logo
Институт геополитики профессора Дергачева
Сетевой проект
Аналитический и образовательный портал
«Пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет». Мартин Хайдеггер

Геополитика. Русская энциклопедия

Интернет-журнал

Геополитика. Русская энциклопедия

Геополитика. Русская энциклопедия

Новые статьи здесь

Другие статьи:
Европейский Союз после Brexit. Чем крепче поцелуи, тем меньше денег
Нешелковый путь Черноморья
«Европейская мечта» Украины
Утешительный проект «Восточного партнёрства»
«Восточное партнёрство». Финиш антиевропейского проекта Европы
Аджария. «Жемчужина Грузии». Бульдозером по геополитике
Мировая туристическая индустрия
«Золотая эра» китайско-британских отношений
Великий Морской Шелковый путь
Шёлковый путь Большой Евразии. Китайский суперпроект века
Иммануил Кант. Путешественник, открывший Великий океан, берега которого еще не удалось достигнуть никому
Западный геополитический форпост России
Почему провалился евроинтеграционный «Дранг нах Остен»?
Путешествие в никуда между Петербургом и Москвой
Александр Радищев. Отец русских либералов, не любящих Родину
Первая мировая религиозная война
Украина. Третья Руина. Национальна идея под кого залечь и её последствия
Взрывоопасная «серая зона» Европы
Российская «имперская» геополитика
Восточная Европа в эпоху глобальной нестабильности
Конец китайской геополитики «искусно не высовываться»
Европейский Союз. Путь с вершины только вниз. Раскалённые рубежи Европы
Американская геополитика исключительности и «просвещенного» цинизма
Геополитическая эпоха глобальной нестабильности. На главных фронтах
Болгария. От обороны Шипки до нового турецкого протектората?
Ближний Восток. Сирия. Турецко-сирийский вековой конфликт
Ближний Восток. Курдистан
Ближний Восток. Ирак. Последствия американской агрессии
Предательство арабов великими европейскими державами
Исламская цивилизация. Идеология панисламизма. Религиозный конфликт
Великая Антиохия. Форпост христианства. Родина имя «христиане»
Взрывоопасные геополитические проблемы Турции
Турецкая геополитика. Доктрина «ноль проблем с соседями» и Realpolitik
Украина. Страна трудовых мигрантов
«Прибалтийские тигры». Пешки и марионетки на геополитической шахматной доске
Молдова. Ассоциация с ЕС. Время подводить первые итоги
Профессор Владимир Дергачев. К 70-летию со дня рождения
Геополитические последствия кризиса в Греции
Республика Македония. Не признанная Грецией
Империя Александра Македонского. Глобальная геополитическая трансформация древнего мира

__________
Мировой геополитический цунами сепаратизма
Пиратская геополитическая технология «управляемого» хаоса
Вечера на Хуторе близ Европы и России
Геополитическая трансформация в Черноморском регионе
Проигранная битва за Мировой океан
Геополитика Мирового океана
Великий час океанов
Государство создают Властитель и Песня
Великая война. Первый смертельный инфаркт Европы
Афон. Монашеское государство Святой Горы
Невыученные уроки Крыма
Одесская Хатынь. Евроинтеграция по-украински
Демократическая «петля Анаконды» в степях Украины
Новый регионализм
Почему воскресла «Мертвая рука»?
Индия. Самая большая демократия мира
Битва за Евразию. Тектоническая геополитическая
трансформация

Великие украинцы о выборе пути
Вирус национализма
Крымские рубежи вражды и мира
Кто будет владеть Евразией? Суперпроект века

Главные геополитические события
Пелопоннес. Послание древних греков современному миру
Знание – геополитическая сила и стратегический ресурс государства
Почему при лучшем в мире президенте не прекращаются теракты?
Россия модернизирует вооруженные силы
Третья Руина в истории украинской государственности
Киевский Майдан и Пятая колонна Запада
Украина. Европейский тайм-аут
К новой системе региональной безопасности на Южном Кавказе
Великий кормчий
Города-призраки на службе китайской геополитики
Мировое нашествие китайцев
Аморальное стремление к «богатому пузу» Запада
Смертельные обширные инфаркты Европы
Европейский протекторат Америки
Когда наступит «Закат Европы»?
Призрак коммунизма бродит по Европе
Почему Запад и Россия сходят с ума по-разному?
Геополитическая трансформация Латинской Америки Венецианская «империя» силы духа и духа наживы>
Гибель мировой секретной империи
Секретная сверхдержава
«Патриоты», обокравшие Россию
Красная Африка. «Кровожадный» неоколониализм Китая
Американский ангел хаоса на Африканском континенте
Обед в корчме на политическом кладбище
Словакия. Страна успешной «европеизации»
Страна вечной евроинтеграционной беременности
Постсоветская Балтия. Куда испарились балтийские тигры?
Кавказ. «Солнечное сплетение» Евразии
Возможен ли евразийский брак по любви или несчастью?
Евразия в поисках Евразийского Союза
Центральная Азия на евразийских рубежах вражды и мира
2012. Главные геополитические события
Партия как рулевой криминально-коррумпированной власти
Кризис российской государственности
Чрезмерное торжество российской «модернизации»
Украина в новой геополитической архитектуре мира
Восточная Европа в новой геополитической архитектуре мира
Многопартнерская геополитика Турции
«Элита в законе». Обольщение богатством
Стратегическое бездорожье России
От лампочки Ильича к олигархическому капитализму, которому Россия «до лампочки»
Имперская геополитика. Великий час мировых империй
__________
Меткая стрельба мимо утраченных целей
Системный кризис. Смертельные ошибки советской власти
Падение советской сверхдержавы. Пророк не в нашем отечестве
Зона коммунизма. Университетский Храм науки и образования
Великий час сверхдержавы. Рождение наукоемкой индустрии
Великий час сверхдержавы. Тайны Атомного проекта
Великий час сверхдержавы. Союз советской власти и фундамен-тальной науки
Архитектура послевоенного мирового порядка.
Советская геополитика. Пакт Молотова – Риббентропа
Геополитические броски за горизонт. Всемирная революция
Великая Победа. Жестокий прагматизм жесткого времени (III)
Великая Победа. Логика и психология войны (II)
Великая Победа. Сила духа (I)
«Ангелы» оранжевого бунта и раскольники канонического православия
Великая смута. «Чернобыль души»
Почему Россия не Скандинавия?
Европейская Япония
Королевство коммунистического быта
Великий государственник (к 280-летию со дня рождения императрицы Екатерины Великой)
Мировая война за души людей Головокружение от одиночества сверхдержавы
Крушение мифа о сказочном Евраленде
Натовские мечты Голопузенко
Великий путь «Слезы Аллаха»
Мазепа. Европейский рыцарь или проклятый лях?
«Человек века» о выборе пути, «дикой и возбуждающей» украинизации
Как «не стать подстилкой для других наций»? Последний гетман Украины о выборе пути
Завещание бессмертного Гоголя
Главный геополитический ресурс России
Истоки кризиса украинской государственности
Борьба националистов за «жизненное пространство» советской Украины
«Украинский прорыв» к дефолту государственности. Третья Руина
Черноморский остров Змеиный в зеркале геополитики
Пути преодоления дефолта украинской государственности




