logo
Институт геополитики профессора Дергачева
Сетевой проект
Аналитический и образовательный портал
«Пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет». Мартин Хайдеггер

Геополитика. Русская энциклопедия

Интернет-журнал

Геополитика. Русская энциклопедия

Геополитика. Русская энциклопедия




   
   
   
Союз образовательных сайтов    
Яндекс цитирования    
Рейтинг@Mail.ru    
   



Лекции Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи


Обсудить статью в дискуссионном клубе

Вечера на Хуторе близ Европы

Стремясь на Запад, Украина оказывается в объятьях Востока

Владимир Дергачев

               Наступило очередное братание России с Украиной. После  провозглашения <самостийности> и некоторого охлаждения  отношений, возобновились приливы <дружбы>. Еще президент Ельцин во время визита в Киев сформулировал новую формулу взаимоотношений. Он потребовал, чтобы  каждое утро  высокопоставленные российские чиновники  начинали с вопроса,  обращенного к самим себе: <Что ты сделал для братской Украины?>.  Президент Путин не стал мелочиться и объявил  Год Украины в России.

Казалось бы,  прошло уже десять лет независимого сосуществования, а во взаимоотношениях государств   продолжает  эксплуатироваться уже не существующая технология <дружбы народов>.

В 90-е годы  в России в борьбе за власть использовалась зарождающаяся демократия, в Украине  - национальная идея. И российские либералы и украинские националисты пошли на союз с номенклатурной элитой.  В результате  принципы демократии  и национального государства в условиях шоковой либерализации  были скомпрометированы с одинаковым  успехом.  Теперь Россия  под знаменем патриотизма стремится  к усилению авторитарной власти и государственного капитализма в ущерб достигнутых определенных демократических завоеваний, включая относительную свободу слова. Украина уже  пыталась  с известным результатом въехать в  богатую Европу и может поделиться <опытом>, как в погоне за <национальной идеей> можно  легко перейти границу воинственного провинциализма.  

Не пора ли братьям славянам в год славного  братания собраться вечером на украинском Хуторе, на околице которого расположен геополитический <пуп> Земли. И пригласить к застолью великого русского писателя украинского происхождения, других соотечественников  и  осмыслить происходящее. Благо, что  горилка и сало в период чрезмерно развитого капитализма не только имеются, но и отличного качества.

Демоны провинциализма

Украину пронизывает  высокое напряжение энергетики <Мертвых душ> - узловой станции на политической карте страны. Доморощенный <предприниматель> от власти  разъезжает на  мерседесовских  бричках в поисках  добычи, бессознательно  цитируя  бессмертного  Гоголя: <Кто ж зевает  теперь на должности? - все приобретают.  Несчастным я не сделал никого:,  пользовался я от избытков, брал там, где всякий  брал бы; не воспользуйся я,  другие  воспользовались бы. За что же  другие благоденствуют, и почему должен я  пропасть червем?: что скажут потом  мои дети? Вот скажут, отец скотина, не оставил нам никакого состояния!>. Великий писатель был не против богатства, он лишь призывал  на упорядочение деловой активности без обольщения богатством,  связывал реформу,  <преображение жизни> через <праведное хозяйство>.

<Обольщение  богатством> особенно опасно для холопа, служащего, не жалея живота своего хозяину и забывшего, что он должен оставаться мужем:  <Все у нас теперь  расплылось и расшнуровалось. Дрянь и тряпка стал всяк  человек; обратил сам себя  в подлое  подножье  всего и в раба  самых  пустейших и мелких обстоятельств, и нет  теперь  нигде  свободы в её истинном смысле: Нигде я не вижу  мужа>. 

Что греха таить, и на Запад братья славяне рванули в начале 90-х годов ради богатой и сытой жизни. Для этого использовались все возможные приемы и технологии, кроме одного. Нам некогда думать. Так воспользуемся гостеприимством украинского Хутора.  Может быть с окраины  политической жизни, где время течет медленнее  и осознаннее,   виднее выбранные  европейские пути и дороги. Усадим за  праздничный стол дорогих российских гостей и поведаем им о своих успехах на пути европейской интеграции.

