logo
Институт геополитики профессора Дергачева
Сетевой проект
Аналитический и образовательный портал
«Пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет». Мартин Хайдеггер

Геополитика. Русская энциклопедия

Интернет-журнал

Геополитика. Русская энциклопедия

Геополитика. Русская энциклопедия

Предисловие
Глава 1. Драма геополитики
Глава 2. Хартленд или сердце земли
Глава 3. Концепция рубежной коммуникативности
Глава 4. Мировой океан
Глава 5. "Мир равноразных миров"
Глава 6. Притяжение Европой
Глава 7. Падение и взлет Китая
Глава 8. Постсоветское геополитическое пространство
Глава 9. Восточный вопрос
Глава 10. Глобальная геоэкономика
Глава 11. Свободные экономические зоны
Глава 12. Геостратегия между Западом и Востоком
Глава 13. Украина на рубеже веков
Послесловие
Литература

 




   
   
   
Союз образовательных сайтов    
Яндекс цитирования    
Рейтинг@Mail.ru    
   



Лекции Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи


Обсудить статью в дискуссионном клубе

Дергачев В.А. ГЕОПОЛИТИКА. — Киев: ВИРА-Р, 2000. — 448 с.


Глава 12. ГЕОСТРАТЕГИЯ МЕЖДУ ЗАПАДОМ И ВОСТОКОМ

 

"...Терпимость нам нужна; без неё ничего не будет для художества. Все роды хороши, когда они хороши в своем роде....Бывает время, что даже вовсе не следует говорить о высоком и прекрасном, не показавши тут же ясно, как день, путей и дорог к нему для всякого".

Николай Гоголь

 

Советский Союз, став  ядерной сверхдержавой,  постепенно  утратил стратегические цели и в стране начался  системный кризис. Теперь можно с полным основанием считать, что в  начале 60-х годов была достигнута  вершина "светлого будущего". А как известно, <путь с вершины  - только вниз>. Эта дорога  шла  через  <золотой> застойный период, подпитываемый за счет нефтедолларов, поток которых постепенно начал  иссякать. Надо  было искать новые финансовые источники сохранения правящей элиты. Началась Перестройка, закончившаяся при отсутствии реальных целей   неизбежным распадом СССР.

Сложилась  закономерность  провозглашать  <судьбоносные> идеи, которые  в реальной жизни реализуются со знаком наоборот: перестройка - перестрелка, рынок - базар,  социальная защита - нищета, "чистые руки" - коррупция,  дважды народная партия власти -  падение  уровня жизни, возрождение - вырождение. Это и есть признаки хронического системного кризиса управления, которые Запад  вылечить не в силах.

Являемся ли мы  свидетелями и  активными участниками   возрождения Украины, России и Белоруссии через  поиск собственной идентичности (почвенности)  или в условиях открытости к внешнему миру   они уже отброшены на  мировую  периферию? При возвращении с  пути в светлое  коммунистическое будущее в неопределенное настоящее, где на переломе эпох притягивают горизонты  западного благополучия и, казалось бы, близка  новая заветная цель, велика опасность неожиданных, непредвиденных потрясений.

С помощью кредитов Запада   власть  в России и Украине   превратилась к компрадорскую буржуазию, отождествляющей себя не сколько с собственным народом, сколько с <процветающим Западом>. Уже  нет необходимости выдавать себя за рабоче-крестьянских <буревестников>. Можно с полным основанием идентифицировать современный  период   истории не как переходный (неизвестно куда), а как  победу  социальных маргиналов, которые в результате необъявленной  <холодной> Гражданской войны нанесли смертельный удар своему главному врагу -  гражданину, обладающему экономическим достоинством.  В свою очередь, самодовольный и самоуверенный Запад, одержавший <пиррову победу> в мировой  холодной войне, обернувшейся упадком уровня и качества  жизни   для миллионов людей, оказался неспособным  взять ответственность за её последствия, но обеспечил трансформацию бывшей коммунистической номенклатуры в компрадорскую буржуазию.

Неудачи  с использованием   зарубежных моделей развития объясняются не только политическими и экономическими проблемами, но и глубокими социокультурными рубежами. <Беспочвенные>, игнорирующие геополитику  и внутренний мир,  попытки сделать однозначный выбор социального пути в реально открытом  для внешнего воздействия  пространстве  ведут к трагическим последствиям. Особенно это опасно для России  и Украины,  являющимися в недавнем прошлом главными держателями Хартленда. 

В социальном развитии, которое никогда не было прямолинейным и поступательным (революции сменялись контрреволюциями, реформы - контрреформами и наоборот), выделяются (по Тойнби) четыре тенденции: вера в светлое будущее, попытка возврата к прошлому, уход от реальной действительности (от настоящего) и преображение, спасение через духовный мир. Как свидетельствует мировой опыт, преображение и спасение  через духовный мир - длительный и мучительный процесс.

В постбиполярном мире особую актуальность приобретают различные формы межцивилизационного  диалога, важное место в котором занимают  евразийские коммуникации. В прошлом  трансляторами торгового обмена выступали вольные  города. После падения "железного занавеса" произошел всплеск намерений по созданию свободных экономических зон на рубежах Запада и Востока, приведший в основном к имитации деловой активности. Рассмотрим  возможную геостратегию  формирования евразийских коммуникаций и  геоэкономические сценарии для восточноевропейских стран: <большого скачка> в  капитализм,   восточнославянский и <очень ближний Восток>.

 

Евразийские коммуникации ХХ1 века

 

"Малое отстояние - еще не близость.

 Большое расстояние - еще не даль".

 Мартин Хайдеггер

 

Попытаемся  на основе многочисленных проектов  выделить  тенденции и направления  формирования транспортных коридоров Евразийского континента. Наметились  общемировые  тенденции формирования коммуникаций  будущего, для их  воплощения все меньше остается технических ограничений. Приоритетное значение получают мультимодальные транспортные коридоры, концентрирующие  на генеральных направлениях транспорт  общего пользования - железнодорожный, автомобильный, морской, речной, трубопроводный, а также телекоммуникации. На пересечении основных  мультимодальных коридоров  будут формироваться  коммуникационные узлы, которые в условиях  преференциального (льготного) режима обеспечат  высокое качество облуживания и разнообразие  оказываемых услуг. Их цель - ускорение  прохождения торгового, промышленного и финансового  капитала, усиление  информационного и культурного обменов. В этой связи возрастает  роль международного сотрудничества, объединение усилий для преодоления таможенных  и налоговых  барьеров, согласованных  действий при установлении портовых и других транспортных сборов.

Главные события ХХ1  века развернутся между  западноевропейским и азиатско-тихоокеанским полюсами  экономического и технологического развития от Атлантики до Тихого океана, где образовался самый протяженный  рубеж для  международного бизнеса. Если приоритет в обеспечении торговых связей между Западной Европой, Азиатско-Тихоокеанским регионом и США сохранится за морским транспортом, то в Евразии  возрастет роль  трансконтиентальных  коммуникаций, пришедших в упадок в средневековье после перемещения мировых  путей из Средиземноморья в Атлантику. Отсутствие современной рыночной инфраструктуры и широтных коммуникаций, транспортных коридоров  через социокультурные рубежи на Кавказе, Центральной Азии и Юго-Восточной  Европе создает угрозу  усиления региональных конфликтов. В ХХ1 веке соединятся транспортные системы Евразии и Америки, образуя мировую трансконтинентальную сеть.

Прогнозируется  значительный  рост  грузовых перевозок, что обусловлено не только увеличением торгового оборота, но и  деконцентрацией  промышленного производства в связи с объединением  национальных компаний в международные  корпорации и  развитием сборочных мощностей в третьих странах. В результате возрастает роль транспорта в производственно-технологическом цикле. Для разных стран становятся общими проблемы увеличения  пропускной способности имеющихся транспортных систем,  вопросы налогообложения, таможенных пошлин, различных  экологических и других ограничений.

 Изменяется роль различных видов транспорта  в грузоперевозках в зависимости от  расстояний. В Западной Европе  традиционно велика доля  автомобильного транспорта в общем объеме перевозок, она увеличится к 2005 году до 75 %. Однако на  трансконтинентальных  маршрутах  будет доминировать  железнодорожный транспорт, особенно в условиях  возрастающих объемов  контейнерных и контрейлерных  перевозок. Важным доводом  в пользу железнодорожного  транспорта  становится экологический фактор.

Практически все постсоветские   государства  декларируют намерения по созданию коммуникационных коридоров - <персональных форточек> на Запад или Восток. Эти устремления могут приобрести смысл, если станут  составной частью  формирующегося коммуникационного каркаса Евразии.

Уникальность  евразийской  ситуации на рубеже веков  заключается в возрождении в третий раз с интервалом в 500 лет Великого шелкового пути. Существует  международный проект железнодорожной магистрали Стамбул - Пекин через Центральную Азию (Мары, Ташкент, Алма-Ату) с ответвлением через Афганистан в Индию. К этой трассе тяготеют свыше сорока государств. В 1996 году  произошло историческое событие - осуществлено строительство железной дороги Мары (Туркменистан) - Мешхед (Иран), которая  замкнула стальную  колею на протяжении  всей магистрали. Турция планирует в будущем строительство  транспортного тоннеля под Босфором проектной стоимостью в 1 млрд долларов. Китай осуществил реконструкцию   железнодорожного пути от  Тихого океана до границы с  Казахстаном и намерен совместно с постсоветскими странами   создать транспортный коридор в направлении на  Роттердам. Имеется срединный вариант маршрута  ВШП   через Черноморье, Закавказье, Каспий и Центральную Азию. В зависимости от геополитической обстановки в регионах  будет зависеть окончательный выбор главного направления трансконтинентального пути.