   
   
   
Союз образовательных сайтов    
Яндекс цитирования    
Рейтинг@Mail.ru    
   



Лекции Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи


Обсудить статью в дискуссионном клубе

Европейская политика соседства и её последствия для «Восточного партнёрства»

Владимир Дергачев 07.10.2020

 

Флаги ЕС и Восточного партнерства
https://www.dw.com/image/48724726_303.jpg


Флаги ЕС и «Восточного партнерства». На прошлых саммитах «Восточного партнёрства»  вывешивались все флаги стран-участниц. На онлайн-конференции 2020 года их заменили одним флагом, чтобы  не акцентировать внимание, что не все благополучно в этом проекте.

 

Содержание
Введение. Региональные направления европейской политики соседства
Проект  «Восточного партнёрства» в условиях современных вызовов
Времена безвозмездной экономической поддержки прошли. Трансформация  европейской политики соседства 
Времена безвозмездной экономической поддержки прошли. Украина в европейской политике соседства
Пути решения экономических проблем Украины в условиях трансформации европейской  политики соседства

Введение. Региональные направления европейской политики соседства

 

После падения Берлинской стены и распада Советского Союза  главной геостратегической задачей Европейского Союза была политика продвижения на Восток, которая исходила из прогноза сохранения положительных темпов экономического роста в обозримом будущем. Однако из-за системного внутреннего кризиса (финансового, еврозоны и миграционного), пандемии COVID-19 и игнорирования геополитических реалий, восточное направление европейской политики соседства, реализуемое в последние годы главным образом в рамках «Восточного партнёрства», стало одной из острых общеевропейских проблем, вызывающих опасность открытия горячего фронта на востоке. 


Портал «Институт геополитики»  ежегодно публикует аналитические доклады о европейской политике соседства на основе мониторинговых поездок, в том числе в страны «Восточного партнёрства».


Подробно:
«Восточное партнёрство». Финиш антиевропейского проекта Европы
Утешительный проект «Восточного партнёрства»
Что будет после провального «Восточного партнерства»?
Почему провалился евроинтеграционный «Дранг нах Остен»?
«Восточное партнёрство». «Натиск на Восток». Последний мыльный проект Брюсселя

«Европейская мечта» Украины. Благодаря «революции достоинства» страна стремительно становится беднейшей в Европе

Конец «Дранг нах Остен» или «Восточного партнёрства». Во что обошлись мечты американских марионеток о «богатом пузе» Запада?

Европейский Союз. Чем крепче поцелуи, тем меньше денег.
Геополитическая трансформация Центрально-Восточной Европы
Европейский Союз. Финиш «Восточного партнёрства»

 

Европейская политика соседства (ЕПС) официально декларируется Европейским Союзом как  сближение с  соседними государствами  для их общей выгоды и интересов, сотрудничества в области политики, экономики, культуры и создания зоны безопасности и благосостояния на границах Евросоюза. Европейская политика соседства  разработана в 2004 году и неоднократно корректировалась в последующие годы. Европейская Комиссия в  2009 года дала старт Проекту информационной и коммуникационной поддержки политики соседства, которая  поддерживает региональное сотрудничество по направлениям «Восточное партнерство» (ВП), Союз для Средиземноморья (СдС) и Трансграничное сотрудничество (ТГС). Россия принимает участие в деятельности программ трансграничного сотрудничества.


Европейская политика соседства  регулирует отношения Евросоюза с 16 ближайшими восточными и южными соседями. На Востоке континента проект охватывает бывшие советские республики, ставшие независимыми государствами: Армения, Азербайджан, Беларусь, Грузия, Молдова и Украина. Страны-партнеры на Юге: Алжир, Египет, Израиль, Иордания, Ливан, Ливия, Марокко, Палестина и Тунис. Партнёрство с Сирией приостановлено с 2011 года. Элементы политики соседства   используются в отношениях с Турцией, некоторыми балканским странам и Мавританией. Таким образом, в Европейскую политику соседства вошли  восточноевропейские государства  наряду с Алжиром, Марокко, Египтом, Иорданией и другим странами, которые никогда не станут членами Евросоюза

Європейська політика сусідства — Вікіпедія
Проект «Восточное партнерство» рассматривался как очередной региональный вектор европейской политики соседства, дополнение к «Северному измерению» и «Средиземноморскому союзу». Мировой финансовый кризис не позволил реализовать программу «Северного измерения». Политика ближнего соседства со средиземноморскими арабскими государствами закончилась уничтожением Ливии — лучшей страны для жизни человека в Африке (по классификации программы ООН по человеческому развитию), неконтролируемой миграцией и росту терроризма в Европе.  Среди программ соседства необходимо вспомнить «Организацию Черноморского экономического сотрудничества», которая так же оказалась неэффективной, особенно после несостоявшегося американского проекта ГУУАМ и вступления Румынии и Болгарии в Евросоюз. 

