logo
Институт геополитики профессора Дергачева
Сетевой проект
Аналитический и образовательный портал
«Пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет». Мартин Хайдеггер

Геополитика. Русская энциклопедия

Интернет-журнал

Геополитика. Русская энциклопедия

Геополитика. Русская энциклопедия

Новые статьи здесь

Другие статьи:
Европейский Союз после Brexit. Чем крепче поцелуи, тем меньше денег
Нешелковый путь Черноморья
«Европейская мечта» Украины
Утешительный проект «Восточного партнёрства»
«Восточное партнёрство». Финиш антиевропейского проекта Европы
Аджария. «Жемчужина Грузии». Бульдозером по геополитике
Мировая туристическая индустрия
«Золотая эра» китайско-британских отношений
Великий Морской Шелковый путь
Шёлковый путь Большой Евразии. Китайский суперпроект века
Иммануил Кант. Путешественник, открывший Великий океан, берега которого еще не удалось достигнуть никому
Западный геополитический форпост России
Почему провалился евроинтеграционный «Дранг нах Остен»?
Путешествие в никуда между Петербургом и Москвой
Александр Радищев. Отец русских либералов, не любящих Родину
Первая мировая религиозная война
Украина. Третья Руина. Национальна идея под кого залечь и её последствия
Взрывоопасная «серая зона» Европы
Российская «имперская» геополитика
Восточная Европа в эпоху глобальной нестабильности
Конец китайской геополитики «искусно не высовываться»
Европейский Союз. Путь с вершины только вниз. Раскалённые рубежи Европы
Американская геополитика исключительности и «просвещенного» цинизма
Геополитическая эпоха глобальной нестабильности. На главных фронтах
Болгария. От обороны Шипки до нового турецкого протектората?
Ближний Восток. Сирия. Турецко-сирийский вековой конфликт
Ближний Восток. Курдистан
Ближний Восток. Ирак. Последствия американской агрессии
Предательство арабов великими европейскими державами
Исламская цивилизация. Идеология панисламизма. Религиозный конфликт
Великая Антиохия. Форпост христианства. Родина имя «христиане»
Взрывоопасные геополитические проблемы Турции
Турецкая геополитика. Доктрина «ноль проблем с соседями» и Realpolitik
Украина. Страна трудовых мигрантов
«Прибалтийские тигры». Пешки и марионетки на геополитической шахматной доске
Молдова. Ассоциация с ЕС. Время подводить первые итоги
Профессор Владимир Дергачев. К 70-летию со дня рождения
Геополитические последствия кризиса в Греции
Республика Македония. Не признанная Грецией
Империя Александра Македонского. Глобальная геополитическая трансформация древнего мира

__________
Мировой геополитический цунами сепаратизма
Пиратская геополитическая технология «управляемого» хаоса
Вечера на Хуторе близ Европы и России
Геополитическая трансформация в Черноморском регионе
Проигранная битва за Мировой океан
Геополитика Мирового океана
Великий час океанов
Государство создают Властитель и Песня
Великая война. Первый смертельный инфаркт Европы
Афон. Монашеское государство Святой Горы
Невыученные уроки Крыма
Одесская Хатынь. Евроинтеграция по-украински
Демократическая «петля Анаконды» в степях Украины
Новый регионализм
Почему воскресла «Мертвая рука»?
Индия. Самая большая демократия мира
Битва за Евразию. Тектоническая геополитическая
трансформация

Великие украинцы о выборе пути
Вирус национализма
Крымские рубежи вражды и мира
Кто будет владеть Евразией? Суперпроект века

Главные геополитические события
Пелопоннес. Послание древних греков современному миру
Знание – геополитическая сила и стратегический ресурс государства
Почему при лучшем в мире президенте не прекращаются теракты?
Россия модернизирует вооруженные силы
Третья Руина в истории украинской государственности
Киевский Майдан и Пятая колонна Запада
Украина. Европейский тайм-аут
К новой системе региональной безопасности на Южном Кавказе
Великий кормчий
Города-призраки на службе китайской геополитики
Мировое нашествие китайцев
Аморальное стремление к «богатому пузу» Запада
Смертельные обширные инфаркты Европы
Европейский протекторат Америки
Когда наступит «Закат Европы»?
Призрак коммунизма бродит по Европе
Почему Запад и Россия сходят с ума по-разному?
Геополитическая трансформация Латинской Америки Венецианская «империя» силы духа и духа наживы>
Гибель мировой секретной империи
Секретная сверхдержава
«Патриоты», обокравшие Россию
Красная Африка. «Кровожадный» неоколониализм Китая
Американский ангел хаоса на Африканском континенте
Обед в корчме на политическом кладбище
Словакия. Страна успешной «европеизации»
Страна вечной евроинтеграционной беременности
Постсоветская Балтия. Куда испарились балтийские тигры?
Кавказ. «Солнечное сплетение» Евразии
Возможен ли евразийский брак по любви или несчастью?
Евразия в поисках Евразийского Союза
Центральная Азия на евразийских рубежах вражды и мира
2012. Главные геополитические события
Партия как рулевой криминально-коррумпированной власти
Кризис российской государственности
Чрезмерное торжество российской «модернизации»
Украина в новой геополитической архитектуре мира
Восточная Европа в новой геополитической архитектуре мира
Многопартнерская геополитика Турции
«Элита в законе». Обольщение богатством
Стратегическое бездорожье России
От лампочки Ильича к олигархическому капитализму, которому Россия «до лампочки»
Имперская геополитика. Великий час мировых империй
__________
Меткая стрельба мимо утраченных целей
Системный кризис. Смертельные ошибки советской власти
Падение советской сверхдержавы. Пророк не в нашем отечестве
Зона коммунизма. Университетский Храм науки и образования
Великий час сверхдержавы. Рождение наукоемкой индустрии
Великий час сверхдержавы. Тайны Атомного проекта
Великий час сверхдержавы. Союз советской власти и фундамен-тальной науки
Архитектура послевоенного мирового порядка.
Советская геополитика. Пакт Молотова – Риббентропа
Геополитические броски за горизонт. Всемирная революция
Великая Победа. Жестокий прагматизм жесткого времени (III)
Великая Победа. Логика и психология войны (II)
Великая Победа. Сила духа (I)
«Ангелы» оранжевого бунта и раскольники канонического православия
Великая смута. «Чернобыль души»
Почему Россия не Скандинавия?
Европейская Япония
Королевство коммунистического быта
Великий государственник (к 280-летию со дня рождения императрицы Екатерины Великой)
Мировая война за души людей Головокружение от одиночества сверхдержавы
Крушение мифа о сказочном Евраленде
Натовские мечты Голопузенко
Великий путь «Слезы Аллаха»
Мазепа. Европейский рыцарь или проклятый лях?
«Человек века» о выборе пути, «дикой и возбуждающей» украинизации
Как «не стать подстилкой для других наций»? Последний гетман Украины о выборе пути
Завещание бессмертного Гоголя
Главный геополитический ресурс России
Истоки кризиса украинской государственности
Борьба националистов за «жизненное пространство» советской Украины
«Украинский прорыв» к дефолту государственности. Третья Руина
Черноморский остров Змеиный в зеркале геополитики
Пути преодоления дефолта украинской государственности




