logo
Институт геополитики профессора Дергачева
Сетевой проект
Аналитический и образовательный портал
«Пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет». Мартин Хайдеггер

Геополитика. Русская энциклопедия

Интернет-журнал

Геополитика. Русская энциклопедия

Геополитика. Русская энциклопедия




   
   
   
Союз образовательных сайтов    
Яндекс цитирования    
Рейтинг@Mail.ru    
   



Лекции Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи


Обсудить статью в дискуссионном клубе

<Гражданство неизвестной родины>

Владимир ДЕРГАЧЕВ, профессор, доктор географических наук, Одесса


Устремляться в будущее для исправления нынешних разочарований - это то же самое, как если бы тиран исправлял свои ошибки, не заглянув в самого себя.
Мераб Мамардашвили

Одним из итогов отечественной культуры ХХ века является феномен Великих маргиналов, оказавшихся на <краю> официальных общественных отношений. Зачастую вершин мысли достигали не купленные властью и пресыщенные материальными благами деятели от науки и культуры, а наиболее гонимые и преследуемые, прошедшие через эмиграцию или застенки ГУЛАГа, испытавшие материальные и физические лишения, находившиеся на границе выживания и смерти. Но именно они, в конце концов, поднялись из небытия к заоблачным вершинам мировой науки и культуры. И, наоборот, сколько остепененных высокими званиями и должностями, выставлявшими себя за царство истины, поглотил бушующий океан иллюзий. Каждый выбирает свою судьбу. У каждого свои ландшафты вдохновения.

ТАИНСТВЕННЫЙ МАТЕРИК

Европейский выбор Украины - это не только политико-экономическая интеграция. Это путь к пока еще таинственному материку, где торжествует свобода личности, основанная на западноевропейских ценностях, включая права человека и экономическое достоинство. И обязанность каждого образованного гражданина знать особенности общественной трансформации на избранном пути.

Одним из первых проложил мыслительный мост между Востоком и Западом Европы опальный советский философ Мераб Мамардашвили (1930 - 1990). Прикоснемся к мыслям великого грузина и человека. Этот Колумб философии открыл на рубежах культур таинственный материк высокой духовной энергетики - <гражданство неизвестной родины>. Он сделал то, что пока не удается политикам и бизнесменам в геополитическом и геоэкономическом пространствах между Западом и Востоком, где пытаются найти себя Украина, Россия, Грузия и другие страны.


РИСУНОК АНАТОЛИЯ КАЗАНСКОГО / ИЗ АРХИВА <Дня>

На пиршестве философской мысли, открывшемся после падения <железного занавеса>, Мераб Мамардашвили занимает особое место. Среди известных философов ХХ века он один из немногих, живший в социокультурной среде коммунистического государства и одновременно обитавший в интеллектуальном пространстве европейской мысли. Мераб Мамардашвили не создал своего учения, но имел бесценный мыслительный опыт пограничных состояний культур. Он был транслятором диалога на рубежах христианского мира, где встретились Запад и Восток, а по собственному признанию мыслителя, французская философия и культура сформировала его склад ума. Мераба Мамардашвили называют Сократом ХХ века, он единственный современный философ, которому благодарные соотечественники воздвигнули памятник на одной из площадей Тбилиси.

Свою главную жизненную задачу Мераб Мамардашвили определил как поиск <гражданства неизвестной родины>, не подозревая, что скоро наступит время, когда будет разрушен <союз нерушимый республик свободных> и они начнут самостоятельный дрейф в изменившемся геополитическом пространстве. Миллионы бывших советских людей окажутся в быстро меняющемся мире, где одни будут оплакивать утраченную страну, другие будут поражены нигилизмом, третьи начнут искать ориентиры в новой системе координат. Как обрести человеку устойчивость в пространстве неопределенности?

КОГДА ДЬЯВОЛ ИГРАЕТ НАМИ

В этом мире недостаточно утверждение человека <я есть>, его возможности могут быть реализованы только им самим при условии собственного труда и духовного усилия над самим собой в поисках рациональности, пропорции и меры. И Мамардашвили выводит формулу: <Человек есть усилие быть человеком>. Но что делать дальше, как установить путь к гражданскому демократическому обществу? Ответ мыслителя для многих может оказаться шокирующим. Ничего. Делать нужно свое дело. Нечего жаловаться, что плохо, если ты не сделал усилие над собой - чтобы было хорошо. Но как же жить без результата? Делайте свое дело, исполняйте внутренний труд жизни, вмененный в вашу человеческую обязанность. Результат от вас не зависит. Чем больше появится людей с личным опытом философствования, размышления о своей жизни, тем скорее сбудется <возможная страна>, <гражданство неизвестной родины>. Точность мышления - не роскошь философа, а нравственная обязанность человека. Ибо дьявол играет нами, пытаясь столкнуть в бездну, когда мы не мыслим точно.

