logo
Институт геополитики профессора Дергачева
Сетевой проект
Аналитический и образовательный портал
«Пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет». Мартин Хайдеггер

Геополитика. Русская энциклопедия

Интернет-журнал

Геополитика. Русская энциклопедия

Геополитика. Русская энциклопедия

 




   
   
   
Союз образовательных сайтов    
Яндекс цитирования    
Рейтинг@Mail.ru    
   



Лекции Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи


Обсудить статью в дискуссионном клубе

Лекция третья. РАСКАЛЕННЫЕ РУБЕЖИ ГЕОПОЛИТИКИ

Владимир Дергачев

 

Рубежная энергетика неведомого Великого океана. Великие геополитические рубежи Земли.
Мировые геополитические узлы. Эффективное геополитическое пространство государства

bogaevski

Чтобы понять геополитическое будущее государства, необходимо вникнуть мыслью в настоящее и увидеть то, что есть на самом деле, через определенные пограничные состояния. Это мировоззренческое кредо европейской философии. Мир «пограничных состояний» так же в основе диалогического мышления М. М. Бахтина,  пассионарной теории этногенеза Л. Н. Гумилева, параметрической теории систем А. И. Уемова, кантианских вариаций М. К. Мамардашвили и «пограничной стилистики» Ю. М. Лотмана.

 

Рубежная энергетика неведомого Великого океана


«Кантовская проблема — это проблема пограничных состояний, т. е. тех состояний, которые в принципе только на границах и существуют. Проблема полей, напряжений, создаваемых существованием самих этих границ».  Мераб Мамардашвили1

 

В большинстве геополитических  концепциях  содержатся представления о контактных зонах в системе  «Море — Коустленд (Римленд) — Континент (Хартленд)» или «Север — Юг», основанные преимущественно на географическом  и экономическом детерминизмеГеофилософия позволяет выработать новый подход к решению глобальных и региональных  геополитических проблем на основе  концепции  многомерного коммуникационного пространства, обладающего высокой рубежной энергетикой.Этот подход акцентирует внимание на граничных, «краевых» процессах в природе и обществе.


С исчезновением последних возможностей для территориальной колонизации и духовной экспансии наступает эпоха Великих открытий рубежной коммуникативности многомерного пространства Земли — неведомого Великого океана,  когда в центре внимания оказываются «краевые» процессы между цивилизациями,  народами, морем и континентом,  мир-экономиками, природой и человеком, его внешним и внутренним миром. Происходит переход от трансцендентного к преимущественно имманентному мышлению и восприятию множественности миров.


Известна, например, аттрактивность (притягательность) природных рубежей (побережья рек, морей и океанов, леса и степи).  Широко распространены сейсмически активные тектонические зоны разломов,  зона Заварницкого - Беньёфа,  метеорологические фронты воздушных масс, береговая контактная зона суша — океан, биологически активные экотоны.


Мы можем вступить на пустынный берег океана, подняться на заоблачные вершины, оказаться в девственном лесу или безмолвном царстве снегов и льда, но не можем уйти от самих себя, если хотим оставаться людьми. С другой стороны, открытые нами ландшафты существует не сами по себе в природе, а когда мы их видим. Таким образом, только в определенных «пограничных состояниях» рационального и чувственно-осязательного (контактного) восприятия можно увидеть то, что есть на самом деле. Определиться в пространстве — это значит одновременно определиться и в восприятии.


Поэтому особое место в новейшей геополитике занимает рубежная коммуникативность Земли, созданная природой и человеком  (цивилизации и великие реки, приморье, подстепье, Сахель, оазисы). Высокой рубежной энергетикой обладают цивилизационные или социокультурные разломы и рубежи, пассионарные оси Льва Гумилева,  рубежные субкультуры   и др. Полицентризм «равноразных миров» усиливает значение граничных (рубежных) бинарных отношений между странами и регионами. Эта энергетика проявляется при интенсификации рубежных процессов (дивергенции и конвергенции, центробежных и центростремительных,  затухания одного и усиления другого явления). Природные, геополитические, геоэкономические, геоэкологические, этнические, конфессиональные, культурно-исторические и другие процессы, взаимодействуя друг с другом, создают созидательную или разрушительную энергетику в данном месте и историческом времени, а так же вероятностную  стратифицированную картину  многомерного коммуникационного пространства государства.


