logo
Институт геополитики профессора Дергачева
Сетевой проект
Аналитический и образовательный портал
«Пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет». Мартин Хайдеггер

Геополитика. Русская энциклопедия

Интернет-журнал

Геополитика. Русская энциклопедия

Геополитика. Русская энциклопедия

Новые статьи здесь

Другие статьи:
Европейский Союз после Brexit. Чем крепче поцелуи, тем меньше денег
Нешелковый путь Черноморья
«Европейская мечта» Украины
Утешительный проект «Восточного партнёрства»
«Восточное партнёрство». Финиш антиевропейского проекта Европы
Аджария. «Жемчужина Грузии». Бульдозером по геополитике
Мировая туристическая индустрия
«Золотая эра» китайско-британских отношений
Великий Морской Шелковый путь
Шёлковый путь Большой Евразии. Китайский суперпроект века
Иммануил Кант. Путешественник, открывший Великий океан, берега которого еще не удалось достигнуть никому
Западный геополитический форпост России
Почему провалился евроинтеграционный «Дранг нах Остен»?
Путешествие в никуда между Петербургом и Москвой
Александр Радищев. Отец русских либералов, не любящих Родину
Первая мировая религиозная война
Украина. Третья Руина. Национальна идея под кого залечь и её последствия
Взрывоопасная «серая зона» Европы
Российская «имперская» геополитика
Восточная Европа в эпоху глобальной нестабильности
Конец китайской геополитики «искусно не высовываться»
Европейский Союз. Путь с вершины только вниз. Раскалённые рубежи Европы
Американская геополитика исключительности и «просвещенного» цинизма
Геополитическая эпоха глобальной нестабильности. На главных фронтах
Болгария. От обороны Шипки до нового турецкого протектората?
Ближний Восток. Сирия. Турецко-сирийский вековой конфликт
Ближний Восток. Курдистан
Ближний Восток. Ирак. Последствия американской агрессии
Предательство арабов великими европейскими державами
Исламская цивилизация. Идеология панисламизма. Религиозный конфликт
Великая Антиохия. Форпост христианства. Родина имя «христиане»
Взрывоопасные геополитические проблемы Турции
Турецкая геополитика. Доктрина «ноль проблем с соседями» и Realpolitik
Украина. Страна трудовых мигрантов
«Прибалтийские тигры». Пешки и марионетки на геополитической шахматной доске
Молдова. Ассоциация с ЕС. Время подводить первые итоги
Профессор Владимир Дергачев. К 70-летию со дня рождения
Геополитические последствия кризиса в Греции
Республика Македония. Не признанная Грецией
Империя Александра Македонского. Глобальная геополитическая трансформация древнего мира

__________
Мировой геополитический цунами сепаратизма
Пиратская геополитическая технология «управляемого» хаоса
Вечера на Хуторе близ Европы и России
Геополитическая трансформация в Черноморском регионе
Проигранная битва за Мировой океан
Геополитика Мирового океана
Великий час океанов
Государство создают Властитель и Песня
Великая война. Первый смертельный инфаркт Европы
Афон. Монашеское государство Святой Горы
Невыученные уроки Крыма
Одесская Хатынь. Евроинтеграция по-украински
Демократическая «петля Анаконды» в степях Украины
Новый регионализм
Почему воскресла «Мертвая рука»?
Индия. Самая большая демократия мира
Битва за Евразию. Тектоническая геополитическая
трансформация

Великие украинцы о выборе пути
Вирус национализма
Крымские рубежи вражды и мира
Кто будет владеть Евразией? Суперпроект века

Главные геополитические события
Пелопоннес. Послание древних греков современному миру
Знание – геополитическая сила и стратегический ресурс государства
Почему при лучшем в мире президенте не прекращаются теракты?
Россия модернизирует вооруженные силы
Третья Руина в истории украинской государственности
Киевский Майдан и Пятая колонна Запада
Украина. Европейский тайм-аут
К новой системе региональной безопасности на Южном Кавказе
Великий кормчий
Города-призраки на службе китайской геополитики
Мировое нашествие китайцев
Аморальное стремление к «богатому пузу» Запада
Смертельные обширные инфаркты Европы
Европейский протекторат Америки
Когда наступит «Закат Европы»?
Призрак коммунизма бродит по Европе
Почему Запад и Россия сходят с ума по-разному?
Геополитическая трансформация Латинской Америки Венецианская «империя» силы духа и духа наживы>
Гибель мировой секретной империи
Секретная сверхдержава
«Патриоты», обокравшие Россию
Красная Африка. «Кровожадный» неоколониализм Китая
Американский ангел хаоса на Африканском континенте
Обед в корчме на политическом кладбище
Словакия. Страна успешной «европеизации»
Страна вечной евроинтеграционной беременности
Постсоветская Балтия. Куда испарились балтийские тигры?
Кавказ. «Солнечное сплетение» Евразии
Возможен ли евразийский брак по любви или несчастью?
Евразия в поисках Евразийского Союза
Центральная Азия на евразийских рубежах вражды и мира
2012. Главные геополитические события
Партия как рулевой криминально-коррумпированной власти
Кризис российской государственности
Чрезмерное торжество российской «модернизации»
Украина в новой геополитической архитектуре мира
Восточная Европа в новой геополитической архитектуре мира
Многопартнерская геополитика Турции
«Элита в законе». Обольщение богатством
Стратегическое бездорожье России
От лампочки Ильича к олигархическому капитализму, которому Россия «до лампочки»
Имперская геополитика. Великий час мировых империй
__________
Меткая стрельба мимо утраченных целей
Системный кризис. Смертельные ошибки советской власти
Падение советской сверхдержавы. Пророк не в нашем отечестве
Зона коммунизма. Университетский Храм науки и образования
Великий час сверхдержавы. Рождение наукоемкой индустрии
Великий час сверхдержавы. Тайны Атомного проекта
Великий час сверхдержавы. Союз советской власти и фундамен-тальной науки
Архитектура послевоенного мирового порядка.
Советская геополитика. Пакт Молотова – Риббентропа
Геополитические броски за горизонт. Всемирная революция
Великая Победа. Жестокий прагматизм жесткого времени (III)
Великая Победа. Логика и психология войны (II)
Великая Победа. Сила духа (I)
«Ангелы» оранжевого бунта и раскольники канонического православия
Великая смута. «Чернобыль души»
Почему Россия не Скандинавия?
Европейская Япония
Королевство коммунистического быта
Великий государственник (к 280-летию со дня рождения императрицы Екатерины Великой)
Мировая война за души людей Головокружение от одиночества сверхдержавы
Крушение мифа о сказочном Евраленде
Натовские мечты Голопузенко
Великий путь «Слезы Аллаха»
Мазепа. Европейский рыцарь или проклятый лях?
«Человек века» о выборе пути, «дикой и возбуждающей» украинизации
Как «не стать подстилкой для других наций»? Последний гетман Украины о выборе пути
Завещание бессмертного Гоголя
Главный геополитический ресурс России
Истоки кризиса украинской государственности
Борьба националистов за «жизненное пространство» советской Украины
«Украинский прорыв» к дефолту государственности. Третья Руина
Черноморский остров Змеиный в зеркале геополитики
Пути преодоления дефолта украинской государственности




   
   
   
Союз образовательных сайтов    
Яндекс цитирования    
Рейтинг@Mail.ru    
   



Лекции Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи


Обсудить статью в дискуссионном клубе

Жаркое геополитическое лето. Грузия. Армения. Турция. Иран

 

http://www.top2best.com/wp-content/uploads/2012/11/kebelli-hottest-place-in-africa.jpgГрузия после потопа. Армения после несостоявшейся цветной революции  Историческое соглашение по Ирану: США победили или Иран уступил? Дайджест интервью политолога и востоковеда, заведующего отделом Кавказа Института стран СНГ Владимира Евсеева и зав. отделом Черноморско-Средиземноморских исследований Института Европы РАН Аллы Язьковой.  

