logo
Институт геополитики профессора Дергачева
Сетевой проект
Аналитический и образовательный портал
«Пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет». Мартин Хайдеггер

Геополитика. Русская энциклопедия

Интернет-журнал

Геополитика. Русская энциклопедия

Геополитика. Русская энциклопедия

Новые статьи здесь

Другие статьи:
Европейский Союз после Brexit. Чем крепче поцелуи, тем меньше денег
Нешелковый путь Черноморья
«Европейская мечта» Украины
Утешительный проект «Восточного партнёрства»
«Восточное партнёрство». Финиш антиевропейского проекта Европы
Аджария. «Жемчужина Грузии». Бульдозером по геополитике
Мировая туристическая индустрия
«Золотая эра» китайско-британских отношений
Великий Морской Шелковый путь
Шёлковый путь Большой Евразии. Китайский суперпроект века
Иммануил Кант. Путешественник, открывший Великий океан, берега которого еще не удалось достигнуть никому
Западный геополитический форпост России
Почему провалился евроинтеграционный «Дранг нах Остен»?
Путешествие в никуда между Петербургом и Москвой
Александр Радищев. Отец русских либералов, не любящих Родину
Первая мировая религиозная война
Украина. Третья Руина. Национальна идея под кого залечь и её последствия
Взрывоопасная «серая зона» Европы
Российская «имперская» геополитика
Восточная Европа в эпоху глобальной нестабильности
Конец китайской геополитики «искусно не высовываться»
Европейский Союз. Путь с вершины только вниз. Раскалённые рубежи Европы
Американская геополитика исключительности и «просвещенного» цинизма
Геополитическая эпоха глобальной нестабильности. На главных фронтах
Болгария. От обороны Шипки до нового турецкого протектората?
Ближний Восток. Сирия. Турецко-сирийский вековой конфликт
Ближний Восток. Курдистан
Ближний Восток. Ирак. Последствия американской агрессии
Предательство арабов великими европейскими державами
Исламская цивилизация. Идеология панисламизма. Религиозный конфликт
Великая Антиохия. Форпост христианства. Родина имя «христиане»
Взрывоопасные геополитические проблемы Турции
Турецкая геополитика. Доктрина «ноль проблем с соседями» и Realpolitik
Украина. Страна трудовых мигрантов
«Прибалтийские тигры». Пешки и марионетки на геополитической шахматной доске
Молдова. Ассоциация с ЕС. Время подводить первые итоги
Профессор Владимир Дергачев. К 70-летию со дня рождения
Геополитические последствия кризиса в Греции
Республика Македония. Не признанная Грецией
Империя Александра Македонского. Глобальная геополитическая трансформация древнего мира

__________
Мировой геополитический цунами сепаратизма
Пиратская геополитическая технология «управляемого» хаоса
Вечера на Хуторе близ Европы и России
Геополитическая трансформация в Черноморском регионе
Проигранная битва за Мировой океан
Геополитика Мирового океана
Великий час океанов
Государство создают Властитель и Песня
Великая война. Первый смертельный инфаркт Европы
Афон. Монашеское государство Святой Горы
Невыученные уроки Крыма
Одесская Хатынь. Евроинтеграция по-украински
Демократическая «петля Анаконды» в степях Украины
Новый регионализм
Почему воскресла «Мертвая рука»?
Индия. Самая большая демократия мира
Битва за Евразию. Тектоническая геополитическая
трансформация

Великие украинцы о выборе пути
Вирус национализма
Крымские рубежи вражды и мира
Кто будет владеть Евразией? Суперпроект века

