logo
Институт геополитики профессора Дергачева
Сетевой проект
Аналитический и образовательный портал
«Пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет». Мартин Хайдеггер

Геополитика. Русская энциклопедия

Интернет-журнал

Геополитика. Русская энциклопедия

Геополитика. Русская энциклопедия

Последние статьи:
Европейский Союз после Brexit. Чем крепче поцелуи, тем меньше денег
Нешелковый путь Черноморья
«Европейская мечта» Украины
Утешительный проект «Восточного партнёрства»
«Восточное партнёрство». Финиш антиевропейского проекта Европы
Аджария. «Жемчужина Грузии». Бульдозером по геополитике
Мировая туристическая индустрия
«Золотая эра» китайско-британских отношений
Великий Морской Шелковый путь
Шёлковый путь Большой Евразии. Китайский суперпроект века
Иммануил Кант. Путешественник, открывший Великий океан, берега которого еще не удалось достигнуть никому
Западный геополитический форпост России
Почему провалился евроинтеграционный «Дранг нах Остен»?
Путешествие в никуда между Петербургом и Москвой
Александр Радищев. Отец русских либералов, не любящих Родину
Первая мировая религиозная война
Украина. Третья Руина. Национальна идея под кого залечь и её последствия
Взрывоопасная «серая зона» Европы
Российская «имперская» геополитика
Восточная Европа в эпоху глобальной нестабильности
Конец китайской геополитики «искусно не высовываться»
Европейский Союз. Путь с вершины только вниз. Раскалённые рубежи Европы
Американская геополитика исключительности и «просвещенного» цинизма
Геополитическая эпоха глобальной нестабильности. На главных фронтах
Болгария. От обороны Шипки до нового турецкого протектората?
Ближний Восток. Сирия. Турецко-сирийский вековой конфликт
Ближний Восток. Курдистан
Ближний Восток. Ирак. Последствия американской агрессии
Предательство арабов великими европейскими державами
Исламская цивилизация. Идеология панисламизма. Религиозный конфликт
Великая Антиохия. Форпост христианства. Родина имя «христиане»
Взрывоопасные геополитические проблемы Турции
Турецкая геополитика. Доктрина «ноль проблем с соседями» и Realpolitik
Украина. Страна трудовых мигрантов
«Прибалтийские тигры». Пешки и марионетки на геополитической шахматной доске
Молдова. Ассоциация с ЕС. Время подводить первые итоги
Профессор Владимир Дергачев. К 70-летию со дня рождения
Геополитические последствия кризиса в Греции
Республика Македония. Не признанная Грецией
Империя Александра Македонского. Глобальная геополитическая трансформация древнего мира

__________
Мировой геополитический цунами сепаратизма
Пиратская геополитическая технология «управляемого» хаоса
Вечера на Хуторе близ Европы и России
Геополитическая трансформация в Черноморском регионе
Проигранная битва за Мировой океан
Геополитика Мирового океана
Великий час океанов
Государство создают Властитель и Песня
Великая война. Первый смертельный инфаркт Европы
Афон. Монашеское государство Святой Горы
Невыученные уроки Крыма
Одесская Хатынь. Евроинтеграция по-украински
Демократическая «петля Анаконды» в степях Украины
Новый регионализм
Почему воскресла «Мертвая рука»?
Индия. Самая большая демократия мира
Битва за Евразию. Тектоническая геополитическая
трансформация

Великие украинцы о выборе пути
Вирус национализма
Крымские рубежи вражды и мира
Кто будет владеть Евразией? Суперпроект века

Главные геополитические события
Пелопоннес. Послание древних греков современному миру
Знание – геополитическая сила и стратегический ресурс государства
Почему при лучшем в мире президенте не прекращаются теракты?
Россия модернизирует вооруженные силы
Третья Руина в истории украинской государственности
Киевский Майдан и Пятая колонна Запада
Украина. Европейский тайм-аут
К новой системе региональной безопасности на Южном Кавказе
Великий кормчий
Города-призраки на службе китайской геополитики
Мировое нашествие китайцев
Аморальное стремление к «богатому пузу» Запада
Смертельные обширные инфаркты Европы
Европейский протекторат Америки
Когда наступит «Закат Европы»?
Призрак коммунизма бродит по Европе
Почему Запад и Россия сходят с ума по-разному?
Геополитическая трансформация Латинской Америки Венецианская «империя» силы духа и духа наживы>
Гибель мировой секретной империи
Секретная сверхдержава
«Патриоты», обокравшие Россию
Красная Африка. «Кровожадный» неоколониализм Китая
Американский ангел хаоса на Африканском континенте
Обед в корчме на политическом кладбище
Словакия. Страна успешной «европеизации»
Страна вечной евроинтеграционной беременности
Постсоветская Балтия. Куда испарились балтийские тигры?
Кавказ. «Солнечное сплетение» Евразии
Возможен ли евразийский брак по любви или несчастью?
Евразия в поисках Евразийского Союза
Центральная Азия на евразийских рубежах вражды и мира
2012. Главные геополитические события
Партия как рулевой криминально-коррумпированной власти
Кризис российской государственности
Чрезмерное торжество российской «модернизации»
Украина в новой геополитической архитектуре мира
Восточная Европа в новой геополитической архитектуре мира
Многопартнерская геополитика Турции
«Элита в законе». Обольщение богатством
Стратегическое бездорожье России
От лампочки Ильича к олигархическому капитализму, которому Россия «до лампочки»
Имперская геополитика. Великий час мировых империй
__________
Меткая стрельба мимо утраченных целей
Системный кризис. Смертельные ошибки советской власти
Падение советской сверхдержавы. Пророк не в нашем отечестве
Зона коммунизма. Университетский Храм науки и образования
Великий час сверхдержавы. Рождение наукоемкой индустрии
Великий час сверхдержавы. Тайны Атомного проекта
Великий час сверхдержавы. Союз советской власти и фундамен-тальной науки
Архитектура послевоенного мирового порядка.
Советская геополитика. Пакт Молотова – Риббентропа
Геополитические броски за горизонт. Всемирная революция
Великая Победа. Жестокий прагматизм жесткого времени (III)
Великая Победа. Логика и психология войны (II)
Великая Победа. Сила духа (I)
«Ангелы» оранжевого бунта и раскольники канонического православия
Великая смута. «Чернобыль души»
Почему Россия не Скандинавия?
Европейская Япония
Королевство коммунистического быта
Великий государственник (к 280-летию со дня рождения императрицы Екатерины Великой)
Мировая война за души людей Головокружение от одиночества сверхдержавы
Крушение мифа о сказочном Евраленде
Натовские мечты Голопузенко
Великий путь «Слезы Аллаха»
Мазепа. Европейский рыцарь или проклятый лях?
«Человек века» о выборе пути, «дикой и возбуждающей» украинизации
Как «не стать подстилкой для других наций»? Последний гетман Украины о выборе пути
Завещание бессмертного Гоголя
Главный геополитический ресурс России
Истоки кризиса украинской государственности
Борьба националистов за «жизненное пространство» советской Украины
«Украинский прорыв» к дефолту государственности. Третья Руина
Черноморский остров Змеиный в зеркале геополитики
Пути преодоления дефолта украинской государственности




