logo
Институт геополитики профессора Дергачева
Сетевой проект
Аналитический и образовательный портал
«Пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет». Мартин Хайдеггер

Геополитика. Русская энциклопедия

Интернет-журнал

Геополитика. Русская энциклопедия

Геополитика. Русская энциклопедия

Предисловие

Глава 1. Введение в глобалистику
Основные понятия
Интеллектуальные истоки
Взгляд из России

Глава 2. Глобалистика и информационая революция
Информационная революция и статусные коммуникации
Глобалистика, геополитика и регионалистика
Глобальная конкуренция

Глава 3. Политическая глобализация
Неолиберальная глобализация
Международные отношения и мировая политика
Глобальная политическая история
Государство как субъект международных отношений
Кризис государства-нации. Конец национального государства

Глава 4. Социальная глобализация
Социальные парадоксы и демократия чувств
Мировые религии
Культурная глобализация
Технология формирования общественного сознания

Глава 5. Экономическая глобализация
Проект мировой экономической политики
Высшая стадия империализм
Мировой экономический порядок
Глобальная (информационная) экономика
Большие экономические пространства
Мировые полюса развития и экономические пустыни

Глава 6. Глобальные конфликты, вызовы и угрозы
Мировые войны
«Холодная война» и «гуманитарные интервенции»
Ключевые проблемы человечества

Глава 7. Американская мировая гегемония
Великий подвиг Америки
Колыбель мировых технологий
Доктрины «безграничной справедливости»
Мировая империя или «одинокая сверхдержава»
Рассвет или закат американского могущества?

Глава 8. Советская сверхдержава
Мобилизационный фактор
Великая Победа
Власть и интеллект
Системный кризис
Смертельное падение
Россия в глобализующемся мире

Глава 9. Мировые цивилизации в глобализующемся мире
Цивилизации как гаранты глобального мира
Западноевропейская цивилизация
Мусульманская цивилизация
Китайская цивилизация
Индийская цивилизация
Латиноамериканская цивилизация
Центральноафриканская цивилизация

Глава 10. Перспективы или конец глобализации?
Антиглобализм и другие альтернативы
В защиту глобализации
Мировые империи и новый глобальный порядок
Большие пространства против глобализации

Послесловие

Литература

Словарь основных понятий глобалистики




   
   
   
Союз образовательных сайтов    
Яндекс цитирования    
Рейтинг@Mail.ru    
   



Лекции Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи


Обсудить статью в дискуссионном клубе

Дергачев В.А. Глобалистика. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2005. — 303 с.


Джордж Сорос — успешный американский финансовый спекулянт и известный филантроп  является сторонником «открытого общества» и неолиберального глобализма. Он опубликовал  несколько книг по «реформированию глобального капитализма», в том числе «Кризис мирового капитализма. Открытое общество в опасности» (1998) и «Мыльный пузырь» американского превосходства: исправление  ошибок использования американской мощи» (2004). В условиях противостояние  либеральной и консервативной идеологии в американской внешней политике Сорос жестко критикует курс  республиканской администрации. По его мнению, война с терроризмом только усиливает  террористическую опасность, а выбор Ирака для реализации показательного  проекта внедрения демократии на Ближнем Востоке представляется неудачным.
Сорос определяет глобализацию как процесс развития  глобальных финансовых рынков и повышения роли транснациональных корпораций, их усиливающего доминирования над национальными экономиками.  В отличие от других исследователей он рассматривает глобализацию как относительно новый феномен и противопоставляет современный «глобализированный мир» «международному капитализму» начала XX века. Нынешний мировой порядок  не является идеальным, однако не только одна глобализация повинна в углублении экономического неравенства и катастрофическом положении  наиболее бедных стран. «Доктрина народного суверенитета» Сороса  предлагает формирование «демократической фракции» в ООН, которая при своем доминировании изменит  характер этой организации. «Новое большинство»  в ООН путем самого демократического голосования сможет  объявить  нелегитимным режим в стране, где лидер не избран народом. Таким образом,  можно переложить ответственность за силовое вмешательство в дела других стран с Америки на коалицию  демократических государств. В результате расходы на миротворческие операции должны осуществляться международной организацией, а не за счет налогоплательщиков только США или других развитых стран.  

Ульрих Бек — известный немецкий социолог, автор книг «Общество риска. На пути к новому модерну» (русский перевод 2000),  «Что такое глобализация? Ошибки глобализма — ответы на глобализацию» (Кембридж, 2000, русский перевод 2001).  Ученый проводит разграничение  между глобализмом, с одной стороны,  глобальностью и глобализацией — с другой. Глобализм сводит понятие к экономическому измерению, линейному непрерывному расширению всякого рода зависимости от мирового рынка.  Под глобальностью понимается жизнь в мировом сообществе, где ни одна страна или группа стран не может огородиться друг от друга. Глобализация есть процесс подчинения  суверенитета национальных государств властным возможностям транснациональных акторов. Глобализация означает регионализацию  на субнациональном  и наднациональном уровнях. Примером является сильный и демократический Европейский Союз. По мнению ученого, на смену экономизма марксистского  идет его неолиберально-глобалистская разновидность.  Глобализм стал мыслительным вирусом, стремящемуся подчинить  политику, науку и культуру  экономическому примату. Ученый различает несколько измерений глобализации: коммуникационные технологии, экологию, экономику, организацию деятельности, культуру и гражданское общество.

Ведущим мировым центром интеллектуальной мысли в области глобалистики и  цитаделью западного мышления является Гарвардский университет (г. Кембридж, близ Бостона в штате Массачусетс).  Широкую известность получила гарвардская  политэкономическая школа, изучающая  природу  капитализма.  Большинство крупных профессионалов в области глобалистики, в той или иной степени связаны с Гарвардом.

