных  и прочных  экономических и политических связей с Западной Европой, Европейский Союз  оказывает финансовую помощь в рамках международных  программ. Предпринимаются попытки  создания нового коммуникационного коридора, направленного на Европу в обход России. Геостратегия  республик Южного Кавказа ориентирована на поиск «большого брата», способного  стать  гарантом их независимости  и успешного экономического развития.

Большая Кавказская война

Историки затрудняются ответить на вопрос, сколько было Кавказский войн  между Россией и горскими племенами.  Большую Кавказскую войну традиционно рассматривают  как время  постоянных боевых действий с 1817 по 1864 гг. В конце XVIII века Кавказская  пограничная линия России  проходила  вдоль  Кубани и Терека.  На Кавказе  на рубеже цивилизаций  сложился геополитический узел, затрагивающий интересы Российский и Османской империй и Персии.  Здесь столкнулись народы, конфессии и разные представления о международном (европейском и мусульманском)  праве. Кроме того,  например, в Чечне и Дагестане существовал  неписаный закон (адаты), основанный на обычае (обычное право).
Агрессивную российскую политику  на Кавказе связывают с именем генерала А.П. Ермолова, разрешившего преследовать совершавших набеги горцев за  пограничную линию, где на реке Сунже  была основана крепость Грозный. «Умиротворение» горцев осуществлялось на основе экономической блокады и активных действий по установлению жесткого контроля над местным населением. Жесткая политика вызвала противодействие и подъем  мюридизма. Это религиозное движение призывало  горцев к вооруженной борьбе  против неверных и за установление власти шариата.  
Экономическая блокада  поставила  горцев на грань выживания. Для сообщения с Грузией, вошедшей в состав Российской империи,   требовались  коммуникации. Началось строительство Военно-Грузинской  дороги и сухопутного сообщения  по Черноморскому  побережью. Однако  дороги жизни для одних народов, стали  рубежом смерти для других.  Горцы Западного Кавказа вели  оживленную  прибрежную торговлю, особенно прибыльную работорговлю с Турцией. За выход к морю разгорелась борьба, горцы начали решительные действия против  русских укреплений  на Черноморском побережье.
В 1840 году Шамилю удалось  объединить горцев Восточного  Кавказа  и создать  имамат — «государство справедливости», основанное на законах шариата. По приказу царя Николая I  была проведена  очередная «карательная экспедиция»  под  руководством нового кавказского наместника М.С. Воронцова. Войска отправились в поход  28 мая 1845 года из крепости Каменный Брод, где служили  лермонтовские герои — Печорин и Максим Максимыч, в направлении на столицу имамата Дарго. Шамиль уступил свою ставку, но на обратном пути напал  на российскую военную колонну.   Даргинский поход закончился  огромными потерями  для русской армии. Погибло несколько генералов, десятки  офицеров  и свыше тысячи солдат. Это было самое крупное поражение российской армии на Кавказе. Воронцов  в дальнейшем отказался от  тактики  эпизодических походов, и армия стала  медленно продвигаться вперед, обустраивая рубеж за рубежом. 
После Крымской войны на Кавказе была сосредоточена  220-тысячная  российская армия, перевооруженная  дальнобойными  нарезными ружьями. Военное преимущество окончательно перешло на сторону империи. Наместником становится князь А.И. Барятинский,  который отказался от бессмысленных  карательных походов. Началось  планомерное заселение земель  казаками, строительство новых укреплений и дорог. На подвластной России территории  сохранялись  обычаи и религия горцев, щедро вознаграждались горские предводители, вступившие  на службу царю. Для многих  сравнение оказалось не в пользу Шамиля, осуществлявшего репрессивную политику. 

В Большой Кавказской войне  не было побежденных, Россия  выполнила  государственную задачу, а горцы сохранили  свой уклад и образ жизни. Это стало возможным благодаря политике  кавказских наместников, европейское образование и культура которых позволила преодолеть неудачные попытки  силового решения кавказской проблемы,  перейти к её политическому и экономическому решению с учетом социокультурных особенностей русский и горцев.

Наместник Кавказа  с 1844 по 1854 гг. светлейший князь, генерал-фельдмаршал Михаил Семенович Воронцов (1782-1856) выделялся  среди российской аристократии блестящим  европейским  образованием, отличался гуманностью, благородством, справедливостью, здравым мышлением  и настойчивостью в достижении  поставленных целей. Детство и отрочество провел в Лондоне,  где его отец был чрезвычайным и полномочным послом Российской империи. Принимал участие в военных компаниях на Кавказе (1803-1804),  в Европе (1806-1807), в турецкой войне (1810-1811). Участвовал в сражениях  Отечественной войны под Смоленском и Бородино, в битвах под Лейпцигом и Парижем. В 1815-1818 гг. был командиром оккупационного войска во Франции, где оставил о себе самые лучшие воспоминания. В 1823 году назначается новороссийским генерал-губернатором.  Одесса обязана ему  торговым процветанием, началом пароходства  и европейским блеском,  Крым — развитием виноделия и обустройством Южного Берега. В 1844 году стал кавказским наместником и главнокомандующим войск с неограниченными полномочиями.
В  богатой военной биографии Воронцова числится победа в одном из сражений против самого Наполеона и трагических поход в Чечню. Даргинский поход в реляции  царю был представлен как блестящий подвиг русских войск, а   современники оценивали как «постыдное событие». Но,  несмотря на это,  граф Воронцов был возведен в княжеское Российской империи достоинство, а в 1852 году получил титул светлейшего. В расположении  полка, которым командовал сын Семена Михайловича,  легендарный Хаджи-Мурат вышел к русским, перешел на службу русскому царю.

