logo
Институт геополитики профессора Дергачева
Сетевой проект
Аналитический и образовательный портал
«Пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет». Мартин Хайдеггер

Геополитика. Русская энциклопедия

Интернет-журнал

Геополитика. Русская энциклопедия

Геополитика. Русская энциклопедия

Предисловие

Глава 1. Драма геополитики
Интеллектуальные истоки
Властители трагического века войны и мира
Секретные протоколы
Великое противостояние
Евразийская доктрина

Глава 2. Трансформация геополитического мышления
Основные понятия
Традиционная геополитика
Новая экономическая геополитика (геоэкономика)
Новейшая цивилизационная геополитика
Государственные доктрины и национальная безопасность

Глава 3. Теория больших многомерных пространств
Многомерное коммуникационное пространство
Рубежная энергетика
Великие рубежи (ЕВРАМАР и МОРЕМАР)
Классификация Больших пространств
Социокультурная динамики и коммуникационные полюса
Эффективное геополитическое пространство

Глава 4. Мировые цивилизации. «Мир равноразных миров»
Многомерное пространство цивилизаций
Цивилизационный геополитический код
«Двигатель» цивилизационных реформаций
«Свеча зажигания» диалога цивилизаций
Глобализация и цивилизационные вызовы

Глава 5. Мировой океан
Геополитика и талассократии
Аттрактивность береговой зоны
Как разделить неделимое?

Глава 6. Американская геополитика
Гуманизированная геополитика силы
Евразийская геополитика США
«Безграничной справедливости»

Глава 7. Притяжение Европой
Западноевропейская цивилизация
Этот путь проходит через совесть
Кризис рационализма
Геополитика цивилизационного диалога

Глава 8. Великий китайский порядок
Геополитика Пути и Стены
«Одна страна — две системы»
«Чтобы собрать плоды — надо дать им созреть»

Глава 9. Исламская цивилизация
Истоки ислама и панисламизма
Исламский фундаментализм
Черный ангел смерти

Глава 10. Расколотая восточная Европа
Восточноевропейская цивилизация
Падение Хартленда
Геополитическая трансформация России, Украины и Белоруссии
Главные угрозы национальной безопасности

Глава 11. Российская геополитика
Истоки российской геополитики. Ощущение континента
Советская геополитика
Системный кризис и «новое мышление»
Возвращение геополитики
Российское многомерное пространство
Утраченный стратегический ресурс русского зарубежья

Глава 12. Балканы
Восточный вопрос
Падение «Балканской империи»
Преодоление кризиса?

Глава 13. Крымский микрокосмос
Забытый гул веков
Особенности трансформации

Глава 14. Большой Кавказ
Кавказский микрокосмос
Большая Кавказская война
Кавказская пленница
Этнонациональные и этноконфессиональные конфликты
Цивилизационный разлом

Глава 15. Центральная Азия
Великая Евразийская степь
Геостратегическое положение

Глава 16. Геополитический прогноз
Упущенное время мира
Столкновение рыночного и религиозного фундаментализма
Главные поля сражений
Сюрпризы геополитики
«Большой скачок» в капитализм
Восточноевропейский «брак» по любви или несчастью?
Геостратегический ресурс России
«Большой скачок» на Восток
Европа будущего. Возможное время мира

Глава 17. Конспирология
Тайные братства и олигархические клубы
Когда власть взывает к Богам
Оккультизм и парапсихология

Послесловие

Литература

Геополитический словарь




   
   
   
Союз образовательных сайтов    
Яндекс цитирования    
Рейтинг@Mail.ru    
   



Лекции Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи


Обсудить статью в дискуссионном клубе

Дергачев В.А. Геополитика. Учебник для вузов. — М.:ЮНИТИ-ДАНА, 2004. — 526 с


Глава 15. ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ

Центральная Азия — геополитический регион, включающий Казахстан, Узбекистан, Таджикистан, Туркменистан и Киргизию. Регион обладает  богатыми запасами нефти, газа и других природных ресурсов.  Однако политическая стабильность и экономический прогресс в регионе является трудноразрешимой задачей. В будущем большое влияние на стабильность в регионе будут оказывать  отношения  между Китаем, США и Россией, а также Шанхайская организация сотрудничества. 

