logo
Институт геополитики профессора Дергачева
Сетевой проект
Аналитический и образовательный портал
«Пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет». Мартин Хайдеггер

Геополитика. Русская энциклопедия

Интернет-журнал

Геополитика. Русская энциклопедия

Геополитика. Русская энциклопедия

Предисловие

Глава 1. Введение в глобалистику
Основные понятия
Интеллектуальные истоки
Взгляд из России

Глава 2. Глобалистика и информационая революция
Информационная революция и статусные коммуникации
Глобалистика, геополитика и регионалистика
Глобальная конкуренция

Глава 3. Политическая глобализация
Неолиберальная глобализация
Международные отношения и мировая политика
Глобальная политическая история
Государство как субъект международных отношений
Кризис государства-нации. Конец национального государства

Глава 4. Социальная глобализация
Социальные парадоксы и демократия чувств
Мировые религии
Культурная глобализация
Технология формирования общественного сознания

Глава 5. Экономическая глобализация
Проект мировой экономической политики
Высшая стадия империализм
Мировой экономический порядок
Глобальная (информационная) экономика
Большие экономические пространства
Мировые полюса развития и экономические пустыни

Глава 6. Глобальные конфликты, вызовы и угрозы
Мировые войны
«Холодная война» и «гуманитарные интервенции»
Ключевые проблемы человечества

Глава 7. Американская мировая гегемония
Великий подвиг Америки
Колыбель мировых технологий
Доктрины «безграничной справедливости»
Мировая империя или «одинокая сверхдержава»
Рассвет или закат американского могущества?

Глава 8. Советская сверхдержава
Мобилизационный фактор
Великая Победа
Власть и интеллект
Системный кризис
Смертельное падение
Россия в глобализующемся мире

Глава 9. Мировые цивилизации в глобализующемся мире
Цивилизации как гаранты глобального мира
Западноевропейская цивилизация
Мусульманская цивилизация
Китайская цивилизация
Индийская цивилизация
Латиноамериканская цивилизация
Центральноафриканская цивилизация

Глава 10. Перспективы или конец глобализации?
Антиглобализм и другие альтернативы
В защиту глобализации
Мировые империи и новый глобальный порядок
Большие пространства против глобализации

Послесловие

Литература

Словарь основных понятий глобалистики




   
   
   
Союз образовательных сайтов    
Яндекс цитирования    
Рейтинг@Mail.ru    
   



Лекции Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи


Обсудить статью в дискуссионном клубе

Дергачев В.А. Глобалистика. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2005. — 303 с.


Мировая империя или «одинокая сверхдержава»

Американская империя представляет транснациональный империализм, пришедший на смену территориальной империи. Это система международных отношений, ставшая возможной после распада Советского Союза, характерна принятием основных глобальных решений в Вашингтоне. Во внешней политике Америки материальные прагматические интересы доминируют над моральными ценностями. Миролюбивые американцы, выступая против войн, стали использовать полицейские функции вооруженных сил для достижения «благородных» целей.

Имперская идеология присутствует в американской истории от «империи свободы» Томаса Джефферсона до современных политиков. Становлению Американской империи посвящен фундаментальны одноименный труд российского историка Анатолия Уткина, по мнению которого идеологами империи являются бывший советник президента по национальной безопасности Збигнев Бжезинский, бывший государственный секретарь Генри Киссинджер и бывший руководитель отдела планирования госдепартамента Самюэль Хантингтон. Все трое вышли из Гарвардского университета — цитадели западной политической мысли и являются поклонниками классика традиционной геополитики сэра Халфорда Макиндера. Наиболее последовательным сторонником традиционного геополитического подхода является Бжезинский, тогда как Хантингтон представляет новейшую цивилизационную геополитику.
Бжезинский в книге «Геостратегическая триада» (2001) определяет Соединенные Штаты как имперского гегемона, призванного блокировать «дугу нестабильности» в Юго-Восточной Европе, Центральной и Южной Азии, Ближнем Востоке и Персидском заливе. При этом следует пресекать попытки создания евразийских группировок, способных бросить вызов США. Контроль зоны Персидского залива, где сконцентрировано половина мировых запасов нефти, позволяет оказывать влияние на Западную Европу, Японию и Китай, зависящих от поставок энергоресурсов.
По мнению крупного теоретика внешней политики Киссинджера, стабильность и процветание мира зависит от безусловного лидера на вершине пирамиды мирового порядка. Система мирового порядка на основе баланса сил порождает соперничество с непредсказуемыми последствиями, поэтому: «Для огромного большинства человечества и в наиболее продолжительные периоды истории империя была самой типичной формой правления. У империй нет необходимости в сохранении баланса сил. Они не нуждаются в системе международного сотрудничества. Именно так Соединенные Штаты осуществляли свою политику в Западном полушарии, а Китай во всей истории Азии».**