Наместник Кавказа с 1856 года генерал-фельдмаршал князь Александр Иванович Барятинский (1815-1879)  получил прекрасное  домашнее воспитание и образование по программе, составленной его отцом князем Иваном  Ивановичем,  сделавшим блестящую  дипломатическую карьеру под  началом  графа Семена Романовича Воронцова  в Лондоне. Став главнокомандующим кавказской армии, Александр Иванович стремился понять  обычаи горских народов. Именно его плодотворная идея  противопоставить Шамилю  обычное право горцев оказалась плодотворной и привела к  окончанию Большой Кавказской войны. Плененный  вождь горцев   в дальнейшем выражал  искренние чувства  преданности  к своему победителю. 

Во время Большой Кавказской войны было  два  основных очага сопротивления горцев в Восточном и Западном Кавказе, тогда как  между ними осетины-христиане  практически не принимали участие в противостоянии.
С 1801 по 1864 гг. российская армия потеряла на Кавказе в результате боевых действий,  болезней и гибели в плену 77 тысяч человек. Нет достоверной статистики о количестве погибших горцев. Но, несомненно,  их потери  исчисляются не только человеческими жизнями, но и  исходом местных народов. По разным данным от 2 до 3 миллионов  кавказских горцев вынуждено было  уйти от родных очагов. Адыги, абхазцы, убыхи, абазины, чеченцы, ингуши, аварцы, лезгины, осетины, карачаевцы и балкарцы расселились на  Ближнем Востоке и других землях. И если  всемирная история знала крупномасштабные переселения народов, то для всегда относительно  малочисленных горцев приведенные цифры свидетельствуют об этнической  катастрофе. Никто не знает, сколько потомков кавказских горцев разбросано по миру. Говорят, что в Турции их  проживает свыше  миллиона, но точной статистики нет. Согласно турецкой конституции  все граждане страны  турки. А если нет этнических диаспор,  то нет проблем  национальной культуры и языка.
После «полицейской акции»  40-х годов двадцатого столетия, наказавшей народ за «предательство»,  Россия вновь в состоянии войны на Кавказе, наводит конституционный порядок — штурмует города и селения или  просто  «мочит бандитов». Если судить по официальной  информации,  в  борьбе с горсткой  бандитов,  уничтожены тысячи горцев. Хотя реальность такова, что в горной местности  больше всего погибает неадаптированных  российских военнослужащих.  Только Иосифу Сталину удалось  временно  «решить» кавказскую проблему, лишив чеченцев и других  горцев самого главного — родной земли,  которая всегда  была  у  них дороже жизни.

Кавказская пленница

В великой русской литературе Х1Х века тема Кавказа звучит в произведениях Пушкина, Лермонтова и Льва Толстого. Если   пушкинский «Кавказский пленник»  написан в духе романтизма,  а «Герой нашего времени»  показан в нескольких срезах, то «Хаджи-Мурат» Льва Толстого явился завещанием писателя, в котором отсутствуют даже капли  романтизма.  Великий писатель, создавший  эпопею «Война и мир», в совершенстве владел  представлениями о ментальности  народов,   представляющих два полюса  расколотого христианского мира. Но оказалось, что и  с таким опытом  возникли трудности при написании повести «Хаджи-Мурат», когда  противоборствующие стороны  живут в неоднородном социальном времени и являются представителями  разных цивилизаций и конфессий. Технология  пронзительного сопоставления (русский царь — Шамиль и др.),  соотнесенная с различными социокультурными пространствами, не всегда в пользу  европейской культуры разума, когда она оторвана от «почвы» природной целесообразности.  Русская аристократия с европейским воспитанием и культурой  служит царю и отечеству. Как человек европейской культуры, аристократ  понимает бессмысленность войны, а как солдат он выполняет  приказы, зачастую лишенные здравого смысла.  Война рождает  ложь, смерть, чины и награды и бесконечную цепь невидимых утрат.  Но на  чьей стороне Толстой? Горцы близки  писателю  «своей страшной, почти  не задетой  цивилизацией гармонией природы и человека». Шамиль и Хаджи-Мурат  геройские, умные и тонкие люди. Но на фоне  обманчивой близости и красоты  снежных гор  эта идиллия обманчива. Шамиль и Хаджи-Мурат, в отличие от европейцев ближе к природе, они — звери, но их  зверство оправдано. Зверь убивает другого зверя, чтобы выжить  или добыть пропитание себе или  зверенышам. Цивилизованный  неукорененный человек  это делает иногда бессмысленно и бесцельно, убивает или разрушает просто так.
Набег на  чеченский аул  — типичный пример  отсутствия здравого смысла и крупицы человечности. Толстой передает  реакцию горцев: «О ненависти к русским никто не говорил. Чувство, которое испытали все чеченцы от мала до велика, было  сильнее ненависти. Это была не ненависть, а непризнание этих  русских собак людьми и такое отвращение, гадливость и недоумение перед нелепой жестокостью этих существ, что  желание истребления их, как желание истребления крыс, ядовитых пауков и волков, было таким же естественным чувством, как чувство  самосохранения».  Как ответить на эти пронзительные строки?  Изъять, запретить, что и было сделано царской цензурой? Объяснить высокой миссией  России по спасению христианских народов Закавказья, над которыми   нависла тень чужестранного  геноцида? И горцы всего лишь помеха на этом благородном пути?
Известный российский историк Михаил Гефтер написал  в дневнике:  «...Только  что кончил «Хаджи-Мурата» — с неожиданно сильным чувством прикосновения к какой-то  особой правде, которая не принадлежит никому в отдельности, никому вообще, а всем людям независимо для них  самих. Это правда жизни, концом которой является смерть». И в многочисленных редакциях Толстой  открывал  снова и снова  тайну  правды жизни. И силой этого вечного открывания  является человек, не утративший смысл собственного существования.
Внутри  человека идет  вечная борьба  между религиозной парадигмой  духа  и парадигмой «крови и почвы». Реальная война разрушает  тонкую скорлупу «европейской цивилизованности»  и он может стать по природе более  бессмысленным, чем самые дикие звери. В этом, возможно,  состоит  тайна правды жизни, оставленная великим писателем  потомкам. Казалось  бы, как просто, прочитать  повесть-завещание Льва Толстого и проблема  многовекового противостояния будет решена. Возможно, и прочитали  верховнокомандующие,  генералы и рядовые. Но ничего не изменилось  через столетие. Значит, не нужна правда жизни, принадлежащая всем  людям,  независимая от национальности и вероисповедования. Когда душа пронизана радиацией воинствующего атеизма, а «почва» утрачена, каждая из сторон  продолжает искать только свою, удобную правду,  оправдывающую  свои успехи и  подлости,  героизм и насилие, подвиги и месть.
Сколько написано и сказано в России о евразийстве —  особом  рубежном государстве - цивилизации  на рубежах Европы и Азии. Однако события на Кавказе  еще раз  показывают, какое большое расстояние  между  словом и реальностью. Увы, заснеженные  горные вершины Кавказа оказались доступнее, чем восхождение к  взаимному пониманию горцев и русских. И Россия постепенно из покорителя пространства превратилась в кавказскую пленницу.