 Крупнейшим событием ХХ1  века станет строительство  Азиатско-Североамериканской  магистрали (АСАМ) Сингапур - Бангкок - Пекин - Якутск - тоннель под Беринговым проливом - Ванкувер - Сан-Франциско. Если смотреть на географический глобус, этот самый протяженный в мире интермодальный коридор соединит конечные пункты практически по  прямой линии. В отличии от ВШП, большую часть   дороги на Северо-Восток России,  Аляски и Канады  предстоит  создать впервые, что делает проект  уникальным по своим масштабам. В России  магистраль на север должна идти  от станции Тында на БАМе. Разработана проектная документация на участок Тында - Якутск. Второй участок протяженностью  более тысячи километров должен пройти в сторону Магадана и от поселка Омсукчан повернуть к мысу Уэлен. Чукотский и аляскинский участки будут проложены через районы  вечной мерзлоты и бездорожья. Строительство тоннеля под Беринговым проливом технически осуществимо с учетом  накопленного опыта подводных сооружений между Англией и Францией, японскими островами Хонсю и Хоккайдо. Наличие островов в Беринговом проливе  позволяет  вести работу сразу с четырех точек навстречу друг друга. Один из вариантов проекта предусматривает  создание трех стокилометровых тоннелей.

Стоимость проекта составляет  приблизительно  50 миллиардов долларов, что сопоставимо с проектом создания орбитальной космической станции, оцениваемой в 70 млрд долларов. Доставка грузов по железной магистрали с Тихоокеанского побережья США, например, в Бомбей, обойдется в 1,5 раза дешевле морского. АСАМ позволит освоить огромные территории, даст прямой выход Европы в Америку, снимет зависимость северных регионов от сезонной  доставки грузов, вовлечет в хозяйственный оборот местные топливно-энергетические и другие ресурсы.

Важным геополитическим фактором  становится контроль  за транспортировкой энергетических ресурсов. Основные направления трубопроводных коммуникаций на рубеже веков будут обусловлены географией  добычи нефти и газа. Около 90% мировых запасов нефти сосредоточено  на географических рубежах Европы и Азии от российской Арктики до Персидского  залива. Эти запасы распределены  следующим  образом: Саудовская Аравия - 23%, Россия - 20%, Иран, Ирак и Кувейт по 12-13%. В мировом  топливно-энергетическом балансе  будущее - за  природным газом.  Стратегическая роль в обеспечении потребностей Евразии в природном газе будет принадлежать России, на которую приходится  40% мировых запасов голубого топлива. РАО <Газпром>   является лидером  в  мировой газодобычи.

Отношение центров добычи и потребления энергетического сырья в Евразии определяют  возможную географию транспортировки газа с учетом геополитического фактора и международного участия в инвестиционных проектах. Отмечаются устойчивые тенденции смещения основных  районов  добычи российского газа в Арктику. Крупным потребителем голубого топлива  в начале ХХ1 века наряду с Западной Европой станет Азиатско-Тихоокеанский регион. Произойдет диверсификация поставок российского газа на Запад и Восток, что усилит значение  энергетического  фактора в международной политики. Главный <газовый мост> будет сооружен между Россией и Западной Европой   через Белоруссию и балтийские порты.

Практически Западая Европа  <сидит> на российской <газовой> игле и прекращение поставок  газа  чревато самыми  неприятными социальными  потрясениями. На российский газ ориентированы большинство стран Западной, Центральной и Юго-Восточной Европы. Трасса  будущего трубопровода Ямал - Европа пройдет западным маршрутом через Белоруссию к Берлину и далее в Голландию и Францию. Наращивается мощность южной газотранспортной  системы из России в Украину, Молдавию, Румынию, Болгарию и Турцию, ведется строительство  трубопровода в направлении греческих Афин, имеются намерения проложить трассу по дну Черного моря между Новороссийском  и турецким портом  Самсун. Таким образом, все причерноморские  страны являются  потребителями  российского  природного газа, хотя это не исключает  возможность  создания альтернативных  источников снабжения.

Геополитический фактор  формирования основных направлений транспортировки  российского газа будет обусловлен в начале ХХ1 века  срединным евразийским  положением страны между Западноевропейским и Азиатско-Тихоокеанским  центрами  экономического и технологического развития.  Россия как самая крупная территориальная держава мира, имеет уникальную возможность диверсификации  направлений транспортировки газа, что значительно увеличит возможность  использования энергетического фактора в формировании внешней экономической политики, включая  цены на газ. Поставка  энергетический ресурсов и военная помощь остаются  важнейшими источниками влияния  России на <ближнее зарубежье>. При этом  очевидно, что Россия и  другие постсоветские страны  не располагают  инвестиционным капиталом для  развития топливно-инвестиционного  комплекса.  Поэтому  на фоне усиливающихся тенденций  к энергетической независимости  сохранится  значение  использование  построенных в советское время  транснациональных  трубопроводов.

Западная  Европа является стратегическим направлением  развития  газотранспортных систем российского <Газпрома>. Активная экспансия на западноевропейском рынке обеспечивает  основные  доходы от  экспорта российского газа. Об этом свидетельствуют подписанные долгосрочные соглашения с  Рургазом, концерном АВВ и другие, создающие фундамент <газового моста>, включая передачу высокоэффективных западных технологий  в области разведки и переработки газа.. Крупнейшим заказчиком Газпрома  является  немецкая компания Рургаз. За период 1973-1998 гг в Германию  поступило  свыше 365 млрд кбм  российского газа.  Долгосрочные контакты  с Рургазом  гарантируют  Газпрому прочные  позиции  на немецком рынке и в будущем.  Центральное место в перспективном сотрудничестве  занимает проект  Ямал - Европа, согласно которого  в Германии будет создан распределительный коммуникационный  узел с направлениями  на Амстердам и Париж. Таким образом,   укрепление <газового моста> Восток - Запад  усиливает  геополитическую ось Россия - Германия, доминирующую в Центрально-Восточной Европе.

В начале ХХ1 века Газпром будет играть  стратегическую  роль в мировом газовом комплексе, развитие получат три направления транспортировки  российского газа - западное, южное и восточное. Наиболее приоритетным является  создание газотранспортных систем в направлении Западной Европы через Белоруссию и балтийские порты. Это направление  становится перспективным не только по геополитическим причинам, но и в связи с тенденциями смещения основных районов добычи  на крайний север России. При благоприятном международном климате  английские, норвежские и ближневосточные конкуренты  не смогут вытеснить Россию с западноевропейского рынка. Только в условиях крайней политической конфронтации Запад может пойти на определенные жертвы и отказаться от российского газа.

В южном направлении  также выделяется несколько коммуникационных узлов. Через Украину проходят трубопроводы, снабжающие газом Западную, Центрально-Восточную, Южную Европу и Турцию. Газотранспортные системы соединяют Россию с республиками Закавказья и Центральной Азии. Отношения России с Украиной и Молдовой  будут определяться возможностями установления  различных  форм контроля  над транзитными  трубопроводами (участие в приватизации  или акционировании местного газового хозяйства, другие экономические и политические формы воздействия).

После распада СССР сложилась новая геостратегическая ситуация в  экспорте российского газа. Потеря портов на Балтийском и Черном морях, политические и экономические проблемы транспортировки  газа  в Западную Европу через территории новых независимых государств, увеличение опасности  экономического отторжения Дальнего Востока, возрастание геоэкономической роли  Азиатско-Тихоокеанского региона обусловили формирование российской концепции восточного <газового моста>. Япония, Южная Корея, Тайвань, Таиланд и другие азиатские страны  являются крупными импортерами природного газа. Нижняя граница емкости   местного рынка  Японии, Южной Кореи и Китая  в российском природном газе  на уровне 2010 года оценивается в 40-50 млрд. куб м. Среди многочисленных инвестиционных проектов  рассматривается  вариант сооружения мощной  Транссибирской газовой магистрали: северные районы Тюменской области - Красноярск - Иркутск - Улан-Удэ - Чита - Китай - Южная Корея с последующем подключением к трассе месторождений Томской и Иркутской областей и Республики Саха (Якутия).

Еще в 70  - 80-х  годах  планировалось освоение  месторождений в Якутии и на Сахалине для экспорта в Японию природного газа, однако ограниченные инвестиционные возможности России не позволили реализовать  эти  компенсационные проекты. В настоящее время выделяется группа проектов, реализуемых с помощью кредитов Японии  и других зарубежных компаний <Сахалин-1,2,3,4>. К 2005 году  возможна добыча  22 млрд. куб м природного  газа, в том числе  10 млрд.  куб м - на экспорт. В качестве  базовых месторождений Сибири при организации крупномасштабной  газодобычи на экспорт  рассматривается  Ковыктинское  - в Иркутской области, Средневилюйское - в Республике Саха и Собинское  - в Красноярском крае.

В последние годы большие надежды в России связаны с  возможным выходом российского газа на китайский рынок. Китай  не в состоянии обеспечить  растущие потребности в природном газе за счет собственных ресурсов и  подписал  протоколы с Россией  о намерениях импорта энергетический ресурсов. Китай планирует получать из России  ежегодно в течении 25 лет  по 30 млрд куб м  газа. Имеется несколько инвестиционных проектов  сооружения газопроводов из Западной Сибири от Уренгоя  длиной более 6,5 тысяч  км, от Ковыктинского месторождения в Иркутской области длиной 3 тысяч  км и проект подключения к этой магистрали газопровода из Якутии. Однако при обсуждении  технологии реализации  возможных проектов возникли трудности. Китай настаивает на транспортировки  не первичного сырья, а готового продукта, например, бензина, или электроэнергии через кабельные системы.  Строительство  традиционных высоковольтных линий  приведет к отчуждению  больших площадей земли, на что китайская сторона  не может согласиться. С другой стороны, укладка  специального кабеля значительно  снижает эффективность проекта для российской стороны. Китай выступает и против трубопроводной транспортировки  природного газа, настаивая  на его переработки  в Сибири с передачей части  китайской квоты на выбросы в атмосферу. Китай, намеренный  вступить в Всемирную торговую организацию, вынужден ограничивать согласно международным требованиям, развитие производств, загрязняющих природную среду.