   
   
   
Рейтинг@Mail.ru   
Союз образовательных сайтов    
Яндекс цитирования    



Лекции Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи


Обсудить статью в дискуссионном клубе

Геополитика Больших многомерных пространств

Владимир Дергачев

Vladimir A. Dergachëv La Geopolitica dei Grandi spazi multidimensionali. — GEOPOLITICA, vol. I, no. 3, 2012 (Италия, Рим).  

Электронный вариант на русском языке статьи Владимира Дергачева в итальянском журнале «Геополитика».


Владимир ДергачевНа рубеже второго и третьего тысячелетий произошел геополитический ренессанс — возрождение геополитики в новом качестве как междисциплинарной аналитической науки. Возникла острая потребность в системных аналитиках, обладающих современным геополитическим мышлением. Без геополитических  прогнозов невозможно  представить будущее страны. Государственный деятель обязан обладать геополитическим  мышлением. Геополитика становится  составной частью общеобразовательной  культуры. Представления о геополитике  нужны каждому человеку, стремящемуся занять активные позиции в обществе. Как просто  объяснить могущество  страны морским или континентальным местоположением,  но как  порой  сложно проложить созидательный путь,  не поддавшись соблазну оказаться  в  мифологическом королевстве  кривых зеркал. В статье излагаются основные положения  геополитической теории Больших многомерных пространств.

 

«Абсолютно правильного миропорядка не существует. Справедливость  остается задачей, не имеющей  завершения». Карл Ясперс 1


Обложка журнала GeopoliticaВ классических  теориях  традиционной геополитики  объектом исследования является географическое пространство,  в новой геополитике (геоэкономике) – экономическое пространство. Новейшая геополитика, фундаментом которой является геофилософия, исследует  многомерные пространства и их рубежную энергетику2
Геополитическая теория Больших многомерных пространств (рубежной коммуникативности) — учение новейшей геополитики,  разрабатываемое на фундаменте европейской геофилософии (философии имманентного пространства). Стремится преодолеть ограниченность географического и  экономического детерминизма традиционной и новой геополитики (геоэкономики)  за счет коммуникационной сопряженности многомерного пространства,  создающего рубежную энергетику эффективного геопространства3. Великие и региональные державы стремятся создать эффективное геополитическое пространство, но не всем это удается. Успех государственного строительства не всегда зависит от природного богатства. Часто процветающими становятся  государства, не  обладающие эффективной территорией и наличием крупных энергетических и других природных ресурсов.


Традиционная геополитика (географический разум государства по Хаусхоферу)  делает акцент на роль географических факторов в захвате Больших жизненных пространств. Интеллектуальные истоки геоэкономики были заложены в теории Автаркии Больших пространств немецкого экономиста Фридриха Листасогласно которой эффективная мирохозяйственная интеграция государства возможна на основе сочетания протекционистской политики в отношении отечественного производителя  и таможенного союза с постепенным переходом к  открытой экономике. По этому пути шел Европейский Союз, демонстрирующий до кризиса еврозоны самую эффективную модель поэтапной региональной интеграции. 


Методологическим фундаментом новейшей геополитики  является геофилософия – философия имманентного пространства Земли, наполненного  событиями. Таким образом, осуществляется переход к безграничным коммуникациям, образуемых на  энергонасыщенных рубежах многомерного пространства  природы,  человека и общества. Это дает возможность говорить  о созидательной или разрушительной пассионарности (человеческой энергии) как «главного двигателя» геополитической трансформации мирового имманентного порядка. Геофилософия берет начало от трудов Фридриха Ницше и её развитие получило в современной европейской мысли4.


Природа богатства государства основывается, прежде всего, на высокой созидательной  человеческой энергии, способной преодолеть эгоизм и корыстные интересы правящей элиты. Этим богатством обладает каждое государство, но воспользоваться им на благо отечества удается не  всегда и не всем. Здесь важна технология властвования, основанная на выявлении пропорций между различными коммуникациями на основе стратегического  ресурса — созидательной человеческой энергии.  Например, древнегреческая сопряженность  космоса, полиса и  микрокосмос души;  Великий китайский порядок; западноевропейская сопряженность  Мысли и Капитала; американская модель Рынка и Демократии.


Геополитическая теория Больших многомерных пространств  следующим образом  трансформирует основные понятия геополитики. Геополитика рассматривается как  аналитическая междисциплинарная наука о закономерностях  распределения и перераспределения  сфер влияния (центров силы)  различных государств и межгосударственных объединений в многомерном коммуникационном пространстве. Геополитическая мощь представляет совокупность  военно-политических, природно-географических,  материальных,  демографических и духовных (ценностных) ресурсов государства. Важной составляющей геополитической мощи государства остается большая территория, повышающая военную безопасность. Она включает так же экономическую мощь, наличие энергетических и других природных ресурсов, стратегическую транзитность, обеспечивающую возможность создания  международных транспортных коридоров. Составной частью геополитической мощи является морская мощь государства.  Для реализации геополитической мощи государства необходима политическая воля.