Имперская идеология заложена в современной американской политической системе, особенно во взглядах неоконсерваторов. Вероника Шарова в статье «Неоконсерватизм как теоретическая основа системы Pax Americana» (2004) дает следующую характеристику американского неоконсерватизма.
Республиканская партия объединяет, прежде всего, англосаксонскую элиту. На протяжении первых полутора веков существования Америки официальные посты занимали только англосаксы, затем в Белый дом пришли представители немецкой и ирландской общин.
Во внешней политике США наряду с исключительным прагматизмом играет идеология неоконсерватизма, ставшей доминирующей силой Республиканской партии. Консерваторы предпочитают знакомое неизведанному и рассматривают перемены как угрозу идентичности. Неоконсерваторы вместо прошлого акцентируют внимание на активное отношение к будущему. Наиболее известный неоконсервативный автор Френсис Фукуяма в известном труде «Конец истории и последний человек» выражает обеспокоенность будущим капитализмом, лишенного содержательно-нормативного обоснования.
Неоконсерваторы, будучи «моралистами от политики», проецируют принципы частной морали на внешнюю политику. Они стремятся преобразить мировой порядок по образу и подобию США, предварительно уничтожив всех её врагов. Во внешней политике республиканцы отдают предпочтение геополитическому прагматизму — реализму во внешней политике, исходящей из собственных эгоистических и прагматических интересов государства. Они рассматривают Америку в качестве глобального полицейского, который периодически отправляется в «крестовый поход» под девизом «безграничной справедливости» на борьбу то с «империей зла» то с «осью зла». Республиканцы не являются приверженцами глобализации и выступают против «создания мирового правительства». Республиканские прагматики отдают приоритет распространению в мире американских ценностей свободного предпринимательства и для этого готовы отстаивать интересы отечественного капитала с позиций военной силы в «зонах жизненных интересов», включая нефтедобывающие районы Персидского о залива.

Демократическая партия объединяет пестрые этнические меньшинства. Демократы являются сторонниками глобализации и создания мирового правительства. Либеральная идеология партии в отличие от неоконсерватизма республиканцев направлена на распространение ценностей демократии и прав человека по всему миру. Демократы убеждены, что этнонациональных «плавильный котел» рождает «национальный миф» и интегрирует американскую культуру и способствует последовательной внешней политике. Они рассматривают Америку в качестве глобального социального работника и выступают за глобализации и создание «мирового правительства».
Политические оппоненты демократов обращают внимание, что «плавильный котел» не состоялся, а мультикультурализм серьезно подрывает американскую идентичность и национальную волю.
Мировой порядок не устанавливается добровольно. Геополитика в век глобализации не отмирает, а «Большие пространства» вновь выигрывают битву за новый мировой порядок.

Утрата стратегического видения. В начале 70-х годов Соединенные Штаты и Советский Союз одновременно столкнулись с новыми вызовами их мировому могуществу. Но каждая сверхдержава решила их по-разному. Советский Союз вступил в затяжной «золотой» период застоя, ставший одной из причин смертельного саморазрушения, а Америка нашла выход. В начале 70-х годов за пределами США было размещено свыше 300 крупных военных баз. При численности американских войск в 3,5 млн. человек, треть контингента находилось за границей. Но как считает Генри Киссинджер в книге «Дипломатия» (1997), несмотря на эту военную мощь, Соединенные Штаты столкнулись с тремя геополитическими факторами, сдерживающими американское могущество: проигранная война во Вьетнаме, достижение Советским Союзом стратегического паритета с США и отход западноевропейских союзников в сторону восстановления утраченного в 40-х годах суверенитета. Во время войны во Вьетнаме, в Азии возросло влияние экономической мощи Японии, а в Западной Европе появился достойный соперник в лице Европейского экономического сообщества. Новые европейский «общий рынок» ввел единые таможенные барьеры и стал расширять зону влияния в Средиземноморье и Северной Африке. Американцы в одностороннем порядке пошли на отмену обратимости доллара в золото и ввели налог на импорт. Бреттонвудсская валютно-финансовая система, служившая важным фактором мирового экономического влияния Америки, была заменена системой плавающих валютных курсов. Возрождение на мировой экономической карте привело к окончанию фактического американского преобладания на Западе и к состоянию геоэкономической войны с европейскими союзниками. Вьетнамская война значительно увеличила государственный долг и создала предпосылки невиданной в послевоенные годы инфляции. Большинство американцев выступило против высокой материальной цены и гибели военнослужащих за далекую заокеанскую страну. Установилась устойчивая тенденция к падению доли американской экономики в мировом ВВП с 52% в 1950 г. до 30 % в 1970 г. и до 22 % в 1982 г.
По мнению Генри Киссинджера причина неудач американской администрации заключалась в утрате стратегического виденья и неумения мыслить в масштабах долговременных процессов. Прагматизм в решении текущих вопросов не мог заменить стратегического планирования, основанного на высокопрофессиональной аналитике.