Началось крупномасштабное освоение углеводородных ресурсов Каспийского региона, где проект  <Тенгиз> оценивается в 20 млрд. долларов, и в его реализацию  американская компания  Шеврон уже вложила  свыше 1 млрд.  долларов. Подписан азербайджанский <контракт века> на 8 млрд.  долларов. В созданном  международном консорциуме пять американских компаний получили 44% акций. Выделяется несколько направлений транспортировки каспийской нефти, в том числе российское и грузинское к черноморским портам, турецкое - к портам Средиземноморья, иранское - к  Персидскому заливу, восточное - к странам АТР и в Пакистан.

Учитывая, что на возможных направлениях транспортировки  нефти расположены крупные очаги  региональных конфликтов  на Северном Кавказе, Нагорном Карабахе и Курдистане, предпочтение в будущем получат  маршруты, контролируемые США и их союзниками по НАТО. На южноевропейском театре НАТО  в Средиземноморье  сосредоточена самая крупная группировка военно-морских сил Североатлантического блока, способного защитить  <жизненные интересы> стран участниц инвестиционных проектов в Каспийском регионе.

В ХХ1 веке произойдет  мировая <революция> в воздушном пространстве, часть которого длительное время закрыто над Северным полюсом, Ледовитым океаном и дальневосточными морями  в зоне российской ответственности. После открытия неба России 75% мировых воздушных перевозок к середине будущего века будет осуществляться над Арктикой.

Рассмотрим  тенденции развития коммуникаций в евразийских полюсах экономического и технологического  развития - Западной Европе и АТР. После падения <железного занавеса> особенно актуальными стали проблемы общеевропейской транспортной  интеграции. Этот стратегический курс Европейского Союза обусловлен открывшимися перспективами  для торговли и экономики, улучшения транспортного сообщения  между Западом и Востоком Европы. В 1994 году на острове Крит вторая Общеевропейская конференция определила девять  приоритетных  транспортных коридоров с учетом основных направлений перевозок грузов и пассажиропотоков.

Предполагаемая стоимость  развития корммуникационных коридоров может  составить 50-70 млрд ЭКЮ. Если будет достигнуто взаимопонимание  заинтересованных стран, проект планируется реализовать  к 2010 году. Для восточноевропейских  государств новые транспортные коридоры  предоставляют реальную возможность  мирохозяйственной интеграции. Вместе с тем, не следует рассматривать  проекты как <манну небесную>. Европейский Союз имеет ограниченные ресурсы для финансирования программы, необходим поиск  путей использования частного капитала и местных возможностей.

Реализация  проектов  потребует  создания преференциального  режима в основных коммуникационных узлах, увеличения пропускной способности пограничных переходов, ускорения и синхронизации  прохождения грузов  и документации, совершенствование  систем связи и подготовки персонала,  принятия общих стандартов безопасности и многого другого.

В ХХ1 веке Западная Европа  получит непосредственный  выход в Африку. По замыслу проектировщиков  первый тоннель под Гибралтарским проливом должен  вступить в строй к  2010 году. Это позволит  приступить к формированию мультимодального  коридора вокруг Средиземного моря. А также к созданию трансафриканской магистрали от Александрии до Кейптауна. Таким образом, в будущем станет возможным  кругосветное путешествие  железнодорожным транспортом из Южной Африки через Евразию в Латинскую Америку.

В Азиатско-Тихоокеанском регионе в будущем возрастет  роль железнодорожного транспорта в массовых перевозках пассажиров и грузов  независимо от дальности. Здесь формируется  мировой коммуникационный  узел на рубежах крупнейшего континента и Тихого океана, на пересечении самых протяженных трансконтинентальных коммуникаций - Великого  шелкового пути и Азиатско-Североамериканской  магистрали. В АТР будет продолжено  создание  мощных портово-промышленных  и транзитно-распределительных комплексов. Кроме  существующих выходов трансконтинентальных магистралей к Тихому океану на БАМе, Транссибе,  КВЖД  и других возникнет новый коммуникационный узел на границе России, Китая и Северной Кореи в устье реки Туманган, который сократит  на 2,3 тыс. км  путь в Европу через Харбин. Интермодальные  транспортные  технологии и преференциальный режим  обеспечат  евразийско-американский транзит  грузов.

В ХХ1  веке осуществится идея  соединения Японских островов с континентом. Будет прорыт  тоннель под проливом Лаперуза между островами Хоккайдо и Сахалином, который  также соединится с материком тоннелем под Татарским проливом. Его строительство  уже велось в 1951-1953 гг. и было законсервировано. Тогда  мыс Лазарев рассматривался как один из наиболее приемлемых вариантов выхода БАМа к Сахалину в самом  узком месте пролива. В настоящее время имеется техническая документация  на строительство тоннеля Лазарев - Погиби длиной в 11,7 км. Таким образом, в будущем станет возможным прямое железнодорожное  сообщение между крупнейшими островными государствами - Великобританией и Японией.

В отдаленном будущем  будут проложены  Северо-Сибирская и Полярно-Сибирская  железнодорожные магистрали, которые позволят вовлечь в хозяйственный оборот местные природные ресурсы и сократить  расстояние  для транзитных грузов между  Европой и Америкой.

Такой может быть  картина евразийских транспортных коридоров будущего. В ХХ1 веке геополитическая обстановка в Евразии  будет в целом определяться политико-экономическими возможностями формирования коммуникационного каркаса  континента, в том числе  контроля  маршрутов транспортировки топливно-энергетического сырья. Интермодальные транспортные коридоры  могут стать важным фактором евразийского  мира.

 

Стратегия ЕВРАГЕЙТ

Постсоветское пространство - последний и самый протяженный в мире территориальный рубеж для свободного предпринимательства. Поэтому путь от закрытого к открытому обществу пролегает через взаимодействие с основными этнокультурными евразийскими регионами с учетом пространственной неоднородности социального времени.

В истории Руси -  России условно можно выделить следующие географические циклы свободной торговли, которые способствовали экономическому росту: византийский в Киевской Руси, обусловленный торговым путем Север-Юг "из варяг в греки"; ганзейский в Новгородской феодальной республике, где доминировали внешнеэкономические связи с торговым союзом северо-немецких городов; восточный в Московской Руси, связанный с Золотой Ордой; цикл "вестернизации" торговли в Петровской России и, наконец, после Великих реформ 60-х годов XIX в. -  евразийский цикл транзитной торговли.

Путь "из варяг в греки" способствовал объединению восточно-славянских племен и формированию раннефеодальной Киевской Руси, первый международный договор которой с Византией (911 г.) предоставил русским купцам право беспошлинной торговли в Константинополе (Царьграде).

Евразийская программа, связанная с именем министра финансов, торговли и промышленности С. Ю. Витте, особое место отводила транзитным функциям государства, созданию торгового моста между Западом и Востоком (строительство Транссиба, портов и торгового флота). К 1913 г. свободная торговля функционировала от Атлантики до Тихого океана. Реализация программы была прервана в 1917 г., евразийский мост свободной торговли был разрушен и только в конце XX в. после распада СССР появились реальные предпосылки к его возрождению.

Российский (евразийский) суперэтнос, сформировавшийся на сплаве славянских и восточных культурно-исторических традиций, утратил в советское время одну из важнейших "генетических" функций посредничества в экономике, торговле и культуре между Западом и Востоком. В этом контексте можно объяснить историческую предопределенность гибели СССР не только отказом от коммунистической идеи, но и утратой функций рубежного суперэтноса.

В начале ХХ1 века необходима поэтапная реализация международного проекта ЕВРАГЕЙТ (Евразийские ворота), основанного на рубежной коммуникативности постсоветского пространства между евразийскими полюсами  экономического и технологического развития - Западной Европой и Азиатско-Тихоокеанским регионом.  Возможны следующие генеральные направления  евразийских  трансконтинентальных коммуникаций: северное - через Россию и страны Балтии, центральное - через Белоруссию и Украину и южное - через Турцию. Формирование  широтных магистралей  потребует  усиления  меридиональных коридоров.

 Между Западной Европой и АТР  на социокультурных и геоэкономических рубежах  целесообразно формирование   крупных международных коммуникационных узлов с преференциальным режимом: балтийского, черноморского,  центральноазиатского, кавказского и дальневосточного. Тенденции создания  рубежных  экономических пространств  проявляются в проектах нового Ганзейского союза Балтии, Черноморского района экономического сотрудничества и других. Рубежное положение России между атлантической и тихоокеанской цивилизациями способствует  формированию главной евразийской коммуникационной оси  запад - восток.

Контактные функции государства и его экономическая безопасность   обеспечиваются  формированием  основных коммуникационных  направлений и транспортного каркаса страны. По оценкам  Мирового банка  реконструкции и развития только  доход от эксплуатации транспортно-коммуникационных систем постсоветских стран, обеспечивающих трансконтинентальные и межрегиональные связи, может составить 100 млрд. долларов США. Однако для достижения  этой цели необходимо  поэтапное создание  зоны свободной торговли, платежного и таможенного союзов, единое научно-технологическое, инвестиционное и информационное  обеспечение  интермодальных транспортных коридоров.

В прошлом экономика и транспортная сеть Украины как  независимого государства никогда не планировались. Если экономика  страны ныне в основном представляет  часть советского военно-промышленного комплекса, то коммуникационный  каркас - <осколки> транспортных сетей Австро-Венгерской и Российской империй. Между столицей государства и основными региональными центрами, в том числе главным морским портом, отсутствуют современные скоростные магистрали. Поэтому стратегической задачей  является формирование коммуникационного каркаса в соответствии с изменившимся геостратегическим положением страны. Будущее Украины будет определяться реализацией геоэкономических функций на коммуникационных осях запад - восток и север - юг.