 

Проект «Восточного партнёрства» в условиях современных вызовов

 

«Восточное партнерство» официально трактуется Евросоюзом как  совместная политическая инициатива, направленная на углубление и укрепление отношений с шестью восточными соседями: Арменией, Азербайджаном, Беларусью, Грузией, Молдовой и Украиной. Появление этого направления европейской политики  соседства стало ответом на недовольство восточноевропейских стран после  самой большой интеграционной волны расширения, когда к Евросоюзу присоединилось  большинство государств Центрально-Восточной Европы. Благодаря европейской политике соседства  Украина, Грузия и Молдова подписали Соглашения об ассоциации и зоне свободной торговли (DCFTA), и получили безвизовый режим. Но к членству в ЕС «Восточное партнерство» эти страны не приблизило. Азербайджан воздерживается, а Белоруссия и Армения уже являются членами Евразийского экономического союза (ЕАЭС). За прошедшее десятилетие  Брюссель постоянно напоминает, что участие в программе «Восточного партнерства» не ведет к членству в ЕС и не направлено против России.


В 2009 году  на учредительном саммите в Праге страны-члены Евросоюза дали старт проекту  «Восточное партнёрство» в целях содействия политическим и социально-экономическим реформам в странах-участницах  при условии выполнения ими программных требований ЕС. Инициатива «Восточного партнёрства»  принадлежала Польше при участии Швеции. Проект «Восточное партнёрство» с шестью постсоветскими государствами создавался как утешительный приз для постсоветских государств,  которые не будут членами Европейского Союза. Восточное партнёрство предполагало перспективу заключения соглашения об ассоциации нового поколения, глубокой интеграции в экономику ЕС, заключения всеобъемлющих соглашений о зонах свободной торговли, облегчения поездок в ЕС для граждан, включая трудовых мигрантов,  при условии реализации мер по повышению безопасности, внедрения мер энергетической безопасности и увеличения финансовой помощи.


Главной целью «Восточного партнёрства» являлся и является  доступ Евросоюза на постсоветские рынки в одностороннем порядке, и наряду с расширением потребительского рынка  —  привлечения новых, но белых трудовых мигрантов (гастарбайтеров, рабов).

 

В 2010 году на втором саммите в Варшаве Польша предложила создать в рамках программы «Восточное партнёрство» «группу друзей» и пригласила Россию для обсуждения лишь некоторых местных инициатив, например, относящихся к Калининградской области. Москва отказалась включить западный форпост (полуэксклав) в «Восточное партнёрство».

 

В 2013 года прошел третий саммит «Восточного партнёрства» в Вильнюсе.  Участникам проекта в качестве «пряника» было обещано «светлое» европейское будущее в «цивилизованной семье» вместо «темного» пророссийского.  Молдова парафировала договор об ассоциации с ЕС, а Армения и Украина воздержались от его подписания. Германия как экономический лидер Евросоюза впервые в послевоенной истории попыталась реализовать свои геополитические интересы на Украине, но по требованию из Вашингтона, отказалась от своих намерений.  

 

Рижский саммит, состоявшийся в мае 2015 года, особенно наглядно показал кризис восточной политики Евросоюза1, в которой идеологическая антироссийская направленность доминировала над экономической целесообразностью. В саммите отказались принимать участие президенты Белоруссии и Азербайджана. Страны-партнеры требуют большей дифференциации в восточной политике ЕС и только три страны (Молдова, Грузия и Украина) декларируют желание вступления в ЕС. Многие западные эксперты признают разочарование восточных партнеров в программе сближения с ЕС. На саммите впервые стало очевидным, что Брюссель не располагает финансовыми ресурсами, необходимыми для реализации программы. По итогам Рижского саммита Украина получила «утешительный приз» в виде кредита на 1,8 млрд. евро. Проведение следующего саммита было предложено провести в 2017 году в Кишинёве.


По мнению многих экспертов фактически произошла смысловая смерть «Восточного партнёрства». Не может дальше быть приоритетом восточной политики Евросоюза программа, раскалывающая постсоветское пространство, провоцирующая войны и политические кризисы, предлагающая вместо взаимовыгодного экономического сотрудничества «сдерживание имперских амбиций России». Изначально Брюссель ставил целью создание «большой семьи европейских народов», однако с подачи Польши и Литвы  программа приобрела антироссийскую направленность. От участников «Восточного партнерства» требовалась абсолютная политическая лояльность Западу.


Следует обратить внимание, что проектом «Восточного партнёрства» воспользовались  в первую очередь местные радикальные националисты, использующие  демократическую риторику из  Брюсселя для построения моноэтнических государств.  Еще в 2004 году инициатором «Восточного партнёрства» выступила националистическая Польша, решившая с помощью  Европейского Союза организовать  собственного «Дранг нах Остен» на Украине и Белоруссии.  Особенно Варшава надеялась стать проводником Украины в Евросоюз, чтобы после европейской интеграции  вернуть в сферу своего влияния Западную Украину. В результате «головокружения от успехов»  европейской интеграции Брюссель и сам мечтал освоить восточноевропейские рынки новых независимых государств, образовавшихся после распада СССР.  Появился даже прожект создания  «Соединенных Штатов Европы или  «большой европейской семьи», в которую должны были   войти  все бывшие советские республики, кроме Российской Федерации. После распада Советского Союза и торжества либерализма казалось, что Европа получила исторический шанс объединиться и навсегда покончить с конфликтами. Вместо европейского пути для участников «Восточного партнерства»  Брюссель спровоцировал раскол на «прозападные» и «пророссийские» политические силы2. Значительная часть населения постсоветских республик с помощью политиков-марионеток восприняла идею «вхождения в Европу» с энтузиазмом, не думая  о последствиях.  