Глобальная монополия Америки, по мнению Михаила Делягина, позволяет рассматривать государство классической демократии как мировую империю нового типа. США обеспечивают военно-политические и экономические интересы в глобальной конкуренции, соответственно, через НАТО, МВФ и ВТО, другие международные институты. В доктрине безопасности отдается приоритет американским законам над международным законодательством, а внешняя политика является составной частью внутренней политики государства.
Особенности американской империи заключаются в фактическом слиянии государства и крупных корпораций. Америка обладает универсальными менеджерами, эффективными в бизнесе и государственном управлении.
Главным механизмом объединения государства и крупного бизнеса в мировой конкуренции является высокопрофессиональное аналитическое сообщество, выступающее как источник глобальной власти. Основой этого сообщества стали аналитические антикризисные службы корпораций, которые с Великой депрессии 1929-32 гг. стали работать в общенациональном масштабе.
Блестящим аналитиком (геополитиком) был выдающийся государственный деятель американский президент Франклин Рузвельт, обладавший стратегическим виденьем. Это позволило Америке выйти из экономической депрессии благодаря внешней политике, направленной на достижение доминирующей военно-политической и экономической мощи в мире. Мировое господство было бы недостижимо без консолидации общества вокруг генеральной цели — распространение американского образа жизни, обеспеченного экономическим ростом за счет мировых ресурсов. Для преодоления Великой депрессии Франклин Рузвельт предложил новую модель взаимодействия государства и крупного бизнеса на основе решения не внутренних проблем, а взаимообусловленной экспансии в глобальном масштабе, гарантирующей национальной экономике необходимые ресурсы.
Современное американское аналитическое сообщество не только сохраняет связь с корпорациями, но и в первую очередь обслуживает их глобальные интересы. Стратегические аналитики составляют «мозг государства», без которого невозможна эффективная работа самых профессиональных юридических, бухгалтерских и других служб.

Формула «государство и крупные корпорации едины» оказалась намного эффективнее известного советского брэнда «народ и партия едины» и способствовала жесткому подчинению внешней политики интересам американского бизнеса. Это в частности проявилось в «стратегии управляемых кризисов», описанной Михаилом Делягиным.
После 11 сентября 2001 года террористическая угроза национальной безопасности США оказала мобилизующее воздействие на нацию и способствовала решению стратегических геополитических и экономических проблем. Появилась возможность оправдания мирового доминирования Америки после распада СССР.
Важным направлением внешней политики является применение «стратегии управляемых кризисов» в отношении ключевых глобальных конкурентов Америки. Однако при экспорте нестабильности глобальные угрозы возвращаются в Америку в таких формах, как дороговизна нефти и террористический акт 11 сентября 2001 года.
Америка является единственной крупной страной с огромным внешнеторговым дефицитом, превысившим в 2002 году 500 млрд. долларов. Отрицательное сальдо внешнеторгового баланса традиционно покрывалось притоком капитала, объем которого сократился после 11 сентября 2001 года.
Терракт способствовал переориентации прямых иностранных инвестиций с США на стратегических конкурентов (Евросоюз и Китай). Впервые за многие годы приток инвестиций сократился более чем в четыре раза и Америка уступила первенство Китаю.
«Стратегия управляемых кризисов» была эффективного использована против Европейского Союза, то есть основного экономического конкурента, еще до террористического акта против Америки в 1999 году. Главной целью агрессии США и их вассалов по НАТО против Югославии было через создание очага нестабильности и укоренения мусульманского государства на Балканах подорвать привлекательность Европы как объекта экономической деятельности. Кроме того, в Косово сосредоточены значительные мировые разведанные запасы цветных и редких металлов, и край представляет перспективное «инвестиционное пространство». Соединенные Штаты смогли победить в Югославии благодаря использованию в качестве дипломатического «троянского коня» представителя России и деморализации югославского общества при помощи варварского уничтожения гражданской инфраструктуры.
В качестве дальнейшей реализации стратегии экспорта напряженности был нанесен по Китаю. Атипичная пневмония нанесла удар по Китаю, который стал ассоциироваться с неизвестной и смертельной опасностью. Однако Китай победил эпидемию и доказал эффективность государственного управления кризисным процессом. Суммарные убытки Юго-Восточной Азии составили только в первые месяцы эпидемии почти 30 млрд. долларов. Произошло многократное сокращение туризма и авиаперевозок. Это в свою очередь ударило по американскому доллару, имеющему преимущественное хождение в регионе.

Слабыми местами американской гегемонии являются международный терроризм и внутренние проблемы. Международный терроризм показал неэффективность военного потенциала сверхдержавы и разведывательных служб в борьбе с новым врагом. Терроризм не намерен противостоять Америке на традиционном поле битвы, а способен нанести удар по уязвимым местам громоздкой инфраструктуры Америки или других высокоиндустриальных стран.
Мультикультурализм. После провала идеи «плавильного котла» американской нации, отдающей приоритет прав личности над правами этнических и других групп, возобладала идея главенствующей роли отдельных этнических общин. Крупнейшая эмигрантская страна мира сменила ориентиры. Практика ассимиляции в одну американскую нацию заменена «множественностью» лояльностей, представленных многочисленными диаспорами. Это уже привело к дроблению внешнеполитической стратегии в государстве, где борьба за пост президента требует чуткости по отношению к голосам диаспор. Польская диаспора способствовала принятию Польши в НАТО и ЕС. Китайская диаспора лоббирует экономические интересы Китая, армянская выступает за поддержку Армении и т.д. В результате усложняется задача отстаивания общенациональных интересов. Мультикултурализм во внутренней политике по мнению Хантингтона может привести Америку к советскому сценарию распада страны.