   
   
   
Союз образовательных сайтов    
Яндекс цитирования    
Рейтинг@Mail.ru    
   



Лекции Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи


Обсудить статью в дискуссионном клубе

Геополитическая трансформация государств Южных морей

Владимир Дергачев

 

http://images.fineartamerica.com/images-medium-large/night-view-of-the-port-of-singapore-justin-guariglia.jpg

http://images.fineartamerica.com/images-medium-large/night-view-of-the-port-of-singapore-justin-guariglia.jpg

 

Одним из определяющих факторов, обеспечивающих экономический рост в Юго-Восточной Азии, стала геополитическая трансформация мира. Согласно геополитической теории Больших многомерных пространств наряду с циклами мировой гегемонии (модель Кондратьева – Валлерстайна)  выделяются 500-летние геополитические циклы, которые приводят к кардинальной смены мировой геополитической архитектуры и мировых (трансконтинентальных) коммуникаций. В настоящее время геополитическая трансформация в Евразии сопровождается началом нового цикла, в основе которого китайский суперпроект Шелкового пути («Один путь – одна дорога»).


Введение


В Юго-Восточной Азии Индокитай1 часто ассоциируется  в значительной степени с экзотикой, с мировой периферией. Однако происходящие тектонические геополитические сдвиги в Азии вновь выдвигают регион наряду с Китаем и Индией  на арену мировой истории. В связи с глобальной геополитической трансформацией  заканчивается мировая история евроцентризма. Завершилась эпоха западной экспансии в Юго-Восточную Азию. И под окончательно разрушенным  колониальным «стратом» вскрылись исторические геополитические и геоэкономические «страты».  В геополитике и геоэкономике региона за последние полтора  тысячелетия борьбу за лидерство в Южных морях вели средневековые государства Шривиджая и Маджапахит, Китайская империя, мусульманский султанат Малакка, султанат Джохор, Британская и Японская империи, Соединенные Штаты и Сингапур. Каждый пятисотлетний геоэкономический цикл символизирует торговые коммуникационные полюса: Кедах, Шривиджая (10 век), Малакка (15 век), Сингапур (20 век). Сегодня вновь наступает Великий час Южных морей благодаря возрождению Великого  морского шёлкового пути.


В средневековом Индокитае три плодородные долины (равнины) Меконга,  Менома и Иравади стали фундаментом процветания великих империй кхмеров, тайцев и бирманцев. Символом могущества Кампучийской империи был гигантский храмовый комплекс Ангкор-Ват, который и в настоящее время  является  самым крупным культовым сооружением на Земле.


Вторая половина XIV – XV века была периодом небывалого расцвета Юго-Восточной Азии. Достигает наивысшего могущества  Сиам, Маджапахит, а так же Вьетнам и Малакка2 . Великие империи с блистательными многолюдными  столицами стали возможны благодаря плодородию земли, дававшей до 3 урожаев риса в год. В полудикой средневековой  Европе таких условий не было для  расцвета земледельческой  цивилизации. Но природные санкции (ограничения) способствовали зарождению более активной человеческой энергии, заставили европейцев думать, и в результате промышленной революции  Европа стала мировым лидером.


Средневековая Индия не была великой морской державой. Самодостаточная страна не нуждалась в колонизации и экспансии. Главным экспортным товаром Индии была религия. Не индийские «конкистадоры» огнем и мечом завоевывали новые земли, а священнослужители, сопровождаемые художниками и архитекторами, воздвигли величественные храмы Ангкора в Камбодже и Боробудур на Яве.


Борьбу за души людей в Юго-Восточной Азии успешно вел ислам. Буддизм в сочетании с элементами индуизма и имевший тысячелетнюю историю в Малайе был вытеснен исламом. Это невероятное обстоятельство историки объясняют рядом причин. Ислам, высоко поднявший статус купцов, нашел благодатную почву в торговом государстве Малакка. Ислам так же стал политическим  знаменем Малайи в борьбе с буддистским Сиамом. 


В колониальную эпоху большую роль в Южных морях играли Голландская и Британская Ост-Индские торговые компании. Так называемые цивилизованные европейцы впервые показали местным «туземцам» почем опиум для народа. Голландцам принадлежала «гениальная» идея торговли опиумом в обмен на пряности (перец и гвоздику). Опиум выполнял так же роль мощного психологического оружия, подрывая моральных дух местных народов. Норма прибыли от продажи пряностей в Европе составляла до 2500%.


Британская Ост-Индская компания закупала в Кантоне (Китай) чая на серебро, а в дальнейшем в обмен на опиум, выращиваемый на плантациях  в Индии. Ввоз опиума достиг таких масштабов, что китайское правительство ввело смертную казнь за его контрабанду, что привело к Опиумной войне (1839-1842 гг.). Война закончилась победой Великобритании, передаче под юрисдикцию Лондона острова Гонконга и открытием китайских портов для торговли, в том числе опиумом. Великобритания успешно справилась с дефицитом торгового баланса, посадив китайцев на наркотическую иглу. В результате произошла депопуляция китайского населения, которое сократилось за последующие после войны сорок лет с 416 до 369 млн. человек, из которых 120 млн. стали наркоманами3.


В дальнейшем Южные моря и Индийский океан стали ареной схватки не только  между европейскими державами,  но Японии и Соединенных Штатов Америки. Во время Второй мировой войны Японская империя оккупировала большинство государств региона, включив их в Великую восточноазиатскую сферу процветания во главе с Токио.