ДВИЖЕНИЕ ДУШИ

Познать философию можно из собственного опыта, если в нас родилось естественным образом движение души. Философия - это поиск души, когда мы вслушаемся в её голос и постараемся самому различить заданные ей вопросы. Человеческое в человеке не от биологической природы, и в этом смысле он не произошел от обезьяны: <Человек есть искусственное существо, рождаемое не природой, а саморождаемое через культурно изобретенные устройства, такие как ритуалы, мифы, магия и т.д.... Есть какие-то способы внесения порядка в нечто, что само по себе, по законам природы, порядком не обладает, а было бы хаосом>. Нечто человеческое появляется с вневременной упорядоченностью, так как само время несет хаос, распад и забвение. Можно сказать, что человек есть существо не природного, а божественного происхождения. Человек - от Бога - символа, изобретенного людьми.

Мы живем в удивительном мире, где есть нечто, а не хаос. Естественным состоянием мира должен быть хаос. Человек есть микрокосмос, войдя в который можно познать большее. Фраза Сократа, приписываемая дельфийскому оракулу, познай самого себя, есть первый акт философствования или трансцендирования - выхода человека за данные ему природные качества.

Философ описывает не биологическое, а <второе рождение> человека, с помощью таких слов как <нравственность>, <культура>, <мышление>... <Второе рождение> есть концентрация сил человека вокруг усилия мысли.

Диалектика была открыта как своего рода странное энергетическое явление: нужно создать какое-то напряжение и что-то возникает само или не возникает. Человек есть искусственное создание истории и культуры, а не природное. Если постулаты общения, социальной и нравственной жизни разрушаются, люди не способны вступать в общение и воспроизводить себя в качестве людей. Так исчезли не только древние греки под воздействием варваров, но и в третьем тысячелетии никто от этого не гарантирован. Не случайно пишут о Новом Средневековье. Стоит только оглянуться вокруг себя, и элементы одичания проступают в самых причудливых формах от люмпенизации снизу до <элиты в законе>. Но чтобы увидеть, необходимо усилие. Мераб Мамардашвили сокрушался слепотой людей. Поразительный феномен, когда люди на что-то смотрят и не видят, не извлекают опыт. Требуются личностные основания нравственности и поведения, выходящие за рамки и границы любой культуры или идеологии. История советского ГУЛАГа показала, какую духовную стойкость проявляли люди, имеющие внутреннюю точку опоры.

Древнегреческая философия предложила свой путь к <гражданству неизвестной родины>: познай близкое и через близкое познаешь далекое. Для греков близкое - логос, слова, жизнь в языке, то есть они пошли по словесно-рациональному пути и совершили взлет в развитии логики. Индийская философия пошла другим путем - через психику, как некие физические, реальные состояния, испытываемые людьми. Через знание психики и контроль над ней они вошли к глубочайшей онтологии, проблемам бытия, проблемам космоса и т.д. Но мы, устремленные к благополучной Европе, обязаны вникнуть в то, что есть, прежде чем отправиться к новым манящим горизонтам.

<ОДИЧАВШЕЕ СОЗНАНИЕ>

Цивилизованная общественная жизнь возможна только при восстановлении автономной духовной сферы независимой мысли. Сознание наше живет в напряженном поле, очерченном предельными границами смыслов. И здесь ясность возможна, когда мы владеем языком этих смыслов, то есть понимаем их отвлеченность, их граничную природу.

Когда мысль без движения, а язык колышет воздух, <опасно в присутствие дураков проявлять рвение, доказывать реальность внешнего мира>. Если ты научный оппонент, положи рядом с моим трудом свой собственный и мы будем сравнивать, что к чему. Если же годы потрачены на приватизацию научных званий и степеней, чужих трудов, а собственная мысль не зафиксирована в бумажной или электронной форме, то почему я должен опускаться до уровня пустой болтовни?

Политик, не предъявляющий высоких требований к самому себе, но учащий жить других, для общества социально опаснее сапожника, не шьющего обувь. Он убивает будущее страны, засоряет пустым языком души людей, разрушает межличностные коммуникации, предлагая следовать ложным путем имитации мыслительной деятельности.