Грузия после потопа

Передача «В кругу света» радио «Эхо Москвы» от 16 июля 2015 г. (сокращённый вариант)


Ведущие: Светлана Сорокина и Юрий Кобаладзе.

 

С. Сорокина― Здравствуйте. В эфире «В круге Света». Мы назвали программу: Грузия после потопа. У нас в гостях: Владимир Евсеев, заведующий отделом Кавказа Института стран СНГ и Алла Язькова, зав. отделом Черноморско-Средиземноморских исследований Института Европы РАН, профессор МГИМО. Здравствуйте. Вы все прекрасно знаете о том, что происходило в последние дни в Тбилиси. Это и стало поводом для нашего разговора. Хотя, конечно же, поговорим мы не только о том, что произошло непосредственно в Тбилиси. Но мне показалось хороший повод поговорить о Грузии в целом и наших отношениях. Потому что мы давно не говорили. Сейчас Украина заслоняет собой. Но мне кажется, интересно было бы поговорить о Грузии тоже. Поскольку Юрий Георгиевич практически единственный грузин, я хотела спросить, Юр, наверняка есть знакомые, что сейчас из себя Тбилиси представляет.
Ю. Кобаладзе― Кошмар, кошмар. Это необычное совершенно наводнение. Такого, по-моему, не было никогда. Хотя похожие бывали. Я хорошо помню, как еще я, будучи ребенком, также зоопарк размывало, животные бегали. И сколько себя помню, разговоры шли о том, что надо зоопарк переводить.
С. Сорокина― А почему именно он…
Ю. Кобаладзе― Потому что он находится в таком ущелье, там все потоки. А если огромное количество, несутся со страшной силой. Вот на этот раз принеслись. Не говоря уже о погибших людях. Сегодня я говорил со знакомым, погибли у него две девочки родственницы. Люди просто утонули.
С. Сорокина― 17 человек.
Ю. Кобаладзе― Около 20. Но я надеюсь, что на этот раз хотя бы задумаются о том, где можно строить. Еще года три назад было наводнение, Саакашвили ездил, говорил, что мы здесь все снесем, людей расселим. Но воз и ныне там.
С. Сорокина― А из-за чего это произошло?
Ю. Кобаладзе― Из-за того, что был необычайно сильный дождь, который вызвал такое стихийное бедствие. Огромные массы неслись с гор, собирались в ущелье…
С. Сорокина― Многие винят Михаила Саакашвили. Его команду вернее. Потому что строительство дороги и труба, в которую загнали речку, вроде бы как стала причиной…
Ю. Кобаладзе― Может быть и это, пусть разбираются, но еще задолго до Саакашвили это был такой проблемный участок. Бывали наводнения и размыв зоопарка и животные также бегали. Но не с таким трагическим концом. 20 человек погибло.
С. Сорокина― Сегодня говорят о том, какой ущерб принес потоп, и расчеты эти показывают все большие цифры. Говорят о значительном, порядка 100 млн. лари. Как вы полагаете, сегодня для грузинской экономики, что происходит с бюджетом, насколько чувствительно то, что произошло и как они будут выходить из положения.
А. Язькова― Грузинская экономика вообще находилась в перманентном кризисе после распада Советского Союза. Наибольшие потери были понесены в результате отделения. А после войны 2008 г. оценивают 4,5 млрд. долл. ущерб, который был нанесен грузинской экономики. Поэтому выходить из этой ситуации было очень сложно. О Саакашвили можно иметь разное мнение, но его идея сингапуризации Грузии, то есть то, чтобы Грузия пошла по пути Сингапура, вызывает серьезные сомнения. Он съездил, посмотрел, как там хорошо. И ему это очень понравилось. Ничего из этого не вышло, и в конечном счете его партия «Единое национальное движение» в октябре 2012 г. потерпела поражение на выборах. Я не скажу, что сокрушительное, но тем не менее. И к власти пришла партия «Грузинская мечта», миллиардера Бидзины Иванишвили. И Иванишвили пытался что-то сделать. Даже говорили, что он платил министрам из своего кармана зарплату. Но реформ никаких по сути пока не получилось.
В. Евсеев― Самой большой проблемой сейчас для экономики Грузии является то, что она имеет очень большое отрицательное сальдо товарооборота. То есть Грузия экспортирует намного меньше, чем покупает. По некоторым оценкам такое сальдо составляет до 4 млрд. долл. Для поддержания экономики нужно постоянно получать новые кредиты. В бытность Михаила Саакашвили под него давали эти кредиты, сейчас пришел срок, когда нужно вновь получать кредиты. Уже на других условиях. И одна из причин некоторого ухудшения российско-грузинских отношений, а это проявилось в заявлениях с грузинской стороны и министра иностранных дел, и министра обороны, обусловлено тем, что нужно получать новый кредит. При этом нужно подтвердить, что Грузия настроена против России и хочет дальше двигаться на Запад. Это как бы один из мотивов. Теперь в отношении «Единого национального движения». Оно не увеличивает свой электоральный базис.
А. Язькова― Оно вообще распалось сейчас.
В. Евсеев― Но есть усталость и от «Грузинской мечты». Потому что это правящая коалиция, осенью из правящей коалиции вышла партия «Свободные демократы», включая Ираклия Аласания. Пока «Грузинской мечте» удается сохранять правящую коалицию за счет Республиканской партии. Но это больше попутчик. В целом получается, что «Грузинская мечта», во-первых, не может реализовать какой-то новый экономический проект, второе – она очень плохо пиарится в СМИ, что было изначальной позицией Бидзины Иванишвили. Он говорит: зачем нужно пиариться, пусть судят по нашим делам.
С. Сорокина― Но все-таки перед выборами они пиарились.
В. Евсеев― Многие СМИ им не контролируются. Во всяком случае, со стороны правящей коалиции. И это создает дополнительные проблемы, плюс еще проблемы создает Михаил Саакашвили, который периодически что-то делает, на что нужно реагировать. Например, в декабре прошлого года были заявления о том, чтобы офицеры грузинской армии бросали службу и ехали на Украину воевать. Соответственно это не могла грузинская власть, потому что нарушение…
С. Сорокина― Всего.
А. Язькова― Можно мне добавить. Во-первых, то, что касается Михаила Саакашвили, то действительно «Единое национальное движение» развалилось как таковое. Причем толчком к этому была попытка Михаила Саакашвили 21 марта 2015 г. организовать грузинский майдан.
Он руководил этим процессом, вложил в это довольно большие средства и рассчитывал на то, что получится грузинский майдан. Но грузинский майдан не получился. Собралась примерно одна тысяча человек вместо 10 тыс., на которые он рассчитал. Он полагал, что будет революция. Ничего из этого не получилось, и это было закатом.
В. Евсеев― Я думаю, что к «Единому национальному движению» нужно относиться более объективно. Я не вижу его распада. Оно имеет свой электорат. Можно говорить о 20% населения, что немало. А потом я думаю, надо пару слов сказать о том, что в прошлом году прошли местные выборы, которые продолжались почти все лето. И формально победила «Грузинская мечта», но усталость населения есть уже и от нее. И поэтому сейчас Грузия подходит к некому выбору, когда в следующем году будут выборы в парламент и нужно решать. Грузия уже в конце правления Михаила Саакашвили стала из президентско-парламентской – парламентско-президентской.