Трансформация геополитического вектора


Во второй половине двадцатого столетия в Юго-Восточной Азии шла ожесточенная борьба за влияние между США, СССР и Китаем. После Второй мировой войны  и началом  распада Британской империи Соединённые Штаты  как восходящая сверхдержава приступили к реализации американской геостратегии доминирования в Индокитае, в том числе с целью контроля Великого морского пути. По сложившейся традиции, не желая использовать собственные вооружённые силы,   Америка сделала ставку на Французский Индокитай, оказывая военную и финансовую помощь Парижу в борьбе с местными коммунистическими движениями.  В  конечном итоге американцы под флагом борьбы против мирового коммунизма вытеснили из региона французов. 


Чтобы оправдать американское вмешательство в войну в Индокитае, была выдвинута «доктрина падающего домино», согласно которой приход коммунистов к власти в регионе мог привести к утрате для США Японии и Тихого океана. Американцы даже разрабатывали планы применения ядерного оружия в Индокитае 4. Соединённые Штаты особенно опасались, что если Южный Вьетнам станет коммунистическим, то под контроль коммунистов попадут  все соседние с ним государства Юго-Восточной Азии. Подписание Женевских соглашений 1954 года по Индокитаю, инициированное Советским Союзом, явилось провалом американской политики «с позиции силы». Женевские соглашения положили конец французскому колониальному господству во Вьетнаме, Камбодже и Лаосе и поставили под удар планы США подчинить себе Индокитай. Поэтому по инициативе Вашингтона был создан военно-политический  блок СЕАТО (Организация Договора Юго-Восточной Азии), направленный против Женевских соглашений и создающий фундамент для экономической экспансии Америки в обмен на лояльность Вашингтону.  Этот договор коллективной защиты или Манильский пакт действовал с 1955 по 1977 годы. В нем кроме государств региона приняли участие США, Великобритания, Франция, Австралии, Новая Зеландия. Южная Корея, Южный Вьетнам, Лаос и Камбоджа имели статус «партнера по диалогу». Бирма и Индонезия отвергли предложения о присоединении к СЕАТО. Военно-политический блок был направлен против  национально-освободительных (главным образом коммунистических)  движений в Юго-Восточной Азии. Блок поддержал вмешательство США в гражданскую войну во Вьетнаме, но уже вскоре после начала активного вмешательства (1965 год) в организации стали обнаруживаться признаки кризиса. Франция отказалась от участия в военной деятельности СЕАТО и с 1974 года окончательно покинула военный блок.


После создания в 1963 году из Малайи, Сингапура, Сабаха (Северного Борнео) и Саравака Федерации Малайзии и индонезийско-малайзийского конфликта (1963—1966) Великобритания начала сокращать свое участие в СЕАТО. Вывод американских войск из Вьетнама  окончательно подорвал авторитет СЕАТО. В 1975 году блок официально покинул Таиланд, что произошло во многом из-за прихода к власти в остальных странах Индокитая коммунистов (победа Северного Вьетнама над Южным, приход к власти в Кампучии «красных кхмеров», свержение коммунистическими повстанцами монархии в Лаосе). В 1976 году было объявлено о воссоединении Вьетнама, а 30 июня 1977 года СЕАТО была формально распущена. Борьба  США за доминирование в Индокитае стоила миллионов жизней   вьетнамцем и закончилась позорным поражением в войне. Американские геополитические технологии «демократической петли» Анаконды5 потерпели поражение в Индокитае.


После геополитического самоубийства Советского Союза в борьбе за Евразию столкнулись американская Анаконда и китайский Дракон. Усиление экономической мощи современного Китая и зависимость от импорта энергетических ресурсов поставили перед  Пекином стратегическую задачу обеспечения безопасности торгового (танкерного) флота на морских коммуникациях Южных морей. Здесь самым уязвимым местом является относительно узкий (до 2-3 км) Малаккский пролив. Поэтому Соединенные Штаты предают исключительное значение контролю этой коммуникации и возможного блокирования пролива. Американский ВМФ пока во много раз превосходит  морские силы Китая. Двухсторонние военные союзы с Японией, Южной Кореей, Австралией, Филиппинами и Таиландом позволяли американцам  осуществлять эффективный контроль за морскими путями в Китай, но времена меняются. Особенно активно идет усиление КНР в Южно-Китайском море. Это названия само собой говорит о роли Поднебесной в регионе.


Подробно:
Владимир Дергачев Особенности китайской геополитики. – Вестник аналитики, 2008, №2
Владимир Дергачев Геополитическая трансформация Индокитая.
– Вестник аналитики, 2010, № 2.
Глобальная геополитическая трансформация. Великий час Южных морей
Геополитика «Жемчужного ожерелья». Южно-Китайское море. Приоритеты Поднебесной
Геополитика «петли Анаконды». Что забыли Соединённые Штаты в Южно-Китайском море?


Пекин разместил военные базы и средства электронной разведки в дружественных странах ЮВА (Мьянма, Камбоджа). Китай обеспечивает политический суверенитет Мьянмы, располагающей по прогнозам крупными запасами энергетического сырья. Завершилось строительство  трубопровода длиной 1100 км между китайской провинцией Юньнань и  морским побережьем Мьянмы, что позволило  КНР снизить транспортные риски, связанные с прохождением Малаккского пролива. В 2017 году по нефтепроводу в Китай было поставлено 3,9 млн. тонн сырой нефти.


В борьбе с  набирающим геополитическую мощь Китаем американцы, как и европейцы в прошлом, стимулировали производство опиума.  «Золотой треугольник», известный  крупными плантациями опиумного мака и торговлей наркотиками, расположен на стыке границ Таиланда, Мьянмы и Лаоса.


За практически любым  политическим  движением в Азии за «демократию» стоят геополитические  интересы США, прикрытые демагогией. Тем более, Америка проигрывает битву за контроль в регионе Китаю. Большинство стран Юго-Восточной Азии  выступают против создания американских баз на своих территориях. Во время войны во Вьетнаме ВВС США с территории Таиланда наносили удары по коммунистическому Вьетнаму. На территории Таиланда было размещено около 20 американских военных баз, ликвидированных после окончания войны. 