Главные геополитические события
Пелопоннес. Послание древних греков современному миру
Знание – геополитическая сила и стратегический ресурс государства
Почему при лучшем в мире президенте не прекращаются теракты?
Россия модернизирует вооруженные силы
Третья Руина в истории украинской государственности
Киевский Майдан и Пятая колонна Запада
Украина. Европейский тайм-аут
К новой системе региональной безопасности на Южном Кавказе
Великий кормчий
Города-призраки на службе китайской геополитики
Мировое нашествие китайцев
Аморальное стремление к «богатому пузу» Запада
Смертельные обширные инфаркты Европы
Европейский протекторат Америки
Когда наступит «Закат Европы»?
Призрак коммунизма бродит по Европе
Почему Запад и Россия сходят с ума по-разному?
Геополитическая трансформация Латинской Америки Венецианская «империя» силы духа и духа наживы>
Гибель мировой секретной империи
Секретная сверхдержава
«Патриоты», обокравшие Россию
Красная Африка. «Кровожадный» неоколониализм Китая
Американский ангел хаоса на Африканском континенте
Обед в корчме на политическом кладбище
Словакия. Страна успешной «европеизации»
Страна вечной евроинтеграционной беременности
Постсоветская Балтия. Куда испарились балтийские тигры?
Кавказ. «Солнечное сплетение» Евразии
Возможен ли евразийский брак по любви или несчастью?
Евразия в поисках Евразийского Союза
Центральная Азия на евразийских рубежах вражды и мира
2012. Главные геополитические события
Партия как рулевой криминально-коррумпированной власти
Кризис российской государственности
Чрезмерное торжество российской «модернизации»
Украина в новой геополитической архитектуре мира
Восточная Европа в новой геополитической архитектуре мира
Многопартнерская геополитика Турции
«Элита в законе». Обольщение богатством
Стратегическое бездорожье России
От лампочки Ильича к олигархическому капитализму, которому Россия «до лампочки»
Имперская геополитика. Великий час мировых империй
__________
Меткая стрельба мимо утраченных целей
Системный кризис. Смертельные ошибки советской власти
Падение советской сверхдержавы. Пророк не в нашем отечестве
Зона коммунизма. Университетский Храм науки и образования
Великий час сверхдержавы. Рождение наукоемкой индустрии
Великий час сверхдержавы. Тайны Атомного проекта
Великий час сверхдержавы. Союз советской власти и фундамен-тальной науки
Архитектура послевоенного мирового порядка.
Советская геополитика. Пакт Молотова – Риббентропа
Геополитические броски за горизонт. Всемирная революция
Великая Победа. Жестокий прагматизм жесткого времени (III)
Великая Победа. Логика и психология войны (II)
Великая Победа. Сила духа (I)
«Ангелы» оранжевого бунта и раскольники канонического православия
Великая смута. «Чернобыль души»
Почему Россия не Скандинавия?
Европейская Япония
Королевство коммунистического быта
Великий государственник (к 280-летию со дня рождения императрицы Екатерины Великой)
Мировая война за души людей Головокружение от одиночества сверхдержавы
Крушение мифа о сказочном Евраленде
Натовские мечты Голопузенко
Великий путь «Слезы Аллаха»
Мазепа. Европейский рыцарь или проклятый лях?
«Человек века» о выборе пути, «дикой и возбуждающей» украинизации
Как «не стать подстилкой для других наций»? Последний гетман Украины о выборе пути
Завещание бессмертного Гоголя
Главный геополитический ресурс России
Истоки кризиса украинской государственности
Борьба националистов за «жизненное пространство» советской Украины
«Украинский прорыв» к дефолту государственности. Третья Руина
Черноморский остров Змеиный в зеркале геополитики
Пути преодоления дефолта украинской государственности




   
   
   
Союз образовательных сайтов    
Яндекс цитирования    
Рейтинг@Mail.ru    
   



Лекции Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи


Обсудить статью в дискуссионном клубе

Финансовые проблемы Европейского союза и региональной политики сплочения

Владимир Дергачев 05.05.2021

 

C:\Users\Владимир\Desktop\EU-crash.jpg


Введение


Пандемия COVID-19 нанесла ощутимый удар по неолиберальной глобализации и одновременно усилила процессы регионализации. Возросло  значение проблем конкурентоспособности национальных государств и регионов на мировых товарных рынках, повышение которой возможно при использовании не только экономических, но и местных исторических, социокультурных, экологических и других особенностей. Преимущество в конкурентоспособности получают регионы и территориальные общины, где в наибольшей степени учитываются местные социокультурные коммуникации. Усиливается роль национальных государств и  регионов  как субъектов международных экономических отношений и в решении местных проблем.


Новый регионализм означает не отказ от национального государства, а повышения эффективности развития регионов за счет человеческого капитала. Как известно, Европа имеете ограниченные энергетические и другие ресурсы. Поэтому в глобальной конкуренции Европейский Союз с начала своего формирования делал ставку на эффективное использование  человеческого ресурса. Его потенциал значительно увеличивается, если создается местная комфортная среда, учитывающая социокультурные особенности территориальных общин. Но энергия человеческого ресурса  сама по себе не возникает. Здесь кроме идеологии  необходима консолидация общества, направленная на созидательную деятельность.  И если в эпоху классического капитализма важнейшим был принцип «время – это деньги», то в информационную эпоху главную роль играет не традиционное время, а его скорость, позволяющая не только интенсифицировать перемещение капитала, людей и услуг, но и консолидировать регионы страны.


Пандемия COVID-19 в противовес глобализации усилила роль регионализации  на уровне национального государства, способного  ослабить риски, которые вызвало ограничение на мобильность людей, товаров и услуг, кризис многих сегментов экономики.


Европейская региональная политика нашла отражение в ежегодных  мониторинговых докладах автора1, в том числе в 2019 году на Ученом Совете ИПРЭЭИ НАНУ обсуждался научный доклад «Европейская политика сближении  и соседства: оценки и перспективы имплементации в Украине». 


