logo
Институт геополитики профессора Дергачева
Сетевой проект
Аналитический и образовательный портал
«Пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет». Мартин Хайдеггер

Геополитика. Русская энциклопедия

Интернет-журнал

Геополитика. Русская энциклопедия

Геополитика. Русская энциклопедия

Предисловие
Глава 1. Драма геополитики
Глава 2. Хартленд или сердце земли
Глава 3. Концепция рубежной коммуникативности
Глава 4. Мировой океан
Глава 5. "Мир равноразных миров"
Глава 6. Притяжение Европой
Глава 7. Падение и взлет Китая
Глава 8. Постсоветское геополитическое пространство
Глава 9. Восточный вопрос
Глава 10. Глобальная геоэкономика
Глава 11. Свободные экономические зоны
Глава 12. Геостратегия между Западом и Востоком
Глава 13. Украина на рубеже веков
Послесловие
Литература

 




   
   
   
Союз образовательных сайтов    
Яндекс цитирования    
Рейтинг@Mail.ru    
   



Лекции Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи


Обсудить статью в дискуссионном клубе

Дергачев В.А. ГЕОПОЛИТИКА. — Киев: ВИРА-Р, 2000. — 448 с.


Глава 8. ПОСТСОВЕТСКОЕ ГЕОПОЛИТИЧЕСКОЕ ПРОСТРАНСТВО

"Эх, не выпить до дна нашей воли,
Не связать нас в единую цепь!
Широко наше Дикое Поле,
Глубока наша Скифская степь!"

Максимилиан Волошин

Распад СССР был обусловлен наряду с крахом  идей коммунизма  утратой <генетической>  коммуникационной  функции рубежного государства-суперэтноса. Падение <железного занавеса> обернулось  ослаблением  центростремительных и усилением  центробежных  тенденций, дезинтеграцией  страны <дружбы народов>. Образовавшийся геополитический разлом Хартленда  от Балтики до Тихого океана привел в движение <сейсмически> активную зону, где вскрылись  исторические <швы>. Начался <дрейф> новых независимых и бывших  государств  <социалистического лагеря>  в неустойчивом и  неоднородном многомерном пространстве.

 

Расколотый Хартленд

Вспомним геополитическую формулу "кто владеет Восточной Европой, тот владеет Хартлендом". Сегодня Восточная Европа и Хартленд расколоты изнутри. Дезинтеграция славян, 70% которых проживало в Советском Союзе, утрата геополитических позиций на Балканах, Кавказе  и Центральной Азии  усилили западную и исламскую  экспансию. Неоднозначны оценки культурной миссии России на Востоке, где Кавказ и Туркестан никогда не были замирены  окончательно. Проявляются последствия советской депортации  чеченцев, ингушей, калмыков, корейцев, крымских татар, греков, литовцев, латышей, эстонцев, западноукраинцев и других народов. На этнополитических рубежах  постсоветского пространства  возникли очаги  этнонациональных и этноконфессиональных конфликтов в Чечне, Абхазии, Осетии, Карабахе, Таджикистане, Приднестровье и Крыму. Вскрылись социокультурные   рубежи  украинского и белорусского  народов, становление которых шло под влиянием Запада и Востока. Украина декларирует  приоритет становления государственности и европейской интеграции, а Белоруссия выступает лидером восточнославянского союза. В Молдавии установились наиболее тесные связи с этнически близкой Румынией. Социокультурные  антиподы постсоветского пространства - Балтия и Центральная Азия -  проявляют диаметрально противоположные   тенденции <дрейфа>,  соответственно, на Запад и Восток. В Закавказье доминирует многовекторная ориентация с конфессиональными особенностями. Тюркский Азербайджан тяготеет к мусульманской Турции, а  христианская Армения, наоборот, оказалась в изоляции между ними, ориентируясь на поддержку России и Ирана. В Грузии  проявляются намерения дрейфа к  <общеевропейскому дому>. В связи с экономическим ослаблением России, усиливается присутствие Запада в Закавказье. Казахстан выступает за создание евразийской конфедерации.

Евразийская Россия  православных славян, мусульманских  тюркских и горских народов  традиционно  противостояла западноевропейской и китайской цивилизациям и одновременно являлась коммуникационным мостом между Западом и Востоком. В начале ХХ века со строительством  Транссиба, портов и торгового флота  режим свободной торговли  функционировал от Атлантики до Тихого океана, однако после 1917 года  на месте евразийского моста  был возведен <железный занавес>. В конце  века завершились многочисленные  броски России на Юг.  Кроме  тысячелетней мечты  о вратах Царьграда, предпринимались попытки  прорубить  геополитические  <окна> на Юг через Кавказ, Иран, Афганистан и Синьцзян.  В 1919 году в меморандуме Троцкого  содержалась геополитическая стратегия мировой революции, согласно которой  путь  на Париж и Лондон  лежал через Афганистан и Индию. После Второй мировой войны Советский Союз  выдвинул  территориальные претензии на бывшие грузинские и армянские земли в составе Турции. В 1945-1946 гг.  провозглашались советские республики  в Иранском Курдистане и Азербайджане, Восточном Туркестане (Синьцзяне).   

После распада СССР в постсоветском пространстве доминировали  европейско-атлантическая, пантюркская, евразийская, восточнославянская  и великорусская-имперская  геополитические концепции. В отличии от новых независимых стран Балтии, относительно успешно осуществляющих вестернизацию, не оправдались прогнозы ускоренного  <дрейфа>  восточнославянских стран  к Западу. Здесь не увенчались успехом намерения  прорубить <персональные форточки> в Европу  для создания  <мостов> между Западом и Востоком. Политико-экономическая и военная  немощность России делают невозможным реализацию великодержавной концепции, предусматривающей   возвращение утраченного  статуса мировой державы,  и проектов  создания  федерации  или конфедерации <Евразийского союза>. Однако отмечаются крайне националистические  проявления геополитических  амбиций коммуно-национализма. Остаются малоэффективными попытки  создания на развалинах СССР  нового Содружества независимых государств. Будущее  России будет зависеть от сохранения роли транслятора цивилизационного диалога в постсоветском пространстве и  коммуникационных функций рубежного государства между Западом и Востоком.  Западные аналитики не исключают возможность возвращения восточнославянских стран за <железный занавес>.  Популярная идея мусульманской интеграции  и создания <Великого Турана> от Адриатики до Великой  китайской стены  потеряла  привлекательность из-за существующих  социокультурных различий  и более  умеренной  политики Турции в тюркском мире.

***

В геополитике Хартленд  часто ассоциируется с Великой Евразийской степью - гигантским природным  коммуникационным коридором  между Востоком и Западом, по которому в прошлом  ураганом  проходили народы. В результате <трений> по краям коридора  происходило взаимодействие и  взаимообогащение культур, рождались новые этносы, империи и цивилизации. Как Великие исторические реки  являлись  главной коммуникационной осью  древних цивилизаций, так Евразийская степь - <плавильным котлом> межцивилизационного диалога. Её бескрайние  горизонты больше ассоциируются  не с великой  рекой, а океаном.  По масштабам контактных функций с  степью-океаном сопоставима только  Атлантика, соединившая Старый и Новый Свет. <Океанское> мировосприятие степи  пронизывало кочевые народы. Неслучайно, евразийская история  неразрывно связана с   именем величайшего полководца уходящего тысячелетия - Тэмуджина, провозглашенного  перед походом к  западным <берегам> евразийской степи Чингисханом - великим ханом <океана> ( от тюркского тенгиз - океан, море).

Великая Евразийская степь и на рубеже  третьего тысячелетия остается главной коммуникационной осью континента, вдоль которой осуществляется интенсивный  материальный, культурный и информационный обмен между Западом и Востоком. Здесь   пройдут   транспортные коммуникации будущего между  полюсами  экономического и технологического  развития в Западной Европе и Азиатско-Тихоокеанском регионе. На рубежах Евразийской степи  расположены  исторические коммуникационные узлы  свободной торговли и культурного диалога между цивилизациями. Кто владеет Евразийской степью,  тот выполняет  функции экономического транзита и транслятора  межцивилизационного диалога. Забвение  этой истины приводило к распаду империй и многочисленным конфликтам в ЕВРАМАРе.