Если в традиционной геополитике акцент делается на  военно-политическую мощь государства, в геоэкономике – на экономическую мощь, то в новейшей геополитике доминирует сила духа. Высшей формой проявления человеческого духа является язык и вера, ставшие геополитическими категориями. Чтобы подорвать мощь страны, не обязательно разрушать материальные объекты, главным направлением удара является разрушение пространства языку и национальной культуры, цивилизационная перекодировка. 


Геополитические исследования Больших многомерных пространств требуют разнообразных знаний, в том числе в области этнологии. В пассионарной теории неоевразийца Льва Гумилева  предложена  универсальная модель  этногенеза 5. Энергетическая природа пассионарности  посредством её носителей создает  и разрушает ландшафты, народы и культуры. Пассионарность проявляется в способности человека   жертвовать  собой ради идеала. Она возникает  как вспышка, которая затухая, оставляет кристаллизованную  пассионарность – многочисленные следы  жизни этноса (архитектуру, литературу и идеи). Когда пассионарная энергия  уменьшается, ведущее положение в обществе занимают  субпассионарии, опошляющие прошлое и имитирующие настоящее ради мифического будущего. Неистребимая посредственность проматывает наследство  предков.


На основе баланса  национальных интересов  формируется  геополитический код государства — исторически сложившаяся многовекторная система политических и экономических отношений государства с внешним миром, обеспечивающая определенный государственный статус на мировом, региональном и местном уровнях (сверхдержава, региональная держава и т.д.). Геополитическое положение рассматривается  как положение государства и межгосударственных объединений по отношению к мировым центрам силы (сферам влияния), включая военно-политические блоки и зоны конфликтов. Определяется совокупной мощью материальных и нематериальных ресурсов (военно-политической, экономической, технологической и пассионарной) в многомерном коммуникационном пространстве Земли. Геоэкономическое положение определяет положение государства по отношению к мировым и региональным центрам экономической мощи, к главным коммуникационным направлениям движения  капитала, производства,  товаров и услуг, формирующим мировые и региональные рынки.  


Геополитическая классификация Больших пространств

В традиционной и новой геополитике сложились исторические  типы Больших пространств, часть которых нашла отражение в геополитических концепциях: Море и Континент (Хэлфорд Маккиндер и др.), «жизненные пространства» (Карл Хаусхофер), Большие экономические пространства (Фридрих Лист, Карл Шмитт)  и др. В отличие от «Больших пространств»  традиционной и новой геополитики (военно-политического и экономического),  новейшая геополитика акцентирует внимание на  многомерность множества пространств, создающих на рубежах созидательную или разрушительную энергетика. Такой подход к мироустройству находится в полном соответствии с европейской философской традицией, исходящей из кантовских представлений о множественности миров. Перечислим функциональные типы Больших пространств Земли:

  • Большие географические пространства (континенты,  моря и океаны), 
  • Большие геополитические пространства (Море и Континент),
  • Большие континентальные пространства (Евразия, Балканы, Кавказ, Ближний Восток, Центральная Азия и др.)
  • Большие океанические и морские пространства (Арктика, Средиземноморье, Каспий),
  • Большие цивилизационные пространства,
  • Большие пространства мировых цивилизаций,
  • Большие многомерные пространства государства-цивилизации,
  • Большие имперские пространства,
  • Большие средиземноморские пространства (Римская империя),
  • Большие пространства универсальных «имперских» мифов (Великая Германия, Великая Россия, Великая Армения, Великая Сербия  и т.д.),
  • Большие геополитические пространства региональных держав (Россия, Турция, Иран, Таиланд, Саудовская Аравия, ЮАР и др.),
  • Большие духовные (конфессиональные) пространства мировых и других религий,
  • Большие пространства религиозного фундаментализма (исламского, евангелистского и др.), 
  • Большие суперэтнические пространства,
  • Большие демографические пространства (Китай, Индия, Европа и др.),
  • Большие пространства мировых диаспор,
  • Большие экономические (геоэкономические) пространства 
  • Большие пространства этнического предпринимательства (Большой Китай и др.),
  • Большие пространства криминальной экономики и др. 
  • Большие социальные пространства,
  • Большие пространства межличностных коммуникаций,
  • Большие индивидуальные пространства (ландшафты жизни),
  • Большие социопсихологические пространства,
  • Большие пространства кристаллизованной пассионарности,
  • Большие социокультурные пространства,
  • Большие пространства основных языков межнационального общения (английский и французский, испанский и португальский, китайский, русский, арабский и немецкий, итальянский), 
  • Большое пространство американской массовой культуры,
  • Большие информационные пространства,
  • Большое информационное пространство американских СМИ,
  • Большие виртуальные киберпространства Интернета,
  • Большие пространства природных ресурсов, 
  • Большие пространства энергетический ресурсов (Персидский залив, Сибирь), 
  • Большие пространства водных ресурсов (Россия, Бразилия, Канада),
  • Большие экологические пространства (Сахара, Гималаи, циркумграничные океанские круговороты)  и др. 

Географическое пространство конечно, но безграничная мысль создает в нем новые состояния («страты»), абсолютный горизонт событий. Впервые это выдающееся открытие сделали греки. Государство — это не география, а состояние, достигнутое на фундаменте человеческой энергии, где в соотнесении должны быть элементы великой триады: Космос (Природа) — Полис — Человек (Душа человека).


Большие геополитические пространства создаются мировыми империями, сверхдержавами.  В прошлом через эти пространства,  рожденные в результате политической воли великих полководцев, проходили трансконтинентальные коммуникации (коридоры) для товаров, идей и информации. Например, Великий шелковый путь и Великая Евразийская степь между мировыми цивилизациями. В истории возникали «Великие океаны» многомерного коммуникационного пространства  (Китайский,  Великий Эгейский, ЕвроАфроАзийский). Выделяются Большие пространства гегемонии великих держав (мировая социалистическая система во главе с СССР, мировая капиталистическая система во главе с США).


Большие пространства «от моря до моря» преодолевают  ограниченность традиционного геополитического подхода к противостоянию  Моря и Континента. Эффективность этой модели особенно наглядно демонстрируют Соединенные Штаты Америки, создавшие два полюса экономического и технологического развития на атлантическом и тихоокеанском побережьях. Российская/Советская империя не смогла создать эффективное геоэкономическое пространство «от моря до моря».