Финансовые проблемы Европейского союза


Крупнейшей в недавнем прошлом региональной финансовой программой Европейского Союза  был проект Международных транспортных коридоров, призванный консолидировать страны и регионы. По отношению к новым членам ЕС эта была политика патернализма, но надежды на Брюссель улетучились в связи с мировым финансовым кризисом 2008 года.  Сроки завершения проекта неоднократно переносились, пока не выявились ограниченные возможности консолидированного бюджета ЕС и экономические возможности новых членов Сообщества. 


Европейский союз в начале двадцать первого столетия достиг пика своего развития и после мирового финансового кризиса не смог обеспечить устойчивые темы экономического роста.  В результате ЕС не выдержал конкуренции в Латинской Америке, Ближнем Востоке, Центральной Азии и Африки со стороны США, КНР и частично России.  


Перед пандемией финансовые вложения стран-членов ЕС в консолидированный  бюджет выглядели следующим образом:
https://static1-repo.aif.ru/1/1e/1494497/e24d92e6b76edf57073da655e245df82.jpg


В начавшейся пандемии  COVID-19 Европейский Союз, не преодолевший полностью последствия финансового и миграционного кризиса, не смог своевременно оказать должную помощь наиболее пострадавшим странам. Италия, Испания и другие страны оказывались фактически один на одни с пандемией. В результате такие европейские ценности, лежащие в основе европейской интеграции, как  доверие и солидарность, оказались подорваны.  Потерпело поражение идея отцов-основателей Евросоюза на создание единой надгосударственной идентичности вместо традиционной модели национального государства и создания Европы регионов. Национальные государства стали не только усиливать свою роль при решении внутренних проблем, но и возвращать некоторые внешнеполитические функции, ранее делегированные Брюсселю.


В военно-политическом отношении со времен холодной войны Евросоюз оказался на роли протектората Соединённых Штатов, обеспечивающих безопасность европейского континента. Еще в 2014 году Североатлантический военный блок принял решение об увеличении государствами–участниками собственных расходов на оборону до 2% от ВВП к 2024 году. Однако в 2019 году из 29 государств-членов блока только девять достигли этой цели.  Возникший кризис современного миропорядка усилил процесс глобальной  геополитической и геоэкономической трансформации. Конфронтация  Запада и Востока, особенно США и КНР, США и Россия, увеличила зависимость Евросоюза от Соединённых Штатов, американской военной мощи в ущерб собственным внешнеэкономическим интересам.


Европейская экономика пострадала от пандемии COVID-19 намного больше, чем другие регионы Запада.  Это демонстрирует статистика по уровню падения ВВП в 2020 году: Европейский Союз (-7.4%), Германия (-5%), Франция (-8.3%), Испания (- 11%). Показатель среднего уровня долга к ВВП в еврозоне, стремится к 100%. По прогнозам в Бельгии, Франции, Испании, Португалии, Италии и Греции соотношение уровня долга к ВВП в 2−3 раза превысит допустимый 60% потолок, зафиксированный в Маастрихтских соглашениях.


Бюджетный план Евросоюза на 2021 – 2027 годы и региональная политика


Экономическая деятельность Европейского союза осуществляется на основе семилетнего бюджетного плана, который в новейшей истории испытывает проблемы. Семилетка 2007 — 2013 годов сопровождалась мировым финансовым кризисом, следующая  закончилась пандемией COVID-19 и её существенными последствиями для европейской экономики.


Законопроект о новом бюджете на 2021 – 2027 годы принят Европарламентом в Брюсселе на саммите ЕС в июле 2020 года после двух лет бурных дискуссий. За документ проголосовали 548 депутатов, против — 81, воздержались — 66. Семилетний бюджет утвержден в размере €1,074 трлн., его дополняет €750 млрд. из фонда восстановления экономики ЕС. Это самый большой финансовый пакет в истории Сообщества. Поскольку по доле инвестиций в ВВП ЕС отстает не только от США и Китая, но и от собственных показателей предыдущих десятилетий, Еврокомиссия еще в 2014 года внедрила новый инструмент поощрения предпринимательской инициативы на основе гарантий — европейского фонда стратегических инвестиций. Для борьбы с экономическими последствиями пандемии  этот внебюджетный фонд под названием «ЕС нового поколения» увеличен  до €750 млрд., из них €390 млрд. пойдут на безвозмездные гранты, €360 млрд. — на кредиты. Сроки погашения всей этой суммы рассчитаны на период до 31 декабря 2058 года. Впервые в истории Европейского союза предусмотрены масштабные заимствования на финансовых рынках, которые должны будут погашаться всеми членами ЕС.