Этнонациональные и этноконфессиональные конфликты

Рассмотрим  природу занимающих особое место  на Кавказе чеченского,  карабахского, абхазского и южноосетинского  конфликтов.
Чеченский конфликт стал центром межцивилизационного противостояния на  Кавказе. «Ичкерия» означает «земля внутри», то есть среди гор. Чеченцы только в начале XVIII столетия появились  на плоскости — предгорной равнине. При выходе  рек из ущелий  черных гор   были основаны  русские укрепления, например Урус-Мартан (русский Мартын). Чеченский народ состоит из 130 тейпов (родов),  объединенных в 11-12 тукхумов, включая ингушей. Исторически тукхум — это военно-экономическое объединение  группы родов, часто не связанных между собой  кровным родством, но решающим  общие задачи защиты от  нападений врагов и торгового  обмена.
Еще в конце ХVIII века в результате восстания шейха  Мансура произошло размежевание  горцев-вайнахов на  непримиримых чеченцев и ингушей, занимающих нейтральную позицию по отношению к  России. Сравнительно молодое   этническое  понятие «чеченцы» объединяет некровнородственные  роды (тейпы), куда кроме  вайнахских  входят  кумыкские, черкесские, грузинские  и даже русские и еврейские. Взятие заложников и работорговля у  горцев  не является  для Кавказа чем-то особенным. В «Очерках русской смуты» А.И. Деникин писал, что с ослаблением центральной и местной власти  привычные для кавказских горцев  грабежи и набеги стали обычным занятием, грабили  всех, без  различия происхождения, верований  и убеждений.
После гражданской войны горцев удалось  относительно «замирить» только к 1927 году, коллективизация вновь нарушила временное перемирие. В 1944 году чеченцев, ингушей, карачаевцев, балкарцев, калмыков и ногайцев депортировали   в Среднюю Азию и Сибирь. Уже после возвращения на Кавказ по распоряжению Хрущева  чеченцы-горцы были выселены на равнину и в русский Грозный. Демографический взрыв и безработица вновь заставили  чеченцев, теперь добровольно  выезжать за пределы Кавказа в поисках  средств существования. Советская власть не смогла  решить  вековую проблему безработицы. В большинстве  кавказских и среднеазиатских республиках значительную часть занятых  в промышленности составляли русские, например,   до 80% —  в Чечне.  
«Малая победоносная война» 90-х годов закончилась  поражением России и гибелью десятков тысяч граждан. В очередной раз  вскрылась некомпетентность  власти, использующей  унитарные подходы  в федеративном государстве. Взятие Грозного российскими  войсками  рассматривалась как  главная победа, тогда как для  большинства чеченцев это всего лишь административный центр территориальной единицы  Российской Федерации. Нельзя  «зачистками» Аргунского и других  ущелий победить народ, для которого родная земля дороже жизни. Русские и чеченцы продолжают жить в  разном социальном времени. Когда идет война,  и гибнут люди,  природа начинает доминировать над разумом.
В условиях  российского «капитализма»  с выраженным рыночным фундаментализмом  в Чечне не только не сложились элементы гражданского общества, но произошла маргинализация  местных родовых социальных институтов,  и усилились тенденции создания бандитской республики.  Здесь самые справедливые  демократические выборы не могут привести к консолидации вокруг «всенародно избранного  президента-чеченца», который останется для большинства лишь представителем  одного из чеченских  тейпов. По аналогии с узбекским социальным институтом «махалля»  местное самоуправление возможно на основе возрождения территориально-семейных общин.