Взгляд из России 

Взгляд на глобализацию из России  особенно актуален, так как страна оказалась после распада Советского Союза открытой всем внешним и не всегда попутным ветрам. Здесь доминирует широкий спектр подходов от полного отрицания до гимнов глобализации.

Панарин Александр Сергеевич (1940 – 2003) — российский политолог, философ и публицист, автор книг  «Политология» (1997), «Реванш истории: российская стратегическая инициатива в XXI веке» (1998),  «Искушение глобализмом» (2000), «Православная цивилизация» (2003), «Стратегическая нестабильность XXI века» (2003).  За книгу  «Искушение глобализмом» (2000) присуждена премия Александра Солженицына (2002). В заключительных  страницах этого труда излагается интеллектуальное завещание ученого: «Человечеству крайне нужна сильная духовная власть как противовес зарвавшемуся экономикоцентризму. Такую власть  нельзя  сформировать  на основе неолиберального практицизма», выражающегося в неразумный  эгоизм и торжество  инстинкта …Великую криминальную  революцию современности, грозящую  размыть сами основы цивилизованного  существования, невозможно остановить, не восстановив крепкого государства и не менее крепкую  духовную власть. Криминализированные  либералы  на это в принципе не способны».
Панарин характеризует глобализацию как  объективный процесс, неприемлемый в его нынешнем виде. Глобализацию нельзя путать с американизацией. Именно эту модель глобализации навязывает миру победитель в холодной войне. В процессе глобализации  не должны быть утеряны  такие демократические  достижения как национальный суверенитет.
Народ должен иметь право выбирать и контролировать своих правителей. Глобализация сопровождается опасной тенденцией  выхода  из-под системы национального контроля деловой элиты, которая деформирует  экономику в спекулятивно-расточительском духе. Происходит демонтаж социального государства.
Россия находится в эпицентре некоторых глобальных вызовов.  Россия слишком велика, чтобы  умещаться в однополярную модель мироустройства. Россия является держателем огромных ресурсов, притягательных для Запада.
В социокультурном коде русских заложено умение объединять слабых против сильных и бедных  против богатых. Запад стремится этого не допустить в будущем. Для того, чтобы не произошел дележ российского геополитического банкрота, нужна политическая воля. 
Российская традиция всегда ставила дух выше  материи. Большевики реабилитировали Россию тем, что наделили её колоссальным символическим капиталом — капиталом социалистической идеологии. И в этом смысле вернули Россию на Запад, повысив престиж и статус страны в системе западных ценностей. «Последние оплоты демократии» поступили  прямо противоположным образом. Современной России нужна  эффективная геополитика.

Зиновьев Александр Александрович(р. 1922), русский философ и писатель, был выслан из Советского Союза, с 1978 г. до конца 90-х годов жил в ФРГ, профессор Московского университета им. М.В. Ломоносова.  Автор книг «Зияющие высоты» (1976), «Коммунизм как реальность» (1980), «Гомо советикус» (1982), «Кризис коммунизма» (1990), «Запад» (2003)  и многих других. В ранних книгах показал  парадоксальность и абсурдность советской действительности. В дальнейшем подверг  резкой критики преобразования в СССР и преклонение перед западными ценностями. Один из немногих отечественных мыслителей, давший следующую характеристику последствиям обвала  коммунизма  и наступлению колониальной демократии: «Высшая власть выпустила джина кризиса из бутылки своими нелепыми и безответственными  реформами и установками. И сделала хорошую мину при плохой игре: превратившись в марионеток неуправляемого процесса, она стала изображать  роль  сознательного реформатора общества». Решающую роль в поражении Советского Союза в «холодной войне» сыграл не Запад. «Страна  была ослаблена кризисом, а руководство страны, спасая свою шкуру и репутацию и став послушанными марионетками сил Запада, встали на путь предательства интересов  свой страны. Они открыли ворота  советской  крепости врагу.  В истории человечества  вряд ли было нечто  сопоставимое по масштабам с этим предательством». Подводя итог российским событиям конца 20 в., философ пишет: «Россия никогда и ни при каких обстоятельствах не превратиться  в страну, аналогичную  странам Запада и равноценную им в этом качестве, — не станет частью Запада. Это исключено и в силу её географических, исторических и современных  международных  условий, а также  в силу  характера образующих её народов». Предупреждения философа о «глупом оптимизме» скорейшей интеграции России в западное общество, несмотря на миллионные тиражи  публикаций в средствах массовой информации, не были услышаны в родном отечестве. 
По мнению Зиновьева, глобализация — объективный процесс жизнедеятельности людей, обладающих  волей и сознанием. Инициатором  глобализации является Запад. Поэтому глобализация является мировым процессом западнического тоталитаризма. Это светлое будущее для привилегированной и социально активной части населения и гибельное для остальных. Ученый сформулировал теорию великого эволюционного перелома современного общества. Социальная сущность глобализации  рассматривается как самая грандиозная и планируемая война Запада за мировое господство  и, самое главное, за овладение эволюционным  процессом человечества. Великий эволюционный перелом  в истории человечества начался во второй половине двадцатого столетия. Когда начался переход к эпохе господства сверхобществ, а стихийная и неуправляемая эволюция  человечества стала  уступать место сознательной, планируемой и управляемой эволюции. Происходит образование  гигантских  сверхобществ (аналогичным «большим пространствам» — В.Д.), задающим тенденции  в жизни человечества. Первым образцом сверхобщества  огромного масштаба с претензией на  мировое лидерство был Советский Союз. После Второй мировой войны  Западная цивилизация стала  эволюционировать в направлении к сверхобществу. Его главный центр находится в США, чьи транснациональные корпорации и другие международные институты используют самые разнообразные средства  покорения и эксплуатации  планеты. Главным противником этого сверхобщества  стал Советский Союз, опередивший западный мир в эволюционном отношении  на полвека. Поэтому  проблема разгрома советского государства не ограничивалась  ослаблением военно-политического, идеологического и экономического конкурента. Это была проблема  уничтожения  эволюционного конкурента, угрожавшего устроить мировой порядок по коммунистическому образцу. Однако поражение Советского Союза в «холодной» войне  не принесло Западу окончательной победы. Главным препятствием  на пути западного сверхобщества к мировой гегемонии стал коммунистический Китай. Возможно, война с Китаем станет неизбежным явлением  жизни человечества в двадцать первом столетии.   