Великая Евразийская степь

В геополитике Центральная Азия, как и Хартленд,  часто ассоциируется с Великой Евразийской степью — гигантским природным  коммуникационным коридором  между Востоком и Западом, по которому в прошлом  ураганом  проходили народы. В результате «трений» по краям коридора  происходило взаимодействие и  взаимообогащение культур, рождались новые этносы, империи и цивилизации. Как Великие исторические реки  являлись  главной коммуникационной осью  древних цивилизаций, так Евразийская степь — «плавильным котлом» межцивилизационного диалога. Её бескрайние  горизонты больше ассоциируются  не с великой  рекой, а океаном.  По масштабам контактных функций с  степью-океаном сопоставима только  Атлантика, соединившая Старый и Новый Свет. «Океанское» мировосприятие степи  пронизывало кочевые народы. Неслучайно, евразийская история  неразрывно связана с   именем величайшего полководца уходящего тысячелетия — Тэмуджина, провозглашенного  перед походом к  западным «берегам» евразийской степи Чингисханом — великим ханом «океана» (от тюркского тенгиз — океан, море).
Великая Евразийская степь и на рубеже  третьего тысячелетия остается главной коммуникационной осью континента, вдоль которой осуществляется интенсивный  материальный, культурный и информационный обмен между Западом и Востоком. Здесь   пройдут   транспортные коммуникации будущего между  полюсами  экономического и технологического  развития в Западной Европе и Азиатско-Тихоокеанском регионе. На рубежах Евразийской степи  расположены  исторические коммуникационные узлы  свободной торговли и культурного диалога между цивилизациями. Кто владеет Евразийской степью,  тот выполняет  функции экономического транзита и транслятора  межцивилизационного диалога. Забвение  этой истины приводило к распаду империй и многочисленным конфликтам на рубежах евразийских цивилизаций.
В результате столкновения  великой степной культуры татаро-монгол  и не менее великой  городской  мусульманской культуры  Ближнего Востока  Золотая Орда  погибает под натиском Тимура после рокового для Тохтамыша  сражения  на берегу Терека в 1395 году.  Одним за другим пали  под ударом Тамерлана  золотоордынские города, не имеющие фортификационных сооружений. 

В дальнейшем Туркестан   на протяжении длительно времени были в поле геополитических интересов Китайской, Российской  и Британской империй. В российском (советском) геополитическом пространстве Туркестан стал форпостом для дальнейшего расширения восточного и южного вектора внешней политики.
В Восточном Туркестане регулярно вспыхивали  восстания, жестоко подавляемые китайскими властями. Со второй половины 19 в.  в регионе   ощутимо  российское присутствие. В 1851 году  подписан Кульджинский договор  о нормализации  русско-китайской торговли на среднеазиатской границе. Русские купцы получили доступ в Или (Кульджу)  и Тарбагатай (Чугунчак),  где китайские власти  отвели  места для русских торговых факторий и консульств. Функционировала сеть отделений Русско-Азиатского банка.  В результате  Уйгуро-Дунганского восстания  местных народов против господства маньчжурских и китайский феодалов (1864-1877 гг.)  были образованы  три уйгурских и дунганское ханство, объеденные в дальнейшем в единое государство Джетышаар («Семиградье»), внешняя политика которого основывалась  на использовании противоречий между  Россией,  Великобританией и цинским Китаем. В 1871-1882 гг.  Россия оккупировала  район Кульджи, заселенный  преимущественно  дунганами, исповедующими ислам. В 1877 г. освободительное движение местных народов было подавлено цинскими войсками, а Синьцзян  вновь перешел под юрисдикцию Китая.    В 1912-1949 гг. Синьцзян управлялся  преимущественно  местными диктаторами, использующими  советскую и гоминдановскую поддержку в личных целях.