Черты экспансионистской внешней политики проявляются в следующих характерных особенностях Америки:

  • Миф об исключительной миссии Америки в мире.
  • Безграничная вера в американскую справедливость при решении любых мировых проблем.
  • Необходимость в противнике, являющимся источником мирового зла (коммунизм, международный терроризм, Советский Союз и Китай).
  • Стремление найти персонифицированного противника в качестве главного «козла отпущения» (Садам Хусейн, Бен Ладан).

Возможные имперские геостратегии Америки. Авторитетные аналитики предлагают различные сценарии сохранения мирового доминирования США, среди которых Анатолий Уткин выделяет следующие:

Недопущение превращения Китая в крупнейшую экономику мира и образование любых сообществ мировых диаспор.

  • Для сохранения мирового лидерства Америке требуется избегать опыт «блестящей изоляции» Британской метрополии в Европе.
  • Стремится к созданию эффективного баланса сил. В прошлом при наличии нескольких равновеликих мировых держав была популярна модель Бисмарка: «Вся политика может быть сведена к формуле: постарайся быть среди троих в мире, где правит хрупкий баланс пяти великих держав».
  • Важным способом сохранения мирового доминирования является поддержка в крупных геополитических регионах второй по значимости державы. Согласно этой модели, Соединенные Штаты поддерживают в Европе, прежде всего, Британию против лидера Европейского Союза Германии. В Восточной Азии приоритет отдается военному и экономическому союзу с Японией как противовесу региональному лидерству Китая. По этой схеме в Восточной Европе следует стимулировать Украину и её «оранжевую демократию», как самую честную в регионе. На Ближнем Востоке Вашингтон поддерживает правящий режим Саудовской Аравии как противовес Ирану. В Латинской Америке предпочтение отдается Аргентине в пику Бразилии.
  • Стратегия избранных преференциальных партнеров проявляется в клубе «большой семерки». Возможно её расширение за счет включения кроме России других крупнейших региональных держав — Китая, Индии и Бразилии. В обновленном клубе избранных Америка могла бы играть роль мирового шерифа, работающего вместе с другими.
  • Стратегия координированные действий на подобие поведения транснациональных корпораций, когда образующиеся экономические союзы становятся гарантом мира.
  • Трансформация Североатлантического блока (НАТО) с приданием ему глобальных функций, что не вызывает энтузиазма в Западной Европе.
  • Расширение Североамериканской зоны свободной торговли (НАФТА) на обе Америки, включающие 34 государства Западного полушария.
  • Формирование мирового сообщества англосаксов, включающего подлинных союзников, разделяющих американские ценности и имеющих общий цивилизационной код. В это сообщество могут быть включены США, Великобритания, Канада, Австралия, Новая Зеландия, Ирландия и ряд островных государств. Основой этого союза являются особые отношения в области национальной безопасности США и Великобритании, чьи инвестиции и торговля с Америкой вдвое превосходят аналогичные показатели с другими странами ЕС. В свою очередь, заокеанские инвестиции в английскую экономику в 1,5 раза превышают вклад ЕС.
  • Реальна тенденция трансатлантического сближения англосаксов (США, Британии и Канады) в противовес расширяющемуся на Восток и раскалывающему Запад Европейскому Союзу.
  • Мировое могущество Америки обеспечивается отношением с Западной Европой. Без господства США на Западе немыслимо мировое лидерство.
  • Изоляционизм позволяет избежать опасность внешнего перенапряжения и сохранить свои ресурсы. Для реализации этой стратегии необходимо отказаться от обязательств отвечать за безопасность стран Западного полушария, вывести американские войска из Западной Европы и Азии и пересмотреть свое участие в НАТО. Однако этот сценарий невозможен из-за зависимости американской экономики от энергетических и других мировых ресурсов и мировой торговли.
  • Ежегодно христианская Америка тратит огромные средства по распространению протестантизма (евангелического фундаментализм) по всему миру. При многоконфессиональности американского общества ведущую роль во власти и армии играют белые протестанты англосаксы.