В многомерном коммуникационном пространстве Земли встречаются  местности,  пронизанные союзом географии и истории,  где чувственное  восприятие  природного ландшафта  усиливается историческими ассоциациями. Время от времени здесь в результате рубежной коммуникативности  геополитических, социокультурных и геоэкономических и других процессов  создается энергетика высоких напряжений. Забытая  страна пробуждается от долгого летаргического сна и начинается отсчет нового социального времени. Но ничто не вечно под луной. Местность  вновь может погрузится в забвение или сместиться  на периферию  интенсивной жизни, чтобы опять когда-то возродиться под  другим историческим  именем. Великие полководцы прошлого,  обладающие стратегическим виденьем, выигрывали не только сражения, но и  зачастую совершали  географические открытия   функции места - будущих полюсов кристаллизованной пассионарности.  В отличии от землепроходца, полководец <путешествует> не в реальном, а  в многомерном коммуникационном пространстве, он видит местность как <пограничное состояние> разномасштабных процессов  не только в географии, но и во времени.   

Когда знойное  солнце размывает линии горизонта, а небо и земля приобретают серовато-лиловый оттенок, с вершины бэровского  бугра, покрытого полынью,   открывается фантастический пейзаж на изумрудные пойменные  луга и леса, речные протоки  и ильмени, богатые рыбой и  дичью. Здесь  Великая Евразийская степь при встрече  с  Великой рекой  рождает  энергетику высоких напряжений   на геополитических, геоэкономических, природноэтнических и этноконфессиональных  коммуникационных рубежах многомерного пространства.  В отличии от гор, чаще всего выполняющих барьерные функции,  открытая всем ветрам  степь служит контактам  между народами, своеобразной природной коммуникацией. Туда, где  степь пересекается с судоходной рекой, тяготеют караванные  пути, по которым со временем проходят  стальные магистрали, усиливающие  функции места.

 Волжское Понизовье - уникальный  узел природных, социально-экономических и других  коммуникаций  в  многомерном пространстве Евразии. Созданные самой природой естественные  тучные кормовые угодья  заливных лугов и степных пастбищ, плодородные  земли ( овощи, фрукты и бахчи),  охотничьи  угодья (сайгаки и птицы), рыбные богатства, включая осетровых,  месторождения  поваренной соли  притягивали кочевые народы. Здесь дважды - в первом и втором тысячелетии  - возникали  центры евразийских государств на пересечении  Великого Волжского пути в Персию и Индию и Великого шелкового пути  из Китая в Европу. Здесь  затерялись следы средневековых столиц -  хазарского Итиля, золотоордынских Сарая и Сарая ал-Джедида. В дальнейшем  торговую эстафету приняла столица  Астраханского  ханства. В Волжском Понизовье  - один из центров зарождения российского предпринимательства (купечества), воспетого в картинах художника-земляка Кустодиева. Вблизи бывших золотоордынских столиц  на космодроме Капустин Яр начался отсчет  космической эры. К сожалению,  эта земля  и подземных ядерных взрывов, экологического бедствия и  низкого качества жизни.

Хазарский каганат  стал первым феодальным государственным образованием в Восточной Европе. Через хазарские степи  полукочевой империи средневековья  проходили торговые пути, связывающие  страны Востока,  Византию и славянские племена. Хазары контролировали Великий Волжский, донской и другие торговые пути, беря подати с  иноземных купцов.  Итиль, Саркел (крепость на Дону), Самкерц (Тмутаракань) и другие хазарские  города осуществляли  оживленные торговые связи с Византией, Крымом, Закавказьем и  Центральной Азией. Торговля была фундаментом экономики, а  бюджет  формировался на взимании пошлин  с приезжих  и местных купцов.

 Транзитная торговля зависела от геополитической обстановки   и, в свою очередь, способствовала  миру в Евразии. Многочисленные  караваны шли из Китая на Запад в направлении к самым богатым  европейским городам - арабской Кордове и  византийскому Константинополю. Когда торговые связи пришли в упадок из-за  крестьянских восстаний в Китае, хазарские купцы освоили  Волжский торговый путь, продолженный вокруг Каспия в Багдадский халифат, куда направлялись караваны с  мехами  и рабами.

В середине  ХIII века, пройдя ураганом  тысячи километров  евразийской степи, кочевые монголы остановились у заливных лугов Волго-Ахтубинской поймы, обеспечивающей  надежную круглогодичную естественную  кормовую базу для скотоводства. Возможности сочетания кочевого хозяйства и оседлого земледелия, наличие месторождений  поваренной соли  (соляных озер), обеспечивающих сохранность продуктов питания, уникальные коммуникационные  возможности места для транзитной торговли стали фундаментом  экономики золотоордынских столиц. Возрождается коммуникационный узел международной торговли. Западная Европа, Византия, русские княжества, Булгар, Крым  вели торговлю через Нижнюю Волгу  с Хорезмом, Бухарой, Самаркандом, с Монголией (Каракорумом) и Китаем.

Кроме  золотоордынских столиц многие  другие города была расположены на стратегических торговых путях:  Ургенич, Булгар, Казань, Азак, Крым, Кафа, Хаджитархан, Ак-Кермен, Килия, Чембало (Балаклава), Солдайя (Судак) и Боспоро (Керчь). Крупным узлом транзитной торговли  на караванном пути Восток - Запад  был золотоордынских  город Хаджитархан, расположенный  на правом  берегу Волги, несколько выше современной Астрахани. Экспортные  товары  отправлялись отсюда  в предкавказские степи и через Дербентский проход в Закавказье и на запад  - в Азак, где их ждали  венецианские и генуэзские купцы.

В результате столкновения  великой степной культуры татаро-монгол  и не менее великой  городской  мусульманской культуры  Ближнего Востока  Золотая Орда  погибает под натиском Тимура после рокового для Тохтамыша  сражения  на берегу Терека в 1395 году.  Одним за другим пали  под ударом Тамерлана  золотоордынские города, не имеющие фортификационных сооружений.  Непобедимая конница монголов и бескрайние  евразийские степи  оказались ненадежным щитом, о чем еще долго будут напоминать <приволжские Помпеи> вдоль левого берега Ахтубы.

С высоты  рубежа третьего тысячелетия  поражает  стратегическое видение  золотоордынских ханов. Выйдя на западные рубежи Великой Евразийской степи и основав  портовые города, они уступают торговые фактории  венецианским и генуэзским купцам. Каждый  должен заниматься своим делом - степной воин и европейский купец. Обеспечивая безопасность караванных путей  между Востоком и Западом, монголы заложили прочный фундамент экономики. Кочевые народы настолько чувствовали  коммуникационную функцию места, что и через века после  гибели Золотой Орды многие основанные ими города  стали значительными центрами Российской империи - Казань, Астрахань, Тюмень, Азов и  Бахчисарай.  А на трех главных волжских переправах Ногайской Орды, через которые совершались  набеги на русские <украйны>  в 1586 - 1590 гг. при царе   Федоре Ивановиче основываются Самара, Царицын и Саратов.

После распада Советского Союза  возросло геополитическое  значение Астрахани как юго-западного форпоста России на новых государственных  рубежах. На Нижней Волге проходят этноконфессиональные рубежи   христианства,  ислама  и буддизма. Здесь усиливается исламизация (астраханские татары и казахи) и восстанавливается рубежный  субэтнос  православного казачества. Будущее  средневековой страны <разгула и торговли>  связано с возрождением  транзитных функций  свободной торговли между Востоком и Западом, однако геополитическая нестабильность в Центральной Азии и на Кавказе ограничивают возможности реализации этих планов.