В условиях свободы и открытости современного мира производительная сила коммуникации, ее энергетический потенциал возрастает на рубежах многомерного пространства государства.


Представления о  граничной  энергетике многомерного коммуникационного пространства Земли изложены в авторской концепции рубежной коммуникативности2.


Понятие «рубежный» означает противоположный центральному:  «маргинальный» (лат., край), граничный. Маргинальный  —   не значит  периферийный (провинциальный, отсталый), периферийность  есть частный случай маргинальности. Функции   рубежности  проявляются в природных,  политических, экономических, этнических, конфессиональных, информационных, конвенциальных  и других границах.

 

Философское понятие  «границы»сформулировано Гегелем в «Науке логике»: «Лишь в своей границе и благодаря  ей нечто есть то, что оно есть. Нельзя, следовательно, рассматривать границу как лишь внешнее  наличному бытию; она, наоборот, проникает все наличное  бытие»3. Мераб Мамардашвили4 называл граничными  такого рода  состояния, которые в принципе  не могут  быть никем пережиты как таковые. Они очерчивают мир, в котором могут случаться  добрые поступки, любовь, смерть, рождение. Человек не может в чистом виде  выполнить состояния, заданного на границе  его собственных  переживаний.


Арнольд Тойнби выделял барьерные и контактные  функции границы: «Символически обозначенный рубеж более  надежен, чем прочная стена, но непреодолимая преграда есть отрицание природы, а оно всегда грозит человеку злыми последствиями» 5. Наряду с барьерными (затрудняющими связь) и контактными (связующими) выделяются фильтрующие (таможенные) функции границы. Эти функции интегрирует, например, государственная граница, обеспечивающая национальную безопасность. Карл Поппер отмечал отсутствие  естественных границ государства, которые  меняются и могут быть  определены только  посредством  применения принципа «статус кво», то есть чисто конвенциальной процедурой.  Попытка отыскать  некоторые «естественные» границы государства  приводит к принципу  национального государства  и романтическим фикциям национализма и расизма6.


Необходимо различать границы естественные и конвенциальные. Земная поверхность подразделяется на сушу и  Мировой океан, далее на материки и континенты, моря и океаны.  Однако  географическая дифференциация Земли  преимущественно конвенциальная — условны границы  океанов, Европы и Азии.


В географическом пространстве  выделяются контактные, барьерные и транзитные функции границы. Границы  в многомерном коммуникационном пространстве Земли или государства (геополитическом, геоэкономическом, национальном, конфессиональном и т.д.)  создают  зоны повышенного  энергетического напряжения. Граничный энергоинформационный обмен (межличностный, сословный, этнический, цивилизационный) может быть созидательным и разрушительным. Когда не удается создать обеспечивающий относительное качество жизни интенсивный энергоинформационный и материальный (торговый) обмен  на рубежах цивилизаций, границы приходят в движение. Особо велика опасность этнонациональных и этноконфессиональных конфликтов. 

 

Рубежность многомерного коммуникационного пространства Земли обусловлена миром антиподов. В переносном значении слова, антиподы — люди, этносы и  цивилизации с различными социокультурными традициями. Общество  может быть закрытым и открытым, традиционным и гражданским, индустриальным и постиндустриальным, демократическим и тоталитарным.  Экономика подразделяется на рыночную и централизованную, а культура — на национальную и космополитичную. В этносфере различается положительная и отрицательная комплиментарность  народов.


Мир антиподов  является фундаментом геополитики. Об этом свидетельствуют такие концепции Больших пространств как Море — Континент, Атлантизм — Евразийство,  Запад — Восток, Север — Юг и Центр — Периферия.  В ХХ веке  осуществлен мировой  общественно-политический эксперимент на рубежах двух общественно-политических систем, где были созданы государства-антиподы: Восточная и Западная Германия, Северная и Южная Корея,  коммунистический Китай и Тайвань. Упразднение геополитического барьера  Берлинской стены  стало началом краха мировой  социалистической системы.