Внешняя политика России воспринимается на Западе как возрождение имперских амбиций. Ядерная сверхдержава обязана из-за проблем безопасности создавать зону «особых интересов». Россия настороженно отнеслась к новой европейской программе добрососедства, и призывала Евросоюз создавать проект не «вместо России», а «вместе с Россией». Однако позиция Москвы была проигнорирована, и «Восточное партнерство», изначально призванное объединить Европу, в 2013 году на саммите в Вильнюсе приобрело откровенно конфронтационный характер. Президент Украины Виктор Янукович отказался подписывать соглашение об ассоциации с ЕС, справедливо настаивая на необходимости провести консультации по торгово-экономическим вопросам с Россией. Брюссель отверг такую возможность и положил начало украинскому кризису. Вместо «европейских ценностей» основным «полем битвы» в противостояние пророссийских и прозападных сил стала Украина.  Многие международные эксперты оценили Вильнюсский саммит как «саммит несбывшихся надежд». Россия действительно усматривала в действиях ЕС новую геополитическую попытку очередного «Дранг нах Остен».


21 февраля 2014 года на фоне массовых беспорядков в Киеве украинский президент и лидеры оппозиции при посредничестве представителей Евросоюза и России подписали соглашение «Об урегулировании политического кризиса на Украине». На следующий день действующий президент был свергнут, европейские гаранты соглашения (Франция, Германия, Польша) трусливо предали украинский народ, а инициатива перешла к Вашингтону,  задвинувших  своих европейских марионеток на место и ставшим внешним управляющим самостийной Украины.  В результате дальнейших событий  американцы назначили в качестве главного врага Россию, а украинские националисты были объявлены форпоста цивилизованного демократического мира против варваров.  Можно сказать, это и стало главным достижением «Восточного партнёрства».


Последний саммит «Восточного партнерства» прошел осенью 2017 года не в Кишиневе (из-за нестабильной политической обстановки), а в Брюсселе. Впервые в её работе приняли участие все шесть стран-участников. По итогам встречи Армения подписала с ЕС Соглашение о всеобъемлющем и расширенном партнёрстве. Накануне встречи в верхах пресс-служба внешнеполитического ведомства Евросоюза распространила документ «10 мифов о «Восточном партнёрстве», где в первом же пункте сказано: «Инициатива партнёрства — это не процесс вступления в ЕС. Её цель — создать общее пространство демократии, процветания, стабильности и тесного сотрудничества».

 

В мае 2019 года в Брюсселе прошла юбилейная конференция высокого уровня в честь 10-летия программы «Восточное партнёрство». Она  была «вмонтирована» в заседания Совета ЕС по иностранным делам, на которых ключевыми вопросами были  ситуация в Африке (Ливия и регион Сахеля), а вопрос взаимодействия с восточными соседями оказался на периферии интересов Брюсселя. Подписание итогового документа заблокировал Азербайджан, так как Евросоюз оказался не готов всецело поддержать его территориальную целостность  из-за  нежелания обострять отношения с Арменией, подписавшей в  2017 году политическую часть соглашения об ассоциации с ЕС. Итоговой резолюцией оказались недовольны Грузия и Украина из-за отсутствия в документе  перспективных сроков  присоединения этих стран к ЕС3. В результате соломонова решения вместо официального документа была принята юбилейная декларация, под которой только одна подпись главы дипломатии Евросоюза.  В качестве бесплатных «пряников» Брюссель отметил успехи Украины и Грузии на бесконечном и бесперспективном пути европейской интеграции и рекомендовал всем расслабиться от нерешенных проблем и праздновать юбилей.

Инфографика: ЕС и бывшие республики СССР


Страны «Восточного партнёрства» по ВВП (ППС) на душу населения в долларах США (по данным МВФ).

Инфографика

Примечание: Желтым цветом выделены страны, подписавшие в полном объеме соглашение об ассоциации с ЕС.

 

Инфографика: визовый режим с ЕС


Инфографика: НАТО и бывшие республики СССР


Следующий очередной саммит «Восточного партнёрства»  должен был состояться  в  2019 году, но  ЕС был занят выборами в Европарламент и формированием новой Еврокомиссии. Поэтому встречу запланировали на 18 июня 2020 года, на ней лидеры 33 стран должны были определить планы на следующее десятилетие, так как предыдущие конкретные проекты («20 заданий») были согласованы только до конца 2020 года. Этим планам помешала пандемия COVID-19, в итоге 18 июня главы государств и правительств 27 стран Евросоюза и шести постсоветских стран-участниц «Восточного партнерства» провели видеоконференцию на высшем уровне, на которой определили будущие приоритеты. На ней было отмечено, что за период  с 2016 по 2019 годы объемы торговли между Евросоюзом и шестью партнерами существенно выросли, в том числе с Украиной на 50% и с Азербайджаном  на 55%. Другие приоритеты – это цифровая трансформация, развитие инфраструктуры и борьба с изменением климата. Особое внимание в рамках сотрудничества будет уделяться соблюдению демократических ценностей в странах-партнерах.  