Потерпев поражение во Вьетнамской войне, Соединенные Штаты безуспешно использовали в Индокитае геополитические технологии «управляемых кризисов». К ним относят и азиатский финансовый кризис, который  разразился в июне 1997 года в странах Юго-Восточной Азии. Таиландский бат подвергся массированным атакам западных финансовых спекулянтов  и в результате его девальвации обвалился фондовый рынок страны. Кризис перекинулся  на экономики Малайзии, Индонезии и Южной Корее. Политическая и экономическая реструктуризация национальных экономик  позволила к 2001 году преодолеть последствия кризиса. Из Юго-Восточной Азии спецслужбы и мировые СМИ, контролируемые США, начали наступление в Поднебесную атипичной пневмонии, но безрезультатно. Пекин победил  эпидемию, доказав  эффективность государственного управления кризисным процессом. Набирающий мощь коммунистический Китай стремится создать вокруг своих границ геополитический пояс дружественных государств (Непал, Бутан, Мьянма, Лаос, Вьетнам, Таиланд, Камбоджа).


Главная угроза  для Соединённых Штатов заключается в утрате положения мирового жандарма. Мощь американского доллара как мировой валюты держится не на золотом эквиваленте, а преимущественно на военно-политической мощи США. И ослабление мощи,  сокращение опорных американских военных баз в АТР приведет не только к утрате геостратегического положения в регионе, но и может стать Рубиконом в  мировом могуществе США, точкой невозврата в глобальной геополитической трансформации.  Несмотря на военную мощь, у американской армии  есть один, но непреодолимый  недостаток. Соединённые Штаты — страна мигрантов, которые выбрали Америку как «страну обетованную», и их потомки не готовы отдавать жизнь за «демократию» за рубежом на других континентах.


Соединённые Штаты, исходя из классической геополитической формулы «Кто владеет Евразией, тот владеет миром», в период холодной войны создали «санитарный кордон» вокруг континента, получивший название «петля Анаконды».  Наращивание военной мощи Китая вызывает у Вашингтона бо́льшую озабоченность, чем в прошлом советская угроза. Но вероятно, поезд уже ушел. Страны Юго-Восточной Азии  сегодня проводят внешнюю политику с оглядкой на Пекин.


Трансформация геоэкономического вектора


В 2017 году суммарное частное богатство Азиатско-Тихоокеанского региона  впервые превысило богатство Западной Европы, достигнув, примерно,  $42,3 трлн. против $41,0 трлн.  В АТР за последние полвека наблюдается «принцип домино» —  цепная реакция в экономическом развитии государств, начиная с японского экономического чуда. Страна восходящего солнца совершила технологический рывок и даже в конце двадцатого столетия претендовала на роль мировой экономической сверхдержавы. Материалоёмкие и трудоемкие производства были вынесены в другие страны  АТР. Японская искра зажигания вызвала появление новых индустриальных стран — «азиатских драконов» (Южная Корея, Тайвань, Гонконг, Малайзия, Таиланд, Сингапур), которые сегодня успешно входят в новую технологическую постиндустриальную эпоху. Эпоху  бурного индустриального развития пережила Китайская Народная Республика и начала выносить трудоемкие производства во Вьетнам, Лаос и Камбоджу.


Ассоциация государств Юго-Восточной Азии заключила соглашение о создании  крупнейшей в мире зоны свободной торговли  АСЕАН — Китай. И результат не замедлил сказаться. Китай стал основным внешнеторговым партнером у большинства стран Индокитая  (Вьетнама,  Мьянмы, Сингапура  и  Таиланда). Далее идет Япония, а Соединенные Штаты значительно им уступают. Европейский Союз является аутсайдером среди основных внешнеторговых партнеров стран Индокитая. У экономически слабых стран  Индокитая во внешней торговле доминируют КНР и восточноазиатские драконы. Таким образом, в АТР формируется самодостаточный региональный рынок.


Сегодня Индокитай переживает бурный рост. Об это свидетельствует экономическая динамика развития региона по сравнению с Восточной Европой.   В 1990 году валовый внутренний продукт по валютному курсу ведущих стран  Восточной Европы (Россия, Украина, Белоруссия) превышал Индокитай (Таиланд, Вьетнам, Малайзия, Сингапур) в 3,6 раза, а в 2016 году –  всего в 1,2 раза. По прогнозам уже к 2020 году ВВП ведущих стран Индокитая опередит Восточную Европу, а в будущем может стать аналогом Европейского Союза.


Наряду с возрождением морских коммуникаций Индокитай демонстрирует  успехи в области высоких технологий (Сингапур, Малайзия)  и воздушном пространстве, претендуя на роль небесного Дракона.


Демографический фактор. Увеличилась демографическая мощь Индокитая, особенно на фоне процессов депопуляции в Восточной Европе. Если в 1975 году население ведущих стран  Индокитая (Таиланд, Вьетнам, Малайзия, Сингапур) уступало почти в два раза Восточной Европе (Россия, Украина, Белоруссия), то к 2017 году сравнялось по демографической мощи. 


Китай в ЮВА использует не только свою экономическую мощь, но и демографический фактор. Этнические китайцы, преимущественно китайцы-хакка,  составляют 77 % населения Сингапура,  29 % в Малайзии, 10 % в Таиланде, 4% на Филиппинах. При этом местные китайцы контролируют 45 % крупного бизнеса на Филиппинах, 18 из 20 крупнейших корпораций Индонезии, 9 из 10 – Таиланда и 24 из 60 — Малайзии. Этнические китайцы владеют свыше 60 % акций, зарегистрированных на фондовых рынках ЮВА. В значительной степени благодаря хуацяо к «восточноазиатским драконам» (Гонконг, Сингапур, Тайвань и Южная Корея) присоединились новые  государства (Индонезия, Филиппины, Таиланд и Малайзия).


Конфессиональный фактор. Известна роль конфуцианства в модернизации  Азиатско-Тихоокеанского региона, но буддизм  также способствует этому процессу. Каждый истинно верующий буддист знает призыв Будды: «Чувство собственности  измеряется не вещами, но мыслями. Можно иметь вещи и не быть собственником»6. Определяющую роль в восхождении государств южных морей играет сила духа, фундаментом которого служит конфуцианство, буддизм, индуизм, ислам  и коммунистическая идеология.