 

Пространственная организация Земли включает районирование (выделение целостных систем) и дифференциацию (деление целого на части) земных сфер: биосферы, социосферы, этносферы, литосферы, гидросферы и атмосферы. Как известно, все частные  виды районирования  осуществляются  на основе факторов, отражающих  природную и социальную сущность  явления: плотность биомассы (распределение живого вещества), ландшафтно-географический, климатический, литосферный, плотность населения. Для пространственной дифференциации земных сфер характерны системы с разными знаками «энергетического заряда» (положительного и отрицательного): циклоны и антициклоны в атмосфере, синоптические вихри и антициклональные круговороты  в океане, этносы и суперэтносы  в этносфере, континентальные и  океанические тектонические плиты в литосфере, ареалы концентрации живого вещества и биологические пустыни в биосфере.

 

Если цивилизации (суперэтносы) и этносы рассматривать по аналогии  с человеком  как граничные (маргинальные) образования  не только социосферы, но  и биосферы, то обнаруживаются общие закономерности для земных сфер. Пространственная организация биосферы Земли представляется как выделение целостных  систем на основе высокой энергетики живого вещества (биомассы). В Мировом океане — это антициклональные круговороты с циркумграничными энергонасыщенными  зонами, а на Континентах — цивилизации с тонкой социальной прослойкой  интеллектуальной и духовной элиты,  «сейсмически» активными «краевыми» рубежами  вражды и мира.  Это  могут быть зоны этнонациональных и этноконфессиональных конфликтов, свободной торговли и интенсивного информационного обмена. Когда тонкие энергонасыщенные рубежи «пограничного состояния» рационального и чувственно-осязательного (контактного)  восприятия мира разрушаются в результате, например, облучения радиацией воинствующего атеизма, цивилизации гибнут.


Обращают на себя внимание следующие совпадения. Численность «естественных» океанов и цивилизаций примерно совпадает. По аналогии с природой,  суперэтносы напоминают  малоподвижные антициклоны, а этносы — более подвижные циклоны. Не случайно, в качестве рубежей евразийских цивилизаций рассматриваются атмосферные фронты, сейсмически активные зоны разломов, контактная зона суша-океан.  Между «подлинными» океанами водообмен и обмен биологическими видами ограничен, а на рубежах цивилизаций  наблюдается отрицательная комплиментарность. Даже длительное проживание  на одной территории не приводит к смешанным бракам и ассимиляции. 


Подробно: Расколотый Остров «голубой мечты»


Наибольшая биологическая активность в океанах характерна для экотонов, «закаленных» экстремальными условиями  контактной зоны суша-море. В социосфере наибольшая деловая активность характерна для диаспоры, социокультурных, конфессиональных маргиналов.


Своеобразной «свечой зажигания» межцивилизационного диалога выступают рубежные субкультуры или культурно-маргинальные кланы (общины) с положительной или отрицательной энергетикой.  Этот энергетический ресурс активной деятельности зачастую служит “локомотивом” общественного развития. Страстная ностальгия между внутренним и утраченным внешним миром, острое переживание отъединенности от родины (природного месторазвития), греховного мира и другие социально-психологические факторы создают уверенность в необходимости созидательной деятельности. Страстная ностальгия обусловлена воздействием на человека социокультурной среды с чуждым ритмом этнического поля.


Пограничным состоянием разномасштабных процессов, аккумулирующих источники созидательной энергии (пассионарности), обусловлено появление великих людей и география талантов. Благодаря высокой энергетике “пограничных состояний” и открытости были достигнуты вершины рубежной  русской культуры. Одним из трагических итогов ХХ века является восхождение на Олимп власти неукорененных маргиналов-разрушителей.

 

Таким образом,  крупнейшие образования земной поверхности  имеют не только конвенциальные, но и естественные «контактные» границы, которые, как правило, не совпадают. Но именно естественные границы  обладают высокой энергетикой, поэтому  любые попытки с позиций силы  упразднить их  путем искусственного размежевания народов по национальному или конфессиональному  признакам грозит  непредсказуемыми последствиями. Необходимо всегда помнить биполярную природу  цивилизаций, в основе которой и принципы «крови и почвы» и человеческого разума. Нельзя преувеличивать  возможности рационалистического мышления, так и недооценивать биологические корни человека. Особенно это актуально  для реабилитации геополитики, исходившей  в начале ХХ века   из принципов природного географического  детерминизма и преувеличенной веры в возможности «владения» Миром.