Большие многомерные пространства мировых цивилизаций характеризуются  устойчивыми культурно-генетическими кодами и архетипами, доминирующей ролью менталитета и нравственных ценностей  в противостоянии внешним Вызовам6. Эти цивилизационные особенности используются в технологиях новейшей геополитики. Когда захват «чужих территорий» осуществляются с помощью центрических технологий манипулирования сознанием (подсознанием) граждан государства, которое является объектом воздействия.


В результате стратификации разномасштабных процессов в природе и обществе образуются  геостраты и геомары. Геостраты или Большие многомерные пространства есть результат стратификации разномасштабных процессов в природе и обществе, образующих рубежное энергоизбыточное напряжение (созидательное или разрушительное). Геостраты характеризуется энергетическим полем и собственным временем местности, насыщенной событиями в данном геополитическом, геоэкономическом и других пространств. В геострате отражается материализованная (в экономике или политике) или кристаллизованная (в культуре) пассионарность.


Геомары или энергоизбыточные (энергонасыщенные) граничные коммуникационные поля  позволяют преодолевать дистанцию между геостратами. В отличие от географического, преодолеть многомерное пространство можно только силой духа. В результате стратификации разномасштабных процессов в природе и обществе образуются рубежные зоны, обладающие энергетикой интенсивных взаимодействий. В реальном мире  поля природных, политических,  экономических,  социокультурных и  информационных коммуникаций не совпадают в  географическом пространстве и, накладываясь друг на друга, образуют напряжение энергонасыщенных рубежей многомерного пространства. Его коммуникационная природа  может служить стратегическим ресурсом материального развития или духовного возрождения, или, в условиях утраты контактных функций превратиться в непосильное бремя для страны. Тогда  коммуникационная природа пространства разрушается, а государство распадается. Созидательная рубежная энергетика многомерного коммуникационного пространства  государства, выявляющая скрытый потенциал пассионарности,  рассматривается как главный стратегический ресурс национальной безопасности. Защитить не только материальные, но и духовные ценности можно только при наличии   чувства достоинства и  цивилизационной (в том числе конфессиональной) принадлежности.


Динамическое соприкосновение (стратификация) разномасштабных процессов приводит к образованию в многомерном коммуникационном пространстве множества рубежей, в том числе ныне погребенных под «слоем» современности. Однако «реликты» напоминают о себе в период распада государства или его трансформации социально-психологическим дискомфортом, негативностью коммуникаций и выраженной конфликтностью, как реакция на изоляцию пространства от внешнего мира. При этом конфликт выступает и как «возмутитель спокойствия», и в качестве созидательной функции новой коммуникации.
Новейшая геополитика выработала новые формы захвата Больших многомерных пространств. Здесь особая роль принадлежит оффшорной геополитике и геополитике кибервойн. Оффшорная геополитика осуществляет захват «зон жизненных интересов» без применения военно-политической мощи в целях овладения финансовыми и производственными активами,  получения доступа к природным и интеллектуальным ресурсам государства7.


Мир стал свидетелем краха евразийской геополитики США в географическом пространстве от Атлантики до Тихого океана и вступает в эпоху мировой кибервойны8. Начинается последний бой против Евразии  — кибервойна Запад – Восток в многомерном коммуникационном пространстве Земли. Во Всемирную сеть переносятся апробированные методы информационных войн. В киберпространстве нет полюсов военно-политической и экономической мощи. Цели на этой войне могут быть географически локализованы, а киберармия киберинтернационала — эксцентрирована. Возможно, на горячих фронтах мировой кибервойны будет формироваться идеология глобального сетевого общества  на основе  новой Реформации и Просвещения — борьбы за совесть и влечения к чести, против имитации истинной веры и действительности.


Великие геополитические рубежи Земли

В отличие от традиционной и новой геополитики, исследующей конкретные географические, военно-политические и экономические пространства,  в качестве одного из главных геополитических объектов исследования  новейшей геополитики рассматриваются энергонасыщенные рубежи  Больших многомерных коммуникационных пространств имманентного мира Земли. Выделяются контактные зоны  на рубежах цивилизаций  (ЕВРАМАР), Континента и Мирового океана (МОРЕМАР).


Евразийская рубежная (маргинальная, в смысле краевая) зона цивилизаций  (ЕВРАМАР)  выступает как контактная зона диалога культур. Это важнейший «двигатель» духовного прогресса человечества и, одновременно, барьерные  «горячие фронты»  взаимного непонимания и  подозрительности (крупнейших мировых военных конфликтов). В  многомерном пространстве ЕВРАМАРа стратифицировались природные, геополитические, конфессиональные, экономические, этнические, культурные  и другие рубежи. Великая Евразийская  суперэтническая  зона  есть результат «пограничных состояний» многомерного пространства, образующего  коммуникационные полюса  высокой энергетики. Главный  евразийский рубеж проходит через души людей. В многомерном коммуникационном пространстве ЕВРАМАРа  возник духовный микрокосмос  мировых религий и расположены их центры  (Иерусалим, Рим, Мекка, Медина, Исфахан). Здесь сосредоточены  мировые полюса  философской мысли (Древняя Греция, Китай, Германия), исторические центры  международной торговли. Интенсивный информационный обмен, обусловленный  ускорением  оборачиваемости  торгового, промышленного и финансового капитала способствовал благоденствию народов и рождению мировых религий на социокультурных рубежах,  но здесь же  возведение  «железных занавесов»  сопровождалось   наиболее кровопролитными этнонациональными и этноконфессиональными конфликтами.


МОРЕМАР — береговая рубежная (маргинальная, в смысле краевая) контактная зона морей и океанов — главный геополитический плацдарм, здесь сосредоточены крупнейшие центры военной мощи, экономические и демографические полюса Земли. История человечества неразрывно связана с береговой зоной — историческим форпостом колонизации континентов и освоения Мирового океана. Береговая зона морей и океанов является основой эксцентрированных океанических природных систем, главным экологическим «двигателем» Мирового океана и  играет исключительно важную роль в становлении геополитической и геоэкономической мощи государства 9.  Если страна развивается «лицом к морю», то её мощь прирастает за счет открытости к миру. Углубление международного разделения труда, тенденции глобализации и регионализма усиливают экономическую и демографическую притягательность береговой зоны морей и океанов. Береговая зона становится «зоной жизненных интересов» отдельных государств.