Карабахский конфликт имеет глубокие  исторические корни.  Геополитическое  положение Армении на рубежах  евразийских цивилизаций  определило её  судьбу. Великая Армения в начале  новой эры  простиралась от Восточного Средиземноморья до Черного моря и Каспия. В 301 году официальной  государственной религией  было объявлено христианство. Мир на стыке цивлизаций способствовал  контактным функциям торгового-экономического и информационного обмена,  становлению  первого христианского государства и расцвету армянской культуры. Но здесь  же отмечалась небывалая конфронтация народов. Почти шесть  столетий продолжалась  борьба между Римом и Персией  на армянских землях.  В дальнейшем Закавказье стало  ареной борьбы  между  мусульманскими державами  — суннитской Турцией и  шиитской  Персией. Турки  обратили в ислам  часть грузинских племен (лазы, аджарцы, месхи и др.). Армения явилась  передовым христианских  форпостом,  на протяжении многих веков  упорно сопротивлявшимся  исламизации. С приходом  Российской империи  в Закавказье Армения стала на сторону страны, способной  защитить её самобытность от  мусульманского мира. В Х1Х веке  часть армянских земель отходит от Ирана и Турции к России, однако большинство  армянских земель остается в составе Османской империи.
Во время Первой мировой войны  русская армия, опираясь на  помощь восставших армян, ассирийцев и части курдов заняла  Армянское нагорье. В ответ  Турция силами армии и  нанятых курдских отрядов прибегла к небывалому геноциду, чему способствовал европейский вирус национализма. Проникнув в Анатолию, он создал обстановку вражды в относительно веротерпимой исламской империи.  Кульминацией разразившейся трагедии стала  чудовищная резня, в результате  которой погибло  свыше  миллиона армян и более полумиллиона ассирийцев.
Крушение Российской империи создало в Закавказье обстановку хаоса и войны. Еще весной 1918 года  Турция, сломив сопротивление грузинско-армянских войск,  захватывает  Баку, но уже осенью распадается Османская империя. Армянская армия  занимает  часть  исторических земель в турецкой Анталии. Турецкое правительство  Мустафы Кемаля  при поддержки большевистской  Москвы  начинает военные  действия против  грузинской и армянской армий  и иностранных интервентов. Провозгласивший независимость Азербайджан ведет с Арменией борьбу за Нагорный Карабах и Нахичевань. Красная Армия вступает в  Азербайджан, чье  националистическое правительство согласилось передать  власть большевикам   на условиях   помощи в возвращении  Карабаха и Нахичевани. Армения оказалась в кольце  голодной  военной и экономической блокады и вынуждена была пойти на заключение  тяжелейшего мира с Турцией, определившего  современную армяно-турецкую границу  и утрату  исторических территорий на Армянском нагорье, включая Карскую область,  входящую в состав Российской империи. В результате голодной блокады разоренной страны  зимой 1920-1921 гг. в Армении погибает  треть населения. Спровоцированные  межнациональные столкновения в Нагорном Карабахе унесли жизнь  20% населения  края, были разрушены многие населенные пункты.
Чтобы сломить сопротивление  еще боеспособной  армянской армии,  Советская Россия обратилась за помощью к Турции, потребовавшей подтвердить передачу Нагорного Карабаха и Нахичевани  Азербайджану. В феврале 1921 года под напором российско-турецкий войск  пал Ереван. Армянская армия продолжала  успешное сопротивление на юге страны и согласилась о прекращении огня  после подписания в апреле 1922 года с советским  правительством договора о  передачи Карабаха, Нахичевани и ряда других уездов в состав Армении. Армянские воинские отряды  сложили оружие и ушли на территорию Ирана, тогда как марионеточное правительство Закавказской федеративной советской республики на следующий день нарушило  договоренность и  заключило  секретное  соглашение с Турцией о передаче Карабаха, Нахичевани и ряда  других  уездов Азербайджану, при этом закреплялись турецкие гарантии по Нахичевани. Такова краткая предыстория  современного конфликта в Нагорном Карабахе,  входившего  при советской власти  на правах автономной области  в состав Азербайджанской ССР. Нагорно-Карабахская АО финансировалась  по остаточному принципу, здесь  были уничтожены  все армянские христианские храмы.
Предки армян появились на карабахской земле за несколько веков до нашей эры. Карабах входил в Великую Армению, а  после раздела в 1639 году  Армении между  Турцией и Ираном  территория Нагорного Карабаха еще полтора века оставалась  последним остатком армянской государственности. Поэтому и в современной Армении  Карабах  является историческим символом государственности.
Особую остроту Карабахский конфликт  приобрел в 1988 году  после обращения Совета народных депутатов автономной области к Верховному Совету СССР с ходатайством о передаче области из состава Азербайджана в Армению. После выхода  в  1991 году Азербайджана из Союза  совместная сессия облсовета  НКАО и райсовета Шаумянского  района  объявила о создании  Нагорно-Карабахской  Республики (НКР). Противостояние между азербайджанской и  армянской общинами  переросло в военный конфликт, продолжавшийся более трех лет. В результате  военных действий  было убито  свыше 30 тысяч человек, а около  полутора миллиона  местных жителей стали беженцами. Под контролем  непризнанной  НКР  кроме собственно Нагорного Карабаха оказалось семь административных районов Азербайджана. Вооруженные силы Азербайджана, в свою очередь,  удерживают часть  территории Мардакертского района НКР.
В Карабахском конфликте  столкнулись  не только  национальные общины, но  и  основополагающие  международно-правовые принципы территориальной целостности государства и  признание права наций на самоопределение. Армянское население  Нагорного Карабаха  стремиться  присоединиться к Армении при всенародной поддержки с её стороны. Азербайджан  стремится  восстановить свой  государственный  суверенитет  над утраченной территорией. Проблема для Азербайджана обостряется огромным количеством  беженцев, тогда как безработица составляет 40% трудоспособного населения.
Внешне выглядит простым  решение  карабахского кризиса. Если  посмотреть на географическую карту, возможно симметричное  решение территориальной проблемы. Армения получает  территориальный  коридор, соединяющий её с Нагорным Карабахом, а  Азербайджан —  воссоединяется с Нахичеванью. Однако  армянская территория между Азербайджаном и Нахичеванью  является  коммуникационным окном Армении не только в Иран, но и в другие страны. С его утратой, и при закрытых границах с Турцией и Азербайджаном и армяно-грузинских проблемах  Армения оказывается абсолютно изолированной страной.