 Стратегия формирования транспортных коридоров Украины включает несколько задач. Во-первых, ускорение оборачиваемости торгового, промышленного  и финансового капитала на основе  развития  равновеликих сбалансированных коммуникационных  осей Запад - Восток и Север - Юг. Во-вторых,  <цементирование> геополитических и социокультурных  блоков Западной, Восточной и Южной Украины единым  экономическим и транспортно-географическим  пространством. Особенно актуальна задача интеграции территорий с относительно  небольшим сроком пребывания в составе Украины - Крыма, а также Закарпатья, Северной Буковины и Южной Бессарабии (Буджака). После падения <железного занавеса> здесь  образовались экономически депрессивные территории, испытывающие  наибольшие трудности из-за разрушенных хозяйственных связей. Отсутствие  стратегии и медлительность в формировании  единого  экономического пространства страны  могут привести к возникновению  потенциально <сейсмически> активных  зон этнополитических конфликтов. В-третьих, необходимо создание Большого коммуникационного кольца скоростных магистралей, связывающих  столицу государства с крупнейшими региональными, индустриальными центрами и главными  морскими воротами страны: Киев - Харьков - Донецк - Днепропетровск - Одесса - Львов - Киев. В четвертых, целесообразно выделить  проблему  возрождения транзитных функций  Крыма и демилитаризации его портов.

Рассмотрим особенности формирования  основных коммуникационных осей Запад- Восток и Север - Юг. В обозримом будущем приоритетным будет создание  транспортных коридоров между  западноевропейским и азиатско-тихоокеанским  центрами  экономического и технологического развития. В зависимости от геополитической обстановки в Евразии основные транспортные коридоры   между Западной Европой и Азиатско-Тихоокеанским регионом могут пройти   через Россию, Украину, Черноморье и Ближний Восток. При благоприятной ситуации  сформируется  одновременно несколько направлений. Поэтому  стратегия развития коммуникационной сети Украины должна учитывать  многовариантность    транспортных магистралей.

Относительная протяженность Украины с запада на восток  создает для этого благоприятные  условия, но вместе с тем и возможность  для обхода территории страны с севера или юга через Турцию. Наиболее реальны  следующие  широтные направления, проходящие через Украину, Берлин - Киев - Харьков  и далее  сибирское направление, Львов - Винница - Днепропетровск - Донецк - Волгоград и далее в Центральную Азию, и, наконец, южное направление  от Винницы через Херсон, Николаев и Керчь на Кавказ.

Через территорию  Украины  могут пройти четыре из  девяти  европейских транспортных коридоров: третий (Берлин - Киев), пятый (Триест - Будапешт - Львов), седьмой дунайский и девятый (Хельсинки - Санкт-Петербург - Москва - Киев - Кишинев - Бухарест - Димитровград - Афины с ответвлениями на Одессу и  Минск - Вильнюс - Клайпеду/Калининград. Самым крупным и важным  является коридор <из варяг в греки>, предусматривающий транспортные связи между портами Белого, Балтийского и Черного морей с Восточным Средиземноморьем. Девятый коридор  в основном завершит  формирование  Большого европейского  коммуникационного  кольца Стокгольм - Гамбург - Лиссабон - Триест - Бухарест - Киев - Москва - Хельсинки и далее  морским паромом до Стокгольма. После стабилизации обстановки на Балканах это кольцо  расширится за счет  направления Загреб - Белград - София - Стамбул.

Дунайский  коридор Рейн - Майн - Дунай образует  вместе с Волго-Донским и Волго-Балтийским путями  Большое судоходное кольцо Европы с выходами  через Беломорканал к арктическим морям, а также через нижнюю Волгу - в Каспий. Функционирование  этой  коммуникации будет способствовать возрастанию  роли  в низовьях Дуная  Сулинского гирла  и канала Чернавода - Констанца.

Формирование Черноморского района экономического  сотрудничества предусматривает  создание  кольцевого транспортного коридора Стамбул - Бургас - Констанца - Кишинев - Днепропетровск - Донецк - Ростов-на-Дону - Новороссийск - Тбилиси - Анкара - Стамбул. Таким образом, черноморский  коридор  пройдет  через  наиболее  экспортно-ориентированный регион Украины,  но вместе с тем обойдет  стороной Придунавье и  создаст  неблагоприятные условия для развития  Одесского портово-промышленного комплекса. Поэтому необходимо  в Причерноморье  совместить  направления девятого  европейского  и черноморского   транспортных коридоров с коммуникационной осью  столица - главные морские ворота (Одесса) - дунайские  порты Измаил и Рени.

Между Балтикой и Черноморьем кроме  традиционного направления возможно  создание  российского и польско-украинского транспортных коридоров. Российский путь от Санкт-Петербурга до Москвы совпадает с направлением  девятого  европейского коридора. Здесь предусмотрено строительство  новой  скоростной  полимагистрали, активно идет  формирование  необходимой  инфраструктуры. Вдоль будущей  трассы специально сосредоточены  инженерно-технические  кадры из бывшей западной группы войск в Германии. От Москвы  трасса пройдет в обход Украины через Мичуринских ход,  Воронеж и Ростов-на-Дону к Новороссийску.  Россия заинтересована в транзите  грузов через украинские порты и использование  местной сети  магистральных  трубопроводов. Однако  отсутствие  преференциального  режима в Украине для транзита  вынуждает создавать альтернативные  коммуникации, что значительно сужает  хинтерланд  украинских портов.

Польско-украинский  коридор  пройдет от Гданьска через Варшаву и Львов к Одессе. Кроме железнодорожного пути на этом направлении актуально усиление роли  речного транспорта. Реконструкция  судоходного пути Висла - Буг - Припять - Днепр позволит более эффективно использовать украинский речной флот, который получит  наиболее короткий  выход к речным транспортным  системам  Западной Европы. В будущем дунайский коридор и Днепро-Балтийский путь   образуют  Малое  судоходное кольцо Европы.

Третий  европейский коридор Берлин - Киев  может быть  продолжен до Харькова и далее через Волгоград в Центральную Азию. Пятый транспортный коридор Триест - Львов усилит  значение Закарпатского  коммуникационного  узла, где в недалеком прошлом железнодорожный грузооборот  составлял 40 млн т.  

Одной из стратегических задач Украины является  создание условий для  трансконтинентальных  направлений из Европы  не только в  Центральную Азию, но и через Кавказ в Иран и Индию. Впервые такая попытка  предпринималась  во второй  половине  Х1Х  века после окончания Крымской войны, когда  был разработан  проект железной дороги Лондон - Париж - Турин - Триест - Одесса - Керчь и далее на Кавказ в Персию и Индию. В будущем создание транспортного коридора из Западной Европы  через Крым станет возможным при строительстве моста через Керченский  пролив.

В Украине особенно популярна идея возрождения Великого шелкового пути. Один  путь, игнорирующий историю  и географию, прокладывает  власть  через Каспий и Черное море, другой - реальный освоили украинские оптовики через степные просторы  Казахстана и России.  При этом, если власть занимается имитацией  транспортного <коридора> за счет бессмысленно потраченных денег налогоплательщиков, украинские  <купцы>, наоборот, рискуют  своими капиталами и исходят из здравого смысла. Отметим лишь, что не выдерживает критики  широко  разрекламированный и реализуемый с 1996 г.  проект  Евро-Азиатского  международного  транспортного коридора через Украину. Несомненно, большое значение для  страны имеет необходимость  диверсификации поставок нефти и газа. Однако значение украинского маршрута  из Средней Азии и Закавказья через Каспий и Черное море в Западную Европу сильно преувеличено. Достаточно  взглянуть не на карту, а на географический глобус, чтобы убедиться, что наиболее короткий маршрут  Великого <шелкового пути> из Китая в Западную Европу проходит через России и Белоруссию. Поэтому  паромная переправа Ильичевск - Поти  будет иметь ограниченное значение только  для Грузии и Азейрбайджана. Здесь основу  грузооборота  в будущем могут составить  каспийская нефть и нефтепродукты, украинский металл и зерно. Однако формирование Евро-Азиатского направления  на Китай через  два моря возможно только при неблагоприятной  геополитической обстановки к северу и югу от Каспия.

Транзитные функции Украины  будут успешно формироваться при условии  создания преференциального режима в крупнейших коммуникационных узлах на пересечении транспортных осей  Запад - Восток и Север - Юг. Таможенные и пограничные  барьеры, увеличение портовых сборов и повышение других транспортных тарифов снизили привлекательность страны для  транзитных грузов. Сложилась парадоксальная ситуация, когда от такой <политики> выигрывает отдельное ведомство, но проигрывает  государство.

Крупнейшим  коммуникационным узлом  в Причерноморье  является  Одесса, перспективы которой связаны с  созданием  скоростных  магистралей  между  столицей государства и   крупнейшим в стране портово-промышленным комплексом, а также формированием транспортного коридора через Дунай.

По сравнению с проектной мощностью  более чем в три раза  упал грузооборот украинских портов. Реструктуризация  грузооборота  сопровождается  устойчивой тенденцией  утраты транзитных функций торговых портов Украины при усилении роли  в Черноморье Стамбула, румынских и болгарских портов.

Многочисленные  проекты создания транспортных коридоров  предоставляют реальную возможность для успешной мирохозяйственной интеграции России, Украины и других государств. Вместе с тем, не следует рассматривать  международные проекты  как <манну небесную>. Европейский Союз имеет ограниченные ресурсы для их финансирования. Реализация проектов   транспортных коридоров  потребует  совместных усилий по  созданию преференциального режима, увеличению пропускной способности на пограничных переходах, ускорению и синхронизации  прохождения грузов и документации, совершенствованию  систем  связи и подготовки персонала, принятию  общих стандартов безопасности  и много другое.

 

Российское многомерное  пространство

 <Пойми простой урок моей земли:

  Как Греция и Генуя прошли,

  Так минет все - Европа и Россия.

  Гражданских смут горючая стихия

  Развеется...Расставит новый век

  В житейских заводях иные мрежи...