В результате стратификации разномасштабных процессов в природе и обществе образуются рубежи высокой энергетики. И в самом деле, в реальном мире «поля» природных, политических, экономических, социокультурных, конфессиональных и информационных коммуникаций не совпадают в географическом пространстве и, накладываясь, друг на друга, образуют рубежные зоны, обладающие энергетикой интенсивных взаимодействий. При этом следует учитывать, что рубежная коммуникативность имеет не только географическую интерпретацию, но и проходит через эмоциональную сферу — «ландшафты души» человека. Таким образом, формируется многомерное пространство, коммуникационная природа которого двояка. Его рубежность может служить стратегическим ресурсом социально-экономического развития и духовного возрождения или, в условиях утраты контактных функций, превратится в непосильное бремя для страны. Тогда коммуникационная природа пространства разрушается, а государство распадается.


Динамическое соприкосновение (стратификация) разномасштабных процессов приводит к образованию в многомерном коммуникационном пространстве Земли множества рубежей, в том числе ныне погребенных под «слоем» современности.  Однако «реликты» напоминают о себе в период  распада  государства социально-психологическим дискомфортом, негативностью  коммуникаций и выраженной конфликтностью, как реакция на изоляцию пространства от внешнего мира. При этом конфликт выступает и как «возмутитель спокойствия», и в качестве созидательной функции новой коммуникации.


Познать различия от места к месту в реальном многомерном пространстве возможно на основе целостного образа, через чувство целого, не сводимого к сумме его частей (факультативных параметров). Идеологические ограничения советской науки не позволяли в полной мере использовать эмпирический подход к изучению объектов реального географического пространства, основанного на “пограничном” восприятии мысли и чувства, ума и сердца. Исключительный рационализм приводил к тупиковым административным решениям региональных социально-экономических проблем. Уникальное экономико-географическое положение могло “компенсироваться” некомпетентностью власти, несовершенством территориально-административного устройства, где приоритет принадлежал партийному и производственному принципам.


Разномасштабные географические пространства, физико- и экономико-географическое положение страны, региона, города или другого объекта являются важным, но недостаточным условием геополитического исследования. Вне человека нельзя рассматривать время его существования (последовательные одно за другим события), в котором неоднократно изменяется положение объекта в многомерном пространстве Земли. Коммуникационная природа объекта «раскрывается» через его рубежную (контактную и конфликтную) структуру. Здесь рубежность выступает как ресурс развития и главной функцией места географического объекта, одновременно расположенного в разных коммуникационных полях. Познать его настоящее возможно через энергетику пограничных состояний (рубежей).

 

Разномасштабные  геополитические, геоэкономические, геоэкологические, социокультурные и другие процессы, накладываясь друг на друга, образуют геостраты и геомары.


Геостраты —  результат пространственно-временной стратификации  разномасштабных процессов  многомерных пространств Земли,  образующих рубежное энергоизбыточное напряжение (созидательное или разрушительное). Геостраты характеризуются энергетическим полем и собственным временем данного геополитического пространства (страта), насыщенного событиями. В геострате отражается материализованная (в политике или экономике) или кристаллизованная (в культуре) пассионарность. При распаде геополитического пространства, геострат сохраняет коммуникационную энергетику  разрушенного геопространства.


Разновидностью геострат являются геополитические «острова» — территории входящие за относительно  небольшой промежуток времени в разные геополитические пространства (платформы).  Они испытывают наибольшую трансформацию при смене геополитического пространства, часто сопровождающуюся  этнонациональными и этноконфессиональными конфликтами. В крайних случаях здесь проявляется геноцид по отношению к одной из  этнических групп местного населения.  Геополитические острова представляют местность, долго сохраняющую коммуникационную энергетику  разрушенного политического пространства. Когда связанность многомерного коммуникационного пространства государства  снижается из-за  утраты геополитической мощи, пограничные территории приходят в движение. Например, Крым, Приднестровье,  Абхазия, Карабах и др. 