Но как из <одичавшего> пространства переместиться в цивилизованную Европу? Это возможно совершить не с помощью реальной географии, а движением души, пронизанной знанием европейской мыслительной традиции. Прикоснемся лишь к интеллектуальным истокам европейской классической философии, составляющей один из фундаментов западных ценностей.

ПРОСТРАНСТВО ЕВРОПЕЙСКОЙ МЫСЛИ

<Кантианские вариации> в исполнении Мамардашвили в буквальном смысле симфоническое философское произведение. Вариации на тему Канта, предложенные темы-эпизоды, звучат как музыка, как биение сердца или дыхание. Такова Природа философии Канта, рожденного не для жизни, а для мышления. Это трудное мышление, когда ты стремишься ухватить жар-птицу своей мысли.

Обратимся к немногим <кантианским вариациям>, созвучным с нашим временем. Первая кантианская вариация: <Душа (не речь), преисполненная чувств, есть величайшее совершенство>. По Канту само явление души, полной чувств, в мире есть чудо и совершенство. Но кому из нас не знакомо состояние, когда мы тупо смотрим на вещи, а в нашей душе-пустыне ничего не возникает. Значит, приведенное выражение не просто красивая фраза, а событие в мире, возможное, когда человек находится в напряжении, в состоянии интенсивного восприятия и концентрации мышления.

Кант был вежливым человеком и не говорил в обществе слишком много о себе, он даже не читал своей философии, выполняя лишь профессиональный долг университетского преподавателя и воспитателя. В отличие от российского обыкновения, Кант любил не все человечество, а конкретных людей. Философ жил в чудовищном мире хаоса жестокости и убийств - в Европе шла череда войн, борьба за совесть (Семилетняя война). Одновременно он жил среди людей простых и твердых убеждений в классическую эпоху, отличную от современности с её бурей слов и отсутствием простого понимания. Кант для Мамардашвили, гражданин мира в простом и благородном его значении, элемент космополитической Европы, в которой только на волне Возрождения в духе возникает цивилизованный светский слой. Кант притягивает к себе тайной своей человеческой повседневности. Ведь в жизни великого философа ничего не происходило. Он безвыездно жил в Кёнигсберге, вел умеренный образ жизни и даже собирался жениться. Он дважды делал предложения, но так долго, что дамы сердца выходили замуж. И если в первый раз, как ему казалось, все еще было впереди, то в зрелые годы уже как-то само собой Природа подсказала, что Это уже ни к чему. Но прислушаемся, что говорит классический холостяк и девственник Кант: впечатление от женщин есть одно из самых возможно больших в мире. Вспомним кантовскую фразу о душе. Только душа, полная чувств, способна представить и вообразить. Кант видит и присутствует там, о чем есть какое-либо знание.

Вот мы и подошли с неожиданной стороны к важнейшей задаче европейского мировосприятия, сформулированной Кантом. Необходимо выделить знание и посмотреть на него, чтобы поместиться в мире. Философская задача может быть всегда только новой. Человек всякий раз должен заново искать свое место в мире. При этом не нужно суетиться и беспокоиться. Это место отведено Природой для каждого из нас. Только нам это трудно узнать. Как образно говорит Мамардашвили, окна нашей души замазаны и засорены, их надо прочистить, а одним из человеческих, жалких способов прочищения служит философия.

И так мы отправляемся в путь к <гражданству неизвестной родины>, не имеющей отсчета в географической системе координат. Она рождается усилием человека в его душе. Если он, следуя философской традиции, стремится понять то, что есть на самом деле. Прислушаемся, что открыл прежде всего для себя Мераб Мамардашвили, путешествуя в пространстве европейской мысли. Может быть, и у нас появится желание, усилие что-нибудь помыслить, найти свое место в мире с помощью знания, рожденного мыслью.

На пути к <гражданству неизвестной родины> мы обязаны прежде всего определить местонахождение души и философ указывает направление: <О месте души мы можем сказать единственно - что она находится там, где человек мыслит>. Но что значит <пространственно определиться>?

Согласно кантовской идее множественности миров, наш путь пролегает в многомерном коммуникационном пространстве. Здесь цель достигается через пограничные состояния, рубежную энергетику многомерного пространства. В этом скрыта философская проблема неоднородности. Определить желанный мир можно в зависимости от того или иного типа связанности пространства. Случившееся соединение в кантовской философии называется <формой>: <Форма - это то, что содержит>. Как легко себе самому очень понравиться и вообразить, что ты пуп земли. Что первично в человеке: зло или добро? Все это пустое, скажет Кант, если нет формы, чувства формы.

