logo
Институт геополитики профессора Дергачева
Сетевой проект
Аналитический и образовательный портал
«Пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет». Мартин Хайдеггер

Геополитика. Русская энциклопедия

Интернет-журнал

Геополитика. Русская энциклопедия

Геополитика. Русская энциклопедия

Предисловие
Глава 1. Драма геополитики
Глава 2. Хартленд или сердце земли
Глава 3. Концепция рубежной коммуникативности
Глава 4. Мировой океан
Глава 5. "Мир равноразных миров"
Глава 6. Притяжение Европой
Глава 7. Падение и взлет Китая
Глава 8. Постсоветское геополитическое пространство
Глава 9. Восточный вопрос
Глава 10. Глобальная геоэкономика
Глава 11. Свободные экономические зоны
Глава 12. Геостратегия между Западом и Востоком
Глава 13. Украина на рубеже веков
Послесловие
Литература

 




   
   
   
Союз образовательных сайтов    
Яндекс цитирования    
Рейтинг@Mail.ru    
   



Лекции Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи


Обсудить статью в дискуссионном клубе

Дергачев В.А. ГЕОПОЛИТИКА. — Киев: ВИРА-Р, 2000. — 448 с.


Глава 3. КОНЦЕПЦИЯ РУБЕЖНОЙ КОММУНИКАТИВНОСТИ

 

В современно мире приобретает  особую актуальность  исследование рубежных (граничных)  процессов, обнаруживающих следующие тенденции:

высокую энергетику геополитических, геоэкономических, социокультурных, геоэкологических и других  контактных зон,

полицентризм, приходящий на смену биполярного мира, сопровождающийся  этнонациональными и этноконфессиональными конфликтами на стыках цивилизаций,

глобализацию и регионализацию,  усиливающих хозяйственную и демографическую  притягательность береговой зоны Мирового океана  и  антропогенное воздействие на природную среду,

формирование мировых  коммуникационных узлов с преференциальным режимом  на рубежах  цивилизаций и в береговой зоне морей и океанов и др.

Ранее автор исследовал  некоторые  рубежные процессы, включая геополитические, этнические, свободные экономические зоны и природно-хозяйственную зону  суша-океан. Однако  анализ частных контактных зон  не всегда  позволяет  учитывать  реальное многообразие мира. 

 

Многомерное коммуникационное пространство

В основе большинства геополитических  концепций  содержатся представления о контактных зонах в системе  <Море - Коустленд (Римленд) - Континент (Хартленд)>, причем  в евразийстве <море>  ассоциируется  с <вольной степью>. В новой  геополитике в качестве фундамента  сохраняются  устаревшие географические представления. Современный уровень науки позволяет сформулировать гуманизированную  концепцию рубежной коммуникативности,  основанную  на искусстве использовать <географический  разум>  для решения глобальных и региональных  геополитических, геоэкономических и геоэкологических проблем в  многомерном коммуникационном пространстве. Эта концепция акцентирует внимание на граничных, <краевых> процессах в природе и обществе,  обладающих высокой энергетикой.

Мир вступает в эпоху Великих открытий  рубежной коммуникативности, когда в центре внимания оказываются <краевые> процессы между цивилизациями,  народами, морем и континентом,  мир-экономиками, природой и человеком, его внешним и внутренним миром; сейсмически активные тектонические зоны разломов,  метеорологические фронты воздушных масс, биологически активные экотоны, демографическая и хозяйственная аттрактивность (притягательность) природных рубежей (побережья рек, морей и океанов, леса и степи)  и др. Маргинальность  в природе и обществе проявляется в   интенсификации рубежных процессов (дивергенции и конвергенции, центробежных и центростремительных, созидания и разрушения,  затухания одного и усиления другого явления). Природные, геополитические, геоэкономические, геоэкологические, этнические, конфессиональные, культурно-исторические и другие процессы, пересекаясь и накладываясь друг на друга в данном месте и историческом времени, создают вероятностную  стратифицированную картину  многомерного коммуникационного пространства,  обладающего высокой рубежной энергетикой (цивилизационные разломы или социокультурные рубежи,  береговая зона морей и океанов,  пассионарные оси Гумилева,  маргинальные субкультуры   и др.).

Концепция рубежной коммуникативности  формируется на стыке  философии и морфологии культуры, геополитики, этнологии, экономики и географии. Понятие <рубежный> означает противоположный центральному:  <маргинальный> (лат. - край), граничный. Функции   рубежности  проявляются в природных,  политических, экономических, этнических, конфессиональных, информационных, конвенциальных  и других границах.

Философское понятие  границы сформулировано Гегелем в <Науке логике>: <Лишь в своей границе и благодаря  ей нечто есть то, что оно есть. Нельзя, следовательно, рассматривать границу как лишь внешнее  наличному бытию; она, наоборот, проникает все наличное  бытие>. АрнольдТойнби (1889-1975) выделял барьерные и контактные  функции границы: <Символически обозначенный рубеж более  надежен, чем прочная стена, но непреодолимая преграда есть отрицание природы, а оно всегда грозит человеку злыми последствиями>.

Наряду с барьерными (затрудняющими связь) и контактными (связующими) выделяются фильтрующие (таможенные) функции границы. Эти функции интегрирует, например, государственная граница, обеспечивающая национальную безопасность. Обустроенная граница является гарантом добрососедских отношений. Как говорит шведская пословица: <У хороших соседей - крепкий забор>.

Карл Поппер отмечает отсутствие  естественных границ государства, которые  меняются и могут быть  определены только  посредством  применения принципа <статус кво>, то есть чисто конвенциальной процедурой.  Попытка отыскать  некоторые <естественные> границы государства  приводит к принципу  национального государства  и романтическим фикциям национализма и расизма.

Понятие <коммуникация> (лат. - делаю общим, связываю, общаюсь, совещаюсь с кем-то) имеет универсальный смысл, раскрывающийся в конкретном географическом, историческом, социокультурном, экономическом, информационном  и других пространствах. В материально-практическом смысле <коммуникация>  означает пути сообщения, транспорта  и связи.  В социокультурном пространстве коммуникация обычно определяется как <передача информации> от человека к человеку в процессе любой деятельности. Как правило, общение  посредством речевой или  какой-либо другой деятельности, основанной на использовании знаков, выражается понятием <коммуникативный>. Традиция как коммуникация во времени осуществляет трансляцию от поколения к поколению социокультурных ценностей и письменности. Разновидностями трансграничной коммуникации в социокультурном пространстве являются комплиментарные  этнические отношения, а в экономическом пространстве - коммуникационные коридоры ускорения оборачиваемости  торгового, промышленного и финансового капитала (свободные экономические зоны и др.).

В многомерном коммуникационном пространстве в результате стратификации разномасштабных процессов в природе и обществе образуются  рубежи высокой  энергетики. И в самом деле, в реальном мире <поля> природных, политических, экономических,  социокультурных, конфессиональных и информационных  коммуникаций не совпадают  в географическом пространстве и, накладываясь друг на друга, образуют маргинальные зоны, обладающие  энергетикой  интенсивных взаимодействий. При этом следует учитывать, что рубежная коммуникативность  имеет  не только географическую интерпретацию, но и проходит через эмоциональную сферу -  <ландшафты души> человека. Таким образом формируется  многомерное пространство, коммуникационная природа которого двояка.  Его  рубежность  может служить  стратегическим ресурсом  социально-экономического  развития и духовного возрождения или, в условиях  утраты контактных функций, превратится в непосильное  бремя для страны. Тогда коммуникационная природа пространства разрушается, а государство распадается.