Коммуникационная природа  культуры основана на драгоценном свойстве  пограничья. Если эта рубежность разрушается   ради <чистой> национальной культуры или возводится  <железный занавес>  в духовном или интеллектуальном пространстве, демоны провинциализма начинают вырываться на поверхность общественной жизни.

Так уже сложилось, что после провозглашения независимости  носителям <национальной идеи> стали <истинные> украинцы. И хотя в их ряды влились граждане, не зависимо от партийной принадлежности, было бы не справедливо не назвать главных героев. В качестве самых <истинных> украинцев  выступили национал-демократы, присвоившие  право учить других, какой должна быть украинская культура и язык. 

В 90-е годы  среди  национал-демократов была популярна идея о том,  что Галичина выступает в качестве <украинского Пьемонта>, по аналогии с  исторической областью в Северной Италии, ставшей оплотом не только национального, но и экономического возрождения. Галичина должна  была бы  стать флагманом  капиталистического труда, создания  благоприятного инвестиционного  климата и образцом свободного предпринимательства.  В реальной действительности регион превратился в один из самых дотационных. Слабая конкурентоспособность  промышленности, в первую очередь, машиностроения на внешнем рынке и снижение спроса внутри страны обусловили высокий уровень  безработицы.  Сложилась своеобразная межрегиональная специализация. Западная Украина во главе с национал-демократическими партиями  специализируются на национальной идее, в частности, на панукраинизме,  а Восток выделяется своим  основательным  вкладом  в экономическую  мощь государства.

Преувеличенной оказалась западная ментальность украинцев, а этнополитические  притязания национал-демократов на  абсолютную истину  не  подтвердились созидательной деловой  активностью. Здесь истоки самой большой трагедии Украины и, возможно, политического кризиса национал-демократического движения. Вместо того,  чтобы услышать социокультурное  многоголосие не только Галичины, но и Волыни, Закарпатья, Буковины, Черниговщины, Северщины, Полтавщины, Слобожанщины, Подолья, Запорожья, Новороссии, Крыма и других исторических земель,  на основе которого  и строить  украинскую государственность,  власть пошла по наиболее  простому пути. В качестве  фундамента  была взята  лишь  галичанская  традиция как общенациональная.

Привыкшая в прошлом к примитивизации <новая>  власть нашла себе достойных  союзников в виде  национал ориентированных <истинных> украинцев, приватизировавших себе право от всего украинского общества выступать <буревестниками>  и оплотами демократии.  Национал-демократы перепутали  <научный>  или дремучий национализм с современной европейской социал-демократией.  Предложенный обществу пропахший нафталином  вариант  <национальной идеи> скомпрометирован небывалым для европейской страны  провинциализмом и коррупцией. Страна реально отброшена от цивилизованной Европы. Нанесен непоправимый  ущерб становлению  украинской государственности. 

Устарела концепция украинской нации, основанная на мировоззрении времен Великой французской революции и немецкого философа Иоганна Гердера, отмечавшего важность крестьянской культуры, местных языков и фольклора. Современное государство - это не национальный ансамбль песни и пляски, а комплиментарные отношения всех проживающих в нем народов. Демократическое государство обязано быть гарантом защиты свободы личности и прав конкретного человека не зависимо от национальности и вероисповедования.

Представим себе, например, австрийскую или  русскую культуры, если бы они отказались от своего наследия по национальному признаку. Маргинальная культура - самое величайшее завоевание и стратегический ресурс России, ее главный энергоноситель. Питирим Сорокин  писал, что <если бы все дело было в языке, то едва  ли  можно было бы  говорить о русской национальности :на почве  одного языка нельзя  построить здание  национальности>. Характерной особенностью русской культуры является ее открытость миру.

Вряд ли в начале  двадцать первого столетия у других народов, включая первобытные африканские племена,  можно найти примеры  добровольного отказа от своего культурного наследия. Это удалось осуществить только на украинском Хуторе, где доморощенные  национал-демократы  вычеркнули из списка <истинных> украинцев многих великих соотечественников по языковому признаку и  пытаются принудить большинство граждан  на понижение своего социокультурного статуса за счет отказа от маргинальной русско-украинской культуры.