Европарламент принял очередную резолюцию о будущем «Восточного партнерства», перспективе отношений ЕС с  шестью постсоветскими странами и их секторальной интеграции в Европу4.  В резолюции вновь подчёркивается, что  «Восточное партнерство» не содержит перспективы членства в ЕС, эта официальная позиция Брюсселя не подлежит изменению. Долгосрочная европейская перспектива для стран ВП является «катализатором демократизации и реформ». Особое внимание в резолюции уделено экономике и секторальной  интеграции для стран-партнеров. Необходимо начать процесс создания общего экономического пространства, который приведет к интеграции с «четырьмя свободами» (свобода передвижения товаров, капитала, услуг и трудовых ресурсов на внутреннем рынке Евросоюза). Брюссель призывает сделать режим мобильной связи без платы за роуминг между странами-партнерами, а так же  подключить их  к Единой зоне платежей в евро (SEPA). В резолюции формально декларируется возможное увеличение финансовой помощи странам «Восточного партнерства» в  семилетнем  бюджете ЕС на 2021-2027 годы. Вместе с тем, Европарламент усиливает контроль над реформами в странах-участницах и  будет уделять особое внимание их приверженности демократическим ценностям, а доступ  к финансовой помощи будет зависеть от эффективности проводимых реформ. Очередной саммит «Восточного партнёрства» планируется провести  в марте 2021 года.


На онлайн-конференции прозвучало типичное  для украинских лидеров выступление  президента Владимира Зеленского, заявившего, что «Восточное партнерство» полезно, если только приближает страну к членству в ЕС и не ограничивает  амбиции партнеров. Кому-то достаточно политического диалога, стратегического партнерства с ЕС, а Украина, требует полноправного членства в ЕС5. Это заявление  вызвало очередное раздражение Брюсселя, так как европейская политика соседства не предусматривает вступления в ЕС.  Глава дипломатии Евросоюза  испанец Жозель Боррель  выразился по этому поводу в Twitter недипломатическим языком: «ЕС не является благотворительной организацией  или банкоматом». Прежде чем говорить о долгосрочной перспективе трем странам с соглашениями об ассоциации свободой торговли  (Украине, Грузии и Молдавии) важно  имплементировать существующие требования. После внедрения соглашения об ассоциации в Украине будет действовать 70% законодательного права ЕС. Не секрет, что «Восточное партнёрство» испытывает трудности, в том числе из-за ограниченных финансовых возможностей консолидированного бюджета Евросоюза. 


Страны-партнеры по-разному отреагировали на пандемию COVID-19, но для всех шести государств это – серьезный удар по экономике, от которого трудно оправиться без внешней помощи.  В Украине особые трудности на грани банкротства испытывает  малый бизнес, доля которого по данным Всемирного банка в ВВП Украины (15%) значительно ниже, чем в соседних странах, например, в Польше (52%). В качестве поддержки в условиях пандемии Брюссель выделил помощь на текущие неотложные и краткосрочные нужды странам-партнерам. Обращает внимание, что Украина получила примерно такую же помощь как Грузия, население  которой на порядок меньше.


Как уже отмечалось выше, среди стран-участниц «Восточного партнерства» лишь три страны подписали с ЕС соглашение о зоне свободной торговли. Мониторинг для Брюсселя макроэкономических тенденций в Грузии, Молдове и Украине в рамках Соглашения об ассоциации с 2014 года выполнен в Институте экономических исследований и политических консультаций (Киев). Этот институт основан в 1999 года при участии украинских политиков и Немецкой консультативной группы по вопросам экономических реформ, которая является частью немецкой программы ТРАНСФОРМ, финансируется совместно правительствами Украины и ФРГ.  Эта независимая исследовательская организация обеспечивает Евросоюз, правительство Украины и другие органы власти независимой аналитической информацией  о состоянии украинской экономики и политики. В Брюсселе не пользуются разработками Института экономики и прогнозирования НАНУ и других академических коллективов.  


В данном англоязычном мониторинге дан анализ, насколько  эффективно использовали  три страны окно возможностей, предоставленное ЕС,  чтобы стать более устойчивыми, процветающими и жизнеспособными к началу пандемии COVID-196. Показатель реального ВВП в этих странах показывает, что наиболее худшая динамика в Украине. 


Реальный ВВП в Грузии, Молдове и Украине
C:\Users\Владимир\Desktop\overview-of-macroeconomic-trends-in-georgia-moldova-and-ukraine-under-the-association-agreements-since-2014-9-638.jpg
Источник: Доклад «Перспективы развития мировой экономики»WorldEconomicOutlook (WEO, апрель 2020)

 

Перед мировым финансовым кризисом индекс физического объема ВВП 2007 года  к 1991 году  составлял в Украине 47%, Молдове — 61 %, Грузии — 84 %. ВВП Украины на душу населения в 2008 году более чем в два раза превышал аналогичный показатель Молдовы и в 1,5 раза — Грузии. В 2016 году он почти сравнялся  с Молдовой и стал в два раза меньше, чем в Грузии, и меньше Папуа–Новая Гвинея, самой динамично развивающейся страны третьего мира.  Здесь за период 1970-2015 гг. ВВП на душу населения вырос в 7 раз. В Европе Молдова и Украина стали самыми бедными странами, чей ВВП на душу населения в два раз меньше недавнего многолетнего европейского  аутсайдера (Албании).