В результате пространственно-временной стратификации  разномасштабных процессов, их динамическое  соприкосновение приводит к образованию в  многомерном коммуникационном пространстве множества рубежей, в том числе ныне погребенных под <слоем>  современности. Однако <реликты> напоминают о себе в период  распада  государства социально-психологическим дискомфортом, негативностью  коммуникаций и выраженной конфликтностью, как реакция на изоляцию пространства от внешнего мира. При этом конфликт  выступает и как  <возмутитель спокойствия>, и в качестве созидательной  функции новой коммуникации.

***

Человечество живет в мире антиподов, многовековой спор  о существовании которых был связан в  истории науки с установлением шарообразности Земли и открытием тяготения. В средневековье отрицание существования антиподов получило статус христианской церковной догмы, погребенной Великими географическими открытиями. В переносном значении слова, антиподы - люди, этносы и  цивилизации с различными социокультурными традициями. Мир антиподов  является фундаментом геополитики (Море - Континент, Запад - Восток, Север - Юг, Центр - Периферия, атлантизм - евразийство),  общества (закрытое - открытое, традиционное - гражданское, индустриальное - постиндустриальное, миф - личность,  демократизм - тоталитаризм), этносферы (положительная и отрицательная комплиментарность  народов), экономики (централизованная - рыночная), культуры (национальная - космополитичная).

 Пространственная организация Земли включает районирование (выделение целостных систем) и дифференциацию (деление целого на части) земных сфер: биосферы, социосферы, этносферы, литосферы, гидросферы и атмосферы. Как известно, все частные  виды районирования  осуществляются  на основе факторов, отражающих  природную и социальную сущность  явления: плотность биомассы (распределение живого вещества), ландшафтно-географический, климатический, литосферный, плотность населения. Для пространственной дифференциации земных сфер характерны системы с разными знаками <энергетического заряда> (положительного и отрицательного): циклоны и антициклоны в атмосфере, синоптические вихри и антициклональные круговороты  в океане, этносы и суперэтносы  в этносфере, континентальные и  океанические тектонические плиты в литосфере, ареалы концентрации живого вещества и биологические пустыни в биосфере.

 Земная поверхность подразделяется на сушу и  Мировой океан, далее на материки и континенты, моря и океаны.  Однако  географическая дифференциация Земли  преимущественно конвенциальна - условны границы  океанов, Европы и Азии. И  эта, на первый взгляд, безобидная условность, возведенная в догму, порой оборачивается бедой. Нельзя познать мир через условные границы. Необходимо различать границы естественные и конвенциальные.

Отец истории Геродот  разделял известный мир на части: западнее Эгейского  моря - Европа, восточнее - Азия, а южнее Средиземного моря - Африка. Несмотря на то, что в эпоху Великих географических открытий эта условность  стала очевидной, она  сохраняется и через  пятьсот лет. Не случайно, О. Шпенглер, Л.Н. Гумилев и другие исследователи выделяют Афразию. Действительно, ландшафты Ближнего Востока, включая Малую Азию и Северную Африку, похожи друг на друга, тогда как Северная Африка отделена от остальной части континента - Черной Африки биосферной границей - Сахарой. Отмечается этноприродная и этнокультурная целостность Средиземноморья. Окруженный морем, кроме узкого  Перекопского  перешейка, Крымский полуостров  не представляет  однородного физического целого. Различия между  Южным берегом и остальной часть  Крыма более существенны и контрастны, чем между  степью полуострова и материка. Не совпадают географические  и социокультурные границы  между  Северной и Южной или Латинской Америкой.

Наиболее характерный пример конвенциальности - географическая граница  между Европой и Азией, неоднократно изменяемая. Расположенная в двух частях света Россия рассматривается  одновременно как европейская, азиатская и евразийская  страна, что осложняет проблему культурно-исторической идентификации.

Если цивилизации (суперэтносы) и этносы рассматривать по аналогии  с человеком  как маргинальные (граничные) образования  не только социосферы, но  и биосферы, то открывается потаенная картина  неизвестного мира. Обнаруживаются общие закономерности для земных сфер. Пространственная организация биосферы Земли представляется как выделение целостных  систем на основе высокой энергетике живого вещества (биомассы). В Мировом океане - это антициклональные круговороты с циркумграничными энергонасыщенными  зонами, а на Континентах - цивилизации с тонкой социальной прослойкой  интеллектуальной и духовной элиты,  <сейсмически> активными <краевыми> рубежами  вражды и мира.  Это  могут зоны этнонациональных и этноконфессиональных конфликтов, свободной торговли и интенсивного информационного обмена (более подробно об этом  будет сказано в последующих главах). Когда тонкие энергонасыщенные рубежи <пограничного состояния> рационального и чувственно-осязательного (контактного)  восприятия мира разрушаются в результате, например, облучения радиацией атеизма, цивилизации гибнут.

 Обращают на себя внимание следующие совпадения. Численность <естественных> океанов и цивилизаций примерно совпадает. По аналогии с природой,  суперэтносы напоминают  малоподвижные антициклоны, а этносы - более подвижные циклоны. Не случайно, в качестве рубежей евразийских цивилизаций рассматриваются атмосферные фронты, сейсмически активные зоны разломов, контактная зона суша-океан.  Между <подлинными> океанами водообмен и обмен биологическими видами ограничен, а на рубежах цивилизаций  характерна отрицательная комплиментарность. Даже длительное проживание  на одной территории не приводит к смешанным бракам и ассимиляции.  Наибольшая биологическая активность в океанах характерна для экотонов, <закаленных> экстремальными условиями  контактной зоны суша-море. В социосфере наибольшая деловая активность характерна для диаспоры, социокультурных, конфессиональных маргиналов.

Таким образом,  крупнейшие образования земной поверхности  имеют не только конвенциальные, но и естественные границы, которые, как правило, не совпадают. Но именно естественные границы  обладают высокой энергетикой, поэтому  любые попытки с позиций силы  заменить их  путем искусственного размежевания народов конфессиональными границами грозит  непредсказуемыми последствиями. Необходимо всегда помнить биполярную природу  цивилизаций, в основе которой и принципы <крови и почвы> и человеческого разума. Нельзя преувеличивать  возможности рационалистического мышления, так и недооценивать биологические корни человека. Особенно это актуально  для реабилитации геополитики, которая в начале ХХ века  исходила из принципов природного географического  детерминизма и преувеличенной веры в возможности <владения> Миром.

Разномасштабные  геополитические, геоэкономические, геоэкологические, социокультурные  и другие процессы, накладываясь друг на друга, образуют  геостраты - стратифицированные  многомерные  коммуникационные пространства.  Земные сферы  характеризуются пространственно-временной стратификацией, обусловленной  периодическими и непериодическими циклами эволюции и развития. Известны геологические <слои> или <страты> различных эпох. В этногенезе происходит чередование  процессов интеграции и дезинтеграции. В экономике  выделяют  большие и малые циклы, например, 50-летние конъюнктурные циклы Кондратьева. Освальд Шпенглер  выделял непериодические циклы  развития культур, а Арнольд Тойнби историю  человечества  представлял как совокупность  циклов  локальных цивилизаций.

  На пространственно-временных  рубежах геострат возникают геомары - энергоизбыточные граничные поля. Дистанция между  геостратами преодолевается  посредством коммуникационной природы геомаров. Здесь прошлое, настоящее и будущее, сополагаясь  друг с другом, соприкасаясь  и активно взаимодействуя, умножают  энергетику  объекта, например, <удваивают> её по Бахтину посредством диалогического мышления. В результате  создается импульс новой  парадигмы или <картины мира>.

Геомары представляют множество  рубежных <страт> с высокой энергетикой. Духовный мир формирует  энергетическое поле маргинальной культуры. Геологические <страты>  создают  природные поля концентрации энергетический ресурсов. Эта <законсервированная> энергия (например, девонская нефть) вскрывается и  используется человеком. Выделяются природные, геополитические,  социокультурные,  экономические,  этнические, информационные, социопсихологические и другие энергетические поля, образующие геомары  на пространственно-временных рубежах геострат. Когда происходит <вскрытие> верхнего <страта>  в данном месте и социальном времени, происходит  высвобождение  <исторической> энергии. Например, при разрушении существующего верхнего <слоя> геополитического пространства,  возникают  этнонациональные и этноконфессиональные  конфликты, питаемые энергетикой вскрывшихся исторических <страт>.