В современном мире доминирует евразийская геополитика с повышенным вниманием к ЕВРАМАРУ.  В будущем, по мере расширения освоения энергетических ресурсов Мирового океана, в первую очередь континентального шельфа, МОРЕМАР станет ключевым объектом геополитики.


Геополитические циклы

На основе разрабатываемой геополитической теории Больших многомерных пространств  были расширены представления, заложенные в классической модели о циклах мировой конъюнктуры Кондратьева – Валлерстайна 10, объединившей геополитику с экономикой и социологией. Выделяются следующие геополитические циклы: краткосрочные 40-летние циклы, среднесрочные 100-летние циклы, долгосрочные 500-летние циклы кардинальной смены мировой геополитической архитектуры и мировых (глобальных, трансконтинентальных) коммуникаций.


Краткосрочные сорокалетние циклы характеризуются двумя фазами. За первую двадцатилетнюю фазу  намечаются главные векторы трансформации мирового порядка. За два десятилетия был заложен фундамент Европейского Союза и китайских реформ, в Америке и ЕС началась эпоха высоких технологий, появились азиатские драконы. Бедуины в ОАЭ совершили рывок из средневековья в двадцать первый век. В результате двадцатилетней фазы была осуществлена советская индустриализация и, несмотря на жестокую войну, создана советская сверхдержава.


Во второй фазе цикла происходит окончательное «закрепление» нового геополитического положения государства. Если доминировала имитация действительности, то в следующие два десятилетия возможна только поступательная деградация всех сфер деятельности. Одни страны переходят в группу мировых держав (Китай, Индия), обладающих геополитической мощью, другие  –  восточноевропейские страны во главе с Россией – уверенно деградируют в сторону мировой периферии. Краткосрочный геополитический цикл совпадает с современным, уплотнённым временем, экономическим циклом мировой конъюнктуры Н.Д. Кондратьева и обусловлен в значительной степени особенностями 40-летнего цикла смены поколений (1937 – 1977, СССР), (1950 – 1990, Япония) и т.д. 


Среднесрочные циклы совпадают с циклами мировой гегемонии, основанные на модели Кондратьева – Валлерстайна. Это дало возможность увязать геополитику с мировой экономикой. Модель наглядно показала, что падение и взлет мировых геополитических гегемоний соотносится с переструктуризацией мирового хозяйства. Модель успешно описывает цикличность при доминировании в мире западной капиталистической системы, что оказалось недостаточным условием при формировании новой геополитической архитектуры мира. 


Долгосрочные 500-летние циклы приводят к кардинальной смены мировой геополитической архитектуры по генеральным направлениям Восток – Запад – Восток, и соответствующей трансформации мировых (трансконтинентальных) коммуникаций и мировых полюсов экономического и технологического развития. Модель Кондратьева – Валлерстайна была создана для капиталистической системы, насчитывающей несколько столетий, и не учитывает вероятность этих больших геополитических циклов. Мировой системный кризис  неолиберальной модели глобализации  совпал со сменой мирового геополитического цикла Восток – Запад – Восток. И первой жертвой мировой геополитической трансформации стала России, которая в 90-е годы устремилась к богатому «пузу»  Запада. Мировые геополитические циклы невозможно исследовать без знания  исторических  ландшафтов кристаллизованной пассионарности.


Нельзя игнорировать геополитическую природу Земли. Запад и Восток — две  вечные стороны или  момента  состояния человечества. Они, по определению, не могут пересечься и не могут конфликтовать друг с другом в географии.  Но возможно некоторое многомерное пространство, в котором эти  стороны могут  быть приведены в соотношение —  встретиться и вступить в конфликт11. Запад адаптировал человека  с помощью рационалистических технологий (разума) к миру машин, у цивилизаций Востока  доминирует  чувственное восприятие внешнего мира. 


Запад включает преимущественно высокоразвитые страны, исповедующие принципы демократии и гражданского общества. Войны на Востоке и на Балканах,  другие военные конфликты показали  силу и слабость Запада. Его техническое превосходство является  подавляющим  и не может быть нейтрализовано военными средствами. Запад крайне медлителен в принятии решений и эффективно действует только при всеобщей политической поддержки. Запад  безразличен к материальным потерям и крайне чувствителен к гибели своих граждан. Западная цивилизация, взращенная на экспансии, утрачивает монополию на приоритет своих ценностей, скомпрометированных попытками силового распространения демократии в Евразии. 


Восток в геополитике часто отождествляют с Евразией. Контроль над Евразией является ключевой проблемой в большинстве классических геополитических теорий и концепций. В Евразии главная геостратегическая цель империй  прошлого заключалась в  контроле над обширными территориями и крупными торговыми путями. Многие полководцы завоевывали  евразийские пространства, но только немногие из них обладали  стратегическим видением, позволившим его удержать с помощью торговых коммуникаций, а не только меча. Современный Восток во главе с Китаем и Индией демонстрирует устойчивые темпы роста.


Геополитические полюса и полярность

Широкая дискуссия ведется о новом мировом устройстве на принципах  многополярного или однополярного мира. В биполярном мире понятие «полярность» интерпретировалось часто не в геополитическом, а в географическом смысле как наличие двух противоположных полюсов. С позиций новейшей геополитики  под «полярностью»  понимается способность некоторых геополитических «тел» проявлять известные свойства с большей интенсивностью, чем другие. Это полюса рубежной энергетики многомерного коммуникационного пространства.


Новейшая геополитика переносит акцент на многомерное коммуникационное пространство, где теряют актуальность традиционные геополитические концепции Север — Юг и Центр – Периферия.  Полюса многомерного коммуникационного пространства в отличии от одномерного не могут экстраполироваться или точно локализоваться в одномерном географическом или экономическом пространствах. Если в традиционной геополитике выделятся полюса силы, а в геоэкономике — экономические и технологические полюса, то в новейшей геополитике — полюса силы духа, границы которой проходят через души людей и не могут быть экстраполированы в географическом пространстве. 