Ю. Кобаладзе― Я могу возразить по одному только вопросу, что выборы проиграл Саакашвили не из-за тяжелой или какой-то экономический ситуации. А просто так сложилось. И конечно, пиар играл огромную роль. Эта ситуация с тюрьмами, которая всколыхнула общественное мнение. Усталость определенная от него. Много факторов. Но не экономика. Кстати, что касается экономики, Саакашвили достиг больших позитивных результатов. Это можно было видеть.
С. Сорокина― Два года назад была в Грузии, проехала практически через всю страну. Было очевидно. Там много было построено. И дороги нормальные.
В. Евсеев― Это кредиты.
С. Сорокина― По крайней мере были вложены во что-то.
В. Евсеев― Коррупцию смог победить.
Ю. Кобаладзе― Реформы государственные, управление, милиция и так далее.
В. Евсеев― Но за счет чего? Диктата.
Ю. Кобаладзе― Я его не оправдываю. Я констатирую факт. Более того, сейчас многие люди, которые были в оппозиции Саакашвили, довольно известные люди, которые стремились, добивались его ухода, сейчас говорят, что при нем было движение. Была какая-то мысль. При нем что-то шевелилось. Сейчас вообще ничего не происходит.
В. Евсеев― А сейчас есть мечта.
Ю. Кобаладзе― Партию назвать «Грузинская мечта» это вообще типичный грузинский подход. Вы лежите на диванах, пейте вино, а я каждому в дом холодильник, стиральную машину и все грузины естественно поверили. Если он восстановил свою деревню, он также восстановит Грузию.
В. Евсеев― У нас есть некие политики, тоже подобное говорят. Каждому мужику бутылку водки.
Ю. Кобаладзе― На этой волне как раз и победила. Но идей там не вижу.
С. Сорокина― У меня ощущение некого застоя.
Ю. Кобаладзе― Премьер говорит, что я вообще ставленник Иванишвили. Это мой отец, наставник, ментор. Президент говорит о том, что я пластилин, это он публично говорит. Чего из меня вылепят, я тем и буду. И вообще каких-то там…
С. Сорокина― И Иванишвили сам отошел и больше не участвует.
А. Язькова― У меня к вам тогда вопрос. А противостояние между премьером и президентом, о котором писали и говорили, это казус совершенно необычный в политике. Когда они между собой не общаются, и когда должен был премьер-министр делать на парламенте доклад за год, то не приехал…
Ю. Кобаладзе― Тоже фактор, который говорит, что не все в порядке в датском королевстве. И что планировал и обещал Иванишвили, пока не реализуется. Я не хочу называть конкретно людей, которые мне говорили в частных беседах, что ничего не происходит. Застой. Никаких новых идей. Экономика — не улучшается ситуация.
В. Евсеев― Помимо то, что мы говорили есть еще проблема беженцев. Из Абхазии и Южной Осетии. Эта проблема немного отодвигается дальше. То есть она уже теряет свою остроту. Потому что все понимают, если ехать по дорогам Грузии, все знают, как доехать до Цхинвала, а тем более до Сухума. Это видно по указателям. Но говорить о том, что проблема беженцев сейчас является проблемой номер один, было бы неправильно. Потому что она в какой-то степени хотя бы сгладилась. Да, конечно, мне приходилось встречать в Тбилиси людей, которые очень эмоционально объясняли, что не могу вернуться в Цхинвал, в Абхазию. Есть и некоторые ограничения на въезд. Даже граждан России, которые имеют грузинские корни.
В. Евсеев― Причем не с российской стороны это имеет место. Это конечно неправильно, потому что граждан РФ должны пускать без ограничений. Но в целом все-таки проблема беженцев она немножко отошла дальше.
Ю. Кобаладзе― Для Грузии конечно проблема. Но Абхазия имеет общие границы с Россией. Это драматически меняет ситуацию. А Южная Осетия зажата Кавказским хребтом и абсолютно сплошной границей с Россией. Как она может развиваться без участия с Грузией вообще непонятно.
А. Язькова― Я хотела сказать, что сейчас мы все-таки немножко отошли от экономики. Но сейчас говорить о том, что реформы какие-то можно делать по образцу того или другого. Но это, по-моему, для Грузии абсолютно безрезультатно. А главное, что для Грузии необходимо – это восстановление, прежде всего, аграрного сектора.
В. Евсеев― Нужен сбыт.
А. Язькова― Да сбыт. Я, например, не далее как сегодня прочитала: за последний год на 46% увеличились поставки вина…
В. Евсеев― В Россию.
С. Сорокина― Мы сейчас поговорим еще о российско-грузинских отношениях и о том, что здесь творится. Мы сейчас просто немножко о самой Грузии говорим.
В. Евсеев― Я бы хотел добавить, что существует идея, которая, с моей точки зрения, может быть реализована. Грузия является для Армении единственным транспортным коридором. Армения – член Евразийского экономического союза, Грузия подписала ассоциацию с ЕС. И в связи с этим появляется ситуация, когда можно попробовать сделать некий мостик между двумя экономическими системами. Не повторять украинский опыт противоборства. А попробовать, особенно учитывая то, что Армения очень серьезно вовлечена в западную экономику, то, что у нее фактически собственная финансовая система. Она вовлечена в мировую финансовую систему. То, что армянская диаспора очень крупная. То есть, эта идея о том, чтобы попробовать сделать мостик, но мостик нужен не на базе Армении, а на Армении-Грузии.
Ю. Кобаладзе― Это будет вызывать здесь подозрения.
С. Сорокина― Еще одна тема. Россия предложила свою помощь, своих спасателей, и не только для зоопарка, но отклика нет. Казалось бы, вроде как можно сказать да, мы принимаем помощь. Но не принимают.
Ю. Кобаладзе― Ну потому что такая ситуация, у меня моя концепция, надо отменить визовой режим.
А. Язькова― Это обязательно.
Ю. Кобаладзе― Я считаю, что это ужасно. Это было сделано до войны, и это остановило поколения грузин: они не знают в какой стороне Россия. Если россиянин может прилететь в Тбилиси, ему еще бутылку вина вручают, спасибо, что приехали. И визу получает в аэропорту. Грузин в Россию приехать не может. И молодое поколение – а где эта Россия?
С. Сорокина― Языка уже не знают.
Ю. Кобаладзе― Естественно. И в этом большая трагедия. Потому что даже если сегодня восстановить дипотношения, визовой режим, уже поздно. Но хоть как-то…
А. Язькова― Это не поздно, это необходимо.
Ю. Кобаладзе― Но поздно с точки зрения, что люди уже переориентировались, люди ездят читать лекции в грузинские вузы, читают на английском.
А. Язькова― Вы знаете, я однажды читала лекцию в Тбилисском университете.
Лет 5 назад. Может быть 4. И на 4-м курсе русский язык проходил, а вот уже ниже, ниже уже не знают. Но хотя надо сказать, что по данным статистическим примерно 27% говорят по-русски.
Ю. Кобаладзе― Пока еще.
С. Сорокина― Я несколько вопросов прочту. Татьяна спрашивает: чем Грузия может содержать себя. Мы сказали про сельское хозяйство.
А. Язькова― Туризм.
С. Сорокина― Красивая страна.
В. Евсеев― Если посмотреть на Аджарию, кто там отдыхает. Азербайджанцы…
Ю. Кобаладзе― Казахи.