Уткин Анатолий Иванович — доктор исторических наук, руководитель  Центра международных исследований Института США и Канады РАН. Автор многочисленных трудов, в которых вводится в русскоязычный оборот огромный объем  информации из трудов преимущественно американских ученых.  Особенно актуальны для глобалистики его труды «Мировой порядок ХХI века» (2002), «Первая мировая война» (2002), «Вторая мировая война»(2003), «Американская империя» (2003) и др.
Уткин характеризует российско-американские отношения как«сердечные, но бессодержательные».  Америка не особенно заинтересована в  успехе социально-экономического  переустройства  России, прекратившей  прогрессивное движение вперед. Благодаря уходу  Москвы  из противостояния  «холодной войны» Запад сберег три триллиона долларов.
На Россию приходится один  процент внешней торговли  США, а на Америку — пяти процентов внешней торговли России.  Объем американских инвестиций в российскую экономику  равен  шести миллиардам долларов.
Западу не нужна российская демократия, а необходима контролируемая Россия с лидером, ориентированным на Запад.

Среди российских мыслителей  особое место занимает Аверинцев Сергей Сергеевич (ум. 2004) выдающийся литературовед, историк и культуролог, у которого не было специальных трудов по глобализации, но его гражданская позиция и представления о «работе мысли» заслуживают внимания. Он автор книг «Поэтика ранневизантийской литературы», «Культура Византии IV — первой половины VII века», «От берегов Босфора  до берегов Ефрата». Преподавал в Московском государственном университете им. М.В. Ломоносова. После Перестройки попытался оживить православие, но был не понят коллегами. Уехал в Австрию, где последние годы жизни преподавал в Венском университете. Русская православная церковь  отмечает, что филологические и культурологические труды ученого отличались не только высоким научным уровнем, но  были проникнуты  духовным населением Церкви. Ученый считал, что интеллигент занимается работой мысли и «должен  хотя бы в момент мышления ощущать  себя вне игры. Ему нельзя  быть конформистом и лучше не быть и мятежником, потому что амплуа мятежника  требует  слишком много ангажированности, т.е. пристрастности, мыслительной несвободы». Позиция «вне игры» требует личного подвига и не приносит лавров победителя, но она необходима, когда речь идет о будущем страны в глобализующемся мире.

***
Больше всего проблемам глобализации уделяют внимание российские ученые-экономисты, которые делятся на сторонников и противников глобальной экономики.
Богомолов Олег Тимофеевич – академик, почетный директор Института  международных экономических и политических исследований РАН. Автор многочисленных работ и выступлений, в которых анализируется проблемы экономической глобализации. В книге «Анатомия глобальной экономики» (2003) рассматривает  международное разделение труда как первооснову  экономической глобализации. Она включает процессы интернационализации  и глобализации экономических отношений.  Богомолов   определяет «мировой экономический порядок» как общепризнанные правовые нормы и правила международных экономических отношений и конкуренции на мировых рынках. Этот порядок немыслим без международных организаций. Архитектура мирового экономического порядка должна включать  интеграционные объединения и крупнейшие транснациональные корпорации. При этом необходимо отказаться от модели неолиберальной глобализации, обусловившей  усиление рисков, связанных с внешнеэкономической открытостью  и участием в международном разделении труда  для стран мировой периферии и увеличивающей выгоды глобализации для более развитых экономик.  
Глобализация  связана, прежде всего,  с техническим прогрессом, упразднившем проблемы географических расстояний, времени и связи. Здесь наряду с созданием всемирной коммуникационной  информационной сети  важная роль принадлежит  революционным изменениям  в транспорте. 
Взаимообусловленная зависимость государств  возросла за счет высокой степени интегрированности национального хозяйства в мировую экономику. Во многих странах  отношение экспорта к валовому внутреннему продукту  возросла до 40 – 50 %. Формируется единое финансовое пространство с масштабами движения капиталов во многом превышающим объемы торговли. Возросла роль ТНК, международных финансовых институтов и интеграционных  группировок, например, ЕС.
Для одних глобализация — благо, ведущее  к благосостоянию  и уменьшению неравенств в развитии государств. Другие видят в глобализации зло и ставят вопрос о справедливом распределении выгод. В странах, оказавшихся на экономической периферии,  национальное хозяйство долларизировано. Мерой стоимости и средствами накопления служит преимущественно доллар. Например, из 225 млрд. банкнот, циркулирующих за пределами Соединенных Штатов,  60 млрд.  находится в России. Это означает, что остальной мир предоставил Америке  долгосрочный и беспроцентный  кредит  на 225 млрд. долларов.  В американских банках хранится 1 трлн. долларов официальных государственных  резервов других стран. Не одно государство в мире не имеет такой кредитной инъекции, причем частично без процентов.