Абхазский конфликт также имеет исторические корни. Первые раннеклассовые государства  образовались  в Западной и Восточной Грузии — Колхидское, Лазское (Эгрисское) и Иберийское (Картлийское) царства.  В XII веке  единое  Грузинское царство  достигает наивысшего расцвета, в его геополитическом пространстве  находится практически весь Кавказ. После покорения  монголо-татарами и  нашествия Тимура, Грузинское царство распадается  на Картлийское, Кахетинское, Имеретинское царства. В дальнейшем в Имеретии выделяются независимые Мегрельское и  Гурийское княжества и в начале XVII века — Абхазия.  Грузия стала  ареной борьбы между Ираном и Турцией, которая осуществила  исламизацию Аджарии и частично Гурии и Мегрелии. Не случайно при советской власти  Аджарии была предоставлена автономия в составе Грузии не по национальному признаку, а по конфессиональному.
Этнические абхазы относятся не к грузинской (картвельской), а к  северо-кавказской  семье. Абхазский язык в 1938 году   был переведен с грузинской  на русскую графику. В период средневекового  расцвета Абхазское царство доминировало в Западной Грузии.  В советской Грузии Абхазия была наиболее интегрирована в геоэкономическое пространство  Советского Союза, здесь находились не только  знаменитые советские курорты Сухуми, Гагра и Пицунда, но и многие годы  располагалась  летняя столица политической  элиты страны. Абхазская АССР была  полиэтничной республикой, но титульный народ по данным переписи населения  1959 года уступал  грузинам, русским и армянам.
Абхазский конфликт был в значительной степени  обусловлен непродуманными  действиями тбилисских властей, отменивших  в 1991 году  после провозглашения независимости Грузии действие  Конституции  1978 года,  предусматривающей  вхождение Абхазии на правах автономии. В результате  этих односторонних действий  Абхазия, в свою очередь,  восстановила свою Конституцию 1925 года,  согласно которой она являлась  независимым государством. Абхазия  предложила  создать с Грузией единое федеративное  государство.  Грузинские власти выбрали силовое решение проблемы и ввели  на территорию  Абхазии войска,  потерпевшие поражение от местных военных формирований, действующих при поддержки  добровольцев из северокавказских республик и других  российских регионов.  В результате  этнонационального конфликта  погибло несколько тысяч человек, общее число  беженцев (грузин, армян и русских) составило  более 250 тысяч.  После длительных переговоров под эгидой ООН в 1994 году было  подписано  соглашение о прекращении огня и  разъединении сил, а на территории  Абхазии расположился  ограниченный военный контингент российских миротворцев.  Абхазский  конфликт остается самой болевой проблемой в российско-грузинских отношениях.
Как  и на Балканах в Косово,  абхазский конфликт затрагивает и другую «глубинную» проблему социума. Мераб Мамардашвили обращал внимание, что на уровне исторических символов Абхазия является синонимом слова «Грузия»: «Поэтому сказать грузину, что Абхазия может выйти  из Грузии (я объясняю  структуру страсти, а не реальности),  — значит сказать примерно то же самое, что  Грузия может выйти из самой себя.  Или скажу еще резче: это  то же самое, что быку показать  красную тряпицу, а потом удивляться, что бык такой не демократический».

Южноосетинский конфликт. Южная Осетия с 1922 г. входила в состав Грузии на правах автономной области. В 1991 г. после  ликвидации  грузинскими властями  автономии и в ответ на несогласие осетин были использованы силовые методы.  Осетины нанесли  поражение грузинским войскам. Южная Осетия имеет непосредственный  выход к  родственной Северной Осетии, находящейся в составе Российской Федерации, что позволяет  при небольшом населении обеспечить экономическое выживание в сложившихся условиях. 

Аджарский конфликт. Автономная Аджария, в которой живут грузины, длительное время входила в состав  Османской империи. Карский договор 1921 года между Армянской, Азербайджанской и Грузинской  советскими социалистическими республиками, с одной стороны и Турцией — с другой, был заключен при участии РСФСР 13 октября в г. Карсе. Срок действия договора не был оговорен. Турция и Россия являются гарантами широкой автономии Аджарии в составе Грузии. В 1883 установилось железнодорожное сообщение Баку – Тифлис – Батуми. Батуми превратился в третий по величине (после Баку и Тифлиса) город Закавказья. Нефтепровод Баку – Батуми (1897-07). После распада Советского Союза Аджария сохранила стабильность и  более высокий уровень жизни относительно других исторических областей Грузии за счет эффективного использования транзитных функций. Конфликт связан с попыткой официального Тбилиси ограничить внешнеполитические и финансовые полномочия автономии, которые входят в юрисдикцию грузинского государства.     

Таким образом,   на Кавказе все новые независимые государства  и Российская Федерация имеют крупные очаги этнонациональных и этноконфессиональных конфликтов на своих территориях, не говоря уже о множестве  тлеющих  точек  напряженности, которые могут вспыхнуть в результате, например, асимметричного экономического развития.