Все часто называемые беды последнего десятилетия (коррупция, упадок экономики и морали)  вторичны по сравнению с воинственным провинциализмом. Сегодня Украина превратилась в стране, где всплывшие на поверхность  политической жизни <истинные> патриоты больны неизлечимой болезнью <мании величия> или глупости, от которой нет лекарств.  Где  элементарный жулик,   увешенный наградами до пупка, объявляется <героем> капиталистического труда. Где  трудно жить своим умом и трудом. Как стало очевидным, бездумная стрельба ради казалось бы благородных целей не всегда приводит к желанным результатам.   

Меткая стрельба мимо утопленных  целей

Трагические события над Черным морем, где украинской ракетой был сбит российский пассажирский самолет, еще раз подтвердили известную истину. В Украине человек остается самым дешевым товаром. Поэтому кому-то гибель несколько десятков  иностранных граждан показалось незначительным событием по сравнению  с происходящими процессами планетарного масштаба. Это у западной социал-демократии отрицание самоценности отдельного гражданина является признаком прогрессирующей дикости. 

Но кого может удивить такая стрельба? Десятилетие <самостийности> прошло в не прекращающей меткой стрельбе мимо  намеченных целей государственного строительства на пути европейского выбора. Движемся как бы на Запад, а в трудные минуты друзья приходят с Востока.  Вот и ушедший год славного юбилея независимости  прошел со слезами радости на глазах для <элиты в законе>, а список выдающихся друзей Украины пополнился известными российскими политиками и  Туркменбаши Великим.  Власть не перестает говорить о  европейской интеграции, но на горизонте просматриваются другие контуры.

 В политической жизни Украины популярно обращение к известному художественному образу, запечатлевшему запорожских казаков, пишущих письмо турецкому султану. Особенно модным стало  помещать на знаменитой  картине  образы  политиков, глубокомысленно составляющим  послание  народу об очередном возрождении, правда, пока с известным  результатом.

Если внимательно присмотреться, какую модель становления государственности  выбрала Украина, то  здесь ожидается  неожиданный сюрприз. Мистика. Турецкий султан, несмотря на огромное временное расстояние,  не только получил послание, но и предложил Украине восточную модель благоденствия. И разгуливающие на украинских просторах последние <оплоты демократии> с благодарностью воплотили пожелания султана.  Современная Украина все больше становится похожей не  на  возжеланный Запад, а напоминает Османскую  империю периода упадка. 

Как известно из истории, после столетий Блистательной Порты, взращенной на фундаменте восточной меритократии (элиты качества), наступили трудные времена. Вестернизация по-европейски обернулась для Османской империи  крайним  радикальным  национализмом, разделившим общество на <истинных> турок и прочих. Катастрофически  рос внешний долг,  экономика пришла в упадок, а  беднеющее население  становилась враждебным  по отношению к реформаторам  и иностранцам. Укоренилась привычка власти  жить и паразитировать  за счет зарубежных кредитов. За личную лояльность султан стал раздавать преференции (льготы) особо приближенным и корпоративным группам, а за  безмерную преданность  разрешал подворовывать и взаимовыгодно приватизировать народное добро.  Особенно усилилась коррупция, когда султан  стал получать  свою долю  от продажи государственных  льгот. Слава Аллаху, что еще не все из этого удалось воплотить на украинском Хуторе, но и отрицать достигнутое на  этом пути было бы несправедливо.

После очередной победы Украины  на внешних фронтах, когда великие пути проложены во все стороны света, когда удачно закончилась очередная меткая стрельба мимо намеченных целей,  настала пора осмыслить свершенное. Путь из <варягов> затерялся где-то у <москалей>. Китайцы не могут сосчитать, сколько Великих шелковых путей пролегло через украинскую землю.  Еще одна магистраль с зарытыми в землю  пустыми трубами грозится проломить <окно в Европу> и попасть в книгу рекордов Гиннеса. Не успела радостная весть долететь до украинской земли от самых стратегических партнеров, созревших, наконец, для совместного обходного маневра вокруг Украины, как  СМИ принесли еще одно волнующее известие. Наконец, на Ближнем Востоке осознали, что энергетический мост в Европу должен  пролегать непременно через Украину. А если к этому  прожекту присоединится  и Иран? Дух захватывает, как  от  неумолимо надвигающейся перспективы, так и от уже растранжиренных средств на великие свершения за счет  самых терпеливых  налогоплательщиков в мире.