***

Выделяются   следующие тенденции  трансформации многомерного коммуникационного пространства Хартленда, ассоциируемого с  Великой Евразийской степью-океаном:

·      утрата Россией военно-морских  форпостов и коммуникационных узлов на востоке и западе  (Порт-Артур и частично Севастополь),  торгово-экономических центров (Харбин и Одесса); вытеснение России,  несмотря на военное присутствие,  из Закавказья и Центральной Азии; 

·      утрата восточнославянским миром военного и экономического приоритета  в Черноморье; 

·      из-за падения уровня и качества жизни в ННГ усиление экономической экспансии  Китая (от Карпат до Владивостока) и Турции (от  Балкан до Центральной Азии), возрастание  роли возрождающихся коммуникационных узлов Востока  на рубежах евразийских цивилизаций (Харбин, Стамбул и Урумчи);

·      формирование в будущем мирового коммуникационного узла на восточных <берегах> Евразийской степи на пересечении  крупнейших трансконтинентальных  транспортных коридоров - Великого шелкового пути и Азиатско-Североамериканской магистрали, 

·      отсутствие  реалистических тенденций межцивилизационного диалога со стороны Запада,  пытающегося с помощью военной силы <внедрять> права человека на рубежах евразийских цивилизаций.

Обратимся к  коммуникационным узлам  постсоветского  геополитического пространства, вскрывшего  реликты прошлого, где наиболее отчетливо проявляются разновекторные тенденции (Прибалтика,  Причерноморье,   Кавказ и Центральная Азия).

 

Прибалтика

Наряду с  Польшей, Чехией, Венгрией, Словенией и Хорватией  новые независимые страны Балтии относительно  успешно  <дрейфуют> в сторону  Западной Европы. Образуемый  геополитический и геоэкономический  Балто-Адриатический  форпост НАТО и Европейского Союза в недалеком будущем  может реально превратиться в новый <железный занавес> между западнохристианским и православным мирами.

В Прибалтике сошлись  социокультурные рубежи летто-литовцев,  эстонцев,  восточных (русские, белорусы)  и западных (поляки) славян  и этноконфессиональные (католиков, протестантов и православных). В прошлом значительная часть региона входила в  крупное  средневековое государство Великое Княжество Литовское,  рубежность  которого отразилась в многочисленных названиях: литовско-русское, белорусско-литовское, литовско-белорусско-украинское,  литовское, белорусское, польско-литовское. Официальным государственным языком был белорусский. В период наибольшее могущества  ВКЛ простиралось  от Балтики до Черноморья. В дальнейшем ВКЛ  объединилось  в  другое рубежное государство - Речь Посполитую с двумя столицами в Варшаве и Вильно. Ныне в литовско-белорусском пограничье  сохранились субкультуры  поляков (Виленщина, Гродненщина)  и крымских караимов в Тракае.

С ХIII века в Прибалтике началась длительная борьба  за души людей западно-христианской и православной конфессий. Немецкие крестоносцы  захватили  земли пруссов, жемайтов (западных литовцев), куршей, земгалов, латгалов,  южных эстов и  основали два  рыцарских церковных союза. В устье Западной Двины орденом крестоносцев  была построена в 1201 году  крепость Рига, а на территории  пруссов возник орден  тевтонских рыцарей. Земли северных эстов захватила Дания, заложившая здесь в 1219 году  крепость Ревель, названную  эстонцами  Таллинн  (датский город). После Реформации и Контрреформации  литовцы, латыши и эстонцы  окончательно вошли в круг западноевропейских народов. В конце ХХ века в Литве и Латвии доминируют католики, а в Эстонии -- протестанты.

В период Северной войны  1700-1721 гг.  Лифляндия и Эстляндия  были включены в Российскую империю, а после  трех разделов Речи Посполитой -   Литва, Латгалия и Курляндия. Приморское положение  Прибалтики,  широкие возможности  заграничного сбыта товаров и  ранняя отмена крепостного права (1816-1819) способствовали  ускоренному по сравнению с российской провинцией  развитию хозяйства. В конце Х1Х века в Российской империи образовались социокультурные  полюса, отождествляемые с <собственным>  Западом и Востоком - Прибалтика и Средняя Азия.  В ХХ веке после  распада империи  уже дважды провозглашаются независимые государства Балтии, которые ныне  сравнительно успешно возвращаются в западноевропейское   пространство, используя при этом традиционные связи с Россией и ориентацию экономики на восточноевропейский рынок.

В странах Балтии велика доля некоренного  населения, что обусловило жесткую этническую политику и введения правового статуса <неграждан>. В Литве они составляют около 20% населения (9%  русских, 7,3% поляков, 1,7% белорусов и др.), в Латвии - более 48% (33% русских, 4,5% белорусов, 3,5% украинце, 2,3 % поляков, 1,3% литовцев и др.), а в Эстонии - около 40% ( 31% русских, 3,3%  украинцев, 1,8% белорусов, 1,1%  финнов и др.). В самом крупном прибалтийском городе и столице  Латвии - Риге  доминируют жители некоренной национальности - 62% (47% русских, 9% белорусов и украинцев и др.).

Вместе с тем, необходимо обратить внимание на  деловую активность в  расположенных на рубежах цивилизаций государствах  маргинальных субкультур. Например,  Латвия трижды в ХХ веке теряла  предприимчивых и  наиболее трудолюбивых граждан. В 1939 году  страну покинули 50 тысяч немцев, в годы войны  в концлагерях погибла значительная часть местных евреев. В результате был утрачен генофонд этих двух народов, которым в буржуазной Латвии принадлежало более 70% собственности.  Кроме того,   до и после войны <кулаки> и  многие другие латыши подверглись репрессиям и были выселены в Сибирь или сосланы в ГУЛАГ.

 В постсоветской Балтии  наибольшую деловую активность проявляют представители маргинальной русскоязычной субкультуры, которым принадлежит свыше 80% частных капиталов. Местные предприниматели, общающиеся на русском,   предпочитают  нестабильный, но знакомый и  потенциально богатый российский рынок. Заметна активность  латвийский банков в России, Украине и других бывших союзных республиках. Поэтому несмотря на жесткую  этническую политику,  маргинальные страны Балтии заинтересованы  прежде всего в мощной и эффективной российской экономики.

На исторических  рубежах взаимодействия  немецкой, польской, литовской, белорусской и русской культур ныне расположен единственный российский анклав - Калининградская область.  Если бывшая Восточная Пруссия была одним из интеллектуальных    центров Реформации и  важной житницей Германии, то в составе Советского Союза  регион превратился в западный военный форпост с более низкой, чем в прошлом культурой хозяйства.  В конце ХХ века Калининград так и не смог стать мостом между Западом и Востоком, <европейским Гонконгом>. Несмотря на многочисленные намерения в области открытой экономики, преимущественно на бумаге  существует  свободная  зона <Янтарь>. По основным макроэкономическим показателям и качеству жизни  этот российский анклав значительно уступает  соседним странам, что может вызвать в будущем не только социальные потрясения. И если  в населении анклава доминируют православные русские, это не исключает возможности изменения в будущем его политического статуса. Несоответствие между потенциальными возможностями коммуникационных функций места и неспособностью российской  власти  использовать выгоды геостратегического положения не могут оставаться вечными.

Социокультурные различия между  Литвой, Латвией, Эстонией и  другим постсоветским пространством, включая калининградский анклав, наглядно иллюстрируются на  примере  свободных экономических зон  в портах  Вентспилс, Рига, Лиепая, Клайпеда, Таллинн. В странах Балтии удалось создать модель, в которой  экономика доминирует над политикой и имитацией деловой активности. Здесь частный предприниматель -  основной  субъект  деятельности  в СЭЗ,  где установлен преференциальный режим  для расширения транзитных функций. В России, Украине и других странах  СЭЗ используются преимущественно в политической борьбе, а преференции раздаются  местным властям (корпоративным группам) в обмен на лояльность центру. Законы рыночной экономики, а не политики  диктуют  российским и местным коммерсантам маршруты  для экспорта  и импорта товаров. Установление на железных дорогах  Литвы  высокого  тарифа  для грузов в свободную экономическую зону <Янтарь> (Калининград) сделало Клайпедский порт  более привлекательным для российского экспорта.