Иноземцев Владислав Леонидович — российский ученый, доктор экономических наук, директор Центра исследований постиндустриального общества, главный редактор журнала «Свободная мысль XXI». Ученый является автором книг «Возвращение Европы. Штрихи к портрету Старого Света в новом столетии» (2002, в соавторстве с Е. Кузнецовой), «На рубеже эпох. Экономические тенденции и их неэкономические  следствия» (2003) и многих других публикаций. 
В статье «Глобализация по-американски как альтернатива вестернизации» (2003) ученый характеризует современную глобализацию как вестернизацию, в основе которой создание мира, управляемого из единого центра. Вестернизация не утверждает  равенства  и братства и имеет свой субъект, центр и периферию.
Глобализация началась с Великих географических открытий и европейской экспансией, резко активизирующей мировую торговлю и распространение единых принципов социального общежития. Освоение колоний  привело к крупномасштабному росту мировой торговли и финансовых трансакций.  Произошла вестернизация, когда люди, капиталы и техника из Европы распространились  по всем континентам. Наряду с извлечением прибыли из эксплуатации  местных природных  и трудовых ресурсов, европейцы  принесли в Азию, Америку и Африку свои промышленные и аграрные технологии. Колонии стали экспортерами  чая, каучука, какао-бобов и другой продукции. Были построены тысячи миль железных и автомобильных дорог, расширены площади  орошаемых земель. Европейские колониальные империи  стали первыми глобальными политическими институтами, управляющими в той или иной мере 125 странами из 188 государств, состоящих   в настоящее время в Организации Объединенных Наций. К началу Первой мировой войны европейцы достигли  крупномасштабного контроля 84 % территории Земли при относительно ограниченном контингенте  военнослужащих в колониях.
По мнению Иноземцева прошлая глобализация (вестернизация) имела четкую направленность. Европейцы выступали  движущей силой и субъектом, а периферийные народы  являлись объектом глобализации. Эта глобализация не являлась  естественным процессом. Потребовались гигантские усилия европейцев по переустройству периферии и хозяйственному и культурному освоению заморских земель.  Об успехах этого процесса свидетельствует то обстоятельство, что  в большинстве колоний после провозглашения независимости были  заимствованы европейские политические системы.  Европейцы поддерживали жесткий  контроль над мировой периферией,  пресекали местные конфликты и установили культурное взаимодействие  с представителями  иных культурных традиций.
Сравнение прошлой и нынешней глобализации позволила Иноземцеву прийти к следующему выводу. Управляемая вестернизация  начала ХХ века  сменилась в конце столетия к хаотической  глобальной конкуренции социально-экономических и социокультурных моделей.  Вторая мировая война  нанесла непоправимый удар по европейской экономике,  единственным лидером в мире стали Соединенные Штаты, их доля в мировом валовом продукте превысила 45 % . Восстановление хозяйства Европы и Японии  сделали Америку  крупнейшем инвестором.  В результате к началу 60-х годов  закончилась трехсотлетняя эпоха  управляемой вестернизации.
Американцы предложили новую модель глобализации, основанную на непоколебимую веру в ценности демократии и свободного предпринимательства. Включение периферийных стран в систему международного разделения труда они считали  оптимальной стратегией их развития. Но эта внешне логичная модель не выдержала проверки временем. Основу  инвестиционных и торговых потоков за рубежом составляла деловая активность частных компаний, деятельность которых не всегда могла регулироваться Белым домом. В этом одна из причин  осуждаемых ныне  финансовых кризисов. Не имея возможности  политического воздействия на периферийные страны, США  перешли к тактике избирательного вмешательства в зонах «жизненных интересов» американских корпораций.
Во второй половине двадцатого столетия увеличился разрыв  между крайними 20 % богатой и бедной частью человечества примерно с 8 до 63 раз. Расширяются масштабы гуманитарной катастрофы. Более 1 миллиарда  человек живет менее чем на 1 доллар в день. Многие жители мировой периферии лишены доступа к качественной воде и постоянно недоедают. Западные державы,  теряя контроль над масштабными инвестиционными и торговыми потоками транснациональных корпораций, оказывают  им поддержку в операциях за рубежом. Бедная периферию не имеет  инструментов  контроля международных концернов. В этих условиях новая глобализация  превращается в инструмент  углубления неравенства между Богатым Севером и бедным Югом.
Америка является странным лидером глобализации, использующим мир в своих целях и потому не способная придавать необходимый импульс поступательной динамики мировой экономике. В отличие  Британской империи  она является не основным экспортером, а крупнейшим импортером товаров, капитала и иммигрантов.
По мнению Иноземцева, современная глобализация  принципиально отличается от прошлой вестернизации, в которую были вовлечены  все европейские нации. Последние обладали 25 % мирового населения и обеспечивали производство 52 % мирового валового продукта. Европейцы осуществляли  политический контроль над  огромной территорией с населением  в 600 млн. человек.  Численность вооруженных сил европейских держав превышала 20 млн.  человек, а военные подразделения размещались на всех континентах. Таким образом, субъектом вестернизации  выступала относительно небольшая часть  человечества при значительной степени  контроля над остальным миром. 
Соединенные Штаты как лидер современной глобализации обладают ныне 4,5 % мирового населения и обеспечивают  27 % мирового валового продукта.  Америка выступает крупнейшим импортером капитала, товаров и иммигрантов, размывающих окончательно не оформленную американскую культурную традицию. Американская армия насчитывает 1,45 млн. человек и при высокой  технической оснащенности не способна контролировать   мировую периферию. Таким образом, субъектом  современной глобализации выступают практически все человечество, а контроль над этим процессом  остается весьма условным.

Шишков Юрий Дмитриевич — доктор экономических наук, главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН, автор книги «Интеграционные процессы на пороге ХХI века. Почему не интегрируются страны СНГ»  (2001) и многих других работ по проблемам экономической глобализации.  По мнению ученого, глобализация отличается от интернационализации, основные положения которой были разработаны марксистами. Глобализация — это постепенное  преобразование системы межгосударственных  или межстрановых отношений  в негосударственные  или внестрановые отношения. Это саморазвивающиеся процессы, происходящие независимо от воли и усилий отдельных стран, включая Соединенные Штаты. Например,  мировые энергетические и финансовые рынки не регулируются Америкой. Мировой сообщество  выпустило из бутылки джинна глобализации и не может его обуздать. Мировое многомерное пространство (социальное, экономическое,  культурное и др.), разделенное в прошлом государственными границами, трансформируется в пространство без границ.