В. Евсеев― Армяне. Достаточно много турок. Удивительно, но на этой территории собралось жители многих республик. В Грузии конечно это наблюдается пятнами, потому что есть территории, где посещают, другие нет. Мне приходилось проезжать Западную Грузию, ее некоторые районы удручают. Теперь на чем она может сделать рывок. Вы раньше говорили о воссоединении железных дорог через территорию Абхазии. Это дало бы толчок к развитию, например, и российско-армянских отношений. Но есть попытки воспрепятствовать этому как со стороны Азербайджана, так и со стороны грузинской элиты и общества, которое в значительной степени настроено против России. При этом, несомненно, что транзит товаров для той же Армении – это источник дохода для Грузии. В частности, сейчас такой доход приносит транзит углеводородов из Азербайджана. Но для всего населения Грузии этого недостаточно. Мне говорили грузины, что 3,5 млн чел. реально проживает в Грузии, из них, наверное, половина живет в Тбилиси. Это типично для Южного Кавказа.
С. Сорокина― Да, страна, конечно, небольшая. Действительно отсутствие каких-то прорывных не только политических, но и экономических идей…
Ю. Кобаладзе― Такой застой.
С. Сорокина― Дмитрий Мезенцев спрашивает: насколько нынешняя грузинская элита готова идти на Запад?
Ю. Кобаладзе― Она заявила и не скрывает.
С. Сорокина― И насколько Грузия готова вступить в НАТО.
Ю. Кобаладзе― Готова, только никто не берет.
С. Сорокина― Есть неурегулированные территориальные вопросы.
А. Язькова― Грузия готова вступить в НАТО, но действительных шансов его получить практически нет. Потому что на последнем саммите НАТО были очерчены страны, которые могут на это рассчитывать. Это в основном балканские страны.
В. Евсеев― Если исходить из результатов опросов, которые проводили, например, в конце прошлого года в Грузии, то наблюдается некое разочарование в НАТО у части местного населения. Они говорят так: мы хотели быть с НАТО вместе, но почему НАТО нам не вернуло ни Абхазию, ни Южную Осетию. Вероятность того, что НАТО это сделает, не очень большая. Кроме того, не очень принято принимать в НАТО государства, у которых существуют территориальные проблемы. Но здесь к этому нужно подходить осторожно. Потому что, например, страны Балтии вступили в НАТО без демаркации границ с РФ. Это тоже было неправильно, но их приняли в НАТО. Могут ли Грузию принять в НАТО без Абхазии и Южной Осетии? Теоретически могут, но что последует? После этого, скорее всего, будет решен вопрос о воссоединении России и Южной Осетии. Как вы знаете, между Москвой и Цхинвалом был подписан договор, который не является аннексией. Это некая промежуточная стадия, потому что некоторые функции передаются Москве, как, например, охрана внешних границ и оборона. Но правоохранительные органы остаются в югоосетинское подчинение. Хотя там создается достаточно сложная структура в этой сфере. Как только Грузия становится членом НАТО, я больше чем уверен, что Южная Осетия станет частью РФ. Такой подход, я думаю, не устраивает Тбилиси, что России это тоже создаст определенные проблемы. Поэтому желательно, чтобы Грузия осталась в том же состоянии, как и сейчас. Государство, которое действует в рамках программы «Партнерства ради мира», но она не является членом НАТО.
А. Язькова― Я хочу сказать, что кроме проблемы НАТО существует проблема ЕС. И тут последний саммит рижский восточного партнерства показал, что эта проблема это еще дальнее будущее. Сначала, когда программа была инициирована Польшей и Швецией, тогда это было очень заманчиво для тех стран, которые вошли в это Восточное партнерство, включая Грузию, Азербайджан, Армению, Молдову и даже Белоруссию. Но сейчас речь идет только о возможности проведения каких-то реформ и поддержке таких реформ со стороны ЕС.
В. Евсеев― А какая их финансовая поддержка? Объемы скажите, чтобы люди понимали. Ведь они не столь велики.
А. Язькова― Совершенно минимальные.
В. Евсеев― Если бы ЕС сказал, что мы готовы предоставить Грузии несколько миллиардов  евро в качестве льготного кредита, я гипотетически рассуждаю, но там суммы ничтожны.
С. Сорокина― А виден ли какой-то просвет в российско-грузинских отношениях?
В. Евсеев― Смягчение произошло некоторое. Авиационное сообщение – это была большая проблема, которая сейчас решена. Сейчас попасть в Тбилиси из России, проблем нет.
С. Сорокина― Мне кажется это экономика.
А. Язькова― Тут не только экономика, тут проблемы действительно визового режима. Которые неоднократно обсуждались на этих встречах, но пока с российской стороны вопрос не решен.
В. Евсеев― Есть еще проблема, которая сейчас становится все более выпуклой. Между Россией и Абхазией был подписан Договор о союзничестве и стратегическом партнерстве. В рамках этого договора предполагается фактически создание абхазско-грузинской границы, которая сейчас представлена пятью КПП. Кроме того, остаются вопросы в отношении морской границы, безопасность которой может быть обеспечена только за счет РФ. Грузия естественно не признает право Абхазии на морскую границу. И здесь возникает возможность инцидентов на море, потому что на море трудно определить реальную границу. Второе — это создание границы по реке Ингури. С одной стороны, это воспрепятствует нелегальному экспорту товаров, но большое количество людей живут за счет такой контрабанды. Как они себя будут вести – непонятно. Есть проблемы мегрельского населения. Так, порядка 20 тыс. чел. лишили паспортов, что с ними делать неясно. И в свете реализации этого договора, а он был ратифицирован и в России, и в Сухуми. Как он будет реализовываться не очень ясно. При этом Россия, по всей видимости, будет Абхазию больше брать на содержание, потому что раньше 80% бюджета обеспечивалось за счет российских финансовых средств. Сейчас эта величина может достигнуть 90%, потому что речь идет о существенном повышении пенсий и зарплат. Во всяком случае, этот договор создает дополнительное напряжение между Абхазией и Грузией. И как этот договор будет осуществляться, не очень ясно. Предполагается, например, что уровень пенсий в Абхазии будет равен уровню пенсий в Краснодарском крае. Но пока об этом идут только разговоры.
С. Сорокина― А у меня ощущение, что в последнее время нарастает количество территорий, которые зависли в каком-то правовом вакууме. Ведь уже про Карабах мы говорим не знаю, сколько и конца края не видать. Сейчас Приднестровье тоже непонятно, куда, что и чем закончится. Теперь у нас и Абхазия и Южная Осетия, и вот множится, я честно говоря, не понимаю, как это будет в Луганской и Донецкой извините областях. Чем закончится там вся эта нынешняя жуткая история. У меня ощущение, что огромное количество территорий, которые зависают в правовом вакууме и дальше что. Вы, Алла Алексеевна, кстати у нас специалист по решению конфликтов.