  Ветшают дни, проходит человек,

  Но небо и земля -  извечно те же.>

  Максимилиан  Волошин

 

В судьбе России   <фактор географии> пронизывает её  протяженностью пространства  и <ширью> духовных устремлений. География играла роль своеобразного индикатора  русской культуры, где Восток и Запад  определяли пути  развития через  конфликт этих  начал. Выдающийся русский   ученый Юрий Лотман  сформулировал представления о месторазвитии культуры  в многомерном  (геополитическом, мифологическом, религиозном  и др.) пространстве, которое  задает её <географическую судьбу>. Он обратил внимание на смену  моделей культурно-государственного обустройства России. Если центристская модель была в основе  Московского государства после падения  Золотой Орды, то <эксцентризм>  стал фундаментом  Российской империи с противопоставлением <западного> Петербурга <восточной> Москве.  Согласно центристской модели Москва расположена на полюсе религиозной и культурной ойкумены, мировой революции и всемирной святости,  является столицей России, пяти морей,  освоения Космоса, Арктики и так далее.  В <эксцентрированной>  культурно-государственной модели  центр переносится  в пограничье.

За этими двумя коренными  моделями  скрываются такие  противопоставления как  древнее/новое, историческое/мифологическое, концентрическое/эксцентрическое,    исконное/чужеродное. Отсюда -  одновременная неопределенность  прошлого и будущего  современной России,  где настоящее не отлилось  еще в законченные формы. Символы <Восток> и <Запад>  властвуют в  географии России, обуславливая  традиционный интерес к <чужому> как метод самопознания. Россия по образному выражению М. К. Мамардашвили, "страна вечной беременности". От заимствования чужих идей, превращенных в другом социокультурном  пространстве в догму, остаются развалины, на которых воздвигается очередной храм идей.

***

Коммуникационную природу географического пространства не всегда представляется возможным "втиснуть" в заданные конвенциальные границы. Следует обратить внимание хотя бы на условность границы Европы и Азии, проходящей через территорию России. Здесь отчетливо прослеживается тенденция смещения европейской границы на восток. Если в XV веке Московская Русь ("Великая Татария") находилась вне Европы, то в XVI веке граница Европы проходила по Волге, а в XVIII веке сместилась на Урал. В конце ХХ века уже говорят о "Европейском доме" от Лондона до Владивостока. В российской истории неоднократно происходило "размывание" всех и всяческих границ.

Российское многомерное коммуникационное пространство образовалось в результате пространственно-временной стратификации разномасштабных процессов, динамическое соприкосновение которых привело к образованию множества рубежей, в том числе ныне погребенных под "слоем" современности. Однако "реликты" напоминают о себе в период распада государства социально-психологическим дискомфортом, негативностью коммуникаций и выраженной конфликтностью, как реакция на изоляцию пространства от внешнего мира. При этом конфликт выступает и как "возмутитель спокойствия", и в качестве созидательной функции новой коммуникации.

Обратим внимание на культурологические отличия формирования российского многомерного коммуникационного пространства от Запада и Востока. Духовная родина России - расположенная за пределами ее месторазвития Византия, а исторический "плавильный котел" - рубежи леса и степи, Европы и Азии. С севера пришли варяги-"управленцы", а с юга - вера от греков и славянский алфавит. Славянское мышление формировалось под влиянием Византии, где доминировала философия Платона, открывшего мир идей. Россия - идеократическое государство с приоритетом духовных целей - самоотверженного служения идее, поиска высших нравственных ценностей - правды как идеала, справедливости и равенства. Для восточных славян характерно рубежное тактическое мышление.

В Западной Европе открытость к внешнему миру и колонизация заморских земель стала стратегическим ресурсом становления атлантической цивилизации. Для Китая - Великого океана людей -наиболее характерным явилось сочетание двух взаимоисключающих начал - открытости к внешнему миру и изоляционизма в целях сохранения государства-цивилизации. Россия есть Великий океан евразийского пространства, объединенного общей судьбой народов и коммуникационной природой рубежного суперэтноса.

Киевская Русь, а в последствии Россия и Украина, - восточные пограничники Европы. Здесь сформировался особый субэтнос казаков - людей границы, покоривших Сибирь, вышедших к Тихому океану и создавшим славянские форпосты на "берегах" Великого евразийского степного "океана". Что там за горизонтом интересовало больше, чем обустройство собственного дома: колонизация Сибири и Аляски, Кавказа и Центральной Азии; освоение Арктики, Мирового океана и Космоса.

Броски за горизонт закончились продажей Русской Америки, падением Порт-Артура, а ныне распадом СССР и появлением огромного русского зарубежья, потерей геополитического влияния на Балканах, Ближнем Востоке и Центральной Азии. Из века в век Россия стремилась навести порядок в чужом доме. Став мировым "пугалом", страна заплатила за это огромными материальными ресурсами и миллионами жизней, унесенных ураганом многочисленных войн. ХХ век начался с маленькой "победоносной" войны на Востоке, ускорившей падение Российской империи и восхождение на мировую арену Японии. Как отметил однажды в беседе с автором Л. Н. Гумилев, самая великая заслуга России - она не поддалась соблазну покорения Китая, что неизбежно привело бы к ассимиляции русских в Великом океане-цивилизации.

Тысячелетний бросок на юг, заботы о будущем христианского храма Св. Софии в Константинополе сменились осквернением православных святынь на родной земле. Победа во Второй мировой войне привела к созданию социалистического "лагеря". Век завершается сокрушительным поражением "второго мира" в холодной войне с Западом и "победоносной" полицейской акцией России на Кавказе. И, как итог уходящего столетия, отсутствие стратегического виденья, "беспочвенность" власти, провал исторической памяти, в том числе забвение уроков восточной политики и Великих российских реформ.

Мировой опыт распада империй свидетельствует об использовании образовавшейся рубежной коммуникативности (экономической, культурных связей, диаспоры) на благо социально-экономического развития метрополий. Россия продемонстрировала умение разрушать русские форпосты ради очередной заимствованной идеи, о чем свидетельствует, например, трагическая история русского Харбина.

Обратимся к современной конфликтной структуре российского многомерного коммуникационного пространства. Как нам представляется, главная его особенность - сосуществование России как евразийского государства и как евразийского суперэтноса, границы которых не совпадают и образуют потенциальную зону энергетики интенсивных коммуникационных взаимодействий. Российское государство и суперэтнос расположены между тремя цивилизациями - западноевропейской, мусульманской и китайской, на рубежах христианского, мусульманского (исламского) и буддийского миров, между тремя полюсами экономического и технологического развития в Западной Европе, Азиатско-Тихоокеанском регионе и Северной Америке, между тремя океанами - Атлантическим, Тихим и Северным Ледовитым. Россия объединила народы евразийского пространства, цивилизационную инфраструктуры которого обеспечила идеократическая державность. Самое крупное территориальное государство мира обязано быть сильным и централизованным.

Россия, как Витязь на распутье, столетиями мучительно искала ответ на вопрос: каким идти путем - на Запад или Восток. Если Киевская Русь была консолидирована вдоль оси Север-Юг на торговом пути из "варяг в греки", то Московская Русь - открыта к Востоку (Золотой Орде) и боролась против вызова Запада - тевтонских рыцарей. За последние триста лет неоднократно предпринимались попытки "прорубить окно в Европу", каждый раз ставя российские народы "на дыбы". В постсоветской России вновь мечты, теперь уже о западной демократии и свободном предпринимательстве или об образе России как государстве-цивилизации с самоидентификацией, исходящей из особенностей только русской ментальности, культуры и православия.

В евразийском пространстве формировался менталитет русского народа. Географию русской души исключительно тонко подметил Н. А. Бердяев: "Русская душа ушиблена ширью, она не видит границ, и эта безграничность не освобождает, а порабощает ее". Духовная энергия русского человека вошла внутрь, в созерцание, в душевность. В гоголевском образе российского пространства "...летит вся дорога невесть куда в пропадающую даль, и что-то страшное заключено в сем быстром мельканье, где не успевает означиться пропадающий предмет". Происходит разрушение статических границ между явлениями. Полярность ментальности отмечается в таких антиподах как смирение и бунт, разгул и способность собираться в "кулак" в экстремальных ситуациях, сострадательность и жестокость, мания догоняющего и мания величия, любовь к свободе и склонность к рабству.

Целостность единого суперэтнического пространства поддерживается социокультурным и духовным плюрализмом. Этнонациональные и этноконфессиональные границы также не совпадают и усиливают энергетику рубежной коммуникативности. Важнейшим транслятором межнационального диалога наряду с русской светской культурой являются многочисленные конфессии, которым принадлежит историческая роль в укреплении связи человека с его природным месторазвитием. Нравственные идеалы служат непременным напоминанием о долге человека перед природой, являются важным фактором реабилитации ценностей укоренения, особенно после периода с доминирующим принципом социальных маргиналов: "Наш адрес не дом и не улица - наш адрес Советский Союз". Необходимо выделить российский цивилизационный опыт славяно-тюркского общежития христиан и мусульман, обреченных  историей и географией на совместное проживание  в евразийском пространстве.

Подводя итоги двадцатого столетия, следует выделить невосполнимую  геополитическую утрату  пассионарных <берегов> России,  населенных маргинальными субкультурами с высокой энергетикой деловой активности. Отмечаются диаметрально противоположные результаты двух рубежных государств христианского мира. Могущество США прирастало образованными и энергичными диаспорами. Могущество России убывало обесцененными человеческими жизнями, превратившимися в самый дешевый товар и рабскую рабочую силу; исходом пассионариев, включая интеллектуальную элиту. Карнавальная драма одновременной смерти старого и рождения нового  мира не знает границ. В обществе, где разрушены традиционные устои и не созданы гражданские особенно велика опасность  антидуховной экспансии социальных маргиналов. Как было сказано одним из врагов отечества: <Россию могут  разбить только русские>.

***

Рубежность многомерного коммуникационного пространства является стратегическим ресурсом социально-экономического развития России и политической стабильности в Евразии. Современному вызову Запада, Юга и Востока Россия может ответить умением сосредоточиться на использовании высокой энергетики "пограничных состояний".