Высшая стадия социализма с китайской спецификой


Китайская Народная Республика длительное время «наращивала экономические мускулы»  и настало время идти вовне не только с товарами, но и капиталом. Архитектор китайских реформ Дэн Сяопин оставил своим преемникам завещание: «Всегда сохранять холодной голову, проявлять сдержанность, не принимать активного участия в международных спорах и никогда не действовать поспешно». Но время не стоит на месте.  Китай стал экономической сверхдержавой и является крупнейшим покупателем американских долговых обязательств. Коммунистический Китай, участвуя в международных институтах, находящихся преимущественно под патронажем Запада, создает новую архитектуру мироустройства на основе стратегии Великого Шелкового пути, включая экономическую зону евразийского маршрута и возрождения Великого морского пути.  Успешно функционируют Шанхайская организация сотрудничества (ШОС),  Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА) и БРИКС, которые пользуются возрастающей популярностью в странах Азии, Африки и Латинской Америки.  Создан Азиатский банк инфраструктурных инвестиций и Шанхайская международная биржа золота.


Китайский капитализм под флагом «социализма с китайской спецификой» вступает в высшую стадию. Имеется два пути возможного развития: продолжать поддерживать высокую динамику экономического развития за счёт внешнеторговой экспансии и большого положительного сальдо внешнеторгового баланса, или  переключиться на торговлю капиталом, постепенно отказываясь от роли мировой торговой державы. Для этого нужен сильный и конвертируемый юань7


Увеличивается экономическое присутствие Китая в Индокитае. Здесь геоэкономическая стратегия Пекина трансформируется, Поднебесная все активнее выносить материалоемкие и трудоемкие производства, в первую очередь во Вьетнам, Лаос и Камбоджу и усиливать присутствие  китайского капитала в высокоразвитых странах Индокитая.      


Восхождение великих держав связано со строительством Великих морских каналов. Суэцкий канал, построенный во второй половине 19 века,  укрепил гегемонию Британской империи над Индией, а Панамский канал — господство США в Карибском регионе и Южной Америке. Рано или поздно будет реализован проект канала через перешеек Кра,  что восстановит гегемонию Поднебесной на Великом Шелковом морском пути, утраченную в далеком прошлом.

 

Новые «азиатские драконы»


Ключевое государство Индокитая — Таиланд (Сиам) — никогда не был колонией благодаря гибкой политике королей, игравших на противоречиях между Великобританией и Францией. Страна вынуждена была уступить часть приграничных территорий, например, в Малайзии и Лаосе, но сохранила независимость.  В прошлом могущественное и крупнейшее в Индокитае тайское государство Сиам включало вассальные государства (Камбоджу, Лаос и часть Малайзии). Во время Второй мировой войны Таиланд поддерживал Японскую империю. В послевоенные годы США использовали Таиланд в качестве буфера между азиатскими колониями Великобритании и Франции. 
Экономика Таиланда развивалась в последние десятилетия высокими темпами,  и страна стала одним из молодых «азиатских драконов». В 2009 году Таиланд  запустил первый отечественный искусственный спутник Земли. Тайская медицина признана одной из лучших в мире.


В связи с отходом от проамериканской политики в Таиланде периодически возникали массовые «цветные» волнения, характерные для геополитических технологий Соединенных Штатов с упором на этнонационализм. Например, государственный переворот 2006 года напомнил миру о существовании «Палестины Юго-Восточной Азии» (Паттани). Хотя мусульмане составляют меньшинство населения Таиланда, в прошлом они имели независимость, утраченную в начале двадцатого столетия. «Объединенная организация освобождения Паттани» выступает за автономию южных провинций Таиланда, населенных преимущественно мусульманами-малайцами, и присоединения их к Малайзии.  Новые власти Таиланда начали диалог с исламскими боевиками, что способствовало установлению стабильности на юге страны. Исторически сложились не простые отношения Бангкока и Пномпеня, в том числе обусловленные спором вокруг открытых значительных месторождений нефти в Сиамском заливе.

 

В Индокитае набирает экономическую мощь социалистическая республика Вьетнам, строящая с 1986 года капитализм. По демографической мощи это самое крупное государство Индокитая. Население Вьетнама увеличилось за период 1975 – 2016 гг. с 48 до 95,6 млн. человек (15 место в мире). В результате «политики обновления» с конца 80-х годов во Вьетнаме произошло ослабление партийного контроля над общественной жизнью и частичная либерализация  экономики и расширение внешнеэкономических связей. Вьетнам стал членом ВТО, вступил в  АСЕАН и нормализовал дипломатические отношения с США. Вьетнам с высокими темпами экономичного роста стал первым «коммунистическим  драконом» в Индокитае, экономическим локомотивом для  коммунистического Лаоса и Камбоджи.


Вьетнамские вооруженные силы  являются самыми мощными в Индокитае и одними из лучших в Азии. Это единственная в мире держава, одержавшая после Второй мировой войны  победы над Францией, Соединенными Штатами и Китаем. За последние 80 лет мирными были в основном последние три десятилетия. Но в результате успешных реформ Вьетнам стал одним из новых «азиатских драконов» и важным геополитическим  игроком в Азиатско-Тихоокеанском регионе.  В 2017 году Вьетнам отметил  с большим размахом 30-летие экономических реформ  на фоне более скромного празднования 100-летия Великой Октябрьской революции. За годы реформ страна преодолела огромный путь от нищеты до наиболее перспективного и динамично развивающегося государства в  мире.


Между США и КНР разгорается борьба за Вьетнам. В геополитическом треугольнике Вьетнам оказался между двумя  мировыми полюсами геополитической и экономической мощи. Белый дом не оставил планов «возвращения в Индокитай», и Ханою отводится роль союзника в противостоянии с Китаем. Соединенные Штаты и Вьетнам договорились об укреплении сотрудничества в сфере обороны. Намечены поставки американского оружия в ожидании полной отмены эмбарго, введенного в 1984 году. В марте 2018 года атомный авианосец ВМС США «Карл Винсон»  заходил во вьетнамский порт Дананг. Его сопровождали ракетный крейсер Lake Champlain и миноносец Wayne E. Meyer.  Всего на их борту было около 6 тыс. моряков, военных летчиков и технического персонала. Это первый визит американских кораблей во Вьетнам после окончания войны в 1975 году.


На этом основании сложилось ошибочное представление,  что во внешней политике Вьетнам дрейфует в сторону США.  Вьетнамцы не забыли о многочисленных военных преступлениях американцев во время Вьетнамской войны. Но в стране существует теория «китайской угрозы». И парадокс заключается в том, что КНР и США стали основными внешнеторговыми партнерами Вьетнама, что служит гарантией для сбалансированной политики между двумя мировыми центрами военно-политической и экономической мощи.


В международных отношениях Вьетнам установил  с Китайской Народной Республикой  высший  уровень «всеобъемлющее стратегическое партнерство и сотрудничество». И это на фоне многолетнего конфликта с Поднебесной в Южно-Китайском море из-за Парасельского архипелага и Спратли8.