А. Язькова― Ну что я вам скажу. Конечно, межгосударственные конфликты решаются очень трудно, потому что интересы в данном случае если не различны, но противоположны. И поэтому решить какими-то образом межгосударственный конфликт очень сложно. Но на уровне обществ двух стран поддержание отношений представляется очень важным.
С. Сорокина― Когда два года назад я была в Грузии, то не чувствовала никакого отторжения к русским. Нигде ни на каком уровне. Это было абсолютно дружественное нормальное общение.
В. Евсеев― Я думаю, что есть некий позитив, который отличает, например, от Карабаха. В Карабахе фактически идет война и остановить вооруженный конфликт там практически невозможно. Можно только его законсервировать его. Все-таки, как бы там не были плохими отношения между Грузией и Абхазией и Южной Осетией, сейчас бы там не убивают. Хотя и бывают некоторые инциденты.
Ю. Кобаладзе― Там уже убивать некого. Ни в Абхазии, ни в Южной Осетии грузин не осталось.
В. Евсеев― На реке Ингури люди живут. Но, во всяком случае, нет этого вооруженного противостояния в явном виде. Если его нет, то можно подумать о том, как можно двигаться от этой ситуации. И, наверное, было бы хорошо, если Тбилиси начал разговаривать с Сухумом.
Ю. Кобаладзе― А вам не кажется, что упущено уже это время.
В. Евсеев― Тогда надо пробовать выстраивать экономические отношения. Если вспомнить о мегрелах в Абхазии. Там обучение во многих школах идет на грузинском языке. Это, наверное, нормально, хотя не все в Абхазии считают, что это правильно. Но, тем не менее, нужно уйти от прямой конфронтации. Это для Абхазии и Южной Осетии возможно.
Ю. Кобаладзе― Прямой конфронтации нет, но уже, по-моему, в такой тупик загнаны отношения действиями России в том числе. С кем грузинам договариваться? С Россией, с Абхазией? Абхазы скажут, идите в Москву, там договаривайтесь. Мы теперь повязаны некими соглашениями.
С. Сорокина― Кстати, Макс пишет: господа эксперты, Россия совершила непоправимую ошибку, когда воевала против православной Грузии, имея перед собой исламскую угрозу. Отказываемся от православной страны. При этом угроза общая.
В. Евсеев― Я думаю, надо быть более корректным. Посмотрим на территорию Аджарии. В Аджарии есть исламисты, они воюют в «Исламском государстве». Поэтому здесь не надо…
С. Сорокина― Так у нас и из России едут.
В. Евсеев― И в Грузии есть исламисты, хотя, конечно, основная масса населения придерживается православия. Я думаю, что православие может стать тем базисом, на котором мы можем найти что-то общее, потому что именно глава грузинской церкви после августа 2008 года сказал, что мы единоверцы. Это было важно для грузин, которые это восприняли правильно.
Ю. Кобаладзе― Потому что доктрина Гамсахурдиа, что Грузия для грузин, она и привела к таким последствиям.
В. Евсеев― Может быть надо чаще говорить, что мы православные. У нас действительно одна вера. В отличие, например, от армян, которые являются григорианцами. А с грузинами мы православные.
В. Евсеев― Мог бы я задать вопрос, с вашей точки зрения, возможна ли неофициальная встреча Владимира Путина и Бидзины Иванишвили, например, в Сочи?
Ю. Кобаладзе― Официальная встреча возможна всегда.
В. Евсеев― Я поставлю вопрос дальше. Вы же понимаете, что этот человек реально управляет процессами в Грузии…
С. Сорокина― А как это формально оформить.
В. Евсеев― Встреча имеет смысл, так как она может дать некий позитив.
Ю. Кобаладзе― Думаю, что ни Москва, ни Тбилиси не готовы.
А. Язькова― Я хочу вам сказать, что у Иванишвили очень широкие связи с РФ, он же капитал свой делал по сути в России.
Ю. Кобаладзе― Так многие в Тбилиси и говорят, что это московский товарищ.
С. Сорокина― А у вас нет ощущения, что сам Иванишвили с отсутствием идей и не великий политический лидер.
А. Язькова― Нет, он не великий лидер, он олигарх.
С. Сорокина― Татьяна спрашивает: а что все-таки кризис идей или кризис лидеров. На мой взгляд, если нет идеи, то и лидера не появится. А что они будут воздух перемалывать.
Ю. Кобаладзе― Слишком долго я считаю, загонялись эти отношения, я имею в виду Грузии с Россией в тупик. И обе стороны приложили руку. Я не представляю, как выпутаться из этого. Грузины же не отказываются от европейской интеграции, от вступления в НАТО. Последний референдум пару лет назад 90% проголосовали.
А. Язькова― Это было после войны. Сейчас меньше.
В. Евсеев― Во всяком случае, то, что НАТО ничего не решит, территориальные проблемы, такое у грузин настроение есть.
А. Язькова― С кем бы ни говорила, именно говорили, что все равно Грузия в НАТО не будет. Мы это понимаем, но мы должны держать какую-то планку. Мне кажется очень важным, действительно вы говорили насчет православия, я хочу сказать вообще общения между людьми. И что интересно.
В. Евсеев― Общественная дипломатия.
Ю. Кобаладзе― Театры приезжают.
А. Язькова― И кроме всего прочего, что интересно. Грузия, как мне сказали в МГУ, предоставляет большие скидки для молодежи по туризму. И очень большая часть студентов МГУ, просто из опыта личного, МГИМО меньше, они туда едут по этим недорогим путевкам. И общение молодежи там, они имеют возможность, в том числе и на русском языке общаться, это мне кажется очень важная перспектива.
В. Евсеев― Есть еще одна возможность некого улучшения отношений. Во многом ситуация патовая, которую мы наблюдаем. Она сложилась в результате кризиса региональной безопасности. В регионе в целом. В этих условиях есть некая идея, которая пока на практике не реализована, но не отвергается. Если отказаться от блоковости в создании этой системы, если три государства, которые являются наиболее сильными в этом регионе, это Россия, Иран и Турция, при всех противоречиях между собой смогут сформулировать некие общие правила игры, а они совершенно понятны: все три государства против большой войны. В этих условиях могут быть созданы некие условия, при которых проблема безопасности будет уже не так актуальна, как сейчас. Такая идея не отвергается ни в Москве, ни в Тегеране, ни в Анкаре. Да, действительно турки говорят, это сложно, особенно учитывая борьбу за региональное лидерство между Турцией и Ираном. Не очень просто России и Турции, например, по Сирии. Но в целом если бы три государства смогли бы договориться, то мы, наверное, смогли бы создать некие условия, в которых проблема не ощущалась бы как самая важная для людей.
Ю. Кобаладзе― А Грузия не игрок?
В. Евсеев― Есть не только Грузия, на Кавказе существуют и другие государства.
Ю. Кобаладзе― Например, кто, Азербайджан понятно кого поддержит. Армения ясно.
В. Евсеев― Но на самом деле мне кажется, от этой идеи отказываться не надо.
Ю. Кобаладзе― От идей вообще отказываться не надо. Вот их полное отсутствие удручает.
С. Сорокина― Нам нужно завершать наш разговор. Говорили мы о Грузии. Спасибо всем, кто присылал СМС со словами поддержки тем, кто пострадал во время потопа и наводнения. Мы — Юрий Кобаладзе, Светлана Сорокина прощаемся с вами, до встречи через неделю. Всего доброго, до свидания.
Источник: http://echo.msk.ru/programs/sorokina/