В мифологическом хаосе расколотого пространства-времени нарушены межличностные и материальные коммуникации, среди которых особенно опасна утрата коммуникативной способности русского языка. Отсутствие диалога между говорящим истину транслятором, владеющим знанием и умеющим слушать рецептором приведет к расколу российского многомерного коммуникационного пространства. В отличии от государства, колонизующего земли, главный ресурс российского суперэтноса, его величайшее завоевание и главный энергоноситель - открытая к внешнему миру  русская культура. Сохранение русской культуры и языка в качестве транслятора межцивилизационного диалога будет способствовать преодолению конфликтной структуры многомерного коммуникационного постсоветского пространства.

Россия - единственная страна от Атлантики до Тихого океана", через которую могут пройти коммуникации между тремя мировыми полюсами экономического и технологического развития в Западной Европе, Восточной Азии и Северной Америке.

На пересечении этих транспортных коридоров XXI века на Дальнем Востоке в Китае сформируется крупнейший мировой коммуникационный узел. Будущее России  будет определяться возможностью   организации и обустройства евразийского пространства.  Евразийский как и любой другой <мост> будет жизнеспособным, если у него есть опоры.  Только реальный сдвиг на Восток приведет к возрождению евразийских коммуникаций <от моря до моря>,  между атлантической и восточными цивилизациями. Создание эксцентрированной  геоэкономической модели является стратегической задачей формирования российского многомерного коммуникационного пространства, способствующего диалогу Запада и Востока. Если в политическом пространстве  самой протяженной страны мира должен быть сильный центр, то в геоэкономическом пространстве - развитые полюса технологического развития с преференциальным режимом свободной торговли в пограничье.

 Необходимо  возродить Евразийскую  экономическую программу Российской империи, в которой  особая роль отводилась  созданию торгового моста между Западом и Востоком.  Не случайно, в противовес старой  российской столице - Москве  за относительно  короткий срок   наиболее  крупными  торговыми и экономическими центрами  стали расположенные на внешней границе  с Западом и Востоком новая столица Санкт-Петербург, Одесса и  Харбин,  Астрахань и Владивосток.  В конце ХХ века с учетом геополитических реалий  и открытости к внешнему миру  особое значение для России  приобретает формирование эксцентрированного  экономического пространства с  установление преференциального (льготного) режима свободных  зон в основных коммуникационных узлах в пограничье, реально способствующих  реализации стратегических целей  по  ускорению оборачиваемости капитала и усилению транзитных функций государства.

Евразийский  проект будущего России основан на идеи  создании многомерного коммуникационного пространства,  где страна выступает в первую очередь  транслятором культурного диалога между Западом и Востоком.  Используя уникальный цивилизационный  опыт объединения евразийского пространства, Россия  может занять достойное  место в мире. Цивилизационный факел Просвещения, который  столетиями с достоинством несла России  в Евразии, должен зажечь новую формационную идею, дающую веру в будущее. Здесь возможен компромисс  между  <соборным> коллективизмом и энергией  инидивиуализма личности, объединенных общей  <географической> судьбой обустройства евразийского многомерного коммуникационного пространства.

Таким образом, модернизированная концепция евразийства, основанная на рубежной коммуникативности российского суперэтноса, социокультурных и геоэкономических функций многомерного пространства будет способствовать достижению баланса во внешней политике между Востоком и Западом, Севером и Югом, при доминирующей роли России. Могущество России будет прирастать прежде всего способностью возродить рубежную коммуникативность евразийского пространства на основе человеческой энергии (пассионарности).

Если в прошлом выделялась рубежная коммуникативность с повышенной пассионарной энергетикой столиц и пограничья, то в постсоветском пространстве русское зарубежье стало новым полюсом пассионарности наряду с внешними источниками духовности и историческими рубежами становления России. Внешний и внутренний полюса пассионарности создают энергетику высоких интенсивных взаимодействий, эмоционально-ценностного мышления через страстную ностальгию. Для реализации Евразийского проекта  нужны  общественное согласие,  стратегическое видение и политическая воля. Россия XXI века может стать страной, возрожденной "ширью".

           

<Большой скачек> в  капитализм

<Всадники  без головы хороши, пока не взобрались   на коня>

Кавказская мудрость

 

   Образно представить стратегию <большого скачка> России и Украины в капитализм  можно на  следующем  историческом примере. В годы Второй мировой войны на одном из полинезийских островов размещалась  американская военно-воздушная база.  Закончилась война и летчики вернулись на Родину. Прошло двадцать лет, на острове высадились американские ученые и увидели следующую картину. На бывшем командно-диспетчерском  пункте управления  местные аборигены отдают  команды, другие бегут по взлетной полосе, взмахивая руками и пытаются взлететь. К этому остается  добавить, что жизнь целого поколения   прошла в <полетах>  к коммунистическому и капиталистическому раю.

Казалось бы совсем  еще недавно, после падения <железного занавеса> Европа была охвачена рыночным романтизмом. На Западе  велико было ожидание открытия  огромного и последнего на Земле  экономического пространства  для Колумбов международного бизнеса. Относительно  высокая покупательная способность населения, дешевые и квалифицированные трудовые ресурсы, разнообразие полезных ископаемых  даже в условиях отсутствия конвертируемости рубля делали привлекательным новый рынок. Но прошло немного времени и при <шоковом>  открытии для внешнего мира постсоветского пространства, усилившимся экономическом кризисе и падении уровня и качества жизни преимущества  превратились в мираж - наступило разочарование и <усталость ожидания> от лозунга <Запад нам поможет..>. Долгая дорога иностранных инвестиций  затерялась где-то в дюнах, местную политическую <элиту> обвиняют в коррупции и в других грехах, неохотно пускают на порог <Европейского дома>. Можно сослаться и на мнение американского политолога и экономиста  с мировым именем Джона Кеннета Гэлбрейта,  оценивающего попытку почти автоматической смены коммунизма магической силой рыночной системы  как <приступ глупого оптимизма>.

Оказалось, что одного желания для европейской интеграции  недостаточно. Необходимы соответствующие  макроэкономические показатели, стабильное законодательство, инвестиционный климат, конвертируемая валюта, экспортные возможности и, самое главное, уже достигнутый  определенный уровень жизни. В противном случае  <неравный брак по расчету>  с Европейским Союзом  станет непомерным бременем для граждан страны. Кроме того, в ЕС наблюдаются существенные различия в уровне и качестве жизни между югом и севером, и <счастливый билет>  в светлое капиталистическое будущее вне очереди может привести к дезинтеграции сообщества.

После падения Берлинской стены <социалистический лагерь> полностью отказался  от своих социальных достижений, пытаясь заимствовать западную модель развития. И это совпало по времени с  противоположными тенденциями превращения Западной Европы из открытого в закрытое для внешнего мира общество, что, как уже отмечалось  в шестой главе,  проявляется в концепциях "золотого миллиарда", иммиграционном законодательстве и пр. С вступлением Польши и Венгрии в НАТО и ЕС возродится  автоматически <железный занавес>, если не идеологический, то экономический и таможенный.

Опыт реинтеграции  Восточной Германии свидетельствует, что и в этом, казалось бы, наиболее благоприятном сценарии  вхождения в рынок, требуются не только огромные  средства, но и возникают острые  социально-психологические проблемы. За воссоединение  16,5 млн. восточных  немцев  с Западной Германией уже заплачено  свыше  триллиона долларов бюджетных поступлений. Однако  разрушить Берлинскую стену оказалось, проще, чем преодолеть экономический  и социально-психологические рубежи. Частичная  реструктуризация промышленности сопровождалась  крупномасштабной  деиндустриализацией. Уровень безработицы  в восточных землях  составляет  20%, а свыше  миллиона жителей  мигрировали в <старые> федеральные земли. Западногерманские инвестиции  пришли в Восточную Германию не из-за чувства  национального патриотизма и альтруизма к соотечественникам, а в первую очередь были направлены на устранение потенциальных конкурентов и местного <интеллектуального капитала>. Многие жители восточных земель ощущают себя  немцами < второго сорта>, живущими в <полуколонии> - промышленной периферии объединенной Германии. И если для экономического выравнивания потребуется  минимум десять - пятнадцать лет, то для преодоления образовавшихся различий в менталитете  между <весси> и <осси> - целое поколение. Отмечается  своеобразная ностальгия (<остальгия>) жителей восточных земель, осознающих себя другой общностью.  Вместе с тем, высвобождение духа предпринимательства  и социально-психологический дискомфорт способствуют развитию деловой активности  восточных немцев, многие их которых  проявляют  большую социальную активность, чем  представители благополучного западногерманского общества.

На рубеже ХХ и ХХ1 веков можно  констатировать,  что  у восточнославянских стран   <большого скачка> в капитализм не получилось. Что расплачиваться  приходится не только процентами  по западным кредитам, а нищетой народа. Как уже отмечалось, при отсутствии стратегии сложилась определенная закономерность - любая  тактическая цель  доводится до абсурда с диаметрально противоположными  результатами. После провозглашения  курса на европейскую интеграцию Восточная Европа  с каждым годом  все дальше отдаляется от  Запада  по уровню и качеству жизни, развития экономики, образования и науки. Но куда?

В  Центрально-Восточной Европе (ЦВЕ) после  падения Берлинской стены  сохранился <барьер>, проходящий через души людей, существующий уже  тысячелетие с момента раскола христианского мира на западных христиан и православных.  Если посмотреть на  европейскую карту  конфессий, то становится очевидным, что новые независимые страны Балтии, Польша, Чехия, Венгрия, Словения и Хорватия  вернулись в свое конфессиональное пространство.  Вполне объяснима и западная ориентация украинских грекокатоликов, обладающий бесценным опытом рубежной конфессиональности. Ныне водораздел  благополучия и нищеты проходит по  этой  европейской  социокультурной  границе, где в крупнейшем тройном узле западных христиан, мусульман и православных на Балканах  не гаснет   зарево  этнонациональных и этноконфесиональных конфликтов.