В письмах  Ленина к  представителю советского правительства в Китае в 1922—1924 гг. А. Иоффе отмечалась  роль  Востока  в  мировой революции: «Туркестан страшно  важен, это — Индия».  Сторонник «перманентной революции» Иоффе  уделял особую роль Китаю, дающего возможность  реально  осязать и Индию, Японию, другие тихоокеанские страны и, наконец, мировую  историю. Советские военные советники  активно помогали китайскому народу в разжигании  пожара «мировой революции». Один из таких походов  с китайской армией Фынь-Юй-Сяна  в 1924-1925 гг. не нашел поддержки местного населения.
Активно  действовала Москва  в северо-западном Китае в провинции Синьцзян,  особенно  в  Кульдже, Урумчи, Турфане, Кашгаре, Яркенде и Хотане. Советский Союз  открыл в регионе  многочисленные  советские консульства и торговые  представительства, охраняемые   военными частями из  русского Туркестана. Вместо коммунизма советскими резидентами  проповедовался  национализм, и  возбуждалось  недовольство  местного  мусульманского населения (дунган)  против китайских властей. Пекин запрещал  китаянкам селиться в  Застенном Китае, чтобы ассимилировать  соседние народы. Рожденный от китайца становился китайцем.
В Синьцзяне столкнулись советско-британские геополитические интересы за влияние над стратегическими коммуникациями. Главные караванные дороги оказались  фактически под советским контролем.  Советские «купцы» монополизировали   торговлю пушными товарами. Торговые караваны, шедшие из китайского Туркестана без советских конвоев,  грабились местными бандами. Пресекались попытки  местных купцов восстановить  караванные пути  на Карачи через  британскую Северную Индию. Из-за ослабления влияния  центральной китайской власти  северо-западные  провинции  оказались в зоне геополитических интересов Советского Союза, а в северо-восточных провинциях усиливалось присутствие Японии.
В 40-х годах с помощью Советского Союза создается  «Восточно-туркестанская республика», которая была «самоликвидирована»  во исполнение договоренностей на Крымской  конференции  и  с Китаем. После провозглашения КНР провинция Синьцзян  преобразована в Синьцзян-Уйгурский автономный  район (СУАР). Национальная дискриминация к местным народам  привела в  начале  60-х годов  к массовому  переселению  уйгуров  из КНР в Киргизию и Казахстан. Недовольство центрально властью усиливают и  продолжающиеся в местных пустынях испытания атомного оружия.

После длительного противостояния в регионе, в конце концов, английская и русская дипломатия  признают Афганистан в качестве  буферной, нейтральной зоны между  российскими владениями  в Средней Азии и британскими в Индии. Российская империя с присоединением  Туркмении закрепилась на южных «берегах» евразийской степи и обеспечила контроль над Средней Азией.
В 1919 году  была провозглашена независимость Афганистана и Советская Россия, аннулировав неравноправные договоры, первой признала этот политический статус. В 1921 году между РСФСР и  Афганистаном был заключен мирный договор  о дружбе.  Однако в 1929 году в Афганистане произошел  переворот, к власти пришли «защитники ислама», выступавшие против  светского пути развития. Советский Союз выступил с интернациональной помощью сторонникам свергнутого  хана и, опасаясь активизации  басмаческой эмиграции, предпринимает военный захват  афганского города Мазари-Шарифа. Рассматривался  даже вариант создания марионеточного государства на севере Афганистана. Ограниченная группировка войск была враждебно встречена местным населением и не смогла успешно действовать. Афганский народ сверг путчистов без помощи  извне,  советская интервенция не состоялась. В целях обеспечения социалистическое строительство в Узбекистане и Таджикистане  в 1930 году было предпринято очередное вторжение, чтобы  лишить басмачество  экономической базы. Были  сожжены и  разрушены кишлаки, где проживали преимущественно  эмигранты, угнаны через границу  верблюды, лошади и бараны. Однако основные отряды басмачей ушли в горы, и военные трофеи Красной Армии были ничтожны. В дальнейшем стратегические планы советского военного  командования на этом направлении ограничивались  возможным захватом  северного Афганистана  с городами Мазари-Шариф и Герат, овладением  горными перевалами Гиндукуша. Последняя попытка броска к Индийскому океану с известным результатом была предпринята СССР с вводом ограниченного контингента  советских войск  в Афганистан. 