Образование геостратов обусловлено геополитической цикличностью по аналогии с известными циклами в природе и обществе. Известны геологические «слои» или «страты» различных эпох. В этногенезе происходит чередование  процессов интеграции и дезинтеграции. Выделяются экономические циклы, например, 40-50-летние циклы мировой конъюнктуры Кондратьева. Освальд Шпенглер (1993) выделял непериодические циклы  развития культур, а Арнольд Тойнби (1991) историю  человечества  представлял как совокупность  циклов  локальных цивилизаций. Каждый геополитический цикл характеризуется энергетикой рубежной коммуникативности Больших пространств Земли.


На пространственно-временных  рубежах геострат возникают геомары — энергоизбыточные (энергонасыщенные) граничные  коммуникационные поля, позволяющие преодолевать  дистанцию между  геостратами. Здесь прошлое, настоящее и будущее, сополагаясь  друг с другом, соприкасаясь  и активно взаимодействуя, умножают  энергетику  объекта, например, «удваивают» её по Бахтину посредством диалогического мышления. В результате  создается импульс новой  парадигмы или «картины мира».


Крупнейшими геополитическими рубежными зонами высокого энергоизбыточного напряжения с производительной или  разрушительной силой коммуникации являются географически локализованные контактные зоны Больших пространств Земли — Континент - Море (Римленд) и «берега» цивилизаций (Еврамар).


Геомары представляют множество рубежных «страт» с высокой энергетикой. Духовный мир формирует  энергетическое поле рубежной культуры. Геологические «страты» создают природные поля концентрации энергетических ресурсов. Эта «законсервированная» энергия (например, девонская нефть) вскрывается и используется человеком. Выделяются природные, геополитические,  социокультурные,  экономические,  этнические, информационные, социопсихологические и другие энергетические поля, образующие геомары  на пространственно-временных рубежах геострат. Когда в данном месте и социальном времени происходит «вскрытие» верхнего «страта»,  высвобождается  «спящая»  историческая энергия. Например, при разрушении существующего верхнего «слоя» геополитического пространства,  возникают  этнонациональные и этноконфессиональные  конфликты, питаемые энергетикой вскрывшихся исторических «страт».


Таким образом, рубежная коммуникативность может рассматриваться по аналогии с первичными (природными) и вторичными (созданные человеком) материальными ресурсами как стратегический ресурс, обладающий энергетикой созидания или разрушения. Например, высокая оборачиваемость капитала в свободных экономических зонах есть, как правило, результат сочетания экономической геополитики (местных преференций и  зарубежных технологий) и социобиоэнергетики  этнического и психологического  факторов (наличие  диаспоры и  ностальгии по  утраченной родине). Через рубежную коммуникативность происходит передача механической и наследственной информации (традиции), реализуемой в потомстве или памятниках культуры (кристаллизованной пассионарности).


Пример: Философская Ривьера


Как результат  пространственно-временной  стратификации  многомерного  коммуникационного пространства  формируются  полифункциональные  геомары и полюса рубежной коммуникативности. Широкое распространение  получили  геомары (граничные зоны), в основе которых бинарные отношения, такие как природно-этнические, природно-экономические,  геополитические, этнополитические и  этноконфессиональные. Например, человек как существо природное и общественное. Своеобразный образец рубежной коммуникативности  человека и природы  — сады и парки, очеловеченная и поэтизированная  природа. Природно-этнические контактные зоны являются  месторазвитием  многочисленных этносов.

 

Этническая рубежность  отражена в народах-маргиналах, среди которых латиноамериканцы, африканеры, ангоканадцы, франкоканадцы, американцы, англоавстралийцы и англоновозеландцы.  Выделяются государства  на рубежах цивилизаций (США, Канада, Австралия, Новая Зеландия) или рубежные полиэтнические государства (Швейцария, Люксембург). В истории известны мировые империи, объединившие  природно-этнические рубежи  Средиземноморья, Евразийской и Афразийской степей (Римская, Тюркская, Монгольская и Российская империи, Арабский халифат).