Таким образом,  рубежная коммуникативность  может рассматриваться по аналогии с первичными (природными) и вторичными (созданные человеком) материальными ресурсами как стратегический ресурс, обладающий   энергетикой созидания или разрушения. Например, высокая оборачиваемость капитала в свободных экономических зонах есть, как правило,   результат сочетания геополитической экономики (местных преференций и  зарубежных технологий) и социобиоэнергетики  этнического и психологического  факторов ( наличие  диаспоры и  ностальгии по  утраченной родине). Через рубежную коммуникативность происходит  передача механической и наследственной информации (традиции), реализуемой в потомстве или памятниках культуры (кристаллизованной пассионарности).

Как результат  пространственно-временной  стратификации  многомерного  коммуникационного пространства  формируются  полифункциональные  геомары и полюса рубежной коммуникативности. Широкое распространение  получили  геомары (граничные зоны), в основе которых бинарные отношения, такие как природно-этнические, природно-экономические,  геополитические, этнополитические и  этноконфессиональные. Человек - Маргинал  природы и общества. Своеобразный образец рубежной коммуникативности  человека и природы  - сады и парки, очеловеченная и поэтизированная  природа. Природно-этнические контактные зоны являются  месторазвитием  многочисленных этносов.

Этническая рубежность  отражена в народах-маргиналах, среди которых латиноамериканцы, африканеры, ангоканадцы, франкоканадцы, американцы, англоавстралийцы и англоновозеландцы.  Выделяются государства  на рубежах цивилизаций (США, Канада, Австралия, Новая Зеландия),  рубежные полиэтнические государства (Швейцария, Люксембург). В истории известны мировые империи, объединившие  природно-этнические рубежи  Средиземноморья, Евразийской и Афразийской степей (Римская, Тюркская, Монгольская и Российская империи, Арабский халифат).

Своеобразной "свечой зажигания" межцивилизационного диалога - колонизации земель,  заселения, хозяйственного освоения и изменения природной среды - выступают маргинальные субкультуры или культурно-маргинальные кланы (общины). Этот энергетический ресурс активной деятельности зачастую служит "локомотивом" общественного развития. Страстная ностальгия между внутренним и утраченным внешним миром, острое переживание отъединенности от родины (природного месторазвития), греховного мира и другие социально-психологические факторы создают уверенность в необходимости созидательной деятельности. Страстная ностальгия обусловлена воздействием на человека социокультурной среды с чуждым ритмом этнического поля.

Духовная  рубежная комуникативность отражена в протестантизме - конфессиональной свободной зоне  между человеком м богом. Широкое  распространение   получили социальные маргиналы. Бикультурал - носитель двух культур, как правило,  представитель национальных культур диаспоры. Американские  социологи, исследуя  проблему акультурации (ассимиляции), выявили четыре поколения превращения  монолингов (одноязычников) и монокультуралов   (носителей одной, исходной культуры) в монокультуралы, носителей новой культуры и языка. Маргиналы-люмпены составляют беспризорное <сословие>, деклассированную социальную  прослойку общества. Люмпены  в определенных   исторических условиях становятся разрушителями  существующих общественных отношений.

В ХХ веке  осуществлен мировой  общественно-политический эксперимент на рубежах двух общественно-политических систем, где были созданы государства-антиподы: Восточная и Западная Германия, Северная и Южная Корея,  коммунистический Китай и Тайвань. Упразднение геополитического барьера  Берлинской стены  стало началом краха мировой  социалистической системы.

Крупнейшими  историческими  полюсами рубежной коммуникативности являются открытые города. Прослеживается следующая последовательность  смены этих полюсов:  древнегреческий полис - средневековый вольный город (центр борьбы за совесть) -  мировой <космополитичный>  город.  В средневековье  борьба за понимание идей эпохи велась  между  почвенным духом крестьянина (дворянства и духовенства) и <светским> патрицианским духом старинных и прославленных  больших самоуправляемых городов (Флоренция, Нюрнберг, Брюгге, Прага и др.). С развитием капитализма основными понятиями цивилизации стали, наряду с провинцией, мировые города с их космополитизмом вместо <отчизны>. К мировому городу принадлежит  не народ, а масса, отрицающая традиции и культуру. Обитатель  большого города - человек, оторванный от традиции. Поэтому Шпенглер считал, что  мировые города ведут к гибели цивилизации.

Своеобразными духовными  полюсами кристализованной пассионарности  являются  мировые центры религий -  Ватикан, Иерусалим, Мекка, Медина и другие. Пожалуй, самой необычной является маргинальная зона между внутренним и утраченным внешним миром человека - ностальгия, тоска по родине, когда нет непосредственного контакта с отечеством. Человек в мыслях остается с ней, испытывает  сильную боль, определяющую поведение, в том числе предпринимательский риск.

Выделяются следующие  основные  типологические  объекты исследования рубежной коммуникативности: геополитические (Море и Континент, римленд и хартленд),  геоэкономические (свободные экономические зоны), социокультурные (мировые космополитичные города, маргинальная культура, диаспора, бикультуралы), геоэкологические  (контактная зона суша-море, экотоны).

Крупнейшими  географическими (геополитическими, геоэкономическими, геоэкологическими) объектами  рубежной коммуникативности (ГЕОМАРа) являются  береговая зона или контактная зона суша-океан (МОРЕМАР) и евразийская маргинальная зона цивилизаций (ЕВРАМАР). МОРЕМАР - исторический  плацдарм колонизации Земли и создания геополитических и геоэкономических форпостов,  основа эксцентрированных  морских природных  систем, главный экологический <двигатель> Мирового океана. ЕВРАМАР - важнейший <двигатель> духовного прогресса человечества, основа эксцентрированных  социокультурных  систем,  барьер против <морской стихии> открытого общества и  вестернизации, барьер против химеры - формы  контактов  несовместимых суперэтносов. 

 

Энергетика  МОРЕМАРа

Береговая зона морей и океанов играет  исключительно важную роль в становлении геополитической и геоэкономической мощи государства. Если страна развивается  <лицом к морю>, то  эта мощь прирастает за счет открытости к миру. Если  страна отворачивается от моря, она становится  не только на путь изоляционизма, но и возникает  угроза её распада  за счет утраты коммуникационных функций.

МОРЕМАР - береговая зона морей и океанов - главный геополитический  плацдарм, здесь сосредоточены  крупнейшие  центры военной мощи,  экономические и демографические полюса Земли. История человечества  неразрывно связана с береговой зоной - историческим форпостом  колонизации континентов и освоения Мирового океана. Углубление  международного  разделения труда, тенденции  глобализации и  регионализма  усиливают экономическую и демографическую  притягательность  береговой зоны морей и океанов. Береговая зона   становится <зоной жизненных интересов> отдельных государств. Деятельность человека в МОРЕМАРе предопределяет экологическое  будущее морей и океанов. Контактная зона суша-море  есть зона  интенсивного взаимодействия  природных (физических, химических, биологических) процессов, хозяйственной деятельности и антропогенного загрязнения. Её современное состояние  характеризуется  интенсификацией плотности приморского населения и возрастанием  антропогенного  воздействия на  природную среду.

В естествознании признана выдающаяся роль контактной зоны суша - океан как зоны наиболее  интенсивного геологического, биологического и химического  взаимодействия. С прибрежной зоной  связано происхождение жизни. Береговая зона  является своеобразным фильтром, через который  проходят продукты разрушения  суши на пути к месту отложения на морском дне.