Цивилизационный разлом

Государства Южного Кавказа формируют новые геополитические векторы внешней политики. После распада Советского Союза Грузия разрушила российский вектор внешней политики в надежде скорого пришествия на Запад. Была популярна  формула  Э. Шеварднадзе: «Грузия по своей истории, культуре и национальному характеру — страна западноевропейской ориентации — через века вновь вернулась  в европейский мир, от которого её в свое время отторгли насилием». Играя на геополитических противоречиях  крупных держав, Грузия лидировала  среди бывших союзных республик по объему западной помощи на душу населения. Грузинская власть объявила Грузию европейской страной, временно отторгнутой насилием северного соседа. Грузия жила ожиданием «возвращением» на европейский Запад, который должен был проложить Великий шелковый путь через новое независимое государство, включая создание инфраструктуры нефтепровода Баку – Тбилиси – Джейхан. Иждивенчество разложило государство и стимулировало коррупцию. В результате общественного протеста в 2004 году  национал-либералы сменили  националистов (преимущественно из бывшей советской номенклатуры).
Азербайджан успешно использует  энергетический фактор во внешней политике, привлекая для освоения  месторождений нефти  капитал транснациональных  корпораций.
Наиболее успешно развивается тюркский (исламский)  вектор в направлении Турции и сохраняются деловые связи с Россией, где трудятся  многие  азербайджанцы. Еще в 80-е годы в   Азербайджане  велика была тяга к турецкой культуре. Однако  после  распада Советского Союза  крупномасштабного тюркоязычного «братания» не произошло. Турция   не развращает местные элиты финансовыми и материальными дотациями за их лояльность, как это было в Советском Союзе. Безработица усиливает ностальгию о советской власти или мечты об Иранском Азербайджане, где живут лучше. Около одного миллиона  азербайджанцев ныне  проживает в России, преимущественно в Москве, а в иранских провинциях  — свыше 20 миллионов  этнических  азербайджанцев. Поэтому положение   республики в геополитическом и геоэкономическом пространстве не совпадают.  Азербайджанская диаспора доминирует в московской и иранской  торговле,  тогда как  политическая власть России  и Ирана находятся в геополитической оппозиции к Азербайджану.

Армения в противовес  геополитической оси Анкара – Баку  укрепляет взаимодействие с  Ираном и Грецией.  В геополитическом коде Армении доминирует традиционный российский вектор.  Армянская диаспора  в России (2 млн. армян, преимущественно, в Москве и Краснодарском крае) сопоставима с населением Армении (3,2 млн. человек).  Успешно развивается западный вектор (ЕС, США и НАТО). Армянская миллионная диаспора добилась от Соединенных Штатов  ограничений в экономической помощи Азербайджану в связи с  проблемой Нагорного Карабаха и успешно лоббирует  интересы своей исторической родины. Армении оказывается существенная  американская финансовая помощи.

На протяжении нескольких веков  народы Кавказа были в  социокультурном пространстве  русской культуры и языка, ставшими и остающимися  для них транслятором межцивилизационного диалога. Гарантом мира на рубежах  цивилизаций выступали космополитичные города. В этой связи вызывает тревогу  утрата полиэтничности  трех закавказских столиц. В 80-е годы в Баку проживало около 300 тысяч русских и 180 тысяч армян,  в Тбилиси и Ереване, соответственно, — 125  и 22 тысячи русских, много евреев. Ныне произошел массовый исход русских и евреев,  ереванских курдов и тбилисских немцев, а община бакинских армян перестала существовать. 

Конфессиональное пространство  Кавказа характеризуется неоднородностью. Армянская  апостольская церковь  является одной из  древнейших христианских церквей. В Эчмиадзине близ Еревана находится религиозный мировой центр всех армян и резиденция  верховного патриарха и католикоса. Церковь играет исключительно важную  консолидирующую роль для армянской нации. Даже в  социалистическом «лагере» армянская церковь выделялась по своей роли в общества по аналогии с католицизмом в Польше.
Грузинская православная  патриархия   является одной из древнейших  православных  христианских церквей. В IV веке Грузия приняла христианство  в качестве  государственной религии. Таким образом,  в современном конфессиональном пространстве, в отличии от  армянской древневосточной  церкви,  Грузия относится к странам, где  большинство исповедуют  православие, то есть к Европе. Но и здесь  отмечается своеобразная специфика. У Грузии тесные  культурные связи не только с православной Россией, но и с Францией,  где находится одни из крупнейших «островов» православия в Западной Европе и хранятся святыни, чтимые православным миром.