Изначально против бюджетного плана выступали Венгрия и Польша из-за обусловленности выделения финансовой помощи требованием соблюдения принципов верховенства европейского права. Оба государства оценивали выдвижение этого условия как чрезмерное вмешательство в свои внутренние дела. Вето Будапешта и Варшавы было с трудом  преодолено за счет традиционного финансового механизма  — верховенства денег. В результате, например, Польша получила (выбила) самую крупную  сумму около €12,5 млрд. в виде прямых субсидий. На заключительном этапе обсуждения бюджета существенные разногласия  сохранялись между Венгрией и Италией, как представителями бедного юга Европы, и государствами богатого севера, где наиболее жесткие позиции занимали Дания и Нидерланды. Эти два небольших государства частично заменили Великобританию в тройке главных доноров Евросоюза, но не хотят платить иждивенцам.


В период 2021 – 2027 году Еврокомиссией по бюджету и человеческим ресурсам планируется более рационально использовать ресурсы и активно наращивать конкурентоспособность за счет инноваций и новых технологий. Принято решение о сокращении самых крупных общеевропейских программ — Фонда выравнивания (Cohesion Fund) и сельскохозяйственных субсидий. Поддержка по товарной сельскохозяйственной продукции сократилась с 42% в 1987 году до 5%.


После Brexit Еврокомиссия решила ответить на претензии стран-доноров о несоразмерных платежах в общий бюджет и пересмотрела структуру взносов. Было  предложено снизить взнос, исчисляемый как процент от ВВП, с 1,17 % до 1,14 %, а долю таможенных сборов — с 20 % до 10 %. Таким образом, богатые страны ЕС в 2021—2027 годах сэкономят: Германия (€8,4 млрд.), Нидерланды  (3,8 млрд.), Швеция (1,7 млрд.), Дания (354 млн.) и Австрия (343 млн).  Великобритания, чей взнос  составлял 12 млрд. евро в год, должна будет платить за возможность пользоваться общим рынком, хотя в значительно меньших размерах.


После ожесточенных споров о форме помощи  странам ЕС было принято решение выделят её в виде кредитов, которые будут выплачивать страны – получатели. Роль грантов будет ограничена, так как возвращать займы, потраченные на них, придется Евросоюзу. Австрия, Дания, Нидерланды, Финляндия и Швеция жестко выступили за сокращение суммы не подлежащих возврату субсидий. В итоге объем безвозмездных грантов для членов ЕС был снижен с 500 до 390 млрд. евро. В целом политика грантов в отношении стран, не членов ЕС будет свернута или сведена к минимуму.


Времена безвозмездной экономической поддержки прошли2. В 90-е годы для  стран Центрально-Восточной и Восточной Европы  были созданы программы ФАРЕ и ТАСИС и предложен  общеевропейский проект  международных транспортных коридоров. Однако по мере расширения на Восток  стали проявляться  финансовые ограничения в реализации интеграционных программ. Ежегодные темпы экономического роста ВВП Евросоюза в 60-е годы были на уровне 5%, перед мировым финансовым кризисом —  +3%, в 2008 году — +0,8%, а далее началась стагнация. В 2009 году ВВП сократился на -4,1%, 2012 (-0,3%), 2013 (0,0%), с небольшим ростом в 2010/11 гг. (соответственно, 2,1% и 1,7 %), 2014 году (1,3%, в еврозоне 0,9%) и в  2015/16 гг.(1,7%, в еврозоне 1,5%).  В результате замедления темпов экономического роста уже в третий раз сокращается финансирование крупных инфраструктурных проектов, которые в 90-е годы выступали в качестве главного «пряника» для  кандидатов в члены ЕС.  В среднем за год темпы экономические темпы прироста реального ВВП Евросоюза составили за период 2006 -2020 годы 1,1%, в том числе Германии (1,5%) и Франции (0,5%) и Италии (- 0%)3


Несмотря на длительное и тщательное обсуждение нового бюджета, он на этапе его принятия исходил из положительных темпов роста в 2021 году. Однако третья волна пандемии похоронила эти благие намерения. Ожидается, что преодоление последствий пандемии в лучшем случае наступит вместо 2021 года в 2025 году. 


Новая региональная «политика сплочения» и главный механизм выравнивания4


Региональная политика Европейского союза (часто называемая политикой сплочения, англ.  Cohesion Policy)  включает систему мер, направленных на повышение благосостояния регионов, на преодоление экономического и социального отставания, поддержку депрессивных территорий используется значительная часть консолидированного бюджета Сообщества.  Цель региональной политики — повышение конкурентоспособности регионов путём благоприятствования экономическому росту и занятости, поддержки программ в области защиты окружающей среды и энергической безопасности. Финансы остаются главным механизмом новой европейской региональной политики. При этом сокращаются самых крупных общеевропейские программы — Фонда выравнивания (Cohesion Fund) и сельскохозяйственных субсидий.  


В современной европейской региональной политике важнейший принцип субсидиарности рассматривается преимущественно в государствах с федеративным административно-территориальным устройством, составляющих три четверти членов Евросоюза.  В государственном управлении принцип субсидиарности значительно эффективнее реализуется в федеративных, а не в унитарных государствах. Субсидарность как господствующий общественный интерес, связанный с демократией как образом жизни, является наилучшим орудием против любого проявления национализма.  Европейский принцип субсидирности имеет ограниченное применение в бедных государствах с неразвитым гражданским обществом.