Делягин Михаил Геннадиевич — доктор экономических наук,  научный руководитель Института проблем глобализации. Работал в президентской администрации и правительстве Российской Федерации. Имеет репутацию экономиста-государственника, является автором  более 500 публикаций, в том числе фундаментального труда «Мировой кризис. Общая теория глобализации» (2004), где изложены теоретические и прикладные основы глобальной конкуренции и технология формирования общественного сознания.  Ученый относится к молодому поколению, которое часто автоматически без каких либо других оснований отождествляют с демократами. Поэтому его взгляды заслуживают особого внимания,  как пишет сам Делягин, «автор, по глупости и энтузиазму молодости активно участвовал в политической борьбе своего времени на стороне так называемых «демократов». Ученый выступает за синтез патриотизма с либеральными ценностями.
По определению Делягина,  глобализация является процессом формирования и развития  единого финансово-экономического и информационного мирового пространства.  Это пространство характеризуется очень быстрым перемещением капиталов и абсолютной доступностью информации. Ученый выделяет три периода глобализации:

  • становление (1991 – 1996), знаменуемое началом доминирования  информационно-коммуникационных технологий в американской экономике (закупка ИКТ и их продуктов превысила  закупку материальных технологий и продуктов) и завершением «холодной войны»;
  • финансовый кризис неразвитых стран (1997 – 1999), закончившийся столкновением  западных стран за финансовые ресурсы развития и увенчался нападением США и их вассалов по НАТО на Югославию;
  • структурный кризис  развитых стран  и всей мировой экономики с 2000 года.  

Предметом изучения глобализации  служит влияние информационно-коммуникационных технологий на общественные отношения.Впервые в истории человечества самым коммерчески выгодным бизнесом  стало не изменение неодушевленных предметов, а формирование живого сознания. Антропогенное воздействие на природу  достигло некоторого критического уровня и настало время приспосабливаться к природе не только путем генной инженерии, но и формирования нового сознания. В прошлом формированием сознания занималось государство (например, «фабрика грез»  Голливуда), а сегодня наряду с корпорациями, большие и малые фирмы.  Формирование сознания превратилось в выгодный бизнес для    всевозможных профессиональных пиарщиков. Решение реальных проблем при помощи «промывания мозгов»  связано с большими трудностями. В результате государство теряет адекватность и происходит  резкое снижение ответственности. При работе с виртуальным миром  забывается о существования  реального мира.
Это приводит к ограничению демократии. Влияние на общество подменяется влиянием на элиту, которая является образцом подражания. Информатизированная элита начинает думать по-другому, и у неё возникают иные стереотипы и ценности. Она отрывается  по мировоззрению от основной массы населения. Таким образом, потенциал демократии ограничивается  лишь верхней небольшой социальной прослойкой  населения. В результате элита участвует в оказании информационного воздействия и формирует сознание, получая от этого прибыль,  а все остальное население становится просто объектом воздействия.   В этом заключается  одна из причин возмущения глобализацией, охватывающей не только развивающиеся, но и постиндустриальные страны, где большая часть населения  также чувствует себя  объектом воздействия.
Информатизированная элита не может воспроизводиться в бедной стране и постепенно концентрируется  в наиболее развитых странах. Соответственно увеличивается технологический разрыв между государствами, затрудняющий переход  бедных в постиндустриальный мир. Новые информационно-коммуникационные технологии в принципе исключают возможность конкуренции с их создателями. Например, при работе с компьютерной программой «Майкрософт» происходит  неофициальный анализ вашей информации. При пользовании  глобальной системой связи невозможно организовать конкуренцию с  теми, кто эту систему создал.  Потребитель находится в положении лицензиата и платит за некоторое повышение  эффективности отказом от права конкуренции.

В индустриальную эпоху важнейшими ресурсами были географическое пространство с фиксированным производством. Как пишет Михаил Делягин  в книге  «Мировой кризис. Общая теория глобализации», информационно-коммуникационные технологии сделали ключевыми ресурсами развития мобильный капитал и мобильный интеллект.  В результате отпала необходимость осваивать и развивать потенциал той или иной территории. Поэтому это освоение в развивающихся странах приобретает не созидательный, а разрушительный характер. Конкуренция  на мировых рынках приобретает  характер «войны на уничтожение», типичной для высокой степени монополизации. Освоение ресурсов в эпоху глобализации принципиально отличается от колониализма, основанного  на прямом политическом господстве, так и от неоколониализма, основанного преимущественно на экономическом господстве. При неоколониализме из-за незрелости местных обществ, неприспособленных к самостоятельному развитию, происходит деградация социума. Наглядным примером служит Центральная Африка, превратившаяся  после завершения «холодной войны»  в вымирающий регион.  Колониализм эпохи глобализации  отказывается от самой идеи социально-экономического развития осваиваемых территорий, считая это привилегией исключительно развитых стран.