В странах Балтии транзит российских грузов  через местные порты  стал главным источником валютных поступлений. Развитая инфраструктура  и низкие  тарифы  способствуют  экспорту  через местные порты нефти  и нефтепродуктов, черных и цветных металлов, химических грузов и минеральных удобрений. Почти половина грузооборота  портов Балтии приходится на Вентспилс (З0 млн. т.), основу которого составляют  транзит  с Востока. Установление преференциального  режима свободного  порта способствует увеличению грузооборота. В  Вентспилсе работают крупнейшие в Балтии  терминалы для нефти, нефтепродуктов и  жидких  химикатов и крупнейший в мире терминал  для калийных  минеральных удобрений. В 1992-1998 гг. в развитие инфраструктуры  порта  инвестировано свыше 300 млн. долларов, в том числе  200 млн. долларов - частными компаниями. Предусмотрена реализация проектов по углублению  морского канала и  развитию нового контейнерного терминала.

Возрождается незамерзающий порт Лиепая (бывшая Либава) , где несколько десятилетий  была закрытая  советская  военно-морская база. В Российской империи  порт стал самыми западными крупными <морскими воротами>   после  завершения строительства в 1877 году Либаво-Роменской железной дороги (Ромны - Бахмач -  Гомель - Бобруйск - Минск - Каунас - Либава). Создание режима свободной экономической зоны и открытие паромных переправ  в Германию, Швецию и Данию  расширили возможности порта,  представляющего интерес для России  и Белоруссии.

Балтийский  международный коммуникационный узел, использующий  высококвалифицированные  кадры и потенциал конверсии военно-промышленного  комплекса, может стать   важным центром технологического развития. Здесь расположен Санкт-Петербург - главные морские ворота  России, крупнейший портово-промышленный комплекс  на пересечении путей с Запада на Восток и <из варяг в греки>. Большое значение транзитным функция  придают новые независимые страны Балтии. Имеются проекты  создания наряду с традиционными,  меридиональных транспортных коридоров  - восточного  или российского (Санкт-Петербург - Москва - Новороссийск) и западного (Гданьск - Варшава - Львов - Одесса).

 

Причерноморье

В Черноморье  проходят геополитические и социокультурные  рубежи  евразийских цивилизаций. Наиболее характерной особенностью региона является  геополитическая биполярность  на осях Запад - Восток и Север - Юг. Самые обособленные в Мировом океане  и глубоко  вдающиеся в сушу Черное и Азовское моря  имеют исключительное значение  для международных  экономических связей. Современная обстановка в Черноморье  обусловлена  перестройкой  генеральных направлений  транспортных коммуникаций и  усилением  энергетического фактора в геополитике. Наиболее наглядно  трансформация геополитического  пространства Причерноморья иллюстрируется на примере Крыма и Одессы - крупных коммуникационных узлов Хартленда.

***

Крым занимает уникальное  геополитическое  положение в Евразии, являясь  классической природной, этнической и экономической рубежной зоной, перекрестком народов, торговых путей и культур: древнегреческой, древнеримской, иранской, иудаистской, эллинистической, византийской, мусульманской, генуэзской, армянской, русской и украинской. Особенность геостратегического положения Крыма за историческое время,  насчитывающего более 2,5 тысяч лет, определялась общностью судьбы  с мировыми евразийскими государствами и империями, среди которых Афинский морской союз, империя Александра Македонского, Римская и Византийская империи, Тюркский и Хазарский каганаты, Монгольская империя (Золотая Орда), Киевская Русь и Великое княжество Литовское, Османская и Российская империи. Свыше пяти столетий Таврида  развивалась  под влиянием  культуры  Древней Эллады, более трех веков - Древнего Рима, тысячелетие - Византии,  около  трехсот лет  - под  покровом  Османской империи  и двести лет - Российской империи и СССР. Здесь оставили свой след  Херсонес и другие города-государства, Скифия и Боспорское  царство, генуэзские города-колонии с черноморской столицей в Кафе (Феодосии), княжество Феодоро и Крымское ханство, для которых  Крым стал месторазвитием культур.

За многовековую историю Крым неоднократно был рубежом вражды и мира. Военно-стратегическое положение превратило Крым в арену геополитических, этнонациональных и этноконфессиональных конфликтов, в полигон выяснения отношений между  странами, разрешения вопросов евразийской  и мировой политики. За последние полтора  века Крым  трижды был эпицентром военных конфликтов (Восточная, гражданская и Великая Отечественная войны). На Ялтинской  конференции 1945 года здесь были заложены  основы  нового мирового порядка и принципы ООН,  включая принцип незыблемости границ. Этот мировой порядок, уходящий в историю, ныне оказался неспособен разрешить многочисленные этнонациональные и этноконфессиональные  конфликты. В Крыму  истоки православия на Руси, приобщения  её к высокой Византийской  культуре. Крымская военная компания ускорила  проведение  Великих  российских реформ Х1Х века. Российский Крым никогда не знал крепостного  права.

На протяжении  тысячелетий главной экономической функцией  Крыма  в многомерном коммуникационном пространстве  Евразии была свободная  торговля. За двухсотлетнее вхождение полуострова в российское геополитическое пространство этот коммуникационный узел был разрушен, а Крым превращен в военно-морской форпост империи. Именно тогда наступил <звездный час> Одессы, где  создание  преференциального режима (порто-франко) в контексте  изменившейся геополитической  обстановки в Евразии способствовало формированию нового  центра  черноморской торговли Российской империи.

Во всесоюзной специализации  Крым  выделялся  курортно-рекреационным хозяйством, как главная  южная военно-морская  база и часть военно-промышленного комплекса. С падением <железного занавеса> Крым оказался не только в другом государстве, но и возвратился  после двухсотлетнего  <затворничества> на северную  периферию средиземноморского геоэкономического пространства,  где его хозяйство оказалось неконкурентоспособным, а исторические  функции транзитной торговли  утрачены. Индустрия отдыха и экология  требуют огромных инвестиций.

Ныне Крым, получив права территориальной автономии, стал  территорией  суверенной Украины, многомерное  геополитическое, геоэкономическое,  социокультурное пространство которой  как независимого государства  никогда не планировалось. В результате возникла парадоксальная ситуация, когда Крым  наряду с Закарпатской, Черновицкой областями, югом Одесской и другими наиболее открытыми к внешнему миру   пограничными территориями страны оказался  среди особо депрессивных районов. Обращает на  себя внимание, что речь идет не просто о территориально-административных единицах, а об исторических областях с относительно небольшим  сроком  пребывания как в геополитическом  пространстве России, так и Украины (Крым, Закарпатье, Северная Буковина и Южная Бессарабия или Буджак). Коммуникации большинства   этих территорий  были ориентированы на обслуживание  огромного  пространства социалистических стран. Здесь  расположены  крупные транспортные узлы - закарпатский железнодорожный и автомобильный, дунайские и крымские порты, международный аэропорт. В свою очередь, хотя в Закарпатье находится   географический центр Европы, а Крым является  одним из геополитических полюсов Евразии,  исторические области представляют  собой  геоэкономические <острова>, отделенные от остальной территории страны естественными преградами - Карпатами, Сивашем и Днестровским лиманом.

С начала 90-х годов  распространение  получила  идея возрождения  Крыма на основе  открытой экономики и мирохозяйственной интеграции. Несмотря на декларируемый курс,  незначительна численность предприятий с иностранными инвестициями, большинство из  них не осуществляют производственную деятельность. Исключительно низок экспортный потенциал  Крыма, входящего в число аутсайдеров  открытой экономики Украины, наряду с Закарпатьем,  Волынской, Черновицкой и Кировоградской областями.