Имперская глобализация по-американски явилась важным фактором расширения исламского фундаментализма. Атака террористов 11 сентября 2001 года нанесла ущерб Америке в 100 млрд. долларов, а стоила для нападающих менее 2 млн. долларов. Традиционная стратегия ядерного сдерживания оказалась неээфективной, когда противник готов совершить самоубийство ради достижения своих целей. После 11 сентября американская республиканская администрация выбрала во внешней политике путь «крестового похода против зла». Началось геополитическое наступление единственной сверхдержавы в Евразии, что особенно наглядно проявляется на примере Центральной Азии, Южного Кавказа и Юго-Восточной Европе. Это наступление ставшее возможным под предлогом борьбы с международным терроризмом имеет более масштабные стратегические задачи сдерживания двух полюсов экономического и технологического развития в Западной Европе и Китая. Обратимся к основным форпостам это наступления, описанного Анатолием Уткиным в «Американской империи» с учетом трудов американских политологов.
В Центральной Азии после распада Советского Союза разрушена или пришла в запустение система ирригационных сооружений. Бывшие плодородные долины оказались разделенными новыми государственными границами. В результате уменьшения объема воды, значительные участи возделываемой земли пришли в запустение, резко сократилось производство зерновых и других культур. Углубились проблемы голода и безработицы, что стало питательной почвой для исламского фундаментализма, проявившего готовность защитить обездоленных. Появились исламские партии, выступающие за присоединение Центральной Азии к движению за создание Всемирному исламскому халифату наподобие единого государства, существовавшего короткое время после смерти пророка Мухаммеда.
Центральная Азия является перспективным плацдармом для американского контроля над Евразией. Соединенные Штаты вошли в незнакомый им регион, который исторически являлся зоной влияния России. С помощью натовской программы «Союз ради мира» и инвестиций в освоение богатых энергетических ресурсов, они оказывают поддержку местным коррумпированным режимам. Создание американский военных баз в регионе расширяет возможности Америки для контроля над Китаем, Афганистаном, Россией и слежением за запуском ракет с космодрома Байконур.
Центральная Азия по аналогии с Балканами относится к наиболее сложным и взрывоопасным геополитическим узлам Евразии, расположенным на тройных цивилиационных границах. Здесь сходятся православная, мусульманская и китайская цивилизации. Если в двадцатом столетии Балканы стали «пороховой бочкой Европы» на стыке западно-христианской, православной и мусульманской цивилизаций, то в Центральной Азии после вливания эликсира безграничной справедливости «американской демократии» может образоваться гремучая смесь.
Население Центральной Азии увеличится к 2050 году до 100 млн. человек. При высоком уровне бедного населения это создаст проблемы для России с огромными малозаселенными пространствами Сибири.
С закреплением США в Центральной Азии завершилось стратегическое окружение Китая «поясом напряженности».
Соединенные Штаты укрепляют позиции на Южном Кавказе, оказывая помощь в «демократизации» Грузии. Регион является важным плацдармом для контроля над Ираном и Ираком и освоения энергетических ресурсов Каспия. Но сможет ли Америка решить проблему местных национальных меньшинств, в первую очередь признания Нагорного Карабаха и Абхазии.
В Юго-Восточной Европе для Америки важно найти надежных вассалов для противостояния расширяющемуся Европейскому Союзу и сдерживанию имперских амбиций России. Перед местными коррумпированными режимами стала проблема балансирования между ролью «американских оранжевых попугаев» и «кремлевских бурых медведей».

Российская Федерация, переживающая национальную катастрофу, не способна участвовать в жестком противостоянии США, она как пишет Михаил Делягин, деморализована, дезорганизована, разграблена и разрушена. Для спасения европейской демократии Америка выделили по «плану Маршалла» 100 млрд. долларов (в переводе в текущие цены). Американская помощь для демократизации России, предоставляемая коррумпированным «последним оплотам демократии», составила астрономически малую величину. Многомиллиардные кредиты МВФ в 1998 году украдены и исчезли в неизвестно направлении.
Приступ глупого оптимизма проявился в «новом мышлении» по-русски об общечеловеческих ценностях, проигравшего хладнокровному реализму Запада; «самоубийственный рыночный романтизм» и «десятилетии потерянных надежд». Россия стала второстепенной державой и маргинальной экономикой, что психологически не воспринимается национальным сознанием граждан страны. В российской истории были трудные времена смут, но держава каждый раз возрождалась.
Россия может возродиться и в этот раз, но ожидать быстрого чуда не приходится. Фантастическое саморазрушение произошло без внешнего силового воздействия. При этом были преданы надежды многих народов, где внедрялась социалистическая модель. Такое предательство быстро не забывается. Россия в обозримом будущем не сможет быть авангардом Юга в противостоянии «золотому миллиарду».
Раскол Советского Союза по инициативе российского руководства привел к эволюции американской политики, потрясенной невежеством Кремля, возомнившего стать частью богатого Запада без балласта «братских народов». Такую страну не рассматривают в качестве надежного стратегического партнера.
Россия еще сохраняет ядерный стратегический потенциал второй державы мира. Россия может стать энергетической супердержавой. Россия является мировым лидером по запасам природного газа, на втором месте — Центральная Азия (Туркменистан и Узбекистан).
Экономически сильная Россия является гарантом евразийского мира.
История свидетельствует, что Россия обладает мобилизационным фактором развития. Об этом свидетельствует победа во Второй мировой войне. Но этим можно воспользоваться только при ясных стратегических целях развития, а не с помощью пресловутой задачи удвоения ВВП. Нельзя мобилизовать патриотизм и энтузиазм масс на решение задачи, в которой содержится ложь. Удвоение ВВП фактически означает всего лишь достижение уровня экономического развития 1990 года.

Американское военное превосходство зависит от стабильности и открытости мировой экономики, так как значительная часть высокотехнологического оборудования производится гражданскими компаниями, а не военно-промышленным комплексом. Вооруженные силы США становятся неэффективными в партизанской войне и войне с терроризмом. Гигантский ядерно-космических щит становится бесполезным в борьбе с небольшими мобильными группами террористов.