Географический  анализ  природной структуры Мирового океана свидетельствует, что его основной природно-ресурсный потенциал  сосредоточен  преимущественно в береговой зоне. На континентальном шельфе  сконцентрирована  значительная часть биологических, минеральных  и энергетических ресурсов океана, освоение которых или осуществляется в широких масштабах, или  предполагается в ближайшем будущем.  Шельф был и остается  основным районом  лова  рыбы, здесь расположены наиболее биопродуктивные площади океана, нерестилища большинства видов рыбы.

 В прошлые геологические эпохи   на рубежах суши и моря  в результате  большого  избытка  органического  вещества сформировалось  подавляющее большинство полезных ископаемых осадочного происхождения. Морские  месторождения  нефти, природного газа, угля и горючих сланцев приобрели  крупное значение в мировой экономике, служат  важнейшим  резервом  энергетических ресурсов Земли.

Как результат глобализации и целостности процесса освоения  земной поверхности  на контактах (границах) суши и Мирового океана  возникают и  развиваются портово-промышленные комплексы, свободные экономические зоны, курортно-рекреационные центры и др. В береговой зоне  морей  происходит  наиболее  интенсивное <наслаивание> результатов  взаимодействия природных и социально-экономических процессов.

Контактная зона  суша-океан  представляет  собой  сложную  природную систему, являющуюся одним из главных  экологических фильтров Земли. Природные процессы, протекающие в ней,  играют  существенную роль  в глобальной  системе энергообмена и круговорота вещества в биосфере. Вместе с тем в результате  хозяйственной деятельности береговая зона является  наиболее чувствительной и уязвимой  к внешнему воздействию. Являясь  крупнейшим накопителем  хозяйственных и бытовых  отходов человечества,  береговая зона  становится главным форпостом в борьбе  с загрязнением  океанов и морей. Природные особенности  морей и океанов (циркумграничный характер биологической структуры и др.) придают  специфику географическим последствиям  воздействия  хозяйственной деятельности  на природную среду.  Природное единство и подвижность  морской  и океанической среды (течения, перемешивания) способствуют  её глобальному потенциальному  загрязнению даже в результате относительно  локального  антропогенного воздействия в береговой зоне.

Особенно актуальным для решения глобальной экологической проблемы являются  представления о биологической структуре океана. В.И. Вернадский еще в 1926 году  сформулировал  биологическую концепцию, согласно которой  концетрирование (<скопление>) жизни наблюдается лишь в пограничных слоях океана,  причем максимальная концентрация (<сгущение>) жизни происходит  в зонах  сближения различных границ раздела. При этом, лишь 2 % общей массы  океана занято сгущением жизни, а  вся остальная его масса  содержит  жизнь рассеянную. Особое значение придается прибрежному сгущению жизни, оставившему  свой след   в  эволюции  планеты как зона  наиболее  интенсивных биологических  превращений.

В дальнейшем концепция  биологической структуры океана  получила развитие в трудах многих исследователей.  Так,  например, Ю.П. Зайцев выделил тонкий  поверхностный слой (гипонейстон), являющийся  важнейшим питомником  и инкубатором океана.

Рассмотрим основные  черты  пространственной распределении  жизни в океане. В горизонтальном распределении  жизни в океане особенно ярко  проявляет себя  циркумконтинентальная зональность, наиболее четко прослеживаемая в распределении бентоса. На континентальном шельфе,  составляющем всего лишь 7,6 % площади Мирового океана, сосредоточено 58,1 % всей  биомассы донной фауны (зообентоса), а на ложе океана, занимающем 75,2 % площади океана, находится  лишь 9,9 % биомассы  зообентоса.

Концепция  активных граничных поверхностей, разработанная российскими учеными Т.А. Айзатуллиным, В.Л. Лебедевым и К.М. Хайловым,   обращает внимание на причины  высокой биопродукивности в неретической (прибрежной) зоне в результате  активизации  энергетики экологической системы  и ускорения биогеохимических циклов в  пограничных  слоях. Наиболее  выражена биогеохимическая локализация  в верхней пограничной зоне, занимающей  2 % объема океана и снабжающей органическим веществом остальные 98 % его объема.

Особенности  биологической  структуры океана  являются важной  предпосылкой для выработки стратегии  морского рыболовства, объемы которого увеличились во второй половине ХХ века  в 5 раз.   Свыше 90% мировой добычи рыбы и других  объектов промысла  добывается на континентальном шельфе.  Особенно высокой биопродуктивностью  отличаются районы у побережья Ньюфаундленда, Норвегии, Юго-Западной Африки, Калифорнии и тихоокеанского  побережья Южной Америки. Высокая биопродуктивность  совпадает  также с зоной  главного океанического фронта.

Малопродуктивные зоны занимают 60-65 % поверхности океана. Настоящие океанические пустыни с низкой величиной биомассы расположены по обе стороны от экватора в Атлантическом и Тихом океанах, в центральной части Индийского океана.

***

В результате  сложного взаимодействия суши и моря  образовались природные рубежные образования: эстуарии (затопляемое  устье реки), дельты, лиманы, лагуны, пляжи, заливы, гавани, острова и полуострова, различные  геоморфологические типы  берегов. Все это  имеет большое  значение в жизни человека. К устьям рек, заливов и гаваням приурочено  большинство крупных морских портов, посредством которых  осуществятся  международных внешнеторговый обмен. Плодородные и увлажненные дельты рек являются зонами  интенсивного земледелия.   Экотоны или лиманы,  аккумулирующие  биогенные вещества,  выполняют роль импульсно-стабилизированной  зоны между пресноводными и морскими  местообитаниями.  Для лиманов  характерна более высокая биопродуктивность, чем для моря и пресноводных  водоемов. С экологических позиций в береговой зоне  достигается краевой (приграничный) эффект высокой энергетики <напряжения>, ведущий к увеличению  разнообразия и плотности сообществ.

Палеоэкологи отмечают  устойчивость экосистем прибрежной зоны, которые  постоянно подвергаются  экстремальным воздействиям   во время приливов и отливов. В результате  при возникновении  неизбежных  неожиданных  явлений, виды  из приливно-отливной зоны  могут приспосабливаться к изменившимся условиям, тогда как глубоководные виды погибают.

Согласно концепции граничных активных поверхностей   наиболее  важные структурные  характеристики  ориентированы  вдоль внешних границ океан - континент, океан - атмосфера,  океан - дно, а также вдоль фронтальных зон разных воздушным масс. В этой циркумграничной структуре океана есть  внутреннее малоградиентное  тело и пограничные слои -  оболочки повышенной акитвности, среди которых  выделяется интенсивностью  взаимодействия  природных  процессов контактная зона суша - океан.

Исходя из представлений  о целостности процесса освоения суши  и Мирового океана,  его пространственной дифференциации  и международно-правового режима,  контактная зона МОРЕМАР является  одним из важнейших геополитических объектов Земли, где решаются  глобальные геоэкономические и геоэкологические проблемы. Здесь на рубежах  Моря и Континента в многомерном коммуникационном пространстве создается высокая созидательная или разрушительная энергетику, обусловленная мощью государств, масштабами  экономической деятельности,  демографической притягательностью и  воздействием на природную среду.

МОРЕМАР включает  континентальный шельф  и приморскую зону, его площадь, примерно,  составляет 36 млн. кв. км или 7% поверхности Земли (при длине береговой линии  Мирового океана свыше 1,5 млн. км и условной ширины приморской зоны в 3 км). Таким образом, по площади МОРЕМАР занимает второе место среди материков (после Евразии) и  четвертое  среди океанов. В настоящее время в МОРЕМАРе сосредоточено 98 %  морской  хозяйственной деятельности и половина военной мощи мира.