Ныне геоэкономические рубежи сохранились на Эльбе   и углубляется дифференциация  между государствами ЦВЕ по  основным гуманитарным и  макроэкономическим показателям.  Если Германия как и большинство стран ЕС по интегральному показателю - индексу гуманитарного развития - входит в группу высокоразвитых  государств, а  Словения, Чехия, Словакия, Венгрия и Польша занимают, соответственно, 37, 39, 42, 47 и 52 место, то  Украина, Албания и Молдавия, соответственно, 102, 105 и 113 место в мире. Рассмотрим  среднедушевой ВВП в сравнении со средним по миру, принятым за единицу. Этот показатель к западу от Эльбы   в 3,1 - 3,5  раза и  к востоку  в Польше, Венгрии, Словакии, Чехии и Словении  в 1,1 - 2,0  раза превышает среднемировой, а в Украине, Молдавии и Албании в 3 - 7 раз меньше.

Пока еще не осознаны социально-психологические последствия  перехода стран из восточно-европейского в западноевропейское экономическое пространство.  Чехия, Польша и Венгрия выделялись в <социалистическом лагере>    своим  цивилизационным и культурным статусом, что служило примером подражания  для восточных славян и что в душе осознавали  чехи, поляки и венгры. В ЕС эти страны займут место  маргиналов. Один из наиболее известных американских  ученых в области мировой экономики  Лестер Карл Туроу  видит будущее  бывших коммунистических стран Центральной Европы  в качестве дешевого сборочного цеха для  стран ЕС, а Украину всего лишь в качестве  производителя и экспортера зерна. С вступлением в ближайшем будущем уже состоявшихся членов НАТО Польши, Венгрии и Чехии в  ЕС, Украина не только реально оказывается за  экономическим <железным занавесом>, но и на длительную перспективу наряду с Молдавией и  Албанией  займет место региональных аутсайдеров. Лидирующую геополитическую и геоэкономическую роль в ЦВЕ будет играть Германия.

После неудачного броска в развитой капитализм, образцом нового  подражания для восточнославянских стран  стал польский опыт. Действительно, Польша добилась относительно устойчивого благополучия и перестала быть товарной барахолкой для восточных и южных славян. Но при этом нельзя забывать, в стране сохранились  элементы гражданского общества, частный аграрный сектор и  исключительно влиятельная  католическая церковь. Большинство местных коммунистов и при социализме, нося в нагрудных карманах партбилеты, оставались в душе католиками. Но и в Польше нет всеобщего общественного согласия.  Победа над коммунизмом  здесь была достигнута благодаря организованным в профсоюзы  рабочим, наиболее социально пострадавшим в результате <шоковой терапии>. Скачек в  рынок, когда функции <локомотива> взяли на себя государственные чиновники  привел к формированию бюрократического капитализма, основанного на корпоративных связях, а не на свободной конкуренции. У  поколения граждан - <детей социализма> - отсутствует  понимание,  что с рыночной ориентацией  возрастает  индивидуальная ответственность за себя, семью и её благосостояние.

Геополитический баланс сил в ЦВЕ будет определяться осью Германия - Россия, между которыми создан  геоэкономический энергетический <мост>, выступающий гарантом стабильности в регионе. При этом евразийская Россия географически никогда не сможет стать частью ЦВЕ, тогда как Украина и Белоруссия являются посредниками  цивилизационного диалога между  европейскими регионами.

 Восточнославянский сценарий

<Все более или менее согласились назвать нынешнее время переходным. Все более, чем когда-либо прежде, ныне чувствуют, что мир в дороге, а не у пристани, даже и не на ночлеге, не на временной станции или отдыхе>.

Николай Гоголь <Авторская исповедь>

В современном мире вызывает тревогу будущее восточнославянских стран, где двухсотмиллионное население стремительно нищает, а власть демонстрирует   неспособность принимать профессиональные решения. После эйфории победы в <холодной войне>  перед Западом стал  вопрос <что делать> с проигравшими?

Среди геополитических  прогнозов выделяется опубликованный в Интернете сценарий американских  экспертов о возвращении восточнославянских стран за <железный занавес>. В мире капитала всегда торжествует прагматических подход, основанный на цене того или иного варианта  развития событий. Из двух зол выбирают наименьшее. Во сколько обойдутся для западным налогоплательщиков бесконечные кредитные вливания в немощную и коррумпированную власть, ведущую к распаду  национальной экономики? Может быть дешевле обойдется вариант виртуальной экономики за вновь отстроенным <железным занавесом>?

 Конечно, обидно, когда власть с пустой казной всей душой стремится на Запад, а он вместо кредитов шлет такие приветы. Можно этот предлагаемый  экспертами сценарий назвать как угодно. Нельзя только забывать, что Соединенные Штаты - богатая страна, но в отличии от России и Украины - не настолько, чтобы бессмысленно тратить деньги  на <мыльные> аналитические доклады  и <судьбоносные> программы возрождения.

Опубликованный прогноз  констатирует тенденции того, что происходит  на самом деле. Западные  политологи и финансисты уже не сегодня забили тревогу, что иностранные кредиты используются  для поддержания  имитирующей реформы власти и пришли к выводу, что  России и Украине  нельзя помочь, если они сами себе не помогут. Ныне существуют многочисленные сценарии развития событий в восточнославянских странах - от прагматических до пессимистических, когда  ситуация  может  полностью выйти из под контроля мирового сообщества.

После распада СССР развод по-славянски  сопровождается глубочайшим кризисом идентичности. Россия, Белоруссия и Украина демонстрируют разные тенденции  социального развития: вера в светлое будущее, попытка возврата к прошлому, уход от реальной действительности  (от настоящего). В России  кризис идентичности обусловлен  сочетанием частично разрушенного  традиционного общества с частичной  модернизацией. Официальная Белоруссия с ностальгией о  советском прошлом  проявляет готовность отказаться от какой бы то ни было  собственной идентичности. Украина  пытается возродить национальное самосознание путем  разрушения  традиционной  биполярности титульного этноса и имитации модернизации. В  очередной раз воспроизводится модель анархического государства с примитивной адаптацией, усиливающей маргинализацию и деинтеллектуализацию общества.

Среди восточнославянский стран Россия рассматривалась как <буревестник> рыночных реформ. Для этого имелись объективные предпосылки. Россия стала правопреемником не только Советского Союза, но и профессионального государственного аппарата, сформировавшейся  политической, деловой и научной  элиты. Однако 17 августа 1998 года   развеяло  мифы об успешной  либерализации экономики и финансовой стабилизации. Вместе с тем Россия остается  самым  могущественным соседом  и главным экономическим партнером Украины и Белоруссии.

В недалеком прошлом Украина вне всякого сомнения была первой среди равных советских республик, так как в Российской Федерации отсутствовало политическое руководство, а <днепропетровский клан> управлял Советским Союзом. Украина была не только хлебной житницей страны и всесоюзной здравницей, но одним из важнейших форпостов индустриализации и модернизации.

Белоруссия в отличии от Украины остается наиболее советизированной республикой. Во время Великой Отечественной войны  здесь углубились своеобразный  партизанско-крестьянский менталитет  и самосознание. <Партизанская республика>  стала фундаментом формирования  послевоенной местной политической элиты, которая в буквальном смысле вышла из леса. Высокие темпы послевоенной индустриализации привели к тому, что даже  столица республики преимущественно  крестьянская, здесь доминируют неадаптированные сельские мигранты - рабочие и интеллигенция в первом поколении.

Закономерно,  что в условиях относительно демократических выборов, именно в Белоруссии в отличии от российского и украинского президентов-технократов из бывшей партноменклатуры  победил <крестьянский> президент.  Сегодня  у многих  россиян  и украинцев  сформировался народный  миф о благополучной  стране, где люди  вовремя получают зарплату и есть хозяин (<батька>), который заботится прежде всего о простых людях. Белорусский президент имеет самый высокий рейтинг среди  руководителей восточнославянских стран и  пользуется  несомненной поддержкой народа, несмотря на   критику со стороны демократически ориентированных оппонентов о нарушении прав человека и свободы печати. Белоруссия, отказавшаяся от <шоковых> бросков в капитализм и сохранив относительный социально-психологический  комфорт,  имеет самый высокий показатель качества жизни в постсоветском пространстве.

Как это не парадоксально, но современная  украинская власть при реализации лозунга <Запад  нам поможет> уже выполнила задачу со знаком наоборот. Еще никогда за последние десятилетие Украина не была так далека  от намеченной цели европейской интеграции как сегодня и наоборот, так близко к своим восточнославянским  братьям. Даже Россия, казалось  бы вырвавшаяся вперед, <нажала> на тормоза и вплотную приблизился к  Украине и Белоруссии. Сегодня,  можно говорить не о старшем и младших братьях, а о <сиамских близнецах>, рожденных в муках  крупномасштабной имитации реформ и  модернизации общества. По иронии судьбы, если  левые партии  выступают за братский славянский союз по любви, то нынешняя немощная власть  реально создала условия для <брака> по несчастью. Стратегия <Запад нам поможет>  трансформировалась в культурно-политическое дистанцирование  восточнославянских стран от Запада.

Обратим внимание на следующую динамику  роста валового внутреннего продукта в расчете на душу населения  в Европейском Союзе и восточнославянских странах за период 1990 -1997 гг. (в ценах и паритетах покупательной способности валют 1993 года, рассчитанных  экспертами по методике международных сопоставлений ООН). В среднем по ЕС этот показатель вырос с 17,2 до 18,7 тыс. долларов, в  восточноевропейских странах сократился: в Украине - с 4,2 до 2,1, России - с 6,7 до 4,0, а в Белоруссии - с 6,2 до 4,0 тысяч долларов на человека. Единственная  бывшая советская республика, которая рассматривается  как кандидат на вступление в ЕС в начале следующего века  - Эстония - сохранила ВВН на душу населения на уровне 8,6 тысяч долларов, что в два раза меньше среднеевропейского. Финансовый кризис 1998 года  не добавил оптимизма для восточнославянских стран.

Запад опасается  анархии и хаоса в восточнославянских и других  странах.   Мировое сообщество  оказалось не способным  позитивно влиять на события в  разных частях света, где  местные корпоративные группы или племена ведут борьбу за власть. Особую озабоченность вызывает  будущее России, которая из ядерной сверхдерджавы  и партнера  США превращается в главную проблему Запада. Отсюда  рождаются  сценарии <железного занавеса> для восточнославянских стран.