 

***
В 2020 году на международном онлайн-семинаре «Постсоветское пространство между Россией и Западом: выбор пути для бывших советских республик» была презентована книга «33 наивных вопроса о «Восточном партнерстве»7, в которой акцентируется внимание, что реальной целью этой программы является отрыв от России Азербайджана, Армении, Беларуси, Грузии, Молдовы и Украины. За годы действия программа показала разрушительный потенциал, став детонатором украинского кризиса. Страны-участницы «Восточного партнерства» превращаются в «буферную зону» на границе с Россией, не имеют перспективы членства в ЕС и не приближаются к европейскому качеству жизни. На месте успешных советских республик, входящих в один из двух мировых геополитических полюсов,  формируется  новая мировая периферия. Из всех стран «Восточного партнерства» по сравнению с «передовыми» Грузией, Молдовой и Украиной относительно успешными оказались те, которые не принимали активного участия в программе «добрососедства» —  нейтральный Азербайджан и выбравшие евразийскую интеграцию Беларусь и Армения.

 

Времена безвозмездной экономической поддержки прошли. Трансформация европейской политики соседства


Из-за пандемии COVID-19 только по результатам первой волны МВФ ухудшил прогноз падения мировой экономики, в 2020 году он составит  4,9%. Секторальные экономические последствия особенно катастрофичны для мирового туризма, авиаперевозок, машиностроения (автомобилестроения) и других отраслей мировой экономики. Генеральный секретарь ООН Антониу Гуттериш в видеообращении заявил, что в наибольшей опасности малый бизнес и туризм. В 2019 году туризм составлял 7% от мирового ВВП, его экспорт услуг являлся третьим по величине после химической и топливной отраслей. Мировой туризм только за пять месяцев  2020 года потерял $320 млрд. и более 120 млн. работников этой сферы могут потерять работу. В  туризме работает каждый десятый житель Земли, а для некоторых развивающихся стран он составляет более 20% ВВП8. Отчет ООН свидетельствует, что в зоне риска также связанная с туризмом сфера общественного питания, в которой занято 144 млн. человек. По информации Assosiated Press  экспортные доходы от туризма в 2020 году могут упасть до $1,2 трлн., что снизить мировой ВВП на 1,5-2,8%. Согласно Организации экономического сотрудничества и развития объем туристического рынка сократится на 60%, а убытки превысят $1 трлн.


Только по результатам первой волны  пандемии COVID-19  падение ВВП США в 2020 году составит 8%, а восстановление в 2021 — 4,5%, в Германии, соответственно, -7,8% и + 5,4%. Еврозону ждет длительное восстановление после кризиса. В сентябре 2020 года Европейский Центральный Банк улучшил прогноз для экономики еврозоны, и утвердил прогноз падения ВВП на уровне 8% вместо утвержденных в июне  8,7%.  Из-за угрозы второй волны пандемии ЕЦБ прогнозирует также замедление восстановления экономики в 2021 году с 5,2% до 5%. Банк использует пакет экстренной помощи в 1,35 трлн евро, чтобы вывести регион из рецессии.


В 1991 году в Лондоне  был создан Европейский Банк Реконструкции и Развития (ЕБРР)  для содействия перехода  к открытой экономике на основе предпринимательской инициативы, в первую очередь в странах Центрально-Восточной и Восточной Европы. Однако по мере расширения на Восток  стали проявляться  финансовые ограничения в реализации европейских интеграционных программ.


Ежегодные темпы экономического роста ВВП Евросоюза в 60-е годы были на уровне 5%, перед мировым финансовым кризисом —  +3%, в 2008 году — +0,8%, а далее началась стагнация. В 2009 году ВВП сократился на 4,1% при незначительном росте в 2010 и 2011 годы (соответственно, 2,1% и 1,7 %), вновь падение в 2012 (-0,3%) и 2013 (0,0%). В 2014 году рост составил 1,3% и в еврозоне 0,9%,  соответственно  в  2015 году 1,7% и 1,5%, в 2016 — 1,9% и 1,7%,  в 2017 — +2,9% и 2,7%, 2018 — +1,9% и 1,8% и  2019 – +1,5% и +1,3%. 


По устаревшим прогнозам в 2020 году рост экономики Евросоюза должен был продолжить трехлетнюю тенденцию по замедлению, составив менее 1%. Однако пандемия внесла существенные коррективы и по новым оценкам Еврокомиссии9  ВВП Евросоюза сократится на 8,3%,  еврозоны – на 8,7%, что станет рекордным падением. Коронавирус отбросил экономику Европы на 10–20 лет назад. Немецкая экономика вернулась на уровень 2011, а испанская — 2002 года, экономика Италии отброшена в начало 1990-х. В результате замедления темпов экономического роста уже в третий раз сокращается финансирование крупных инфраструктурных проектов, которые в 90-е годы выступали в качестве главного «пряника» для  кандидатов в члены ЕС. 
***
После распада СССР Запад использовал в отношении стран постсоветского пространства «мягкую силу» в виде неоколониальной оффшорной геополитикиЕсли в  оффшоры выведено всего 5% национального богатства США, то в Российской Федерации – 50%, а на Украине –  80%10.  На первых этапах трудно было отказаться от привлекательного предложения членства в ЕС. Но из-за поспешной евроинтеграции накопилось много проблем, угрожающих целостности  ЕС.  Инвестиционный бум завершился с началом мирового финансового кризиса11.


Средства на реформировании экономики новых членов выделяются Евросоюзом и ложатся  тяжелым бременем, прежде всего на Германию, чей вклад в консолидированный  бюджет ЕС превышает 20 %.  В Германии, которая является экономическим локомотивом европейской интеграции, сокращаются социальные программы, а $1,5 трлн. вложенных в Восточную Германию не привели к  выравниванию уровня жизни. Безработица в восточных землях продолжает оставаться высокой. Пандемия COVID-19  наиболее сильно ударила по автомобилестроению, производство сократилось на 6 млн. автомобилей.