После прихода к власти  в России  большевиков вновь реанимируется  попытка выйти к Индийскому океану. В секретном Меморандуме  председателя Реввоенсовета Льва Троцкого  в августе  1919 года  после неудач  на западном фронте излагается новая геостратегия. Предлагается революционный  путь на Париж и Лондон  проложить  через  Афганистан, Пенджаб и Бенгалию. Для  удара по Индии намечалась  всего лишь  подготовка «элементов» азиатской ориентации и конный корпус в 30 или 40 тысяч сабель. Предполагалось  сосредоточить в Туркестане  материальные и  военные ресурсы  для наступления на юг. Но победу индусской революции пришлось отложить. Согласно меморандума  Троцкого  направление на Юг  заняло важное место  в пожаре «мировой революции». Это нашло отражение  в действиях  промосковской полубандитской  «Персидской Красной Армии».

Геостратегическое положение

Геостратегическое положение региона исторически  способствовало развитию  свободной торговли и ремесел. В прошлом  местные жители  различались не по языковому признаку, а по месту обитания. В бескрайнем океане  степей и пустынь пришлые  кочевые народы  соседствовали с  оседлыми земледельцами, жившими на «островах» — цветущих оазисах  с преимущественно городской культурой. В Самарканде, Ходженте, Ташкенте, Бухаре и других торгово-ремесленных  столицах основным транслятором культурного диалога  выступал  персидско-таджикский  язык. Среди тюркских кочевых народов при советской власти  наиболее привилегированным стал  узбекский язык. Сталинская национальная политика, прикрепив  местные народы  и языки  к определенным территориям,  заложила  «мины» замедленного действия, взрывающиеся  в постсоветском пространстве.

Полуфеодальная клановость  и низкий уровень жизни населения  Центральной Азии  способствует консервации  авторитарных режимов в Узбекистане, Туркмении и Таджикистане. Узбекистан стремится  к интеграции и лидерству в регионе. Туркменистан  строит государственность на  авторитарном режиме и  богатых  энергетических ресурсах. В Таджикистане, где нация еще не сложилась, конфликт между сторонниками строительства  национального и прокоммунистического  государства  осложняется  влиянием соседнего  Афганистана и России.  Трансформация Киргизии и других центрально-азиатских стран  сопровождается  эмиграцией  квалифицированного  русскоязычного населения. Киргизия испытывает трудности по сохранению коммуникационного каркаса государства между  более развитым Севером и  отсталым Югом. Пытается балансировать в Евразии между Россией и Китаем,  и крупными соседями в Центральной Азии — Узбекистаном и Казахстаном.
Геополитический код Казахстана включает российский вектор (наиболее предпочтительный), китайский ( угроза ассимиляции) и исламский (угроза утраты светского государства, исламизация). По инициативе президента реализован философско-футурологический проект новой столицы Казахстана Астаны, одновременно являющейся одним из коммуникационных центров Евразийского степного континента. На Западе Казахстан называют халифатом  Назарбаева, однако из-за исключительно экономической привлекательности  страны, не акцентируют внимания на авторитарный режим.  Казахстан, граничащий с двумя континентальными гигантами  Китаем и Россией, стремится не только к добрососедству, но и поддерживает стратегическое партнерство с Западом, прежде всего с США.  Целостность Казахстана  зависит и от отношений  между тюркским и славянским населением, способностью местной элиты к консолидации общества.  Незавершенность  становления нации  осложняется  внутренними  этнонациональными и этноконфессиональными  рубежами, межклановыми отношениями трех племенных объединений — Старшего, Среднего и Младшего жузов. В населении страны казахи составляют 40%, а русские — 38%. Русская, украинская и немецкая  общины  абсолютно доминируют  на севере  и составляют  большинство  промышленных рабочих. Игнорирование этих особенностей  может привести к геополитическому  разлому страны.  Поэтому Казахстан с преимущественно тюркско-мусульманским и православным населением  выступает  за более  тесную  экономическую интеграцию  с Россией.