 

Духовная  рубежная комуникативность отражена в протестантизме — конфессиональной свободной зоне  между человеком и богом. Широкое  распространение   получили социальные маргиналы. Бикультурал — носитель двух культур, как правило,  представитель национальных культур диаспоры. Американские  социологи, исследуя  проблему акультурации (ассимиляции), выявили четыре поколения превращения  монолингов (одноязычников) и монокультуралов   (носителей одной, исходной культуры) в монокультуралы, носителей новой культуры и языка. Маргиналы-люмпены составляют беспризорное «сословие», деклассированную социальную  прослойку общества. Люмпены  в определенных   исторических условиях становятся разрушителями  существующих общественных отношений.

 

Крупнейшими  историческими  полюсами рубежной коммуникативности Земли являются открытые города. Прослеживается следующая последовательность  смены полюсов:  древнегреческий полис — средневековый вольный город (центр борьбы за совесть) —  мировой «космополитичный»  город.  В средневековье  борьба за понимание идей эпохи велась  между  «почвенным» духом крестьянина (дворянства и духовенства) и «светским» патрицианским духом старинных и прославленных  больших самоуправляемых городов (Флоренция, Нюрнберг, Брюгге, Прага и др.). С развитием капитализма основными понятиями цивилизации стали, наряду с провинцией, мировые города с их космополитизмом вместо «отчизны». К мировому городу принадлежит  не народ, а масса, отрицающая традиции и культуру.  Поэтому Шпенглер считал, что  мировые города ведут к гибели цивилизации.


Своеобразными духовными  полюсами кристализованной пассионарности  служат  мировые центры религий —  Ватикан, Иерусалим, Мекка, Медина и другие. Пожалуй, самой необычной является маргинальная зона между внутренним и утраченным внешним миром человека — ностальгия, тоска по родине, когда нет непосредственного контакта с отечеством. Человек в мыслях остается с ней, испытывает  сильную боль, определяющую поведение, в том числе предпринимательский риск.

 

Вдоль генеральных направлений энергетического обмена между коммуникационными полюсами образуются геополитические коммуникационные коридоры. В экономическом пространстве они служат ускорению оборачиваемости торгового, промышленного и финансового капитала, информационного продукта .  Классическим примером  является Великий шелковый путь. Это не только техническое сооружение прошлого, а, прежде всего, коммуникация в геополитическом и геоэкономическом пространстве. Этот разветвленный коммуникационный каркас  соединял древние  и средневековые цивилизации.


Международный транспортный коридор может быть эффективен при создании Большого коммуникационного пространства с едиными преференциями. Поэтому проект европейских транспортных коридоров между Западной и Восточной Европой и возрождение Великого шелкового пути возможно при создании единого экономического пространства, включая таможенный союз. Успешно формируется  Всемирная информационная магистраль в виртуальном пространстве Интернета.
И так,  перечислим принципы  рубежной коммуникативности Земли:

  • многомерности  пространства (геополитического, геоэкономического, геоэкологического,  геосоциокультурного,  социопсихологического, духовного, информационного и др.);
  • пространственно-временной стратификации  многомерного коммуникационного пространства в данном месте  и социальном времени;
  • аналогии  граничных поверхностей природных океанов  и мировых цивилизаций,  где важнейшие энергонасыщенные зоны расположены на рубежах (в контактных зонах эксцентрированных систем);
  • рубежной  энергетики, создающей  полюса высокого напряжения с  производительной или разрушительной силой  коммуникации;
  • социокультурной рубежности как стратегического ресурса  развития;
  • принцип комплЕментарности (дополнительности), ограниченный  коммуникационным пространством определенной культуры (цивилизации) и  принцип комплИментарности или акта понимания в процессе диалога культур;
  • неоднородности социального времени многомерного пространства;
  • эксцентриситета многомерного коммуникационного пространства;
  • геостратегический принцип как способ нейтрализации разрушительной (для социума) энергетики  многомерного коммуникационного пространства;  технология предотвращения социальных и экологических катастроф, зарождающихся на  энергонасыщенных рубежах (геомарах).