Энергетический фактор. Американцы, составляющие 5 % мирового населения, используют 40 % энергетических и других ресурсов Земли. Соединенные Штаты являются самой энергопотребляющей страной мира. Зависимость от импорта нефти превысила 50 % и продолжает расти. При сохранении нынешнего уровня добычи отечественной нефти (370 млн. в год) её запасов хватит примерно на десятилетие. Не случайно, Америка еще в середине двадцатого столетия объявила Персидский залив зоной «жизненных интересов» США. Соединенные Штаты пришли в регион в 1942 году, когда здесь были созданы лендлизовские базы для Советского Союза. в настоящее время на Саудовскую Аравию приходится 25 % мировых запасов нефти, далее идут Ирак (11 %) , Объединенные Арабские Эмираты (9%), Кувейт и Иран. Россия (4,6 %) занимает седьмое место в мире. Всего на арабские страны Ближнего Востока приходится свыше 55 % мировых запасов нефти. В Саудовской Аравии правит ваххабитский режим и сильны антиамериканские настроения. Большинство террористов, нанесших удар по Америке 11 сентября, являются выходцами из Саудовской Аравии. Однако прагматические интересы заставляют США закрывать глаза на одиозность главного стратегического партнера в регионе. Успешная агрессия США против Ирака позволила бы укрепить американские позиции на Ближнем Востоке, ликвидировать ОПЕК, способствовать прозападной революции в Иране и становлению мира между Израилем и Палестиной.
В связи с возрастанием роли энергетических ресурсов в мировой экономики увеличивается роль международных проливов и каналов и геополитический (американский) контроль над ними. Для нефтяного транзита особенно важное значение имеют Ормузский пролив (выход из Персидского залива), Малаккский пролив между Малайзией и индонезийской Суматрой, Баб-эль-Мандеб между Йеменом и Эритреей, Босфор и Панамский канал.

Демографическая обстановка. На фоне стареющего Запада бурными темпами растет население Азии, Африки и Латинской Америки. По прогнозам ООН к середине двадцать первого столетия Китай (1,5 млрд. человек) уступит мировое лидерство Индии (1,6 млрд. человек). Соединенные Штаты сохранят третью позицию (400 млн. человек) и будут единственным государством Запада в первой десятки крупнейших стран мира. Население России сократится с 146 до 118 млн. человек, что представляет угрозу для целостности самого протяженного государства мира.
При сохранении современных демографических процессов население Западной Европы в будущем будем сокращаться, а Соединенных Штатов — расти. По прогнозам в первой половине текущего века население увеличится с 280 до 400 млн. человек. И отличие от Европы Америке грозит не старение, населения а возможный раскол страны.
Англосакское большинство Америки впервые была разбавлено массовой иммиграцией славян, евреев и итальянцев в конце девятнадцатого и начале двадцатого столетия. Их американизация прошла успешно, а многие мигранты пополнили «средний класс». С 60-х годов началась новая волна, преимущественно неевропейской иммиграции из Латинской Америки и Азии. И здесь «плавильный котел» начал затухать, его место заняли многочисленные национальные общины. Латиноамериканская диаспора насчитывает 37 млн. человек и расширяет свое социально-экономическое влияние. Если Америки не удастся найти новой альтернативы мультикультурализу, держава распадется на две нации — богатых евроангличан и бедных, но преимущественно молодых и энергичных латиноамериканцев.
По мнению американского аналитика Джеймса Курта, особенности иммиграционных потоков в Соединенные Штаты и Западную Европу отражают самый крупный конфликт современности между мусульманами и израильтянами. В Америке мусульмане составляют меньше одного процента населения, а в Западной Европе — больше 5 %. И наоборот, в США евреев больше, чем в Европе. Таким образом, мусульмане сильны в Европе и слабы в Америке, а евреи слабы в Европе и сильны в Америке. Эта разделительная линия оказывает значительное влияние на внешнюю политику Америки и ЕС.

Для мирового господства Америки требуется языковое сближение и религиозная совместимость. В будущем прогнозируется ослабление распространение английского языка, на котором говорит удачливое меньшинство, и усиление языковой регионализации за счет повышения значимости арабского, китайского, испанского и других языков.

Американцы, поддерживая идею мирового лидерства, не готовы жертвовать своими жизнями и умирать за «торжество» демократии в заморских странах.

Рассвет или закат американского могущества?