Человек в принципе не может исправить конкретные эмпирические несчастья. Проблема правового государства в том, чтобы в самой форме не было оснований для зла и несправедливости. Мы не сможем добиться справедливого правопорядка, если будем только полагаться на воспитание порядочных, честных, не берущих взяток судей, депутатов, мэров и губернаторов, но когда нет разделения властей. Нам нужны не <честная> политическая элита, а независимая. Если нет формы, способной нейтрализовать неизбежные человеческие потуги, то тем больше вероятность, что эскадрон <честных> политиков, вошедших во власть, превратится в банду мародеров.

Путь к правовому государству длителен и тернист. В Западной Европе уже два столетия назад были элементы правового государства. Обратимся к забавному историческому анекдоту, приведенному Мерабом Мамардашвили в <Кантианских вариациях>. Прусскому королю Фридриху Великому мешала и докучала крестьянская мельница, расположенная вблизи его летней резиденции. Король пригрозил крестьянину конфисковать мельницу, на что поданный ответил: <Но в Пруссии еще есть судьи>. Крестьянин был уверен, что в стране есть независимый суд, куда можно подать жалобу на самого короля. Говорят, на короля слова поданного произвели большое впечатление и он велел выгравировать на фронтоне резиденции <В Пруссии еще есть судьи>. А ведь король мог провести референдум и с помощью <народного волеизлияния> избавиться от докучавших его мельников или депутатов.

Чувство формы (а закон её классический случай) создается годами, о чем и говорит Мамардашвили: <Люди прекрасно понимают: чтобы на земле что-то выросло, нужен культурный слой почвы, нужно создавать его сантиметр за сантиметром довольно долго>. Только тогда избранные народом <последние оплоты демократии> не побегут первыми нарушать основной закон страны.

Согласно Канту, проблема не в том, чтобы хорошо устроить жизнь, - должна быть форма, не содержащая в себе оснований зла и несчастья. Эту форму можно назвать и другим словом - civitas, гражданственность, понимаемой как образ жизни воспитанных людей. Западноевропейское Возрождение есть возрождение античных форм гражданственности, чувства гражданственности свободных, независимых людей, обладающих экономическим достоинством. Для философской формы безразлично, какие существуют различия между гражданами. Форма - мировая судьба, тогда как бедность и богатство - это человеческие случайности.

Мераб Мамардашвили говорил, что в нашей жизни дай нам Бог понимать и думать то, что думали всегда. Куда бы мы ни шли в нашем мышлении, везде наталкиваемся на то, что изобретено мыслителями и пророками. Часть этого наследия кристаллизовалась в духовном пространстве европейской мысли.

Возвращение к интеллектуальным истокам - обязанность каждого, кто стремится грамотно думать. Обязанность страны, декларирующей свою принадлежность к цивилизованной Европе. Человек - это усилие, прежде всего над самим собой. Чем больше граждан начнет думать, тем выше шанс для будущего Украины.

Всеукраинская газета <День>, №123 14.07.2001

 


Вверх

 

 


 

«Геополитика сверхдержав»

Америка. Утомлённая супердержава Падение и взлет китайского Дракона Имперская геополитика. Великий час мировых империй Путь к процветанию государства

 


Воспоминания
Ландшафты памяти
Ландшафты путешествий. Города и страны
Ландшафты поэзии, музыки и живописи


Избранные статьи и посты
ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ПРОСТОРАМ РОДИНЫ ЧУДЕСНОЙ
Шейх Заид. Самая выдающаяся исламская личность


Павел Флоренский. Русский Леонардо да Винчи
Максим Горький. Писатель, купленный любовью народа
Иван Бунин. Певец пограничья природы
Анна Ахматова. Парящая в небесах
Николай Гумилев. Конкистадор истоков человеческой природы 
Николай Заболоцкий. Поэт философской лирики


Бесподобная Элеонора. Королева мужских сердец
Анна Вырубова. Фрейлина, монахиня, оклеветанная
Трафальгарская Венера. Символ красоты и силы духа
Париж. Лувр. Гимн обворожительным женщинам


Трансильвания. Замок Дракулы. Вампирский бренд Румынии
Где присуждают и вручают Нобелевские премии
Олимпийские игры. От Древней Греции до Сочи
Гибель мировой секретной империи
Великий час кораблей пустыни
Неугасающий ослепительный блеск Венеции
Карибы. Святой Мартин. Остров двух господ