Местная власть связывает  перспективы развития Крыма  с курортно-рекреационным хозяйством, нефтегазодобычей, агропромышленным комплексом и использованием  транспортных функций местных портов и аэродромов. В 80-е годы Крым посещало ежегодно  до 8 млн.  отдыхающих, в дальнейшем наметились тенденции к снижению этой  численности в несколько раз. В ближайшем десятилетии  нереально довести  число отдыхающих до достигнутого  в прошлом  уровня, что обусловлено  рядом причин. Во-первых, в условиях открытости Крым не может составить конкуренцию  средиземноморским курортам, предлагающим  более высокий сервис услуг за умеренную цену. Во-вторых, кризис в экономике  постсоветских стран не позволяет надеяться  на восстановление  прежнего уровня  жизни трудящихся. В-третьих, вырастает новое  поколение  отдыхающих без ностальгии по крымским пейзажам, ориентированных на другие  курорты с достопримечательностями  мирового уровня. В четвертых, Россия приняла  меры по поддержке отечественных курортов и ограничению  вывоза  за границу бюджетных средств на оздоровление трудящихся.

Возможности для благоприятного инвестиционного климата  в Крыму ограничены наряду с  политико-экономическими факторами последствиями экологической катастрофы. Рубежность ландшафтов, теплое лето, мягкая зима, чистый воздух, напоенный ароматом  горных лесов и степных трав, близость моря  создают  неповторимое сочетание  природно-климатических ресурсов. Это хрупкое  равновесие  между человеком и ландшафтом  легко  нарушить и утратить. Во второй  половине ХХ века Крым стал наглядным  воплощением социалистического лозунга: <Мы не можем  ждать милостей от природы, взять их у неё - наша задача>. Здесь был создан  своеобразный  микрокосмос  <преобразований> природы.

Местные запасы подземной питьевой воды тысячелетиями являлись стратегическими для  жизнеобеспечения населения. В настоящее время  из-за  превышения установленных  норм  водоотбора, подземные  запасы вод резко  сократились. Происходит  подпитка  морскими водами  сарматских горизонтов, куда также осуществляется сброс хозяйственных стоков. Дефицит водных ресурсов является лимитирующим  фактором  развития  хозяйства Крыма, а в засушливые годы  создает угрозу  эпидемий.

Необходимо осознать факт экологической  катастрофы, которой способствовала депортация местных народов, адаптированных к крымским  ландшафтам. Мигранты принесли  другую  культуру земледелия, что в сочетании с чрезмерным  развитием  промышленности, особенно химической, привело к дефициту пресной воды, засолению почв, антропогенному  загрязнению. Крымская природа больна и требует не очередного хирургического вмешательства, а длительной и осмысленной  терапии. От этого  будет зависеть и будущее курортно-рекреационного  хозяйства, которое в условиях открытого общества  и отсутствия современной инфраструктуры индустрии отдыха  оказалась  неконкурентоспособным в Средиземноморье.

Украина в обозримом будущем не сможет обеспечить  функционирование сложной и рукотворной  природно-технической системы, каковой является    Южный берег Крыма. Те огромные  финансовые затраты, выделявшиеся  богатой империей на поддержание гармонии   между  деятельностью человека и уникальными южнобережными ландшафтами  непосильны  экономически слабому государству.  Южный берег Крыма по аналогии с  Черноморским пароходством терпит бедствие.  При отсутствии  реальных капиталов с каждым годом   усиливаться роль природно-стихийного фактора (оползни, разрушение  дорог, берегов и  пляжей,  дефицит питьевой воды, гибель архитектурных памятников и  уникальной  флоры).

Сегодня понятны чувства российского патриотизма по отношению к  Крыму и Севастополю, его героическим  защитникам. Но приобретя Крым, Россия на протяжении  двух  веков упорно шла к его утрате. Страна интенсивной исторической жизни была изъята из средиземноморского культурно-исторического пространства. Полуостров  на долгие годы превратился  в глухую провинцию и военно-морскую крепость на южных рубежах империи. Проблема Севастополя берет отсчет с падения  Порт-Артура, ознаменовавшего начало распада Российской империи. В конце ХХ века  долгая дорога  русских и украинцев к черноморским  рубежам, за которую  заплачено дорогой ценой,  закончилась утратой  геополитических и геоэкономических позиций славянского мира в Черноморье.

На рубеже веков Крым может стать  полигоном  испытания  украинской государственности.  Его территориальная автономия   служит моделью возможного федеративного  устройства Украины. Многолетнее существование Крыма как рядовой административной области, когда важные, но текущие  вопросы  проведения посевной компании  и снабжения её горюче-смазочными  материалами  доминировали над стратегией  развития, сказываются на отсутствии государственного мышления местной власти. Крымский опыт показал, что переход  к новому  политико-административному  устройству требует время для формирования элиты с психологией, ориентированной  на демократические принципы  местного самоуправления.

Угрозу стабильности  создает экономически слабое государство. Поэтому  центробежные тенденции можно  предотвратить  не политическими и крайне националистическими лозунгами, а созданием  в государстве достойного  человека качества жизни. С <возвращением> Крыма в средиземноморское  пространство, его конкурентоспособность  возможна не через имитацию открытой экономики, а путем реального возрождения  евразийского коммуникационного узла свободной торговли с преференциальным режимом  на геоэкономических осях Север - Юг и Запад - Восток. Будущее Крыма не имеет  простого экономического  решения,  необходима геостратегическая технология  здравого  смысла, создание  региональных условий хозяйствования в условиях мировой глобализации.  Именно это отсутствует в государственных  <мыльных> программах  социально-экономического развития  Украинского Причерноморья и  реструктуризации  промышленности. Без политической и законодательной стабильности, современной инфраструктуры, обеспечивающей  гарантированное и бесперебойное  энергоснабжение, качество питьевой воды;  без преодоления  высокой  ресурсоемкости  производства, без современных скоростных коммуникаций бессмысленно  говорить о инвестициях в Крым.

Крым - евразийский микрокосмос,  многомерное коммуникационное пространство, на геополитических, геоэкономических и социокультурных рубежах которого  вырабатывались  отношения между народами, человеком и природой. Крым вновь может стать  у истоков созидательного  развития или  вражды на рубежах цивилизаций. Игнорирование этих реалий, популизм, откуда бы он не исходил, опасны для судьбы Крыма и украинской государственности. Нужно  спешить предвидеть возможные варианты  развития  событий, чтобы своевременно  предвидеть опасные  тенденции, помня <забытый гул погибших городов> Тавриды.

***

Одесса рождена в российском  геополитическом пространстве на коммуникационных  осях запад - восток  и север - юг. Уникальное положение  на рубеже  Великой Евразийской степи и средиземных морей  в месте сходимости судоходных рек  Днепра, Южного Буга, Днестра, Дуная и глубоководного  морского  подхода способствовали  быстрому  росту  портового города как  главных  южных ворот империи. Россия, объединившая Евразийскую степь, основала на её западных и восточных границах с интервалом в столетие Одессу и Харбин - ставшими процветающими городами. Здесь удалось  создать  комплиментарную модель, обеспечивающую социально-экономический прогресс, этнонациональную и этноконфессиональную  терпимость на суперэтническом  уровне.

Одесса становится третьим по величине, богатству  и благоустройству  городом Российской империи после Санкт-Петербурга и Москвы, ведущим наряду с Северной Пальмирой  центром  внешней торговли и предпринимательства, крупнейшим  европейским портом по экспорту  зерна. Предоставление  прав самоуправления (градоначальство) и установление  режима  порто-франко  благоприятствуют росту города. <Золотой век> Одессы  (первая  половина Х1Х в.) отмечен созвездием личностей, среди которых особую причастность к судьбе  города имели  маргиналы-бикультуралы ( носители двух культур). Стратегическое  виденье государственных деятелей и реформаторов определило на многие  десятилетия будущее  города, его архитектуру и культуру.