О глобальной американской «империи зла» в России не пишет только ленивый. Конечно, приятно тешить себя и других мыслью, что не только советская, но и другая сверхдержава в конце концов неминуемо распадется. Китайская историческая традиция об этом прямо говорит, что «путь с вершины – только вниз». Но эта дорога может занять столетия. Обратимся к еще раз к мыслям одного из крупнейшей ученых современного мира и американского гражданина Иммануэля Валлерстайна, изложенных в труде «Закат американского могущества» (2003).
Согласно ялтинскому соглашению 1945 года был установлен статус-кво, согласно которого Соединенные Штаты контролировали приблизительно 2/3 части мира, а Советский Союз – 1/3. После окончания Второй мировой войны Советский Союз располагал самыми крупными наземными войсками в мире, а американская монополия на ядерное оружие продержалась всего до 1949 года. На послевоенные годы приходится исторический пик популярности коммунистической идеологии. Коммунисты получили значительную поддержку на свободных выборах во Франции, Бельгии, Италии, Чехословакии и Финляндии. Большой популярностью пользовались коммунистические партии в Греции, Латинской Америке, Индии, Японии, Китае, Вьетнаме и Иране.
Валлерстайн обозначает постепенное падение США следующими символическими вехами: войной во Вьетнаме, революциями 1998 года, падением Берлинской стены в 1989 г. и террористической атакой 11 сентября 2001 г. Проигранная Вьетнамская война ударила по престижу Америки, в какой-то мере истощила золотой запас страны и положило конец преобладанию США в мировой экономике. До конца 60-х годов Америка, Западная Европа и Япония были приблизительно равны в экономическом отношении. Студенческие революции 1968 года проходили не только под девизом поддержки Вьетнама, но и осудили тайный сговор США и СССР, а также ялтинские соглашения. Весь мир был поделен на два новых лагеря — сверхдержавы и остальное человечество. В дальнейшем Советской власти не удалось спасти режим посредством ликвидации ялтинских соглашений и либерализации внутри страны. Крах коммунистической идеи означал одновременно крах западного либерализма, поскольку исчезало единственное идеологическое обоснование гегемонии Америки. Очередной удар по американской мощи нанесли террористические акты 11 сентября 2001 года. В течение тридцати лет Соединенным Штатам удавалось замедлять экономический спад (по сравнению с основными конкурентами) политико-культурными средствами. При этом обосновывали свои претензии на мировое господство сохраняющейся легитимностью в качестве лидера свободного мира и существованием Советского Союза.
Соединенные Штаты остались единственной сверхдержавой, не обладающей подлинной мощью, но ведущей себя на международной арене как имперская держава. Для мирового превосходства недостаточно военной или экономической мощи. Необходима легитимность, признаваемая значительной частью человечества. Однако военными действиями в Евразии были подорваны претензии США на легитимность, а значит, ослаблено геополитическое положение Америки.

Возможны следующие геополитические сценарии развития событий в двадцать первом столетии, обобщенные на основе труда Анатолия Уткина «Американской империи» (2003):

  • Усиление противоречий между Западной Европой и США по мере расширения ЕС. Европейский Союз, лидирующий в мировой торговле и финансах, в военном отношении остается вассалом США и не способен проявить себя самостоятельным игроком в геополитике.
  • Трансформация ЕС в конфедеративное государство, выступающее на мировой арене в качестве наиболее вероятного соперника Соединенных Штатов. Столкновение экономических и других интересов можно будет избежать только при появлении враждебной Западу силы.
  • Выход на мировую арену государства-цивилизации Китая, величайшего геополитического игрока в истории человечества. Китай стал четвертой мировой экономикой наряду с США, Японией и Германией. Доля Китая в мировом ВВП увеличилась за период 1950 – 1992 гг. с 3,3 до 10 % и может составить в 2050 году более 20 %. Высокими темпами растут расходы на создание современных видов вооружения, успешно осуществляется модернизация армии. Если Советский Союз был могучей военной державой, основанной на слабой экономике, то Китай стремится создать военную мощь на фундаменте сильной экономики. Свыше 100 тысяч китайских студентов обучается в американских университетах. Обычно в прогнозах о будущем Китая преобладают экономические показатели. С позиций цивилизационного подхода этого недостаточно. Несомненное преимущество Китая заключается в том, что Поднебесная имеет 5-ти тысячелетний опыт строительства государства-цивилизации. Западной Европе еще предстоит построить государство-цивилизацию, а Соединенным Штатам преодолеть кризис мультикультурализма.
  • Враждебность миллиардного мира ислама, бросившего вызов имперскому могуществу США. Ислам является не только одной из мировых религий, но и образом жизни. Поэтому мусульмане желают экономическую модернизацию, но выступают против вестернизации образа жизни. В двадцатом столетии на фоне отступления мира ислама перед Западом доля мусульман в мировом населении увеличилась с 12 до 30 %. Энергетические ресурсы способствуют восстановлению утраченных в прошлом позиций, нужно только не упустить шанс. Ислам является фундаментом социальной мобилизации и предоставляет достойную идентичность лишенным корней массам, стал функциональной заменой демократической оппозиции и противостоит христианскому фундаментализму.
  • Международный терроризм в лице Усама Бен Ладана рассматривает Америку как «Союз крестоносцев и сионистов». Бывший герой моджахедов, взращенных Америкой для борьбы с советскими войсками в Афганистане, стал для Запада сатаной и главным персонифицированным врагом демократии. Исламские фундаменталисты рассматривают размещение американских войск в Саудовской Аравии как величайшее надругательство над исламом со времен Пророка.
  • Мировые диаспоры как новые геополитические игроки на мировой арене. Большой Китай или «Срединная империя» в новом качестве. Китайцы, проживающие на всех континентах, образуют мировое китайское сообщество. Китайская диаспора чрезвычайно влиятельна в Юго-Восточной Азии и других регионах. Например, в Индонезии китайская община, составляющая 3 % населения, контролирует 70 % экономики.
  • Большой англосакский мир, осью которого являются Соединенные Штаты и Великобритания. Сценарий предусматривает преимущественно экономическую интеграцию близких по ментальности стран, включая Канаду, Австралию и Новую Зеландию. Таким образом, наряду с Большим Китаем возможно формирование мирового сообщества англосаксов.
  • Увеличение доли Азии в мировой экономики. По прогнозам ЦРУ к 2050году на азиатские страны будет приходиться 57 % мировой экономики. По производству валового национального продукта (в трлн. долларах США) из семи крупнейших экономик шесть будет азиатскими: Китай (20,0), США (13,5), Япония (5,0), Индия (4,8), Индонезия (4,2), Южная Корея (3,4) и Таиланд (2,4).