Выделяются следующие  основные  типологические  объекты исследования рубежной коммуникативности: геополитические (Море и Континент, Римленд и Хартленд, Запад и Восток),  геоэкономические (свободные экономические зоны, международные транспортные коридоры), социокультурные (мировые космополитичные города, рубежная культура, диаспора, бикультуралы), геоэкологические  (контактная зона суша-море, экотоны).  Они выступают в качестве  коммуникационных коридоров, образующих на пересечении узлы (полюса) многомерного пространства Зземли. 


В отличие от традиционной геополитики в качестве объекта  исследования рассматриваются энергонасыщенные рубежи многомерного коммуникационного пространства имманентного мира Земли, включая эксцентрированные  системы в природе и обществе. Рубежная коммуникативность отражает  двоякую (рациональную и чувственную) природу человека и может служить  стратегическим ресурсом  разрушения социума или создания эффективного Большого многомерного пространства  сопряженности. 


Рубежность как стратегический ресурс развития государства  следует понимать не в буквальном  — географическом смысле,  а как зону высокой  энергетики многомерного коммуникационного пространства, где главной мерой служит не протяженность, физические размеры (длина, ширина) или отдельные качества человека (умный, мужественный), а энергетика пограничных взаимодействий  геополитического, геоэкономического, социокультурного, социопсихологического  и других пространств. Потенциально этим ресурсом обладает каждая страна, но воспользоваться  им удается там, где политическая  воля пассионариев  способна выявить   гармоническое соотношение  между компонентами, характерное  для данного места  и социального времени. А это уже открытое  греками  искусство политики. В искусстве управлять  людьми  политическая мудрость есть  результат высокого напряжения  разума.


Пример: Древня Греция –  не география, а состояние


Большие многомерные пространства Земли есть результат стратификации разномасштабных процессов в природе и обществе, образующих рубежное энергоизбыточное напряжение (созидательное или разрушительное). В отличие от географического, преодолеть многомерное пространство можно только силой духа.


Век научно-технического прогресса и появление не только географических, но и виртуальных пространств Интернета ускорил начало эпохи Великих открытий  рубежной коммуникативности многомерного пространства Земли.

 

Источник:
Дергачев В.А. ГЕОПОЛИТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ БОЛЬШИХ МНОГОМЕРНЫХ ПРОСТРАНСТВ. Монография. (Электронное издание на CD + Интернет-гиперссылки) — Издательский проект профессора Дергачева, 2011.  32 п. л.  
ISBN 978-966-02-6012-2

1 Мамардашвили М. Как я понимаю философию. — М.: Прогресс, 1992, с . 148.

2 Дергачев В. Концепция рубежной (маргинальной) комплиментарности. - Одесса: Судоходство, 1995. - 48 с.
Дергачев В. Поиски комплиментарного развития государства-цивилизации. - Известия Русского географического общества, 1996, том 128, вып. 2. - С. 42-48.
Дергачев В. Создание зон комплиментарного развития на социокультурных  рубежах. - Вестник Московского университета, серия география, 1996, № 4. - С. 11-14.
Дергачев В. Ведение в теорию рубежной (маргинальной) комплиментарности. Одесса, 1996. - 12 с. (Серия «Доклады профессора Дергачева»).
Дергачев В. Евразийские рубежи вражды и мира. - Одесса, 1996. - 22 с. (Серия «Доклады профессора Дергачева»).
Дергачев В. Раскаленные рубежи: очерки рубежной коммуникативности. - Одесса: Астропринт, 1998.
Дергачев В. Рубежная коммуникативность. - Известия Русского географического общества, 1999, т.131, вып.3, с.70-76.
Дергачев В.  Введение в теорию рубежной коммуникативности. — Экономические инновации, 2000, вып. 7, с. 132 — 146.

3 Гегель Г. Наука логики. Т. 1. — М.: Мысль, 1970, с. 190.

4 Мераб Мармадашвили  Как я понимаю философию. — М.: Прогресс, 1992.

5 Тойнби А. Дж. Постижение истории. - М.: Прогресс, 1991.

6 Поппер К. Открытое общество и его враги. Том 2. — М.: Культурная инициатива, 1992.