Полюса высокой интенсивности  расположены на рубежах многомерного коммуникационного пространства. Отсюда вытекает известное  противоречие.  Каждое пространство имеет свой полюс, в том числе и духовное. Поэтому можно сказать, что в многомерном коммуникационном пространстве есть духовный полюс Земли, который нельзя локализовать в географии.  Хотя поиски идут в конкретном географическом пространстве Евразии, особенно часто в Тибете.


Долгосрочные мировые геополитические циклы на стадии подъема формируют мировые цивилизационные полюса гегемонии (военной, экономической и технологической мощи, мировых религий), которые локализуются в Больших многомерных пространствах. Геополитические полюса возникают преимущественно на пересечении генеральных направлений мировых коммуникаций.   Наряду с мировыми полюсами формируются региональные центры силы (военно-политической, экономической, технологической мощи) и мировых религий. Выделяются  полюса материализованной и кристаллизованной пассионарности.


Геополитические циклы и мировые коммуникации

Генеральные направления энергетического обмена между геополитическими полюсами (центрами военно-политической, экономической и технологической мощи) Больших многомерных пространств  образуют трансграничные коммуникационные коридоры. Выделяются политические, военно-политические, социальные, экономические, духовные, этнические, научные, технологические и другие коммуникации. В отличие от транспортных путей, они обеспечивают не только материальные потоки,  но и обмен идей. В геополитике трансграничные коммуникационные коридоры проецируются  на географическое пространство. В экономическом пространстве они служат ускорению оборачиваемости торгового, промышленного и финансового капитала, информационного продукта.  В современном мире широкое распространение получили международные транспортные коридоры (МТК). Эффективность коммуникационных коридоров зависит, прежде всего, от формирования единого геополитического или геоэкономического пространства,  снимающего барьеры на пути материальных и людских потоков и обеспечивающих их безопасность. Успешно формируется  Всемирная информационная магистраль в виртуальном пространстве Интернета.


В больших геополитических циклах выделяются следующая смена генеральных мировых коммуникаций: Великие исторические реки, Средиземноморский путь (три пятисотлетних цикла), Великий Шелковый путь (три пятисотлетних цикла), Североатлантический путь, Великий путь Южных морей, Великий морской путь через Суэцкий канал и Всемирная информационная магистраль.  Каждый геополитический цикл характеризуется формированием коммуникационных коридоров — генеральных направлений энергетического обмена между коммуникационными полюсами.


500-летние геополитические циклы приводят к кардинальной смене мировой геополитической архитектуры и мировых (трансконтинентальных) коммуникаций. В настоящее время геополитическая трансформация в Евразии сопровождается началом нового мирового цикла, что наглядно демонстрируют неудачи с возрождением Великого Шелкового пути и возрастанием роли Великого морского пути12.


Новая геополитическая архитектура

В современном мире происходит эпохальное событие  трансформации  геополитической архитектуры13. Завершается 500-летний мировой геополитический цикл доминирования Запада. Согласно геополитической теории больших многомерных пространств на мировой геополитический  цикл накладываются  краткосрочные 40-летние  региональные геополитические  циклы Запада, Арабского Востока и постсоветского евразийского пространства. На Западе завершается 40-летний геополитический цикл  после парижской «красной» весны 1968 года, которая подвела черту под эпохой модерна и открыла небывалую прежде  индивидуальную свободу. При переходе к постмодерну интеллектуалы  уступили место в социальной иерархии среднему классу, обладающему свободами и экономическим достоинством. Средний класс стал важным фундаментом капиталистического государства, активно потребляющий и платящий большие налоги. Но в результате мирового финансового кризиса ставшего свечой зажигания мирового системного кризиса неолиберальной модели  началась мировая революция среднего класса или революция разочарованных, протестующих против присвоения богатства ограниченным процентом банкиров, против коррумпированных режимов, против отсутствия возможностей продвижения по социальным лифтам.  Всемирная революция среднего класса от Арабского Востока до США с использованием социальных сетей  Интернета выявила  ограниченность существования коррумпированных режимов  и крах неолиберальной модели постиндустриального общества. 


Глобальная система Интернет стала  фактором  политической и экономической действительности и превращается в геополитическую коммуникацию, где мобильность информации  становится стратегическим ресурсом, не имеющим территориально-государственной организации. Конфликт интерактивной среды Интернета с существующими  статусными коммуникациями  государств может стать  взрывоопасным в результате мировой сетевой информационной войны. И на этой войне никто не может гарантировать победу Запада.  Первыми в этой борьбе падут коррумпированные государства. Технологии новейшей геополитики позволяют сконцентрировать уже имеющуюся негативную информацию во Всемирной сети  для кибератаки против коррумпированного государства и  нанести смертельный удар по легитимности власти. Кумулятивный эффект кибератаки многократно усиливается, если вместо площадного информационного «бомбометания» главный удар направляется против местной  элиты.


Геополитика в век глобализации не отмирает, а  «Большие пространства» вновь определяют битву  за новый мировой порядок. Наиболее эффективной формой противостояния глобальным вызовам и угрозам в современном мире являются Большие имперские пространства государства-цивилизации, создающие крупнейшие полюса  экономического и технологического развития  (Соединенные Штаты, Китай и Объединенная Европа). 


В многомерном пространстве Земли в обозримом будущем произойдет не столкновение цивилизаций, а  двух мировых империй — американской империи иммигрантов и  экстерриториальной Империи Большого Китая («Срединной империи» в новом качестве). Обе империи  обладают разной искрой зажигания человеческой энергии.


Имперская идеология присутствует с начала американской истории. После распада Советского Союза  Соединенные Штаты стали отождествляться с Мировой империей в диапазоне от Либеральной империи Свободы и Добра до Глобальной империи Зла. «Плавильный котел» в Соединённых Штатах затухает, но рубежная энергетика  мигрантов (бикультуралов)  сохраняется, что  поддерживает пассионарность американского народа. В этом сила и слабость Америки. Америка — империя иммигрантов,  устремившихся  за океан для обретения Земли Обетованной. Их пассионарность  на этнокультурных рубежах проявляется в повышенной деловой активности. Но у нации мигрантов нет «лишней» энергии.  Американская империя при неоспоримой экономической и военно-политической мощи не обладает человеческой энергии для экспорта демократии, капитала, людей и культуры по всему миру. Поэтому Империя иммигрантов с пока еще доминирующим протестантским духом капитализма по определению не может зажечь огонь новой эпохи Ренессанса. Пассионарность итальянской Флоренции проявилась не только в торговле и  банковском деле, но и в культуре и искусстве. Америка этот подвиг повторить не удалось. Для консолидации иммигрантов  актуальна массовая культура, а её примитивизация направлена на удовлетворение  потребительского спроса.