 

Армения после несостоявшейся цветной революции 

 

Заведующий отделом Кавказа Института стран СНГ Владимир Евсеев в интервью АрмИнфо комментирует причины проблем в армяно-российских отношениях,  прогнозирует  тенденции в отношениях России с Турцией и Азербайджаном.

 

Давид Степанян, 15 июля 2015 г.

 

Непростая ситуация вокруг принадлежащих российской Интер РАО “Электросетей Армении” всколыхнула армянское общество не на шутку. Ответят ли, на ваш взгляд, итоги планируемого аудита “дочки” российской компании на волнующие в прямом и переносном смысле Армению вопросы? И каковыми Вам представляются перспективы разрешения ситуации?

 

Полагаю, что аудит ЗАО «Электрические сети Армении» не сможет решить стоящих перед страной проблем в сфере электроэнергетики. Во многом они обусловлены тем обстоятельством, что, с одной стороны, требует модернизация как генерирующих мощностей, в частности, Армянской АЭС, так и всех передающих электросетей. Это требует значительных финансовых средств, которых у Армении нет. С другой стороны – в условиях существенной инфляции сохранять нынешние тарифы на электроэнергию можно только за счет дополнительного финансирования со стороны государственного бюджета. Конечно, указанный аудит выявит недостатки в работе ЗАО «Электрические сети Армении». Частично их можно будет решить за счет замены менеджмента этой компании. Но даже изменение ее собственника не позволит решить проблему тарифов в принципе, так как она является следствием системных проблем в армянской экономике. По сути, вопрос тарифов – это проявление нынешнего экономического кризиса. И если даже Россия будет бесплатно поставлять Армении электроэнергию, останутся многие другие проблемы, обусловленные крайне низким жизненным уровнем местного населения. Именно это является основной причиной нынешних протестных акций в Армении. А повышение тарифов на электроэнергию – лишь повод для этого.

 

“Электрические” акции протеста в Армении косвенным образом, но продемонстрировали, что в армяно-российских отношениях все далеко не так гладко, как это представляется на первый взгляд. Перечислите основные, на Ваш взгляд, проблемы в наших отношениях на данном этапе.

 

Любые двусторонние отношения, даже, например, между США и Великобританией, содержат проблемы. Было бы удивительно, если их не было между Москвой и Ереваном, учитывая отсутствие общих границ, наличие стратегического партнерства между РФ и Азербайджаном, укрепление российско-турецких отношений, в основном в экономической сфере, и многое другое. Среди наиболее серьезных проблем в российско-армянских отношениях можно отметить следующие.


а) Значительные поставки в Азербайджан российских наступательных вооружений; в частности, серьезное беспокойство вызывает факт наличия в азербайджанской армии тяжелых реактивных «Ураган», и огнеметных «Солнецепек», систем залпового огня. Применение указанных систем, как показали события на Украине, могут привести к большим жертвам среди местного населения. Поэтому российской стороне нужно крайне тщательно определять ассортимент поставляемых Баку вооружений.


б) Неэффективная деятельность в Армении российских компаний. Последние события выявили множество претензий ЗАО «Электрические сети Армении», которая является дочкой российской компании ОАО «ИНТЕР РАО ЕЭС». Это касается и чрезмерной оплаты труда ее менеджмента, и использования им дорогих служебных автомобилей, и много другого, что несомненно раздражает достаточно бедное население республики. Причем для последнего, которое тратит в зимний период только на электроэнергию до 35% ежемесячной зарплаты, повышение указанных тарифов на 17% является чрезмерным. Однако подобное негативное отношение имеет место и к деятельности некоторых других российских компаний, в частности ОАО «Газпром».


в) Простой армянских предприятий, которые были переданы российской стороне в счет погашения государственного долга республики. Многие армяне полагают, что Россия как союзник Армении была должна полностью списать все соответствующие долги, а не требовать за это предоставления какой-либо собственности. В качестве примера этого обычно приводится Куба или Сирия, для которых прежние государственные долги были практически списаны. Однако при этом забывается, что указанные долги возникли в советское время, и сейчас какой-либо возможности их возврата нет. В отношении же переданных РФ армянских предприятий можно отметить, что действительно многие из них простаивают. По-видимому, частично эту проблемы можно решить для предприятий национального оборонно-промышленного комплекса в рамках политики замещения импортных (западных) товаров. Москва могла бы разместить часть своих заказов на соответствующих предприятиях в Армении. Этому может воспрепятствовать необходимость использования Грузии в качестве транспортного коридора.

 

По различным, озвучиваемым российскими и армянскими неофициальными источниками, версиям предоставленный Россией Армении на военные нужды 200-миллионый кредит будет использован на закупку “Искандеров”. Хотелось бы узнать Ваше мнение на этот счет. Существует ли сегодня стратегическая и тактическая мотивация в размещении на территории Армении ОТРК “Искандер-М”?

 

Как военный эксперт, я не вижу потребности в поставке Армении ОТРК «Искандер-М». Дальность стрельбы последних при некотором виде боевого оснащения может составлять 500 км, поэтому такая поставка приведет к существенному обострению даже не российско-азербайджанских, а российско-турецких отношений. В некоторой степени их боевая эффективность является избыточной для нагорнокарабахского конфликта. Кроме того, последнее обострение в зоне вооруженного конфликта, которое имело место в марте нынешнего года, выявило изменение тактики ведения боевых действий. Если в августе прошлого года с азербайджанской стороны предпринимались попытки ведения разведки боем, то теперь основная тяжесть перешла на разведывательно-диверсионную деятельность. В частности, это проявилось в более активном применении мин различного типа и разведывательно-диверсионных групп (РДГ), которым порой удавалось проникнуть сквозь первую линию обороны. В таких условиях для армянской армии более важна поставка технических средств наблюдения, разведки и выдачи целеуказания, что позволит не только воспрепятствовать работе азербайджанских ДРГ, но и значительно повысит эффективность боевого применения армянских войск. По-видимому, им были бы полезны современные средства связи и управления войсками, особенно учитывая наличие горного рельефа местности.

 

В силу причин, которые даже в Армении оценивают как объективные, Россия последовательно пытается укрепить отношения с Азербайджаном и Турцией. До каких пределов простирается “красная черта” в отношениях с Арменией, за которую Москва не переступит по геополитическим соображениям в укрепляющихся отношениях с Азербайджаном и Турцией?

 

До урегулирования проблемы Нагорного Карабаха, даже в среднесрочной перспективе этого невозможно, Россия не пойдет на повышение отношений с Азербайджаном до союзнического уровня. Тем более это невозможно в отношении члена НАТО Турции. Ереван, Баку и Анкара вполне могут сотрудничать между собой в рамках Шанхайской организации сотрудничества не только как партнеры по диалогу, но и даже наблюдатели этой организации. Но не думаю, что это возможно на площадке Евразийского экономического союза, где статус Армении будет существенно выше указанных государств, даже если они захотят участвовать в евразийской интеграции. Аналогичное мнение можно выразить относительно Организации Договора о коллективной безопасности.


Тем не менее, следует заметить, что в 2014 г. отношения между Россией и Азербайджаном вышли на качественно новый уровень. Так, в начале июня министр иностранных дел Сергей Лавров, а затем вице-премьер Дмитрий Рогозин посетили Баку. Причем эти визиты состоялись после приезда председателя Европейской комиссии Жозе Баррозу, который попытался убедить азербайджанское руководство подписать соглашение об ассоциации с ЕС. В сентябре состоялся визит в Баку министра обороны Сергея Шойгу, что позволило обсудить реализацию программы развития сотрудничества России и Азербайджана в военно-технической сфере на 2013-2016 годы. В рамках этой программы предусмотрена совместная оперативная и боевая подготовка, в том числе, с участием военно-морского флота, военно-техническое сотрудничество, подготовка и повышение квалификации военных кадров.

 

Совместный с Россией проект “Турецкий поток” все еще находится на стадии переговоров. Способны ли изменения во внутриполитической ситуации в Турции после парламентских выборов придать какие-то новые перспективы этому проекту, и насколько он сегодня важен для России?

 

«Турецкий поток» для России имеет исключительно важное значение, так как с 2018 г. она планирует полностью прекратить транзит собственного газа в Европу через территорию Украины. Отмена этого контракта возможна только в том случае, если президент Реджеп Эрдоган потеряет свою власть (в ближайшее время этого явно не ожидается). В отношении же выборов в Великое Национальное Собрание Турции состоявшихся 7 июня, можно заметить, что они завершились одновременно и победой, и поражением правящей Партии справедливости и развития. Последняя единолично руководила страной последние 13 лет и планировала изменить ее конституцию, действующую с 1982 г. Однако в ходе выборов ПСР набрала 40,9% голосов избирателей и будет представлена в парламенте 258 депутатами (всего парламент Турции состоит из 550 депутатов). Причина такой ситуации состояла в том, что перед парламентскими выборами была эффективно проведена антиэрдогановская информационная кампания, в которой особенно активными были сторонники Фетхуллаха Гюлена.