7 Наиболее подробно о коммуникационных коридоров изложено в книгах «Геоэкономика» (Дергачев, 2002), «Геоэкономическая трансформация международных транспортных коридоров» (Дергачев, Черничко, 2007).

 

Вводная лекция. Введение в новейшую геополитику
Первая лекция. Трансформация геополитического мышления
Финиш неолиберального оптимизма
Традиционная геополитика
Новая геополитика. Геоэкономика
Новейшая геополитика. Геофилософия. Геополитика силы духа
Геополитическое положение государства
Геополитический код государства
Смена приоритетов национальной безопасности
Геополитическая стратегия государства

 

Лекция вторая. БОЛЬШИЕ ПРОСТРАНСТВА ЗЕМЛИ
Интеллектуальные истоки. Геофилософия. Множественность миров
Классификация Больших пространств Земли
Неведомый Великий океан. Многомерное коммуникационное пространство

 

Лекция третья. РАСКАЛЕННЫЕ РУБЕЖИ ГЕОПОЛИТИКИ
Рубежная энергетика неведомого Великого океана
Великие геополитические рубежи Земли
Мировые геополитические узлы
Эффективное геополитическое пространство государства

 

Лекция четвертая. МИРОВЫЕ ПОЛЮСА ПАССИОНАРНОСТИ
Историческое время и полюса мирового развития
Мировые города
Унесенные ветром истории
Преференциальные полюса на рубежах мир-экономик
Технополисы. Плацдармы высоких технологий
Эпицентры появления великих людей
Мировые полюса философской мысли
Ландшафты вдохновения
(полюса кристаллизованной пассионарности)

 

Лекция пятая. ВЕЛИКИЕ ПУТИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА
Великий Шелковый путь
Геополитическая трансформация мировых путей
Великий час Южных морей
Международные транспортные коридоры
Воздушные драконы
Великая информационная магистраль
Угроза утраты государством статусных коммуникаций

 

Лекция шестая. ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ ЦИКЛЫ
Разномасштабные циклы геополитической трансформации
Смена мирового геополитического цикла
Экономические циклы и циклы мировой гегемонии
Завершение геополитического цикла мировой гегемонии США
Геополитические циклы и технологические уклады

 


 

«Геополитика сверхдержав»

Америка. Утомлённая супердержава Падение и взлет китайского Дракона Имперская геополитика. Великий час мировых империй Путь к процветанию государства

 

Великий час геополитики.
Геополитическая трансформация мира

Геополитика Мирового
океана

Великие лидеры Востока, победившие бедность и коррупцию

Путешествие в Древний Египет в поисках причин гибели цивилизации
Лекции профессора Дергачева
Путешествие из славян в грекив поисках демократии
Америка. Утомленная сверхдержава
Путешествие во Флоренцию в поисках национальной идеи
Взлет и падение сверхдержавы
Путешествие в Венецию в поисках долголетия государства
Падение и взлет китайского Дракона

Шотландия Адама Смита.

 


Воспоминания
Ландшафты памяти
Ландшафты путешествий. Города и страны
Ландшафты поэзии, музыки и живописи


Избранные статьи и посты
ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ПРОСТОРАМ РОДИНЫ ЧУДЕСНОЙ
Шейх Заид. Самая выдающаяся исламская личность


Павел Флоренский. Русский Леонардо да Винчи
Максим Горький. Писатель, купленный любовью народа
Иван Бунин. Певец пограничья природы
Анна Ахматова. Парящая в небесах
Николай Гумилев. Конкистадор истоков человеческой природы 
Николай Заболоцкий. Поэт философской лирики


Бесподобная Элеонора. Королева мужских сердец
Анна Вырубова. Фрейлина, монахиня, оклеветанная
Трафальгарская Венера. Символ красоты и силы духа
Париж. Лувр. Гимн обворожительным женщинам


Трансильвания. Замок Дракулы. Вампирский бренд Румынии
Где присуждают и вручают Нобелевские премии
Олимпийские игры. От Древней Греции до Сочи
Гибель мировой секретной империи
Великий час кораблей пустыни
Неугасающий ослепительный блеск Венеции
Карибы. Святой Мартин. Остров двух господ