После падения «железного занавеса» особенно актуальными стали проблемы общеевропейской транспортной интеграции, обусловленной открывшимися перспективами для торговли и экономики, улучшения сообщения между Западом и Востоком Европы. В 1994 году на острове Крит вторая Общеевропейская конференция определила девять  приоритетных  транспортных коридоров с учетом основных направлений перевозок грузов и пассажиропотоков. Предполагаемая стоимость  развития коммуникационных коридоров оценивалась примерно в  70 млрд.  евро. Проект планировалось реализовать  к 2010 году при условии достигнутого взаимопонимания  заинтересованных стран.  Для современной Восточной Европы  проект международных транспортных коридоров ЕС  предоставлял  реальную возможность  мирохозяйственной интеграции. Однако поспешное расширение на Восток и финансовый кризис не позволили Европейскому Союзу в полной мере реализовать программу создания Панъевропейский транспортных коридоров. Европейский рынок транспортной инфраструктуры наглядно свидетельствует о нарастающих финансовых трудностях. Срок завершения грандиозного проекта переносится уже в третий раз, в начале с 2010 года на 2020 год и наконец — на 2030 год. При этом из новой транспортной стратегии Евросоюза исключены страны «Восточного партнёрства».


Трансформация миграционной политики. Еще несколько лет назад была популярна европейская идея частичной замены «желтых» и «черных» рабов (гастарбайтеров) на «белых» из Восточной Европы, но эти времена прошли. Европа в условиях экономического спада, кризиса еврозоны и миграционного кризиса не испытывает потребностей в дополнительной рабочей силе из-за рубежа12. Сложилась неблагоприятная обстановка на европейском рынке труда. Труд гастарбайтеров намного дешевле, чем труд европейских граждан.  И местные работодатели, часто в обход законов, нанимают нелегалов.  И мигранты заполняют нишу неквалифицированного труда, а европейские граждане, не желающие  трудиться в этом сегменте, получают социальные пособия.


По результатам социологических опросов до 80%  молодых украинцев желают выехать в страны ЕС в поисках лучшей жизни. По данным Еврокомиссии более чем 2 млн. украинцев живут и работают в ЕС, преимущественно в Польше, Чехии и Италии. Украинские работники делают большой вклад в рынки труда, прежде всего — ЕС и России, а Польша стала главным западным направлением для украинских трудовых мигрантов. Многие украинцы работают на сезонных, краткосрочных работах за рубежом. Одна из главных целей подхода ЕС к этому вопросу остается  продвижение легальной миграции.


***
Европейская политика соседства испытывает большие трудности и-за финансовых проблем и сокращения консолидированного бюджета ЕС из-за Brexit и пандемии COVID-19, что не позволяет  Евросоюзу осуществлять дальнейшее продвижение на Восток. Кроме того, необходимо «переварить» тылы на Балканах.


Между Западной Европой и Россией образовалась обширная «серая зона» формирующейся новой мировой периферии, грозящей стать очередным эпицентром мирового конфликта. Под видом «Восточного партнёрства»  создается антироссийский  «санитарный кордон» в Восточной Европе.


Геополитические и геоэкономические сценарии в Восточной Европе в первую очередь определяются исходом «большой геополитической игры» между Россией и Америкой.  Пока Евросоюз по инерции продолжает демонстрировать намерения по сохранению политики «Восточного партнёрства», но его основные внимание сосредоточено на необходимость решения более актуальных задач преодоления внутреннего системного кризиса (финансового, миграционного и дезинтеграции).


В Центрально-Восточной  и Восточной Европе усиливается роль  Китайской Народной Республики. Эта сверхдержава входит в регион как мировой геоэкономический игрок. Здесь создаётся важный плацдарм суперпроекта «Экономический пояс Шёлкового пути» в мирном наступлении на Европейский Союз. Будут созданы крупные транспортно-логистические центры в Белоруссии, Литве и  России, включая Крым.


Будущее Европы как важной составляющей  мировой экономики  будет зависеть от реализации межблоковых мега-проектов, включая китайский суперпроект Большой Евразии от Лондона до Шанхая. В этой связи концепция биполярной Большой Европы после образования Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и китайского суперпроекта «Экономический пояс Шёлкового пути» 13 приобретает новое измерение. Экономическое взаимодействие между ЕС и КНР в рамках «Экономического пояса Шёлкового пути», ЕС и ЕАЭС будет чрезвычайно позитивным импульсом экономического развития для рубежных стран «общего соседства» — Украины, Молдовы и Грузии.


Несмотря на экономические санкции против России ЕАЭС показывает стабильность14. Евросоюз является крупнейшим торговым партнером ЕАЭС, который в свою очередь является третьим торговым партнером ЕС.  Страны ЕАЭС заинтересованы в трансфере европейских технологий, а Евросоюз  испытывает зависимость от «евразийских» углеводородов. Европейский континент нуждается в дальнейшем развитии трансграничной инфраструктуры. Сочетание конкурентных преимуществ ЕС и ЕАЭС даст взаимовыгодные преимущества.


В связи с  проблемами реализации европейской стратегии экономического развития «Европа 2020» Брюссель в ближайшем будущем окончательно прекратит реализацию финансовых программ для государств ближнего соседства, включая Украину. Одновременно начнется  процесс  сближения экономического сотрудничества ЕС – ЕАЭС и будут устранены требования ЕС в отношении безальтернативного выбора Украины, Молдовы и Грузии.  
Будущее рубежных государств зависит от  нейтрального статуса с опорой на  собственный народ и отказа от геополитического курса «под кого залечь» и продажи суверенитета.  В Европейском Союзе с доминированием западного христианства православные государства могут рассчитывать в лучшем случае только на место маргиналов. Восточная Европа, принадлежащая к православной цивилизации, никогда не будет частью преимущественно западно-христианского Евросоюза. 