Континентальный  шельф - выровненная часть  подводной окраины материка или материковая отмель. Его площадь составляет 31 млн. кв. км или 7,5% дна океана. Средняя глубина шельфа (130 м.) способствует  его хозяйственному освоению. Здесь сосредоточена большая часть  биологических, минеральных и энергетических ресурсов океана. Шельф был и остается  наиболее биопродуктивной  зоной океана, где расположены нерестилища большинства видов рыбы. Потенциальные запасы полезных ископаемых  шельфа соизмеримы с природными ресурсами суши. На континентальном шельфе идет добыча нефти и газа, сооружаются искусственные острова для глубоководных причалов, аэропортов и промышленных предприятий.

Приморская зона  характеризуется различной степенью хозяйственного освоения  и заселения, её ширина рассматривается в зависимости от геостратегии  и  функционального типа использования территории, непосредственно связанной с морем,  например, от  3 до 200 км.  Здесь выделяются  природно-рубежные социоэкономические и социокультурные  географические образования, такие как Приморье, Беломорье, Причерноморье, Прибалтика, Поморский берег,  Восточный и Западный Муром, Южный берег Крыма, Лазурный берег или французская Ривьера.

В историю колонизации  вошли такие названия, как Малабарский, Пиратский  и Невольничий берега. Широкое распространение  получило  понятие <Сахель>, означающее в переводе с арабского - берег, край не только моря, но и пустынь Сахары. Арабская колонизация  побережья Восточной Африки  способствовала созданию  на африканском побережье Индийского океана особого <берегового> языка суахили, сохранившегося в качестве государственного языка в ряде  приморских стран.

Береговая (приморская) зона выполняет геополитические барьерные и контактные функции,   геоэкономические (ресурсные),  контактно-коммуникационные и геоэкологические  функции. Многофункциональность   обуславливает  экономическую и демографическую притягательность  береговой зоны и <конкуренцию приоритетов>.

Большое значение для жизни  человека  имеют океанские  острова. Эти уникальные природные образования, располагаясь в динамическое океанской  среде, как в фокусе, наиболее рельефно отражают природные процессы на рубеже суши и моря.  В перспективе  многие  острова и архипелаги, особенно в  теплых морях, станут важными экономическими центрами освоения ресурсов Мирового океана. Обитаемые острова  являются типичными  природно-хозяйственными  кольцевыми системами, открытыми к внешнему миру. Здесь самые крупные экономические и коммуникационные центры  располагаются на побережье, а в географическом центре  острова  находится деловая периферия. Их территориальная организация   хозяйства  аналогична <земноводным> районам (Средиземноморье,  Арктика и др.) и не случайно <островная> эксцентрированная модель нашла широкое применение в геополитике.

На интенсификацию  освоения береговой зоны  существенное влияние оказывает использование ресурсов  открытого океана, в котором  выделяются  граничные поверхности преимущественного освоения ресурсов поверхностного активного слоя (рыбопромысловые и судоходные коммуникации), придонного  активного слоя и дна (прокладка кабелей, добыча железомарганцевых конкреций) и заповедно-исследовательские ареалы.

Согласно Женевской конференции 1958 года об открытом море и его водах (не подчиненных власти какого-либо государства) действует принцип  свободы  судоходства, рыболовства, прокладки подводных кабелей, трубопроводов и т.д. В соответствии с решением Конференции ООН по морскому праву  создан  международный орган по морскому дну, под контролем которого  различные государства могут  получить возможность  самостоятельной разработки глубоководных минеральных ресурсов.

Морское дно, несмотря на огромную площадь,  характеризуется определенной бедностью минеральных ресурсов  как по количеству видов, так и по концентрации полезных  компонентов, хотя их  валовые  объемы исчисляются  большими цифрами. Наиболее перспективными  являются железомарганцевые конкреции, фосфориты и сульфидные руды.

***

Из анализа  пространственной дифференциации освоения  человеком Мирового океана следует вывод, что его геоэкономические и геоэкологические проблемы являются не глобальными вообще, а, в первую очередь,  проблемами освоения  береговой зоны. Локальные  масштабы деятельности человека  в береговой  зоне могут иметь глобальные (необратимые и негативные) экологические последствия. Пиратский лозунг: <кто владеет  морями и океанами, тот владеет  миром> был  важной составляющей геополитики  прошлого. В ХХ1 веке  геополитика моря приобретет   новое содержание: <кто контролирует  береговую зону, тот контролирует  геоэкономическое и экологическое будущее Мирового океана и человечества>.

Представления  о  граничных активных поверхностей  позволяют внести  определенные  коррективы в геополитические  концепции, основанных в частности на представлениях о мировой географической зональности. Если представить цивилизации  по аналогии с океанами, то наиболее важные  структурные характеристики  ориентированы вдоль их внешних границ.

 

Напряжение  ЕВРАМАРа

<...непреодолимая преграда есть отрицание природы,

а оно всегда грозит человеку злыми последствиями>.

Арнольд Тойнби

В конце  ХХ века  на Земле перестал существовать миропорядок, оплаченный  самой  дорогой в истории  ценой  человеческих жизней. В расколотом геополитическом пространства началось извержение  этнических вулканов и <дрейф> отколовшихся социокультурных <плит>. На рубежах евразийских цивилизаций, где убывает  духовное родство, психологические сходства и взаимные симпатии, освободилась гигантская <законсервированная> энергия, образовавшая   сейсмоопасную  зону   этнонациональных и  этноконфессиональных  конфликтов от Балтики до Тихого океана. Вскрылись и пришли в движение  исторические реликты -  геополитические, конфессиональные, социокультурные, геоэкономические и другие границы - до поры до времени дремавшие под покровом могущества  двух сверхдержав.

Наше внимание обращено к необычным рубежам многомерного  коммуникационного пространства Евразии. По аналогии с Мировым океаном в  Евразийском макрокосмосе   существуют океаны-цивилизации с подвижными в пространстве и социальном времени  маргинальными <берегами>. В геополитическом пространстве  империи и государства взаимодействуют через мирное взаимопонимание или  военный конфликт. В социокультурном пространстве они осуществляют энергетический обмен  путем  цивилизационного диалога, где важными трансляторами являются  маргинальные субкультуры, включая диаспору. В геоэкономическом пространстве выделяются  мир-экономики с преференциальными коммуникационными узлами на границах. В духовном пространстве рубежи проходят через веру. Если в  географическом пространстве  реки, равнины и горы  могут быть большими и малыми,  их можно преодолеть с  помощью технических средств, то  в  духовном - ни одному полководцу не удалось покорить вершины, путь к которым проходит через совесть. В  океанах-цивилизациях великие реки служат   коммуникационной осью культур, великие равнины - <плавильными котлами>, а великие горы разделяют их. По аналогии с Атлантикой, выполняющей  барьерные и  комммуникационные функции между  Старым и Новым Светом,  Великая евразийская степь-океан служит  главной коммуникационной осью между  народами и мир-экономиками континента. Когда над континентом проносятся геополитические бури, наиболее опасны последствия  шторма для <берегов> цивилизаций  и расколотого пространства евразийской степи. Пусть нас простят географы за образ виртуального пространства, но разве далеки мы от истины. Кому незнакомо ощущение, охватывающее тебя посреди бескрайней степи, когда весенний ветер гонит  ковыль и простор ассоциируется с морем.  Представим себя стоящими на <берегах>  евразийского многомерного пространства, где на  границе рационального и чувственного восприятия  попытаемся ощутить дыхание  природы  <равноразных> миров.