Вместе с тем, рубежность  разномасштабных процессов порождает <пограничные состояния> социально-психологического дискомфорта, характеризующегося  активизацией социальных маргиналов. За двухсотлетнюю  историю города  неоднократно отмечались вспышки антисемитизма. Одесса была центром  террористического  народовольческого движения, других революционных организаций, <красного> и <белого> террора. Советскую власть  в Одессе представляли преимущественно  маргиналы-<беспочвенники>.

Рассмотрим  роль геополитической, геоэкономической и социокультурной рубежности в формировании феномена Одессы. На становление  города  существенное влияние  оказывала геополитическая  обстановка в Евразии. В Черноморье, географически самом  обособленным в Мировом океане, проходят суперэтнические  рубежи вражды и мира, периоды конфронтации сменяются  комплиментарным развитием, интенсивным торговым и информационным обменом и наоборот. Особо следует выделить  Восточный  вопрос, включая проблему Черноморских  проливов.

 В начале Х1Х  века Российская империя  окончательно  встала  на путь поощрения  черноморской торговли, фокусом  которой  со временем становится Одесса. К ней перешли  функции  транзитной торговли  Крыма, ставшего  на два столетия  главной  российской  черноморской  военно-морской базой. Таким образом, были разделены  геополитические и геоэкономические  функции между Крымом и Одессой.

Геоэкономическое  положение  Одессы  обусловлено  уникальными особенностями функции места. Именно  здесь Великая Евразийская степь выходит  широким фронтом к средиземным морям, наиболее  глубоко вдающимся в континент. Одесса стала морскими воротами в Европу для степного <золота> (хлеба), как в свое время  испанская Севилья - для золота Нового Света. Рост торговли  и её направления зависели от геополитической обстановки в Черноморье и других регионах. Когда в результате Континентальной блокады, установленной Наполеоном, прервались  торговые связи  между Россией и  Англией через балтийские порты, а многие  европейские страны лишились  возможности получать  товары из восточных стран-экспортеров, транзитная торговля  через Одессу  испытывала подъем. Присоединение Закавказья к России  создавало  благоприятные  условия  для транзита  товаров из Центральной Европы через Одессу и  далее морским путем к Кавказскому  побережью  и в Иран.

В Одессе впервые в крупных масштабах реализована  рубежная модель  экономической коммуникативности. В условиях  преодоления узости  внутреннего рынка, необходимости  привлечения капитала и отсутствия торгового флота здесь родилась и была  реализована  идея порто-франко. Фактически преференциальный режим был введен в 1819 году. Городу предоставлялось право беспошлинного ввоза заграничных  товаров и их продажи  на строго ограниченной территории. Обращаясь к урокам  прошлого, можно перечислить  много  доводов <за> и <против> порто-франко. Но поднимемся над этим и с высоты  нынешнего времени выделим наиболее существенное. Порто-франко  явилось предпосылкой  процветания  Одессы, прорывом в европейский цивилизованный мир, предвестником перехода  Российской империи  к открытой экономике и свободному предпринимательству.

После Крымской войны  вновь меняется  геополитическая и геоэкономическая обстановка в Черноморье, замкнутом Российской и Османской  империями. С освобождением  Молдавии, Валахии и провозглашением Румынии образуется  западноевропейское  <окно> к Черному морю. Строительство железной дороги к дунайскому порту Галацу, доступному морским судам, способствовали превращению его в лидеры черноморской торговли зерном  (из Венгрии). Геополитические изменения в регионе  и отсутствие современных транспортных  подходов к Одессе приводят к упадку  экономики города, откуда торговый капитал  начал  <перетекать>  в Галац и Брэилу. Как ни парадоксально, но <золотой век> Одессы  закончился  с эпохой великих  российских  реформ, у истоков  которых  было и местное порто-франко.

В российских реформах были учтены отрицательные  последствия свободной торговли  для мануфактурной промышленности. Её изделия   не могли  конкурировать по качеству с зарубежными  товарами. Опыт порто-франко способствовал созданию таможенного  режима  Российской империи, протекционистского для отечественного предпринимательства и ввоза иностранного капитала. У истоков этой политики стояли выпускник  Новороссийского  университета  граф С.Ю. Витте и великий русский  ученый Д.И. Менделеев, судьба  которого  также связана с Одессой.

Рубежная коммуникативность Одессы, обусловленная  сочетанием интенсивного  информационного обмена, в том числе межэтнической передачи наследственной  информации, нашла отражение  в становлении  талантов  реформаторов, деловых людей, ученых, деятелей искусства, особенно  в литературе и музыке. Появлению талантов способствовали  свобода личности, социальный заказ, интенсивные  межэтнические, экономические и информационные  контакты. Разнообразие природных, социокультурных и других рубежей создало  благоприятные предпосылки для становления  творческой активности в приморском портовом городе.

На основе рубежной коммуникативности сложился  субэтнос одесситов. Полиэтническая рубежность в условиях  относительного либерализма  и экономической свободы  создала  качественно новые интеллектуальные  свойства и богатства генофонда. Чем сильнее этнический контакт и свобода выбора, тем больше  вероятность появления не только красивых, но и талантливых личностей. На координате  времени <пик> рождения одесских талантов  приходится  на конец Х1Х века. Этому предшествовала <золотая эпоха> либерализма и экономической свободы, что подтверждает  общую закономерность  асинхронности социального заказа и появления  талантов как стратегического ресурса.

Феномен Одессы  проявился в открытости  разным культурам,  комплиментарное сосуществование  которых способствовало  расцвету  каждой из них, прежде всего еврейской, русской и украинской. Здесь пересеклись  западноевропейские, славянские и средиземноморско-понтийские  культурно-исторические традиции. Полиэтническая Одесса  была преимущественно  русскоязычной. Путь к русскому языку  шел через приобщение к русской  культуре, обладавшей <драгоценным свойством> маргинальности.

В прошлом Одессы  важное значение  имело <пограничное> сочетание личной свободы  граждан с экономическими и административными преференциями, среди которых выделялись порто-франко  и самоуправление (градоначальство). Градоначальник  имел права губернатора и зависел только от министров финансов и внутренних дел, а по судебным делам  - от генерал-прокурора. На фоне  небольших <островков> самоуправления в Российской империи Одесса, несомненно, была звездой первой величины, которую  зажгла искра <европейского либерализма> и экономической свободы.

При советской власти, утратив преференции, Одесса была низведена до провинциального административного  ранга  города областного подчинения. В результате  централизации управления экономикой и партийного контроля на местах в центре внимания оказался не человек, а производство. Во многих областях главной  функцией  местной власти являлось  управление сельским хозяйством. Определяющее  влияние на социально-экономическое развитие оказывал административный ранг города, а также расположенные  на его территории крупные производства. Если например, Харьков - крупный центр  машиностроения, Донецк -угольной промышленности, Днепропетровск - черной металлургии, то в Одессе  до разрушительного <цунами>  девяностых годов - Черноморское пароходство, непосредственное влияние  которого на решение  социально-экономических  городских проблем было ограничено. В недавнем прошлом  прибыль от экспорта  транспортных услуг <оседала> в Москве. Одесса относится к наиболее пострадавшим  от советской  административной  системы городам. Власть маргиналов-<беспочвенников> стремилась  вытравить память о вольнолюбивом  прошлом и личностях реформаторов. Произошел крупнейший в истории города  исход  талантов и просто личностей.

В независимой Украине изменилось  геостратегическое положение Одессы, ставшей главным портом  и центром  морского хозяйства страны. Но город по-прежнему  не имеет административных прав, которыми располагают многие морские  <столицы>, например, главный российский портовый город Санкт-Петербург. Поэтому  приоритетным является восстановление исторической справедливости - возвращение Одессе реальных прав  городского самоуправления. Еще в конце 80-х годов в качестве  альтернативы  самоуправления была предложена концепция свободной экономической зоны, <плодотворно> использовавшаяся в борьбе за власть.