Для мировой гегемонии недостаточно военной или экономической мощи. Необходима легитимность, признаваемая значительной частью человечества.  Америка  не желает жертвовать собственным материальным благополучием  ради блага всего мира.  Слабыми местами американской гегемонии являются   международный терроризм. Традиционная стратегия ядерного сдерживания оказалась неэффективной, когда противник готов совершить самоубийство ради достижения своих целей.


Претензии США на легитимность  подорваны военными действиями в Евразии. Многомерное пространство Евразии остается геополитическим Хартлендом, без его контроля Соединенные Штаты не могут претендовать на роль  единственной сверхдержавы. В результате неудач евразийской геополитики США ослаблено геополитическое положение Америки. Но, несмотря на это, остается  незыблемой американская геополитическая формула: «Уйти, чтобы остаться».  


Появились многочисленные  публикации, в которых приводятся  факты  гибели американской экономики, включая огромный государственный долг и расходы на государственные пособия. Оппоненты Америки часто желаемое выдают за действительность. Экономическому развитию характерна  цикличность, но из неё не вытекает тенденция устойчивого упадка в общественной жизни. Высока вероятность, что в условиях американской демократии и гражданского правового общества и в этот раз буде найден путь выхода из экономического кризиса. И это демонстрируется созданной системой лучшего в мире  высшего образования. Пока Вашингтон будет поддерживать высокое качество жизни через высокое качество образования  американцев, распад Америке не грозит.


Поднебесная является классическим государством-цивилизацией, где в основном совпадают политические, социокультурные и конфессиональные границы. Китайская геополитическая формула Пути и Стены не предполагает функции мирового жандарма. Красный Китай не экспортирует лозунг «Пролетарии всех стран — объединяйтесь!». Но лозунг «Китайцы всего мира — объединяйтесь!» может оказаться более эффективным в борьбе за лидерство в глобальной конкуренции, чем американский мультикультурализм.  Китай создал Великую цивилизационную геополитику, основанную на философии Великого китайского порядка, сочетающего избирательную открытость к внешнему миру с  защитой китайских традиций и менталитета от внешних  воздействий. Символами этой геополитики стали Великий Шелковый путь и Великая Китайская стена. Великий Путь выполнял контактные, а Стена — барьерные функции не только в географии, но и являлась символом  барьера против  чужеродных заимствований в духовной сфере.


Великая китайская геополитика Пути и Стены оказалась исключительно востребованной в современном мире. В условиях глобализации мировые диаспоры выступают как мощные геополитические игроки на мировой арене. Проживающая на всех континентах китайская диаспора (хуацяо) образует мировое китайское сообщество Большого Китая с высокой пассионарностью и  ностальгией по Большой родине. Главной задачей геополитической доктрины Китая является  воссоединение государства-цивилизации в единых границах на основе принципа «одна страна — две системы». Китайская геополитика в отличие от США делает ставку в Евразии не на этнонационализм и марионеточную демократию, а консолидирующую на основе экономического роста модель, предусматривающую сохранение полиэтничности на цивилизационных рубежах. Китай стал единственной державой мира, способной адекватно ответить на информационные технологии новейшей геополитики, применяемые спецслужбами США против Пекина.


Объединенная Европа ассоциируются с историческим ядром западноевропейской цивилизации. Будущее Европы — в двухполюсной конфигурации континента, межцивилизационном диалоге  западноевропейской и восточноевропейской традиций. Наиболее оптимальной является новая европейская геополитическая архитектура Европы, исходящая из двуединства и биполярности Западной и Восточной Европы, учитывающая особенности западно-христианской и православной цивилизаций. На этой основе должен возводиться фундамент общеевропейской безопасности, который не может быть построен на основе НАТО во главе с США.


Расколотое постсоветское пространство остается наиболее открытым для глобальных вызовов и угроз. Здесь проходит самый слабый фронт столкновения  рыночного и религиозного фундаментализма.  Даже при умеренном оптимизме  наиболее вероятен пессимистический сценарий развития событий. Отказавшись от коммунистической идеологии, власти постсоветских  государств  предложили своим народам примитивные политехнологии, имитирующие действительность.


Содружество Независимых Государств не стало  эффективным региональным геополитическим и экономическим образованием. Правопреемница СССР — слабеющая Россия с невнятной внешней политикой с оглядкой на Запад, а в последнее время и на Китай  —  за последнее два десятилетия предала всех, кого только можно было предать. Характерной чертой постсоветского пространства стали перманентные конфликты между странами СНГ, в первую очередь между «братскими» славянскими народами — Россией, Белоруссией и  Украиной. Новые независимые государства  часто рассматривают Россию как «старшего брата», который как дойная корова должен поставлять им энерго- или другие ресурсы по льготным ценам и при этом, одновременно, проводят недружественную политику в отношении Москвы. Особенно ключевую роль  на постсоветском пространстве играют российско-украинские отношения. Интеграция с Украиной укрепляет  российский статус великой державы и позволяет за счет кооперации сохранить мощный военно-промышленный потенциал.


Московский Кремль в последнее десятилетие зачистил поле политической конкуренции, а  российская коррумпированная олигархическая модель стала непривлекательной для интеграции. Коррумпированная Россия  является самым слабым звеном Евразии. Коррупция наряду с терроризмом, алкоголизмом и наркотиками стала оружием массового уничтожения России. Поэтому в обозримом будущем возможен «брак по несчастью»  в условиях финансового кризиса и дефицита бюджетов в ряде новых независимых  государств. Новая форма этого брака была предложена «лидером российской нации», озвучившего идею создания Евразийского Союза как одного из мировых полюсов экономической силы. Но есть опасения, что будет создан евразийский полюс,  но не той «силы». Если будет  проявляться  полная импотенция в борьбе с  «семейным» и другим криминальным  бизнесом  в верхних эшелонах власти. Тогда Евразийский Союз может с полным правом позиционироваться в мире как евразийский полюс коррупции, наряду с Центральной Африкой.