Во вьетнамской власти имеются существенные разногласия по геополитическому балансированию   между Китаем, США и другими странами. Но можно утверждать, что с учетом отечественной истории  страна никогда не станет чьей-либо марионеток.  Вьетнам активно и успешно играет на конкуренции великих держав в регионе, чтобы получить  максимально выгодные условия сотрудничества. США сняли эмбарго на поставки вооружений во Вьетнам, чья армия вооружена в основном советским и российским оружием.  У Вьетнама и Японии общая «антикитайская» позиция по территориальным спорам в Южно-Китайском море. В обозримом будущем Вьетнам будет сохранять геополитическую доктрину о неприсоединении к военным союзам.


Подробно:
Вьетнам. Успешная страна, где национальные интересы превыше всего
Вьетнам. Непобеждённая страна 

 

Федеративная, многонациональная, мультикультурная  Малайзия, получившая независимость от Британии в 1957 году, —  единственная в мире  выборная конституционная монархия. Малайзия  опровергла утверждения западных советников, что мусульманская страна не может осуществить модернизацию.   Малазийский народ во главе с легендарным премьер-министром  Махатхиром Мохамадом доказал миру «Мы можем». Малайзия добилась успехов, вопреки советам Запада.  Здесь не оказалось доморощенный марионеток Запада, присвоивших себе звание патриотов и  предавших народ ради собственного обогащения и выживания.


В преимущественно мусульманской стране китайцы-буддисты играют лидирующую роль в бизнесе. В 1969 году произошли крупные межэтнические малайско-китайские столкновения, погибло много людей. Это привел к изменению национальной политики государства, к свободе вероисповедования. Малайзия стала одним из новых «азиатских драконов». Основу экономику составляет промышленность (46 % ВВП), особенно электронная и электротехническая. Крупнейший инвестиционный проект, рассчитанный на 800 тыс. рабочих мест, стоимостью в $100 млрд.,  реализуется в южном штате Джохор. Здесь будет создан экономический кластер с морским и авиационным портом, который должен составить  конкуренцию Сингапуру. 

 
Подробно:
Малайзия. Успешная страна, без скоропортящихся западных марионеток во власти
Махатхир Мохамад. Лидер Малайзии, не предавший народ ради собственной наживы

 

Новый 500-летний геополитический цикл символизирует взлет островного города-государства Сингапур. Здесь геополитическая и геоэкономическая рубежность стала главным стратегическим ресурсом развития, впервые в современном мире удалось создать уникальную модель государственного устройства, впитавшую достижения Запада и Великий порядок Поднебесной. После Второй мировой войны после ухода англичан независимая Малайзия отказалась от бедного острова, и в 1965 году Сингапур стал независимым государством. Из демографического котла мигрантов из Китая, Британской Индии и Голландской Ост-Индии была создана нация «новых азиатов» с высокообразованным и дисциплинированным населением с преимущественно высоким уровнем благосостояния. В населении Сингапура (5,6 млн. человек,2017) доминируют китайцы-хакка (77 %), обладающие высокой социальной сплочённостью.  Но национальным языком является малайский, а официальными языками — английский, мандаринский китайский, малайский и тамильский. В деловом общении доминирует английский и китайский язык.


Остров-государство Сингапур называют «Азией в миниатюре» или «Европой на экваторе». Вопреки всему Сингапур превратился в «восточноазиатского дракона» и в одну из лучших в мире стран  для жизни человека. Сингапур – это государство вопреки всему, это антипод России, одно из самых малых по площади государств и самое протяженное. У Сингапура не хватает земли, нет полезных ископаемых, и приходится экспортировать пресную воду и энергетические ресурсы. Экономика зависит от поставок воды из Малайзии и импорта энергетических ресурсов и продовольствия. Землю импортируют из Индонезии. 


Сингапурский порт занимает третье место в списке крупнейших мировых портов, уступая китайским портам Нимбо-Чжоушань и Шанхай.  Порт играет лидирующую роль в экономике и конкурентоспособности  островного государства. Независимо от геополитической трансформации в ЮВА, включая возможное в будущем строительство судоходного канала через перешеек  Кра,  Сингапур сохранит свою роль крупного коммуникационного узла за счет диверсификации деятельности и создания одного из крупнейших в мире киберпорта. Это вольная гавань постиндустриальной эпохи,  где концентрируются узлы связи между реальным географическим пространством и киберпространством. Крупнейшим  киберпортом мира  являются Силиконовая долина (Калифорния).


Успехи Сингапура не могли остаться не замеченными в Китае. Сингапурская модель быстрого экономического развития в сочетании с жестким политическим контролем на фундаменте конфуцианства и «азиатских ценностей», оправдывающих ограничение гражданских свобод и отказ от модели западной либеральной демократии, была привлекательной для коммунистического Китая. Будущий архитектор китайских реформ Дэн Сяопин посетил Сингапур с официальным визитом в 1978 году. А  премьер-министр Ли Куан Ю тридцать раз был в КНР, которая менялась и под влиянием сингапурского опыта, как и соседняя Малайзия. 


За четверть века после установления официальных связей Сингапура и КНР, тысячи китайских чиновников побывали в городе-государстве, а местные бизнесмены начали активно инвестировать в китайские индустриальные парки, недвижимость и другие сектора экономики.


У Сингапура наблюдаются самые высокие и устойчивые темпы экономического роста в ЮВА (14% в конце 90-х годов). ВВП по паритету покупательной способности ($90 531 на душу населения, 2016) — один из самых высоких в мире (3-й показатель в мире после Катара и Люксембурга). Сингапур занимает одно из первых мест в мире в области инновационных наукоемких высоких технологий, компьютеризации и внедрения роботов. Стал первым в мире государством — киберпортом, где функционирует электронное правительство.


Отец «экономического чуда» первый премьер-министр Республики Сингапур китаец Ли Куан Ю (род. 1923) был выпускником Кембриджа и переизбирался на свой пост  восемь раз (1959 – 1990). Можно следующим образом описать формулу «сингапурского чуда»  как «Диктатуру интеллектуального Дракона» на фундаменте конфуцианства, истинных знаний и неминуемого наказания за противоправные действия, вплоть до смертной казни. Это позволило Сингапуру занять лидирующее место  в Юго-Восточной Азии в наступающий Великий час Южных морей.