Проведенная избирательная кампания показала, что Турция останется парламентско-президентской республикой, и планы по изменению ее формы правления посредством референдума останутся нереализованными. Она также продемонстрировала четкую политическую и идеологическую дифференциацию турецких избирателей на умеренных исламистов, националистов, кемалистов и курдов. Согласно конституции страны, в течение 45 дней со дня голосования в Турции должна была быть сформирована правящая коалиция.


22 июня стало известно, что достигнута договоренность о формировании коалиционного правительства в формате ПСР + МНР («Националистическое движение/действие»). В результате МНР могла получить ключевые посты министра иностранных дел, внутренних дел и финансов, а также спикера парламента. Со своей стороны, MHP была согласна принять план ПСР о демократическом решении курдской проблемы. Следует отметить, что внешнеполитическая ориентация МНР направлена на политическую консолидацию всех тюркских народов, поэтому особое внимание она уделяет отношениям с тюркскими республиками СНГ и тюркскими общинами за рубежом, защите туркменской диаспоры в Сирии и Ираке и обеспечению прав крымских татар в РФ. Кроме того, партия МНР считает российское направление одним из приоритетных с точки зрения решения региональных проблем на Балканах, Черноморском регионе и на Кавказе.


В настоящее время в Турции процесс формирования правящей коалиции продолжается. Совместно с ПСР правящую коалицию может сформировать и другая политическая партия.


В свете изложенного, Анкара придает большое значение развитию с Москвой торгово-экономических отношений. Так, с мая 2010 г. между Россией и Турцией действует Совет сотрудничества высшего уровня. В рамках его деятельности было подписано, например, соглашение о возведении и управлении АЭС «Аккую», что предполагает российские инвестиции в размере 18,5 млрд долл. В 2014 г. товарооборот между РФ и Турцией уменьшился до 31,6 млрд долл. В январе - марте 2015 г. он продолжил снижение по сравнению с аналогичным периодом 2014 г. (на 9,6 %) и составил 7,1 млрд долл. Во многом это связано со снижением цен на энергоносители и падением курса рубля. Тем не менее, на недавней встрече в Баку Реджеп Эрдоган обозначил стратегическую цель – довести к 2020 г. товарооборот между странами до 100 млрд долл. Намного более реальным было поставить планку в 50 млрд долл.


Ключевое место в сотрудничестве между Москвой и Анкарой занимает энергетика. Так, доля энергоносителей в российском экспорте, по разным оценкам, составляет от 55 до 70 процентов. Глобальное противостояние России и Запада на фоне украинского кризиса и чрезмерно затянутый, в основном по политическим причинам, процесс согласования строительства газопровода «Южный поток» дали основания для стратегического разворота РФ в сторону Турции. В результате возник вышеуказанный проект газопровода «Турецкий поток». Учитывая другие, уже реализованные проекты в газовой сфере, это позволяет Анкаре стать главным энергетическим хабом Европы.

 

Евразийские скептики в ответ на вопрос о перспективах Армении в ЕАЭС, предлагают для начала поговорить о плачевных перспективах самого проекта евразийской интеграции. Какими представляются перспективы ЕАЭС Вам?

 

Евразийским скептикам нужно больше обращать внимание на «цветущую» Европу, которой, по-видимому, придется заплатить свыше 50 млрд долл. за то, чтобы Греция осталась в ЕС и еврозоне. Учитывая же проблемы мигрантов, ухудшения социально-экономического положения на Украине, за которую ЕС несет ответственность, необходимость существенного повышения расходов на оборону и многие другие причины, было бы наивно ожидать для Армении со стороны ЕС существенной финансово-экономической помощи.


Конечно, и в отношении Евразийского экономического союза были завышенные ожидания. Но нужно обратить внимание, что 8 мая лидеры России и Китая приняли решение о сопряжении Экономического пояса «Нового Шелкового пути». Это обязательно даст толчок и к развитию армянской экономики. Но нужно больше решать внутренние проблемы самостоятельно, повышая эффективность управления национальной экономикой. Тогда не нужно будет метаться между ЕС и ЕАЭС. В реальности, только последний создает для Армении реальные возможности для экономического роста, но их реализация больше зависит от Еревана, чем от Москвы, или Пекина.


Источник: http://arminfo.am/index.cfm?objectid=85369990-2AEA-11E5-90FF0EB7C0D21663

 

Историческое соглашение по Ирану: США победили или Иран уступил?

 

Дипломатический марафон, посвященный иранской ядерной проблеме, завершился подписанием исторического соглашения.  


Владимир Евсеев, директор Центра общественно-политических исследований, заведующий отдела Кавказа Института стран СНГ, для МИА "Россия сегодня"

 

Во вторник 14 июля 2015 года в Вене впервые с возникновения в 2003 г. иранского ядерного кризиса международному сообществу в лице "шестерки" (пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН и Германии) посредников удалось согласовать механизм снятия с Исламской Республики Иран (ИРИ) односторонних и международных санкций.


Конечно, речь не идет о снятии с ИРИ всех санкций, которые включают 4 санкционные резолюции Совета Безопасности ООН, 18 указов президента США, 4 документа ЕС и 10 законов, принятых Конгрессом США. Так, половина американских санкций, которые начали вводить против Тегерана еще в 1979 г. по причине, например, поддержки международного терроризма или нарушении прав человека, никак не связана с иранской ядерной программой, поэтому их снимать не собираются.


Тем не менее, по сравнению с "Совместным планом действий" от 24 ноября 2013 г. был достигнут значительный прогресс, что позволило даже заявить об историческом успехе переговоров в Вене. Попробуем оценить, насколько это соответствует действительности.

 

Санкции отменяются, но не все и не сразу


Во-первых, принятый по итогам переговоров "Совместный всеобъемлющий план действий" предполагает, что полное снятие с ИРИ санкций произойдет только через десять лет после принятия соответствующей (как будет показано ниже — санкционной) резолюции Совета Безопасности ООН. За это время многое может случиться, особенно учитывая отсутствие юридических гарантий со стороны стран-участниц переговоров (указанный документ не предполагается ратифицировать ни в Конгрессе США, ни в парламенте ИРИ).


Согласно же действующему законодательству американская администрация обязана представить Конгрессу США условия соглашения по иранской ядерной проблеме в течение пяти дней со дня его подписания. В настоящее время конгрессмены находятся на каникулах, поэтому они получат "Совместный всеобъемлющий план действий" только в августе, и будут иметь еще 30 дней, чтобы внести в него коррективы. Это предоставляет республиканцам, которые имеют большинство в обеих палатах конгресса, необходимое время, чтобы существенно воспрепятствовать реализации этого соглашения.
К этому времени в США начнется активная фаза президентской избирательной компании. При этом все кандидаты в президенты считают нынешнюю позицию Белого Дома по иранской ядерной проблеме излишне мягкой, поэтому рассматриваемое соглашение называют "плохой сделкой".


В частности, наиболее вероятный кандидат от Демократической партии Хиллари Клинтон объявила Иран историческим противником США. Поэтому трудно надеяться, что она продолжит политику президента Барака Обамы в отношении приостановки антииранских санкций (в отношении законов, принятых Конгрессом США, это возможно лишь на шесть месяцев).