Ночь перед рассветом

Так куда же прокладывать путь? Великий писатель Николай Гоголь  отмечал, что в спорах <о наших  европейских и славянских началах : весьма много дичи: Но дурно то, что два противоположные мнения, находясь  в таком еще незрелом и неопределенном виде, переходят уже  в головы многих должностных людей>. Одни из них действуют в европейском духе,  другие - в противоположном направлении. И тем самым для подчиненных чиновников приходит беда: <они не знают, кого слушаться>.  Этим и пользуются разные пройдохи: <И плуту  оказалось теперь  возможность, под маскою славяниста  или европиста, смотря по тому, чего хочется начальнику, получить выгодное  место и производить на нем плутни в качестве как поборника старины, так и поборника новизны>. 

Когда политики начинают рассуждать об очередном светлом европейском будущем, пришествие которого всякий раз ожидается после очередных правильных  парламентских  или президентских выборов, так не хочется рассуждать о настоящем. Удобнее всего <пялить глаза в будущее>, махнув рукой на все неприглядное настоящее: <уже так заведено, чтобы передовые крикуны  вдоволь  выкричались  затем именно, дабы  умные могли  в это время  надуматься вдоволь>.

Десятилетие протоптавшись в качестве бомжей на пороге  европейского и американского домов,  украинская политическая <элита>  со своей лояльностью и образом жизни по <евростандартам>  оказалась невостребованной  на Западе. Ныне в Украине, где  различные  корпоративные  группы  ведут  борьбу за власть  и передел собственности,  можно говорить о <злополучном состоянии> общества  или  маргинальном  синдроме, имеющем отечественные корни.

Что? Нет пророков в своем отечестве? Сегодня не популярны   пророческие слова Павла Скоропадского - первого и последнего в двадцатом веке гетмана Украины: <Признавая две параллельные культуры, как глава государства, я старался относиться к обоим лагерям совершенно беспристрастно и объективно. Я глубоко верю, что только такая Украина  жизненна, что она наиболее соответствует  духу простого народа... При существовании у нас и свободном развитии русской и украинской культур мы можем расцвести, если же мы теперь откажемся от первой культуры, мы будем лишь подстилкой  для других наций и никогда  ничего великого создать не сумеем>.

Будущее зависит от умения общества преодолеть  соблазн имитации и простоты устройства жизни. И, конечно, от востребованности созидательной энергии думающего человека. 

<Общая газета>, № 20, 16 - 22 мая 2002 г.


Вверх

 

 


 

«Геополитика сверхдержав»

Америка. Утомлённая супердержава Падение и взлет китайского Дракона Имперская геополитика. Великий час мировых империй Путь к процветанию государства

 


Воспоминания
Ландшафты памяти
Ландшафты путешествий. Города и страны
Ландшафты поэзии, музыки и живописи


Избранные статьи и посты
ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ПРОСТОРАМ РОДИНЫ ЧУДЕСНОЙ
Шейх Заид. Самая выдающаяся исламская личность


Павел Флоренский. Русский Леонардо да Винчи
Максим Горький. Писатель, купленный любовью народа
Иван Бунин. Певец пограничья природы
Анна Ахматова. Парящая в небесах
Николай Гумилев. Конкистадор истоков человеческой природы 
Николай Заболоцкий. Поэт философской лирики


Бесподобная Элеонора. Королева мужских сердец
Анна Вырубова. Фрейлина, монахиня, оклеветанная
Трафальгарская Венера. Символ красоты и силы духа
Париж. Лувр. Гимн обворожительным женщинам


Трансильвания. Замок Дракулы. Вампирский бренд Румынии
Где присуждают и вручают Нобелевские премии
Олимпийские игры. От Древней Греции до Сочи
Гибель мировой секретной империи
Великий час кораблей пустыни
Неугасающий ослепительный блеск Венеции
Карибы. Святой Мартин. Остров двух господ