         В условиях глобализации Россия  не сможет добиться экономических успехов в рамках традиционных технологий. Из-за холодных климатических условий и неудовлетворительного менеджмента  издержки производства здесь всегда будут выше среднемировых. Необходимо технологическое развитие, преобразующее общественные отношения. Особенно перспективны «закрывающие» технологии, обеспечивающие качественный рост производительности труда. Для этого необходимо сконцентрироваться на сложных производствах, компенсирующих за счет  положительной интеллектуальной ренты отрицательные природно-климатические и другие компоненты. Распространение этих технологий возможно только под защитой государства. 
В условиях глобализации особое влияние на развитие рыночных отношений оказывают метатехнологии. Использование их любой применяющей страной делает принципиально невозможной  всякую конкуренцию с  разработчиками этих технологий. Например, при получении гранта с Запада на научные разработки часто ставится условие проведение работ на  предоставляемых компьютерах с установленным специальным программным обеспечением,  дающим несанкционированный доступ грантодателя к информации.
В информационном обществе  финансовые ресурсы  постепенно  уступают место  интеллектуальным ресурсам. Широкомасштабные вложения  спекулятивного капитала неэффективны для национальной экономики из-за его  быстрой смены места и разрушительных последствий. Наоборот, по отношению к информационным технологиям спекулятивный капитал оказывается производительным. Поэтому  надувание  «мыльного фондового пузыря»  не представляет опасность для  американской экономики. В этом заключается  принципиальное преимущество  и устойчивость  экономики Соединенных Штатов перед  другими странами в предстоящих  мировых финансовых кризисах.
Парадокс информационного общества в том, что оно одновременно  сильнее  и менее жизнеспособно, чем неинформационное общество. В отличие от материальных технологий, продуктом информационных технологий является не товар,  а состояние человеческого сознания. «Ловля душ»  становится наиболее  эффективным бизнесом.  Возможно, это одна из причин  стойкости  авторитарных режимов в ХХ веке, ставшими  пионерами эффективного применения информационных технологий, особенно в тоталитарных режимах  30-х годов.  Природа как бы  гарантирует  мир от  информационного  империализма, подчинения  наиболее развитой стране. Информационной войне, преследующей цель культурной агрессии, противостоит  психологическая защита. Культурная традиция  выступает против чуждой, минимизирует её негативные последствия.  Бездумный либерализм в конце ХХ века  превратился в самое  эффективное  оружие массового  уничтожения. В противовес глобализации набирает силу  региональная интеграция, растет  патернализм  и усиливается  протекционизм не только в  развивающихся, но и  в развитых странах.

Глобализация сопряжена с целым рядом кризисов, среди которых экономический, структурный, перепроизводства информационного продукта,
кризис системы управления и др. Этим кризисам подвержены все страны, но специфика России заключается в отсутствии (минимальной) ответственности  государства перед обществом. И ослабленная Россия  стала объектом экспансии.  Запад осуществляет финансовую и экономическую экспансию,  Китай – этническую и ислам — религиозную.  При возрастании конфликта Россия может превратиться  в поле боя, если не сможет сбалансировать интересы  разных сторон. 
Делягин,  исследуя проблемы выживания России в негостеприимном глобализирующем мире после самораспада второй сверхдержавы, отмечает  неприемлемость для Запада  уничтожение российской державности, что непредсказуемо дестабилизирует  мировой порядок. Это создает умеренный оптимизм и принципиальную возможность выживания  и самоидентификации российского общества как условия  успешного участия в глобальной конкуренции.  

Неклесса Александр Иванович, заместитель директора Института экономических стратегий при Отделении  международных отношений РАН, один из основателей геоэкономического направления исследования глобальных проблем в России, автор работы «Глобализация: новый цивилизационный контекст» (2001) и  многих других, характеризующихся глубоким философским обобщением проблем глобалистики. Ученый выделяет три фазы  исторического развития капитализма: торгово-финансовую,  индустриальную  и современную, геоэкономическую.  Кризис индустриализма  и национального государства  стал  сущностным содержанием ХХ века,  в недрах которого зародился процесс  современной  глобализации, включения всего хозяйственного  организма  планеты в капиталистическую систему. В отличие от христианского универсализма и  гуманизма  зарождающаяся глобальная стратегия  весьма далека от  планов братского  единения  народов, мирового гражданства  и объединения  наций в глобальное  гражданское общество.  Новая  мировая элита  делает ставку  на тотальную  финансово-правовую  регуляцию мира в целях создания  устойчивой системы  геоэкономических рентных платежей, масштабного  перераспределения  ресурсов и мирового дохода  в качестве основного  источника  системной прибыли (свердоходов).
Александр Неклесса  дает следующую характеристику геоэкономической фазы капитализма.  Зародились контуры  новой мировой статистики — система национальных счетов, заменившая  привычный  валовой  внутренний продукт (ВВП) на валовой национальный доход (ВНД) в качестве  главного   макроэкономического индикатора. В нем заложена  система  глобального  бухгалтерского учета.  Появился не только  новый фундаментальный принцип «произведено то, что продано», но и произошел  сдвиг в   философии экономики — от мышления в категориях  производства продукта  к мышлению  в категориях  его распределения  и получения дохода. Если в классической политэкономии такие источники как труд, капитал и  земля (земельная рента) исчерпывающе  объясняли и описывали рост ВВП, то  теперь этого недостаточно. В  высокоразвитых странах   значительная часть  ВВП  создается за счет  таинственного  четвертого  фактора, получившего  название общего фактора производства. Существует несколько версий  о природе данного фактора.
Возможно, это  научно-технический прогресс и высокие технологии. Но тогда  не объяснимо, почему  не происходит  экспорт технологий по всему миру. Другая, основная версия,  — благоприятное воздействие на  экономику  национальной инфрастуктуры (окружающей производство среды). Под этим  подразумевается  высокий уровень социально-политической и экономической безопасности от различного рода рисков, развитая социальная и  производственная инфрастуктура,  современные коммуникации, эффективная поддержка производителя, содействие государства в продвижении товаров, защита производства от демпинга, зрелая  индустрия услуг и другие  факторы, составляющие основу  конкурентоспособности региональных условий  хозяйствования.
Александр Неклесса  акцентирует внимание еще на одной версии.  В современной глобальной экономике  складывается метаинфраструктура. Как известно, государство в рамках  национальной экономики  при помощи налогов  и иных мер перераспределяет  доходы между  группами населения и между хозяйственными субъектами. В глобальной экономике  происходит  перераспределение  совокупного  мирового дохода между  геоэкономическими  субъектами, тесно связанными с  разными видами  деятельности:  добычей энергетических ресурсов,  высокими технологиями, производством товаром массового спроса, информационными и финансовыми услугами. Но роль этих видов деятельности в процессе глобализиции не равноценна.  Преимущественно на основе  информационных  и финансовых услуг  формируется  глобальная  инфрастуктура, благоприятная для  экономических субъектов,  выступающих  здесь в качестве монополистов.  Фундаментом  метаинфраструктуры стало не производство, а распределение  и перераспределение  ресурсов,  дохода и прибыли. Подобное перераспределение, ориентированное на США и другие высокоразвитые страны, составляют  суть геоэкономических рентных платежей, являясь  своего рода  глобальным налогом  на экономическую деятельность.  