Подробно:
Сингапур. Прагматизм диктатуры интеллектуального Дракона
Сингапур. Морской Дракон на Великом Шелковом пути


Камбоджа пока претендует в будущем на роль очередного «азиатского дракона». После национальной трагедии, вызванной влиянием внешних сил,  страна постепенно дистанцируется от Запада, несмотря на усилия  Вашингтона сохранить свое влияние, и все активнее сближается с Китаем и Вьетнамом. Камбоджийская трагедия свидетельствует, что как легко нарушить геополитический баланс в регионе и как дорого это стоит для государства и народа. Кхмерские власти  создают благоприятный для иностранного капитала инвестиционный климат, в том числе предоставляют право владеть недвижимостью.  Пройдет десятилетие и Камбоджа будет другой.  Волна «новых индустриальных стран», начатая после Второй мировой войны из Японии дойдёт до Камбоджи, где самые дешевые рабочие ресурсы.  Поставки одежды в США по гарантированной квоте дает 85 % стоимости камбоджийского экспорта.


Подробно:
Камбоджа. Медленное возрождение после национальной трагедии 

 

За быстро растущий торговый рынок Индокитая усиливается международная конкуренция. Великобритания после окончания процедуры Brexit в 2019 году намерена усилить торговые связи с Индией, Китаем и Юго-Восточной Азией. Индия ведет строительство трансграничной автомобильной дороги в Мьянму и Таиланд протяженностью в 1360 километров. За минувшие два года Нью-Дели профинансировал проект на $4,7 млрд. Дорога берёт  начало в индийском штате Манипур, откуда выходит к Таму (Мьянма) с продолжением до Мае Сот (западный Таиланд).  Трансграничное шоссе свяжет северо-восток Индии с рынками стран Индокитая9.


***
В модернизации ведущих странах Индокитай большая заслуга  принадлежит  выдающимся личностям. В 1987 году народом и правительством Таиланда монарху Раме IX был дан титул «Великий Король» (Махараджа). Он стал символом единства страны и не допустил анархии справа и слева. В двадцатом столетии, вероятно, не было главы государства, к которому искренне с глубоким уважением и почтением относились бы  граждане страны. Король Рама IX  являлся безусловным кумиром у нескольких поколений тайцев. 


Государственный политический деятель Ли Куан Ю вошел в историю как первый премьер-министр Республики Сингапур (1959—1990) и  один из создателей сингапурского «экономического чуда». Он не только вывел бедную островную страну из  третьего мира в первый, но своим примером показал, как политик может быть государственником. В книге под названием «Ли Куан Ю: мысли гранд-мастера о Китае, США и мире» (2013) приводится следящая цитата отца-основателя Сингапура: «Я не верю, что можно навязать другим странам стандарты, которые им чужды и никак не связаны с их прошлым».


Отцом малайзийской модернизации и экономического чуда является доктор Махатхир Мохамад (Доктор М), руководивший страной  на протяжении двух десятилетий (1981 – 2003). Многие на Западе обвиняли его в критике мировых держав, антисемитизме, за подавление демократии, авторитарный режим правления, удушение свободы слова. Но большинство малазийцев считает, что он отстаивал право на независимое развитие,  именно благодаря ему нищая страна превратилась в богатое современное государство. Во время его правления ушли в прошлое неграмотность и бедность, на уровне высокоразвитых стран находится высшее образование. Когда в 1981 году премьер-министром Малайзии стал Махатхир Мохаммад, он призвал граждан овладевать знаниями. Он, не разделявший коммунистическую идеологию,  на практике осуществил ленинский лозунг «Учиться, учиться и еще раз учиться». 


Подробно:
Таиланд. Великий король Рама IX. Символ единства страны
Ли Куан Ю. Отец сингапурского «экономического чуда»
Махатхир Мохамад. Лидер Малайзии, не предавший народ ради собственной наживы


Заключение


Согласно геополитической теории Больших многомерных пространств, наступает новый 500-летний  мировой геополитический цикл, связанный с возвращением мирового полюс экономического и технологичного развития на Восток.  Наступает Великий час Южных морей, в основе которого китайский суперпроект Шёлкового пути («Один пояс — один путь»). Вновь особую актуальность приобретает контроль Малаккского и Зондского проливов.


Глобальная геополитическая трансформация и сдвиг на Восток беспокоят Соединённые Штаты. Причастность Вашингтона к событиям в Сянгане (Гонконге), расположенного на берегу Южно-Китайского моря, и организации «революции желтых зонтиков»  свидетельствует об утрате Вашингтоном чувства меры. Вашингтон раздражает  независимая  внешняя политика Пекина.  Гонконг хотя и находится под китайской юрисдикцией, сохранил функции одного из крупнейших в мире оффшорных центров. В Америке считают, что оффшорный бизнес в мире должен контролировать Запад во главе с США.  Организация американцами  Майдана в Гонконге в попытках создания ещё одного очага «управляемого» хаоса не останется безнаказанной. Пекин, несомненно, нанесет симметричный ответ, тем более  для этого не потребуется финансирование зарубежных неправительственных организаций.  Китайская диаспора в странах Запада  является частью Большого Китая и в час Икс всегда готова встать на защиту интересов своей большой родины. 


В последнее время появились пока еще прожекты геополитических комбинаций, направленных на сдерживание Китая по реализации суперпроекта Великого Шелкового пути.  Известно о планах по созданию США, Индией, Японией и Австралией проекта, альтернативного китайской инициативе «Один пояс — один путь». Здесь особая роль отводится геополитической оси Индия — Япония, препятствующей реализацию Пекином стратегии развития Великого Морского Шёлкового пути под благородным предлогом «укрепления мира и процветания в Индийско-Тихоокеанском регионе» и  формирования стратегического и оборонительного взаимодействия «крупнейших демократий Азии». Важным аспектом стратегического взаимодействия служат активные внешнеэкономические связи между странами.  Для Индии Япония является главным источником прямых иностранных инвестиций, которые составили в 2000-2014 годы $17,5 млрд. Правда,  двусторонние торговые отношения пока выглядят скромно. Заметно укрепление военного взаимодействия Японии и Индии по проблемам Южно-Китайского моря, что особенно чувствительно для Пекина, считающего Дели «чужаком» в Тихоокеанском регионе.  Япония и Индия неоднократно отмечали «критическую важность» защиты маршрутов в ЮКМ для региональной энергетической безопасности и торговли. Сотрудничество Дели и Токио  может быть направлено на объединение морских транспортных коридоров двух стран. Пекин не заинтересован в дальнейшем сближении Японии и Индии в интересах Вашингтона. По мнению экспертов, несмотря на определенные трения с Пекином, Индия пока не готова сыграть роль проводника американской политики в регионе10.  Соединённые Штаты сохраняют военное присутствие в Сингапуре.  Вьетнам против размещения у себя любых иностранных военных баз. Камбоджа и Лаос ориентируются во внешней политике на КНР и Вьетнам.