На постсоветском пространстве впервые в истории создан новый «демократический» тип криминально-коррумпированных протекторатов, которые становятся надежным  сырьевым придатком Запада и Китая. Новая мировая периферия формируется не в результате конспирологического заговора и военной агрессии Запада, а «демократическим» путем. Оффшорный бизнес позволил выкачать Западу у конкурентов в Восточной Европе не только огромные ресурсы, но и осуществить подкуп государственной власти в странах криминально-коррумпированной демократии. В результате оффшорной  геополитики  экономика России и большинства постсоветских государств оказалась под внешним управлением. Оффшоры используются как главный инструмент «братания» государственного, крупного частного и иностранного капитала, высокопоставленных коррумпированных чиновников и политиков.


Резюме

Ренессанс геополитики обусловлен формированием новой геополитической архитектуры. В глобализующемся мире расширились возможности для «захвата» территорий государств. Они осуществляются одновременно в многомерном коммуникационном пространстве (географическом, экономическом, социокультурном, конфессиональном, психологическом и пр.). На рубежах Больших геополитических пространств образуется множество «горячих» и «холодных» фронтов. Ни какие географические барьеры, ни высокие горы, не моря и океаны не могут преградить  это наступление. Пограничники, как и тысячу лет назад стоят на  охране государственной границе, тогда как угроза для национальной безопасности государства может прийти совершенно из другой сферы. Это наступление могут преградить только барьеры в душе человека, озаренной разумом и истинной верой. Геополитическая мощь государства определяется в первую очередь не материальными ресурсами, а силой духа.


Геополитическая теория Больших многомерных пространств способствует преодолению  географического и экономического детерминизма  традиционной и новой геополитики за счет набора базисных факторов, создающих рубежную энергетику эффективного геопространства. Она акцентирует внимание на рубежные процессы, создающие энергетику разрушения или созидания на границах рационального и чувственного восприятия мира. Наступает эпоха Великих открытий  рубежной коммуникативности многомерного пространства, когда в центре внимания оказываются «рубежные» процессы между цивилизациями,  народами, морем и континентом,  мир-экономиками, природой и человеком, его внешним и внутренним миром.

 

Какая огромная энергия ума и сил растрачена человеком на ложных путях. «Колесо истории» — это не могучая река из прошлого в  светлое будущее. И «пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет»14. Автор не вправе  обещать светлое будущее. Какие бы геополитические концепции  не рассматривались, генеральная коммуникация на пути социального прогресса проходит не в реальном геополитическом пространстве, а через внутренний мир  человека. Нельзя изменить Мир, не изменив себя.

 


1 Ясперс К. Смысл и назначение истории. Пер. с нем. – М.: Политиздат, 1991, с. 202.

2 Дергачев В.А. Цивилизационная геополитика (геофилософия). — Киев: ВИРА-Р, 2004.

3 Основные положения изложены в авторских трудах «Раскаленные рубежи» (1998), «Геополитика» (2000, 2004) и «Геоэкономика» (2002), «Геофилософия» (2004), «Глобалистика» (2005), «Геополитическая энциклопедия» (2010), «Геополитическая теория Больших многомерных  пространств» (2011) и размещены на Интернет-портале «Институт геополитики профессора Дергачева».   

4 Делез Ж., Гваттари Ф. Что такое философия? (раздел «геофилософия»). Пер. с французского С.Н.Зенкин. — СПб.: Алетея, 1998. Каччари М. Геофилософия Европы/ Пер. с итальянского и пред. С.А. Мальцевой, СПб.: Издательство «Пневма», 2004.

5 Гумилев Л.Н.  Этногенез и биосфера Земли. – М.: Гидрометеоиздат, 1990. Гумилёв Л. Н. Древняя Русь и Великая степь. – М.: Мысль, 1989.

6 Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. Пер. с англ. — М.: АСТ, 2003.

7 Дергачев В. Оффшорная геополитика. — Вестник аналитики, 2011, № 4.

8 Дергачев В. Геополитика мировой кибервойны. — Вестник аналитики, 2011, № 1. 

9 Dergachev V. The Physical-Economic Contact Zone Be-tween Land and Sea. — Soviet Geography. Vol. XXII, No 8, 1981. (USA, New York).

10 Wallerstein I. The Politics of the World-Economy. — Cambridge, 1984.

  

11 Мамардашвили М. Как я понимаю философию. – М.: Прогресс, 1992.

12 Дергачев В. Великий час Южных морей. — http://dergachev.ru/Landscapes-of-life/Indo-chinese/02.html.

13 Дергачев В. Новая геополитическая архитектура Евразии: от Атлантики до Тихого океана. — Вестник аналитики, 2010, №4.

14 Хайдеггер М. Время и бытие. Пер. с нем. — Республика, 1993, с. 258.

 

 


 

«Геополитика сверхдержав»

Америка. Утомлённая супердержава Падение и взлет китайского Дракона Имперская геополитика. Великий час мировых империй Путь к процветанию государства

 


Воспоминания
Ландшафты памяти
Ландшафты путешествий. Города и страны
Ландшафты поэзии, музыки и живописи


Избранные статьи и посты
ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ПРОСТОРАМ РОДИНЫ ЧУДЕСНОЙ
Шейх Заид. Самая выдающаяся исламская личность


Павел Флоренский. Русский Леонардо да Винчи
Максим Горький. Писатель, купленный любовью народа
Иван Бунин. Певец пограничья природы
Анна Ахматова. Парящая в небесах
Николай Гумилев. Конкистадор истоков человеческой природы 
Николай Заболоцкий. Поэт философской лирики


Бесподобная Элеонора. Королева мужских сердец
Анна Вырубова. Фрейлина, монахиня, оклеветанная
Трафальгарская Венера. Символ красоты и силы духа
Париж. Лувр. Гимн обворожительным женщинам


Трансильвания. Замок Дракулы. Вампирский бренд Румынии
Где присуждают и вручают Нобелевские премии
Олимпийские игры. От Древней Греции до Сочи
Гибель мировой секретной империи
Великий час кораблей пустыни
Неугасающий ослепительный блеск Венеции
Карибы. Святой Мартин. Остров двух господ