При покорении Российской империей мусульманских народов,  они вели  «Священную войну» («Газават») под знаменем  ислама. После ряда восстаний Екатерина II  легализовала ислам и признала  его законной  религией татар и башкир. Так как российские мусульмане  почти все были тюркоязычными народами, кроме большинства  горцев Кавказа и Таджикистана, возникла теория  пантюркизма и идея создания «Великого Турана» — тюркского государства с единоверной и единокровной Турцией. После  февральской революции 1917 года борьба мусульманских народов выливается  в исламское движение за автономию или полную независимость. В 1917-1918 гг. в Крыму  создавалась Национальная директория, а в Средней Азии — Кокандская автономия. В 1918-1919 гг.  существовала  исламская республика  горцев  Северного Кавказа. Формировались  мусульманские  полки как ядра  будущей «армии ислама» (басмачества). Ныне идеология  басмачества живуча в Туркестане и мюрадизма (национально-освободительного движения горцев) — на Северном Кавказе.
В конце ХХ века на Кавказе  отмечается возрождение  ислама. Как ответ на рыночный фундаментализм, разрушающий коррупцией души  людей, получил развитие   религиозный фундаментализм. Социально-экономический фактор способствует  распространению исламского  радикального «протестантизма» среди  обедневшей молодежи. По мере обнищания населения  растет популярность «ваххабизма». В горных районах при высокой рождаемости  и ограниченных размеров обрабатываемой земли практически  отсутствуют перспективы для трудоустройства.  Чрезвычайно высокий уровень безработицы и низкий уровень жизни на фоне  коррумпированных местных элит и  российского рыночного фундаментализма  способствует  распространению  лозунгов социального равноправия и  последователей «нового ислама». В 1999 году  большую часть боевиков, вторгшихся из Чечни в Дагестан,  составляли   этнические  дагестанцы, вытесненные  ранее из республики. Усиление позиций ислама приводит к социальной трансформации, например, азербайджанской семьи. Мужчины  выступают за усиление ислама, а многие женщины — за светское государство.  Особенно ощутим женский протест против двоеженства.


***
Советская власть так и не смогла вытравить «восточный» дух рыночных отношений в республиках Закавказья. Естественно, после их легализации они получили  бурное развитие.  Рыночные отношения, основанные  на местных обычаях, с позиций европейского права  являются  чернорыночными. Было бы наивно ожидать, что здесь в одночасье наступило торжество  свободного предпринимательства,  характерное для гражданского общества.
Нестабильная этнополитическая обстановка на Северном Кавказе объясняется  не только  последствиями советских репрессий и депортации  народов,  произвольным изменением административных границ, созданием искусственных (неродственных) автономий, но и крупномасштабной теневой экономикой. Произошла своеобразная специализация  горских автономий на различных видах  теневого  бизнеса. Дагестан  специализируется на незаконной добычи, переработки и торговли  «даров Каспия» (осетровых и черной икры). Северная Осетия добилась «успехов» на нелегальном производстве и сбыте  водки. В Ингушетии за счет государственных преференций  была построена не только новая столица Магас, но и создана «налоговая  дыра» в федеральном бюджете или оффшор по-российски. Чечня является крупнейшей криминогенной зоной  Российской Федерации по торговле оружием, наркотиков,  краденных нефти и автомобилей, похищения людей. Безработица на Кавказе провоцирует  теневую и криминальную  экономику. Безработные составляют костяк «передовых отрядов» в межнациональных и  межконфессиональных конфликтах. Так, например,  исполнителями сумгаитского погрома армян стали сельские  безработные.
Легитимизация национальных движений сопровождается их криминализацией. Российская Федерация оказалась неспособной решить политическим путем чеченскую проблему. Во время «полицейских акций» власть  закрывает глаза на коррупцию  местных национальных элит  в субъектах  федерации на Северном Кавказе и других регионах за их лояльность Кремлю. В будущем это может привести к новым социальным потрясениям на этнонациональной почве.
Если  все субъекты Северного Кавказа стали  дотационными территориями, то  большинство  национальных автономий  объявлено  депрессивными, получающими дополнительную финансовую поддержку из  федерального бюджета. В результате, возникли расхождения между статистическим и реальным уровнем жизни населения, а также   дифференциация  в доходах простого населения и коррумпированной элиты. Самые «бедные» республики иногда демонстрируют  высокую покупательную способность,  наличие  высокого оборота долларов и  большого количества автомобилей на душу населения.

После падения «железного занавеса»  не оправдались  надежды на создание  современного  транспортного коридора  через Кавказ из Западной Европы  и России на Ближний и  Средний Восток.  Вместо этого родился, игнорирующий реальную географию,   проект Великого шелкового пути через Южный Кавказ в обход России. 
Коммуникационная сеть Кавказа создавалась как часть геоэкономического пространства Российской империи. В 1799 году  было открыто постоянное  сообщение на  проложенной русскими  войсками Военно-Грузинской  дороги, модернизированной после присоединения Грузии. Были построены Военно-Осетинская  дорога, Черноморское  шоссе  Новороссийск — Батуми протяженностью  750 км (1887— 1910 гг.), железнодорожная магистраль  Ростов-на-Дону —  Дербент — Баку, продолженная до Тифлиса, Поти, Батуми и Карса. В ХХ веке  Большой и Малый Кавказ были окольцованы  сетью железных дорог.
В постсоветском  пространстве Грузия стала  важным коммуникационным  узлом  Кавказа. Если Азербайджан и Армения осуществляют экономическую блокаду друг друга, то торговые связи  Азербайджана с Турцией, а Армении с Россией  осуществляются  через Грузию, где мусульманская Аджария стала основным  торговым мостом Турции с Азербайджаном.  Основные партнеры Грузии  по импорту — Россия, Турция и Азербайджан, а по экспорту  — Россия, Азербайджан и Армения. В Азербайджане  доминирует   иранский и российский импорт  и экспорт в Иран и Турцию. В Армению импортируется преимущественно  продукция из России, Туркмении, США, Ирана и Грузии,  а экспортируется  в Россию, Туркменистан  и Иран.  Таким образом, оказались  опровергнуты  прогнозы  многих экспертов,   завышавших роль Турции во внешней торговле закавказских республик и занижавших значение  Ирана. 