Начиная с 80-х годов,  ключевым параметром региональной политики Евросоюза являлся ВВП (ППС) на душу населения  NUTS-25. В бюджетном плане на 2014–2020 годы впервые регионы были разделены не на две, а на три группы. ЕС-28 включал 98 NUTS-1, 276 NUTS-2 и 1342 NUTS-3.  Они объединили наиболее проблемные регионы с ВВП на душу населения меньше 75% от среднего по ЕС, наиболее благополучные с ВВП на душу населения (больше 90%) и промежуточную группу (от 75 до 90%). На период 2021–2027 годы деление на три группы сохранилось, но наиболее благополучными будут считаться регионы с ВВП на душу населения больше 100% от среднего по ЕС в 2014–2016 годы. Это деление регионов было осуществлено для нужд новой региональной «политики сплочения»


В принятом бюджетном плане осуществлены лишь косметических изменений в «политике сплочения» после 2020 года. Европейский союз предпочёл незначительные коррективы, которые преподносятся как значительные улучшения. В частности, не ясно, насколько успешно происходит выравнивание внутри регионов NUTS-2, которые стали главными объектами «политики сплочения». Например, расчёты показывают, что уже в период 2000–2006 гг. от региональной политики выигрывали преимущественно регионы NUTS-3, расположенные в непосредственной близости от крупных городских агломераций. Это в целом отражалось как успех развития регионов NUTS-2, но не решало проблемы действительно периферийных территорий. Кроме того, «политика сплочения» не может преодолеть свои внутренние противоречия. Это, прежде всего, инвестиционная политика по созданию общественных благ с идеей перераспределения в пользу бедных регионов.


Выход Великобритании из Евросоюза и кризис в зоне евро не стал поводом для проведения радикальных преобразований, призванных дать ответ новым вызовам, стоящим перед Сообществом. Это вновь ставит под сомнение способность ЕС содействовать с помощью «политики сплочения» росту конкурентоспособности экономики стран-членов и решению острых социальных проблем.


NUTS-1(с Великобританией)  включает 98 регионов первого (верхнего) уровня, например в Германии это 16 федеральных земель, из которых 13 являются «государствами-областями» (Flächenländer) и три — вольными городами (Берлин, Вольный и ганзейский город Гамбург, Вольный ганзейский город Бремен).

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/d/d2/NUTS_1_regions_EU-27.svg/1024px-NUTS_1_regions_EU-27.svg.png
http://epp.eurostat.ec.europa.eu/portal/page/portal/gisco/maps_posters/maps


NUTS-2 включает 272 региона.  Литва, Латвия и Эстония не имею этого уровня. В пяти федеральных землях Германии существует также деление на административные округа (Regierungsbezirk), объединяющие несколько районов

.https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/6/6b/NUTS_2_regions_EU-27.svg/1024px-NUTS_2_regions_EU-27.svg.png


NUTS-3 включает 1342 первичных территориально-административных единиц, отчетливо показывает особую их детализацию в Германии, где  выделяется 16 земель, 41 административный округ и 439 районов (треть от всех европейских).

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/9/9f/NUTS_3_regions_EU-27.svg/1024px-NUTS_3_regions_EU-27.svg.png


Доноры и получатели финансовой помощи ЕС. Сокращение целевой поддержки стран ЦВЕ и Восточного партнёрства


Члены ЕС-27 делятся на  девять нетто-доноров и нетто-получателей, которых в два раза больше. После Brexit главными спонсорами остались Германия и Франция, на третьем месте в списке стран-доноров оказались Нидерланды с площадью в полтора раза меньше Латвии и Литвы. Но страна ежегодно отдает в бюджет ЕС 11,3 млрд. евро или на 5 млрд. больше, чем получает. В 2021 году в число доноров ЕС вошли  так же Италия, Швеция, Дания, Австрия, Финляндия и Кипр. Но их бюджетного сальдо (превышения взносов над поступлениями) намного скромнее основных рецепторов.  


С выходом Великобритании из ЕС и потерей третьего по значению плательщика в европейский бюджет (12 млрд. евро),  обострилась борьба за  долгосрочный финансовый план на 2021-2027 годы. В консолидированный  утвержденный бюджет страны-члены ЕС должны платить больше. Для Германии, которая является крупнейшим плательщиком в бюджет единой Европы (35 млрд. евро), дополнительные расходы составят 12 млрд. евро в год. Сокращены на 5% субсидии сельскому хозяйству и депрессивным регионам. Это означает снижение дотаций всем получателям по этим статьям бюджета - Польше, Венгрии и Греции, а также Ирландии. Уход Великобритании из Евросоюза лишает Восточную Европу одного из главных финансовых доноров.