Ушло в историю политэкономическое деление  мира на  капиталистические,  социалистические и развивающиеся страны. Мировая экономика  находится в поисках новой  пространственной  конфигурации.  Пришли в движение  геполитические и геоэкономические оси Запад — Восток и Север — Юг.  Кончилась биполярная  определенность   и существовавшие  полвека  правила  игры  на мировой шахматной доске.  Индустриальный Север расколот  на  высокоразвитые страны-системы со штабной экономикой,  определяющей  планетарные правила игры  и взимающей  специфическую мировую ренту. Бывший социалистический «лагерь»  образовал  разновекторную группу стран  переходной (транзитной экономки).  Для некоторых из них нет определенного ответа на вопрос, куда они переходят от достигнутого уровня — к правовым демократическим  государствам или на глубокую периферию.
В  мировом  геоэкономическом пространстве  образовалось три  полюса (макрорегиона) экономического и технологического развития —  западноевропейский,  североамериканский и  азиатско-тихоокеанский.  Запад, несмотря на высокие  издержки производства, создал  наиболее  выигрышные условия для  экономической деятельности.  Наибольшей экономической мощью  обладают Соединенные Штаты, ставшие  не только  неоспоримым мировым лидером, но и наиболее  привлекательной страной для мировых финансовых потоков. Массовое производство  постепенно перемещается  из североатлантического в азиатско-тихоокеанский регион.   Одновременно формируется  глубокая периферия (не только Юга). Здесь  социальные организмы не выдерживают  процессов глобализации, коррумпируются и разрушаются,  создавая  подпитку  кланово-мафиозной мировой «теневой» экономики.

В статье «Конец цивилизации или зигзаг истории?» (2004) Неклесса исследует зональную глобализацию, которая осуществилась на рубеже XIX – XX вв. в результате инновационного взрыва, когда  индустриальной цивилизации стало тесно в рамках концерта  мировых держав-империй. Имперские зональные рынки оказались тесными для сбыта продукции и возникла потребность в  глобальном свободном  рынке.Социальные и политические институты оказались  неготовыми к проявлению могущества  индустриальной цивилизации. Индустриальная цивилизация не могла больше существовать  как «фрагментированная  целостность»  имперских зон, что привело  к мировым войнам.
Ученым выделяются следующие характерные процессы трансформации международных отношений в условиях глобализации, ведущие кперераспределению  властных полномочий с национального на транснациональный уровень:

  • появление  международных регулирующих органов и  других новых субъектов  власти; 
  • возникновение  неформальных центров влияния с высоким уровнем компетенции;
  • кризис национального государства;
  • феномен страны-системы;
  • транснационализация элит;
  • углубление  противоречий между богатым Севером и бедным Югом;
  • слияние политических и экономических функций в современном мире; появление новых форм  мирового разделения труда;
  • развитие транснациональных (корпоративных) сетей сотрудничества и сетевой культуры и др.

Кочетов Эрнест Георгиевич, профессор, доктор экономических наук, заведующий отделом Всероссийского НИИ внешнеэкономических связей, автор книг «Геоэкономика» (1999), «Глобалистика» (2002) и других работ, отражающих геоэкономический подход к исследованию глобальных проблем.  Концепция, заложенная  ученым в основу первого российского учебника по геоэкономике,  преследует  цель привить геоэкономическое мышление  новому поколению деловых людей. Для этого необходимо преодолеть  инерцию геополитического мышления, основанного на военной мощи и на представлениях об экономической автаркии. Геостратегические цели  можно достигать  без единого выстрела, а современное государство  в силу логики  воспроизводственного  процесса не может существовать  без  мирохозяйственных связей.  Включение в глобальную экономику нельзя  трактовать исключительно   в категориях свободной торговли, ценовой конкурентоспособности товаров и отслеживания конъюнктуры рынка.
Кочетов  подчеркивает единство мировой экономической системы, формирующееся на основе процессов  интернационализации (взаимодействие национальных хозяйств через мировой рынок), мондиализации (интеграционно-воспроизводственных  связей,  составляющих  целостность мировой экономики) и глобализации (взаимодействие   глобальной экономики с геоэкологией). Модификация товарного производства  в этой системе  диктует необходимость  национальным экономикам занять  свое место во всемирном разделении труда.  Главным элементом мирохозяйственной системы становится  интернационализированный воспроизводственный цикл (расширенное товарное воспроизводство),  звеньями которого выступают национальные и  наднациональные  хозяйственные субъекты.  Интернационализированные части  сфер производства и  обращения  составляют  интернационализированное  воспроизводственное ядро. В качестве типичной формы такого  объединения выступают международные  консорциумы.  Чтобы занять достойное место в мире, не достаточно заключать эффективные торговые сделки,  необходимо создать одно или несколько воспроизводственных ядер, сцепляющих  национальное  хозяйство с  глобальным. 
В условиях глобализации  международное разделение труда между национальными хозяйствами все в большей степени  превращается в  межкорпорационное разделение труда. Соответственно, снижается роль государственных  границ и повышается значение зон влияния  транснациональных объединений. Особое внимание  Кочетов  уделяет   трем типам внешнеэкономической макромодели взаимодействия национальной  экономики с мировой: снабженческо-сбытовой,  торгово-посреднической и  производственно-инвестиционной (геоэкономической).
Участникам глобального разделения труда  поставляется  не столько единичный товар, сколько  товар-группа (конструктивно и технологически однородных), товар-объект (сдаваемый под «ключ») и товар-программа (комплекс  функционально или технологически  связанных между собой объектов). Формирование товара-программы начинается  с заказа на идею и последующей  «подстыковки»  необходимой  материально-вещественной  базы. Как правило, в рамках программ создаются  принципиально  новые технологические схемы, их продукция может быть реализована  в течение определенного времени по  монопольно высокой цене. В мировой торговле выделяются два товарных потока  — конъюнктурный, ограниченный куплей-продажей  единичных товаров,  и  стратегический, направленный на  достижение  долговременного эффекта. Ученый  прогнозирует появление новой  неоэкономической модели развития с воспроизводственными циклами  качества жизни.
В «Глобалистике» Эрнест Кочетов рассматривает глобальное пространство как  симбиоз  частных пространств, отражающих  ту или иную сферу деятельности (геоэкономическое, геополитическое, геофинансовое, геокультурное, геоинформационное, геостартегическое). В этом контексте геоэкономика  предлагает новый подход к стратегии  национального развития, ориентированный на внешние рубежи, где формируется новый мировой порядок. Соподчиненность геопространств  меняется во времени. В современном мире главенствующую роль играет  геоэкономическое пространство представленное в трех интерпретациях — товарно-стоимостной, организационно-экономической и договорной.