Если в долгосрочной перспективе фундаментом экономическое могущество Соединенных Штатов является технологическое лидерство, то, по мнению Делягина, в краткосрочном периоде — положении доллара как мировой резервной валюты. Государства или граждане, страхующие себя от валютного риска покупкой доллара, кредитуют Соединенные Штаты. В 1971 году в ходе мирового валютного кризиса американская администрация Никсона отменила золотовалютный стандарт и прекратила регулярный обмен долларов на золото. Мировая валютно-финансовая система перешла к плавающим курсам региональных валют. После 11 сентября 2001года банковская система Западной Европы спасала американский доллар, так как сама являлась частью сложившего мирового валютно-финансового рынка.
Асимметричность военно-политического блока НАТО (где абсолютное доминирование США) и Европейского Союза создает две альтернативы интеграции — североатлантической и европейской континентальной. Фактически НАТО, выполнившее свои функции после окончания «холодной войны», стало важнейшим инструментом влияния США на своих западных союзников, не обладающих боеспособными армиями и привыкшими к роли вассалов. Поэтом НАТО в обозримом будущем не прекратит своего существования.
Лидеры европейской интеграции (Германия и Франция) ощущают острую потребность в геополитическом обособлении от США. Однако Западная Европа не будет в обозримом будущем равновеликой США в военно-политическом отношении. Привыкшие к комфортной жизни за счет американского ядерного зонтика вассалы вряд ли пойдут на плановое снижение качества жизни в целях многократного увеличения военного бюджета.
Полвека после Второй мировой войны североатлантические союзники были объединены единой целью против коммунизма. После самоубийства Советского Союза исчез образ врага, и начались трения и противоречия в отношениях США и Западной Европы. Соединенные Штаты надеются получить новых вассалов на евразийских рубежах раздела России с Западной Европой, Ближним Востоком и Китаем, чтобы контролировать ракетно-ядерную Россию и воздействовать на главных глобальных экономических конкурентов (Западную Европу и Китай) в борьбе за глобальные ресурсы.

Резюме

Глобализация по-американски является очередным миражом светлого будущего человечества.
Америка настойчиво распространяет ценности демократии в целях завоевания в условиях глобальной конкуренции мировые рынки в интересах американского бизнеса.
Америке удалось создать эффективную модель взаимодействия власти и крупных монополий, важной основой которой является профессиональная аналитика, обеспечивающая интересы капитала во внешней государственной политике.
Для мировой гегемонии недостаточно военной или экономической мощи. Необходима легитимность, признаваемая значительной частью человечества. Претензии США на легитимность подорваны военными действиями в Евразии. В результате ослаблено геополитическое положение Америки.
После 11 сентября 2001 года цивилизационный подход стал ведущим фактором мировой политики.



** Kissinger H. Diplomacy. — N.Y., 1994, p. 21.

Вверх | Предыдущая страница | Следущая страница


 


 

«Геополитика сверхдержав»

Америка. Утомлённая супердержава Падение и взлет китайского Дракона Имперская геополитика. Великий час мировых империй Путь к процветанию государства

 

Великий час геополитики.
Геополитическая трансформация мира

Геополитика Мирового
океана

Великие лидеры Востока, победившие бедность и коррупцию

Путешествие в Древний Египет в поисках причин гибели цивилизации
Лекции профессора Дергачева
Путешествие из славян в грекив поисках демократии
Америка. Утомленная сверхдержава
Путешествие во Флоренцию в поисках национальной идеи
Взлет и падение сверхдержавы
Путешествие в Венецию в поисках долголетия государства
Падение и взлет китайского Дракона

Шотландия Адама Смита.

 


Воспоминания
Ландшафты памяти
Ландшафты путешествий. Города и страны
Ландшафты поэзии, музыки и живописи


Избранные статьи и посты
ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ПРОСТОРАМ РОДИНЫ ЧУДЕСНОЙ
Шейх Заид. Самая выдающаяся исламская личность


Павел Флоренский. Русский Леонардо да Винчи
Максим Горький. Писатель, купленный любовью народа
Иван Бунин. Певец пограничья природы
Анна Ахматова. Парящая в небесах
Николай Гумилев. Конкистадор истоков человеческой природы 
Николай Заболоцкий. Поэт философской лирики


Бесподобная Элеонора. Королева мужских сердец
Анна Вырубова. Фрейлина, монахиня, оклеветанная
Трафальгарская Венера. Символ красоты и силы духа
Париж. Лувр. Гимн обворожительным женщинам


Трансильвания. Замок Дракулы. Вампирский бренд Румынии
Где присуждают и вручают Нобелевские премии
Олимпийские игры. От Древней Греции до Сочи
Гибель мировой секретной империи
Великий час кораблей пустыни
Неугасающий ослепительный блеск Венеции
Карибы. Святой Мартин. Остров двух господ