Карта Европы со странами донорами (желто-зелёный цвет) и получателями помощи (красно-коричневый цвет).
https://ic.pics.livejournal.com/medius/77322658/2381816/2381816_original.jpg


За последние два десятилетия Европейский Союз использовал «мягкую силу» для продвижения на Восток и на первых этапах трудно было отказаться от привлекательного предложения членства в ЕС. Но из-за поспешной европейской интеграции накопились проблемы, угрожающие целостности  ЕС.  Инвестиционный бум завершился с началом мирового финансового кризиса.


По своему  геостратегическому значению  задача расширения ЕС на Восток  была сравнима лишь с созданием  самого Европейского Союза в середине двадцатого столетия. Однако, остается открытым вопрос восточных границ и скорости объединения. Становится очевидным, что этот процесс будет не только медленным, чем казалось  после  падения «железного занавеса», но и может привести к нежелательному для Европы углублению геополитической конфронтации на постсоветском пространстве. 


На Западе неоднозначно оценивается процесс продвижения ЕС на Восток. Впервые в истории Евросоюза при приеме новых членов (ЕС-25 и ЕС-28) политические цели  доминировали над экономической  целесообразностью, и был нарушен один из основополагающих принципов приема новых членов, чья экономика должна была соответствовать среднеевропейскому уровню. Это требование не выполнено, ВВП на душу населения  у новых членов даже после десятилетия интеграции уступает  среднему европейскому уровню. Достаточно сравнить ВВП на душу населения по паритету покупательной способности (средний по ЕС принят за 100%). В Болгарии он составляет 45%, в Румынии — 54%, в Хорватии — 59%, в Латвии — 64%, в Венгрии и Польше — 68%, в Эстонии — 73%, в Литве — 74%, в Словакии — 76%. При этом стоимость рабочей силы во много раз меньше среднеевропейского уровня.
Средства на реформировании экономики новых членов выделяются Евросоюзом и ложатся  тяжелым бременем, прежде всего на Германию, чей вклад в консолидированный  бюджет ЕС превышает 20 % и на 12 млрд. евро больше обратных поступлений. В Германии, которая является экономическим локомотивом европейской интеграции, сокращаются социальные программы, а $1,5 трлн. вложенных в Восточную Германию средств не привели к  выравниванию уровня жизни.


Многие годы витриной европейской интеграции служила Польша, ставшая главным иждивенцем Евросоюза. По оценкам польского издания Puls Biznesu за первое десятилетие членства в Евросоюзе (2004 – 2014) Польша получила более 336 млрд. евро помощи Брюсселя, в том числе свыше 100 млрд. евро в рамках целевых программ повышения уровня жизни и конкурентоспособности экономики. Только в 2014 году страна получила из бюджета ЕС 17,2 млрд. евро – почти в два раза больше, чем Германия, которая вдвое больше по численности населения. При этом Польша перечислила в бюджет ЕС 3,5 млрд. евро, то есть в пять раз меньше, чем Берлин. В итоге поляки получили выплат из Брюсселя на 13,7 млрд. евро больше, чем отправили взносов. До настоящего времени Варшава  продолжает лидировать по умению выбивать из Брюсселя деньги.


Польша, являясь главным получателем финансовой помощи Брюсселе, во внешней политике больше ориентируется на Вашингтон, что вызывает особую озабоченность Берлина. Созданный Союз двенадцати стран Центрально-Восточной Европы «Триморье» в Германии расценивается как воплощение проекта «Междуморье» Йозефа Пилсудского по восстановлению Польши в границах первой Речи Посполитой.  Эта Инициатива трех морей является выражением многовековой внешней и геополитической политики Польши и может пробудить конкуренцию в ЦВЕ и тем самым ограничить доминирующее экономическое положение Германии. Польша не только стремится стать региональным лидером, но и «защищает весь регион от политической зависимости от энергоносителей из России»6.


После вступления в Европейский союз больше всего дотаций в расчете на душу населения  за 2007-2014 годы получили Литва, Эстония и Латвия (от 2,7 до 3,6 тыс. евро). Самыми «добрыми» в расчете на душу населения явились датчане (1,2 тыс. евро). Брюссель осознанно осуществлял масштабную помощь  странам Балтии, ставшими витринами европейской интеграции среди бывших советских союзных республик7


Но с 2021 года у граждан ЦВЕ наступают нелегкие времена при значительном сокращении финансовой помощи Брюсселя, особенно для стран Балтии, чья экономика нежизнеспособна без дотаций из фондов ЕС. Например, для реализации  плана Национальной промышленной политики на 2021-2027 годы Литва безрезультатно просит у Брюсселя 1,8 млрд. евро.