Центральная Азия привлекает  внимание международного бизнеса  богатыми  энергетическими и другими ресурсами,  возможностями свободной транзитной торговли  на коммуникациях между Западом и Востоком. Возрождение Великого шелкового пути  будет способствовать  активному включению  региона  в международное  разделение труда. В зависимости от геополитической обстановки в Евразии маршруты трансконтинентальной дороги  могут пойти в направлении из Китая в Европу   севернее и южнее Каспия, обеспечив создание в Центральной Азии  крупного коммуникационного узла. Геополитические интересы  России в регионе  обусловлены  обеспечением безопасности  русской общины, насчитывающей свыше 10 млн. человек, и противостоянием  религиозному  исламскому  экстремизму.

На геополитическую обстановку в Центральной Азии  будут оказывать  непосредственное влияние наиболее крупные соседи — Россия, Китай, Турция и Иран. По мнению Бжезинского, Россия слишком  слаба политически и бедна, чтобы  полностью контролировать  регион и не допускать в него другие внешние силы. Соединенные Штаты  слишком  далеки, чтобы здесь доминировать, и слишком сильны,  чтобы быть в стороне. Отсюда следует вывод, что первостепенный интерес Америки  состоит в обеспечении ситуации, при которой ни одна держава не контролировала  бы данное геополитическое пространство, а мировое сообщество  имело бы  беспрепятственный  финансово-экономический доступ. Геополитический плюрализм в регионе станет реальностью, когда транспортные коридоры, включая  нефте- и газопроводы,  соединят Каспийский регион и Центральную Азию с крупными  мировыми экономическими центрами. По мнению Бжезинского, наибольшую геополитическую поддержку со стороны Америки заслуживает  Узбекистан. Необходима международная помощь  Казахстану, выполняющего роль «щита» от российского давления. Америка разделяет геостратегические интересы в регионе с прозападной Турцией, Ираном и Китаем.
Падение Советского Союза открыло перед Турцией  уникальную возможность стать региональной державой и лидером возрождающейся тюркской цивилизации. Однако её возможности в Средней Азии оказались ограниченными, а влияние  на Кавказе  будет зависеть от успехов европеизации страны. Роль Ирана еще более проблематична из-за позиций  исламского фундаментализма.

Резюме

В Центральной Азии образовались преимущественно авторитарные новые независимые государства, которые  за исключением Казахстана еще не сформировали геополитические векторы внешней политики.
Если Соединенные Штаты надолго останутся на Ближнем Востоке и потерпят окончательную неудачу в «демократизации» Ирака, их присутствие в Центральной Азии будет ограничено из-за удаленности региона.
После ухода России из Таджикистана и ослабления пограничного контроля на таджикско-афганской границе реально создание крупнейшего в мире наркотрафика на Запад  вместо Великого шелкового пути.

 


Вверх | Предыдущая страница | Следущая страница


 


 

«Геополитика сверхдержав»

Америка. Утомлённая супердержава Падение и взлет китайского Дракона Имперская геополитика. Великий час мировых империй Путь к процветанию государства

 


Воспоминания
Ландшафты памяти
Ландшафты путешествий. Города и страны
Ландшафты поэзии, музыки и живописи


Избранные статьи и посты
ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ПРОСТОРАМ РОДИНЫ ЧУДЕСНОЙ
Шейх Заид. Самая выдающаяся исламская личность


Павел Флоренский. Русский Леонардо да Винчи
Максим Горький. Писатель, купленный любовью народа
Иван Бунин. Певец пограничья природы
Анна Ахматова. Парящая в небесах
Николай Гумилев. Конкистадор истоков человеческой природы 
Николай Заболоцкий. Поэт философской лирики


Бесподобная Элеонора. Королева мужских сердец
Анна Вырубова. Фрейлина, монахиня, оклеветанная
Трафальгарская Венера. Символ красоты и силы духа
Париж. Лувр. Гимн обворожительным женщинам


Трансильвания. Замок Дракулы. Вампирский бренд Румынии
Где присуждают и вручают Нобелевские премии
Олимпийские игры. От Древней Греции до Сочи
Гибель мировой секретной империи
Великий час кораблей пустыни
Неугасающий ослепительный блеск Венеции
Карибы. Святой Мартин. Остров двух господ