 Обратимся к рубежам  евразийского  многомерного пространства, где вечно тлеет огонь разрушения и созидания,  вражды и мира. Крупнейшая в истории человечества  Великая Евразийская суперэтническая  маргинальная зона (ЕВРАМАР) сложилась  в  <осевую эпоху> , примерно  между 800 и 200 годами до н. э. Как показал Карл Ясперс, в это время рождения философии и мировых религий человек осознает свои границы. При встрече  ранее разделенных  локальных  культур возникает  подлинная  духовная связь между народами. Образуется многомерное коммуникационное  пространство разномасштабных  пространственно-временных процессов, рубежи  которого проходят через  географию и души людей. <Осевая эпоха> завершается созданием крупнейшей  материальной коммуникации Древнего мира - Великого шелкового пути. В начале  новой эры  четыре мировых империи - Римская, Парфия, Кушаны  и Хань объединили территории между Атлантическим и Тихим океанами  в единое геополитическое пространство. ЕВРАМАР находится в вечном движении. Барьерные и контактных рубежи  цивилизованного мира  и варваров  проходили  по рейнским  и дунайским рубежам Римской империи, Черноморью,  Главному Кавказскому  хребту, бассейнам Амударьи и Сырдарьи, Великой Китайской стене. Южнее - через Палестину, Сирию, Северную Месопотамию и Иран - протянулись  окруженные полукольцом гор, зоной пустынь и степей земли Плодородного Полумесяца, где началась предыстория цивилизаций. Севернее - от Карпат до Хингана  - расположена Великая Евразийская степь, которая начиная со средневековья трижды  объединялась Тюркской, Монгольской  и Российской империями.

В  многомерном пространстве ЕВРАМАРа стратифицировались природные (климатические, атмосферные, литосферные, биосферные), геополитические, конфессиональные, экономические, этнические, культурные  и другие рубежи. Здесь разграничивается  внутренний континент с сильными и продолжительными морозами и территории с положительными температурами. На природных рубежах  воздвигнуты Великая китайская стена, разделившая Евразийскую степь и <Срединную равнину> с орошаемыми муссонами субтропиками; Траяновы валы римлян в Добрудже;  Дербентская стена на Кавказе и другие крепостные сооружения персов  в Центральной Азии. Исследователи отмечают мутагенные источники  этнической пассионарности, связанные  с сейсмически активными тектоническими зонами землетрясений в местах этнонациональных и этноконфессиональных конфликтов, включая Балканы, Кавказ и Центральную Азию. ЕВРАМАР проходит через обширные  горные области, где относительная  изоляция от внешнего мира местных  народов-горцев не только способствует  внутренней спаянности кланов и родов, но и многочисленным междоусобицами. Здесь  исстари существовало разделение труда между горцами и жителями равнин.

Великая Евразийская  суперэтническая  маргинальная зона  есть результат <пограничных состояний> многомерного пространства, образующего  коммуникационные полюса  высокой энергетики. В ЕВРАМАРе расположены центры  мировых религий (Иерусалим, Рим, Мекка, Медина, Исфахан), мировые полюса  философской мысли (Древняя Греция, Китай, Германия), исторические центры  международной торговли ( Стамбул, Бейрут, Багдад, Нишапур, Пекин и др.). Взятие Константинополя турками-османами закрыло главную  торговую коммуникацию на Восток и вынудило  Запад к поиску обходных  морских путей, что привело к Великим географическим открытиям. ЕВРАМАР разграничивает  три мировых демографических полюса (Китай, Индия и Западная Европа) и два  мировых центра  экономического и технологического развития ( Европейский Союз и Азиатско-Тихоокеанский регион).

В многомерном коммуникационном пространстве ЕВРАМАРа стратифицирована  пограничная энергетика западноевропейской, славянской, мусульманской (арабской, тюркской), индийской и китайской цивилизаций. Полиэтничность, интенсивный  торговый,  культурный  и информационный обмен  неоднократно в истории  становились  ресурсом социально-экономического развития и  гарантом  межконфессиональной  терпимости. На  географических и суперэтнических   рубежах в неоднородном социальном времени  шел непрерывный диалог  между греками и варварами, античностью и средневековьем, Западом и Востоком. Трансляторами межцивилизационного диалога  выступали евразийские  Древняя Греция, Византия, Золотая Орда,  Османская и Российская   империи,  многие другие.  В конце ХХ века эту  роль между Западом и Востоком выполняют   евразийские Россия и Турция. Некоронованные евразийские столицы смещались от Афин к Константинополю, Сараю и Москве. В начале второго тысячелетия по величине и богатству в Европе  и самым блистательным  центром христианского мира  была византийская столица Константинополь. Однако главный  евразийский рубеж проходил через души людей.

В многомерном коммуникационном пространстве ЕВРАМАРа  возник духовный микрокосмос  мировых религий. А. Тойнби выделял  две исторических области - Сирию и бассейн Окса - Яксарта (Амударьи и Сырдарьи) в Центральной Азии. Историческая область Сирии, включая Палестину, занимала особое стратегическое положение на перекрестке  торговых путей между Востоком и Западом - Великого  шелкового пути. Из древнего Египта  и других африканских стран пролегал путь  через Палестину в Месопотамию и Антиохию.  В Южную Аравию (Мериб) вела дорога благовоний (пряностей). Палестина, расположенная на рубежах субтропиков и тропиков, между Средиземным морем, Аравийской и Сирийской пустынями, имела в изобилии пресную воду  (Тивериадское озеро, р. Иордан) и служила своеобразным сухопутным  мостом для караванных путей. Здесь рождалась Библия - хранилище многовековых пограничных опытов человечества. Палестина - один из полюсов духовной жизни с священным городом трех религий Иерусалимом. 

Другая историческая область рождения  мировых  религий расположена в Центральной Азии (Тохаристан, Согдиана), где с 8 века до н. э. отмечаются  интенсивные контакты между иранской, тюркской, древнесирийской,  индской, эллинистической, древнекитайской и другими культурами.  Тохаристан играл важную роль в развитии и распространении буддизма, а также манихейства  в Центральной Азии. В результате интенсивных социокультурных контактов в плавильном котле, соединившем бассейны Амударьи и Сырдарьи с Северо-западной Индией (Пенджаб, Синд) зародился ведизм, к которому историческими корнями уходит  современный индуизм.

Интенсивный информационный обмен, обусловленный  ускорением  оборачиваемости  торгового, промышленного и финансового капитала способствовал  благоденствию народов и рождению мировых религий на социокультурных рубежах,  но здесь же  возведение  <железных занавесов>  сопровождалось   наиболее кровопролитными этнонациональными и этноконфессиональными конфликтами. Если сопоставить крупные очаги напряженности с этноландшафтными рубежами, то многие  исторические эпицентры конфликтов  расположены на тройных конфессиональных границах цивилизаций: западнохристианской, православной и исламской (Балканы, Левант, Крым); исламской ( арабской, тюркской), индийской  и китайской (Афганистан, Таджикистан, Пенджаб), православной, китайской и японской (Маньчжурия).

Совместное и  длительное проживание  людей  разных конфессий  со временем  может превратиться  в этнополитическую проблему, обостренную экономическим и демографическим факторами. Например,  православные христиане и мусульмане одной местности имеют разные темпы  демографического воспроизводства. Ислам,  запрещающий аборты,  способствует деторождению, что в конце концов приводит к доминированию мусульман на территории, являющейся  историческим месторазвитием  другого народа. Кроме того, на суперэтнических  и конфессиональных рубежах  ассимиляция не всегда возможна. Несмотря на длительное проживание  христиан и мусульман в Леванте, они не ассимилировались даже в условиях  островной  изоляции (греки-киприоты и турки-киприоты).