Развернувшаяся в первые годы независимости Украины борьба между столичными и местными корпоративными группами  за право контроля деятельности Черноморского пароходства, приносившего государственной казне значительные поступления в твердой валюте, привели , практически, к гибели торгового и пассажирского флотов. Утратив лидерство в черноморской торговле,  Большая Одесса вместе с Ильичевском и Южным, по суммарному  грузообороту значительно  уступает Стамбулу, Новороссийску и Констанце, ставшей  главными черноморским воротами для Европы.

В отличии от многих других городов Украины Одесса наиболее открыта к внешнему миру, располагает  профессиональными кадрами с опытом  делового сотрудничества с зарубежными партерами. Город является наряду с Киевом ведущим центром развития открытой экономики, здесь расположено  подавляющее большинство  предприятий с иностранными инвестициями Причерноморья. Однако большинство из них  осуществляют не производственную, а торгово-посредническую деятельность. Курортно-рекреационное хозяйство города в условиях свободы  выбора мест отдыха и лечения оказалось неконкурентоспособным  в Средиземноморье.

Негативное влияние на развитие Одессы  оказывает  нестабильная остановка на Балканах, Кавказе и Черноморье, где вновь обострилась  проблема Проливов. Из-под <брони> Советского Союза обнажились потенциально <сейсмические> активные зоны  - вокруг Одессы, в Крыму, Южной Бессарабии и Приднестровье - со старыми  политическими, этническими и экономическими границами. В результате геополитических факторов, внутренней политической и законодательной нестабильности, медленного формирования рынка ценных бумаг  инвестиционная привлекательность  Одессы остается  исключительно низкой.

В постбиполярном  мире феномен Одессы может иметь  исключительно важное значение для  поиска модели  развития на  внешних суперэтнических и внутренних социокультурных рубежах. Стратегия города  должна  вырабатываться  на основе  геополитической  концепции Украины как рубежного государства, предусматривающей сбалансированное  развитие  и создание преференциального режима на пересечении транспортных коридоров  север - юг и запад - восток. Формирование  коммуникационного узла технологического развития  связано с реструктуризацией  городской экономики, усилением  функций транзитной торговли и сокращением удельного  веса промышленности, кроме  припортовой, ориентированной на экспорт или импорт. Для этого необходимо  создание  современных скоростных   коммуникаций между Одессой и столицей государства, а также  с  Крымом, Придунавьем, Приазовьем и зарубежными портами ( Стамбул, Констанца, Варна), строительство транспортного перехода  через Дунай как части кольцевой  черноморской автострады. Возможно  создание  нового коммуникационного коридора  <из варяг в греки> через Гданьск, Варшаву, Львов и Одессу. Формирование преференциального режима  на пересечении  транспортных коридоров не только ускорит оборачиваемость  капитала, но и будет гарантом  этнонациональной и этноконфессиональной  терпимости в космополитичном городе.

***

Важнейшей проблемой Черноморья является поиск путей формирования  нового  экономического пространства с преференциальным режимом  свободной торговли и совместного предпринимательства. Черноморье расположено в  геополитическом центре Евразии на пересечении коммуникаций <из варяг в греки> и запад - восток, включая Дунайско-Черноморский  путь. Крупнейшая концентрация  торговых портов  в Восточной Европе,  относительно  развитая инфраструктура, близость европейского и ближневосточного рынков создают  предпосылки  для мирохозяйственной интеграции. Турция  стала  инициатором формирования Черноморского  района экономического сотрудничества. В борьбе за черноморскую торговлю  лидирует Стамбул, к  которому перешли посреднические функции Бейрута - бывшего  торгового   и финансового  центра Ближнего Востока. Черноморье  может стать коммуникационным мостом между Европой и Азиатско-Тихоокеанским регионом. 

К региону  приковано внимание  западных  нефтяных компаний в связи с перспективами освоения  богатых углеводородами месторождений  Каспия и выбора  путей транспортировки  нефти и газа. Поэтому  на рубеже веков  геополитическая обстановка  в Черноморье  будет определяться  реальными политико-экономическими возможностями  контроля  транспортировки каспийской нефти и газа. Черное море  становится  зоной <жизненных интересов> третьих стран. Особенно  возрастает  политическая и экономическая  активность  в регионе  стран НАТО.

Кавказ и Центральная Азия

В Советском Союзе   проживало свыше 50 миллионов мусульман. В Азербайджане, Казахстане, Туркменистане, Узбекистане, Киргизии и Таджикистане, в республиках Российской Федерации - Татарстане, Башкирии, Чечне и других  - наблюдается возрождение ислама.

При покорении Российской империей мусульманских народов,  они вели  <Священную войну> (<Газават>) под знаменем  ислама. После ряда восстаний Екатерина II  легализовала ислам и признала  его законной  религией татар и башкир. В Первой Кавказской войне  не было побежденных, Россия  выполнила  государственную задачу, а горцы сохранили  свой уклад и образ жизни. Так как российские мусульмане  почти все были тюркоязычными народами, кроме большинства  горцев Кавказа и Таджикистана, возникла теория  пантюркизма и идея создания <Великого Турана> - тюркского государства с единоверной и единокровной Турцией. После  февральской революции 1917 года борьба мусульманских народов выливается  в исламское движение за автономию или полную независимость. В 1917-1918 гг. в Крыму  создавалась Национальная директория, а в Средней Азии - Кокандская автономия. В 1918-1919 гг.  существовала  исламская республика  горцев  Северного Кавказа. Формировались  мусульманские  полки как ядра  будущей <армии ислама> (басмачества). Ныне идеология  басмачества живуча в Туркестане и мюрадизма (национально-освободительного движения горцев) - на Северном Кавказе.

 ***

В постсоветском пространстве изменилось геополитическое  положение Кавказа, где проснулся  этноконфессиональный <вулкан>. В Х1Х веке здесь несколько десятилетий  продолжалась оплаченная  обильной кровью Кавказская война. В 1813 г. был взят  Азербайджан, в 1859 г. - Дагестан и Чечня, а в 1864 г. - Черкесия. Некоторые северокавказские народы, например, кабардинцы, еще в ХVI в. приняли  подданство России, ища  защиту от Крымского ханства и султанской Турции. На протяжении  веков Грузия находилась  в вассальной зависимости от великих держав, соперничавших на Ближнем Востоке. Особенно тяжелым для Грузии было владычество иноверных мусульманских государств, сопровождавшееся  геноцидом и массовыми  депортациями. После неоднократных  обращений с просьбами  о покровительстве  в состав Российской империи  вошли в 1801 г. Восточная Грузия, в первой половине Х1Х в. - остальные грузинские княжества и Восточная Армения. В 1922 г. историческая область  армян Карабах была передана Азербайджану  в угоду Турции.

Геополитические интересы  Российской империи не ограничивались Закавказьем. С 1878 года Карская область вошла в состав империи, а в период Первой  мировой войны  русская армия  заняла  Армянское нагорье, часть Курдистана и проникла даже в Месопотамию, но наступил 1917 год. Согласно  меморандума Троцкого,  направление  на Юг занимало важное место в  пожаре <мировой революции>, что нашло отражение в действиях промосковской  полубандитской  <Персидской Красной Армии>. Советская власть  провозглашалась в 40-е годы в Иранском Азербайджане. Но, увы,  вымыть солдатские сапоги в водах Индийского океана  России так и не пришлось.