Резюме

Глобалистика является междисциплинарной формой знания в области  международных отношений и мировой политики, которая стремится преодолеть кризис гуманитарных наук, разделенных часто непреодолимой специализацией и трансформацией предметов исследования под воздействием процессов, происходящих в современном мире.
Глобалистика выступает как аналитическая дисциплина пока еще с размытыми контурами своего предмета исследования.
Интеллектуальные истоки глобалистики сформировались в недрах западной гуманитарной мысли,  где впервые несомненный приоритет принадлежит американским ученым. 
Глобализация —  объективный процесс в современных международных отношениях, высшая стадия интернационализацииили  взаимодействие национальных хозяйств на мировом рынке. Глобализация  интенсифицирует  межцивилизационные отношения: информационная революция; ускорение оборачиваемости торгового,  промышленного, финансового капитала и информации;  мегаполисы и крупные диаспоры.
Глобализация означает регионализацию  на субнациональном  и наднациональном уровнях.
По аналогии с классической политэкономической  западноевропейской школой американская глобалистика претендует на главного законодателя мод в общественных науках.
Вместе с тем обращает на себя внимание критичность  крупнейших мыслителей Запада в отношении перспектив глобализации, что явно недостает многим исследователям из других стран. Повторим некоторые предупреждения. 
Вера   в западные ценности других народов аморальна  по своим последствиям.
Цивилизационные различия более фундаментальны, чем различия между политическими и идеологическими режимами.
Длительные периоды  успешного  развития характерны для стран с сильным правительством, смешанной экономикой и слабо развитым  рынком капитала.
Не может существовать неуправляемый  мировой порядок.
Природа капитализма стремится к неограниченному накоплению капитала за счет ресурсов периферии, резервы которых ограничены. Поэтому любые попытки  разрешить  большинство  противоречий современности неизбежно ведут к ограничению накопления капитала, что означает  начало конца привычного мира.
Обозримое будущее Восточной Европы не будет демократическим и мирным, оставаясь опасным  для западных демократий.
Интеллектуальная российская мысль  в отношении процессов глобализации исключительно поляризована, что затруднят поиска оптимального места государства в современном мире.
Глобализация сопровождается опасной тенденцией  выхода  из-под системы национального контроля российской деловой элиты.


Вверх | Предыдущая страница | Следущая страница


 


 

«Геополитика сверхдержав»

Америка. Утомлённая супердержава Падение и взлет китайского Дракона Имперская геополитика. Великий час мировых империй Путь к процветанию государства

 

Великий час геополитики.
Геополитическая трансформация мира

Геополитика Мирового
океана

Великие лидеры Востока, победившие бедность и коррупцию

Путешествие в Древний Египет в поисках причин гибели цивилизации
Лекции профессора Дергачева
Путешествие из славян в грекив поисках демократии
Америка. Утомленная сверхдержава
Путешествие во Флоренцию в поисках национальной идеи
Взлет и падение сверхдержавы
Путешествие в Венецию в поисках долголетия государства
Падение и взлет китайского Дракона

Шотландия Адама Смита.

 


Воспоминания
Ландшафты памяти
Ландшафты путешествий. Города и страны
Ландшафты поэзии, музыки и живописи


Избранные статьи и посты
ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ПРОСТОРАМ РОДИНЫ ЧУДЕСНОЙ
Шейх Заид. Самая выдающаяся исламская личность


Павел Флоренский. Русский Леонардо да Винчи
Максим Горький. Писатель, купленный любовью народа
Иван Бунин. Певец пограничья природы
Анна Ахматова. Парящая в небесах
Николай Гумилев. Конкистадор истоков человеческой природы 
Николай Заболоцкий. Поэт философской лирики


Бесподобная Элеонора. Королева мужских сердец
Анна Вырубова. Фрейлина, монахиня, оклеветанная
Трафальгарская Венера. Символ красоты и силы духа
Париж. Лувр. Гимн обворожительным женщинам


Трансильвания. Замок Дракулы. Вампирский бренд Румынии
Где присуждают и вручают Нобелевские премии
Олимпийские игры. От Древней Греции до Сочи
Гибель мировой секретной империи
Великий час кораблей пустыни
Неугасающий ослепительный блеск Венеции
Карибы. Святой Мартин. Остров двух господ