Геополитические  рубежи ЕВРАМАРа неоднократно приходили в движение, вызовы вражды  сменялись миром и наоборот. Здесь  оставили свой след великие полководцы от Александра Македонского, Ченгизхана и Тимура до Наполеона. Форпосты Римской империи - Константинополь и Вена -- стали столицами евразийской Византии и европейской Австро-Венгрии. Правопреемница Византии - Оттоманская  империя - выдвинула вглубь Европы границы мусульманского Востока. Противостояние Запада и Востока нашло отражение в Восточном вопросе и проблеме Черноморских проливов. В ХХ веке ЕВРАМАР был эпицентром двух мировых войн, в которых погибло  60 млн. человек  - больше , чем за предшествующие войны  человечества. Столетие завершается  очередным геополитическим разломом, проходящим через души людей,  историю, кварталы  Бейрута, Балканы,  Кипр, Крым, Приднестровье, Карабах, Чечню, Курдистан, Таджикистан и Афганистан. Образовалась <сейсмически> активная  этнополитическая зона, где проснулся  крайний национализм. На евразийских рубежах встретились холодна отчужденность  и самоуверенность  Запада,  горячая конфликтность Юга, религиозная (исламская) и  <тихая> экономическая (китайская)  экспансии. В ЕВРАМАРе расположены главные очаги  нарастающего радикально-исламского  движения (Ирак, Афганистан, Пакистан, Палестина). Уязвимыми объектами исламской экспансии являются  Кавказ, Центральная Азия и Балканы, где победа фундаменталистов  в одной стране может вызвать  цепную реакцию  политической консолидации.

Мощные цивилизационные  преграды  всегда проходили  по границам христианской  и православной Европы, между христианской Европой и мусульманским Востоком, Россией и Китаем. Здесь время от времени  возникали буферные государства. Афганистан был буферной страной между Российской и Британской  империями. Буферная зона из  небольших государств, разделявших Россию и Германию, типична  для Центрально-Восточной Европы.  В гражданскую войну образовывалась  Дальневосточная буферная республика. Как отмечал Фернан Бродель, не существовало ни одной  легко различимой  культурной границы, которая не была  бы доказательством  множества  завершившихся  процессов. Особенно следует выделить барьерные и контактные функции цивилизационных (суперэтнических) границ.

Древняя граница  Римской империи по Рейну и Дунаю,   выполнявшая барьерные функции между римлянами и варварами,  в дальнейшем стала рубежом  старой христианской  Европы и <христианской периферии>. В эпоху Реформации  вдоль линии  Рейн-Дунай стабилизировалось разъединение христиан - католиков и протестантов. Но  когда на этой границе начали  доминировать контактные функции, на социокультурных,   конфессиональных и экономических рубежах образовался <Рейнский коридор> -   <позвоночный столб> европейского капитализма, объединившего  биполярный мир экономики Севера и Юга Европы. По аналогии с великими историческими реками, служившими коммуникационным каркасом  древних цивилизаций, Рейн стал торговой рекой и структурной осью  романо-германского мира.

<Плавильный котел> западноевропейской  цивилизации смещается от Рейна-Дуная на Восток. В конце ХХ века наблюдается встречный дрейф  стран Центрально-Восточной Европы  к Западу. Однако тысячелетний  конфессиональный раскол, проходящий в ЕВРАМАРе, делает невозможным  социокультурное сближение без консолидации в духовном пространстве, длительного цивилизационного диалога между "культурой разума" (бесчеловечных холодных рассуждений) и "культуры сердца", наполненной славянским общечеловеческим содержанием. Поспешная интеграция может подвергнуть разрушению сами основы западноевропейских ценностей в православном мире. Это суверенность разума, бесконечная ценность личности и учение о свободе. Путь к процветанию  проходит  не через слепое заимствование евроамериканских стандартов жизни, а через просвещение и  возрождение в духе.

 Поэтому не случайно более или  менее успешная интеграция с Западом осуществляется в странах, где  доминируют  католики и протестанты, то есть  отсутствуют  конфессиональные границы в душах людей. Конфессиональные рубежи делят  славян на католиков, православных и маргиналов по вере и крови (греко-католики, боснийцы, помаки).  Если славяне-католики (поляки, чехи, словаки, словенцы) относительно успешно интегрируются в Западную Европу, то  сербы, македонцы,  черногорцы, болгары принадлежат к другому  этноконфессиональному миру. У южных славян выделяются  противостояния  между  католиками и православными, между православными и  мусульманами. США как  западнохристианский лидер  выступает на  стороне католиков и мусульман, а Россия, утратившая геополитическую роль на Балканах, остается восточнославянским форпостом.

В ЕВРАМАРе отмечаются  резкие контрастно-исторические различия  между Западной и Восточной Европой в типах государственности и  собственности, формах хозяйствования и развития капитализма. Центрально-Восточная Европа  отличается динамизмом государственных границ. Если, например, границы между Испанией и Португалией, Испанией и Францией не менялись  свыше 400 лет, то в ЦВЕ только в конце ХХ века образовалось свыше десяти  независимых  национальных государств.  По обе стороны цивилизационного рубежа расположены два полюса-государства Германия и Россия. Оба христианских народа,  дополняющие друг друга  сочетанием глубины и широты души,  испытали  глубокие потрясения непродуманной модернизации, последствиями которой  явились  фашизм и коммунизм.

Экономические  контактные функции ЕВРАМАРа  из века в век характеризуются  международным сотрудничеством, свободной торговлей и информационным обменом, являются гарантом мира и благополучия народов, безопасности государств с различными этнокультурными традициями. Здесь проходили  крупнейшие  торговые коммуникации прошлого. В древности и средневековье  гарантом мира  на рубежах евразийских цивилизаций был Великий шелковый путь,  впервые открытый во 2 веке до н. э..

 В ХХ веке  предпринимаются попытки  возродить   трансконтинентальные коммуникации. Российская империя реализует проект строительства самой протяженной широтной железнодорожной магистрали - Транссиба. В начале столетия с помощью немецкого капитала  было осуществлено строительство из Западной  Европы на Ближний Восток  Багдадской железной дороги. После падения Берлинской стены началось разрушение  главного  геополитического и геоэкономического евразийского  рубежа биполярного мира и появились проекты Возрождения Великого шелкового пути с возможными меридиональными  проходами через Балканы, Кавказ и Ближний Восток, Афганистан, где Герат - исторический <ключ к Индии и Каспию>. Но этим планам не суждено  было сбыться,  надежды быстро сменились  многочисленными  этнополитическими конфликтами. Возможно, упущен шанс создания экономического моста  между Западной Европой и Азиатско-Тихоокеанским регионом,  способного замирить  сейсмоопасные зоны Балкан и Плодородного Полумесяца.

С распадом СССР  были разрушены традиционные экономические связи, но не сложились новые. В результате  эмбарго со стороны Запада в отношении региональных держав - Ирака, Ирана и Югославии,  в первую очередь,  разрушены  сложившиеся коммуникации с сопредельными странами, чья экономика  так же несет огромные потери,  исчисляемые сотнями миллиардов долларов. В результате, проводимая ими  <многовекторная политика протянутой руки> не компенсирует  отдельными подачками   эти утраты. Падение уровня и качества жизни, безработица способствуют росту теневой экономики и криминализации, наркобизнесу,  созданию  коридоров транспортировки краденых автомобилей, захвату и торговле заложниками. Локальные  необъявленные войны  становятся  средством обогащения немногих. В  <кровеносных сосудах>  ЕВРАМАРа   образовались гигантские <тромбы>, усилившие  конфликтность и <барьерность> рубежей цивилизаций.

В эпицентре большинства этнонациональных конфликтов, обусловленных  экономическим (особенно безработица), конфессиональным, демографическим факторами  и борьбой за землю:

·      усиление сепаратистских тенденций вплоть до признания  государственного суверенитета,

·      требования  автономий или повышения  существующего статуса,

·      конфликт из-за спорных пограничных территорий, например, между горцами и жителями равнин.

Как только нарушается материальные, транспортные и  финансовые коммуникации в цивилизованном правовом поле, территории  этнонациональных конфликтов   становятся <свободными криминальными зонами>: производство и транспортировка наркотиков, фальшивых денег и документов; торговля оружием, краденными автомобилями; захват заложников и работорговля. Самым прибыльным становится бизнес на войне. После распада Советского Союза  наибольший вклад в создании таких  <зон>  в ЕВРАМАРе вносят США под лозунгом борьбы за <права человека>.