 

***
Нельзя умалять цивилизационную роль России на Кавказе. Вряд ли в ближайшее десятилетие  народы Кавказа  восстановят  уровень и качество жизни 60-70-х годов. После распада СССР  возобладал  упрощенный  взгляд на будущее Кавказа. Реальная геополитическая трансформация оказалась более сложной и не столь романтичной, как казалось в начале независимого  пути. Ближайшие соседи, бывшие мировые  империи  евразийские Россия и Турция,  Иран имеют разные  геостратегии. Прозападный курс Российской Федерации привел к крупномасштабным проявлениям рыночного фундаментализма, чуждого местным мусульманским народам. Ответной реакцией горских народов стала опора на исламский фундаментализм. Ограниченной оказалась роль Турции в кавказкой геополитике. Идея образования единого геополитического и геоэкономического пространства новых тюркоязычных  независимые государства во главе с Турцией оказалась призрачной. Если Советский Союз финансов датировал «дружбу»  тюркских народы за их лояльность Московскому Кремлю, то  Турция  не видит в этом необходимости и ей не под силу  функции «большого брата». Иранская власть, опасаясь возможного сепаратизма, осторожно относится к суверенному статусу Азербайджана. Азербайджан не стал союзником Ирана, где проживают миллионы азербайджанцев.
В начале XXI  века  на Южном Кавказе сформировались две геополитических оси Россия — Армения  — Иран и Запад — Азербайджан — Турция. Здесь переплелись  политические, экономические и конфессиональные интересы. Декларируемая геоэкономическая ось  Центральная Азия — Южный Кавказ —  Украина вокруг проекта «Великого шелкового  пути»  через  Черное море в Западную Европу  в обход России оказалось мнимой.  Из-за ограниченных  разведанных запасов энергетического сырья  преувеличенными оказались проекты транспортировки каспийской нефти в обход России. Упущена  возможность  создания коммуникационного моста для ускорения оборачиваемости  торгового,  финансового  и промышленного капитала на рубежах цивилизаций. В результате  получился  эффект  взаимного блокирования  геоэкономических осей запад - восток и север - юг.

Тенденции  размежевания по этническому признаку, включая массовый исход русских,  чреваты  непредсказуемыми последствиями. Высокий прирост населения у местных мусульманских народов и крупномасштабная безработица  усиливают нестабильность в регионе. За время многочисленных кавказских  этнонациональных и этноконфессиональных конфликтов углубилось противостояние между народами, у каждого из них  «окрепла»  своя правда  жизни. В Закавказье  особенно отчетливо  прослеживаются противоречия между имитацией демократии и поиском «большого брата». Местные корпоративные группировки,  борющиеся  за власть и капитал, готовы пойти против природы и географии  и объявить себя «новыми европейцами» или кем угодно за «стратегическое  партнерство» с Западом,  в надежде на «манну небесную». Произошла  переориентация  местных политических элит с России на Запад, тогда как в социокультурном отношении  новые независимые государства стали ближе к Востоку из-за миграции  нетитульных народов. Нельзя забывать,  что парадигма духа всегда борется с  парадигмой «крови и почвы». Западные партнеры  новых независимых государств Южного Кавказа одновременно  «экспортирует»  демократические ценности и  решают стратегические геоэкономические  цели. Вместо  того, чтобы  замирить Кавказ, предлагаются  иные политические  и экономические технологии. Драгоценное время мира упущено. 

Резюме

На протяжении более двух веков  Кавказ  находился в геополитическом  пространстве Российской/Советской империи.  В постсоветском пространстве  изменилось геополитическое положение Кавказа, а исламский Восток приблизился к границам России. После распада Советского Союза Южный Кавказ «вернулся» на Ближний Восток, где его экономика оказалась неконкурентоспособной.
Для новых независимых государств Южного Кавказа характерен синдром завышенных ожиданий,  имитация демократии и поиск  «большого брата», способного стать гарантом  их независимости.
Бывшие союзные республики  критикуют СНГ, однако никто из него не вышел. Возможно, что под политическим прикрытием неудачной интеграции, образовалась другая — теневая, более эффективная.
Чеченский конфликт является самым опасным для российской государственности. Преодоление конфликта возможно при условии признания, что рыночный фундаментализм, символом которого стала Москва, такое же зло, как и исламский фундаментализм.


Вверх | Предыдущая страница | Следущая страница


 


 

«Геополитика сверхдержав»

Америка. Утомлённая супердержава Падение и взлет китайского Дракона Имперская геополитика. Великий час мировых империй Путь к процветанию государства

 


Воспоминания
Ландшафты памяти
Ландшафты путешествий. Города и страны
Ландшафты поэзии, музыки и живописи


Избранные статьи и посты
ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ПРОСТОРАМ РОДИНЫ ЧУДЕСНОЙ
Шейх Заид. Самая выдающаяся исламская личность


Павел Флоренский. Русский Леонардо да Винчи
Максим Горький. Писатель, купленный любовью народа
Иван Бунин. Певец пограничья природы
Анна Ахматова. Парящая в небесах
Николай Гумилев. Конкистадор истоков человеческой природы 
Николай Заболоцкий. Поэт философской лирики


Бесподобная Элеонора. Королева мужских сердец
Анна Вырубова. Фрейлина, монахиня, оклеветанная
Трафальгарская Венера. Символ красоты и силы духа
Париж. Лувр. Гимн обворожительным женщинам


Трансильвания. Замок Дракулы. Вампирский бренд Румынии
Где присуждают и вручают Нобелевские премии
Олимпийские игры. От Древней Греции до Сочи
Гибель мировой секретной империи
Великий час кораблей пустыни
Неугасающий ослепительный блеск Венеции
Карибы. Святой Мартин. Остров двух господ