Провал американской глобализации и постепенная утрата мирового лидерства  Соединённых Штатов возвращает на повестку дня биполярный мир США – Российская Федерация (по военно-политической мощи)  и биполярный США – КНР (по экономической мощи).  Происходящие тектонические геополитические сдвиги в Евразии вновь выдвигают на главную арену мировой истории наряду с Поднебесной и Индией – Индокитай. После распада Советского Союза, предательства мировой социалистической системы и  ликвидации военной базы в Камране Россия навсегда потеряла геополитическое влияние в Индокитае и не смогла его конвертировать в масштабное экономическое присутствие в регионе.  


Соединенные Штаты исчерпали возможности эксплуатировать и внедрять «демократические ценности»  с помощью самых «справедливых бомб и ракет» в Евразии. Битва за Индокитай проиграна. Геополитическое противостояние великих держав в Индокитае унесло жизни 5 млн. местных жителей, с учетом Вьетнамской войны и геноцида в Камбодже. США не удалось превратить Индокитай и в первую очередь Таиланд в плацдарм  дестабилизации КНР. Неолиберальная глобализация во главе с американским гегемоном провалилась, но именно благодаря ей евразийские народы значительно быстрее узнают об истинной сущности «борьбы» Америки за демократию, которой как фиговым листком прикрываются истинные корыстные намерения США, действующих в интересах отечественных монополий.

D:\OLYMPUS\Camedia Master 4\CamediaImages\Album\Samples\2018_01_09\IMG_5820 — копия.JPG

 

Забытый гул великих империй Южных морей
Южные моря. Великий морской поход Поднебесной
Великая Кхмерская империя, поглощённая джунглями, царством змей и обезьян
Сиамская империя Аюттхая
Эпоха колониальных «приключений» европейцев в Южных морях
Геополитическая трансформация государств Южных морей
Великий час Поднебесной (КНР) в Южных морях

 

Другие публикации:
Глобальная геополитическа трансформация. Великий час Южных морей
Геополитика «Жемчужного ожерелья». Южно-Китайское море. Приоритеты Поднебесной
Геополитика «петли Анаконды». Что забыли Соединённые Штаты в Южно-Китайском море?
Филиппины. Кто разорвет «тихоокеанскую ось Обамы»?
Направления главного удара китайской геополитики
Геополитика Южно-Китайского моря
Геополитика. Великий час Южных морей
Великий час Южных морей

 


1 На полуострове Индокитай полностью или частично располагаются государства Бангладеш, Вьетнам, Камбоджа, Лаос, Малайзия, Мьянма и Таиланд. Однако с позиций политической географии в Индокитай включают государства Малайзию и Сингапур, расположенные на Малаккском полуострове. В колониальную эпоху выделялся британский (Бирма, Малайзия) и французский Индокитай (Вьетнам, Лаос и Камбоджа).

2 Берзин Э.О. Юго-Восточная Азия в XIII – XIV веках. — М.: Наука, 1982; История Кампучии. – М.: Наука, 1981; Тюрин В.А. История Малайзии. – М.: Наука, 1980.

3 Первая Опиумная война. — http://ru.wikipedia.org/wiki/%;  Марк Завадский Приход с профицитом. —  http://expert.ru/printissues/expert/2009/01/prihod_s_proficitom/ 

4 Ю. Я. Михеев Американцы в Индокитае. Критика противоправной доктрины и политики США.—  М.: Международные отношения, 1972. 248 стр.

5 Дергачев В. Демократическая петля Анаконды. — Вестник аналитики, 2007, № 3.

6 Даже в средневековье, когда Сиам оккупировал Ангкор (столицу Камбоджи), кхмеры главным образом сокрушались, что тайцы вывезли книги из королевской библиотеке, то есть украли многочисленные знания и стали благодаря этому сильными. 

7 Валентин Катасонов О трёх путях экономического развития Китая. https://www.fondsk.ru/news/2018/04/16/o-treh-putjah-ekonomicheskogo-razvitia-kitaja-45956.html

8 Борис Виноградов Между США и КНР разгорается борьба за Вьетнам. – http://www.ng.ru/dipkurer/2017-11-27/10_7123_vietnam.html

9 Саркис Цатурян Канал Кра «в подарок»: почему дороги Китая и Индии выходят на Таиланд.
— REGNUM, 10 августа 2017 года. https://regnum.ru/news/2308744.html

10 Владимир Сведенцов США используют ось «Индия-Япония» против Китая. 06.02.2017 https://riss.ru/analitycs/38882/

 

 


 

«Геополитика сверхдержав»

Америка. Утомлённая супердержава Падение и взлет китайского Дракона Имперская геополитика. Великий час мировых империй Путь к процветанию государства

 


Воспоминания
Ландшафты памяти
Ландшафты путешествий. Города и страны
Ландшафты поэзии, музыки и живописи


Избранные статьи и посты
ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ПРОСТОРАМ РОДИНЫ ЧУДЕСНОЙ
Шейх Заид. Самая выдающаяся исламская личность


Павел Флоренский. Русский Леонардо да Винчи
Максим Горький. Писатель, купленный любовью народа
Иван Бунин. Певец пограничья природы
Анна Ахматова. Парящая в небесах
Николай Гумилев. Конкистадор истоков человеческой природы 
Николай Заболоцкий. Поэт философской лирики


Бесподобная Элеонора. Королева мужских сердец
Анна Вырубова. Фрейлина, монахиня, оклеветанная
Трафальгарская Венера. Символ красоты и силы духа
Париж. Лувр. Гимн обворожительным женщинам


Трансильвания. Замок Дракулы. Вампирский бренд Румынии
Где присуждают и вручают Нобелевские премии
Олимпийские игры. От Древней Греции до Сочи
Гибель мировой секретной империи
Великий час кораблей пустыни
Неугасающий ослепительный блеск Венеции
Карибы. Святой Мартин. Остров двух господ