В настоящее время самой  острой проблемой Брюсселя после выхода Великобритании из Евросоюза  становится будущее Северной Ирландии, ставшей неожиданной для европейской политики соседства.  Члены-страны ЕС единогласно одобрили стратегию по Brexit, согласно которой Брюссель во время переговоров будет добиваться прогресса в вопросе недопущения восстановления государственной границы между Ирландией и Северной Ирландией. Брюссель настаивает на детальном и эффективном решении статуса границы, при котором Северная Ирландия сохраняла бы членство в Таможенном союзе, а также доступ к единому европейскому рынку, однако Лондон не согласился на создание новой границы внутри Соединённого Королевства, так как это будет означать потерю суверенитета над Северной Ирландией. Между тем, властями Ирландии отмечается значительный рост подачи заявлений от подданных Великобритании и Северной Ирландии на ирландское гражданство (гражданство страны — члена ЕС). К началу 2019 года ирландские власти выдали им более 183 тыс. новых ирландских паспортов. Решение вопроса о границе Великобритании с Республикой Ирландия остается открытым.  Ошибки в решении ирландской проблемы могут возродить новую волну европейского терроризма с центром в Северной Ирландии, на искоренении которого ушло несколько десятилетий. Подробно: Европейский опыт трансформации региональной политики.

 

Европейская политика соседства и её последствия для «Восточного партнёрства»
Украина в европейской политике соседства. Времена безвозмездной экономической поддержки прошли

 

(Продолжение)

 


1 Александр Носович В Риге умерло «Восточное партнёрство».
Рижский бальзам для Украины, или Трещины  «Восточного партнёрства». – «Deutche Welle»

2 Семен Бойков Добрососедства не вышло: почему провалилось "Восточное партнерство" https://baltnews.ee/authors/20190507/1017647259/vostochnoe-partnerstvo-10-let.html

3 Денис Гаевский  Никакого членства в ЕС: Украина уступила Африке на саммите «Восточного партнерства» https://baltnews.ee/authors/20190517/1017677970/ukraine-ustupila-africa-sammit-vostochnoe-partnerstvo.htm

4 Резолюция о «Восточном партнерстве»: против «агрессии» РФ и за интеграцию в ЕС https://www.dw.com/ru/ 19.06 2020.

5 Видеоконференция ЕС-ВП: без Лукашенко и с необычным требованием Зеленского https://www.dw.com/ru/

6 Oleksandra Betliy Overview of macroeconomic trends in Georgia, Moldova, and Ukraine under the Association Agreements since 2014 http://www.ier.com.ua/en/publications/articles?pid=6410

7 Александр Носович и Алексей Ильяшевич «33 наивных вопроса о "Восточном партнерстве"». М.: 2020. https://www.rubaltic.ru/upload/medialibrary/446/446056b41458f8d0719cd741a633e3ae.pdf

8 «It is imperative that we rebuild the tourism sector» https://www.un.org/en/coronavirus/it-imperative-we-rebuild-tourism-sector

9 https://www.rbc.ru/economics/31/07/2020/5f23f7a49a7947dc0b967d7c

10 Владимир  Дергачева Оффшорная геополитика. — Вестник аналитики, 2011, № 4.

11 Ян-Вернер Мюллер (Принстонский университет, США) Упадок Восточной Европы. - Foreign Affairs, 2014, №2.

12 Великое миграционное нашествие в Европу и миф о либерализации безвизового режима. — Интернет-портал «Институт геополитики». http://dergachev.ru/geop_events/290316-03.html#.V00l_OlyKW0

13 Владимир Дергачев Шёлковый путь Большой Евразии. Китайский суперпроект века. — Интернет-портал «Институт геополитики» http://dergachev.ru/geop_events/010516-01.html

14 Анна Королева ЕАЭС и ЕС: идея «большой сделки». — «Expert Online», 08 апреля 2016 года

 

Добавить в друзья
Живой журнал ВКонтакте Одноклассники Facebook

 


 

«Геополитика сверхдержав»

Америка. Утомлённая супердержава Падение и взлет китайского Дракона Имперская геополитика. Великий час мировых империй Путь к процветанию государства

 

Великий час геополитики.
Геополитическая трансформация мира

Геополитика Мирового
океана

Великие лидеры Востока, победившие бедность и коррупцию

Путешествие в Древний Египет в поисках причин гибели цивилизации
Лекции профессора Дергачева
Путешествие из славян в грекив поисках демократии
Америка. Утомленная сверхдержава
Путешествие во Флоренцию в поисках национальной идеи
Взлет и падение сверхдержавы
Путешествие в Венецию в поисках долголетия государства
Падение и взлет китайского Дракона

Шотландия Адама Смита.

 


Воспоминания
Ландшафты памяти
Ландшафты путешествий. Города и страны
Ландшафты поэзии, музыки и живописи


Избранные статьи и посты
ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ПРОСТОРАМ РОДИНЫ ЧУДЕСНОЙ
Шейх Заид. Самая выдающаяся исламская личность


Павел Флоренский. Русский Леонардо да Винчи
Максим Горький. Писатель, купленный любовью народа
Иван Бунин. Певец пограничья природы
Анна Ахматова. Парящая в небесах
Николай Гумилев. Конкистадор истоков человеческой природы 
Николай Заболоцкий. Поэт философской лирики


Бесподобная Элеонора. Королева мужских сердец
Анна Вырубова. Фрейлина, монахиня, оклеветанная
Трафальгарская Венера. Символ красоты и силы духа
Париж. Лувр. Гимн обворожительным женщинам


Трансильвания. Замок Дракулы. Вампирский бренд Румынии
Где присуждают и вручают Нобелевские премии
Олимпийские игры. От Древней Греции до Сочи
Гибель мировой секретной империи
Великий час кораблей пустыни
Неугасающий ослепительный блеск Венеции
Карибы. Святой Мартин. Остров двух господ