Во-вторых, сразу после окончания нынешних переговоров в Совет Безопасности ООН будет направлен проект резолюции, в которой записано, что в отношении Ирана на пять лет сохраняется эмбарго на поставки образцов тяжелых вооружений, а в течение восьми лет будет действовать запрет на экспорт в страну баллистических ракет и ракетных технологий. Следовательно, международные санкции против Тегерана продолжат действовать, что может, например, воспрепятствовать получению им полноправного членства в Шанхайской организации сотрудничества. Непростым будет и процесс приостановки, а тем более снятия с ИРИ односторонних санкций ЕС, США и их союзников.


И только через 90 дней после принятия очередной санкционной резолюции Совета Безопасности ООН соглашение Ирана и "шестерки" вступит в законную силу.

 

Кто и как будет контролировать Иран


В-третьих, сохранится жесткий контроль за иранской ядерной деятельностью со стороны Совета Безопасности ООН и МАГАТЭ. В частности, представители Ирана и "шестерки" международных посредников будут встречаться для мониторинга выполнения "Совместного всеобъемлющего плана действий" не реже, чем раз в два года. ИРИ "увеличит квоту инспекторов МАГАТЭ до 130-150 чел. в течение 9 месяцев с начала имплементации рассматриваемого соглашения". При этом, "Иран будет разрешать пребывание инспекторов МАГАТЭ национальностей тех стран, с которыми у Ирана установлены дипотношения в соответствии с законами ИРИ". Из этого можно сделать вывод, что американские инспекторы вряд ли попадут в эту страну в ближайшее время.


Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини или ее представитель будет координировать работу совместной комиссии по имплементации соглашения с Тегераном и разрешению споров вокруг иранской ядерной программы. Заседания совместной комиссии будут проводиться ежеквартально в Нью-Йорке, Вене или Женеве, но неясно, будут ли решения приниматься на основе консенсуса или простого большинства. Последнее имеет принципиально важное значение, так как Запад фактически располагает в ней большинством голосов. Поэтому он может в 65-дневный срок возобновить действие против ИРИ международных санкций по причине, как ему кажется, невыполнения Тегераном указанного соглашения (в этом случае оно прекратит свое действие и с иранской стороны).


Помимо этого, в МАГАТЭ нет финансовых и людских ресурсов для выполнения "Совместного всеобъемлющего плана действий" в полном объеме, а совместная комиссия по имплементации соглашения не сможет рассмотреть все претензии к ИРИ.

 

До чего конкретно договорились


На встрече удалось достичь следующих договоренностей:
— сокращение количества работающих газовых центрифуг до 6104;
— запрет на сооружение новых предприятий по обогащению урана (на срок 15 лет);
— уменьшение запасов низкообогащенного урана (НОУ) в виде гексафторида урана до 300 кг со степенью обогащения до 3,7% по урану-235 на срок 15 лет;
— размещение в подземном предприятии по обогащению урана в Фордо 1044 газовых центрифуг, которые не будут использоваться для целей обогащения урана (срок введения ограничения — 15 лет);
— уменьшение на основном предприятии по обогащению урана в Натанзе количества работающих центрифуг Р-1 до 5060 на срок 8 лет;
— отказ от использования усовершенствованных центрифуг (только малой мощности типа Р-1) на срок 8 лет;
— демонтирование активной зоны и изменения конструкции строящегося тяжеловодного реактора в Араке (в частности, ограничение его мощности до 20 МВт);
— введение запрета на переработку в ИРИ ОЯТ (на срок 15 лет);
— отказ Тегерана от строительства в стране тяжеловодных реакторов в течение ближайших 15 лет и вывоз из страны всех неиспользуемых запасов тяжелой воды на этот же временной срок;
— введение на 15-летний срок ограничений на степень обогащения урана (до 3,7% по урану-235);
— введение 15-летнего контроля со стороны МАГАТЭ над иранскими урановыми шахтами и предприятиями по производству уранового концентрата;
— демонтаж и вывоз всех неработающих центрифуг, включая все усовершенствованные центрифуги IR-2, IR-4, IR-5, IR-6 и IR-8, в места на территории ИРИ с целью их хранения под контролем МАГАТЭ (временное ограничение — 10 лет);

— добровольное выполнение Ираном требований Дополнительного протокола (1997 г.) и Измененного кода 3.1. к Соглашению с МАГАТЭ о применении гарантий (на срок 8 лет, включая однократный доступ МАГАТЭ на военную базу в Парчине, где возможно проводились испытания нейтронного детонатора — инициатора для ядерного взрыва).


Как считается, это увеличит до 1 года время, необходимое для наработки 25 кг оружейного урана, что достаточно для производства 1 ядерного боезаряда. Такой вывод является спорным, так как он не учитывает значительные запасы НОУ в твердой форме, которые путем конверсии могут быть переведены в форму гексафторида урана, пригодного для дальнейшего обогащения, вплоть до оружейного качества.


Таким образом, пока преждевременно говорить об историческом успехе переговоров в Вене. Конечно, был достигнут значительный успех в урегулировании иранского ядерного кризиса. Но этот процесс еще далеко не закончен, а его позитивный исход для международного сообщества не является очевидным.


Опубликовано на сайте «РИА Новости» от 15.07.2015 г. Оригинал: http://ria.ru/analytics/20150715/1129782560.html.

 

Другие публикации (дайджест статей) на портале о Кавказе и Ближнем Востоке:
«Исламское государство». История возникновения и прогноз
Южный Кавказ. Геополитические итоги и прогнозы
Карабах. Израиль. «Грузинская мечта»
Абхазия. Южная Осетия. Азербайджан. Сирия


Вверх

 

 


 

«Геополитика сверхдержав»

Америка. Утомлённая супердержава Падение и взлет китайского Дракона Имперская геополитика. Великий час мировых империй Путь к процветанию государства

 

Великий час геополитики.
Геополитическая трансформация мира

Геополитика Мирового
океана

Великие лидеры Востока, победившие бедность и коррупцию

Путешествие в Древний Египет в поисках причин гибели цивилизации
Лекции профессора Дергачева
Путешествие из славян в грекив поисках демократии
Америка. Утомленная сверхдержава
Путешествие во Флоренцию в поисках национальной идеи
Взлет и падение сверхдержавы
Путешествие в Венецию в поисках долголетия государства
Падение и взлет китайского Дракона

Шотландия Адама Смита.

 


Воспоминания
Ландшафты памяти
Ландшафты путешествий. Города и страны
Ландшафты поэзии, музыки и живописи


Избранные статьи и посты
ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ПРОСТОРАМ РОДИНЫ ЧУДЕСНОЙ
Шейх Заид. Самая выдающаяся исламская личность


Павел Флоренский. Русский Леонардо да Винчи
Максим Горький. Писатель, купленный любовью народа
Иван Бунин. Певец пограничья природы
Анна Ахматова. Парящая в небесах
Николай Гумилев. Конкистадор истоков человеческой природы 
Николай Заболоцкий. Поэт философской лирики


Бесподобная Элеонора. Королева мужских сердец
Анна Вырубова. Фрейлина, монахиня, оклеветанная
Трафальгарская Венера. Символ красоты и силы духа
Париж. Лувр. Гимн обворожительным женщинам


Трансильвания. Замок Дракулы. Вампирский бренд Румынии
Где присуждают и вручают Нобелевские премии
Олимпийские игры. От Древней Греции до Сочи
Гибель мировой секретной империи
Великий час кораблей пустыни
Неугасающий ослепительный блеск Венеции
Карибы. Святой Мартин. Остров двух господ