В лучшие годы Эстония перечисляла в ежегодный бюджет ЕС 178 млн. евро – получала из бюджета ЕС 652 млн. евро (в 3 раза больше), Латвия выделяла 320 млн. – получала 1,1 млрд. (в 4 раза больше). И эти рекорды бьёт Литва, которая отсылала  244 млн. – принимала 1,8 млрд. (в 7 раз больше). Дотации Брюсселя составляли 18,6% экономики Литвы, 18,1% экономики Латвии и 16,6% экономики Эстонии. Литва, Латвия, Эстония в постсоветское время уничтожила многие промышленные предприятия, а часть населения в трудоспособном возрасте пополнила армию европейских гастарбайтеров8.


С 2021 года ЕС на четверть урезал финансирование стран Восточной Европы. Брюссель ограничил программу европейской интеграции на Балканах, приостановлено вступление Черногории,  отказано в членстве Северной Македонии и Албании, хотя обе страны выполнили базовые требования. С учётом этого в Сербии усилился евроскептицизм.


ЕС отказал Черногории в помощи по выплате крупного кредита китайскому банку, так как Брюссель не выплачивает займы от третьих сторон. Подгорица просила диверсифицировать долг Китая и достроить оставшуюся часть автомагистрали. Первоначально строительство подъездных дорог к столице и коммуникации вокруг нее стоили $809 млн., позже цена увеличилась на $90 млн.
***
В связи с ограниченными финансовыми возможностями Европейского союза  в последнее десятилетие в Центрально-Восточной Европе возросла геоэкономическая активность Китая в формате «17+1»9. Руководство Евросоюза, Германия и Франция с большим недоверием относятся к углублению сотрудничества стран ЦВЕ с Китаем.  По мере нарастания конфронтации между США и КНР, против этого настойчиво выступает Вашингтон, требующий от европейских союзников, зависимых от американской военно-политической мощи,  неукоснительной солидарности.


По размеру ВВП (ППС) Китай уже обогнал США, а военный бюджет по оценкам экспертов составляет  до 35%  от американских военных расходов. Шансы Китая в среднесрочной перспективе обогнать США не только по экономической, но и военной мощи достаточно велики. В этой ускоряющейся геополитической трансформации мира для США актуальна поддержка европейских союзников. 


Состоявшийся в феврале 2021 года в режиме онлайн саммит «17+1» обозначил серьезные проблемы. В 2020 объем китайских инвестиций в страны ЕС упал до уровня 2013 года, а в рамках инициативы «17+1» достиг всего $3,1 млрд. Европейцы недовольны  низкими темпами открытия китайского рынка для сельскохозяйственных товаров из ЦВЕ. Пекин ответил обещанием расширить логистику, способствовать поставкам китайской вакцины в регион и увеличить импорт сельскохозяйственной продукции до $170 млрд., но вряд ли этого достаточно в новых геоэкономических реалиях.


В странах ЦВЕ наблюдается тенденция ограничения деятельности китайских инвесторов. Румыния отменила сделку с Китаем по строительству двух новых ядерных реакторов в Чернаводэ. Польша, Чехия, Румыния и Эстония по инициативе Вашингтона намерены ограничить деятельность компании Huawei.  В регионе по американской подсказке более настойчиво критикуют политику Китая в отношении национальных меньшинств, Гонконга и прав человека. В рамках этой тенденции также можно рассматривать решение Украины о национализации компании «Мотор-Сич», что может привести к жесткому ответу Пекина. Европейский рынок действительно важен для Китая, а страны Центральной Азии и Восточной Европы могут предложить наиболее оптимальные транспортные маршруты и коридоры. Но в изменяющихся геополитических реалиях резко возрастает политическая цена защиты западных демократических ценностей.


Многие страны, взяв китайские кредиты, надеялись, что коммунистический Китай будет вести себя как СССР, списывая долги по кредитам.  Пекин регулярно напоминает зарубежным партнерам, что кредиты предоставляются  без политических требований лояльности, а рассчитываться по ним необходимо согласно основным правилам  бизнеса: если нет денег, но натурой (землей и другими ресурсами).


***
Главная проблема в региональной политике ЕС была заложена, когда впервые в истории Брюссель принял новых членов из ЦВЕ, не выполнивших основополагающее требование  по достижению среднеевропейского уровня экономического развития.


Основные механизмы европейской региональной политики — институционные и финансовые. Причем в период масштабного расширения на восток доминировал  финансовый механизм.  Однако выход Великобритании из ЕС, миграционный кризис и пандемия ограничили финансовые возможности Брюсселя, в том числе в сотрудничестве со странами Восточного партнёрства. При этом сокращаются самых крупных общеевропейские программы — Фонда выравнивания (Cohesion Fund) и сельскохозяйственных субсидий.

https://forex-images.mt5.com/humor/9b51ad4385f143e4efe9b0c171e8f51a.jpg

(Продолжение)

 