Среди  постсоветских конфликтов на Кавказе особое место занимает  Чечня. Еще в конце ХVIII века в результате восстания шейха  Мансура произошло размежевание  горцев-вайнахов на  непримиримых чеченцев и ингушей, занимающих нейтральную позицию по отношению к  России. Сравнительно молодое   этническое  понятие <чеченцы> объединяет некровнородственные  роды (тейпы), куда кроме  вайнахских  входят  кумыкские, черкесские, грузинские  и даже русские и еврейские. Взятие заложников и работорговля у  горцев  не является  для Кавказа чем-то особенным. В <Очерках русской смуты> А.И. Деникин писал, что с ослаблением центральной и местной власти  привычные для кавказских горцев  грабежи и набеги стали обычным занятием, грабили  всех, без  различия происхождения, верований  и убеждений.

В 1944 году чеченцев, ингушей, карачаевцев, балкарцев, калмыков и ногайцев депортировали   в Среднюю Азию и Сибирь. Уже после возвращения на Кавказ этих народов по распоряжению Хрущева  чеченцы-горцы были выселены на равнину и в русский Грозный. Демографический взрыв и безработица вновь заставили  чеченцев, теперь добровольно  выезжать за пределы Кавказа в поисках  средств существования. Советская власть не смогла  решить  вековую проблему безработицы. В большинстве  кавказских и среднеазиатских республиках значительную часть занятых  в промышленности составляли русские, например,  80% -  в Чечне.   <Малая победоносная война> 90-х годов закончилась  поражением России и гибелью десятков тысяч граждан. В очередной раз  вскрылась некомпетентность  российских властей, использующих  унитарные подходы  в федеративном государстве.

Конфликт в Нагорном Карабахе так же имеет вековую историю. В 1922 году марионеточное  правительство Закавказской советской республики  по секретному соглашению с Турцией передала  армянский Карабах  и Нахичевань Азербайджану. При советской власти Карабах финансировался по остаточному принципу,  были уничтожены  все армянские христианские храмы. 

В отличии от армян в Грузии  и Азербайджане сохраняется племенные  и клановые образования. Сепаратистские  настроения   особенно проявились в конфликтах в Абхазии и Северной Осетии. В Азербайджане кроме карабахского конфликта отмечается дискриминация в отношении  ираноязычных народов -  талышей и курдов. Постсоветская Армения находится в геоэкономической изоляции и только благодаря сотрудничеству с Ираном, обеспечивается большей частью  энергетического сырья и товарами  народного потребления.

Ныне исламский Восток приблизился к границам России. Бывшие  благодатные  южные  советские республики, христианские  Грузия и Армения, мусульманский Азербайджан оказались на северной периферии ближневосточного пространства, где их продукция оказалась неконкурентоспособна  из-за высокой себестоимости. Игнорирование изменившегося  геостратегического положения привело к социальным потрясениям и упадку экономики. Сохранение  геополитического  равновесия на Кавказе  осложняется  незавершенностью  формирования наций в Грузии и Азербайджане. Например, в Грузии  кроме  наиболее распространенных  картлийского, имеется три родственных  языка - мингрельский, сванский и лазский. Мингрелы, столицей которых  издревле был Зугдиди, жили под властью Византии и Турции. Традиционным союзником России на Кавказе  является христианская Армения, где  социально-экономический кризис  усугубляется последствиями карабахской войны и отсутствием прямого выхода  к мировым коммуникациям.

***

Геостратегическое положение Центральной Азии  исторически  способствовало развитию  свободной торговли и ремесел. В прошлом  местные жители  различались не по языковому признаку, а по месту обитания. В бескрайнем океане  степей и пустынь пришлые  кочевые народы  соседствовали с  оседлыми земледельцами, жившими на <островах> - цветущих оазисах  с преимущественно городской культурой. В Самарканде, Ходженте, Ташкенте, Бухаре и других торгово-ремесленных  столицах основным транслятором культурного диалога  выступал  персидско-таджикский  язык. Среди тюркских кочевых народов при советской власти  наиболее привилегированным стал  узбекский язык. Сталинская национальная политика, прикрепив  местные народы  и языки  к определенным территориям,  заложила  <мины> замедленного действия, взрывающиеся  в постсоветском пространстве.

Полуфеодальная клановость  и низкий уровень жизни населения  Центральной Азии  способствует консервации  авторитарных режимов в Узбекистане, Туркмении и Таджикистане. Узбекистан стремится  к интеграции и лидерству в регионе. Туркменистан  строит государственность на  авторитарном режиме и  богатых  энергетических ресурсах. В Таджикистане, где нация еще не сложилась, конфликт между сторонниками строительства  национального и прокоммунистического  государства  осложняется  влиянием соседнего  Афганистана и России.  Трансформация Киргизии и других центрально-азиатских стран  сопровождается  эмиграцией  квалифицированного  русскоязычного населения. Геополитические интересы  России в регионе  обусловлены  обеспечением безопасности  русской общины, насчитывающей свыше 10 млн. человек, и противостоянием  религиозному  исламскому  экстремизму.

В Казахстане  незавершенность  становления нации  осложняется  внутренними  этнонациональными и этноконфессиональными  рубежами, межклановыми отношениями трех племенных объединений - Старшего, Среднего и Младшего жузов. В населении страны казахи составляют 40%, а русские - 38%. Русская, украинская и немецкая  общины  абсолютно доминируют  на севере  и составляют  большинство  промышленных рабочих. Игнорирование этих особенностей  может привести к геополитическому  разлому страны.  Поэтому Казахстан с преимущественно тюркско-мусульманским и православным населением  выступает  за более  тесную  экономическую интеграцию  с Россией.

Центральная Азия привлекает  внимание международного бизнеса  богатыми  энергетическими и другими ресурсами,  возможностями свободной транзитной торговли  на коммуникациях между Западом и Востоком. Возрождение Великого шелкового пути  будет способствовать  активному включению  региона  в международное  разделение труда. В зависимости от геополитической обстановки в Евразии маршруты трансконтинентальной дороги  могут пойти в направлении из Китая в Европу   севернее и южнее Каспия, обеспечив создание в Центральной Азии  крупного коммуникационного узла.

***

Расколотое постсоветское  геополитическое  пространство нарушило сложившийся миропорядок в   ЕВРАМАРе,  где проявляются тенденции  усиления конфликтности и поиск новых полюсов межцивилизационного диалога.  Впервые за последние пятьсот лет  после открытия Америки возрождаются коммуникационные функции  Евразийской степи-океана, что обусловлено не только распадом Советского Союза, но и формированием  Азиатско-Тихоокеанского полюса  экономического  и технологического развития. Несмотря на доминирование прозападной ориентации  большинства новых независимых государств, в ХХ1 веке произойдет усиление геоэкономического присутствия Востока на пространстве от Карпат  до Хингана.


Назад Далее

 

 


 

«Геополитика сверхдержав»

Америка. Утомлённая супердержава Падение и взлет китайского Дракона Имперская геополитика. Великий час мировых империй Путь к процветанию государства

 


Воспоминания
Ландшафты памяти
Ландшафты путешествий. Города и страны
Ландшафты поэзии, музыки и живописи


Избранные статьи и посты
ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ПРОСТОРАМ РОДИНЫ ЧУДЕСНОЙ
Шейх Заид. Самая выдающаяся исламская личность


Павел Флоренский. Русский Леонардо да Винчи
Максим Горький. Писатель, купленный любовью народа
Иван Бунин. Певец пограничья природы
Анна Ахматова. Парящая в небесах
Николай Гумилев. Конкистадор истоков человеческой природы 
Николай Заболоцкий. Поэт философской лирики


Бесподобная Элеонора. Королева мужских сердец
Анна Вырубова. Фрейлина, монахиня, оклеветанная
Трафальгарская Венера. Символ красоты и силы духа
Париж. Лувр. Гимн обворожительным женщинам


Трансильвания. Замок Дракулы. Вампирский бренд Румынии
Где присуждают и вручают Нобелевские премии
Олимпийские игры. От Древней Греции до Сочи
Гибель мировой секретной империи
Великий час кораблей пустыни
Неугасающий ослепительный блеск Венеции
Карибы. Святой Мартин. Остров двух господ