Международное право, содержащее  два противоположных принципа: право наций на самоопределение  и территориальную целостность,  оказалось не способным  обеспечить мир и порождает политику двойного стандарта. Запад   беспощаден к сепаратистам,  угрожающим   целостности евроатлантических стран, но зачастую  поддерживает их в других  зонах <жизненных интересов>. ХХ век  завершается очередным всплеском  национализма, пронизанного идеями создания Великих моноэтнических государств ( Великий Туран от  Адриатики до Великой китайской стены, Великая Чечня от Грузии до Каспия, Великая Албания  на Балканах, Великая Сирия и другие).

В конце столетия  усилились опасные тенденции разграничения  в ЕВРАМАРе по этническому и конфессиональному признакам, особенно на Балканах, Кавказе и Центральной Азии. Локальные  конфликты ( Хорватия, Сербия, Босния и Герцеговина, Косово, Ливан, Кипр, Курдистан, Ирак, Иран, Кувейт, Афганистан, Таджикистан, Карабах, Чечня, Северная Осетия,  Абхазия, Приднестровье ) возможно являются сполохами  зарева  необъявленной Третьей мировой  войны, уже отмеченной руинами   Бейрута, Кувейта,  Вуковара,  Грозного, Сухуми, Бендер, Сараево и Приштины. Только ирано-иракская война за восемь лет  унесла  жизни более миллиона человек.

Продолжается исход православных  славян, начатый  из Харбина, а ныне продолженный  из Центральной Азии и Закавказья, Грозного и Сараево. На Балканах идет размежевание православных славян и мусульман (босняков и косоваров). На геополитической оси север - юг восточные славяне  простились с тысячелетней мечтой  о Константинополе, а русскоязычными форпостами  остались  Севастополь и Одесса. После распада СССР возросла  реэмиграции  русских.

Главный фронт необъявленной войны проходит через души людей, особенно на рубежах  христианской и  мусульманской цивилизаций. Столкновение  происходит с переменным успехом. Ислам победил  в Афганистане, Иране, Сомали, Алжире и Чечне. Западные христиане, убежденные  в своей культурно-исторической миссии, утверждающей универсальные  принципы демократии,  рыночной экономики и права человека, вызывают  раздражение  у сторонников исламского радикализма. Не снято тысячелетнее  противостояние  между западными христианами и православными,  между мусульманами  шиитами и суннитами.

Через пятьсот лет  самая богатая  и <правильная> страна мира - Соединенные Штаты  Америки -   с помощью самых <справедливых> в мире  бомб и ракет  обучает правам человека  <неправильные>  страны и народы. Геополитическая экспансия Запада, сопровождаемая экономическими санкциями и военными  акциями, разрушает посреднические контактные  функции ЕВРАМАРа, выступавшие  гарантом межэтнической и межконфессиональной терпимости. Полиэтничность на рубежах цивилизаций исторически являлась гарантом  благополучия только при развитых  материальных и других коммуникациях. Безрезультатные попытки  создания  преференциальных режимов при отсутствии  реальных условий экономического транзита через ЕВРАМАР  на Кавказе, Балканах и Центральной Азии.

Исходя  из географического детерминизма,  можно отметить  аналогию  природных экотонов с биологической особенностью  этнических рубежей,  порождающих  этнических  маргиналов  с высокой  энергетикой пассионарности. Двуединая природа  человека - маргинала биосферы и социосферы - создает  на этнических рубежах  два полюса энергетики на основе парадигмы <крови и почвы> и религиозной парадигмы духа. Попытки  силой <развести> народы  на этнических рубежах  по конфессиональному признаку неизбежно  приводят к усилению энергетики <крови и почвы> и, наоборот, отмена преград,  разграничений  и интенсивные  межэтнические культурные и экономические контакты способствуют  позитивной энергетике духа.

 ***

Западная  динамичная, взрывная цивилизационная  модель в конце ХХ века  оказалась неспособна замирить ЕВРАМАР. Здесь возобладали  силовые подходы  борьбы за <права человека>, усиливающие  барьерные и  разграничительные функции, размежевание конфликтующих сторон  по этническому и конфессиональному признакам. Силовые  методы  решения  межэтнических  проблем на Балканах, Ближнем Востоке, Кавказе и Центральной Азии втягивают Мир в Третью мировую войну. Тенденции  разграничить  народы ЕВРАМАРа  по национальному признаку  способствуют возведению нового <железного занавеса>. Упущен исторический шанс превратить  рубежи евразийских цивилизаций в главную коммуникационную ось континента.  Введение Западом  эмбарго в отношении ряда  региональных держав  способствует   разрушению экономики многих маргинальных государств, падению  уровня и качества жизни, социально-психологическому дискомфорту и усилению  политико-экономического  разлома на рубежах ЕВРАМАРа.

В конце ХХ века  проявляются  горизонты  Нового Средневековья  в  противоречивых тенденциях перехода  к многополярному миру, глобализации экономики, возрождения трансконтинентальных коммуникаций и  в многочисленных региональных конфликтах. Но главная опасность  исходит от самой благополучной и богатой страны, где у современных конквистадоров появился соблазн <подарить> миру  американские демократические ценности  с помощью  самых <справедливых> бомб и ракет. В результате  может быть разрушен многовековой  опыт межцивилизационного диалога, что грозит миру  непоправимой бедой.

Геополитическое будущее  ЕВРАМАРа видится в необходимости  расширения его контактных  коммуникационных функций  на основе создания  современной инфраструктуры, использования  социокультурных  и геоэкономических рубежей как главного  стратегического ресурса развития. Формирование  на рубежах евразийских цивилизаций коммуникационных узлов  с преференциальным режимом будет способствовать экономическому росту, установлению  социально-психологического комфорта и межэтнической терпимости.

На евразийских рубежах  цивилизаций  человечество  впервые  получило ответ на вечную проблему  политического и социально-экономического  выбора. Этот ответ красной нитью  проходит через Библию, в которой пророки  отдали  приоритет  не восточным и западным моделям  развития, а духовности, чистоте  нравственной жизни народа. Этот путь проходит через совесть. Необходим, как призывали пророки и мыслители,  бросок на Юг и Восток к колыбелям  мировой цивилизации, истокам духовной жизни. Бросок души, а не плоти в кирзовых  или других  солдатских сапогах.


Назад Далее

 


 

«Геополитика сверхдержав»

Америка. Утомлённая супердержава Падение и взлет китайского Дракона Имперская геополитика. Великий час мировых империй Путь к процветанию государства

 


Воспоминания
Ландшафты памяти
Ландшафты путешествий. Города и страны
Ландшафты поэзии, музыки и живописи


Избранные статьи и посты
ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ПРОСТОРАМ РОДИНЫ ЧУДЕСНОЙ
Шейх Заид. Самая выдающаяся исламская личность


Павел Флоренский. Русский Леонардо да Винчи
Максим Горький. Писатель, купленный любовью народа
Иван Бунин. Певец пограничья природы
Анна Ахматова. Парящая в небесах
Николай Гумилев. Конкистадор истоков человеческой природы 
Николай Заболоцкий. Поэт философской лирики


Бесподобная Элеонора. Королева мужских сердец
Анна Вырубова. Фрейлина, монахиня, оклеветанная
Трафальгарская Венера. Символ красоты и силы духа
Париж. Лувр. Гимн обворожительным женщинам


Трансильвания. Замок Дракулы. Вампирский бренд Румынии
Где присуждают и вручают Нобелевские премии
Олимпийские игры. От Древней Греции до Сочи
Гибель мировой секретной империи
Великий час кораблей пустыни
Неугасающий ослепительный блеск Венеции
Карибы. Святой Мартин. Остров двух господ