***   

Широкое распространение получил миф  об украинских <реформах>, повторяющих с некоторым запаздыванием  шаги  <старшего брата>. Несмотря на  общность  исторических истоков, Россия и Украина имеют  принципиальные отличия. Россия - евразийское  полиэтническое государство, сформировавшееся   на рубежах христианского, мусульманского и буддистского  миров. Для российского суперэтноса основным траслятором межцивилизационного обмена выступает   русская маргинальная культура и язык. Ныне российской  является  цивилизационная инфраструктура  евразийского  пространства, за исключением Балтии и Западной Украины.

Украина - рубежное этническое государство между  Евразией-Россией  и Центрально-Восточной Европой. Принципиальное  отличие  Украины от России заключается в отсутствии синдрома евразийства, <третьего Рима> и других великодержавных  устремлений. Украина - европейская (по местоположению) держава и этим многое сказано.  Для Украины характерна социокультурная и конфессиональная   многополярность  титульного этноса, а украинская культура и язык пока не может выступать в качестве  транслятора в межцивилизационном диалоге.

Различаются  и  стартовые возможности двух стран на пути к открытому обществу.  Россия стала  правопреемником не только Советского Союза, но и профессионального  государственного аппарата, сформировавшейся  политической, деловой и научной элиты.  Украина - пока еще часть  постсоветского пространства, где государственность надо построить. В России в борьбе за власть использовалась зарождающаяся демократия, а в Украине - национальная идея. В результате  принципы демократии и национального государства в условиях <шоковой> либерализации  были скомпрометированы с одинаковым успехом.

Следует обратить внимание на специфику предпринимательской  деятельности в России и Украине. Если в России сформировался союз власти и олигархов, то в Украине сама власть стала главным предпринимателем, когда полностью восстановился принцип номенклатуры - не капитал дает власть, а власть дает капитал.

 Первые годы независимости Украины показали деструктивный характер имитации заемных экономических моделей. <Мания рынка> с эйфорией приватизации без высоких моральных  обязательств, политической воли и стратегического видения, падение уровня и качества жизни   поставили страну на грань национальной катастрофы и социальных потрясений. Кроме того, в Украине сохраняется комплекс <младшего брата>, когда власть принимает безответственные решения с надеждой, что кто-то <старший> исправит и окажет за лояльность помощь капиталом.

    Украина и Россия отказались от поэтапного перехода к правовому гражданскому обществу и рыночным отношениям  через сохранение  ведущей роли государства  в модернизации общества и реформирования экономии. Переоценка  возможностей макроэкономического регулирования при слабой власти  привела к <усталости ожидания> и отсутствия общественного согласия.

***

Объединенные  общими социокультурными традициями и вызовом  постиндустриальной  эпохи восточнославянские страны, несмотря на разновекторные тенденции,   <обречены> на взаимопонимание, согласие и сотрудничество. Вместе с тем хотелось бы развеять распространенный миф, что здесь  интегратором   выступает Белоруссия, а официальная Украина - против. Если политические инициативы белорусского президента общеизвестны, то реально наибольший <экономический> вклад  в восточноевропейский сценарий (брак по несчастью)  вносит  украинская  <демократическая> власть, а не левая <красная> оппозиция.

 

Очень ближний Восток

-В чем состоит управление государством?

-Это когда достаточно еды, оружия и есть доверие народа. Можно исключить оружие и еду. Когда ж народ не верит, то не устоять.

Конфуцианская мысль

При сохранении системного кризиса управления, дальнейшего распада  экономики при существующей открытости к внешнему миру и  негативных тенденциях   падения уровня жизни наиболее реальным становится сценарий вхождения в экономическое пространство, контролируемое странами Ближнего Востока и  Азиатско-Тихоокеанского региона. Россия, Украина и Белоруссия    имеют  основания оказаться  под влиянием экономической экспансии  Китая. Задолго до финансового кризиса 1998 года начала возрастать активность стран АТР на постсоветском пространстве. Обнищание  населения привело к тому, что даже в западных  областях Украины, Белоруссии и России китайские товары вытеснили не только  европейские, но и  турецкие.

Казалось бы,  <большой скачек> на Восток самый  фантастический сценарий. Но не будем торопиться с выводами. Действительно,  отсутствуют  прогнозы  китайских аналитиков  на эту тему. Но они и не могли <досрочно> появиться в социокультурном пространстве  китайской традиции, согласно которой <белое постепенно переходит в черное и наоборот>.  А когда   Восточная Европа  реально окажется в  экономическом пространстве Китая,  это станет свершившимся фактом,  а не предметом прогнозирования. В этой связи следует обратить внимание, что обладая второй по величине  экономикой, Китай не претендует на  участие в <большой семерки> в отличии от России, сохраняющей  угасающий комплекс  <мании величия>.  Согласно конфуцианской традиции неявное само собой станет явным, когда  не потребуется подтверждать то, что есть на самом деле.

О  возможности вхождения в геоэкономическое пространство Китая свидетельствуют следующие тенденции. По основным макроэкономическим показателям Россия и Украина уверенно приближается к Черной Африки: ежегодно сокращается валовой национальный продукт, падает уровень и качество жизни, растет коррупция, а страны не могут  существовать без иностранных кредитов и гуманитарной помощи. Местные модели общественного развития оказались несостоятельными, а <судьбоносные> экономические программы возрождения  имитируют деловую активность. И там и здесь  пришедшие во власть  на волне демократии политики быстро теряют авторитет и доверие. Многие <демократические> лидеры оказались не только некомпетентными, но и коррумпированными в впечатляющих Запад масштабах.

  После распада СССР  местный потребительский рынок был в значительной степени переориентирован  на турецкие  товары, а после дальнейшего  падение уровня жизни и покупательной способности  - на более дешевые товары  из Объединенных Арабских Эмиратах, где созданы  преференции  для их  приобретения и вывоза. Но и арабский рынок не выдерживает конкуренции  более дешевых китайских товаров.

На китайский опыт проведения реформ  любит  ссылаться украинская власть под впечатлением уведенного во время многочисленных визитов.  Успех преобразований в Китае  в условиях  ограничения гражданских свобод  обусловлен  постепенными и продуманными действиями, а не политикой <шоковой терапии>. Именно игнорирование концепции поэтапного открытия  рынка обернулась  угрозой гибели российской и  украинской экономики.  При отсутствии нормального инвестиционного климата  слабая валюта была  подставлена под финансовые спекуляции.   В Китае  осуществлена  экономическая модель, ориентированная  на либерализацию  для прямых инвестиций и абсолютный запрет для  спекулятивного  капитала  и вывоза валюты.

Таким образом,  исходя из сложившихся тенденций  в будущем устойчивое падение уровня и качества жизни неизбежно приведет  Россию и Украину  в  сферу  китайского геоэкономического пространства. Осуществиться мечта   власти  о сильной китайской модели, но только с одним уточнением. Если  долги по западным кредитам  можно  периодически разворовывать,  реструктуризировать или списывать за  холопскую лояльность, то восточная традиция этого не предусматривает. Заемные на Востоке  капиталы должны  будут  возвращаться в установленные сроки. Власть, чтобы  держать под контролем  миллиардный народ, не имеет права  проявлять слабость к <вассалам>, обязанным ежегодно возвращать долги пекинским правителям. Поэтому не из области преданий возможен следующий сценарий не во сне, а наяву. Например, из-за ежегодных недоимок дани  на праздник Международной солидарности  трудящихся Первого мая в экономических протекторатах будут устраиваться образцово-показательные экзекуции  местной коррумпированной власти.

Кроме успешной экономической экспансии Китая недооценивается, в особенности в России, наступление исламского фундаментализма. Бездарно проигранная <небольшая победоносная война> в Чечне показала, что <беспочвенная> власть ничего не может противопоставить национально-освободительному  движению горских народов, объеденных под знаменем ислама. Попытки примитивизации  событий на Кавказе, сведения их к проискам отдельных бандитов и экстремистов, свидетельствуют об отсутствии стратегического видения у российского руководства. Исходя из сложившихся тенденций, Россия  отступает на Северном Кавказе.

Не рассматривая крайние сценарии дезинтеграции России и Украины, обратимся к скрытому  стратегическому ресурсу  государственного строительства. В геополитике существует понятие <возможной страны>, обладающей <дремлющей энергией>. Несомненно эти качества присущи  восточнославянским странам. Поэтому на примере Украины попытаемся показать  её потаенное  богатство.


Назад Далее

 


 

«Геополитика сверхдержав»

Америка. Утомлённая супердержава Падение и взлет китайского Дракона Имперская геополитика. Великий час мировых империй Путь к процветанию государства

 


Воспоминания
Ландшафты памяти
Ландшафты путешествий. Города и страны
Ландшафты поэзии, музыки и живописи


Избранные статьи и посты
ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ПРОСТОРАМ РОДИНЫ ЧУДЕСНОЙ
Шейх Заид. Самая выдающаяся исламская личность


Павел Флоренский. Русский Леонардо да Винчи
Максим Горький. Писатель, купленный любовью народа
Иван Бунин. Певец пограничья природы
Анна Ахматова. Парящая в небесах
Николай Гумилев. Конкистадор истоков человеческой природы 
Николай Заболоцкий. Поэт философской лирики


Бесподобная Элеонора. Королева мужских сердец
Анна Вырубова. Фрейлина, монахиня, оклеветанная
Трафальгарская Венера. Символ красоты и силы духа
Париж. Лувр. Гимн обворожительным женщинам


Трансильвания. Замок Дракулы. Вампирский бренд Румынии
Где присуждают и вручают Нобелевские премии
Олимпийские игры. От Древней Греции до Сочи
Гибель мировой секретной империи
Великий час кораблей пустыни
Неугасающий ослепительный блеск Венеции
Карибы. Святой Мартин. Остров двух господ