1 Владимир Дергачев Европейский опыт региональной политики и его имплементация в Украине. — «Экономические инновации», выпуск 65, ИПРЭЭИ НАНУ,  2017.  — Интернет-Портал «Институт геополитики». URL:  http://dergachev.ru/geop_events/151117-01.html
Владимир Дергачев Европейский  опыт  региональной политики для постсоветских государств.—  Moldavian Journal of International law and International Relations, 2017, № 4 (журнал издаётся на английском, русском и молдавском языках).
Владимир Дергачев Европейский опыт региональной политики. – Международный журнал «Мир перемен», 2018, №1. 
Владимир Дергачев Европейский Союз. Финиш «Восточного партнерства». — Интернет-портал «Институт геополитики». URL: http://dergachev.ru/geop_events/200517-02.html
Владимир Дергачев Богатая и бедная Европа. Заключительный сезон евроинтеграции. — Интернет-портал «Институт геополитики». URL: http://dergachev.ru/geop_events/280719-01.html
Дергачев В.А., Вардомский Л.Б. Регионоведение. Четвёртое издание.— М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2014.

2 Владимир Дергачев Европейский Союз. Чем крепче поцелуи, тем меньше денег. Геополитическая трансформация Центрально-Восточной Европы. — Интернет-портал «Институт геополитики». URL:  http://dergachev.ru/geop_events/200517-01.html

3 Анатолий Бажан Экономический рост в ЕС и странах Вишеградской группы. — Современная Европа, 2019, No7.

4 Документ, который описывает предложения по региональной «политике сплочения»: A Modern Budget for a Union that Protects, Empowers and Defends. The Multiannual Financial Framework for 2021-2027 // Communication from the Commission to the European Parliament, the European Council, the Council, the European Economic and Social committee and the Committee of the Regions. –  Brussels, 2.5.2018. COM(2018) 321 final.
Алексей Кузнецов Об особенностях региональной политики ЕС после 2020 года.  — Научно-аналитический вестник Института Европы РАН, 2018, №6. http://vestnikieran.instituteofeurope.ru/images/кузнецов_6_2018.pdf

5 Номенклатура территориальных единиц для целей статистики (NUTS) — стандарт территориального деления стран для статистических целей Евросоюза. Территориальные единицы (NUTS-единицы), определяемые данным стандартом, могут соответствовать административно-территориальным единицам стран, но в некоторых случаях данное соответствие отсутствует.

6 https://rossaprimavera.ru/news/2647f797

7  http://pavel-shipilin.livejournal.com/592436.html

8 Александр Носович Западные аналитики признали в Прибалтике иждивенца.25.01.2017 https://www.rubaltic.ru/article/politika-i-obshchestvo/25012017-zapadnye-analitiki-priznali-v-pribaltike-izhdiventsa/

9 Как форсирование противостояния США и Китая меняет карту возможностей и рисков для стран Центральной и Восточной Европы.
https://www.ipg-journal.io/rubriki/vneshnjaja-politika-i-bezopasnost/stavki-rastut-1276/

 

 

Добавить в друзья
Живой журнал ВКонтакте Одноклассники Facebook

 


 

«Геополитика сверхдержав»

Америка. Утомлённая супердержава Падение и взлет китайского Дракона Имперская геополитика. Великий час мировых империй Путь к процветанию государства

 

Великий час геополитики.
Геополитическая трансформация мира

Геополитика Мирового
океана

Великие лидеры Востока, победившие бедность и коррупцию

Путешествие в Древний Египет в поисках причин гибели цивилизации
Лекции профессора Дергачева
Путешествие из славян в грекив поисках демократии
Америка. Утомленная сверхдержава
Путешествие во Флоренцию в поисках национальной идеи
Взлет и падение сверхдержавы
Путешествие в Венецию в поисках долголетия государства
Падение и взлет китайского Дракона

Шотландия Адама Смита.

 


Воспоминания
Ландшафты памяти
Ландшафты путешествий. Города и страны
Ландшафты поэзии, музыки и живописи


Избранные статьи и посты
ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ПРОСТОРАМ РОДИНЫ ЧУДЕСНОЙ
Шейх Заид. Самая выдающаяся исламская личность


Павел Флоренский. Русский Леонардо да Винчи
Максим Горький. Писатель, купленный любовью народа
Иван Бунин. Певец пограничья природы
Анна Ахматова. Парящая в небесах
Николай Гумилев. Конкистадор истоков человеческой природы 
Николай Заболоцкий. Поэт философской лирики


Бесподобная Элеонора. Королева мужских сердец
Анна Вырубова. Фрейлина, монахиня, оклеветанная
Трафальгарская Венера. Символ красоты и силы духа
Париж. Лувр. Гимн обворожительным женщинам


Трансильвания. Замок Дракулы. Вампирский бренд Румынии
Где присуждают и вручают Нобелевские премии
Олимпийские игры. От Древней Греции до Сочи
Гибель мировой секретной империи
Великий час кораблей пустыни
Неугасающий ослепительный блеск Венеции
Карибы. Святой Мартин. Остров двух господ